Читать онлайн Царица эльфов, автора - Шелдон Дороти, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Царица эльфов - Шелдон Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Царица эльфов - Шелдон Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Царица эльфов - Шелдон Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Дороти

Царица эльфов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

С тяжелым сердцем Мэри вошла в свою незатейливую, но такую уютную и знакомую с детства кухню. С той грозовой ночи ей было очень нелегко заставлять себя не терять оптимизма. Вот уже три дня как призрак с ярко-синими глазами неотвязно присутствовал в ее мыслях и снах. И сколько раз она ни говорила себе, что следует перестать думать о нем, он упорно не покидал ее.
Тяжело вздохнув, Мэри освободила уставшие ноги из новых туфель на высоких каблуках, которые надела, чтобы обойти местные финансовые учреждения. На это изнурительное занятие ушел почти весь день, а теперь, вернувшись наконец домой, она с облегчением переоделась в привычную удобную одежду. Натянув у себя в спальне свитер и джинсы и с наслаждением надевая тапочки, Мэри услышала вдруг стук в дверь. Все внутри у нее заледенело. Тони? Он сказал тогда, что зайдет поговорить, и она с тех пор ждала его, хотя и не признавалась себе в этом. В предчувствии его появления сердце Мэри ускоренно застучало, несмотря на то что она приняла твердое решение не поддаваться его обаянию.
Предвидя, какое нелегкое испытание ей предстоит, она медленно двинулась к двери. Но, открыв ее, она увидела Ханну, ожидавшую ее на крыльце. В замешательстве Мэри растерянно пробормотала «здравствуйте».
– Я проходила мимо и решила заглянуть на минутку к вам. Узнать, как вы здесь справляетесь, – проговорила Ханна улыбаясь. Но от ее улыбки Мэри почему-то стало не по себе.
– Я... у меня все прекрасно.
Она замешкалась, не зная, приглашать ли Ханну в дом.
– Я слышала, что после грозы у вас отключилось электричество, как и у нас, – невозмутимо продолжала Ханна. – Надеюсь, вы не терпели нужду ни в чем?
Это можно утверждать без преувеличения, подумала Мэри в то время, как в голове ее в сотый раз замелькали сладостные картины памятной ночи. Но испугавшись, что Ханна может как-то угадать ее мысли, Мэри произнесла прохладно:
– Грозами меня не удивишь, у нас в Калифорнии это самая обычная вещь.
– А-а. Когда Тони не пришел домой, я решила, что он, возможно, провел ночь у тебя, потому что ты боялась оставаться одна, – перешла Ханна на доверительный тон.
При этих словах Мэри почувствовала, как краска приливает к ее щекам, но в то же время ее охватило негодование.
– Не думаю, что этот предмет...
«Вас касается», чуть не вырвалось у нее, но она заменила резкие слова на более вежливое «должен вас интересовать». Ханна моргнула, затем придвинулась ближе к Мэри с выражением искреннего участия.
– Простите меня, я знаю, что не должна вмешиваться, но кто-то обязан тебя предупредить. Особенно когда подумаешь, сколько ты можешь потерять... Тони умеет быть неотразимым – если захочет чего-то добиться. Он сам признался мне вчера, что никогда не был влюблен. Как только он получает то, чего добивался, вы для него перестаете существовать. Я наблюдала подобные случаи бессчетное количество раз.
Оттого что Мэри и самой приходила в голову подобная мысль, ее досада лишь усилилась. Для нее было достаточно унизительно подозревать, что Тони обманул ее, но знать, что и другие – особенно Ханна – думают так, было просто невыносимо.
– А вам не приходило в голову, что в этот раз ситуация могла измениться?
Мэри понимала, что у нее нет оснований утверждать подобное, но утешением служила возможность хотя бы произнести это вслух.
Ханна замолчала, услышанные слова, видимо, удивили ее, и Мэри еще больше воодушивилась.
– Кроме того, нужно нечто гораздо более сильное, чем обаяние Тони, чтобы удержать меня от помощи отцу. Сегодня мне должны позвонить из банка. Они очень сочувственно отнеслись к моей просьбе о предоставлении ссуды.
Это нельзя было назвать чистой правдой, но Мэри знала, что Ханна перескажет каждое ее слово Тони, и желание поколебать его уверенность в себе было слишком соблазнительно, чтобы она могла удержаться.
В глазах Ханны промелькнуло странное выражение, смысл которого Мэри не сумела понять.
– Я вижу, что мы недооценили тебя, Мэри. Но все-таки я считала своим долгом предостеречь тебя относительно Тони. Что же, теперь, когда я сказала все, что хотела, мне пора.
Она повернулась и начала спускаться по ступеням.
– Я благодарна вам за ваши добрые намерения, – выдавила из себя Мэри.
Ханна бросила на нее быстрый взгляд.
– Не о чем говорить. Только будь осторожна и впредь думай, кому можно доверять, а кому нет.
Включая и вас? – мысленно спросила Мэри, наблюдая за изящной и моложавой женщиной, быстро идущей в сторону владений Голардо.
На следующее утро Мэри как раз собиралась в конюшню, когда к дому неожиданно подъехал Билл Рэнделл на своем велосипеде. Как это часто случалось в долине, с утра неожиданно установилась очень жаркая погода, и его бесцветные волосы взмокли и прилипли к покрасневшему лбу.
– Детали для грузовика прислали наконец! – Он указал на объемистый пакет, который вез на багажнике. – Так я примусь за работу, если вы не возражаете?
Мэри кивнула.
– Чем скорее, тем лучше. Я буду в конюшне, если вам что-нибудь понадобится.
Она почувствовала прилив бодрости. Если пикап наконец забегает, она тут же сможет вернуть Тони его машину.
Ближе к полудню, когда Мэри как раз собиралась вычистить стойло Боя, Билл заглянул в конюшню и сказал, что ему пора отправляться на другую работу.
– Я хочу, чтобы вы знали, как я вам признательна за то, что вы возитесь с папиным пикапом. Если бы я сдала его ремонтировать в гараж, это обошлось бы мне во много раз дороже. – Она дружески и благодарно улыбнулась Биллу. – Когда вы пришли в первый раз, я отнеслась к вам с недоверием, я скорее всего не согласилась бы принять вас, если бы Ханна Голардо не отозвалась о вас положительно. Теперь я очень рада, что именно вы помогаете мне.
К изумлению Мэри, ее слова будто расстроили Билла. Засунув руки в карманы, он пробормотал, что придет завтра, и, не оглядываясь, заспешил прочь. Такая реакция показалась Мэри несколько странной, но, отворив дверь в стойло Боя, она тут же забыла о Билле. Отведя жеребца в загон, она принялась за работу. Только Мэри кончила устилать пол свежей соломой, как ей показалось, что снаружи раздался какой-то звук. Может быть, это вернулся Билл:
Тут тишину разорвал громкий хлопок, и сразу же Бой испуганно заржал. Бросив вилы, Мэри едва успела отскочить назад к стене, давая дорогу жеребцу, сердце ее панически застучало. Она в отчаянии прикинула расстояние до двери, но дверь внезапно захлопнулась, словно кто-то подтолкнул ее снаружи.
Бой неистово ржал и вставал на дыбы, ударяя копытами в перегородку. Мэри прижалась к стене, еле удерживаясь, чтобы не завизжать от страха.
– Спокойно, малыш, спокойно, – бормотала она дрожащим голосом. Пригнувшись, она едва успела увернуться, когда он, взбрыкнув задними ногами, чуть-чуть не задел копытами ее голову. Глаза жеребца были дико выкачены. Он прыгнул в сторону, почти прижав ее к стене и угрожая каждую секунду расплющить в лепешку.
Понимая, что путь к спасению только один, Мэри повернулась и, ухватившись за верхнюю доску перегородки, изо всех сил подтянулась и перекинула через перегородку одну ногу. Она слышала, как сзади беснуется Бой и почти физически ощущала, как тянутся к ней его острые желтые зубы. Наконец, собравшись с силами, она рывком перекатилась через перегородку и упала на землю. В ее мозгу все еще звучал немой крик о помощи.
И тут же она пронзительно вскрикнула во весь голос – кто-то сзади вдруг схватил ее за талию. Стремительно повернувшись, она увидела встревоженное лицо Тони.
– Мэри! Успокойся, это всего лишь я. Что за чертовщина здесь творится?
Она хотела ответить, но горло ее вдруг сжало спазмом, и из губ вырвались судорожные рыдания. В следующее мгновение она оказалась в его объятиях, горячих и крепких. Рассудок ее негодующе протестовал, но она сейчас слишком нуждалась в утешении, чтобы противиться.
Но через минуту она гневно вскрикнула и, оттолкнув его, отшатнулась назад.
– Это нечестно! Я говорила тебе, что между нами больше ничего не может быть.
Он прерывисто вздохнул.
– Прости, я потерял голову. Со мной теперь это часто случается.
Он повернулся к жеребцу.
– Что произошло? Я слышал, как Бой бушует в стойле, и в следующую секунду ты свалилась откуда-то сверху. Что ты там делала? Ты же прекрасно знаешь его нрав и то, как он ведет себя с тобой.
– Все случилось неожиданно. – Мэри присела на перевернутое ведро, постепенно приходя в себя. Бой тем временем почти успокоился и через перегородку тянулся к Тони с тихим ржанием.
Предатель! Она возмущенно взглянула на жеребца.
– Я вывела его в загон и чистила стойло, как вдруг что-то его испугало, и он как сумасшедший ворвался в стойло, дверь за ним захлопнулась и я оказалась в ловушке. – По ее телу пробежала дрожь. – Я давно не испытывала такого страха.
– Он мог убить тебя! – хрипло воскликнул Тони. Взглянув на него, она увидела, что он потрясен не меньше, чем она сама. – И ты не знаешь, почему вдруг с ним случился этот буйный припадок?
Мэри покачала головой.
– Я слышала только, как что-то хлопнуло, но понятия не имею, что это было. А ты не заметил снаружи ничего странного?
– Нет. Я шел со стороны виноградников и не видел ни загона, ни двери в конюшню. Пойду посмотрю вокруг.
Она вышла за ним из конюшни, и они обошли ее кругом, оглядывая загон в поисках разгадки. Однако все оказалось напрасно. Они ничего не нашли, и таинственный случай так и не получил объяснения.
– Может, это был автомобильный выхлоп? – предположил наконец Тони. Он закрыл ворота в загон и задвинул щеколду.
Мэри посмотрела вдоль аллеи, ведущей к шоссе.
– Не думаю. Это звучало скорее, как если бы кто-то щелкнул хлыстом.
Взгляд Тони стал тревожным.
– Ты считаешь, что кто-то мог испугать Боя намеренно?
Эта мысль ошеломила Мэри.
– Но кто, например? Ты сказал, что никого не видел. И я не видела никого, с тех пор как Билл уехал отсюда около полудня.
Тони впился в нее взглядом.
– Этот мальчишка Рэнделлов побывал сегодня здесь?
– Его едва ли можно теперь назвать мальчишкой, но да, побывал. Он чинит отцовский пикап.
– И ты считаешь это разумным? При той вражде, которую его семья и твой отец до сих пор питают друг к другу? А что если он желает тебе зла?
Она нетерпеливо оборвала его.
– Ты говоришь в точности как мой отец. Билл не имеет отношения к той вражде, он даже сказал, что его семья и думать о ней забыла.
Конечно, Мэри помнила разговор с его сестрой, когда девушка упомянула об отчаянии Билла после гибели двоюродного брата. Но ведь с тех пор прошло столько лет!
– Кроме того, – продолжала Мэри, – нет никаких доказательств, что происшествие с Боем было чем-то большим, чем просто несчастный случай. А что касается папиных чувств, Билл сказал, что закончит ремонт к концу недели, а папу не выпишут раньше следующей пятницы, так что они даже и не увидят друг друга.
– Все равно я считаю, что тебе следует быть поосторожнее с Биллом. Одно время он был большим поклонником Ханны, и их отношения далеко нельзя было назвать платоническими.
Пораженная, Мэри уставилась на него в изумлении.
– Но Ханна уже достаточно немолода...
– Годится ему в матери, – докончил Тони с брезгливым выражением. – Не могу сказать, чтобы я одобрял их отношения, но у нас с Ханной договор – не вмешиваться в личную жизнь друг друга, и я его придерживаюсь.
Жаль только, что Ханна не считает нужным соблюдать этот договор, промелькнуло в голове Мэри.
Тони тем временем облокотился на ограду загона и пристально взглянул на нее.
– А теперь поговорим о нас.
По спине Мэри пробежала нервная дрожь.
– Этот вопрос можно считать закрытым.
– Тогда я открою его снова. И я не уйду, пока ты не поверишь мне, что случившееся между нами не имеет никакого отношения к вопросу о земле. Я никогда не делал ничего такого, чтобы заставить тебя отказаться от помощи отцу, и считаю, что с твоей стороны несправедливо обвинять меня в этом. Если тебе удастся получить ссуду в банке и выкупить землю – что же, я признаю, что это нарушит мои планы, но не изменит моего отношения к тебе.
Его слова звучали так искренне, синие глаза смотрели твердо и прямо. Свежий ветерок ерошил его блестящие черные волосы. Мэри поймала себя на желании поверить ему, несмотря на точившее ее сердце сомнение.
– Мэри. – Его голос раздался совсем близко. – Посмотри на меня. Разве ты не понимаешь, что это правда?
Противоречивые чувства, снова охватившие ее, только усилили ее замешательство. Как она могла рассудить, где правда, а где – нет, когда при одном только взгляде на него сердце начинало отчаянно биться, а мысли путаться?
– Не так легко в это поверить. Ты требуешь от меня слишком многого, – прошептала она.
– Нельзя постоянно отталкивать мужчину и ждать, что он все равно будет приходить снова и снова. Слово за тобой, Мэри. Подумай.
И он зашагал по направлению к своим виноградникам.
Смущенная и растерянная, Мэри молча глядела ему вслед. С тех пор как умер Эдвард, ей ни разу не приходило в голову, что у нее снова могут установиться серьезные отношения с каким-нибудь мужчиной. Ей казалось, что интимная жизнь приносит больше огорчений, чем радостей. По крайней мере, она считала так, пока не встретилась вновь с Тони Голардо.


Утром появился Билл и изъявил готовность приступить к работе. Несмотря на то что он по-прежнему смущался и явно испытывал неловкость в ее присутствии, Мэри не могла поверить, что за этим кроется нечто большее, чем простая застенчивость. Когда она как бы между прочим спросила его, не заходил ли он еще раз на ранчо вчера днем, он, ни колеблясь ни секунды, ответил «нет».
Как Билл и обещал, ремонт пикапа был закончен в пятницу, но, когда Мэри напомнила ему о его предложении вывезти мусор с ранчо, он покраснел и посмотрел на нее виновато.
– Я помню, я обещал, но... кое-что изменилось, и я не смогу задержаться и поработать для вас еще, как думал вначале... некоторые обстоятельства... вдруг сложились, и я решил уехать на время.
Мэри вспомнила, как Тони говорил о связи между Биллом и Ханной, и решила не расспрашивать дальше. Она заплатила Биллу за его труды и пожелала всего хорошего, добавив:
– Если вы вдруг передумаете, я всегда буду рада вас видеть.


Мэри привезла отца из больницы в последнюю пятницу мая. На его ногу была наложена тяжелая гипсовая повязка, и, кроме того, в больнице его снабдили костылями, которые он презирал.
В продолжении всего месяца температура воздуха неуклонно росла, погода стояла жаркая, душная, и к тому времени, когда они добрались до дома, отец совсем измучился.
– Знаешь, что мне сейчас не помешает? – Он с наслаждением вытянулся на кушетке и позволил Мэри аккуратно подложить ему под ногу подушечку. – Стаканчик моей медовой наливки. Это единственное, чем не могла меня обеспечить больничная кухня.
Она налила вино в небольшой бокал и принесла отцу. Он поблагодарил ее с усталой улыбкой. Позже он настоял еще на одной порции за обедом, и на третьей вечером, и Мэри это совсем не понравилось. Однако отец не слушал ее возражений. И когда ночью он проснулся от резей в желудке, она сразу заподозрила вино.
– Папа, ты говорил, что у тебя бывали приступы еще до больницы?
Она присела на край кровати и потрогала его лоб. Кожа была сухой и прохладной. Отец сморщился и потер живот ладонью.
– Да, но тогда была виновата моя паршивая стряпня.
Мэри нахмурилась.
– Ты думаешь, что съел что-нибудь испорченное? Но я ничего не чувствую, а мы ели одно и то же – кроме вина.
Он затряс головой.
– Я не верю, что с моей наливкой что-то не в порядке. Я готовлю ее уже много лет, а боли начались года два назад.
Его лицо вдруг потемнело.
– Разве что... кто-то пытается отравить меня. Это на руку только Голардо; если меня не станет, то некому будет выкупить землю.
Мэри почувствовала, как из глубины ее души поднимается решительный протест, удививший ее своей силой. Тони не способен на подобное. Она внезапно, с болезненной отчетливостью поняла, что Тони никогда не стал бы препятствовать ее усилиям получить банковскую ссуду. Ее подозрения были так же несправедливы, как и подозрения ее отца. Но она поступила еще хуже – обвинила Тони в глаза! Какой незаслуженный удар для него, и особенно после тех волшебных минут восхитительной близости, которые они пережили вместе минувшей ночью... Мэри испытала острый укол совести.
Отец негромко застонал, и Мэри отвлеклась от своих переживаний.
– Я знаю, ты считаешь, что я выдумываю, но еще раз говорю тебе – за мной кто-то охотится. И, скорее всего, это Голардо.
Мэри знала, что если прямо встанет на защиту Тони, то этим только усилит подозрительность отца, и она попробовала иной путь:
– Мне кажется, это реакция твоего организма на вино. Возможно, у тебя что-то вроде аллергии, но, может быть, само вино испортилось во время брожения. Я все-таки считаю, что его следует проверить, а пока ты его пить не станешь.
Когда она на следующий день повторила свои догадки врачу, он предположил, что аллергия более вероятна, чем отравление винными токсинами. Он согласился проверить вино в лаборатории, где работает его приятель.
Через два дня врач позвонил ей домой.
– Вино содержало токсины, – кратко сообщил он. – Мой приятель не может сказать с полной уверенностью, отнесли ли их на счет составляющих компонентов, или же ядовитые вещества были добавлены в вино уже после его получения. Однако ситуация подсказывает ему, что последнее более вероятно.
Он рассмеялся.
– У вашего отца, надеюсь, нет врагов?
Страх, словно маленькая змейка, шевельнулся в сердце Мэри.
– Вы полагаете, кто-то намеренно мог отравить вино?
– Бог мой, нет! Я только пошутил. Дело, скорее всего, просто в недостаточной стерильности оборудования.
Но, несмотря на его уверения, Мэри весь день преследовало томительное беспокойство.
На другое утро она почти упала духом, когда по очереди позвонили служащие всех банков, в которые она обращалась, и отказали в предоставлении ссуды.
– Остается еще один банк, – сказала Мэри отцу за обедом.
Она уже несколько раз пыталась осторожно завести об этом разговор с отцом, но он упорно уклонялся. Теперь он помедлил несколько секунд, и его рука с вилкой замерла. Он бросил на дочь суровый взгляд.
– В этой стране есть много банков.
Мэри подавила вздох и медленно покружила вилкой по тарелке с овощами. Несмотря на то что салат выглядел необычайно аппетитно, у нее пропало всякое желание есть.
– Не думаю, что это поможет, если мы обратимся куда-нибудь еще, – упрямо проговорила она. – Особенно сейчас, когда везде так сложно с наличными. Я рассчитывала, что в таком маленьком городке к нашему положению отнесутся с большим сочувствием. Однако даже банк, клиентом которого ты был столько лет, отказал в ссуде из-за твоего теперешнего финансового положения.
Отец опустил вилку, так и не попробовав салат, и морщины на его усталом лице проступили еще резче.
– Значит, меня можно считать конченым человеком?
Безнадежное отчаяние в его голосе больно отозвалось в ее сердце, но она попыталась ответить спокойно и уверенно:
– Нет. Это значит, что нам следует придумать запасной план, на случай, если ты все-таки не сможешь остаться здесь.
Из его рта вырвался тяжелый медленный вздох. Он словно постарел на несколько лет прямо на глазах.
– Если я потеряю ранчо, меня мало волнует, куда я денусь.
Он провел узловатой рукой по редеющим седым волосам.
– Смешно, но я никогда не верил всерьез, что Голардо сможет выжить меня отсюда.
Его слова показались Мэри слишком несправедливыми, чтобы она могла пропустить их молча. До сих пор в присутствии отца Мэри старалась держать свои чувства к Тони при себе, но, видимо, теперь настало время быть откровенной.
– Он не выживает тебя, папа, – произнесла она твердо. – Я знаю, что он, наоборот, дал нам лишний шанс спасти ранчо. Он мог выставить нас отсюда еще несколько месяцев назад, когда ты просрочил оплату по договору. Но он не сделал этого.
– Ты говоришь так, словно на его стороне. – Горькая обида, зазвучавшая в словах отца, ранила ее так же сильно, как и само обвинение. И то, что он был частично прав, не уменьшало этой боли.
– Почему я должна принимать чью-то сторону? – воскликнула она, чувствуя, как слезы подступают к глазам.
– Что-то он пообещал тебе? – спросил отец, сверля ее взглядом. – Ты ведь не попалась на это его пресловутое обаяние?
Она уже открыла рот, чтобы ответить ему резко и категорично, защищая себя, но сдержалась. В двадцать восемь лет она не обязана отчитываться перед отцом в своей личной жизни или подыскивать себе оправдания. Но все равно Мэри невыносимо больно было слышать, что отец сомневается в ее дочерней преданности.
– Я сделаю все, что могу, чтобы спасти для тебя ранчо. И, мне кажется, несправедливо с твоей стороны предполагать, что кто-то мог повлиять на меня, заставить меня отказаться от того, для чего я сюда приехала, или думать, что я стараюсь не в полную силу...
– Я не имел в виду, что ты можешь отказаться. Я просто не могу слышать, как ты защищаешь человека, который собирается отнять у меня все.
Недели утомительного труда и нервного напряжения не прошли для Мэри даром. Она почувствовала, что не в силах больше сдерживаться.
– Как ты можешь говорить, что у тебя собираются отнять ранчо, когда это именно ты, и никто иной, позволил, чтобы на ранчо все развалилось и пришло в такое ужасное состояние!
Она тут же пожалела о своих словах, но вернуть их было уже невозможно. Отец резко дернулся на стуле, отвернулся от нее и уставился в стену.
– Наверное, я это заслужил, – произнес он тяжело. Он попытался встать, но костыли неловко скользили по линолеуму.
– Папа, подожди, дай я. – Она кинулась к нему, чтобы помочь, но он, не глядя на нее, махнул рукой.
– Я хочу побыть один. – Ему удалось наконец подняться. – Я буду у себя.
С тяжелым сердцем Мэри глядела ему вслед. Она перемыла тарелки, привела кухню в порядок, но внутреннее напряжение, томившее ее, не ослабевало и требовало выхода. Внезапно ей пришел на ум пруд. Она не была там со дня своего приезда. Искупаться сейчас было бы райским блаженством после такого душного дня.
Когда Мэри пришла на берег пруда, над синеющим горизонтом уже поднялся бледный изящный лунный серп. На чистом небе сияло множество звезд, лишь к востоку над холмами собирались легкие облака.
Мэри накинула полотенце на куст, сняла шорты и, оставшись в желтой безрукавке и белых трусиках, вошла в воду. Чтобы не намокли волосы, она сколола их на макушке. Вода волшебным образом подействовала на ее натянутые нервы, и скоро она почувствовала себя такой освеженной и отдохнувшей, какой не была уже давно.
Она вдохнула полной грудью, втягивая в себя запахи травы и диких цветов, появившихся как по волшебству после последней грозы.
– Исключительное зрелище! Если бы ты могла себя сейчас видеть. Настоящая русалка!
Вздрогнув от неожиданности, она обернулась и увидела Тони. Он стоял у самой кромки воды.
– Что ты здесь делаешь? Ты подкрался так бесшумно, что я даже не услышала.
Он махнул рукой в направлении своих виноградников.
– Я просто шел и не думал прятаться. Наверное, вода нагнала на тебя сон, если ты меня не слышала. А почему я оказался здесь...
Он улыбнулся и начал медленно расстегивать рубашку в белую и голубую полоску. Сердце Мэри так и подскочило.
– Только попробуй!
Он улыбнулся еще шире.
– Почему нет? Я часто здесь плаваю. Особенно когда из-за одной моей знакомой леди я накаляюсь добела и ничего не могу с этим поделать.
Он стянул рубашку и повесил на ветку, склонившуюся низко над землей. Когда его руки взялись за пряжку ремня, она слабо пролепетала:
– Я решила, что ты счел за лучшее не тратить на меня напрасно время.
– Не совсем так. Сейчас, когда я вижу тебя такой, мне хочется дать тебе еще один шанс.
Он начал снимать джинсы, и решительный огонь, сверкнувший в его глазах, заставил Мэри задрожать. Она повернулась и поплыла к противоположному берегу так быстро, как только умела. Берег был уже совсем близко, когда две сильные руки схватили ее и потянули назад, в глубину.
– Тебе не уйти от меня, моя маленькая русалочка, – воскликнул он, смеясь. – Я ведь сказал, что часто здесь плаваю.
Его руки обхватили ее, не давая ей возможности сопротивляться. Вода доходила Мэри до подбородка, и она никак не могла нащупать ногами дно.
Она резко повернулась, делая энергичную попытку освободиться из его объятий, и его изумительное лицо, преследовавшее ее ночи напролет, оказалось совсем близко. Мокрые черные волосы гладко легли назад, и капельки воды блестели на его лбу, щеках, губах, подобно маленьким алмазам. И вопреки здравому смыслу Мэри почувствовала себя так, будто все ее проблемы чудесным образом устроились сами собой.
– Тони, – прошептала она, и дыхание замерло на ее губах.
Страсть превратила его глаза из темно-голубых в почти черные.
– Любовь моя, ты и не знаешь, что я чувствую, когда ты произносишь мое имя так, как сейчас.
Его теплые влажные губы прикоснулись к ее губам, и в тот же миг все прочее стало казаться далеким и незначительным. Но сейчас в этом прикосновении уже не было прежней осторожности, скорее властная требовательность, желание того страстного поцелуя, который она уже подарила ему однажды. И Мэри не стала противиться – ее губы раскрылись, руки обвились вокруг его плеч, грудь прильнула к его груди. Она пылко отвечала на его поцелуи, пока они оба наконец не принуждены были остановиться, чтобы перевести дыхание.
– Я не ожидал такой теплой встречи. – Лукавый огонек блеснул в его глазах. – Я надеюсь, это потому, что ты думала обо мне?
– Я вспоминала тебя раз или два. – Она ахнула, когда его зубы с нежным упреком слегка сжали мочку ее уха. – Ну, может быть, три раза.
– Я не мог перестать думать о тебе, – пробормотал он. – Думал и днем, и ночью. Не мог сосредоточиться на делах, не мог заснуть, чтобы ты не явилась мне во сне.
Из губ Мэри вырвался прерывистый вздох.
– Звучит серьезно.
Он запрокинул ей голову и заглянул в глаза.
– Я действительно сейчас серьезен, Мэри. Серьезнее, чем ты, может быть, думаешь. Если бы ты не волновалась так из-за моего гнусного намерения присвоить землю твоего отца, я доказал бы тебе это.
Она опустила голову, вспомнив, как заподозрила его в обмане.
– Я должна извиниться за свои слова. Я поняла потом, что была не права. Но думаю, сейчас это уже не имеет значения.
Он сжал ее плечи.
– Почему? Что произошло?
Мэри почувствовала, как снова ее охватывает печаль, словно грозовое облако, которое медленно затягивало небо с востока.
– Почти все банки отказали нам в ссуде. А это значит, что мы не сможем выкупить землю.
Он сильно стиснул ладонями ее плечи.
– И что ты намерена делать?
– Не знаю. Я пробовала обсудить это с отцом, но мы ни к чему не пришли. – Она беспомощно развела руками. – Он не хочет даже слышать о переезде к его сестре.
Тони нахмурился и мягко встряхнул ее.
– Я тоже не хочу этого. Если бы мне не понадобилась эта земля, я дал бы твоему отцу возможность пользоваться ею, при условии, что ты не уедешь отсюда.
Его предложение взволновало Мэри, но она сразу же была вынуждена признать его безнадежность.
– Отец никогда не примет подачки. Тебе следовало бы знать это. А без ранчо я не вижу особой причины оставаться здесь.
– А как насчет этой причины? – Его губы впились в ее рот с такой неистовой страстью, что сердце упало, а пульс жарко застучал в висках. Его руки жадно заскользили по ее спине, обхватили бедра, теснее прижимая к себе, чтобы она ощутила жар его тела. – Ты не можешь уехать, Мэри, – пробормотал он, и его голос сделался хриплым от сдерживаемой страсти. – Должен быть какой-то иной выход.
Она застонала, ощутив на своей груди сквозь влажную ткань безрукавки его горячие руки, от прикосновения которых кровь во всем ее теле мгновенно забурлила.
– Я не хочу уезжать. – Это признание вырвалось у нее из губ почти помимо ее воли. И вслед за тем к ней пришло ясное осознание того, что она любит Тони Голардо, и неважно, что случится потом.
Он отодвинулся, заглядывая ей в лицо со смешанным выражением надежды и страстного желания.
– Значит, мы как-нибудь разрешим этот вопрос.
Он нагнулся и поцеловал ее плечо там, где оно переходит в шею.
– Знаешь, что я увидел, когда шел сюда?
– Что? – прошептала она, блаженно закрывая глаза.
– Совиное семейство – вернее, родителей знакомого тебе совенка. Мамаша и папаша кружили над виноградниками, а потом одна из птиц подлетела к гнезду. Когда я проходил мимо, то слышал, как младенец требует себе ужин.
Мэри улыбнулась, не открывая глаз.
– Я рада, что он вернулся к ним на свое место.
– Как и ты вернулась сюда. А место твое рядом со мной.
– Но как же...
Она почувствовала, что его рука потянула за верх безрукавки, и ее обнажившаяся грудь матово засветилась в мерцающем лунном свете.
– Все можно устроить. – Он склонился, чтобы поцеловать ее грудь – Мы только должны найти решение. – Его губы мягко скользили по ее коже, вызывая в ней радостную дрожь. Желание вспыхнуло в ней, как факел, ее охватило стремление быть как можно ближе к нему. Она оплела ногами его бедра, а он, застонав, прижал ее к себе, и они на несколько мгновений застыли в предчувствии утоления взаимной жажды.
Но почти сразу же она почувствовала, что его пальцы разжались – он отпустил ее. С губ Мэри сорвался слабый протест, она в замешательстве взглянула на него.
– Тони? Что-то не так?
Переведя дыхание, он опустил ладони ей на плечи и отодвинул от себя на расстояние вытянутой руки.
– Все так, любимая. Я просто понял, что еще секунда, и я уже не отвечаю за себя. А я не думаю, что это будет разумно – раз у нас нет с тобой никаких предохранительных средств.
Он быстро поцеловал ее, затем отступил назад.
– Вот где кончается моя выдержка.
Его ресницы дрогнули, когда взгляд упал на ее обнаженную грудь. Он быстро бросил ей безрукавку:
– Тебе лучше надеть это и пойти домой. А не то твои оленьи глазки разрушат все мои благие намерения.
Мэри не хотелось уходить. Ведь столько вопросов осталось нерешенными между ними. Безрассудный внутренний голос призывал ее рискнуть и остаться, но в то же время его сдержанность затронула чувствительные струны ее сердца. Он пытался доказать, что достоин ее доверия. Однако ненасытное желание, горевшее в его взгляде, подсказывало, что ей следует поторопиться, если она ценит его жест.
Мэри торопливо натянула безрукавку.
– Но мы так ничего и не решили, – проговорила она, запинаясь.
– Знаю. Но вряд ли я сейчас способен рассуждать здраво. Завтра утром я должен буду съездить по делам, но к вечеру вернусь и приду к тебе.
– Тони...
– Спокойной ночи, любимая, – произнес он твердо. – Мы все решим завтра.
Мэри побрела домой. В ее душе забрезжила надежда, такая же яркая, как луна, сиявшая на черном небе над ее головой. Но, когда она перебралась через последнюю изгородь на пастбище, набежавшее облако внезапно затуманило лунный свет, и Мэри невольно взглянула вверх. Свинцовые грозовые облака надвигались с необычайной скоростью, закрывая луну и звезды. И пока она наблюдала их зловещее движение, необъяснимое чувство нависшей близкой угрозы сжало ее сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Царица эльфов - Шелдон Дороти

Разделы:
Пролог12345678910

Ваши комментарии
к роману Царица эльфов - Шелдон Дороти



Приятный романчик, герои вполне люди а не овца с бараном. Нет мазохистских страданий за правду у героини, слава аллаху.
Царица эльфов - Шелдон ДоротиКатрин
21.12.2012, 6.25





Согласно с предыдущим комментатором - очень хороший роман!
Царица эльфов - Шелдон ДоротиЕлена
19.04.2013, 20.43





Неплохо.Хотя итальянского темперамента тут нет.И хотя на долю героини выпало много испытаний,она не озлобилась.
Царица эльфов - Шелдон ДоротиНа-та-лья
5.09.2015, 21.52





Мне интересно, как выглядят отопыренные губы? ))).
Царица эльфов - Шелдон ДоротиФатима
7.02.2016, 9.20





Мне интересно, как выглядят отопыренные губы? ))).
Царица эльфов - Шелдон ДоротиФатима
7.02.2016, 9.20





Красивая сказка где любовь побеждает все.
Царица эльфов - Шелдон Доротимара
29.04.2016, 5.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100