Читать онлайн Оазис грез, автора - Шелби Филип, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис грез - Шелби Филип бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис грез - Шелби Филип - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис грез - Шелби Филип - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелби Филип

Оазис грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 20

– События развиваются гораздо быстрее, чем я предвидел, – заметил Арманд. – Ваш отказ подписать бумаги с предложением о помиловании равносильно тому, что у Пьера загорелась земля под ногами.
Катя сидела на краю кровати, глядя сверху вниз на Арманда. Она приехала в монастырь, когда еще окончательно не рассвело. А теперь первые лучи заглядывали в маленькое оконце высоко на побеленной стене.
Катя сочла, что Арманд сегодня выглядит лучше. Она уловила прилив сил в его рукопожатии, глаза стали прозрачнее. Но она продолжала беспокоиться.
– Я этого не понимаю, – призналась Катя, – Фредрикс не стал объяснять мне, почему такое предложение пришло именно сейчас. Не сказал он и о том, кто за этим стоит. Во всяком случае, я сама в министерстве юстиции никакого веса не имею.
– Но Пьер может там пользоваться влиянием через свои контакты в министерстве финансов США, – заметил Арманд. – Он пытается выпихнуть вас отсюда, Катя. Он увидел перспективу замести следы и старается воспользоваться открывающимися возможностями. Как на это прореагировали другие?
– Луис мертвенно побледнел. Его лицо как открытая книга, Арманд. Он ждал, что доля Джасмин тут же поступит в его политические сундуки.
– А Джасмин?
– Она стала защищать меня. Несомненно, она хотела, чтобы сделка о продаже состоялась. Но похоже, она готова меня поддержать, по крайней мере до определенного момента.
– Это меня удивляет, – негромко сказал Арманд. – Джасмин не из тех, кто выпустит из пальцев золотишко.
– Не знаю, как долго мне удастся оттягивать это, – продолжала Катя. – Они клюнули на историю о том, что что-то нечисто в бухгалтерских отчетах казино, но все они, особенно Пьер, потребуют скорее раньше, чем позже, подробностей.
Арманд пристально посмотрел на нее:
– Вы ведете себя нормально, не так ли? Я имею в виду, в присутствии Пьера.
– У него нет ни малейших подозрений. – Она заглянула в его глаза. – Вы знаете, что пугает меня? Не то, что я выдам себя. Опасность, Арманд. Я не думала, что могу так возненавидеть кого-нибудь, как я ненавижу теперь Пьера. Что бы ни произошло, он должен заплатить за преступление.
– И он заплатит, – мягко сказал Арманд. – Обещаю вам это.
Некоторое время они молчали, потом Катя сказала:
– Когда я встретилась со Свитом, он сказал мне странную вещь. Слышали ли вы когда-нибудь выражение «избранное место»?
Арманд пошевелился на кровати, перекосился от острой боли в правом боку.
– Избранное место… Нет, пожалуй, не слышал.
– Свит сказал, что оно имеет отношение к работорговческой организации, которую вы пытались выявить. Он считает это важным делом.
Арманд попытался вспомнить. Избранное место… Что бы это могло быть? Где? Выражение действительно казалось знакомым, но он не мог определить, почему. После всех этих лекарств его мозги стали ватными.
– Возможно, это не имеет никакого смысла, – поторопилась сказать Катя, которая забеспокоилась, увидев, что лицо Арманда покрыла сильная бледность. – Утка Свита долетела до места.
Арманд было уже согласился с ней, но вдруг вздрогнул. Избранное место! Существует только одно такое место – «Мучтара»! Родовое поместье Александра Мейзера!
– Арманд, что такое?
– Ничего, – прошептал он, – наркотики.
Катя торопливо отправилась на поиски аббата, а Арманд начал все лихорадочно обдумывать. Это не что иное, как «Мучтара»! Но там ли находился центральный пункт организации, или это всего перевалочная станция? Посылали ли они через этот пункт детей для продажи или приглашали туда покупателей? И почему именно «Мучтара»? Потому что поместье было заброшено и необитаемо? Или кто-то издевался над Александром даже и тогда, когда он уже лежал в могиле?
Арманд решил, что он должен выяснить это. Он очень напряженно вел борьбу, слишком долго, чтобы сорвать покров с этих негодяев, чтобы отступиться теперь от этого дела. И ему придется заняться этим в одиночку.
«Смогу ли я сделать это? – гадал он. – Даже если мне удастся подняться на ноги и выбраться отсюда, что будет, если меня кто-то узнает?»
Риск казался пустяковым по сравнению с наградой. Когда Катя вернулась в сопровождении двух монахов, он уже обдумал план действий.


До того, как сесть в самолет для своего вторичного полета в Женеву, Катя сделала телефонный звонок, который все откладывала.
– Катя! Я начал сходить с ума! Я смотрел новости из Бейрута относительно Арманда. С вами все в порядке? Конечно, вы в порядке. Я вас видел по телевидению.
– Эмиль, я очень, очень виновата, – извинилась Катя. – Мне следовало бы позвонить вам раньше. Но у меня все нормально. Так много произошло за это время.
– Слушаю вас, Катя.
Катя описала ужас покушения и убийства, последующее расследование и финальный сюрприз, когда по завещанию Арманда Фремонта она стала его наследницей. Катя чувствовала, что Эмилю было трудно переварить все услышанное. Раньше она не замечала, чтобы он лишился дара речи.
– Катя, не смогу ли я чем-нибудь помочь? – наконец спросил Эмиль.
Катя закрыла глаза, радуясь, что она не видит в данный момент его лица. Она что-то еще могла сообщить Эмилю, а умалчивать в понимании Кати означало то же самое, что лгать.
– Мне кое-что хотелось бы узнать, – продолжала Катя, осторожно подбирая слова. – Связывался ли кто с вами из министерства юстиции?
– Нет.
«Значит, свое предложение они сделали только мне…» Катя сообщила Эмилю о предложении, сделанном ей министерством юстиции через посольство.
– Не понимаю, как оно зародилось и почему. Не думаю, что это розыгрыш.
– Не похоже, – медленно произнес он. – Катя, я в недоумении. Никогда не ждал такого оборота.
– И я тоже.
Тон ее голоса вызвал у Эмиля беспокойство.
– Что-то не так, правда? Скажите мне, пожалуйста. Она рассказала ему, как другие члены семьи захотели пустить в общую продажу акции «СБМ», о покупателе, ждавшем ответа, и об огромной сумме денег, которая достанется ей.
– Эмиль, это даст нам возможность полностью смыть всю грязь, компенсировать вклад каждому, кто понес денежные убытки, и восстановить деятельность банка. А главное – мы вернем себе доброе имя.
– Предчувствую, что во всем этом скрывается большое «но».
– Чтобы получить требующиеся мне деньги, придется продать казино. Эмиль, не знаю, смогу ли я пойти на это. Мой отец и Арманд затеяли совершенно уникальное дело…
– Катя, не понимаю.
Она глубоко вздохнула и выложила Эмилю все, что ей удалось узнать об «Интерармко», как создавали эту организацию ее отец и Арманд, какова ее цель и как она функционирует.
– Теперь все это перешло ко мне, – закончила Катя. – Вы понимаете, в чем проблема, не правда ли, Эмиль? Предполагалось, что деятельность «Интерармко» продолжится, а это зависит от того, будет ли и дальше функционировать казино. В то же время, если продать казино, то поступления можно было бы использовать для возрождения «Мэритайм континентала». То есть появится шанс, которого вы бесконечно заслуживаете.
На линии воцарилось молчание, и на какое-то мгновение Катя подумала, что их разъединили. Когда снова зазвучал голос Эмиля, то ее потрясли его спокойствие и благоразумие.
– Если бы я ничего не знал о деятельности вашего отца, возможно, я бы счел, что вам следует продать, – высказался он. – Но дело обстоит иначе. Вы правы. Мы не можем позволить, чтобы его планы не осуществились. Это стало бы самым низким предательством всего того, во что верили и ради чего трудились ваш отец и Арманд. Это, может быть, в большей степени, чем само казино, Катя, унаследовали вы от них. Вы должны сохранить верность их устремлениям.
Глаза Кати наполнились слезами.
– Клянусь, что найду другой способ помочь вам, Эмиль, – пообещала она.
– Знаю, что вы сделаете это. И не хочу, чтобы вы обо мне беспокоились. Относясь со всем уважением к американским банкирам, все же хочу сказать, что мы, ветераны, еще в состоянии дать им фору.
Катя рассмеялась.
– Бог в помощь, Катя. Берегите себя. Похоже, что Бейрут в эти дни стал опасным местом. Звоните мне, чтобы я не волновался.
– Обещаю, Эмиль. Да благословит вас Господь. Катя взгрустнула, когда их разговор закончился. Она лгала человеку, который верил ей, который был ей так дорог. Она была убеждена, что в конечном итоге оправдает Эмиля Бартоли. Но теперь в течение длительного времени она не осмелится посмотреть ему в глаза.


– Мисс Мейзер, я не ожидал, что опять увижу вас так скоро, – такими словами приветствовал ее Чарльз Свит.
Новый директор «Интерармко» устроился напротив Кати.
– Спасибо, что вы приехали встретить меня. Свит пожал плечами:
– Вы меня заинтриговали.
– Мне нужна ваша помощь. – Катя объяснила, чего именно она хочет.
Свит присвистнул:
– Это сложный заказ. Возможно, я выполню его, но на это потребуется время.
– Которого у меня нет! – торопливо отчеканила Катя. – Арманд сообщил мне, что у Дэвида Кэбота были особенно хорошие отношения с английской полицией. Несомненно, найдется кто-нибудь, кто захочет помочь, если такая помощь оказывается ради Дэвида.
– Уж не хотите ли вы сказать, что ищете сведения, почему был убит Дэвид… и кем?
– Знаю, что вы весь мир готовы перевернуть вверх дном, чтобы разыскать убийцу. Поверьте, я хочу этого так же сильно, как и вы. Поэтому прошу вас довериться мне.
– При одном условии, – отрывисто бросил Свит. – Вы поделитесь со мной любыми сведениями, которые получите.
– Если они будут непосредственно относиться к убийце Дэвида.
– Согласен. Я позвоню вам в Бейрут.
– Вам надо будет шевелиться поживее, – заметила Катя. – Я прямиком направляюсь в Париж.
Чарльз Свит некоторое время смотрел на нее изучающим взглядом.
– Вы слишком уверены, что я окажу вам помощь, верно?
– Мы оба желаем одного и того же, – отозвалась Катя. – Вот в чем я уверена.


Катя прилетела в Париж к вечеру, когда последние солнечные лучи осветили сказочным светом башни собора Нотр-Дам. На лимузине ее быстро доставили в отель «Ритц», где, приняв ванну и переодевшись, она выпила в баре аперитив. А потом Катя насладилась замечательным обедом в «Тур д'Аржан» и перед возвращением в отель прогулялась по набережной Сены.
В номере ее ждало послание от Чарльза Свита. Катя прочитала его, улыбнулась и выключила свет. На следующее утро она отправилась в клуб, членом которого состоял ее отец, и спросила, не осталось ли там что-нибудь после него. Управляющий оказался симпатичным человеком и уверил ее, что если что осталось, то клуб отправил его личные вещи в Нью-Йорк. Катя согласилась выпить чашечку кофе, задала еще пару пустяковых вопросов, поблагодарила управляющего и ушла.
Теперь она отправилась по второму адресу, в центральную полицейскую префектуру района Ситэ, где встретилась с маленьким и толстеньким инспектором Денисом Кароном, который был явно нервным, беспрерывно курившим человеком. Полицейский проводил ее в свой кабинет, закрыл дверь и опустил шторы.
– Я разговаривал с месье Свитом, – выпалил он. – Вас интересуют обстоятельства смерти месье Кэбота.
– Не смерти, – спокойно поправила Катя, – а его убийства. А также убийства Арманда Фремонта.
Французик вскинул вверх руки:
– Мадемуазель, но это же случилось в Бейруте! Почему вы решили, что я могу оказаться вам полезным?
– Вполне можете оказаться мне полезным. Мне нужны стенограммы телефонных разговоров. Особенно международных. Номер…
– Нет, мадемуазель, нет! Абсолютно исключается! Я не могу получить материалы, касающиеся телефонных звонков, без разрешения судьи. Для получения такой санкции требуется основание.
– Я только что представила одно из них, – заметила Катя.
– Вы сообщили мне надуманную вещь! У вас нет доказательств того, что в бейрутском преступлении замешан гражданин Франции!
– Я не говорила, что это гражданин Франции.
– Гражданин, житель, посетитель – неважно кто! – разбушевался Карон. – Просто это невозможно сделать.
Катя решила блефовать:
– Насколько я помню, Дэвид Кэбот сделал для вас невозможное.
Инспектор заколебался.
– Я очень сожалею о том, что случилось с Дэвидом, – наконец выговорил он, закуривая очередную сигарету, хотя в пепельнице еще не погас окурок предыдущей. – Но вы должны понять, что в последний раз, когда я помог Арманду, произошли… неприятности. Оказались затронутыми политические деятели. После их падения и осуждения за преступления стало известно, что именно я сыграл ключевую роль в их падении. – Карон глубоко вздохнул. – Казалось бы, мадемуазель, я должен был превратиться в героя, а на самом деле произошло обратное. Власти перестали мне доверять. Они не могут уволить меня с работы, но я потерял надежду на продвижение по службе. Поэтому вы должны простить меня, что на этот раз я поставлю на первое место интересы своей семьи, а также перспективы получения пенсии.
– Я вас понимаю, инспектор, – сказала Катя. – Надеюсь, что не добавила вам хлопот.
– Нет, мадемуазель. Вы мне только напомнили о них.


По сложившейся привычке инспектор Карон уходил каждый четверг из центральной префектуры в три часа. Спустя пятнадцать минут он уже опирался на стойку бара, куда часто захаживали сотрудники полицейского участка. За прошедшие годы Карон провел здесь много приятных часов, обмениваясь новостями со своими коллегами. А сегодня он пил один, придя в свое привычное укрытие в середине дня, когда там практически никого не было.
Хозяин-бармен был человеком щедрой души, который не жалел времени на то, чтобы выслушивать его причитания. Он сам в прошлом работал полицейским и был образцом скрытности. Если бы он захотел, то смог бы неплохо погреть руки на подслушивании разговоров в своем заведении. Поскольку других посетителей не было, он пододвинул к Карону стул и не очень внимательно вслушивался в его монолог об убийстве богатого хозяина казино в Ливане и его сотрудника по безопасности. Гость без умолку продолжал бубнить, и внимание бармена окончательно притупилось.
Но не так обстояло дело с вниманием уборщика-марокканца, который подметал пол перед стойкой бара. Хотя он и не показывал вида, но прекрасно понимал по-французски. В этом заведении он работал уже почти два года, помалкивал, Оставался в тени. Никто не обращал на него внимания. Но уборщик не пропускал ни одного произнесенного здесь слова. В какие-то дни он не черпал ничего полезного, в другие же – натыкался просто на золотые жилы. Марокканец наклонился над ручкой швабры. Услышанное заставило его сердце застучать сильнее. Он тоже слышал об убийствах в Бейруте. Поползло много слухов о личности убийцы, а теперь какая-то женщина – американка! – наводила справки.
Марокканец облизал пересохшие губы и зашаркал дальше. Он прикидывал, сколько может получить за такие самородки сведений.


Когда самолет с Катей приземлился в Бейруте, в доме Джасмин высоко на холмах Джуни названивал телефон. Когда, сняв трубку, она узнала голос звонившего, то во рту у нее пересохло.
– Катерина Мейзер наводит справки, – сообщил позвонивший и передал подробности того, чем Катя интересовалась в Париже.
– Она посетила клуб, в котором состоял Александр Мейзер, – продолжал позвонивший. – Она ездила также в префектуру в районе Ситэ. Этому надо положить конец. Либо вы остановите ее, либо это сделаю я.
Джасмин ужаснулась.
– Не трогайте ее! – торопливо произнесла она. – Катя мне нужна…
– Это меня не касается! – резко отозвался звонивший. – Позаботьтесь о том, чтобы она не совала нос куда не следует. Я прослежу за этим. Буду слушать и наблюдать.
Джасмин всю передернуло. Только через несколько секунд она сообразила, что разговор окончен и что в телефонной трубке звучит длинный гудок.


Из аэропорта Катя прямиком направилась в казино на встречу с Анатолем Бенедетти, сицилийцем, крепко сбитым, невысоким мужчиной с такими же черными глазами, как у палермского волка. На нем был привычный для него белый пиджак, из петельки лацкана торчала роза.
– С Бенедетти я сотрудничаю многие годы, – говорил как-то Арманд Кате. – Ему нет равных среди генеральных управляющих по обе стороны Средиземного моря. Сотрудники верны ему, а он верен мне. Бенедетти поддержит вас, но он презирает слабость. Учитесь у него, но не позволяйте ему – и никому другому – забывать о том, кто отдает распоряжения.
Хотя Бенедетти приветствовал ее с уважением, она почувствовала, что держит себя он сдержанно. Вести это первое заседание Катя попросила Бенедетти. Присутствовали руководители четырех отделов казино: игр, финансового, развлечения и безопасности. Начальник каждого отдела делал краткое сообщение об итогах деятельности за прошедший день. Поскольку проблем никаких не возникало, то разговор свелся к тому, как лучше распорядиться делами этим летом, которое может стать рекордно удачным.
Находясь на председательском месте, Катя внимательно слушала и наблюдала. Записывала кое-что в блокнот, хотя с левой стороны от нее сидела Лила и вела подробную протокольную запись. После того как высказались все другие, слово взяла Катя.
– А как обстоит дело в азиатами?
Руководители отделов посмотрели на нее и нахмурились, явно придя в замешательство, не понимая, на что она намекает. Бенедетти откинулся на спинку стула и смотрел на Катю с проницательной улыбкой.
– Что вы имеете в виду, мисс Мейзер? Катя глубоко вздохнула:
– Похоже, что мы ориентируемся исключительно на европейский и американский рынки.
В разговор вмешался руководитель отдела игр:
– Нам приходится идти на это. На этом же сосредоточивают свое внимание и наши конкуренты – Аахен, Баден-Баден и другие.
– Это я понимаю, – аргументировала свое соображение Катя. – И я не предлагаю игнорировать эти рынки. Я говорю о том, чтобы привлечь новую категорию клиентов.
– Например, каких? – спросил руководитель финансового отдела.
– Азиатов.
Катя объяснила, что азартные игры не просто времяпрепровождение в таких местах, как Гонконг, Токио, Сингапур и Манила, а настоящая страсть.
– В этой части света скопились огромные материальные богатства, – продолжала она. – Значительное большинство этих людей не выезжают из своих стран. Да и зачем им куда-то ехать? В Гонконге можно найти все, в чем они нуждаются, – не только заведения для азартных игр, но и гостиницы, рестораны, развлечения.
– Возможно, о них никто и не помышляет, потому что их рынок представляется закрытым для посторонних.
Она осмотрела сидящих за столом.
– Может быть, именно поэтому мы и должны заняться ими.
Сидевшие за столом люди обменялись многозначительными взглядами. Склонность азиатов к азартным играм считалась легендарной. И, раздумывая над словами Кати, все приходили к общему выводу: ее идея вполне осуществима. Вполне могут увенчаться успехом целенаправленные усилия по привлечению золота и долларов из Гонконга в Бейрут. Если это дело выгорит, то они получат потрясающий навар. Почему раньше никто не подумал об этом?
Анатоль Бенедетти задал интересовавший всех вопрос:
– Мисс Мейзер, что побудило вас подумать о такой возможности?
– Я жила на Западном побережье Соединенных Штатов, мистер Бенедетти, – пояснила ему Катя. – Выходцы из Азии являются жизненно важной частью населения в таких местах, как Сан-Франциско. Более того, азиаты имеют пристрастие в основном к движимому имуществу и ценностям – золоту, бриллиантам, платине. Если мы сумеем привлечь их в «Казино де Парадиз», все нужное они привезут в своих чемоданах.
Сидевшие за столом сохраняли невозмутимые выражения лиц, и Катя даже подумала, что она вообще не произвела на них никакого впечатления.
– Мисс Мейзер, – обратился к ней Бенедетти. – Уверен, вам известно, что до всех нас дошли слухи о покупателе этого казино. Разрешите спросить вас, прямо: собираетесь ли вы его продавать?
На его взгляд Катя ответила:
– Да, есть такой покупатель. Меня старались убедить, что Арманд Фремонт подумывал о продаже. Но среди оставшихся от него бумаг я не нашла на этот счет никаких указаний. Поэтому лично я, джентльмены, против продажи «Казино де Парадиз»!
Бенедетти встал, отодвинул стул Кати, подал ей руку.
– Нам доставит радость работать вместе с вами, мадемуазель, – произнес он, обводя взглядом остальных. – Что же касается вашей азиатской идеи, то мы думаем, что у нее хорошие перспективы. Я предлагаю серьезно подумать над ней и поставить ее первым вопросом повестки дня нашего следующего заседания.


Двумя часами позже в дверь постучала Лила Микдади. Катя продолжала напряженно трудиться.
– К вам пришел посетитель, – многозначительно сообщила она.
Озадаченная Катя подняла голову:
– Кто же это?
Лила посторонилась, и в комнату вошел Майкл Саиди.
– Майкл!
– Привет, Катя! – Он оглянулся, чтобы убедиться, что дверь закрыта, и легко бросил: – Я подумал, что, может быть, вы избегаете меня.
Катя осталась сидеть за письменным столом, довольная, что между ними находится это препятствие. Ее охватило чувство гнева, когда она увидела, как Майкл приближается к ней, двигаясь плавно и грациозно, с обманчивой улыбкой на губах.
«Ты убийца! Вор и бандит!»
Катю подмывало бросить эти слова ему в лицо. В руке она сжимала тяжелое пресс-папье, подумывала о том, чтобы запустить им в Майкла.
– Катя, как вы себя чувствуете? Вы выглядите ужасно бледной.
– Извините, Майкл. Я очень занята. Майкл оглядел кабинет.
– Могу представить себе. Поговаривают о том, что казино продается.
– Кое-кто проявляет интерес к тому, чтобы его приобрести, – поправила его Катя. – А это не одно и то же.
– Значит, следует понимать, что вы не проявляете интереса к продаже.
Она покачала головой.
– Катя, похоже, что вам как-то не по себе, – вкрадчиво произнес Майкл. – Я совершенно не собирался вас расстраивать.
Она нервно пошевелилась в кресле, отчаянно стараясь успокоиться.
– Я так беспокоюсь за вас, Катя, – Майкл подошел к ней вплотную. – Нам еще надо так много разведать и выяснить. Пожалуйста, не отсекайте меня от себя таким образом, – прошептал он, скользнув своими губами по краешку ее уха.
Катя почувствовала, как его рука заскользила по ее боку вниз, достигла бедра. Он приподнял ее со стула, потом обеими ладонями взялся за ее ягодицы и притянул к себе, крепко прижал. Недолго думая, губами впился в ее губы.
Инстинктивно Катя оказала сопротивление, но Майкл прижал ее к себе еще крепче, и она обмякла. Уловка удалась. Ничто не может устоять против Майкла, тем более Катя, превратившаяся в тряпичную куклу.
– Простите, Катя. Я потерял голову. – Майкл отошел от нее на шаг и рассмеялся. – Вы оказали на меня такое влияние.
– Потом, Майкл, – сказала Катя еле слышно. – Придет время, и тогда…
– Да, конечно, – отозвался Майкл. – Что бы там ни случилось, я не позволю вам превращаться в отшельницу.
Как только за Майклом закрылась дверь, Катя, пошатываясь, поспешила в ванную комнату. На полную мощность открутила кран холодной воды, брызги намочили всю переднюю часть ее платья. Ей было наплевать. Она опустила лицо в воду, набравшуюся в раковине, сильно терла кожу лица, чтобы смыть следы его прикосновений. Потом начала сотрясаться от истерических рыданий, вспомнив про Арманда, который лежал на узкой кровати, совершенно беспомощный. В этот момент ей отчаянно захотелось оказаться рядом с ним, обнять его. Она думала, долго ли еще может выдержать, оставаясь без него.


Майкл налил себе стакан виски с тележки с напитками, которая стояла в гостиной Джасмин.
– У нее появился мужчина? – спросила Джасмин. Майкл фыркнул:
– Это невозможно! Кого же она могла подцепить себе?
– Тогда почему она отвернулась от тебя? – размышляла вслух Джасмин. – Раньше она готова была излить тебе всю душу. Теперь же она отталкивает тебя, как будто не хочет довериться тебе или кому-либо другому… Как будто она нашла себе кого-то другого.
– Возможно, Катерина Мейзер сложнее, чем мы предполагали.
Джасмин вспомнила вкрадчивые, злые слова, которые она выслушала несколько часов назад. И те слова тоже касались Кати.
– Кто-то за ней присматривает, – сказала она. – Кто-то дает ей советы. Я подумывала о такой возможности. Мне стоило посерьезнее заняться этим. Теперь это должен сделать ты.
– Это будет нелегко, – предупредил ее Майкл. – Если у нее появился кто-то другой, она не станет со мной откровенничать.
– Ты мастер на выдумки! – бросила ему Джасмин. – Найди другой способ. Установи за ней слежку.
Майкл кивнул:
– Это можно устроить. Глаза Джасмин сверкнули.
– Но мы можем пойти и на большее! Пришло время немного встряхнуть позолоченную клетку мисс Мейзер.
И она рассказала ему, что именно имеет в виду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оазис грез - Шелби Филип



Читала "на одном дыхании" впечатляет!!!
Оазис грез - Шелби ФилипСветлана
21.01.2014, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100