Читать онлайн Оазис грез, автора - Шелби Филип, Раздел - ГЛАВА 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис грез - Шелби Филип бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис грез - Шелби Филип - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис грез - Шелби Филип - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелби Филип

Оазис грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 18

В спальне Набила Туфайли было совершенно темно, окна наглухо закрыты деревянными ставнями. С правого бока от него хныкал во сне десятилетний мальчик. С левой стороны лежал его брат-близнец, прижав кулачок к зубам. Широко раскрытые глаза всматривались в пустоту, как у человека, охваченного оцепенением. Мальчик развил у себя такую привычку, чтобы отвлечься от своего падшего тела, от боли, которая начиналась в заднем проходе и ударяла в голову.
Дверь слегка приоткрылась, и луч света заставил Туфайли пошевелиться еще до того, как его коснулась рука слуги. Слуга что-то шепнул ему на ухо, сразу же уняв гнев своего хозяина. У Туфайли вошло в привычку развлекаться с мальчиками по вечерам и потом спать до девяти часов вечера. После этого он мылся, натирался благовониями и в полночь отправлялся на обед.
Теперь он набросил на себя широкий яркий халат из шелка и прошел через залы своих апартаментов. В кабинете его ждал старик, который долгие годы работал чиновником в конторе адвоката Арманда Фремонта. Туфайли подумал, что не зря тратился на этого чиновника. Он платил ему уже несколько лет, с тех самых пор, когда обратил внимание, что этот чиновник был оскорблен адвокатом и затаил злобу, желая отомстить.
Поцелуй руку, если не можешь ее укусить, и моли Аллаха, чтобы она сломалась.
Старая арабская поговорка каждый день использовалась тысячами различных путей. Если клерк принес то, что было нужно Туфайли, то он сыграет роль Аллаха и сломает руку, которая нанесла ему рану.
Туфайли взял бумаги, и его сердце замерло, когда он прочитал заголовок. Последняя воля и завещание Арманда Фремонта. Он послюнявил указательный палец и начал листать страницы, кивая головой, когда читал о том, что переходило в наследство Джасмин и Пьеру Фремонту. Она и этот олух-банкир унаследуют все. Инвестиции Туфайли в Луиса Джабара, так же как и вклады других зуамов, не пропали… Нет! Не может быть!
Туфайли чуть не разорвал пополам страницу. Перед его глазами расплылось название «Сосьете де Бен Медитерраньен». Но от его вспышки название не слетело со страницы. Так же, как и имя Катерины Мейзер.


Все сходились на том, что Джасмин носила траурную одежду с большим достоинством и элегантностью. И дело не только в том, что ей потрясающе шел черный цвет, но что, несмотря на горе, она была скупа на слезы. Она не колотила себя в грудь, что так распространено среди арабов, не распускала сентиментальные нюни, что любили демонстрировать ливанские христиане. С молчаливого согласия всех бейрутское общество смирилось с тем фактом, что теперь Фремонтов стала олицетворять Джасмин. Равная дань уважения была проявлена Луису, которого уже начали поздравлять по поводу его неминуемой победы на президентских выборах. Все сообразили о значении Набила Туфайли, так же как и о смысле подчеркнутого внимания зуамов к Луису. Было очевидно, как и в какую сторону переместилась власть и кто вскорости начнет вертеть делами.
Учитывая то, что все проходило очень гладко, для Джасмин оказалось полной неожиданностью появление Пьера и Набила Туфайли у нее на пороге, когда они с Луисом решили перед сном грядущим выпить по рюмке. Ее поразило осунувшееся лицо Пьера и то, как бесцеремонно ввалился Туфайли в их квартиру.
– Набил, очень рада увидеть вас.
Туфайли сунул под нос Джасмин какие-то бумаги.
– Вы ничего не знали об этом, верно?
– Джасмин, я пытался объяснить ему, – умоляющим тоном произнес Пьер.
Джасмин поднялась со своего места и вплотную подошла к Туфайли.
– Не смейте впредь так обращаться со мной! – прошипела она. – Луис, налей Набилу шампанского. Насколько я помню, это его любимый напиток.
Пока Луис наливал шампанское, Джасмин опять уселась в гостиной. Знаками она указала другим, где они могут сесть.
– Пьер, не сердечный ли у тебя приступ?
– Проклятье, Джасмин! Нам надо было бы предвидеть, что подобное может случиться. Это погубит нас!
Джасмин посмотрела на Туфайли:
– Похоже, вы вселили в Пьера Божий страх. Как это вам удалось, Набил?
К этому моменту Туфайли взял себя в руки. Помогло и шампанское, но больше мысль, что в один прекрасный день он отплатит этой суке за ее оскорбление. Выбор средства и метода мести составит для него удовольствие. Туфайли решил дать Джасмин возможность почувствовать, что ее ожидает, и подал копию завещания Луису, который прочитал подчеркнутые фразы и откинулся на спинку кресла.
– Глупец! – прошептал он.
Джасмин выхватила странички из его рук, прочитала весь документ, некоторые фразы по два-три раза. Ее низкий, утробный смех заполнил всю комнату.
– Арманд, наверное, решил, что поступает очень умно! – Она обвела взглядом троих мужчин. – И это напугало вас? Неужели непонятно, что мы имеем здесь дело с ребенком? Набил, гарантирую, что в месячный срок выставим Катю Мейзер из Бейрута и продадим казино.
– Вы не можете гарантировать это, – прямо отрезал Туфайли.
– Хотите небольшое пари? Например, на ваш взнос в кампанию Луиса?
Туфайли так и подмывало сделать это, чтобы унизить и поставить на место эту женщину. Но нужный момент еще не наступил.
– Полегче, Набил, – предупредила его Джасмин, читая его мысли. – Ваш взнос и взносы других зуамов уже переведены в надежное место. Неужели вы думаете, что можете угрожать мне тем, что попытаетесь вернуть свои деньги?
– Попробуйте же сделать это! – глухим голосом произнес Набил Туфайли. – Покажите мне, насколько легко вам удастся отобрать эти деньги у Катерины Мейзер!


Уже под утро Кате наконец удалось заснуть. Ее воображение будоражили образы Арманда и его насильственная смерть. Через несколько часов ее разбудил телефонный звонок Джасмин.
– Хочу вас предостеречь, Катя. В прессу просочились некоторые подробности из завещания Арманда. Встречался ли с вами Жин Шихаб?
– Он… он приходил сюда вчера вечером, Джасмин…
– Значит, вы знаете.
– Да, но…
– Времени для объяснений нет, – прервала ее Джасмин. – На вас обрушится весь свет. Катя, нам надо поговорить. Вам, мне, Луису и Пьеру.
Катя почувствовала облегчение:
– Где?
– Я высылаю за вами машину. Вам хватит полчаса, чтобы собраться?


Катя думала, что ее повезут в дом к Джасмин, расположенный выше на холме, но вместо этого машина поехала в центр Бейрута, к одному из небоскребов, выходивших на Гранд-Корниш.
– Это здание принадлежит «Банку Ливана», – ответил на ее вопрос водитель.
Машина въехала в подземный гараж и остановилась возле лифта. Водитель подождал, пока Катя вошла в лифт и двери закрылись, прежде чем он откланялся и уехал. У Кати просто перехватило дыхание, когда скоростной лифт стремительно взметнул ее на верхний этаж.
– Катя, дорогая моя, мы так беспокоились о вас. Приветствие Пьера согрело Катю. Он подхватил ее за локоть и вежливо провел по огромному ковру к длинному овальному столу. Стол был подготовлен для четверых человек, перед каждым лежал толстый белый документ, ручка, подстилка для письма, стоял хрустальный стакан для воды и небольшой серебряный графин. Джасмин и Луис находились возле боковой стойки, угощались пирожными.
– Ах, Катя!
К ней подошла Джасмин и прикоснулась рукой.
– Вы держитесь неплохо при сложившихся обстоятельствах. Арманд удивил нас, не правда ли?
Катя зарделась. Она почувствовала себя виноватой, как посторонняя, попавшая на чью-то вечеринку, которой как-то удалось убедить всех, что она своя.
Луис отодвинул для нее стул во главе стола, Катя запротестовала.
– На этом месте обычно сидел Арманд, – сообщил ей Луис. – Поскольку большая часть акций принадлежит теперь вам, то место это теперь ваше.
Ненавидя все, что с ней происходило, Катя села. Пьер посмотрел по сторонам и нарушил неловкое молчание.
– Мы понимаем, Катя, насколько неловко вы можете чувствовать себя, – произнес он. – Честно говоря, никто из нас не знает, что было на уме у Арманда, когда он назвал вас своей наследницей. Но факт остается фактом – он это сделал. И этот его поступок юридически законный.
– Это не помогает мне понять, что происходит, – отозвалась Катя.
– Откровенно говоря, мы все в замешательстве, – вступил в разговор Луис. – Но не следует забывать, что мы не можем уклоняться об обязанностей, которые Арманд возложил на нас.
– Вам вообще что-нибудь известно о «Сосьете де Бен Медитерраньен»? – спросила Джасмин.
– Только то, что это холдинговая компания для казино, – ответила Катя. – Арманд сообщил мне также, что ей принадлежит некоторое количество земли и некоторые капиталовложения.
– Имеющие меньшую ценность по сравнению с казино, – пояснила Джасмин. – Упоминал ли Арманд о нашем намерении продать казино?
Этот вопрос потряс Катю.
– Нет, никогда!
Джасмин взглянула на остальных и слегка пожала плечами.
– Ну что же, уверена, что у него были на то свои основания. Несмотря на это, дело обстоит именно так. Однако, как вам известно, в настоящее время это частная компания. Для осуществления такой продажи мы должны превратить эту компанию в общедоступную.
– Зачем? – спросила Катя.
– Это вопрос ее нарицательной стоимости, – объяснил Пьер. – В настоящее время ее акции удерживаются на искусственно заниженном уровне цен, установленных много лет назад. Стоимость казино – как недвижимость, так и доходы – в настоящее время гораздо выше. Если акции поступят в общую продажу, то их цена резко подскочит, частично потому, что ряд потенциальных покупателей станет играть на повышение. От нас вполне разумно ожидать, что мы постараемся максимально взвинтить их цену.
– Значит, к вам уже поступили некоторые предложения о покупке?
– Это лишь приценочные предложения, – сказал ей Пьер. – Поверьте мне, под вопрос не ставится реальная стоимость активов «Сосьете».
Пьер передал Кате толстый кожаный портфель: – Находящиеся в портфеле документы были подготовлены для нас независимой аудиторской фирмой. Соответствующие цифры обозначены на первой странице.
Может быть, они и были соответствующими, но ошеломляющими для Кати. Аудиторы посчитали, что выброшенная в общую продажу акция «СБМ» потянет примерно на пятьдесят семь долларов. С учетом выпущенных акций общая их стоимость превысит двести миллионов долларов, из которых примерно сто десять миллионов отойдут к ней.
Цифры поплыли перед глазами Кати. Вся ее жизнь проходила возле больших денег. Подрастая, она нередко слышала, как за обеденным столом звучало слово «миллионы». Но те деньги не были реальными, не принадлежали ей.
Катя посмотрела по очереди на Джасмин, Луиса и потом Пьера.
– Почему вы захотели продать это? – неожиданно спросила она. – Насколько мне известно, дела с казино идут очень хорошо. И оно так давно принадлежит вашей семье…
– Катя, мир не стоит на месте, – решил ответить ей Луис. – Арманд так и не женился. У него не родился сын, чтобы продолжить его дело. Речь не идет о династии. В то же время вы знаете о моих политических честолюбивых планах, поэтому у меня не будет ни времени, ни энергии заниматься казино. Что же касается Джасмин, то просто трудно переоценить, насколько сильно я полагаюсь на ее суждения и поддержку.
– Мое положение в качестве директора центрального банка, – объяснил со своей стороны Пьер, – обеспечено до конца моей жизни. У меня в проблему превращается не только время, как в случае с Луисом, но и вопросы приличия. В действительности Арманд был единственным человеком, который мог целиком посвятить себя управлению делами казино. Со всем должным к вам уважением, Катя, не думаю, что вы можете заменить его, даже если захотите.
Катя посмотрела на других присутствующих за столом.
– Хочу, чтобы все вы поняли одно – меня все это смущает. Я хочу сказать, что я не являюсь членом вашей семьи. Арманд был другом моего отца, но наши судьбы – его и моя – переплелись только в последнее время и только потому, что он старался мне помочь. И вот неожиданно он превратил меня в свою наследницу, а вы готовы выдать мне чек на сто десять миллионов долларов, даже не пытаясь отпугнуть меня!
Некоторое время все молчали, потом Джасмин выпрямилась на своем стуле.
– Ну, знаете ли, думаю, что смущаться следует нам. Или, может быть, даже обижаться. Катя, почему вы затрудняетесь принять все как есть? А именно то, что Арманд избрал вас в качестве наследницы, оставив на нашу долю не больше, но и не меньше того, что нам уже принадлежало раньше. Таково его решение. В конце концов, мы и так богатые люди. Ясно, что Арманд имел полное право поступить так, как он это сделал. Мы с уважением относимся к этому его праву. Так вот, если бы вы были какая-то авантюристка и принудили бы его передать вам это наследство, то расплачивались бы за это в аду.
Что же касается мотивов Арманда, то, возможно, они и не такие странные. Он пришел к вам на выручку, потому что дружил с вашим отцом и потому что в «Мэритайм континентале» разразился скандал. Не считаете ли вы, Катя, что деньги, полученные от акций Арманда, значительно помогут вернуть вклады депозитариям вашего отца и восстановлению и его, и вашей репутации?
Слова Джасмин заставили Катю устыдиться. С ней сидели люди, которые не сделали ей ничего плохого, а она их в чем-то подозревала.
И все же инстинкт ей подсказывал, что что-то тут не то.
– Но завещание! – пришло ей на ум. – Там ведь ничего не говорится о потенциальных покупателях, о том, что идут переговоры о продаже, о предложениях цены или даже о возможной цене. Неужели вы думаете, что если бы Арманд действительно хотел пустить акции в продажу, то он бы не оставил конкретных на то указаний?
– Катя, действительно… – начал было Луис.
– Нет, дорогой. Она верно говорит, – прервала Джасмин мужа. – Но это просто объясняется. У Арманда не хватило времени, чтобы включить все эти детали в свое завещание. Возможно, он хотел сделать еще одну приписку. Теперь невозможно узнать об этом.
– Нет, я не вижу логической связи, – медленно произнесла Катя. – Это и есть новая приписка. Если у Арманда нашлось время внести ее, то, несомненно, он мог бы включить и конкретные указания на этот счет, как, по его мнению, следует поступить с казино.
– На это можно взглянуть с другой стороны, – высказал предположение Пьер. – Он сделал вас держателем самого большого количества акций именно потому, что вы знаете, как лучше учесть его намерения.
– Да, это может быть…
«Но какие у него были намерения? Почему Арманд конкретно не написал, что я должна продать эти акции?» Катя глубоко вздохнула.
– У меня пока что не было возможности просмотреть бумаги Арманда. Наверняка он оставил где-нибудь записи относительно продажи. Думаю, что мне надо сначала ознакомиться с ними. – Катя почувствовала, что такая ее мысль никого за столом не порадовала.
– Если мы не проявляем энтузиазма к вашему предложению, Катя, то только потому, что важно не упустить время, – отреагировал Пьер. – Уверен, что вы понимаете такой фактор в деловой жизни. – Он передал ей письмо на толстой бумаге, изготовленной по заказу.
– Письмо поступило от личного представителя султана Брунея. Предложение ясное: в тот день, когда мы пустим акции в общую продажу, султан предложит по шестьдесят долларов за каждую, наличными. Не возникает даже вопроса о времени, чтобы организовать финансирование или подготовить бумаги. Письмо уже подготовлено для подписи, а деньги будут переведены по телеграфу через двадцать четыре часа в любые банки по нашему выбору.
– За исключением того, что этот представитель желает от нас получить обязательство начать продажу в конце завтрашнего делового дня, – ответила Катя. – В противном случае это предложение снимается.
– Катя, ничего не стоит сказать, что вы хотите продавать, – заметил Луис. – Это позволит султану закончить бумажные формальности. Если между тем произойдет что-то, что нас не устраивает в условиях, мы можем аннулировать сделку. Но таким образом мы гарантируем себе то, с чем, думаю, все мы согласны – вполне справедливую цену.
Кате был ясен смысл сказанного. Поскольку она являлась держателем большей части акций, постольку судьбы Джасмин, Луиса и Пьера находились в ее руках. Если она проявит нерешительность или откажется, это приведет к миллионным потерям в их активах.
Катя обвела взглядом всех сидевших за овальным столом:
– Все ли вы хотите начать продажу на этих условиях?
– Да, все, Катя, – ответила Джасмин. Катя вновь глубоко вздохнула:
– Знаю, что вам бы хотелось получить немедленный ответ, но прошу прощения, я не могу этого сделать. Поверьте, я понимаю, что поставлено на карту, но мне нужно время, чтобы хотя бы самой разобраться в этих делах. Но обещаю позвонить вам завтра до полудня.
– Мы вас понимаем, Катя, – заверила ее Джасмин. – И с уважением отнесемся к вашим пожеланиям. Так же как в конечном итоге и вы отнесетесь к нашим пожеланиям.
Над морем спускались сумерки, янтарные волны освещали холмы Джуни, согревая покой усопших. Катя сидела на каменной скамье у могилы Арманда Фремонта. Ветер уже погулял на ней, разметал положенные там цветы. Катя дотронулась до мраморной плиты, такой ужасно холодной. Она думала, что даже жаркое солнце Ближнего Востока не сможет когда-либо согреть эту плиту.
«Почему вы так поступили? Почему вы все оставили мне? Что вы хотите, чтобы я сделала с этим?»
А может быть, большой тайны и не было в этом? Может быть, ответ содержится в словах Джасмин? Катя думала о том, как обокрали счета и как легко можно будет восстановить их с таким количеством денег. Одновременно удастся возвратить Эмилю Бартоли его честное имя и репутацию.
«Тогда я снова смогу возвратиться домой… Даже управление окружного прокурора больше не поверит, что я несу вину, если все будет восстановлено в том виде, как было прежде. На мне не останется позорного пятна. Я смогу вернуться к своей работе…»
Катя глубоко задумалась обо всем этом. Верно, она могла вернуться к своей привычной жизни и собрать осколки. Но разве этого достаточно? А как поступить с жизнью, которую она ведет здесь? Неужели она откажется от своего обещания Арманду найти преступника и выяснить, почему произошло убийство?
Эти вопросы породили массу других. Например, почему Арманд оставил ей в наследство казино, обременил ее и обязательствами и необходимостью выбирать решения? Это не укладывалось в сознании. Его жизнь проходила в атмосфере интриг. Если бы он знал, что может превратиться в объект нападения, то разве он не позаботился бы о том, чтобы его дело продолжили другие? Она припомнила их разговор в тот вечер в ресторане гостиницы «Сент-Джордж», объяснения Арманда о связях казино с «Интерармко», служившего ему глазами, ушами и карающими руками на всем Ближнем Востоке.
«Разве нет никого другого, кто продолжил бы его дело? А члены его семьи? Почему он не доверил им самое дорогое, что у него было в жизни?»
Она опять провела рукой по надписи на надгробной плите как слепая женщина. Ответ пришел по мере того, как заходившее солнце скрывалось в морской воде.
«Казино принадлежало Арманду, но «Интерармко» создал не он один, он открыл его вместе с моим отцом! А я последняя в роду Мейзеров…»
Эти мысли подтолкнули ее дальше. Она припомнила забавные замечания Джасмин об отношении Арманда к Кате, о том, что это была не только вежливость или беспокойство.
«Он влюбился в меня. Он оставил мне свое дело, потому что верил мне. А верил он мне потому, что полюбил меня…»
Катя вся задрожала – такое впечатление произвело на нее это открытие. Она знала, что не ошибается. Она ощущала это всеми фибрами своей души. Но тогда почему Арманд не раскрылся в своих чувствах? Почему он никогда даже не намекнул об этом?
Может быть, он и намекал, да она не заметила… Потому что ее слишком ослепила ее собственная любовь к нему.
Катя посмотрела на могильную плиту. Почему она не очнулась раньше и не рассказала ему о своих чувствах?
Звук за спиной заставил Катю живо повернуться, ладони автоматически сжались в кулаки. Перед ней предстал молодой священник с волосами до плеч, с длинной остроконечной бородой. С его шеи свисал тяжелый серебряный крест, а головной убор говорил о его принадлежности к греческой Православной Церкви.
– Вы – Катерина? – спросил он, ни на мгновение не отрывая от нее взгляда.
– Да… да. Это я.
– Тогда пойдемте со мной.
– Кто вы такой?
– Меня зовут брат Грегори. Я принадлежу к ордену Третьего Креста.
– Что вам от меня нужно?
– Пойдемте со мной, – повторил монах. – Это все, что я могу сказать. Пожалуйста, я не причиню вам зла. Наш настоятель монастыря должен сказать вам что-то важное.
Катя несколько отошла в сторону, не поворачиваясь спиной к монаху.
– Послушайте, я не знаю, кто вы такой и что все это означает… – Конец фразы повис в воздухе, когда краешком глаза она увидела Салима. Огромный турок кивнул в сторону монаха, после чего Катя немедленно отбросила все опасения.
– Мы могли бы воспользоваться машиной… – предложила Катя.
Грегори мягко улыбнулся и указал на повозку с сеном, которая стояла у ворот кладбища.
– Любопытствующий глаз не замечает смиренных. Увидев, что Салим возвратился в машину и уехал в противоположном направлении, она почувствовала себя абсолютно незащищенной.
– Куда он поехал? – крикнула она.
– Он не может последовать за нами. – Брат Грегори протянул ей накидку с капюшоном. – Пожалуйста, наденьте это.
– Последовать куда? – спросила Катя. – Я не сделаю и шага, пока вы мне не объясните, что тут происходит.
– Я бы вам ответил, если бы смог, – пояснил тот. – Но я всего лишь ваш провожатый. Вы должны верить, мадемуазель. – Жестом он показал на накидку: – Пожалуйста, мы не можем мешкать.
Неохотно Катя набросила на себя накидку из грубой ткани и опустила на голову капюшон. «Я настоящая идиотка!» Брат Грегори взобрался на повозку и протянул руку Кате, чтобы помочь ей подняться на подножку. Монах щелкнул хлыстом по бокам лошади, и повозка покатилась вперед. Они ехали при свете звезд и луны по пыльной дороге, которая пролегла вдоль берега подобно изношенному кожаному ремню, совершенно заброшенной в пользу современной автострады в миле от берега. Они проезжали мимо неосвещенных ферм. В воздухе стоял сильный запах созревающих плодов. Встречались маленькие, ярко освещенные магазинчики, откуда до слуха Кати доносились звуки музыки и смеха. Проехав несколько миль, они повернули в направлении холмов, растянувшихся вдоль берега. Дорога стала уже, а потом совсем пропала, превратившись в тропинку с глубокой колеей для двух колес, которая терялась где-то среди холмов. Катя много раз крутилась на сиденье, чтобы взглянуть на огни Бейрута, которые превратились теперь в искорки бриллиантов на фоне черного полога. Чем дальше отступал от нее город, тем больше росли ее опасения. И все же каждый раз, когда она собиралась прервать эту авантюру, любопытство не позволяло ей сделать этого.
«Может быть, это потому, что, как сказал монах, я верю?»
В темноте появились очертания монастыря, совсем неожиданно. Старинное здание, построенное во времена Второго крестового похода. Оно стало единственным святым местом в арабском мире, которое не было разграблено и покинуто его обитателями. Катя продрогла, когда повозка, скрипя, подкатила к воротам. Здесь находилась святая земля, но тут было и еще что-то такое, что не имело отношения к святости.
Брат Грегори дернул за веревку входной двери.
– В помещение вас проводит кто-нибудь другой, – сказал он, натягивая вожжи. – Да благословит вас Господь, Катерина Мейзер.
Катя смотрела, как Грегори отъезжает, и хотела его позвать, когда дверь отворилась. Перед ней появился древний старик со сморщенным лицом, похожим на печеное яблоко, его сопровождали два более молодых монаха.
– Я – аббат Джон. Прошу следовать за мной.
Не произнеся больше ни слова, аббат повернулся и плавно пошел через двор, мимо приземистого здания барачного типа, где, как догадалась Катя, располагались кельи монахов, а потом вокруг задней части монастыря. Он миновал огород с овощами, пасеку с ульями, обошел навес, от которого несло подгнившим виноградом, и вошел под навес с инвентарем. Катя посмотрела туда-сюда вдоль каменных стен, на которых были развешаны садовая утварь и орудия. Потом аббат сделал знак одному из своих послушников, который подошел к дальней стене и, поднатужившись, изо всей силы надавил на нее. Камень заскрежетал по камню, и часть стены повернулась, обнажив проход, который освещали керосиновые лампы. Не взглянув на гостью, аббат торопливо углубился в туннель.
Катя последовала за ним, потом резко и громко крикнула. По обеим сторонам туннеля в вертикально стоящих гробах, вырубленных из известняка, покоились скелеты. Насколько она могла сообразить, это были останки бывших служителей ордена, некоторые из которых представляли собой кучки высохших костей и пыльных лоскутков, а другие походили на хорошо сохранившиеся мумии.
Аббат посмотрел через плечо.
– Здесь ничто не сможет причинить вам вреда. Пожалуйста…
Несмотря на все свои старания, Катя не могла оторвать глаз от ужасного зрелища. Она с облегчением вздохнула, когда они прошли через другую скрытую дверь и проникли еще глубже. Казалось, что прошла вечность, прежде чем Катя вышла наконец в большой зал с побеленными стенами и единственным окном под самым потолком. Резкий, пропитанный солью морской воздух. Помещение ярко освещено тремя большими торшерами, а откуда-то издали до слуха Кати донеслось урчание дизельного генератора. В одном углу она увидела кровать, стол и несколько стульев. Когда она подошла ближе, то в нос бросился резкий запах лекарств. Один из монахов, который опередил их, помогал кому-то принять на кровати сидячее положение.
– Нет, это невозможно! – вырвалось у Кати. – Арманд?..
Катя бросилась по скользкому полу, упала на колени, одной рукой схватила руку Арманда, другую приложила к его щеке.
– Вы живы… – прошептала она.
Арманд кивнул с еле заметной улыбкой. Его лицо осунулось, приобрело пепельный оттенок. Катя тут же приметила, что он сильно похудел, но в его глазах светился хорошо ей известный огонь.
– Это невозможно…
Арманд протянул руку и погладил ее волосы.
– Были моменты, когда я думал, что больше никогда не увижу вас, – произнес он хриплым голосом. – Но время моей смерти еще не подошло.
– Арманд, как… Он сказал ей «ш-ш-ш» и повернулся к аббату:
– Спасибо за эту услугу. Я никогда не забуду об этом.
– Между друзьями не бывает долгов, – ответил аббат. – Мы вернемся, когда ей надо будет уходить.
Когда монахи удалились, Катя получила возможность осмотреть раны Арманда. Его торс был весь забинтован, и когда он повернулся на бок, то она увидела запекшуюся кровь на спине. Устрашающе выглядели и бинты на его лбу.
– Могло бы быть значительно хуже, – заметил Арманд, проследив за ее взглядом.
– Как вы себя чувствуете? – тихо спросила Катя.
– Ранение в голову несерьезное, но потеряно много крови. А другая рана… Ну, еще бы несколько сантиметров влево, и я бы остался без одной почки. – Арманд болезненно улыбнулся. – Тогда бы мне не выкарабкаться.
– Мне хочется знать, что же произошло, – живо поинтересовалась Катя.
Арманд рассказал ей все до того момента, когда он решил покинуть безопасное место среди камней и поплыть в грот.
Он сделал паузу, чтобы передохнуть, потом продолжил:
– У меня не было представления о том, куда я отправляюсь. Благодаря счастливой случайности – хотя братия монастыря может поспорить, что это случилось благодаря вмешательству провидения, – я поплыл в правильном направлении и достиг берега. После чего потерял сознание. Очнулся я уже в кровати.
– Кто такие эта братия? – спросила Катя:
– Они принадлежат к ордену, которому исполнилась почти тысяча лет. Они очень активны в политическом плане, но не выпячиваются. Вся гора является своего рода огромным муравейником, с туннелями и проходами повсюду, которые каждый монах знает как свои пять пальцев. Они слышали о стрельбе и об усилиях спасателей и поэтому отправились в грот, чтобы принять участие в моих поисках. Мне очень повезло.
– Известно ли вам, что все думают, что вы погибли? – тихо произнесла Катя.
– Да, конечно, – Арманд погладил ее по щеке. – Так же как и я думал, что вы тоже погибли…
Катя прижала к щеке его ладонь.
– Вчера они опустили в могилу ваш гроб Это… это было ужасно!
– Надеюсь, что люди неплохо вспоминают обо мне, – сухо ответил Арманд. Катя увидела, как на его глаза навернулись слезы. – Мне надо было пойти туда… из-за Дэвида. Одного из лучших людей, которых я когда-либо знал. И даже не сознавая этого, я привел его к смерти.
– О чем вы говорите? – вскричала Катя. – Дэвида застрелил убийца!
– Да, но почему так произошло? Начнем с того, почему Дэвид вообще превратился в объект покушения? Потому что фактически я подставил его Арманд повернулся и лег на спину. Он смотрел прямо перед собой, но все время сжимал, не отпуская, руку Кати. По различной силы пожатиям его пальцев Катя могла судить о его переживаниях – о горе, боли, об охватывавшем его гневе, которые его едва слышная речь не могла передать.
– Пришло время, чтобы вы узнали обо всем, – сказал Арманд. – Секретов больше не должно оставаться. Надеюсь, Катя, вы сможете простить меня.
– Простить вас? За что же?..
– Выслушайте меня, пожалуйста. А потом дайте мне свой ответ. Видите ли, речь пойдет не о Дэвиде и не о том, что произошло в тот вечер. Все началось с Александра.
При упоминании имени отца лицо Кати побледнело.
– Начнем с того, что Александр погиб не в дорожном происшествии. Его убили.
Из мучительных кусочков он сложил всю мозаику происшедшего. Катя думала, что ее сердце разорвется, когда слушала рассказ, но мобилизовала каждую толику своей воли, чтобы сконцентрироваться на словах Арманда, понять запутанную нить событий, которые порождались еще более загадочными и роковыми побуждениями.
– Кто же он такой, Арманд? – наконец спросила она его. – Кто этот мерзавец, убивший моего отца?
Арманд повернул голову в ее сторону, чтобы видеть ее глаза.
– Пьер…
Ярость Кати испарилась. Она ждала услышать о чудовище, а не о банкире с мягкими манерами.
– Но как же он мог это сделать?
Арманд рассказал о финансовых неприятностях Пьера, как отчаянно он нуждался в деньгах и какие он только ни применял ухищрения, чтобы добыть их.
– И тут ваш отец узнал об этом и пригрозил разоблачить его.
– Почему?
– Потому что он опасался, что это отразится на мне, на нашей деятельности…
– На похоронах присутствовал один мужчина, – заметила Катя. – Единственный человек, который приехал, чтобы погоревать о смерти Дэвида. По фамилии Смит.
– Чарльз Смит. Заместитель Дэвида. Вы опять увидитесь с ним, и он передаст все, что вам следует знать.
– Арманд, почему вы завещали все наследство мне? – торопливо спросила Катя. – Вы должны объяснить мне это.
– Помогите мне сесть, – попросил Арманд.
Катя просунула руку ему под мышку и пододвинула его к изголовью. Но потом руку не вынула, так и замерла, обнимая его.
Не только эта нежность открыла Арманду глаза на то, что в Кате что-то изменилось. То же он увидел в ее глазах, услышал в ее голосе, почувствовал в самой атмосфере, окружавшей ее. Он отвечал взаимностью на это, потому что, каким бы ни было это невысказанное чувство, он разделял его. Арманд понимал также, что в данный момент было бы опасно выяснять характер этого чувства. Он смотрел на Катю и молил Бога, чтобы сбылась хотя бы половина его надежд.
– Я изменил свое завещание, потому что вы единственный человек, которому я безгранично верю. Не секрет, что между мною и Джасмин нет близких, доверительных отношений. Ни она, ни Луис никогда не принимали никакого участия в «Интерармко», и сразу открыть им все было бы, понимаете, просто невозможно.
Катя медленно кивнула:
– Да, понимаю.
– Но, давайте возвратимся к Пьеру, – предложил Арманд, почувствовав облегчение оттого, что Катя согласилась с его объяснением. – Видели ли вы его со времени моей с «кончины»?
Катя рассказала Арманду о совещании как раз сегодня утром – Пьера, Джасмин и Луиса с ее участием. Глаза Арманда засверкали.
– Так, значит, я хочу продать казино, – хрипло вырвалось у него. – И кто же сообщил об этом?
– Пьер.
– Вызвало ли это удивление у Джасмин и Луиса?
– Никакого. Они согласились с ним, что поступить так будет лучше всего… при сложившихся обстоятельствах.
– Понятно. Но сложившихся в чью пользу обстоятельствах? Что выиграют от этого Луис и Джасмин?
– Кучу денег, – шутливо отозвалась Катя.
– Бог мой! Предвыборная кампания Луиса! – Арманд взглянул на нее. – Каким же я оказался слепцом?
– Арманд, я не успеваю следить за ходом ваших мыслей!
– Луис – слабак, Катя. Он такой же продажный и коррумпированный, как и все остальные зуамы. И не может быть другим, потому что он их ставленник, которого они купили с потрохами… почти.
Катю это потрясло. Она никогда не видела эту сторону личности Луиса, даже не подозревала о существовании такой стороны.
– Понимаю, что в это трудно поверить, – Арманд заметил, что его слова вызвали у нее замешательство. – Луис нацепил на себя благопристойную личину. Но поверьте мне, эта внешность не соответствует его нутру.
Арманд помолчал.
– Так же как не соответствует действительности утверждение, что я хочу – или намеревался когда-либо раньше – продать казино.
Катя отшатнулась:
– Вы даже и не думали об этом?
– Никогда не думал, Катя.
– Тогда почему же?..
Арманд наблюдал, как истина, подобно огоньку маяка сквозь туман, начинала пробиваться во взгляде Кати.
– Они воспользовались моей неопытностью, – медленно произнесла она. – Неопытностью человека, который ничего не знает о казино и чуть ли не получает его целиком по наследству. Они сознавали, что положение с «Мэритайм континенталом» побудит меня продать мою часть наследства за достаточную сумму денег, чтобы компенсировать потери, обелить мое имя, а также имя и репутацию отца и Эмиля Бартоли. Чтобы получить возможность вернуться домой, возобновить прежнюю жизнь и работу.
– Было ли это искушение сильным?
– Довольно сильным. Я сказала, что мне нужно время, чтобы обдумать предложение султана Брунея.
– Не кто-нибудь, а султан, – пробормотал Арманд, – Пьер не терял время зря.
Катя посмотрела на него:
– Пьер был замешан в том, что произошло с «Мэритайм континенталом», не так ли? Он все это подстроил?
– Этого я не знаю, – предостерегающе заметил Арманд. – Похоже на то, но…
– Что – но?
– Я расцениваю Пьера как отчаявшегося человека, находящегося на грани паники. Может ли он сочетать в себе коварство, методичность и абсолютную беспощадность, бессердечие? Мне в это не верится, Катя.
– Тень, – предположила Катя. – Тень Пьера…
– Да, кто-то воспользовался затруднениями Пьера, чтобы замаскировать свои собственные деяния.
– Кто же это может быть?
– Дэвид погиб, пытаясь получить ответ на этот вопрос, – ответил Арманд с тяжелым сердцем. – Британского банкира Мортона, который разоблачил Пьера перед вашим отцом, убили, потому что Дэвид слишком к нему приблизился. Потом возник Майкл Сэмсон…
Это имя не сразу вызвало воспоминания, потом Катя вспомнила названного человека.
– Сэмсон? Сотрудник отдела коммуникаций, который сгорел во время пожара в Нью-Йорке? Какое он имеет ко всему этому отношение?
Катю напугала отчаянная грусть, отразившаяся в глазах Арманда.
– На самом деле его зовут не Майкл Сэмсон, – мягко произнес Арманд. – Это – Майкл Саиди.
– Не может быть!
Арманд сжал руку Кати, прижал ее к себе.
По кусочкам Арманд изложил разгадку того, что на самом деле представлял собой Майкл Саиди. Он ничего не утаил, даже самоубийство Прюденс Темплтон и фотографию, которая осталась после ее смерти. Арманд достал этот снимок.
– Именно это я привез с собой, чтобы показать вам в яхт-клубе.
Катя стала разглядывать снимок, края которого свернулись от морской воды.
– Это он, – прошептала она. – Вы считаете, что Пьер использовал Майкла, чтобы произвести растрату в «Мэритайм континентале»? – в конце концов спросила Катя.
– Могло произойти именно так, – задумчиво молвил Арманд. – Не могу представить себе, чтобы Пьер стал пачкать свои собственные руки. Но тогда мы возвращаемся к прежнему вопросу: является ли Пьер таким человеком, который может отыскать и взять под контроль сообщника? Не думаю.
Казалось, Катя не расслышала его слов.
– Тогда Майкл мог иметь какое-то отношение к убийству моего отца, даже если и косвенным путем.
Арманд уловил опасные нотки в ее голосе. Ему была известна тональность мести. И чувство мести в данном случае было уместно, но не так, как она себе представляла. Она не знала, как надо разыграть эту часть игры.
– Майкл растратчик и убийца, – прямо заявила Катя. – Господи, как бы мне хотелось привезти его в Нью-Йорк и предать суду за убийство того несчастного мужчины, который сгорел в огне пожара!
– Да, Катя. Мы должны найти способ разоблачения Майкла Саиди, показав, кто он есть на самом деле. Но остается также вопрос о сообщнике Пьера. Оба они, и сообщник, и сам Пьер, должны сейчас чувствовать себя в полной безопасности, думать, что я погиб. В конечном счете я должен буду объявиться…
– Нет, Арманд, – решительно возразила Катя. – Я сделаю то, что вам делать нельзя.
– Это невозможно! Я не допущу…
– У вас нет иного выбора! Вы же сделали меня своей наследницей. Я уже втянута во все это!
– Проклятье, Катя, я не могу позволить вам пойти на это! Это не безобидная игра. Пьер и его сообщник уже убили троих… четверых, если считать и меня среди погибших. Если вы встанете на их пути, то не поздоровится и вам.
– Мне уже не поздоровилось, – холодно возразила Катя. – Когда они убили моего отца.
Арманд опять прилег на кровать, тяжело дыша.
– Пожалуйста, Катя, не делайте этого. Я никогда не хотел, чтобы вы завязли в этом деле таким образом. – Он пристально смотрел на нее. – Это такое мерзкое дело! Вы не представляете себе, как я ненавижу эту изнанку ливанской жизни. С ее бесчисленными, беспредельными интригами, которые губят правду и верность даже внутри семей. Мы превратились в своих собственных злейших врагов, Катя, стали слишком жадными и гордыми. Мы считаем, что все дозволено, лишь бы за это хорошенько заплатили. В один прекрасный день мы дорого заплатим за это.
– Заплатят другие, но не вы, – возразила Катя. Она очень близко наклонилась к нему, поняв, как быстро он устает. – Скажите, что мне делать. Пьер и другие ждут, что я соглашусь на продажу казино. Может быть, отказавшись сделать это, я подтолкну Пьера совершить ошибку? Может быть, он даже выболтает, с кем он орудует. Если окажется, что это Майкл, тогда…
Арманд закрыл глаза и лежал очень тихо. Катя затаила дыхание.
– Вам надо выиграть для нас время, – произнес наконец Арманд. – Нам это нужно, чтобы заговорщик Пьера выдал себя, тогда мы выберем нужный момент, чтобы сорвать маску с лица Майкла Саиди. Существует способ сделать это… – На некоторое время Арманд замолчал. – Единственный способ. – Он протянул руку и притронулся ладонью к ее щеке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оазис грез - Шелби Филип



Читала "на одном дыхании" впечатляет!!!
Оазис грез - Шелби ФилипСветлана
21.01.2014, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100