Читать онлайн Оазис грез, автора - Шелби Филип, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис грез - Шелби Филип бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис грез - Шелби Филип - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис грез - Шелби Филип - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелби Филип

Оазис грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Для Пьера двадцатиминутная поездка на машине в Бейрут была омрачена. До него дошли сведения, что Арманд по-тихому наводил справки относительно краха «Мэритайм континентала». Теперь в Бейрут приехала дочь Александра… Зачем? И что было известно Джасмин, о чем она не поведала ему? Вот вопросы, которые занимали его, когда он ехал по узким ветреным улицам района Ра в Бейруте, переполненным в этот час толпами людей.
– Дома все в порядке? – спросила Джасмин. Пьер вздрогнул при звуке ее голоса.
– Да, конечно. Джасмин рассмеялась:
– Ах, Пьер, ты такой неумелый лжец!
Пьер так сильно сжал рулевое колесо «бентли», что суставы пальцев на его руках побелели. Он еле уклонился, чтобы не наехать на выходивших из клуба участников вечеринки.
– Пьер!
– Ви… виноват. Эти проклятые толпы запрудили все улицы.
– Я просто над тобой подтрунивала, – успокаивала его Джасмин. – С молодыми девушками бывает всякое. Когда они находят мужчину, который превращает в быль их грезы, они считают, что могут теперь мечтать вечно.
– Ну, что же, думаю, это верно, – нервно отозвался Пьер.
– Трудно отказать в чем-либо человеку, которого любишь, правда? Всегда боишься, что если лишишь их чего-нибудь, то он бросит тебя.
Пьеру удалось не наехать на кустарник, росший по бокам подъездного пути к жилому зданию, где находилась квартира Джасмин. Он поставил рычаг скорости на нейтралку и откинулся на спинку кожаного сиденья. Его руки гак тряслись, что он с трудом прикурил сигарету.
– Как ты об этом узнала, Джасмин? Ты должна мне рассказать об этом! Откуда тебе стало известно о банке… чем я занимался?
– Ты уже спрашивал меня об этом, – ответила Джасмин скучающим тоном. – Но ответ мой такой же: это не твое дело, Пьер.
– Будь ты проклята, ведьма!
Он замахнулся, но Джасмин не пошевелилась, не дрогнула.
– Если бы ты ударил меня, Пьер, я бы оторвала и подала тебе твой член, – произнесла она ледяным голосом. – Если ты еще раз поднимешь на меня руку, я погублю тебя!
– Ви… виноват. Не знаю, что на меня нашло. Просто…
– Ты чувствуешь свое бессилие. И подобно большинству мужчин, которые считают, что попали в ловушку, набрасываешься на первого попавшегося под руку. Не смей никогда набрасываться на меня! Тебе понятно?
– Да… да, обещаю. Это никогда не повторится.
– Во всяком случае, в отношении меня. Теперь слушай внимательно, потому что то, что я собираюсь сказать тебе, касается твоего друга Кеннета Мортона. Похоже, кое-кто расспрашивал о нем в Лондоне.
– Невозможно! – прошептал Пьер. – Мортону заплатили. Он уехал в Прованс. Как мог кто бы то ни было узнать?.. – И тут Пьер сам нашел ответ на свой вопрос. – Александр? Александр оставил записку с именем Мортона?
– Арманду оставил. Но справки наводит не Арманд. Это делает Дэвид Кэбот.
При упоминании имени Кэбота душа Пьера ушла в пятки.
– Он – подонок! Дрянной человек. Настоящий бульдог: если вцепится в вас, то не отпустит!
– На этот раз отпустит. Я позабочусь об этом. Но за это я хочу, чтобы ты постарался, Пьер. Чтобы сделал все возможное и достал Луису нужные деньги.
– Обещаю сделать все, что смогу. Но ты должна понять мое положение…
Джасмин протянула руку и погладила его по щеке. Потом неожиданно ущипнула его большим и указательным пальцами, оттянула кожу и повернула пальцы, уставившись в глаза Пьера, когда он взвыл.
– Понимаю, Пьер. Прекрасно понимаю.


Джасмин зловеще посмеивалась, направляясь по коридору в свою квартиру. Какой же все-таки старый козел этот Пьер! И в самом деле, как же она обнаружила растрату? Этот болван никогда не догадается об источнике ее информации. Она тайно злорадствовала, вспоминая тот день полгода назад.
Клео названивала ей раз шесть, прежде чем она согласилась подойти к телефону. С тех самых пор, как Пьер спутался с Клео, Джасмин отказывалась от его приглашений на обеды и вечеринки. Чем чаще Пьер просил ее включить Клео в свой круг, тем более усердно она игнорировала эту девушку. Вот почему настойчивость Клео в тот день так заинтриговала и озадачила ее, и Джасмин наконец решила переговорить с Клео.
Клео просила о встрече. Джасмин выбрала для этого кафе в центре бейрутского района Ра. Обычно она не посещала этого заведения, за исключением таких случаев, как этот, когда встречалась с людьми и не хотела, чтобы ее видели с ними в отелях «Финикия» или «Сент-Джордж». В тот самый момент, когда Клео села за стол, Джасмин поняла, что Клео удивлена выбором места встречи. Выражение на ее лице показало обиду.
Клео заказала кофе и, сняв слишком большие очки от солнца, уставилась на Джасмин, которая снизошла только поздороваться с ней.
– Я вам абсолютно не нравлюсь, правда? – выпалила она.
Джасмин склонила голову:
– Вы бы могли спросить меня об этом по телефону. И получили бы такой же ответ: не нравитесь, не особенно нравитесь.
– Вы считаете, что вы лучше меня.
– Клео, если это все, что вы хотели сказать, то я зря трачу свое время.
Джасмин собиралась было уйти, но Клео поспешила:
– У меня есть кое-что, что вам может пригодиться, нечто ценное для нас обеих.
Джасмин села и оглядела, что происходит вокруг. Соседние столы были не заняты, и никто в зале, казалось, не обращал на них особого внимания.
– Слушаю вас.
– Но я не уверена, что могу вам довериться.
Джасмин задумчиво посмотрела на нее. Девушка чувствовала себя неуверенно, вела себя с вызовом, но не испытывала страха. Может быть, ее информация действительно стоящая?
– Вы нуждаетесь в моей помощи, – прямо заявила ей Джасмин.
– Да.
– Но как только вы сообщите мне что-то… что я смогу использовать… вы не сможете никак воздействовать на меня. Вы мне вообще можете не понадобиться.
– Это верно, – ответила Клео натянутым голосом. – Но вы поступите глупо, если подведете меня таким манером. Но вы все равно можете поступить именно так, потому что такой уж вы человек.
– Ничего себе комплимент, – пробормотала Джасмин. – Ну, что же, решать вам, Клео. Ни вы, ни я не можем просидеть здесь весь день.
Клео подалась вперед:
– Речь идет о Пьере.
– Что же с ним стряслось?
– Вы знаете, что он покупает для меня все, практически все, что я ни захочу.
Джасмин оценивающе посмотрела на Клео.
– Он разорился, – произнесла Клео, улыбнувшись, когда заметила удивление в расширившихся глазах Джасмин. – Вы не знаете об этом, правда?
– Вы несете чушь, – отрезала Джасмин. – У Пьера куча денег.
– Нет, дорогая моя, – промурлыкала Клео. – У меня теперь куча его денег. И он передает их мне все больше. Взгляните на меня, Джасмин. Подумайте обо всем, что он приобрел для меня, потом умножьте это на десять. Неужели вы думаете, что даже у Пьера может оказаться столько наличности от его заработков и инвестиций? Неужели вы этому поверите?
– Что вы хотите сказать этим, Клео? – наконец спросила она.
– Что Пьер – вор, – ответила Клео, самодовольно покривив губы. – Ворует по-крупному.
– Надо представить какие-то доказательства, – холодно заметила Джасмин.
Клео пошарила в своей сумочке и вынула копии документов, которые Пьер хранил на полочке своего сейфа. Через несколько минут для Джасмин стало ясно, что Пьер был большим идиотом, чем она когда-либо думала.
– Полагаю, что там, откуда вы взяли эти бумаги, имеются и другие документы? – высказала предположение Джасмин, постукивая ноготком своего пальца по стаканчику.
– Много.
– И что же вы собираетесь с ними делать, Клео?
– Пока что абсолютно ничего. Но может наступить такой день, когда Пьер начнет чересчур рисковать. Или потеряет бдительность, допустит ошибку. Я подстраховываю себя, делясь этой информацией с вами.
– Вот как? Почему вы думаете, что я не поступлю иначе и не расскажу Пьеру о вашем маленьком секрете? Хотя он и в отчаянном положении, он все равно вышвырнет вас за дверь.
– Ах, Джасмин! Не думаю, что вы так поступите. Теперь это стало и вашим маленьким секретом. Не думаете ли вы, что и я могла кое-что узнать о вас за это время? Вы дорожите тайнами. Вы, как скряга, постоянно их собираете и коллекционируете, используете их только в удобный момент, когда можете получить от них максимальную выгоду. Нет, вы не расскажете об этом Пьеру. Вы сохраните это в своей памяти до тех пор, пока вам это пригодится.
Джасмин усмехнулась:
– Вы ведете со мной очень опасную игру.
– Опасная игра для меня уже началась, – парировала Клео. – Поэтому мне надо подстраховаться.
– Какой конкретный смысл вы вкладываете в это?
– Если Пьер провалится, то я не хочу загреметь вместе с ним. Хочу, чтобы у меня оказалось достаточно денег, чтобы жить также, как сейчас, до конца своих дней.
– У вас и сейчас их предостаточно!
– Не смешите меня, Джасмин! Это вам не идет. То, о чем я говорила сейчас с вами, составляет какой-то жалкий миллион долларов.
– И если, как вы сказали, что-то случится с Пьером, почему я вообще должна вам что-то платить? Для вас будет слишком поздно что-либо получать.
Клео засмеялась:
– Какое у меня имеется средство против вас, так, что ли? Джасмин, если вы не заплатите, то я столько вылью дерьма на ваш снежно-белый престиж, что вы диву дадитесь. Я дам показания в суде, что я, ужасно напуганная простая девушка, пришла к вам за советом, когда узнала о недостойном поведении своего любовника. Понятно, что вы уговорили меня молчать, и просто ради перестраховки я запишу это в свой дневник… Вам понятна моя мысль, Джасмин?
– Даже очень.
– Значит, мы договорились?
Джасмин поднялась и поправила свою шляпку.
– Мы договорились, Клео. Миллион долларов в банке по вашему выбору, если что-то случится с Пьером. И ничего больше. Понимаете? Ничего!
Клео бросила мелочь на блюдечко со счетом.
– Можете притворяться и строить что-то из себя и дальше, Джасмин. Я делать этого не собираюсь, мне это не нужно. – Она взглянула на монетки. – Знаете, в людях, подобных вам, меня раздражает то, что они считают возможным ни за что не платить. Но на этот раз такой номер не пройдет. Вот почему, Джасмин, за кофе плачу я.
Последние слова Клео глубоко врезались в память Джасмин, хотя к настоящему времени она почти убедила себя в том, что полученная информация стоила миллион долларов… даже если дело дойдет до реальной уплаты.
Конечно, Клео не собиралась передавать ей проклятые фотокопии прегрешений Пьера, но это не имело значения. Джасмин обладала чуть ли не фотографической памятью, как несколькими днями позже убедился в этом Пьер.
Джасмин подождала лишь столько времени, сколько потребовалось, чтобы обдумать последствия шантажирования Пьера. Как ей представлялось, она ни в каком случае не проиграет. И была права. Напыщенный, самодовольный Пьер тут же сломался, как только Джасмин начала цитировать фразы из его бумаг.
Джасмин получила от реакции Пьера почти сексуальное удовлетворение. Это чувство усиливалось тем фактом, что она упрямо отказывалась сказать Пьеру, хотя он умолял ее, откуда она получила такую информацию. Наблюдая за ним, она догадывалась, как перед мысленным взором Пьера возникают лица подозреваемых им людей. Но как и большинство затравленных жертв, он боялся взглянуть правде в глаза: что или кто поставил его в такое положение, и этот кто был самым любимым человеком, которому он больше всех доверял. И поэтому остававшийся вне подозрений.
– Итак, чего же ты хочешь от меня? – спросил Пьер, когда к нему возвратилось присутствие духа.
– В данный момент ничего. Пьер энергично потряс головой:
– Нет, Джасмин. Ты не такая. Тебе всегда что-нибудь нужно!
– Ты узнаешь об этом, когда подойдет время, – уточнила Джасмин. – А до тех пор я надежно сохраню твою тайну.
И Клео тоже…
То ли интуиция, то ли капризы судьбы подсказали Джасмин, что ждать ей придется недолго. Она верила в то, что если удача отворачивается от человека, то он не сможет предотвратить дальнейшие несчастья. В тот послеобеденный час, когда Пьер влетел в ее дом, хныча и проклиная все на свете, потому что Александр Мейзер обвинил его в растрате, он начал распространяться на тему, что Джасмин предала его, и Джасмин поняла, что нужный момент наступает.
– Тогда ты знаешь, что надо делать, – заметила она. Пьер непонимающе посмотрел на нее.
– Какие же у меня остаются возможности? – печально спросил он.
– Я полагала, что это очевидно, – прошептала Джасмин, впившись в него взглядом.
По появившемуся выражению ужаса на его лице Джасмин поняла, что до его сознания дошел смысл ее слов.
– Нет! Ты с ума сошла!
– Либо это, либо ты теряешь все – свою должность, женщину и репутацию. Теряешь все, Пьер. Может быть, даже и смелость сделать последний шаг, чтобы с честью уйти из жизни.
Она наклонилась к нему, почувствовала, как он вздрогнул от ее прикосновения.
– Я подскажу тебе, что надо сделать, кому позвонить, что сказать. Это не так трудно обтяпать, как ты себе представляешь. И не печалься об угрызениях совести, Пьер. Когда Александра Мейзера не станет, ты не проронишь и слезы. Ты почувствуешь слишком большое облегчение.
И он почувствовал такое облегчение, подумала она, входя к себе в квартиру, почувствовал на время…


У Пьера отлегло на душе, когда он увидел, что на его вилле свет не горит. Впервые ему было безразлично, где находится Клео. Ему нужно было побыть одному. Он снял парадную дверь с охраны и прошел прямо в столовую к шкафчику со спиртным, взял бутылку виски и стакан и сел, глядя на тихие, залитые лунным светом холмы.
Первую порцию виски выпил залпом, налил еще. Пьер редко пил крепкое спиртное, и неразбавленное виски, хотя и мягкое на вкус, ударило ему в голову. Он надеялся, что оно ослабит напор мыслей, кружившихся в его голове как потревоженный пчелиный рой, развеет страх, от которого замирало сердце. Но вместо этого шотландское виски привело к прямо противоположному: раздуло ужасы, охватившие его как злые духи. Когда возвратилась Клео, Пьер решил, что надо делать с абсолютной решимостью напившегося человека.
– Что с тобой? – спросила Клео. – Почему ты напился?
Пьер уставился на нее осоловелыми Глазами.
– Ради правды. Я пью во имя правды.
– О Господи! – пробормотала Клео. – Перестань, разреши, я уложу тебя в кровать.
– Нет! Я должен кое-что сказать тебе. У меня теперь нет другого выхода…
Отчаяние в голосе Пьера напугало Клео. Она никогда не видела его пьяным и не подозревала, что такое может случиться. Если и появлялись какие-то тревожные сигналы, то она их не заметила.
– Хорошо, дорогой мой. Давай поговорим. Я сяду рядом, и мы будем разговаривать столько, сколько ты пожелаешь.
– Ты знаешь, что я люблю тебя, – всхлипнул Пьер.
– Конечно, знаю.
– И что я делаю все для тебя.
– Да.
– Но больше я не смогу этого делать. – По щекам Пьера покатились слезы. – Понимаешь, я обанкротился. У меня нет больше денег.
Клео бросило в дрожь.
– Пьер, не говори глупостей. У тебя не может не быть денег!
Пьер устало покачал головой.
– Нет своих денег. Я их все растратил, а теперь трачу банковские деньги.
Клео замерла от его слов.
– Что ты имеешь в виду, дорогой мой? – мягко спросила она.
Признание вылилось из него с обильными парами виски. Так как Клео знала о секретных финансовых бумагах, хранившихся в сейфе Пьера, то она догадывалась, откуда он берет деньги. Но она удивилась, как ловко он обставил эту кражу.
– Поэтому, видишь ли, любовь моя, Александр каким-то образом пронюхал об этом. Я и сейчас не знаю, как это ему удалось. Когда он погиб, я искренне надеялся, что опасность миновала. Но это не так. Теперь справки наводит Арманд. Может быть, Александр оставил что-то такое, что можно мне инкриминировать. Что бы это ни было, Арманд докопается до сути. В этом отношении он настоящий пройдоха, и тогда он сломает меня.
Пьер через силу влил в себя еще спиртного и закашлялся.
– Я не могу больше выносить такую жизнь! Вздрагивать при каждом телефонном звонке и стуке в дверь и гадать, не полиция ли это. Мне чудится, что меня выволокут из собственного дома в наручниках. Я этого не перенесу, Клео. Не переживу! Я должен излить душу, прийти с поличным, пока есть еще время. Банк пойдет на все, чтобы избежать скандала. Может быть, мне удастся возвратить то, что я присвоил. Ну, конечно же! Правление пойдет на это. Они же понимают, что я не преступник…
Клео прижала его голову к своей груди.
– Конечно, ты не преступник, дорогой мой. Ты добрый, порядочный и щедрый человек. Но, любимый мой, они не проявят к тебе сострадания. Пожалуйста, выслушай меня ради нас обоих.
Клео лихорадочно обдумывала создавшееся положение. Если Пьер станет упорствовать в своих дурацких намерениях, то все пропало. Ей надо как-то поддержать этого надломившегося человека, хотя бы несколько дней.
– Пьер, тебе нельзя идти с повинной ни в банк, ни в полицию.
Пьер отстранился от нее.
– Почему? – заклинающе спросил он ее.
– Потому что если ты так поступишь, то погубишь и меня, – мрачно произнесла Клео. – Только подумай, любимый мой. Все, что ты сделал, ты делал для меня. Всякий скажет, что во всем виновата я. Некоторые даже выскажут предположение, что я вынудила тебя на такие поступки. Понимаешь? Значит, я сообщница! Мне тоже придется пострадать. Представь себе, что со мной могут сделать в тюрьме, дорогой мой.
Пьер содрогнулся.
– Но ты же невиновна. Я заставлю их поверить в это!
– Они поверят тому, чему захотят верить. Знаю, что ты это понимаешь. Умоляю тебя, любимый, не осуждай себя, потому что если ты это сделаешь…
– Я ни за что не допущу, чтобы с тобой что-то произошло, – прохрипел Пьер. – Я скорее умру!
– Нет, милый! Ты должен жить! Мы оба должны пройти через это испытание, пройти триумфально! Тебе не надо обращаться к властям…
– Но Арманд!
Клео прижимала его голову к своей груди, положила щеку на его макушку.
– Все будет хорошо, – убаюкивала она его. – Вот увидишь, я обещаю. А теперь засни, прямо здесь, в моих объятиях. Все будет хорошо…
Джасмин повернула свое кресло, чтобы на нее не падали солнечные лучи. Она ждала в кафе бейрутского района Ра и была раздосадована и раздражена, барабаня длинными наманикюренными ноготками по металлическому столу.
Смерть Александра Мейзера представляла собой лишь первый этап, который она ждала, чтобы начать разрушение банка «Мэритайм континентал». А это в свою очередь должно было подтолкнуть Арманда превратить казино в общественную собственность, чтобы сохранить репутацию своего дорогого покойного друга. Она была уверена, что Арманд последует зову совести и бросит на это все необходимые средства. Если он все сделает общественным достоянием, тогда она получит необходимую сумму, которая нужна ей теперь, чтобы Луис стал президентом. Но Арманд надул ее. Возможно, он был более толстокожим, чем она предполагала.
Хотя все вышло как она задумала, точно с таким результатом, который ожидался, на той холодной, пустынной дороге под Женевой, она все же не получила того, чего хотела… что ей было нужно.
И вот Клео приближалась к ней, на лице эти дурацкие очки от солнца.
Новые неприятности…
– Прошло много времени с тех пор, как вы заплатили за мой кофе, – заметила Джасмин.
Клео бросила на стол пачку сигарет и отрывисто сказала проходившему официанту:
– Водки… двойную порцию.
– В такое раннее время дня… – пробормотала Джасмин.
– Думаю, что вы составите мне компанию, когда я расскажу вам о Пьере, – парировала Клео.
– Успокойтесь, моя дорогая, – произнесла Джасмин и кивнула официанту.
Клео опрокинула рюмку и закурила сигарету.
– Он разваливается на куски.
– Объясните, пожалуйста.
Клео рассказала о том, как напившийся Пьер запаниковал и усовестился, о его намерении во всем признаться.
– Считаете ли вы, что его слова можно принять всерьез, если учесть все обстоятельства? – спросила Джасмин.
– Абсолютно!
– Послушается ли он вас?
Клео прикусила губу. Никогда в жизни она не сомневалась в своей власти над мужчинами. Но в этом случае дело обстояло иначе.
– Какое-то время будет слушаться, но недолго. Джасмин некоторое время хранила молчание.
– Ну, думаю, что тогда я должна буду предложить ему убедительный аргумент, чтобы ничего не говорить.
– Не забывайте, что если что-то случится, то вы должны будете мне…
– Да, Клео, я помню об этом!
Почувствовав что-то недоброе, Клео понизила голос.
– Вы действительно можете это сделать? – спросила она. – Внушить ему какое-то благоразумие?
Джасмин улыбнулась:
– Давайте скажем так – я могу заставить его понять ошибочность своих поступков.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оазис грез - Шелби Филип



Читала "на одном дыхании" впечатляет!!!
Оазис грез - Шелби ФилипСветлана
21.01.2014, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100