Читать онлайн Мечтатели, автора - Шелби Филип, Раздел - 62 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтатели - Шелби Филип бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтатели - Шелби Филип - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтатели - Шелби Филип - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелби Филип

Мечтатели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

62

Подобно большинству людей, Кассандра на своем опыте познала значение пословицы «хорошенького понемножку», как ребенок обычно после второго или третьего блюда ждет любимый десерт. Как раз накануне своего тридцатилетия она получила этот старый урок уже иным образом.
В феврале 1951 года ЮСЭ на Девятой авеню напоминал сумасшедший дом. Никто не ожидал такого объема работы, который свалился после Дня Благодарения и неуклонно возрастал вплоть до конца января. Ежедневно по почте поступали сотни расписок в получении, отснятых на фотопленку, звонили управляющие отелей и ресторанов, требовавшие еще большего количества расходных карточек. Телефоны звонили не переставая, так как управляющие по сбыту требовали расписки за карточки. Кассандра проводила в офисе по 15–20 часов в день, выкраивая в плотном расписании только вечер, чтобы расслабиться. Она платила своему персоналу вдвое больше, чтобы они оставались на работе допоздна, включая и выходные дни. Кассандра знала, что нельзя медлить с приемом денег от клиентов и в то же самое время надо было безотлагательно делать свои платежи учреждениям.
Другой непредвиденной проблемой была клаустрофобия. Отремонтированное помещение было благопристойным, но слишком тесным. Она не ожидала того, что для каждой карточки потребуется в качестве приложения лавина документов. Это были папки документов – частных и итоговых, счета, гросбухи текущих доходов и расходов, всегда переменчивые архивы балансов. Каждый дюйм пространства был использован.
Заявки от потенциальных клиентов – учреждений и владельцев карточек подвергались обработке в личном офисе Кассандры, хотя служащие могли бы поставить главу ЮСЭ буквально в безвыходное положение. Несмотря на то, что ее служащие с удовлетворением занимались платежными чеками, подкармливаемые за счет сверхурочных, стесненные условия труда вызывали их недовольство. Чтобы не произошло худшего, Кассандра решила сама погасить волнения.
В последнюю неделю февраля Кассандра начала перемещение целой линии печати на новое место в южном конце Манхэттена. Хуже всего было то, что зима принесла обильные снегопады, и то, что прежде занимало один день, растягивалось на три. Результатом был завал работы по доставке печатных машин.
Тем не менее было увеличено вдвое рабочее помещение расчетной палаты. Туда завезли множество новых столов, стульев и целый ряд шкафов для хранения документов, среди которых возбужденно суетились сотрудники, Кассандра же управляла из своего офиса.
– Похоже, вы хорошо справляетесь со всем, – сказал флегматично Эрик Голлант, напряженно прислушиваясь к доносящемуся отовсюду рабочему шуму.
Кассандра мрачно посмотрела на него.
– Понемногу.
– Позвольте сделать предложение… – начал бухгалтер, – вы могли бы взять к себе несколько коммивояжеров. Мне звонили несколько человек, с которыми вы обещали встретиться, но из этого так ничего не получилось.
Голос Кассандры стал угрожающе тихим:
– Эрик, вы предполагаете, что я смотрительница сумасшедшего дома. Все чего-нибудь хотят. Если вы полагаете, что мне нужны коммивояжеры, то надо нанимать их. Только сначала скажите мне, чем им платить?
Несмотря на огромную массу полученных расписок в получении карточек, расходы Кассандры в процентном отношении опережали общие доходы ЮСЭ от каждой совершенной сделки. Аренда нового торгового дома и перенесение на новое место печатной линии стоили большой суммы денег. Что касается расходов на оплату сверхурочных и содержание нового персонала, то Кассандра использовала удобную ситуацию с массовыми увольнениями, откуда она черпала то, что ей было нужно, беря на себя погашение залога за жилье и обеспечивая прожиточный минимум. Даже при таком барометре, показывающем бурю, резервы ЮСЭ на счете банка угрожающе таяли.
Эрик раскладывал перед собой стопку бумаг так, что Кассандра была в поле его зрения.
– Послушайте меня. Случилось нечто неожиданное. Если нам удастся пустить в продажу карточки ЮСЭ, это даст нам значительно больший доход, чем то, о чем мы мечтали. Мне звонят минимум раз тридцать в день из компаний, желающих заказать карточки для своих служащих. А что нового у вас?
– Семьдесят пять – восемьдесят, – пробормотала Кассандра.
– Вот в том-то и дело, – торжествующе воскликнул Эрик. – Что бы ни способствовало росту интереса – наша презентация, или реклама, – вы теперь понимаете, ЧТО служит приманкой в любом деле: гласность. Карточки стали предметом разговоров. Уже много раз я видел и ресторанах людей, расплачивающихся с помощью карточки. И всегда одна и та же история: ее владелец выкладывает свою пластиковую пластинку, которая выглядит изящно, и с удовлетворенной ухмылкой на лице ощущает вопросительные взгляды клиентов. А затем этот славный малый в течение нескольких минут рассказывает окружающим об этом, как будто он сделал какое-то открытие. Ему удается ощутить свою важность в глазах окружающих и заставить их поверить в то, что он действительно важная персона.
– Кассандра, вы думали, что дали им общедоступную пошлину за обеспеченные услуги. Но это безнадежно устарело. Вы предложили им шанс почувствовать уважение к себе. Вы продавали им мечту.
Кассандра никогда прежде не видела Эрика таким многословным и одновременно взволнованным. Она почувствовала, как будто ее отчистили и подобно глянцу с потускневшего серебра сняли с нее усталость как ношеное платье.
– Тогда, я полагаю, нам лучше было бы принять тех служащих по сбыту, – сказала она.
– Я уже подготовил их и жду вашего разрешения. Кассандра улыбнулась:
– Само собой разумеется. И вы серьезно считаете, что я в состоянии возглавить торговлю?
Брови у бухгалтера вздернулись подобно задвигавшимся гусеницам:
– Вам ничего другого не остается.
Как только Эрик Голлант ушел, Кассандра закрыла двери своего офиса и не брала телефонную трубку. Мысленно снова и снова она возвращалась к сказанному им. Когда она приняла решение, то уверенности в том, что поступила так как надо, не было.
«Какого черта! Разве я не думала воспользоваться моментом?»
Потом она позвонила Джимми Пирсу и сказала ему, что ей нужно встретиться с его художниками и авторами текста из журнала «Кью», чтобы обсудить план следующей рекламной кампании.
– А что-то было не в порядке с первой? – спросил Пирс.
– Ничего, пластинка получилась замечательной. Но теперь я хочу продавать мечту.
Временно решив проблему рабочего помещения, Кассандра сконцентрировала свое внимание на улучшении обналичивания потока карточек ЮСЭ.
– Очень многие люди используют свои карточки в очень небольшом числе заведений, – сказала она шестерым новым служащим по сбыту, – до сих пор мы не смогли увеличить сферу применения карточек и в какой-то степени число клиентов. Короче, наша доходная база очень узка.
Ей уже поступали предложения от ряда торговцев, но Кассандра отклоняла их. Потом Кассандра разрекламировала самые последние предложения, поступившие после пасхальных каникул.
– Для того, чтобы будущие торговцы обнаруживали самих себя, мы будем рекламировать их, включать их имена ради акцептации нашей карточки. Это усилит и значимость обязательств ЮСЭ. И чтобы они поняли, что мы хотим сделать все возможное, чтобы поощрить их стать нашими членами и постоянными клиентами.
– Кассандра, это может быть неверно истолковано, да и бросит на нас тень, – предостерег ее Голлант.
– Я не могу позволить себе выжидать, пока наши клиенты не очухаются и не употребят карточки в своих излюбленных отелях и ресторанах, – горячо ответила она.
– Тогда дайте нам что-нибудь, чтобы мы могли это опробовать, – сказал один из новых служащих.
Кассандра с интересом взглянула на него:
– Вы можете говорить под строжайшим секретом, что к июню, когда вся Америка отправится на летний отдых, карточки будет акцептовать каждый отель «Хилтон». И предлагайте подумать, что предпочтет американец: оставаться там, где надо рассчитываться наличными, или там, где он лихо выложит карточку и будет тратить еще больше, потому что у него отсутствуют наличные?
Кассандра осмотрелась с ошеломленным выражением лица:
– Джентльмены, вы просили дать вам побудительный толчок, и вы его получили. Теперь ваш черед!


– Боже мой, Кассандра, вы должны рассказать мне о «Хилтоне»!
Кассандра посмотрела с виноватым видом:
– Нечего рассказывать.
– Но… каковы ваши намерения? Я точно слышал, как вы сказали…
– Эрик, да, я должна была сказать им что-то! Это замечательные молодые ребята, и они, возможно, станут хорошими агентами по сбыту. Но им необходимо чем-то торговать.
– Даже если это обман? – спросил Эрик спокойно.
– Я себя не чувствую от этого хуже, – умоляла Кассандра. – Мне нужно было дать им что-то, что было у меня под рукой. А я как раз собиралась к Хилтону.
– А если вам откажут во встрече? Что вы скажете этим ребятам, когда окажется, что Хилтон не является нашим клиентом?
– Это будет ужасно, насколько я могу предположить.
Они помолчали некоторое время, каждый погруженный в свои мысли.
– По-моему, вы загнали себя в угол, – заключил бухгалтер. – И это крайне опасно.
– Тогда я попытаюсь приплатить, чтобы дать ход расчетам.
– И каким же образом вы это сделаете? Кассандра опустила руки в притворном отчаянии:
– Попробую поговорить с людьми Кендалла, что еще?
Сейчас Эрик Голлант не хотел даже думать об этом.
Он, конечно, чувствовал, что не в силах поддержать это. Риск был слишком велик. Да и Кассандра вряд ли попытается пойти на это.


Едва только Эрик ушел, как Кассандра уже села за телефон и звонила в Филадельфию Лионелу Кендаллу. Его имя было одним из самых весомых и уважаемых во всей американской системе отелей. Все его отели работали за наличный расчет, и хотя управляющие благоволили идее Кассандры, сам он настаивал на том, чтобы ни у кого и в мыслях не было обменивать карточки на их платежный полис. В течение получаса Кассандре удалось уговорить его по крайней мере встретиться с ней.
– Я надеюсь, что вы получите удовольствие от поездки к нам, мисс Мак-Куин, – сказал ей Лионел Кендалл, когда она на следующий день прибыла в Филадельфию. – Вероятно, до дела не дойдет.
Это был крупный, толстобрюхий мужчина с копной белых как снег волос и старомодно подкрученными усами. И хотя он годился на роль Санта Клауса, в его блестящих голубых глазах отражались проницательность и упрямство.
– Я полагаю, всегда легче сказать «нет» нежели «да», – ответила Кассандра.
Кендалл бросил ей:
– Продолжайте, я внимательно слушаю.
С помощью брошюр, рекламных проспектов и чрезвычайно увеличенного списка клиентов Кассандра растолковала, как с помощью акцептованной карточки Кендалл не только вытянет сеть новых клиентов, но и склонит этих людей расходовать больше денег, чем стоит обслуживание их помещений.
– Все это звучит довольно хорошо, – сказал ей Кендалл, – но это бизнес семейного спроса, мисс Мак-Куин. Вы мне показали впечатляющий список своей клиентуры, но я могу показать список более внушительных размеров. Это мой список. У меня клиенты из всех стран мира. Мы знаем, как четко мои люди следуют постоянным инструкциям принимать их чеки. А достаточно ли персонала у вас?
– Резонный вопрос, – сказала Кассандра. Лионел Кендалл вышел из-за стола:
– Подумайте, что это стоит? Я думаю все-таки, что ваш бизнес незначителен. Это не для меня. У вас нет такого чувства?
– Вовсе нет, мистер Кендалл. Мне дорого время, – и Кассандра собрала свои предъявленные материалы. – Если вы не возражаете, я хотела бы выйти из номера и подышать перед обедом.
Едва заметные искорки блеснули в глазах Кендалла:
– Если вы свободны, я почту за честь, если вы согласитесь пообедать со мной.
– Это очень любезно с вашей стороны, – сказала Кассандра, – я принимаю ваше предложение.


Едва Кассандра вернулась к себе в номер, она бросила бумаги на кровать и позвонила Джимми Пирсу. Менее чем за пять минут она передала ему свой разговор с Кендаллом, опустив тот факт, что он отверг ее предложение.
– И сегодня вечером я иду с ним ужинать, – заключила она.
– Звучит внушительно, Касс. А можно будет сфотографировать вас вместе для прессы?
– Это по вашей части. Может быть, вы распорядитесь, чтобы кто-нибудь позвонил в «Филадельфия инкуайрер»…
Обед был замечательным, и Лионел Кендалл оказался щедрым и гостеприимным хозяином. Было ясно, что в родном городе его любили, о чем свидетельствовали и великолепный прием в одном из лучших ресторанов города, и отношение многих гостей, подходивших к их столику, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Управляющий отеля улыбался и обнял Кассандру, когда их фотографировал репортер местной газеты.
– Вы уверены в том, что я не могу изменить вашу точку зрения? – спросила его Кассандра, когда он сопровождал ее в холле своего флагманского отеля.
– Не сейчас. Но с вами было очень приятно, Кассандра. И я надеюсь, что вы не уедете из нашего города разочарованной.
– Лионел, я вовсе не разочарована.


На следующей неделе журнал «Кью» поместил репортаж о «деловой беседе» Кассандры Мак-Куин с Лионелом Кендаллом. Статья была невнятной, но вызывала интерес, так как фотография анфас, на которой Кендалл рядом с Кассандрой широко улыбался, действовала убедительнее.
«Если сейчас не сдвинется с места, то не выйдет ничего», – думала Кассандра, уставившись на телефонный аппарат, включенный в ее частную линию.
«Звони же, черт возьми, звони…»


Все получилось, но после того, как в течение недели Кассандра вымотала себя, подобно велосипедисту, едущему с горы на гору, перепадами настроения – от полного восторга до полного отчаяния.
– На проводе мистер Хилтон, – прозвучал голос Мадди, ее секретарши, по внутренней связи.
Кассандра задохнулась, как будто надкусила горячую булочку.
– Соединяй.
Конрад Хилтон позвонил неожиданно. Если верить его репутации, он будет говорить прямо.
– Мисс Мак-Куин, я думаю, было бы полезно для нас обоих встретиться у меня в офисе в «Уолдорфе» завтра в три часа после полудня.
– И по какому поводу, мистер Хилтон?
– Я думаю, вы уже в курсе, – ответил сухо Хилтон, – и мой вам совет, сохраняйте доверительность нашей встречи. Хотя я уважаю журнал «Кью», кое-каким вещам лучше было бы не появляться на его страницах, по крайней мере до времени.
– Три часа – удобное для меня время, – сказала Кассандра невозмутимо, – я попрошу моего бухгалтера прийти вместе со мной.
– Не стоит об этом говорить. В Техасе те, кто обменивается рукопожатиями, нуждаются друг в друге.
– Но мы в Нью-Йорке, мистер Хилтон. Последовала пауза, и в этот момент Кассандра подумала, что потеряла его.
– Хорошо. Приходите с Голлантом. Мне нравится его образ мыслей. Итак, завтра в три.
Раздались короткие гудки.
– Большое спасибо, мистер Хилтон, – весело сказала в телефон Кассандра.
– Не знаю, как вам это удалось… – изумлялся Эрик Голлант, когда шел вместе с Кассандрой на встречу в «Уолдорф».
– Как вам это удалось? – настойчиво спрашивал Эрик.
Идя на эту встречу, Эрик опасался худшего. Но, вместо ожидаемого им холодного душа, он стал свидетелем милой беседы и подписания в течении одного часа соглашения между Кассандрой и Хилтоном, что все отели, контролируемые им, будут не только принимать карточки ЮСЭ, но и рекламировать эту услугу в прессе и всякого рода рекламных брошюрах и проспектах.
– Скажите же мне, – настаивал он, – как вам удалось убедить Хилтона?
– Не знаю. Когда я поехала к Кендаллу, я знала, что он против.
– Это был самый неудачный выбор – прервал ее Эрик. – Кендалл всегда выдавал себя за настоящего одиночку.
Кассандра покачала головой.
– Это неправда. Он хотел, чтобы о нем так думали, по он, в первую очередь, проницательный бизнесмен. Возможно, его заведения не смогут принять карточки, но он позаботится о них и использует их в зависимости от обстоятельств в своих целях.
Эрик не мог поверить своим глазам, когда осмотрел список нью-йоркских ресторанов, где Лионел Кендалл использовал свою карточку ЮСЭ.
– Вопрос, который возникает сам собой – что же заставило Кендалла проводить столько времени здесь? Потом я вспомнила, что говорил Джимми о Конраде Хилтоне. Хилтон базируется в Нью-Йорке. Он монополист в сфере отелей. А бизнес Кендалла в застое. Можно предположить, именно предположить, что он уже готов продать свои заведения.
– Это очень долгая история, – сказал Эрик. Кассандра усмехнулась:
– Могу добавить. Прежде чем ехать в Филадельфию, я побывала в нескольких ресторанах Нью-Йорка, которые Кендалл постоянно посещал. Поговорила с управляющими и, между делом, спрашивала, как поживает их постоялец мистер Хилтон. И узнала, что эти двое наконец встретились, если и не договорились друг с другом о чем-то.
– Итак, вы поехали к Кендаллу говорить с ним о карточках, заранее зная, что он их не примет. И чего реально вы добились, – публикации статьи у Джимми, фотографии, что не осталось без внимания Хилтона.
– Если бы Хилтон узнал наверняка, что Кендалл принял карточки, то помахал бы ручкой. Он не мог бы простить Кендаллу, что тот мог думать о карточках так же, как и он, потому что главное, что он хотел бы показать ему, как делать бизнес по-новому.
– И поэтому он позвонил вам. Глаза Кассандры блеснули.
– Поэтому он решил ввести карточки в своих отелях, – поправила она Эрика.
– В это никто бы никогда не поверил, – сказал бухгалтер.
Кассандра наклонилась вперед:
– Никто никогда не узнает о деталях. Задумайтесь над этим, Эрик. Я применила расписки в получении карточек, чтобы проследить привычки клиентов расходовать деньги. И если это выяснится, то произойдут громадные сдвиги. На карточки ЮСЭ будут смотреть как на разновидность тайных агентов, внедрившихся в глубину общества.
Эрика Голланта забавляло ее упоение.
– Доказательств не требуется, – сказал он наконец. – Однако сейчас самое время подумать о наиболее совершенном способе сохранения верхнего слоя наших кредитосостоятельных клиентов. Мы произведем впечатление нашим собственным следственным отделом. Часть наших клиентов должна обслуживаться на уровне современных требований. Стоит нам связаться с идеей их привычных расходов, найдутся те, кто необычайно быстро воспользуется этим. Не забывайте, Кассандра, что есть немало людей, которые похищают карточки, а это большой шанс для мошенничества.
От этих слов Эрик. Кассандра почувствовала себя очень неудобно. То, что он ей внушал, было благоразумно. «И все же, Кассандра, кто знает, каким страшным посягательством на интимность может быть внедрение подобных маклеров».
– Мне надо провести некоторое время в Коннектикуте, чтобы обдумать это, – сказала Кассандра.
– Сколько вам будет угодно, – сказал Эрик и, подмигнув, добавил, – не забывайте, что в понедельник утром вы должны уже быть в офисе.
В понедельник 21 апреля в восемь часов утра Кассандра переступила порог расчетной палаты ЮСЭ, ожидая услышать обычный деловой гул. Конверсионный банк был пуст. Не работала ни одна пишущая машинка, не звонил ни один телефон. На мгновение Кассандра подумала, что ошиблась адресом.
– Удивительно!
Никаких признаков, только воздушные шары, конфетти и вымпел, спускающийся вниз. Вдруг раздался взрыв аплодисментов за дверью офиса, и ее окружили служащие. Протиснулся Джимми Пирс и, выступив вперед с самоуверенным видом дирижера в Карнеги-холл, взволнованно произнес:
– С днем рождения…
Кассандра была так тронута, что еле сдерживала слезы. Когда подали торт, она перевела дух, чтобы загасить свечи. Затем Эрик Голлант от имени персонала преподнес ей золотую копию карточки ЮСЭ.
– У меня нет слов, чтобы выразить благодарность, – сказала Кассандра, обращаясь ко всем. – Спасибо вам всем…
Она утратила дар речи.
– Другой подарок вам – этот день, – сказал Голлант, – сегодня ни здесь, ни в Эмпайер-стейт-билдинге мы не хотели бы видеть вас за работой. Желаем вам удачных покупок.
Импровизированный праздник закончился так же неожиданно, как и начался. На улице Кассандра пришла в себя от того изумления, которое будто пригрезилось ей.
– Итак, я иду за покупками!
Казалось, целая жизнь прошла с тех пор, когда она в последний раз прогуливалась по Пятой авеню мимо витрин магазинов. С витрин на нее смотрели новые коллекции одежды известнейших фирм.
Кассандра почувствовала, что ноги сами ведут ее к Фарадею. У него всегда был широчайший выбор косметики. Несмотря на то что была только первая половина дня, магазин уже был заполнен женщинами, спешащими в свой излюбленный отдел. Кассандра наблюдала за ними. Одни покупали к предстоящему обеду или вечеру, другие для пополнения своего аксессуара, третьи из страсти покупать.
«Но все они нуждаются в чем-либо необычном, они верят в то, что все эти покупки сделают их более прекрасными, более приятными. И все платят наличными».
Кассандра вдруг резко остановилась, так что следующие за ней покупатели натолкнулись на нее.
– Это совершенно очевидно, – сказала она вслух и покраснела, заметив обращенные на нее вопросительные взгляды клерков и покупательниц.
Платье, драгоценности, цветы, обеды, но сперва одежда! Она направилась к эскалатору и поспешила в офис на пятый этаж. В сервисной службе она сказала уставившемуся на нее клерку:
– Мне нужен номер телефона мистера Фарадея в Лос-Анджелесе.


Когда Кассандра прибыла в Лос-Анджелес, она была так взволнована предстоящей встречей с Мортоном Фарадеем, что ни мягкий ветер, дующий с Тихого океана, ни запах моря, не помогли ей уснуть. На следующее утро у нее была встреча с гигантом торговли.
– Мы слышали немало лестного о вас, мисс Мак-Куин, – сказал Фарадей, когда они сидели на террасе его бунгало у отеля «Беверли».
– Ваши дела с Хилтоном устроились великолепно.
– На самом деле? – невинно спросила Кассандра. – И что же за дела?
Лицо Фарадея растянулось в усмешке.
– Ну, это пустяки, – любезно сказал он, – вы так быстро сумели уговорить Конрада. Не знаю, как вам это удалось, но это так.
Фарадей оставил без внимания бенедиктиновый ликер, который подал ему проворный официант.
– Полагаю, сейчас вы намереваетесь то же самое проделать со мной.
– У меня и в мыслях не было ничего подобного, мистер Фарадей, – ответила Кассандра, – я здесь просто для того, чтобы поговорить с вами о женщинах.
Фарадею не надо было лезть в карман за словом. О его романтических похождениях ходили легенды на Западном побережье. Со своей стороны он хоть и пытался не придавать их особой огласке, но в узком кругу не делал из этого тайны.
– Пожалуйста, – сказал он не без некоторого сарказма, – поведайте мне то, чего я не знаю.
И Кассандра не преминула войти в приоткрытую дверь.
– Мистер Фарадей, какой процент ваших нью-йоркских покупателей составляют женщины?
– Насколько я знаю – почти сто.
– И все платят наличными, не правда ли? Торговец ухмыльнулся:
– Только наличными.
Кассандра не стала обращать внимания на «шпильки» в его словах:
– А что вы думаете о своих покупателях, мистер Фарадей?
– Что я о них думаю – я их люблю!
– Потому что они тратят много денег.
– Да, это правда.
– А что вы думаете о женщинах, как о покупателях в целом? Или более конкретно: о вашей жене, когда она возвращается домой с двумя-тремя громадными сумками?
– Мне нравится, когда их пять или шесть, – проворчал Фарадей, – когда она увидит что-то и ей это нравится, она всех опережает и делает покупку. Я не знаю, о чем она думает, когда тратит деньги, если думает о чем-либо вообще.
Он подозрительно наблюдал за Кассандрой.
– А куда вы клоните?
– Вы полагаете, что ваша жена исключение из общего правила на поприще покупок?
– Нет, – ответил Фарадей осторожно, – я полагаю, что она обычный покупатель.
– А что, если ей вдруг попадется то, что ей сильно понравится, а наличных с собой недостаточно? И что, если, вернувшись в магазин, она вдруг обнаружит, что понравившаяся ей вещь уже продана? Как вы думаете: как она будет чувствовать себя?
Фарадей засмеялся:
– Поверьте мне: этого уж с моей женой не случится. Ее кошелек всегда набит до отказа.
– Но на свете так мало имен, подобных вашему. Что делать миллионам женщин, вынужденным ходить с парой сотен долларов в кармане? – Кассандра стояла на своем.
– Не думаете ли вы, что они все равно сделали бы покупку, если бы Фарадей принимал карточки ЮСЭ.
Добродушие угасло в его глазах:
– Что-то не в порядке с завтраком, сэр? – с тревогой в голосе спросил официант, пристально рассматривая остывший соус по-голландски.
– У меня пропал аппетит, – ответил Мортон Фарадей, не глядя на него. – Я думаю, вам следовало бы шампанское поставить в лед.


Кассандра возвращалась в Нью-Йорк с триумфом. Громадных усилий стоило ей не позвонить Эрику Голланту прямо из отеля «Беверли», чтобы сообщить удивительную новость. Но она разговаривала с его секретарем и настояла на том, чтоб они встретились за ланчем в «Плаза».
– Что дернуло вас полететь в Калифорнию? – потребовал ответа бухгалтер после того, как поцеловал Кассандру в щеку. – Адвокаты Хилтона уже передали бумаги для подписания договора, дел уйма.
– Мы займемся этим после ланча, – пообещала Кассандра, – а сперва выслушайте меня.
Она растолковала значение соглашения с Мортоном Фарадеем и напомнила Эрику, что за спиной Фарадея широкая сеть магазинов.
– Конечно, мы не можем охватить полностью всю сеть сразу. Но когда он увидит определенный эффект, то согласится и на большее.
Эрик серьезно посмотрел на нее:
– Слава Богу, что не все целиком.
Кассандра не могла поверить, что услышит от него корректный ответ.
– Но это будет после, – заявила она, – вы ведь сами говорили, что у нас сейчас слишком много клиентов, а рынок сбыта карточек для их использования ограничен.
– Да, говорил. Но мне казалось, что я вполне понятно говорил о том, что нам необходимы заведения, обслуживающие гостей – отели, рестораны, ночные клубы. Вы представляете себе, что вы сделали?
– Очевидно, не представляю, – ответила Кассандра холодно.
Бухгалтер поморщился и смягчил тон.
– До сих пор нашим объектом были путешествующие бизнесмены и коммерсанты по двум причинам. Во-первых, потому что они тратили деньги, зарабатывая на жизнь. Во-вторых, потому что в случае нарушения обязательств по платежам мы всегда могли использовать их компании для погашения неуплаченной суммы и процентов с нее. Без преувеличений, это была честная игра. У нас было куда отступать. А теперь вы втягиваете нас в совершенно иную сферу деятельности. Как вы подчеркнули, из всех людей именно женщины больше стремятся заполучить карточки. Конечно, большинство из них с радостью согласятся. Ведь многим хочется воспользоваться кредитом, не контролируемым их мужьями. И заявление на получение карточки должно быть тщательно составлено и подписано женой, согласно которому условлено, что супруг и домочадцы несут полную ответственность за ее расходы. И какие проблемы могут у них возникнуть? Вы знаете так же хорошо, как и я, что большинство женщин не привыкло следить за недельными выплатами. Именно муж оплачивает счета. Что произойдет, если он откажется нести обязательства по оплате расходов по карточкам ЮСЭ? Не отрицаю, что можно добиться того, что ему придется оплачивать карточку. Но это будет стоить и времени, и денег, и в результате с его стороны возникнет неприязнь. Эрик сказал примирительно:
– Замысел огромный, Кассандра, время неподходящее.
– Но я не могу отказаться от договора с Фарадеем. У нас больше никогда не будет такого шанса.
– Согласен. Но вам надо оттягивать эти переговоры как можно дольше. А шла ли речь о какой-либо определенной дате?
– Он хотел бы сделать по случаю подписания договора объявления в рекламе или учреждения акционерного общества, но до Дня Благодарения. Так, чтобы к Рождеству было уже ясно: работают карточки или нет. Он считал, и я с этим согласна, что в деле с карточками в результате, если хотите, выйдет рождественская пирушка.
– Кто-то думает, что мы собираемся стать мишенью для наших новых клиентов. Нам потребуется много времени, чтобы тщательно исследовать их платежеспособность, таких окажется немного, но надо их умолять, чтобы они разделили с нами этот риск. Приготовьтесь к тому, что на это придется потратить кучу денег, Кассандра. У вас нет выбора, и теперь надо по меньшей мере удвоить количество персонала, организовать по почте движение новых заявок.
– Какова у нас текущая финансовая ситуация? – спросила Кассандра.
– Счета оплаченные и могущие быть полученными проходят гладко, и, кроме того, мы в состоянии обеспечить денежное покрытие наших процентных отчислений по распискам в получении карточек. В итоге, ЮСЭ имеет на черный день двести тысяч долларов.
– Тогда, это то, что мы и используем, – сказала Кассандра спокойно.


Воспользовавшись этими резервами, Кассандра сняла еще два помещения под офисы в Эмпайр-стейт-билдинге. В то время как Эрик Голлант устанавливал стоимость и нанимал новых исследователей, Кассандра часами напролет изнуряла себя подбором штата расширяющегося отдела рекламы. Одна группа имела задачей объединение рекламных служб Хилтона и ЮСЭ. Другая группа, которую опекала Кассандра, как курица цыплят, была обременена разработкой новых подходов к рынку Фарадея.
– Я знаю, нам предстоит трудная работа, – говорила она сотрудникам, – но помните, если мы достигнем цели, то сможем добраться и до других магазинов его фирмы. И, если мы будем обладать этим, то сможем приспособить эти операции в других магазинах, вместо того чтобы создавать совершенно новые подходы.
– И все это на один отдел, – заметила одна из сотрудниц.
Кассандра напряженно улыбнулась:
– Я попробую изменить это.
Из адресной книги по Манхэттену Кассандра вырвала страницы с названиями и адресами ювелирных, цветочных магазинов и салонов красоты. Она знала, что через эту сеть каждую неделю приходят сотни тысяч долларов. Затем она составила список постоянных клиентов этих заведений. В магазины были направлены агенты по учету операций. Но через неделю Кассандра вдруг изменила свое мнение.
– Почему? – спросил Эрик. – Это прекрасная идея. Пусть наши ребята усиленно занимаются рекламой.
– В этом как раз наша ошибка – с ребятами. Они слишком молоды для цветочных, ювелирных магазинов, салонов красоты и для общения с женщинами. Наши ребята хорошие парни, но они пока не смогут поддерживать разговор с женщинами на должном уровне.
– Да, действительно.
– Продавать женщинам могут только женщины.


А это, как уже знала Кассандра, было вовсе не так легко. Она попыталась искать сотрудниц через службы занятости, но безрезультатно.
– Должны же все-таки где-то работать женщины в подобных службах, – мучилась Кассандра.
Она обнаружила два примера использования женщин в качестве коммерческих агентов. Первый был датирован 1886 годом, когда Дэвид Макконел начал с помощью женщин реализовывать свою косметику и парфюмерию. Вторым был Эрл Таппер, работавший в химической промышленности у Дюпона. Он был автором проекта, по которому домохозяйки реализовывали его товар своим соседям и знакомым.
У Кассандры не было времени разыскивать и обучать домохозяек. Ей нужны были люди, уже имеющие опыт в реализации товаров, способные вести беседы с людьми. Необходимо было что-либо срочно предпринимать.
К этому времени Кассандра была уже своим человеком в офисе Фарадея. Но именно оттого, что ее очень часто видели в офисе, никто из агентов и не думал, что у них могут появиться какие-либо общие интересы.
Из персонала Кассандре приглянулось шесть женщин, и тайком она предложила им встречу в одном из залов музея Метрополитен.
– Что я заметила, – сказала она им, – это, прежде всего, то, что вы одни из лучших работниц в отделе. И я хотела бы вам предложить работу с более высоким вознаграждением. Единственное, о чем я хотела бы попросить вас, чтобы наш договор остался конфиденциальным. Не думаю, что мистеру Фарадею понравилось бы мое предложение.
– Мисс Мак-Куин, – сказала одна из женщин, – мистер Фарадей не знает ничего о нашем существовании, уверяю вас. Он даже не заметил бы, если бы все мы собрались и завтра утром вдруг ушли.
В начале ноября произошло нечто невероятное. Очень энергично сдвинулись проекты с Хилтоном и Фарадеем. Из пятнадцати тысяч поступивших заявок обработаны и одобрены были две трети. Еще пятьсот новых ресторанов и тридцать отелей подписали договоры с Кассандрой. Отдел, обслуживающий торговлю Фарадея, стал обслуживать еще около четырехсот ювелирных, цветочных магазинчиков и салонов красоты.
Первую годовщину ЮСЭ Кассандра, Эрик Голлант и Джимми Пирс праздновали вместе. Торжественно был убран праздничный стол. Все было почти в самом лучшем виде – подумала Кассандра. Почти, но не совсем.
Она засмотрелась на огни Сентрал-парка и подумала о том, где сейчас Николас. Его письма время от времени приходили из разных экзотических стран – из Сингапура, Японии, Австралии и Гонконга. На Уолл-стрит ходили слухи, что он раскрыл в Европе обширную сеть фальшивомонетчиков и был приглашен на тайную встречу с «Коза ностра», чьи члены заверили его, что не будут подделывать чеки «Глобал». Николас побывал во всех уголках обширной империи Стивена Толбота. И всегда был в сердце Кассандры…
Раздался звонок. Она открыла двери Эрику Голланту.
– Это вам, – сказал бухгалтер, протягивая букет орхидей и целуя ее в обе щеки.
– Это очень мило, Эрик. Спасибо.
Пока Кассандра пошла ставить цветы в вазу, Эрик засмотрелся на бодрящее изобилие на столе. Но, вспомнив о бумаге, лежащей в кармане его пиджака, подумал: «Как же я скажу ей об этом? Как сказать ей, что она совершенно разорена?»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтатели - Шелби Филип

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1213141516

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

171819202122232425262728293031323334

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

3536373839404142434445

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

464749505152535455565758596061626364656667686970Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мечтатели - Шелби Филип



Роман великолепен...но к жанру любовного романа отнести сложно...однозначно не на раз почитать...о многом заставляет задуматься и не оставляет равнодушным......
Мечтатели - Шелби ФилипСветлана
25.01.2014, 5.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1213141516

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

171819202122232425262728293031323334

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

3536373839404142434445

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

464749505152535455565758596061626364656667686970Эпилог

Rambler's Top100