Читать онлайн Мечтатели, автора - Шелби Филип, Раздел - 55 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтатели - Шелби Филип бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтатели - Шелби Филип - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтатели - Шелби Филип - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелби Филип

Мечтатели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

55

Мальчику было двенадцать лет, он выглядел высоким и худым. Его широкое лицо цвета черной патоки, обрамленной угольно-черными волосами было прикрыто выцветшим пурпурным тюрбаном, цвет которого соответствовал цвету его набедренной повязки. Он весь день ловил рыбу, и его лодка была до краев заполнена тунцом, махи-махи, барракудой и двумя маленькими акулами. Теперь было время возвращаться домой в Мале, столицу Мальдивского архипелага.
Мальчик поставил парус таким образом, чтобы можно было выйти дальше в пролив и присоединиться к другим лодкам, возвращающимся с северо-востока. Он внимательно следил за течением, когда вдруг увидел необычный предмет. На расстоянии он казался гигантским плавающим гнездом, заполненным морскими чайками.
Мальчик был заинтригован увиденным. Он колебался в нерешительности. Течение, уходящее от архипелага, было сильным. Если ветер стихнет, его может легко вынести в открытое море. Но мальчик верил в свои силы. Он поправил парус и поймал упругий бриз.
С расстояния в двадцать ярдов мальчик увидел, что гнездо на самом деле было импровизированным плотом, покрытым вонючими листьями, мокрой рогожей и птичьим пометом. Приблизившись, он увидел капли крови, капавшей из клювов чаек, клевавших то, что лежало под листьями. Мальчик плеснул на них водой из бадьи, подняв белое облако в малиновое небо. Он привязал веревку к подгнившим стволам, соединив плот и лодку, и осторожно балансируя ступил на скользкие пальмовые бревна.
Ему показалось, что он увидел кусок сырого мяса. Когда он откинул рогожу, то открыл рот от изумления. Под коричневыми банановыми листьями, вытянувшись во весь рост, лежал человек без сознания; его спина была изрешечена укусами птиц.
Аккуратно, насколько возможно, мальчик перенес человека в лодку и укрыл его парусиной. Затем он поймал ветер и направил лодку к островам.


Пристань светилась красными, желтыми и зелеными фонарями, когда мальчик вел свою лодку вдоль мола. Вся деревня вышла встречать его, и он показал им человека, которого спас в море. Его мать внимательно осмотрела почти мертвого моряка. По обгоревшей коже, цвету его ногтей и губ она определила, что он провел шесть дней без воды и пищи. Аллах в самом деле оказался милосерден. В обычном случае он бы уже через три дня отдал морю должное.
Мать перенесла человека в свой дом, шаткую хижину из бамбука и блоков из ила, и натерла его тело мазью, приготовленной из печени акулы. Она сняла металлический браслет с его шеи и пошла в другую сторону Мале в небольшую миссию, монахини которой ухаживали за прокаженными. Когда вышла мать-настоятельница, женщина рассказала ей, что нашел ее сын, и протянула личный знак. Монахиня склонилась прочитать имя.
– Он жив?
– Да.
Монахиня перекрестилась.
– Я прямо сейчас пошлю двух сестер.
Она быстро собрала их в дорогу, объяснив, что им предстоит сделать, а сама вернулась в барак, где монахини ели, спали и молились. В этой удаленной миссии, где все было сделано из того, что могут дать земля и море, было только два предмета, которые принадлежали внешнему миру: мощная коротковолновая радиостанция и бензиновый генератор.
Звонил телефон. Кассандра нащупала выключатель ночника и сощурилась от яркого света. – Мисс Мак-Куин?
– Да…
Голос Кассандры был хриплым со сна.
– Мисс Кассандра Мак-Куин?
– Кто это?
– Извините, что беспокою вас, мадам. Это старший дежурный офицер военно-морского оперативного центра в Сан-Франциско. Наш командир подумал, что вам было бы интересно узнать, что мы установили местонахождение лейтенанта Николаса Локвуда.
– Вы что?
– Да, мадам. Его прибило к берегу Мальдивских островов около трех недель назад…
– Три недели назад! Почему вы ждали…
– Мадам, пожалуйста. Он был в плохом состоянии, когда мы добрались до него. Мы отвезли его в Сидней, в Австралию, и доктора говорят, что с ним будет все отлично. По сути дела он сейчас на пути в Сан-Франциско. Мы ожидаем его прибытия послезавтра.
– Не смейте отпускать его до тех пор, пока я не приеду!
Дежурный офицер засмеялся.
– Лейтенант Локвуд ждал, что вы скажете это. Он хочет знать, где он может найти вас.
– Передайте ему: Станфорд-Корт отель на Ноб-Хилл. Свадебный костюм.
На проводе в Сан-Франциско воцарилась мертвая тишина.
– Я правильно вас понял, мадам? Свадебный костюм?
– В доме есть только один. Ему не избежать этого. В течение следующих нескольких секунд Кассандра сидела в застывшей позе на краю кровати, ее ладони вспотели, а сердце гулко стучало. «Он жив! Боже правый, он жив!»
Через минуту в комнату ворвалась Абелина, узнать, из-за чего поднялась суматоха. На кровати лежали раскрытые чемоданы, и Кассандра швыряла в них одежду, быстро опустошая шкафы и ящики.
– Ты не хочешь объяснить мне, что происходит? – потребовала Абелина, уперев руки в бока.
Кассандра перебежала через комнату и крепко обняла ее. Не говоря ни слова, она показала на фотографию в серебряной рамке на ее столике. Абелина ринулась к шкафу и вытащила оттуда еще один чемодан.


Номер люкс в гостинице «Станфорд» был выдержан в розовых и голубых тонах, подчеркнутых орнаментом в восточных мотивах. Обеденный стол был сервирован на две персоны, на буфете стоял набор шампанских вин, а в холодильнике лежали подносы с закусками. В соседней комнате на небольшом возвышении под пологом из голубого шифона стояла двухспальная кровать. При слабом освещении шифон, убранный серебряными нитями, создавал иллюзию падающего лунного света.
Кассандра в сотый раз проверила все приготовления, и теперь то нервно поправляла занавески на окнах, то меняла композиции цветов в вазах. В это утро, как только она приехала, она сразу же позвонила в госпиталь, но ей сказали, что лейтенант Локвуд уже выписан. Медленно тянулись часы ожидания, она постоянно выходила из комнаты в коридор и чувствовала, как стены постепенно смыкаются над ее головой. Она собралась на небольшую прогулку по кварталу, но до этого еще раз заглянула в фойе. Но и на этот раз клерк за стойкой лишь качал головой в ответ на ее расспросы.
Самые неприятные мысли промелькнули в мозгу Кассандры: Николаса не выписали. Он безнадежно болен и в госпитале ей солгали. Он выписался вместе со своими приятелями и напрочь забыл о ней. Он попал под машину на улице.
Кассандра уставилась на свое отражение в зеркале в причудливо изогнутой раме из розового дерева.
– Не волнуйся. Ты не можешь быть более прекрасной, чем сегодня.
Кассандра подавила вскрик неожиданности и резко обернулась. Он стоял в дверях в своем новом не очень ладно пригнанном костюме желтовато-коричневого цвета. Его кожа была цвета старого тикового дерева, а глаза, все еще немного красноватые, выглядели глубоко запавшими. Он держал букет роз, их длинные мокрые стебли оставляли следы на его пиджаке. Он передвигался медленно, как человек, который не был до конца уверен в себе. Между ними были розы, их бутоны прижались к ее груди.
– С тобой все в порядке? – шептала Кассандра снова и снова, гладя его руки и плечи. Ее пальцы скользили по его вискам и перебирали каштановые волосы, которые, как она неожиданно осознала, тронула легкая седина. Николас обхватил ее лицо своими руками, вытирая большими пальцами слезы, катившиеся из ее глаз.
– Я всегда знал, что увижу тебя снова, Касс, – прошептал он. – Всю свою жизнь я знал, что вернусь к тебе.
Когда он произнес ее имя, Кассандра увидела его призрачный взгляд, взгляд человека, который все еще не мог поверить, что он добрался до спасительной гавани. Она взяла его за руку и провела к кровати.
– Милая, я не знаю, смогу ли…
Она прижала кончик пальца к его губам и одним движением выскользнула из платья. Она стояла обнаженная перед ним и давала ему почувствовать себя.
– Позволь мне любить тебя, – прошептала она. – Тебе ничего не надо делать, ничего больше не надо бояться…


В течение следующих двух дней гостиница «Станфорд» стала для них целой вселенной. Кассандра и Николас пробовали лучшие блюда гостиничной кухни, проводили долгие часы на открытой террасе, принимая солнечные ванны и дыша морским воздухом, а затем возвращались в спальню и медленно наслаждались друг другом.
Это было путешествие, полное открытий, которое волновало и возбуждало Кассандру. Когда ее пальцы скользили по телу Николаса, она чувствовала, что находится в другом мире. Она училась доставлять ему наслаждение и поддразнивать его ласками, чтобы усилить любовный всплеск наслаждения. В то же самое время она вздрагивала, когда прикасалась к длинным глубоким шрамам на его спине, или наблюдала за его прихрамывающей походкой. Военные врачи заверили ее, что время и сеансы физиотерапии поправят здоровье Николаса.
Сразу же после того, как из госпиталя пришли официальные документы о выписке, Кассандра и Николас направились на восток страны трансконтинентальным рейсом компании «Юнион Пасифик». На протяжении четырех дней и трех ночей они наслаждались сельскими пейзажами из окон комфортабельного вагона и занимались любовью в своем двойном купе под перестук колес и мерное покачивание поезда.
– Что ты теперь будешь делать? – спросила Кассандра, когда они приближались к Нью-Йорку.
– Просто жить вместе с тобой.
Это были самые простые и самые желанные слова, какие когда-либо слышала Кассандра. Она боялась разрушать идиллию, но не могла больше скрывать вопрос, который был готов сорваться с ее губ с момента, когда она впервые вновь увидела его.
– А как насчет твоей работы? Николас улыбнулся.
– Ты имеешь в виду БСИ? С этим покончено. Я выполнил свою задачу.
Он сидел, лениво развалясь в мягком кресле.
– Я думаю, мне необходима нежная забота любимой.
– Я тоже так думаю, – прошептала Кассандра.


Они приехали домой в Карлтон-Тауэрс так естественно, что можно было подумать, что они делали это всю свою жизнь. Абелина встретила Николаса объятиями и поцелуями и лучшими блюдами южной кухни, которые помогут «нарастить мясо на ваших костях».
Когда позвонила Роза, Кассандра была в таком приподнятом настроении, что сразу же приняла ее приглашение на ланч.
– Так здорово видеть тебя снова, Николас, – сказала Роза. – Ты не можешь себе представить, как мы все о тебе волновались.
– Кассандра рассказала мне обо всем, что вы сделали, – сказал Николас. – Не быть забытым очень много значит для меня.
Локвуд оглядел с иголочки одетых мужчин к женщин, обедающих в ресторане «Уолдорф». К нему вернулся образ одинокого плота, беспомощного против воли бескрайнего океана, подгнившее мясо рыбы, которое он заставлял себя сосать, чтобы выбрать каждый драгоценный грамм пресной воды. Казалось, все это было так давно. Казалось, это было вчера…
– У тебя и Кассандры есть какие-нибудь планы? – спросила Роза, когда им накрывали на стол.
– Никаких, – счастливо ответила Кассандра.
– Я так понимаю, что ты не собираешься вернуться на правительственную службу, Николас.
– Никогда в жизни.
– Но все же человек с твоим опытом не может оставаться без работы.
Кассандра насторожилась. У Розы определенно было что-то на уме.
– Почему бы и нет? – спросил Николас.
– Потому что ты не можешь, – твердо сказала Роза. – Ты же не повеса, который прожигает свою жизнь.
Он засмеялся.
– Мисс Джефферсон, почему бы вам не сказать прямо?
Роза даже не моргнула.
– Я бы хотела, чтобы ты пришел на работу в «Глобал» в качестве шефа службы безопасности.
Кассандра была шокирована. Она ожидала что-то в таком духе от Розы. Но Роза превзошла ее ожидания.
– Звучит интересно, – отстраненно сказал Николас. – А в чем заключается работа?
– Николас!
Локвуд сжал руку Кассандры.
– Никогда не вредно послушать, не так ли? Кассандра не могла понять, почему Николаса не до конца устраивает существующее положение вещей. У них двоих было все, начиная с них самих. Они явно не нуждались в деньгах. Ей было интересно, все ли мужчины такие, – все ли стремятся бросить жизни вызов, вместо того чтобы принимать все как есть – и быть благодарным за это.
– На самом деле все очень просто, Николас, – говорила Роза. – Я занимаюсь реорганизацией «Глобал». С окончанием войны мы возвращаемся к истокам. Денежные переводы и дорожные чеки. Наша экспансия будет огромна, и я боюсь, что вместе с этим мы столкнемся с проблемами: воровство, подделки, секретность изготовления и печати, если упоминать всего лишь о некоторых из них.
– Звучит так, как будто вам необходим человек из контрразведки, – прокомментировал Николас.
– Твой опыт неоценим, – продолжала Роза. – У тебя есть связи в Вашингтоне и хорошая реакция.
Роза оформила свое предложение тем, что, по ее представлению, должно было быть простодушной улыбкой.
– Тут есть над чем подумать, – сказал Николас. Он взглянул на Кассандру. – А что ты думаешь, любовь моя?
Кассандра посмотрела на Николаса взглядом, который мог бы пронзить его, и, взяв крабовую ногу, быстро и громко разломила ее.
Кассандра думала пройтись по магазинам после ланча. Теперь ей хотелось уединиться с Николасом и откровенно поговорить с ним.
– Мы поговорим позже, – твердо сказал он. – Я хочу, чтобы ты немного остыла.
Разъяренная, Кассандра повернулась на каблуках и пошла по Пятой авеню. Николас смотрел ей вслед, и боль отдавалась в его сердце. Но он должен был понять, чего на самом деле хочет Роза. Он поймал такси и назвал водителю адрес «Глобал» на Нижнем Бродвее.
– А, Николас, приятный сюрприз! – Роза вышла из-за стола и тепло приветствовала его. – Ты и Кассандра уже обсудили мое предложение?
– Чего вы хотите на самом деле, мисс Джефферсон? – тихо спросил Николас.
Роза была ошеломлена жестким тоном его голоса. Никто не отваживался разговаривать с ней подобным образом. Но у нее был ответ на брошенный вызов.
– Я забочусь о благосостоянии Кассандры. И тебе тоже следовало бы об этом подумать.
– Каким образом?
– Я думаю, ты знаешь, Николас, что я выполнила данное тебе обещание в отношении Стивена.
Локвуд кивнул головой. Ему было хорошо известно о карьере Стивена Толбота, подчиненного генерала Макартура.
– Я не разговаривала с моим сыном, не писала ему писем с тех пор, как он уехал на Гавайи несколько лет назад, – продолжала Роза. – И в будущем не жду встречи с ним. Когда у тебя будут дети, Николас, ты поймешь, что это значит.
Как ты знаешь, Стивен является моим единственным прямым наследником. Мне пятьдесят пять лет. Я никогда снова не выйду замуж, еще более маловероятно, что у меня будет еще один ребенок. Мне некому оставить то, что у меня есть, кроме Касс.
Роза сделала паузу, ее голос смягчился.
– Она так изменилась, Николас. Она работала так напряженно и столько сделала, что ты можешь гордиться ею. Пришло время ей взять в свои руки то, что оставила ей Мишель. Но ей необходима помощь, поддержка.
– Поэтому вы предложили мне работу?
– В твоих устах это звучит вызывающе. Дело в том, что у тебя есть опыт. Как я сказала, ты сможешь научиться тому, чего еще не знаешь. Но самое главное, что я могу доверять тебе. Ты мог уничтожить меня из-за Стивена, но ты не сделал этого. Это более чем достаточно, что мне надо было знать о тебе.
– Но есть еще причина, – сказал Николас, – из-за которой вы все еще не отпускаете меня.
Роза глубоко вздохнула.
– Да, есть, и ты знаешь какая. Ты единственный человек, который знает о возможной причастности Стивена к убийству Монка и, вероятно, Мишель. Я должна знать правду, и ты единственный человек, который бы мог докопаться до нее. Если мой сын каким-либо образом причастен к убийству Мишель, это значит, что он планировал, еще очень давно, убрать с дороги всякого, кто мог бы стать угрозой для его наследства. Если это так, и Монк узнал о причастности Стивена, то у Стивена были все основания заставить его замолчать тоже. Но для того чтобы быть уверенным в этом, существует единственный способ. Тебе надо найти Гарри Тейлора.
– Все думают, что Гарри Тейлор мертв, – спокойно сказал Николас. – Вы другого мнения.
– А ты? – бросила вызов Роза. – Ты можешь позволить себе сделать такое предположение? Если Стивен убивал раньше, Николас, он может попытаться сделать это еще раз.
От этой мысли у Николаса похолодела кровь.
– Следовательно, предполагаемая работа…
– Совершенно верно. Никто, даже Кассандра, не должна знать об этой твоей другой деятельности. В качестве главы службы безопасности «Глобал» ты можешь путешествовать куда угодно, никто тебе не будет задавать лишних вопросов. В твоем распоряжении будут силы, с которыми не сравнится ни одна полиция. Если Гарри Тейлор жив, ты найдешь его. Если нет, ты найдешь его могилу. У тебя есть сильное побуждение, Николас. Ты любишь Кассандру.
Николас осознал справедливость сказанного.
– Один вопрос. Почему бы не сказать Кассандре обо всем? Я думаю, она поймет.
Роза отрицательно покачала головой.
– Касс потребовалось столько времени, чтобы пережить все, что произошло с ней в катакомбах. Сообщив ей о своих подозрениях, я бы снова вернула ее в этот кошмар. Я делаю это для нее, Николас, но я также думаю о себе. Я смирилась с тем, что мой сын совершил много преступлений. За некоторые из них он уже был наказан. Но если он убийца, то я должна знать это тоже.


Когда Николас вошел в апартаменты Кассандры, то обнаружил ее в гостиной, сидящей среди сумок и коробок из магазинов Пятой авеню. В выражении ее лица не было и намека на радость и удовлетворение.
– Я действительно обезумела. Но не беспокойся. Завтра я все верну.
– Зачем. Вероятно, ты давно не давала себе волю. Ты заслужила это.
Кассандра внимательно посмотрела на него.
– Ты принял предложение Розы, не так ли? Николас кивнул головой, а затем рассказал ей полуправду.
– Мне надо работать, Касс. Я не привык сидеть за столом. Мне нравится принимать вызов и обогащаться новым опытом. Но больше всего мне нравится то, что мы будем вместе. Ты так долго ждала меня. Ты отложила дела, которыми занималась. Пришло время вернуться к ним.
– Я вижу, Розе удалось убедить тебя, что мне следует заняться дорожными чеками, – сказала Кассандра, в ее тоне чувствовался привкус горечи.
– Ты не должна делать то, что не хочешь, – сказал Николас. – Я бы был рад, если бы ты осталась дома. Как ты думаешь?
«Может быть, если бы я была его женой».
Как только эта мысль возникла в ее голове, она поняла, что даже этого недостаточно. Роза была права: часть «Глобал» принадлежит ей. Это было то, ради чего умерла ее мать.
Кассандра встряхнула своими длинными светлыми волосами и театрально вздохнула.
– Ты можешь причинять огорчение, мистер Николас Локвуд. Ты знаешь об этом?
Она задумалась:
– А я могу быть эгоистичной. Так что, почему бы тебе не подойти и не сказать мне, что ты безумно любишь меня и делаешь все это только ради меня.
Николас понял, что выиграл. Ему не придется убеждать Кассандру. Она сделала это сама. Потому что любит его.


После отставки М. А. Пикореллы Николас был назначен руководителем следственного отдела «Глобал». Он получил в наследство пять тысяч дел на мошенников, фальшивомонетчиков, воров-карманников, жуликов и их адвокатов, а также на банки, которые иногда действовали в качестве прикрытия для похищенных облигаций, векселей и ценных бумах. Эти досье, как Николас объяснил Кассандре, составляли защитный щит «Глобал». Без них компания стала бы добычей для разного рода преступников, начиная с жуликов, пытающихся выкрасть дорожные чеки у беззаботных туристов, и кончая фальшивомонетчиками, чье виртуозное искусство может обойтись компании в миллионы долларов.
Николас делал частые поездки в Вашингтон, где обменивался информацией с коллегами из ФБР и разведки. Хотя Кассандра работала вместе с Розой над реализацией планов возвращения дорожных чеков в Европу, она иногда находила время, чтобы сопровождать его.
– Исполнительный охранный отдел был создан после покушения на президента Линкольна, – объяснял Кассандре сопровождающий, когда они совершали экскурсию по закрытому музею разведывательных служб. – Нашей основной задачей всегда было выслеживать фальшивомонетчиков.
Кассандра была ошеломлена количеством преступников, которые на протяжении многих лет пытались подделывать деньги. Свидетельством их изобретательности служили экземпляры банкнот, печатных форм, целые печатные станки и образцы красок и чернил.
– Я думаю, что они проводили очень много времени в тюрьме, после того как вы ловили их, – сказала она.
Агент улыбнулся.
– Не говорите этого никому, но нашей неофициальной политикой является заставить работать мошенников на нас. Если нам это удастся, то мы получаем в свое распоряжение их фирменные секреты, а также их глаза. Эти парни могут выявить такие подделки, которые не смогли бы распознать наши люди.
Кассандра довольно скоро пришла к пониманию важности работы Николаса и той ответственности, которую возложила на него Роза. В качестве главы следственного отдела Николас имел неограниченный доступ ко всем отделам компании. Хотя шестьдесят следователей подчинялись непосредственно ему, он предоставил им полную свободу в исполнении своих обязанностей. Николас, как считала Кассандра, был прирожденным лидером, человеком, которого уважают за оказываемое им доверие.
Кассандра была рада, что он не унаследовал некоторые проблемы от своего предшественника. Он проводил много времени на Нижнем Бродвее, но редко когда из-за дел он не являлся на ланч или обед. Этому помогло то, что он немедленно приобрел только освободившиеся апартаменты в Карлтон-Тауэрс. С помощью Абелины Кассандра переоформила интерьеры, и теперь она и Николас могли проводить все свое свободное время, соблюдая правила приличия. Самые простые вещи, – покупка мужской одежды, планирование поездок на уик-энд, приготовление коктейлей на двоих – делали Кассандру очень счастливой. Это были обыденные вещи, которые свидетельствовали об устойчивости и спокойствии в ее жизни. После всего, что случилось, она остро чувствовала им цену.


Весной 1947 года, после того как Николас провел в «Глобал» чуть меньше года, Роза Джефферсон почувствовала удовлетворение и от выполнения плана возвращения дорожных чеков, и от способности Кассандры проводить его в жизнь.
– Как вы оба знаете, – говорила Роза Кассандре и Николасу за обедом, – «Глобал» стремится поставить на ноги свою европейскую финансовую систему. Мы должны возобновить операции с дорожными чеками. Ключом к этому служит армия. В оккупационных войсках находятся десятки тысяч американских солдат, и они пробудут в Европе долгое время. Я хочу, чтобы военные банковские операции обслуживали их финансовые потребности. Это в конечном итоге будет нашим трамплином к дорожным чекам.
Николас взглянул на Кассандру.
– Самые крупные банки страны претендуют на жирный кусок военного пирога, – едко заметила Кассандра. – Пока всем было отказано. У нас столько же шансов, сколько и у других.
Роза кивнула головой.
– Мы начнем наступление на два фронта. В Вашингтоне и в Европе. Хью и Эрик возьмут на себя министерства обороны, финансов и Государственный департамент. Николас, я хочу, чтобы ты поехал вместе с Кассандрой и со мной в Европу. Чейз и Морган и остальные ничего не получат, потому что военные не верят, что гражданские могут иметь с ними общие дела. Мы убедим генерала Дрейпера, который возглавляет Отдел экономики в Германии, в обратном.
Роза сделала паузу.
– Это будет удобной возможностью для встречи с некоторыми из руководителей полиции в Европе. Никогда не знаешь, когда может потребоваться их помощь.
Николас Локвуд понял намек Розы. Он точно знал, что она хотела сказать своими последними словами, и оценил, как тонко объяснила она ему настоящую цель его поездки.
Они втроем прибыли в Лондон в начале июня. По пути в город из аэропорта Кассандра была ошеломлена масштабами разрушений. Хотя большинство достопримечательностей Лондона уцелело, целые районы подверглись разрушениям в результате бомбардировок и ударов ракет «ФАУ-2».
– Будет чудо, если город поднимется из руин, – воскликнула она.
– Когда заработает план Маршалла, Европа обретет свое чудо, – спокойно заметила Роза.
Кассандра уже была хорошо знакома с привычками Розы и не удивлялась предельно плотному графику пребывания. Одна за другой следовали бесконечные встречи со старшими американскими офицерами, которые отвечали за повседневную жизнь тысяч американских солдат и гражданских лиц, находящихся в городе… Тем временем Николас встречался с представителями Скотланд-Ярда, которые возглавляли борьбу с фальшивомонетчиками и мошенниками.
– Вам не надо беспокоиться о наших ребятах, – заверил Николаса усатый инспектор по фамилии Роулинс. – Мы знаем, чем они занимаются и где их найти.
Но были и другие встречи за пределами управлений полиции. Их темой не были фальшивомонетчики. Вместо этого Николас Локвуд интересовался Гарри Тейлором, спрашивал у Роулинса о любой информации, которую могли бы предоставить британские органы правосудия.
– У нас ситуация хаоса, – пояснил Роулинс. – Тысячи людей остались без учета, и лодки с беженцами прибывают каждый день. Вдобавок мы говорим о человеке, который, как полагают, считается мертвым уже десять лет.
– Я знаю об этом, инспектор. Но даже в этом случае я был бы признателен за любую информацию, которой вы располагаете. Это личное дело.
Роулинс внимательно посмотрел на молодого человека.
– Мне нравился Мак-Куин. Мы уже пытались однажды достать Гарри Тейлора. Хорошо, мистер Локвуд. Вы получите известие, как только это будет возможно. Как я могу связаться с вами?
Николас протянул ему листок с графиком пребывания в Европе.
– Звоните мне в любое время, днем и ночью. Роулинс поднял брови, когда увидел имя Кассандры.
– Существует возможность, что Тейлор может охотиться за ней?
– Не он, инспектор. А сукин сын, который сделал его своим козлом отпущения.
– Я позвоню, – пообещал Роулинс.


Накануне их отъезда в Париж, Кассандра очень нервничала. Это был ее первый приезд в этот город со времени смерти матери.
– Не волнуйся, – шептал Николас, крепко обнимая ее. – Я буду рядом с тобой. С тобой ничего не случится, я обещаю.
Кассандре хотелось верить ему, но на следующее утро, когда показался берег Франции, она не могла подавить дрожь.
В день прибытия Кассандра и Роза встретили двух гостей, Эмиля Ротшильда и Пьера Лазара.
– Мы узнали, что вы приезжаете в наш город, и решили первыми приветствовать вас.
Кассандра была очарована старыми друзьями ее матери и внимательно слушала истории, которые они рассказывали о ней.
– Я не хочу оказаться любопытным, мадемуазель, – сказал Ротшильд. – Но можем ли мы предположить, что после окончания войны вы возвращаетесь к нам, чтобы продолжить то дело, которое начала ваша мать?
– С уверенностью можете, – ответила Кассандра. На следующее утро, после того как Николас убедился, что все в порядке, Кассандра посетила кладбище Пер-Лашез. Она была признательна, что несмотря на войну, кто-то аккуратно ухаживал за могилой. Кассандра подозревала участие Ротшильда и Лазара.
Долго простояла она перед простым надгробием, тронутым непогодой, и вспоминала об удивительном времени, когда она и мать были вместе. Незаметно ужас, который она испытывала при воспоминания о Париже, уступил место любви, которую чувствовала ее мать к этому городу и которая передалась ее дочери. В своем сердце она не могла отрицать это.


После их первой встречи с Эмилем Ротшильдом и Пьером Лазаром Кассандра и Роза убедились, что организация, основанная Мишель во Франции, может стать движущей силой для распространения дорожных чеков в Европе. Два банкира уже связывались с бывшими сотрудниками «Глобал». Ответ был ошеломляющим. Письма и телеграммы шли в Париж потоком.
– К нам вернется восемьдесят процентов первоначального состава штата, – предсказал Ротшильд. – А возможно и больше. Они очень преданные люди.
Вспомнив личные записи Мишель, Кассандра была готова согласиться. Мишель вдохновляло доверие ее подчиненных. Но окажут ли они такое же уважение ей?
Ротшильд, казалось, прочел ее мысли.
– Вы дочь своей матери. Преемственность так важна для нас, особенно теперь.
Уточнив основные детали, Кассандра, Роза и Николас устроили великолепный обед с приглашением банкиров в ресторане «Ла Тур д'Аргент». Сославшись на занятость, Николас, извинившись, рано встал из-за стола.
– Не очень задерживайся, – предупредила его Кассандра. – Наш поезд уходит рано утром.
– Не буду.
Николасу не надо было идти далеко. Он пересек Сену в Сите и вошел под гулкие своды Дворца Правосудия. Дежурный офицер проверил удостоверение Николаса и позвонил наверх.
Николас сразу узнал Армана Сави. Человек, спускающийся по лестнице, был старше Локвуда, его лицо избороздили глубокие морщины. Но его прямые светлые волосы были те же, и держался он, соблюдая свой чин уполномоченного комиссара. Николас знал из своих источников, что Сави был одной из ключевых фигур Сопротивления, чьи подвиги были хорошо известны нацистам и вынудили их дать ему прозвище «Белый лис».
– Добро пожаловать, мистер Локвуд, – сказал Сави.
– Рад встрече с вами, комиссар.
– Меня крайне интересует все, что имеет отношение к Мишель Мак-Куин.
Сави провел его в свой кабинет, где Локвуд увидел кипы полицейских рапортов.
– Похищение? Сави кивнул головой.
– Вот все, что у нас есть по этому поводу. Теперь, возможно, вы расскажете мне, почему вы интересуетесь этим делом?
Так как сотрудничество с Арманом Сави было для него важным, Николас решил ничего не утаивать. Он рассказал о миссии, которую Роза Джефферсон возложила на него, и как он намерен выполнить ее.
– Очень сложная задача, – заметил Сави. – Прошло так много лет, мир пережил такой хаос. Вы действительно верите, что Гарри Тейлор пережил войну?
– Роза Джефферсон верит в это. Моя интуиция подсказывает мне, что она права.
– Интуиция, – это обоюдоострый меч. Она может привести к миражам.
– Правильно. Но Роза упомянула о некоторых специфических деталях, которые могли быть отражены в ваших документах. Если бы я мог взглянуть…
– Конечно, пожалуйста.
Французский язык Николаса был весьма посредственный, но он был уверен, что он поймет, что было после.
– Мы знали, что Тейлор велел Мишель подготовить выкуп в размере одного миллиона франков, – сказал он, пробегая пальцами по странице. – Управляющий банка подтвердил, что он лично подготовил требуемую сумму денег.
Николас перевернул несколько страниц.
– Но впоследствии, когда вы и ваши люди прибыли в катакомбы, деньги исчезли… Вместе с Гарри Тейлором.
Николас посмотрел на Сави.
– Если Тейлор надеялся найти дорогу из катакомб и унес с собой деньги, то ему пришлось пройти по ним очень длинный путь. Давайте на минуту предположим, что он выжил. Куда бы в первую очередь отправился раненый человек, находящийся в бегах?
– К врачу, – сказал Сави. – К врачу, который за некоторую сумму вылечил бы его и поставил на ноги.
Он сделал паузу.
– Вы понимаете, что найти такого человека, если он, конечно, еще жив, будет нелегко.
– Но не невозможно. Француз пожал плечами.
– Если только Всевышний поможет нам…


Кассандра видела это в кино. В документальных лентах показывали ночные удары с воздуха по немецким городам и героические действия пилотов-союзников. И то, что оставалось после этого на земле, при ярком дневном свете выглядело невообразимым кошмаром.
Легендарная гостиница Берлина «Кемпински» каким-то образом уцелела после бомбардировок, и управляющий заверил Розу, Кассандру и Николаса, что вода безопасна для питья.
– Водопровод был отремонтирован, – сказал он. – Друзья проследили за этим.
У Николаса был армейский автомобиль с водителем, и он проводил большую часть своего времени в штабе оккупационных войск. Постоянная нехватка пищи, одежды и топлива способствовала возникновению и процветанию черного рынка, который в свою очередь, вызвал волну подделок карточек и бумажных денег, выпускаемых оккупационными властями. Армейская контрразведка не имела понятия, как решить эту проблему. В качестве части своего плана получения военного банковского контракта Роза направила Николаса к генералу Дрейперу. Помимо всего прочего его работа давала ему доступ к уцелевшим документам о немецких фальшивомонетчиках. Это могло оказаться очень ценным в будущем.
В то время как Николас отсутствовал, Роза и Кассандра путешествовали по городу. Зрелище, которому они стали свидетелями, заставило их содрогнуться. Дети, в большинстве своем сироты, жили в развалинах и копались в мусоре в поисках пищи. В проходах между рядами домов старые люди умирали от болезней и недоедания. Девочки не старше двенадцати лет продавали себя солдатам за несколько сигарет и продовольственный паек.
«А Стивен помогал наступлению этого хаоса, – думала Роза. – Знал ли он, каким людям помогал?»
Ответ был чрезвычайно ясным. Стивен знал, потому, что он был одним из них.
Вид разрушенного Берлина и его населения только укрепили решимость Розы добиваться банковского контракта, но встречи с генералом Дрейпером разочаровали ее. Генерал не был высокого мнения о деловых женщинах. Банкиров он ценил больше. Кроме того, ситуация, когда шесть финансовых организаций конкурировали за получение лицензии, сделала его королем, ролью которого он наслаждался.
– Как ты собираешься убедить его, что именно «Глобал» должна получить контракт? – спросила Кассандра у Розы.
Роза улыбнулась и похлопала рукой по папке, которую Николас приготовил для нее. В ней содержались данные о всей карьере Дрейпера, начиная с его обучения в Уэст-Пойнте.
– Обрати внимание, Кассандра. Иногда прямая линия не самое короткое расстояние между двумя точками.
Роза обнаружила, что Дрейпер считал себя метким стрелком. У него было достаточно трофеев, свидетельствующих об этом. Когда она узнала, что Дрейпер также любит охотиться, она приказала управляющему гостиницей «Кемпински» сделать все приготовления к охоте па кабана.
«Но, фрейлейн Джефферсон, в Берлине пет кабанов, – ответил управляющий.
– Тогда сообщите мне, где можно достать нескольких и охотничье угодье. По крайней мере ваши холодильники будут полны.
Через три дня управляющий сообщил Розе, что небольшая партия кабанов может быть выпущена в лесу на окраине Нюрнберга. Роза позвонила генералу Дрейперу и сделала еще одну попытку убедить его, что выбор «Глобал» был бы наилучшим для всей банковской системы.
– Вы должны понимать, мисс Джефферсон, – раздраженно сказал Дрейпер. – Есть и другие заинтересованные стороны.
– Но все они в Вашингтоне сидят в своих креслах, – сказала ему Роза. – Вы хотите, чтобы гражданские взяли в свои руки ваши дела, генерал, или вам нужен кто-то, кто выполнит работу?
Дрейпер снисходительно улыбнулся.
– И вы этот кто-то, я прав?
– Вы спортивный человек, не так ли, генерал?
– В свое время я немного занимался стрельбой.
– Давайте заключим маленькое пари, – предложила Роза. – Я организовала охоту на кабана в окрестностях Нюрнберга. Вы и я будем единственными участниками игры. Если я подстрелю кабана раньше вас, вы обещаете мне снять ограничения и рекомендуете «Глобал» Вашингтону.
– А если вы проиграете? – подозрительно спросил Дрейпер.
– «Глобал» отзовет свою заявку. У вас будет одним претендентом меньше.
Дрейпер не мог не улыбнуться.
– Мне нравится эта идея.
Три дня спустя Роза, Кассандра и Дрейпер вместе с окружением генерала поехали в Нюрнберг. Дрейпер любовно сжимал свой «Ремингтон-360».
– А какое оружие вы используете, мисс Джефферсон?
Из кожаного футляра Роза достала охотничий арбалет с тремя угрожающе торчащими стрелами. У Дрейпера отвисла челюсть.
– У кабана тоже должен быть шанс, генерал, – сказала она и скрылась в лесу.
Дрейпер преследовал добычу с осторожностью старого охотника.
– Он на том открытом месте, – прошептал он своему помощнику. – Сукин сын, вероятно, спит в логове.
Дрейпер молча пополз вперед, пока не заметил характерную черную щетину. Он аккуратно прицелился и два раза нажал на спусковой крючок. Затем он выскочил на открытое пространство и увидел кабана весом в шестьсот фунтов, лежащего в стороне. На расстоянии нескольких футов от него на большом камне сидела Роза Джефферсон.
– Хорошо, что вы меткий стрелок, генерал, – сказала она. – В противном случае вы могли ранить меня. Хотя вы немного опоздали.
– Что вы имеете в виду?
Роза показала на стрелу, торчащую из кабаньей головы.
– Желаю удачи в следующий раз.
– Ты действительно попала первой? – прошептала Кассандра, когда они возвращались вслед за разъяренным Дрейпером к джипу.
– Действительно выглядит похоже, не так ли? – сказала Роза с невинным видом.
И это были ее последние слова на эту тему.


Может быть, генерал Дрейпер и не умел проигрывать, но он был человеком слова. Менее чем через неделю у Розы была копия его рекомендательного письма в Пентагон.
– Теперь я возвращаюсь домой, – объявила она.
Они втроем обедали последний раз вместе в гостинице «Кемпински». Кассандра ела мало и еще меньше говорила. Она и Роза пришли к согласию, что Кассандре следует вернуться в Париж и вновь открыть представительство на улице Де Берри. Кассандра была признательна за оказанное доверие, но у нее были свои возражения. Даже хотя Эмиль Ротшильд и Пьер Лазар будут в Париже помогать ей, Николас не сказал ничего о своей поездке вместе с ней.
Роза заметила мрачный вид Кассандры и улыбнулась про себя. Когда они заказывали десерт, она сказала:
– У меня есть небольшой сюрприз для тебя. Хотя Николас работал очень напряженно, похоже, он не до конца завершил свою работу. Так что если у тебя нет возражений, он останется в Европе.
Кассандра едва не поперхнулась вином.
– Когда вы решили это? – Несколько дней назад.
– Несколько дней?
– Ну, это был ее сюрприз, – сказал Николас. Кассандра поцеловала Розу в щеку.
– Спасибо, – прошептала она.
– Я всего лишь одалживаю его тебе, – предупредила ее Роза.
– Ты можешь никогда не получить его обратно! Кассандра извинилась и вышла в туалетную комнату.
Николас проводил ее взглядом и почувствовал стыд.
– Я ненавижу себя, когда лгу ей, – резко сказал он.
– Ты оберегаешь ее, – поправила его Роза. – Кроме того, мы договорились, что она не должна знать о Гарри. – Она сделала паузу. – И потом, ты нужен Кассандре. Вы вдвоем очень подходите друг другу.
Николас мельком посмотрел на Кассандру, идущую между столиков.
– Мы вдвоем живем среди секретов.
– Это продлится недолго, Николас. Ты скоро найдешь его. Я чувствую это. Поезжай в Вену. Вена приблизит тебя к разгадке.


Австрийская столица представляла собой опустошенный город, наводненный шпионами, агентами, осведомителями и дельцами черного рынка. Это было, как подумал Локвуд, отличное место для того, чтобы добыть необходимую информацию. Этой цели служил арсенал средств Симона Визенталя.
Локвуд поднялся по лестнице Венского архивного центра, предъявил свое удостоверение крепкому молодому человеку и через несколько минут оказался в кабинете Визенталя. Зная, что Визенталь был узником одного из многочисленных лагерей смерти, Локвуд ожидал встретить привидение. Вместо этого он столкнулся с огромным крепким человеком с железным рукопожатием и чистыми целеустремленными глазами.
– Я не уверен, могу ли быть вам полезным, – сказал Визенталь после того, как Локвуд рассказал ему о Гарри Тейлоре и его таинственном исчезновении в парижских катакомбах. – Помимо всего прочего, этот человек не является военным преступником. У нас нет данных на него. Наши возможности ограничены, и мы должны тщательно распределять свои силы для поиска нужных людей. Надеюсь, вы понимаете меня.
– Понимаю, – ответил Локвуд. – Я могу гарантировать, что средства, необходимые для ваших расследований, поступят вам, чтобы вы могли выполнять свою основную работу.
– Это интересное предложение, – признал Визенталь. – Но у моих людей, помимо денег, должна быть другая мотивация.
– Вам знакомо имя Мишель Лекруа, более известной как Мишель Мак-Куин?
– Женщина, которая работала с Абрахамом Варбургом?
Локвуд кивнул головой.
– Тысячи евреев в Палестине и других местах почитают ее, мистер Локвуд.
– Гарри Тейлор несет часть ответственности за ее убийство. Если бы Мишель была жива, она бы сделала гораздо больше. Гарри Тейлор знает, кто убил ее. Он был там. Он единственный, кто может представить убийцу правосудию. Чтобы вы ни делали, мистер Визенталь, вы это будете делать ради нее. Не ради меня или за деньги.
Визенталь долго смотрел в окно.
– Пожалуйста, расскажите мне обо всем, – сказал он наконец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтатели - Шелби Филип

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1213141516

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

171819202122232425262728293031323334

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

3536373839404142434445

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

464749505152535455565758596061626364656667686970Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мечтатели - Шелби Филип



Роман великолепен...но к жанру любовного романа отнести сложно...однозначно не на раз почитать...о многом заставляет задуматься и не оставляет равнодушным......
Мечтатели - Шелби ФилипСветлана
25.01.2014, 5.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1213141516

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

171819202122232425262728293031323334

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

3536373839404142434445

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

464749505152535455565758596061626364656667686970Эпилог

Rambler's Top100