Читать онлайн Мечтатели, автора - Шелби Филип, Раздел - 49 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтатели - Шелби Филип бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтатели - Шелби Филип - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтатели - Шелби Филип - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелби Филип

Мечтатели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

49

3 сентября 1939 года наконец началась «странная война». Немецкие подводные лодки потопили британское судно «Афина» у побережья Ирландии, провоцируя Британию и Францию на объявление войны Германии.
– Я благодарю Бога, что все наши люди выехали из Европы, – сказал Монк Кассандре. – Гитлер готов сделать из Европы котлету.
Его мрачное предсказание оказалось точным. К осени 1940 года Франция, Бельгия, Нидерланды, Дания, Норвегия и Румыния пали перед казавшейся непобедимой немецкой военной машиной. Кассандра, плакавшая, когда в новостях показывали немецких солдат, расположившихся под Триумфальной аркой в Париже, не могла понять отношения американцев к войне.
– Неужели они не понимают, что происходит? – спрашивала она. – Если мы не будем сражаться, следующей жертвой станет Британия.
Монк разделял ее чувства. Он днем и ночью взволнованно призывал Америку вмешаться в происходящее. Но он выступил против правящей элиты, – бывшего президента Герберта Гувера, Генри Форда и Чарльза Линдберга, которые призывали к изоляционизму и невмешательству в то, что они называли «Европейской войной».
Кассандра тоже энергично взялась за дело. Используя свои знания иностранных языков, она переводила Монку телетайпные сообщения, а также статьи, которые выходили из-под его пера. Копии его памфлетов на французском, немецком, итальянском и испанском языках обходными маршрутами попадали в оккупированную Европу и воспроизводились в газетах, выпускаемых местным Сопротивлением.
– Сколько могут ждать Соединенные Штаты? – с отчаянием спрашивала Кассандра в то время, как в воздухе разворачивалась битва за Британию.
– До тех пор, пока не случится что-то ужасное, такое, что мы не сможем и дальше игнорировать реальность, – ответил Монк.
7 декабря 1941 года случилось самое страшное. Триста шестьдесят японских самолетов, базирующихся на авианосцах, атаковали Перл-Харбор. Для Соединенных Штатов дни ожидания закончились.


В полях, окружающих швейцарский санаторий, лежали глубокие сугробы снега. В домике Стивена в камине бушевал огонь. Курт Эссенхаймер, который сидит ближе к огню, замечает емкости с водой, расставленные по всей комнате для того, чтобы увлажнять воздух и защитить чувствительную кожу Стивена от высыхания, как это делают со старым пергаментом.
– Ты абсолютно уверен в том, что это необходимо сделать? – спросил Эссенхаймер.
Он приехал днем после долгого медленного путешествия через Альпы. Стивен рассказал ему, почему он вызвал его, и Эссенхаймер вспомнил фрагменты их разговора о Мак-Куине, состоявшегося пять лет назад. Рассуждения о том, что делать, затянулись далеко за полночь. Эссенхаймера все еще одолевали дурные предчувствия.
– Стивен, то, что ты предлагаешь, может быть сделано. Но это опасно, особенно теперь, когда война достигла своей критической стадии. Если с информацией, которую добудет наш «перебежчик», что-нибудь произойдет, это будет означать конец всего, что мы достигли.
– Если мы не будем действовать, это может уже означать конец, – ответил Стивен из мрака комнаты. – Мак-Куин никогда не прекратит разнюхивать, пытаясь получить убедительные доказательства моей связи с рейхом. До сих пор наша безопасность не ставилась под угрозу и нам очень, очень везло. Но если Гитлер завязнет на двух фронтах, некоторые люди смогут подумать, что Германия не выиграет. Они будут искать страховку, что-то, что можно будет обменять, если ситуация действительно ухудшится. Мак-Куин с его связями на самом высоком уровне может оказаться тем, к кому они попытаются найти подход.
Стивен сделал паузу.
– Есть и другая причина. Когда Соединенные Штаты отсиживались в стороне, то, что я делал, – если бы это выплыло наружу, – квалифицировалось, в худшем случае, как недостойная деловая деятельность. Меня могли бы пригвоздить к позорному столбу, и матери пришлось бы нас закрыть, но это могло быть лишь последствием. Но теперь идет война, Курт, и я сотрудничаю с врагом. Это делает меня предателем, и все мы знаем наказание за предательство.
Два человека уставились на огонь, наблюдая за танцем пламени.
– У нас нет выбора, Курт. Мы знаем, что Мак-Куин никогда не прекратит выполнять дело Мишель. Пришло время остановить его.
Эссенхаймер зажег сигарету и швырнул спичку в огонь.
– Хорошо. Мы будем действовать по экстренному плану. Но нам потребуется некоторое время для того, чтобы утрясти все детали. Сейчас февраль. Скажем, три месяца?
Стивен был готов возразить, но затем осознал огромное количество работы, перед которой стоял Курт. Он не мог просить о меньших сроках.
– Отлично. Три месяца. Я жду, что ты будешь держать меня в курсе, Курт. И помни: ничто не должно быть отдано на волю случая. Ничто.


Сто дней спустя, в мае 1942 года, молодой человек с темной короткой стрижкой и ярко выраженной военной походкой офицера завернул за угол главной деловой улицы Цюриха, Банхофштрассе. Он внимательно изучал сверкающие медью таблички с именами и названиями на стене дома и выделил среди них ту, которую он искал: Международная служба размещения беженцев.
Офицер знал, что служба находится на шестом этаже здания и что некоторыми из ее активистов были филантропы, пытающиеся соединить разделенные семьи. Но за фасадом скрывалось более секретное предприятие: служба находилась в центре финансового канала, который протянулся из Нью-Йорка в Цюрих, затем растекаясь в тысячи городов, городков и деревень по всей оккупированной Европе. Ее мандат был таким же обширным, как и ее операции. В Швейцарии организация платила таможенным инспекторам, чтобы они не проверяли въездные визы слишком внимательно. В Германии она потайными путями передавала наличные деньги или золото в руки чиновников, которые контролировали выезд и давали разрешение на туристические поездки и которые, одним росчерком пера, могли превратить еврея в христианина. Она поддерживала группы Сопротивления средствами и покупала им то, что они могли украсть у врага, а также поддерживала выход подпольных изданий.
Служба размещения беженцев, думал офицер, была мощным оружием, как и все, что изобретали союзники. И все это основывалось на изобретательности и усилиях двух людей: Монка Мак-Куина в Нью-Йорке и Абрахама Варбурга в Цюрихе.
– Извините, но герр Варбург не работает здесь, – четко произнесла милая регистраторша. – Возможно, один из наших администраторов сможет помочь вам.
Офицер достал тонкую кровавого цвета папку из своего портфеля. Она была скреплена восковой печатью с изображением двуглавого орла над нацистской свастикой.
– Передайте это Варбургу, – сказал он, кладя досье на стол. – Скажите ему, чтобы он не заставлял меня терять время.
Секретарша, которая была еврейкой, вздрогнула от ледяного тона незнакомца. Она сталкивалась до этого с такими людьми в Берлине.
– Пожалуйста, подождите здесь.
Офицер уютно устроился, вставил сигарету в мундштук и спокойно закурил. Он выкурил только половину, когда секретарша вернулась.
– Будьте любезны, следуйте за мной. Секретарша привела его в офис, окна которого выходили на улицу. Здесь не было беспорядка. На столе стоял единственный телефон. В углу находился старый шкаф для папок с документами.
– Рад видеть вас, герр Варбург, – сказал офицер человеку, стоявшему к нему спиной.
Когда Варбург обернулся, офицер заметил, что печать на документе нарушена.
– Кто вы? – мягко спросил Варбург.
– Полковник Гюнтер фон Клюге, прикомандированный к Генеральной инспекции при министерстве финансов в Берлине. Мои документы.
Варбург внимательно изучил удостоверение личности. У него был наметанный глаз банкира на подделку, но это удостоверение было настоящим.
– Чем могу быть вам полезен? Фон Клюге кивнул на досье.
– Это должно говорить само за себя.
– Здесь служба по приему беженцев, полковник. Ваши бумаги имеют отношение к некоторым действиям, в которых принимали участие американец по имени Тол-бот и поставщики некоторых товаров в Германию. Я думаю, что вы обратились по неправильному адресу.
Фон Клюге сел на жесткий деревянный стул и закинул ногу за ногу.
– Вы знаете, что за последнюю неделю гестапо арестовало троих? – Он назвал Варбургу имена и был рад увидеть боль в глазах старого человека. – Их отправили в Бухенвальд. Я думаю, что они уже мертвы. И вы знаете почему, герр Варбург? Потому что они пытались украсть тот лист бумаги, что я принес вам.
Варбург почувствовал легкую головную боль.
– Я знаю, это то, что нужно вам и Монку Мак-Куину, – спокойно продолжал фон Клюге. – Вы видите, моя работа заключалась в том, чтобы ваши люди больше не пропадали из-за информации, которую они ищут. Теперь вы располагаете ею в полном объеме.
– Кто вы? – требовательно спросил Варбург.
– Реалист. Не очень отличающийся от вас. Нападение на Россию в прошлом году было роковой ошибкой. Теперь Германии потребуются более многочисленные поставки сырья, чем когда бы то ни было раньше. Если я предоставлю вам свидетельства того, что Стивен Тол-бот сотрудничает с рейхом, то вы сможете остановить его и тоже затянуть петлю на шее фюрера. Это то, чего вы хотите, не так ли, герр Варбург?
– А вы? Почему вы делаете это?
– У меня нет желания быть погребенным под обломками Германии, так что я предлагаю сделку: информацию о Толботе в обмен на безопасное перемещение в Америку и один миллион долларов.
– Это абсурд.
– Это дешево! – возразил фон Клюге. – Да, и одно маленькое уточнение. Я буду вести дела только с Мак-Куином, лицом к лицу, здесь, в Цюрихе.
Немец сделал короткую паузу.
– Мы будем обсуждать дальше, герр Варбург? Банкир медленно сел на свой стол, и фон Клюге получил его окончательный ответ.


Через три часа фон Клюге и Абрахам Варбург вышли из здания и направились через улицу в Швейцарский кредитный банк. Их провели в подвальный депозитарий и им предоставили сейф и два ключа. Материал, который вон Клюге принес с собой, они положили в сейф, и каждый повернул в замке свой ключ, когда они его запирали.
Фон Клюге протянул руку за ключом Варбурга.
– У меня будут оба, если вы не возражаете. До тех пор пока не приедет Мак-Куин.
После того как они покинули банк, они расстались, но фон Клюге быстро вернулся назад и высмотрел черную шляпу-котелок Варбурга в полуденной толпе. За банкиром было довольно легко следить и его путь было так же легко предугадать: он шел в американское посольство.
Фон Клюге проскользнул в будку телефона и попросил оператора соединить его с клиникой Хоффмана в Ярлсбурге. Первая часть плана прошла гладко. Стивен Тол-бот, без сомнения, должен был быть доволен.


Кассандра сразу же почувствовала перемену. Она и Монк завтракали на открытой террасе, увитой плющом, в окружении посадок герани и роз. Несмотря на это очарование, идиллия была нарушена возбуждением Монка.
– Что случилось? – спросила она, целуя его в щеку.
– Ночные новости. Похоже, Гитлер попытался откусить больше, чем он может проглотить, когда напал на Россию. Советы переходят в наступление.
Кассандра подняла голову, откинув назад выбившуюся прядь тонких светлых волос. Она знала, что Монк не лгал ей. Он был не способен на это. Он лишь не говорил ей всей правды.
– Были еще какие-нибудь сообщения? Кассандра видела, как он пытается подобрать правильные слова.
– Ничего существенного.
Кассандре хотелось оставить эту тему, оставить на время. Довольно скоро она сможет узнать обо всем.
Но начиная с того дня атмосфера в доме изменилась, и Монк полностью погрузился в свою тайну. Большую часть времени он теперь проводил в Вашингтоне. Когда он приезжал домой, то лишь для того, чтобы переодеться. Кассандра пыталась с помощью уговоров добиться какого-нибудь объяснения, но Монк всячески избегал этого.
Однажды утром после почти бессонной ночи Кассандра проснулась неожиданно, как будто ее что-то разбудило. Это мог быть холодный утренний ветер или голоса, которые она четко различала. Обнаженная, Кассандра выскользнула из кровати и прислушалась. Голоса притихли, заглушаемые скрипом ножек стульев о камни террасы. Монк вернулся домой из Вашингтона и теперь завтракал. Кассандра плеснула водой на лицо, почистила зубы и надела старую удобную фланелевую ночную рубашку.
– Ну, уже почти время…
Ее губы сложились в точное подобие буквы «о», когда она, выйдя на террасу, в последнее мгновение увидела незнакомца. Он был выше ее ростом, почти шесть футов, и на несколько лет старше; на вид ему было около двадцати пяти. У него были густые волнистые каштановые волосы и зеленые глаза цвета моря после шторма. Он был красивым мужчиной, если не считать сломанный гребневый хрящ носа и тонкий диагональный шрам через всю щеку, выделявшийся молочной белизной на загорелой коже.
– Доброго утра и вам тоже, – его голос был наполнен удивлением и радостью. – Меня зовут Николас Локвуд.
– Кассандра Мак-Куин, – представилась она.
– Монк рассказывал мне много о вас.
– Я вижу, что вы двое уже познакомились друг с другом. – Монк осторожно вышел на террасу, неся поднос с кофе, печеньем и приправами. – Ты рано встала, солнышко.
– Я не могла уснуть, – пробормотала Кассандра, краснея от упоминания Монком ее домашнего имени и становясь еще более красной в тот момент, когда она заметила усмешку Локвуда.
Стоя на мысочках ног, чтобы поцеловать Монка, она прошептала:
– Кто он?
– Почему бы тебе не присоединиться к нам за кофе? – спросил Монк.
В ту минуту, когда Кассандра села за стол, она почувствовала, что ночная рубашка плотно обтягивает ее грудь, и вспомнила, что под ней ничего нет. Настолько осторожно, насколько возможно, она потянула рубашку вверх.
– Я встретил Николаса в Вашингтоне, – сказал Монк, наливая всем кофе. – Он из Государственного департамента.
Что, по существу, было правдой. Но Монк не сказал о том, что Локвуд работал на генерала Донована по прозвищу «Дикий Билл», который основал Бюро стратегических исследований. БСИ, как его называли, было едва оперившейся американской разведывательной службой и подразделением командос в одном лице. Локвуд был одним из первых его выпускников.
– По сути дела, Николас и я едем в Европу на следующей неделе.
– Куда? – нетерпеливо спросила Кассандра.
– В Цюрих, – ответил Локвуд. – Там существует организация под названием Международная служба размещения беженцев. Большое количество известных писателей и издателей, до которых очень хотели бы добраться нацисты, были вынуждены бежать в Швейцарию. Возникли бы большие сложности, если бы Государственный департамент попытался вывезти этих людей официально. Но если они приедут, потому что журналу «Кью» потребуются их писательские способности…
– Я думаю, что это здорово, – сказала Кассандра.
Локвуд был рад, что Кассандра восприняла откровенную ложь за чистую монету. Когда он был назначен сопровождать Мак-Куина в Европе, он получил раздражающе расплывчатые инструкции: «Сделайте так, чтобы Мак-Куин вернулся назад с тем, что он получит». Но что это? У Локвуда было впечатление, что даже его начальники не были в этом уверены. Чем бы «это» ни было, предмет был довольно важен, если Локвуд участвовал вторым в деле.
– Когда вы уезжаете? – спросила Кассандра.
– Через пять дней, – ответил Монк и взглянул на Локвуда. – Это значит, что мне и тебе надо лучше изучить детали.
Когда мужчины поднялись, Кассандра сказала:
– Было приятно познакомиться с вами, мистер Локвуд. Возможно, мы увидимся снова.
Его улыбка сияла в ответ.
– Я рассчитываю на это.
– Я буду требовать от вас соблюдения этого, – поддразнила она его.
– Я рассчитываю на это тоже.


Перелет из Нью-Йорка на Азорские острова на клиппере компании «Пан-Америкен», арендованном Монком Мак-Куином, но оплаченном Государственным департаментом, длился более семнадцати часов. Николас Локвуд собирался использовать это время, чтобы поговорить с Мак-Куином о деталях их миссии, но две вещи помешали этому: способность пожилого человека спать под рев двигателей и Кассандра.
Николаса не покидал образ Кассандры. У него были до этого встречи с красивыми женщинами, но ни у одной из них не было очарования наследницы Мак-Куина. Больше чем ее физической привлекательностью, которую Николас нашел очевидной несмотря на мешковатую ночную рубашку, он был пленен ее открытостью и живостью. У нее не было того пресыщенного безразличия, характерного для богатых женщин Вашингтона и Нью-Йорка. Ее участие и забота о Монке, о том, что он делает, и причастность к трагедии, постигшей мир, были искренни и неподдельны. Николас подумал, что это было тем более замечательным, что Кассандра пострадала от попытки похищения, в результате которой ее мать лишилась жизни. Зная об этом по собственному опыту, Николас мог сказать, сколько характера и внутренней силы требовалось, чтобы пройти через это.
Во время дозаправки топливом на Азорских островах Николас и Монк завтракали в буфете аэропорта. Это был шанс, которого так ждал человек из БСИ.
– Вы собираетесь контактировать с вашими людьми в Цюрихе до того, как мы попадем туда, мистер Мак-Куин?
Монк откусил от своего апельсина. Николас вновь забросил удочку, Мак-Куин не мог винить его в этом, но он не отваживался сказать Локвуду правду. Даже секретарь по военным делам, который возглавлял эту экспедицию, не знал всей правды. Все, что Монк сказал ему, это то, что он нашел способ лишить Третий рейх сырьевых ресурсов, необходимых для ведения военных действий. Он не сказал ничего, что могло бы угрожать семье Джефферсонов. «Что я буду делать с Розой?»
Если информация, переданная немецким офицером фон Клюге, имела бы половину того взрывного эффекта, которого ждал от нее Варбург, то последствия для Розы и «Глобал» были бы катастрофическими. Монку было интересно, учитывал ли Стивен Толбот возможность оказаться однажды лицом к лицу с командой возмездия.
«Не забегай вперед, – предупредил он себя. – Шаг за шагом».
Монк обратился к Николасу.
– Прежде всего давай отбросим формальности. Зови меня Монк. Так как дело касается Цюриха, то нас уже все ждут. Нам лишь надо взять это и отвезти домой.
«Тогда почему нужен я? И что «это»? Хотя он предугадал ход мыслей молодого человека, Монк добавил:
– Я понимаю, что эта секретность тревожит тебя. Но все должно быть именно так.
– Мистер Мак-Куин, – Монк, – сказал Николас, – со всем моим к вам уважением БСИ создавалась не как почтово-сопроводительная служба. Если возникнут какие-то трудности, я должен быть к ним готов.
Монк улыбнулся. Он встречался с большим количеством офицеров БСИ при подготовке этой миссии и из всех выбрал Николаса. Они оба сразу же нашли общий язык. В процессе их встреч в Вашингтоне выработалось взаимное доверие и уважение. Монк почувствовал, что, несмотря на всю его независимость и изобретательность, Николас был чувствительным человеком, который очень высоко ценил службу.
– Цюрих, вероятно, самый безопасный город в мире, – сказал Монк Николасу. – Когда мы получим то, зачем приехали, я приоткрою для тебя завесу секретности.
Николас знал, что лучше знать что-то, чем ничего. Он обладал редкой чертой характера для людей своего возраста: у него было терпение.


На самолете компании «Пан-Америкен» они прилетели в Лиссабон. Используя свои удостоверения Красного Креста, двое мужчин пересекли испанскую границу и прибыли в город Виши во Франции, где два дня спустя они Пересели на другой поезд, который в запечатанном виде ехал через оккупированную Европу в Швейцарию. Несмотря на скучное утомительное путешествие, Монк настаивал на том, чтобы они прямо с вокзала поехали в представительство Международной службы размещения беженцев.
– Было бы лучше, если бы я встретился с руководителями один, – сказал Монк, когда они вошли в здание.
До того как Николас начал протестовать, в приемную пробился Абрахам Варбург. После знакомства он отвел Локвуда к пустому столу.
– Один из наших людей заболел, – объяснил он. – Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее. Я уверен, что это не займет много времени.
Монк последовал за банкиром в его кабинет и впервые столкнулся лицом к лицу с человеком, который мог бы уничтожить одну из самых могущественных семей Америки.
– Герр Мак-Куин, – сказал немец, вставая и протягивая руку. – Рад видеть вас. Ваша репутация говорит сама за себя.
– Как и ваша, – сухо ответил Мак-Куин.
– Я полагаю, вы принесли необходимые бумаги?
Не говоря ни слова, Монк протянул фон Клюге конверт. Внутри было письмо от секретаря по военным вопросам, гарантирующее беспрепятственный проезд в Соединенные Штаты и заверенный чек на один миллион долларов, находящийся на личном счету Монка.
– Отлично, – прошептал фон Клюге.
– Ваша очередь, – сказал ему Монк.
Немец церемонно открыл свой портфель и вручил документ Мак-Куину.
– Описание самых последних поставок, как я и обещал.
Монк тихо ругался, когда читал контракты. У него всегда были свои сомнения насчет фон Клюге, человек казался слишком хорош для того, чтобы быть правдой, а так как Монк хотел получить компрометирующие материалы на Стивена, он не мог позволить дать ему уйти. Теперь он видел, что Стивен на самом деле поставил свою подпись под документами, которые могли похоронить его.
– Я вижу, что вы удовлетворены, герр Мак-Куин. Монк кивнул головой.
– В этом случае у меня есть сюрприз для вас. Немец показал ключ от банковского депозитария.
– Так как я знаю, что никогда больше не вернусь в Германию, я принес с собой несколько вещей, которые могут заинтересовать вас. Они находятся на безопасном хранении в банке на другой стороне улицы. Если вы не возражаете, я сейчас принесу их.
– Конечно, герр фон Клюге. Нам интересно все, что вы можете предоставить нам.
Фон Клюге исполнил четкий военный поворот кругом и вышел. Когда он пробирался через столы в приемной, он не заметил молодого человека, наполовину прикрывшего лицо журналом, который внимательно следил за ним.
– Ну, теперь он в твоих руках, – сказал Варбург. Он ожидал почувствовать ликование в этот победный момент. Но его сердце было пусто. Абрахам Варбург понял, что для его друга испытания только начинаются.
– То, что сделал Стивен, замечательно, – сказал Монк. – Если бы не было фон Клюге, он мог бы удрать с этим. – Он помедлил. – У вас есть какие-нибудь идеи насчет того, что еще он принесет нам?
Варбург отрицательно покачал головой.
– Что бы это ни было, я уверен, Вашингтон будет очень заинтересован.
Фон Клюге направился прямо в Швейцарский кредитный банк через улицу от Службы беженцев. Но он не пошел к стойке, за которой находился служащий, ответственный за депозитное хранение. Вместо этого он прошел к окошку кассы и встал позади человека, у ноги которого стоял чемодан. Клиент закончил свои дела и вышел. Без чемодана. Фон Клюге немного поболтал с кассиром об открытии счета и затем тоже вышел.
С чемоданом.
Через несколько минут фон Клюге был снова в Службе беженцев и шел по направлению к кабинету Варбурга. И снова он не обратил особого внимания на молодого человека, изучающего его. Когда их взгляды встретились, Николас Локвуд вежливо улыбнулся и отвел свой взгляд. Этих нескольких секунд немцу оказалось вполне достаточно для того, чтобы засунуть чемодан за большую кадку с кактусом у двери кабинета Варбурга.
«Но куда он идет теперь? – спросил самого себя Локвуд, когда увидел, что фон Клюге возвращается тем же путем, каким и пришел. – Может быть, он забыл что-то».
Или, может быть, что-то не так, подсказывал инстинкт Локвуду. Он подметил капли пота, блестевшие у фон Клюге на лбу, а также измерил его быстрые шаги. Человек был на грани бега. Николас поднялся со своего стула, направляясь за немцем, но фон Клюге вошел в лифт и закрыл за собой решетку.
Локвуд вернулся бегом в кабинет Варбурга.
– Парень, который был здесь – чего он хотел?
И Монк и Абрахам Варбург посмотрели на него с изумлением.
– О чем ты говоришь? – спросил Монк. – Он ушел и еще не возвращался.
– Черта с два! Он был здесь минуту назад. Прошел рядом со мной, неся чемодан.
– Мистер Локвуд, – рассудительно сказал Варбург. – Я заверяю вас, что джентльмена, о котором идет речь, нет здесь. Он вышел…
Николас выбежал из кабинета Варбурга, глядя по сторонам вокруг скопления столов.
«Думай! Представь себя на его месте! Он проходит мимо тебя. Он несет чемодан… Но он не входил в кабинет. Затем он уходит, почти убегает».
– Все, уходите отсюда! – закричал Николас. Когда вышел Варбург, Локвуд схватил его.
– Уводите своих людей отсюда!
– Но…
– Делайте это!
Николас увидел одобрительный кивок Монка и наблюдал за тем, как Варбург начал выводить своих сотрудников из-за их столов.
– Куда он дел его, ублюдок! – прошептал он.
Через пару минут Николас заметил его, край кожаного чемодана высовывался из-за кадки с кактусом. Он обошел вокруг чемодана и замер. Проволочная лента указывала на место, где закрывалась крышка чемодана.
– Это бомба!
Эти слова наэлектризовали воздух, и вслед за Ними началась паника. Николас ринулся обратно в кабинет, где Монк в это время складывал документы в папку.
– У нас нет времени!
Монк схватил остальные бумаги, и Николас вытолкнул его за дверь. Они оказались позади служащих, пробивающихся в выходу.
– Что бы ни случилось, передай это…
Николас не расслышал последних слов Монка из-за взрыва, прогремевшего в помещении. Дерево и стекло разлетелись на осколки. Печатные машинки и телефоны стали смертельными снарядами, брошенными взрывом по направлению к бегущей толпе. Николас бросился на Монка, пытаясь закрыть его своим телом. Но было слишком поздно. Взрыв был только началом. Вслед за ним помещение было охвачено стеной огня.


Никогда прежде в своей жизни Монк не испытывал такой боли. Он почувствовал кисло-сладкий запах горящих волос на своей голове и услышал хруст и шипение пожираемой огнем одежды. С каждым вдохом его легкие наполнялись жаром, но он оставался в полусогнутом состоянии, бессознательно защищая содержимое папки. Затем на него упало что-то очень тяжелое. Монк упал на колени, борясь с темнотой, которая угрожала поглотить его. Его изголодавшиеся по кислороду легкие предали его. И своим последним движением он еще плотнее прижал папку с документами к своему телу.


Оглушенный, но невредимый, Николас едва держался на ногах. Когда он увидел, что произошло, он бросился к Монку, пытаясь сбить с него пламя. Взрыв превратил комнату в кромешный ад, и не было никакой возможности пробиться к выходу через пылающий мусор. Николас мог попытаться спасти себя и Монка, лишь пытаясь добраться до двери в дальнем конце комнаты, ведущей к пожарному выходу. Николас крепко схватил Монка за воротничок его пиджака.
Этот путь длиной в несколько футов казался бесконечным. Огонь быстро распространился по помещению; и что еще хуже, дым полностью скрыл потолок. Каждый раз пытаясь сделать вдох, Николас опускал голову и набирал в легкие воздух, проходящий через носовой платок, который он держал у своего рта. Последним усилием Николас перебросил центр тяжести своего тела сквозь проем пожарного выхода и переступил порог. Затем он втащил Монка на маленькую металлическую площадку лестничной клетки и перевернул его на спину.
«Не умирай!»
Грудная клетка Монка учащенно работала, и его кожа уже стала приобретать голубовато-серый оттенок из-за замедления процесса кровообращения. Николас склонился над ним, собираясь сделать ему искусственное дыхание «рот в рот», когда Монк с огромным усилием выдавил из себя слова.
– Документы… только Розе. Ты должен это сделать. Останови Стивена…
Николас услышал вой сирен пожарных машин.
– Держись, Монк!
– Для Розы…
Вдруг стекло окна над ними лопнуло, и Локвуд обхватил руками голову, чтобы защититься от летящих осколков. Когда он вновь взглянул на Монка, он увидел, что его глаза широко раскрыты и неподвижны.
Николас разжал пальцы Монка, крепко сжимающие папку. На мгновение он остановился, подумав, что это кощунство, – бросить мертвого человека.
«Для Розы…»
Николас взял папку под мышку и, пошатываясь, удалился.


Березовые поленья потрескивали в камине, их запах отлично дополнял яблочный аромат, издаваемый кальвадосом в высоком бокале. Было девять часов, и Стивен Толбот слушал по радио вечерние новости. Он пропускал международные сообщения мимо уха, но заострил свое внимание, когда диктор перешел к местным новостям.
Главной темой выпуска был пожар в Цюрихе, который уничтожил три верхних этажа здания на Банхофштрассе. В результате инцидента девять человек погибли, включая известного американского издателя Монка Мак-Куина и Абрахама Варбурга, директора Международной службы размещения беженцев, в помещениях которой и начался пожар. Как сообщили очевидцы происшедшего, они слышали взрыв, предшествующий пожару, и специалисты, ведущие расследование, предполагают возможность утечки газа.
Стивен поднял свой бокал в молчаливом приветствии. Лучше и не могло быть. Одним ударом было покончено с обоими, – с Мак-Куином и с вмешивающимся не в свои дела евреем Варбургом. Фон Клюге, который лично смонтировал взрывное устройство, гарантировал, что ни один клочок бумаги не уцелеет после взрыва. Это было головной болью Стивена. Он убедил Курта Эссенхаймера, что ни Мак-Куин, ни Варбург не клюнут на фальшивку. Для того чтобы зацепить банкира, требовались настоящие документы с подписью Стивена, и Мак-Куин впоследствии тоже должен был подержать их в своих руках.
Риск был огромен, но он оплатился с лихвой. По жизненно важным коммуникациям, которые опутали весь земной шар, продолжалось снабжение нацистской Германии сырьем, так необходимым для ведений военных действий. Полученные в результате этого деньги будут способствовать возвышению личной тайной карьеры Стивена Толбота.
«А теперь я могу вернуться домой». Стивен Толбот взял зеркало и проверил свое лицо; эту операцию он автоматически выполнял по сотне раз в день. Его кожа была красной, блестящей и лишенной растительности, как спелое яблоко сорта Макинтош. Морщины в уголках бровей делали его глаза чуть раскосыми. По обеим сторонам лица от щеки к нижней челюсти шли диагональные шрамы от хирургических разрезов, которые останутся навсегда. Он приподнял волосы над левым ухом и посмотрел на морщинистый багровый обрубок. Хоффман и его хирургическая команда сделали все, что могли. Им потребовалось пять лет, но они дали ему лицо. Но даже при самом тусклом освещении оно оставалось лицом, принадлежащим существу из детских кошмаров.
– Пришло время платить, – сказал Стивен громко. Он представил Кассандру и протянул руку, чтобы прикоснуться к боли, которую она должна была почувствовать в этот момент.
– Я отнял у тебя Монка, – сказал он мягко. – Теперь я заберу остальное.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтатели - Шелби Филип

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1213141516

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

171819202122232425262728293031323334

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

3536373839404142434445

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

464749505152535455565758596061626364656667686970Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мечтатели - Шелби Филип



Роман великолепен...но к жанру любовного романа отнести сложно...однозначно не на раз почитать...о многом заставляет задуматься и не оставляет равнодушным......
Мечтатели - Шелби ФилипСветлана
25.01.2014, 5.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1213141516

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

171819202122232425262728293031323334

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

3536373839404142434445

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

464749505152535455565758596061626364656667686970Эпилог

Rambler's Top100