Читать онлайн Воплощение соблазна, автора - Шарп Виктория, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воплощение соблазна - Шарп Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воплощение соблазна - Шарп Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воплощение соблазна - Шарп Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шарп Виктория

Воплощение соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Стоя перед большим зеркалом, Шерон хмуро смотрела на свое отражение. Час назад, когда она перебирала свою одежду, ей казалось, что она нашла именно то, что надо. Но теперь Шерон понимала, что оделась не совсем удачно. На ней были белая, из легкого шелка блузка с коротким рукавом, розовато-кофейного цвета юбка прямого покроя, длиной до колен и с небольшим разрезом сзади, и белые босоножки на высоких каблуках. Казалось бы, все скромно, но в то же время все это было таким невесомым… и так легко могло сняться. К тому же блузка, которую Шерон еще ни разу не надевала, оказалась слишком прозрачной, и через нее просвечивал белый кружевной бюстгальтер. Прелестно, ничего не скажешь. Не хватало, чтобы Фрэнк подумал, что она оделась так с намерением соблазнить его.
Представив, как они с Фрэнком встретятся и посмотрят в глаза друг другу, Шерон ощутила приступ легкого головокружения. Да она, наверное, совсем сошла с ума, если согласилась на это свидание. Да еще где? В Лесли-Фарм, то есть на территории Фрэнка. Хотя Шерон понимала, что это самое безопасное место для тайного свидания. Не могла же она пойти с Фрэнком в бар или в ресторан! Гринфилд слишком маленький городок, чтобы подобная выходка благополучно сошла ей с рук. Их непременно кто-нибудь заметит, и это дойдет до ушей Мартина. И что она тогда скажет ему? Шерон просто не представляла этого. По крайней мере, Лесли-Фарм расположен в уединенном месте и там не живет никто из знакомых Мартина.
Фрэнк признался Шерон в любви во вторник, а сегодня была уже суббота. В последний раз Шерон видела Фрэнка во вторник вечером, у Сары, где проходило очередное внеплановое собрание женского клуба. Перед этим Фрэнк позвонил Шерон в офис и предложил не встречаться до субботы. Он сказал, что им обоим нужно время все хорошенько обдумать и что ему не хочется срывать рабочий график Шерон, который и без того уже находился на грани срыва. Шерон нашла его предложение разумным. Одно было плохо: ей пришлось придумывать объяснение для Мартина по поводу того, что они не смогут встретиться в субботу. Не придумав ничего лучшего, Шерон сказала, что ей нужно снова поехать к Саре и обсудить некоторые моменты организации приюта. Мартин пришел в бешенство от такого заявления, и они снова поскандалили.
– Ты помешалась на своем женском клубе! – кричал он, топая ногами. – Мне не нужна жена-феминистка, мне нужна нормальная женщина, для которой на первом месте стоит семья!
На случай если Мартин вдруг вздумает разыскивать ее, Шерон попросила Сару подтвердить, что она находится у нее, но не может подойти к телефону. К счастью, Сара была поглощена общественными делами, и ей было некогда о чем-то расспрашивать и строить предположения. К тому же Шерон могла сказать, что подвернулся срочный заказ, а Мартин не одобряет, когда она заменяет своих сотрудников.
Проще говоря, Шерон максимально обезопасила себя. Вот только от самого Фрэнка она не могла себя обезопасить. Конечно, никто не мешал ей позвонить и отменить свидание. Или вообще не звонить ему, а просто взять и не поехать. Но Шерон прекрасно осознавала, что не сможет так поступить. У нее не хватит твердости и силы воли для такого подвига. Отказаться от встречи с Фрэнком, человеком, которым заняты все ее помыслы, о котором она грезит днем и ночью… было выше ее сил.
А раз так, то нечего предаваться бесплодным терзаниям, сердито сказала себе Шерон. В конце концов, что здесь такого ужасного? Можно подумать, что Фрэнк набросится на меня и изнасилует, как только я переступлю порог его дома.
Проведя щеткой по волосам, Шерон побрызгала на себя духами, взяла сумочку и вышла из дома. Потом села в машину и поехала в Лесли-Фарм. Было начало двенадцатого, а она обещала приехать в одиннадцать. Что ж, ничего страшного, если Фрэнк немного поволнуется. Не все же ей волноваться из-за него.
Неподалеку от Лесли-Фарм машину Шерон обогнала другая машина. И на Шерон внезапно нахлынул страх. Что, если кто-то из знакомых Мартина увидит ее автомобиль возле коттеджа Барбары? Ведь все знают, что Барбара сейчас в Нью-Йорке, а в коттедже живет ее странноватый племянник. Пожалуй, это вызовет различные сплетни и догадки, а уж Мартину непременно донесут…
Внезапно Шерон охватил приступ истеричного смеха. С тех пор как Фрэнк поселился в Лесли-Фарм, она несколько раз приезжала туда и оставляла машину на дороге. И ей ни разу не пришла в голову мысль, что кто-то может превратно истолковать ее пребывание в доме молодого и симпатичного холостяка. А теперь вдруг она стала чего-то бояться. Впрочем, Шерон отлично понимала, откуда этот страх. Раньше она не боялась сплетен, потому что приезжала в Лесли-Фарм по делам и ее совесть была чиста. А сейчас она ехала туда с преступным намерением – наставить рога своему жениху, или, во всяком случае, близко к тому. Вот ее совесть и забила тревогу. В самом деле, ведь тем, у кого помыслы чисты, словно родниковая вода, нечего бояться сплетен и пересудов. А вот если они не чисты…
Хватит! – с досадой оборвала себя Шерон. В конце концов, Мартин тебе еще не муж, а выражение «наставить рога» принято употреблять по отношению к мужьям, а не приятелям. И потом, ты же всегда можешь сказать, что приезжала в Лесли-Фарм, чтобы сделать там уборку. Черт подери, это же абсолютно нормально! Ведь в твоей фирме есть клиенты, которые просят, чтобы у них убирали именно по выходным, а не среди недели. Что здесь может быть подозрительного?
Похоже, Фрэнк высматривал машину Шерон в окно, потому что не успела она остановиться, как он заспешил ей навстречу.
– Иди в дом, дорогая, – сказал он после того, как помог ей выбраться из машины. – Я сейчас загоню твой «опель» в гараж и присоединюсь к тебе.
– А твоя машина?
– Она во дворе.
И правда, серебристая машина Фрэнка стояла перед коттеджем. На вопросительный взгляд Шерон Фрэнк с хитрой улыбкой пояснил:
– Я подумал, что ты не захочешь, чтобы кто-то увидел твою машину перед моим домом, и решил спрятать ее от любопытных глаз.
– Вот еще, – возразила Шерон, с досадой чувствуя, что краснеет, – с чего мне кого-то бояться?
– С того, дорогая моя, что твоя совесть не совсем чиста.
– Послушай, ты! – вскинулась Шерон. – Если ты не прекратишь твои возмутительные подколки, я сейчас уеду!
– Ладно, не кипятись, – примирительно сказал Фрэнк. – Черт подери, я же только о тебе забочусь!
Конечно, он был прав. Но Шерон было ужасно досадно, что он разгадал ее чувства. И вообще, Фрэнк всегда слишком хорошо понимает, что творится в ее душе. Поэтому он так опасен для нее, и поэтому она должна держаться с ним максимально осторожно, напомнила себе Шерон.
В гостиной было на удивление чисто, что доказывало способность Фрэнка позаботиться о себе без посторонней помощи. В красивой хрустальной вазе благоухал жасмин, наполняя комнату будоражащим, чувственным ароматом, от которого у Шерон слегка закружилась голова. На низеньком столике в окружении двух кресел стояли бутылка вина, пара хрустальных бокалов, вазочка с шоколадными конфетами и блюдо с клубникой. От всех этих лакомых вещей также исходили чудесные запахи, смешиваясь в какой-то единый, опьяняющий аромат.
В сочетании с опущенными розоватыми занавесками, мешавшими солнцу проникнуть в комнату, все это показалось Шерон ужасно подозрительным. Не иначе Фрэнк задался целью устроить себе отдых, что называется, по полной программе. Однако он глубоко ошибается, если думает, что она и в этот раз будет вести себя так же безрассудно, как и в прошлые два раза. Нет уж, хватит ей быть вороной.
– Не заскучала? – донесся до Шерон веселый голос Фрэнка.
А затем в гостиной появился и он сам.
Сегодня он был так же гладко выбрит, как и в тот день, когда пришел к ней в офис, только не благоухал одеколоном. И Шерон тут же усмотрела в этом новый коварный расчет. Фрэнк – опытный соблазнитель, он прекрасно знает, что естественный запах чистого человеческого тела гораздо больше провоцирует эротическое желание, чем искусственные запахи. А дурманящих ароматов здесь и так полно. Да и одет Фрэнк был явно продуманно. На нем были темно-синие обтягивающие джинсы с «затертостями», в которых он казался по-мальчишески стройным. Элегантный ремень из коричневой кожи стягивал его тонкую талию. Бледно-серая хлопковая рубашка с короткими рукавами эффектно оттеняла золотистый загар. К тому же на Фрэнке не было никаких царапающих украшений: ни цепочки, ни даже часов.
– О боже, Шерон! – рассмеялся Фрэнк, покачивая головой. – Ты сидишь с таким видом, будто приготовилась защищаться от нападок опасного сексуального маньяка. Так вот, дорогая, спешу тебя разочаровать. – В синих глазах заплясали озорные огоньки. – Никакого секса сегодня не будет.
Шерон так стремительно вскочила на ноги, словно кресло ударило ее током. Она открыла рот, собираясь обрушить на Фрэнка гневную тираду, но внезапно передумала. Она не позволит этому самодовольному типу вывести ее из себя и спутать ей все карты. Он хочет быть хозяином положения? Черта с два!
– Разумеется, не будет, – сказала она, стараясь вложить в свой голос как можно больше спокойного достоинства, – потому что я сама этого не хочу. И давай сразу расставим все точки над «i». – Шерон немного помолчала, собираясь с мыслями. – И прежде всего, я вот что хочу сказать тебе, дорогой мой Фрэнк. Если ты полагаешь, что твое признание в любви, которому я не очень-то поверила, заставило меня окончательно растаять, то сильно заблуждаешься.
Фрэнк усмехнулся.
– Отнюдь нет, дорогая моя Шерон. Я вовсе не заблуждаюсь насчет того, какие чувства вызвало у тебя мое признание. Оно тебя не обрадовало, а, напротив, насторожило. И это неудивительно, учитывая, как я вел себя все это время. И, тем не менее… – он красноречиво посмотрел ей в глаза, – тем не менее ты здесь. А это значит, что ты хочешь мне верить. Ужасно хочешь, дорогая моя, потому что ты ведь и сама уже влюблена в меня по самые уши.
– Ничего подобного, – возразила Шерон, заставляя себя не отводить глаза. – Я не влюблена в тебя, Фрэнк. То, что я испытываю к тебе, это как…
– Как наваждение или гипноз, – закончил он ее фразу. – А еще ты чувствуешь себя запутавшейся и выбитой из привычной жизненной колеи. Да, Шерон, я все это прекрасно понимаю! И скажу тебе без уверток: я сам чувствую себя примерно так же.
– То есть?
– То есть я крайне озадачен тем, что со мной происходит в последнее время. Влюбиться… я думал, что уже не способен на такое. И не просто «уже», а вообще не способен. Проще говоря, я никогда ни в кого серьезно не влюблялся.
– А твоя бывшая жена? – изумленно спросила Шерон. – Ты же был в нее влюблен, об этом писали все газеты!
– Газеты! – презрительно повторил Фрэнк. – Шерон, неужели на свете еще остались люди, которые верят тому, что написано в газетах? Нет, я не любил Кэтрин, и когда-нибудь я расскажу тебе нашу историю. Любовь… в моей жизни была только одна настоящая любовь, только одна страсть: моя работа. Там, на съемочной площадке, я выкладывался так, как никогда не выкладывался в постели. И получал от удачной игры намного больше удовольствия, чем от секса.
– Хм! – Шерон недоверчиво покачала головой. – Надо заметить, Фрэнк, ты говоришь очень убедительно. Однако в тот день, когда я пришла убирать коттедж, я что-то не заметила твоего прохладного отношения к сексу.
– Да я сам себе удивился в тот день! Но конечно же ты мне не веришь. И правильно делаешь. Нельзя доверять малознакомым людям, да еще с такой сомнительной репутацией, как у меня.
Шерон задумчиво прошлась по комнате, повернулась к Фрэнку и взволнованно посмотрела ему в глаза.
– Что ж, – проговорила она с философской усмешкой, – может быть, ты и не лукавишь. Но что заставляет тебя думать, будто нас связывают более серьезные чувства, чем обычное сексуальное влечение? В самом деле, Фрэнк, вдруг это… всего лишь половой голод? Как я понимаю, у тебя нет постоянной подружки, а у меня есть друг, который не вызывает у меня таких сильных эмоций, как ты. В таком случае мы оба можем оказаться в ловушке. Но тебе-то что, ты в любой день можешь собрать чемоданы и уехать отсюда. А мне здесь жить.
Фрэнк вздохнул.
– Я знаю, поэтому и не предлагаю тебе встречаться открыто.
– А что ты тогда мне предлагаешь? Приезжать к тебе тайком, обманывая жениха? Но ведь это несправедливо по отношению к Мартину, да и попросту непорядочно!
– Конечно, непорядочно, – без иронии согласился Фрэнк. – Но ведь мы можем не делать ничего предосудительного во время наших свиданий. Проще говоря, не заниматься любовью и даже не целоваться. В таком случае твоя совесть перед стариной Мартином будет чиста.
Шерон недоверчиво посмотрела на него.
– И ты хочешь сказать, что тебя это устроит?
Фрэнк рассмеялся.
– Разумеется, нет. Что за наивный вопрос, дорогая моя? Однако ради твоего спокойствия я согласен на такие условия.
– Вот как? – Шерон озадаченно кашлянула. – Но тогда… как ты объяснишь все это? – Она окинула взглядом комнату, задержавшись на занавесках и столе. – По-моему, сегодняшнюю атмосферу твоего жилища нельзя назвать иначе, как интимной.
– А какой еще она, по-твоему, могла быть? – весело спросил Фрэнк. – Или ты ожидала, что я стану принимать тебя в комнате, где творится бардак? А может, думала, что мы будем сидеть за пустым столом? Впрочем, он и так почти пустой. Но я не стал готовить ничего основательного, так как опасался, что сегодня у тебя не будет особого аппетита.
– Ты прав, – Шерон смущенно рассмеялась, – мой аппетит сегодня и впрямь не такой ненасытный, как обычно.
– Честно говоря, мой тоже. – Фрэнк криво усмехнулся. – Ну что ж, в таком случае, я предлагаю немного выпить… для поднятия аппетита. Как ты относишься к мартини?
– Положительно.
Фрэнк наполнил бокалы и протянул один из них Шерон.
– За нас, – сказал он, посматривая на нее с нежной, чуть игривой улыбкой. – За то, чтобы мы разобрались в своих чувствах и не наделали серьезных ошибок.
Выпив пару глотков мартини, Шерон почувствовала себя немного бодрее. Опустившись в кресло напротив Фрэнка, она расслабленно откинулась на мягкую спинку, а затем попробовала конфеты. Они оказались с коньячной начинкой.
– Кстати, – в глазах Фрэнка снова заплясали озорные огоньки, – готов спорить на тысячу долларов, что ты ни за что не догадаешься, откуда это вино.
– Откуда же оно может быть, как не из ближайшего магазина? – хмыкнула Шерон.
– А вот и ничего подобного. Оно вообще не из магазина. Оно с моего завода. А виноград, из которого оно изготовлено, тоже с моих виноградников.
Шерон чуть не подавилась конфетой.
– Слушай, Фрэнк, а ты случайно не заливаешь, а?
– Нисколечко! Но почему ты так удивлена? Разве у меня не может быть завода и виноградников?
– И где же они находятся?
– В Греции.
– Где-где?!
– В Греции, – с улыбкой повторил Фрэнк. – Я купил их четыре года назад, с подачи одного знакомого актера. Он грек, и его папаша держит виноградники на одном из островов архипелага. Когда этот актер, Янис, узнал, что сосед папаши продает свое предприятие, он подал мне идею купить его. И надо признать, это была отличная идея.
– Хорошая прибыль?
– Нет, – Фрэнк рассмеялся, – прибыли от моего заводика, честно говоря, не очень много. Слишком большая конкуренция, а блистательными деловыми способностями я, к сожалению, похвастаться не могу. Но зато я смог наконец надежно укрыться от ищеек прессы.
– Так ты прожил на острове целых четыре года?
– Да, не считая тех периодов, когда меня тянуло на путешествия, и я срывался с места, словно Орест, преследуемый злобными эриниями. Но потом я всегда возвращался в свой милый особнячок на берегу Эгейского моря, окруженный тенистыми виноградниками.
– А сейчас? Почему ты сейчас здесь, а не там?
Фрэнк закурил сигарету и после долгой паузы ответил:
– Сказать по правде, Шерон, я и сам этого не знаю. Как-то все сразу надоело: и жаркий климат, и чужой говор вокруг, и возня с заводом. Да и потом, положа руку на сердце, это все-таки не совсем мое дело. Бизнес, виноградарство, расчеты… в какой-то момент у меня вдруг появилось чувство, что я играю роль в некоем бесконечном сериале. Однажды по молодости я снимался в таком сериале, ужасно монотонной мыльной опере из ста с лишним серий. Съемки продолжались полтора года, и под конец у меня возникло ощущение, что я – уже не я, а тот самый актер, которого я играю. Причем, – со смехом добавил Фрэнк, – роль еще, как назло, была дурацкая. Я играл некоего томного юношу, страстно влюбленного в деловую леди, у которой он работал секретарем-референтом. Бизнес-леди крутила один любовный роман за другим, то и дело попадала в идиотские истории, а я, то есть герой, оказывал ей моральную поддержку в трудные минуты.
– Но, надеюсь, в конце сериала героиня оценила по достоинству преданного молодого человека? – с улыбкой спросила Шерон.
– Если бы! – хмыкнул Фрэнк. – Ее пристрелил один из отвергнутых любовников, а влюбленный юноша принял яд на ее могиле.
– Боже, какие страсти! Но они хотя бы…
– О да! – Фрэнк рассмеялся. – Они занимались сексом каждый раз, когда бизнес-леди оставалась с разбитым сердцем… или физиономией, потому что такое тоже пару раз случалось. Режиссер с каким-то маниакальным упорством подсовывал героине любовников-психопатов. Впрочем, в этом сериале добрая половина героев были сумасшедшими, и оставалось лишь удивляться, как они умудряются разгуливать на свободе. По мне, так их надо было собрать в одну кучу и свезти в психиатрическую клинику, окруженную высоким забором. Так или иначе, – с усмешкой закончил Фрэнк, – а после этого сериала я зарекся сниматься в мыльных операх. Такие нагрузки не для моей нервной системы.
– Понятно, – протянула Шерон. Потом отпила немного вина и, с любопытством посмотрев на Фрэнка, спросила: – Ну, а сейчас чем ты собираешься заниматься? Побудешь здесь и вернешься в Грецию?
К изумлению Шерон, Фрэнк вдруг сильно смутился и даже покраснел. Шерон просто не верила своим глазам. Вот уж чего никак нельзя было ожидать от Фрэнка Боуленда, так это застенчивости.
– Честно говоря, я еще не решил. Мне нужно немного пожить в тишине и спокойствии, там, где меня никто не знает. Так сказать, подумать о своей дальнейшей жизни на трезвую голову.
– Да уж, – хмыкнула Шерон, – тишины и покоя у тебя здесь хоть отбавляй.
Фрэнк вскинул голову и посмотрел на нее с веселым вызовом.
– Ты намекаешь на бесцеремонное вмешательство в мою жизнь неких шумных товарищей из фирмы «Несносные помощники»?
– «Надежные помощники», – поправила Шерон.
– Надеюсь, что теперь они действительно станут надежными, а не несносными, – елейным голоском пропел Фрэнк. – Но я, кажется, рискую испортить наш прекрасный денек своими подколками. Так что давай лучше выпьем еще вина и отведаем этой замечательной клубники. Кстати, у меня в холодильнике есть взбитые сливки, – прибавил он тоном змия-искусителя.
Шерон улыбнулась.
– Отлично. Давай их сюда.
В течение следующего часа они попивали вино и очень мило беседовали. Фрэнк вел себя безукоризненно. Правда, Шерон не была на сто процентов уверена, что он не играет. Как ни крути, а он все-таки актер с приличным стажем, хотя и бывший. Но вот вопрос: бывают ли бывшие актеры? Шерон сомневалась.
Съев клубнику, Шерон встала, чтобы пойти вымыть руки. Фрэнк поднялся следом за ней, и они вдруг оказались стоящими лицом к лицу. Их взгляды встретились, и сердце Шерон забилось в тревожном ожидании. Фрэнк смотрел на нее таким нежным, таким ласкающим и таким интимным взглядом, что у Шерон пошла кругом голова. Никогда еще ни один мужчина не смотрел на нее так, как Фрэнк. Да это, по мнению Шерон, было и невозможно. У кого еще могут быть такие глаза: жаркие, словно тропическое небо, бездонные, словно морские глубины, зовущие, словно небеса, за которыми скрываются райские кущи?
Осторожно, словно боясь спугнуть Шерон, Фрэнк положил руки ей на плечи и медленно склонился к ее лицу. От сильнейшего волнения у Шерон перехватило дыхание, она не могла даже пошевелиться. А губы Фрэнка между тем неуклонно приближались к ее губам, которые уже сами, помимо воли Шерон, распахнулись им навстречу. Но Фрэнк не торопился слиться с ней в поцелуе. Сначала он облизал языком ее губы, отчего по спине Шерон сразу побежали сладкие волны, а сердце гулко забилось. Потом его руки скользнули по плечам Шерон, ласково погладили волосы, пробежались по шее и ключицам, исторгнув из груди Шерон протяжный, жалобный стон.
– Взбитые сливки, – проговорил Фрэнк, словно оправдываясь, но глядя на Шерон с дразнящей, ласковой усмешкой. – Они были на твоих губах, и я не смог удержаться. Ты не сердишься?
Вместо ответа Шерон, сама не зная почему, потянулась рукой к его волосам, и их губы сплелись в страстном, захватывающем поцелуе. Шерон ласкала дрожащими пальцами шелковистые волосы Фрэнка, а его руки безостановочно гладили ее спину, плечи и ягодицы. В какой-то момент он так крепко прижал к себе Шерон, что она ощутила всю силу его желания, и ее тело тотчас откликнулось. Шерон вдруг осознала, что у нее больше не осталось сил противиться своему влечению к Фрэнку, и, словно признавая свою полную капитуляцию, бессильно обмякла в его руках.
Однако, вместо того чтобы оказаться на диване, Шерон вдруг с изумлением обнаружила себя сидящей в кресле. А Фрэнк, что было совсем уж удивительно, стоял перед ней на коленях и вытирал ее пальцы мокрой льняной салфеткой.
– Измазалась, как ребенок, – проговорил он шутливым тоном, за которым Шерон, однако, уловила нотки волнения и легкой дрожи. Да и сам голос Фрэнка звучал неестественно хрипловато.
Помотав головой, чтобы окончательно прийти в чувство, Шерон вопрошающе посмотрела на Фрэнка.
– Почему ты остановился? – спросила она, в замешательстве чувствуя, как к щекам снова приливает жар.
– Потому что не хотел, чтобы потом ты упрекала меня, что я тебя соблазнил, – ответил он, чуть нахмурившись. – Да так оно, по сути, и было бы.
– Что-о?!
Фрэнк в упор посмотрел ей в глаза: снизу вверх, но Шерон казалось, что он возвышается над ней, и это она смотрит на него снизу вверх испуганным, жалобным взглядом.
– Понимаешь, Шерон, – с кривой усмешкой пояснил Фрэнк, – я прекрасно знаю, что мои глаза обладают некоторыми магнетическим свойствами. На мужчин они не очень действуют, а вот на женщин… – Он с виноватой улыбкой развел руками. – Проще говоря, несколько минут назад мне страшно захотелось тебя поцеловать, и я, не решаясь открыто нарушить наш договор, прибег к не совсем достойному приему.
– То есть ты попытался заворожить меня своим взглядом, да? – озадаченно спросила Шерон, не зная, как ей реагировать на его очередное шокирующее признание. – Как гипнотизер или колдун?
– Что-то в этом роде. – Фрэнк поднялся с колен и положил полотенце на стол. – Но не пугайся, я не отношусь к настоящим экстрасенсам. Просто иногда я могу заставить другого человека сделать то, что мне хочется. Конечно, такие номера проходят не с каждым, а лишь с внушаемыми людьми. И ты, Шерон, не обижайся, но в какой-то мере относишься к ним. К тому же ты и так в меня влюблена… а значит, подчинить тебя моему влиянию не так уж сложно.
Шерон задумчиво погладила переносицу.
– Все ясно с тобой, Фрэнк Боуленд, – промолвила она, поглядывая на него с легкой опаской. – Но я не понимаю, зачем ты мне все это рассказываешь. Ведь такая откровенность вредит твоим интересам.
– Просто я не хочу, чтобы ты отдалась мне бессознательно, под влиянием момента, – сказал он, повернувшись к ней и с каким-то отчаянным вызовом глядя ей в глаза. – Я хочу, чтобы ты сделала это осознанно, десять раз все обдумав и взвесив. То есть чтобы твое решение было продиктовано не только эмоциями, но и головой.
– А ты не боишься, что в таком случае ты можешь вообще не дождаться от меня… любви и ласки? – спросила Шерон, не сдержав колкой усмешки.
Фрэнк на мгновение задумался, потом покачал головой и сказал:
– Нет, Шерон, не боюсь. Потому что, если я не дождусь от тебя, как ты выразилась, любви и ласки, значит, так оно и должно быть. Значит, ты не та женщина, которая мне нужна.
– Что ж, звучит разумно, – согласилась Шерон. – Хотя…
– Что? – Фрэнк порывисто обернулся к ней.
– Да нет, ничего.
– …Хотя тебе немного досадно, – насмешливо закончил Фрэнк ее фразу. – Оттого, что я нагло перевалил на твои хрупкие плечи ответственность за… рога старины Мар…
– Еще раз ты упомянешь о Мартине, – заорала Шерон, вскакивая с кресла, – и наш замечательный роман закончится, не успев начаться!
– Ладно, ладно, я прошу прощения, – примирительно сказал Фрэнк. – Не буду больше трогать старину Мартина.
– Только попробуй! – прошипела Шерон.
– Ну ей-богу не буду, клянусь!
– Ладно, – смилостивилась Шерон, – забудем. Что там у тебя… еще завалялось в холодильнике? Твое хваленое вино с клубникой только пробудили у меня аппетит.
– Лечу на кухню, моя радость! – с готовностью отозвался Фрэнк.
Оставшись одна, Шерон в волнении прошлась по комнате, потом тяжко вздохнула и покачала головой.
– Милосердное небо, и чем все это закончится? – пробормотала она, возводя глаза к потолку.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Воплощение соблазна - Шарп Виктория

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Воплощение соблазна - Шарп Виктория



Сказка. Много соплей и самокопания.3 из 10
Воплощение соблазна - Шарп ВикторияКатя
26.03.2012, 21.10





нет,это ваще не роман...бесмыслица...
Воплощение соблазна - Шарп ВикторияСэля
10.07.2012, 22.47





Очень даже обыденная ситуация, и не говорите,что у вас в жизни такого не случалось, не поверю.
Воплощение соблазна - Шарп Викториялюдмила
14.09.2013, 18.15





Согласна с Людмилой, такое сплошь и рядом)
Воплощение соблазна - Шарп ВикторияКрасотка
15.09.2013, 8.04





В том то и дело что такое сплошь и рядом в любовном романе хочется чего то другого...
Воплощение соблазна - Шарп Викториямери
12.04.2016, 10.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100