Читать онлайн Воплощение соблазна, автора - Шарп Виктория, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воплощение соблазна - Шарп Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воплощение соблазна - Шарп Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воплощение соблазна - Шарп Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шарп Виктория

Воплощение соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Остаток дня Шерон пыталась отогнать от себя воспоминания о том, как она целовалась с Фрэнком. И ее разум проиграл в борьбе с эмоциями. Забыть те прекрасные, волнующие минуты, когда Фрэнк держал ее в объятиях, оказалось выше ее сил.
Кроме Мартина в жизни Шерон были и другие мужчины. И ни с кем из них ей не было так приятно целоваться, как с Фрэнком. Но главное – она никогда не отвечала на поцелуи других мужчин столь охотно и пылко, как на поцелуи Фрэнка. С ним все было по-другому. Настолько хорошо, что Шерон забыла обо всем остальном, даже о том, что у нее есть жених! А когда мысль о Мартине случайно мелькнула у нее в голове, она тотчас отбросила ее прочь, как досадную, возмутительную помеху. В те минуты ей было плевать на Мартина, а заодно и на какие-то там нелепые соображения морали. Но хорошо ли это по отношению к Мартину?
Интересный вопрос, язвительно поддела себя Шерон. Да это не просто плохо по отношению к Мартину, а чудовищно, возмутительно и несправедливо! Ты же предала его сегодня, притом самым бесстыдным и циничным образом!
А ведь действительно предала, подумала Шерон, и от этой мысли ей стало нехорошо. Мартин совсем не заслуживал, чтобы она так ужасно с ним поступала. Несмотря на все их ссоры и разногласия, он вел себя по отношению к ней безукоризненно. Шерон не могла упрекнуть Мартина не то что в измене, но даже в легком флирте с другой женщиной. Он был абсолютно чист перед ней в этом отношении, и не его вина, что она, Шерон, не испытывала в постели с ним сильных ощущений. Впрочем, она, кажется, вообще еще никогда так не воспламенялась, как сегодня, когда целовалась с Фрэнком и он ласкал ее спину.
Да, это было чудесно. И все равно она не должна была позволять Фрэнку целовать и ласкать ее. Ей следовало в самом начале дать ему жесткий отпор. Но вместо этого она млела в его объятиях, да еще и отвечала на его поцелуи! Но в таком случае так ли много значит для нее Мартин, как она думала до сегодняшнего дня? Наверное, нет, раз она с легкостью вознамерилась ему изменить.
Шерон хотелось обвинить во всем Фрэнка. Но она понимала, что это было бы несправедливо. Откуда Фрэнк мог знать, что у нее есть жених? Она ведь уклонилась от ответа, когда он спросил, есть ли у нее мужчина. Но вот вопрос: зачем она так поступила? Почему сразу не ответила, что да, мол, есть? Ответ был очевиден: она боялась, что тогда между ней и Фрэнком не будет ничего, кроме чисто приятельских отношений.
После таких размышлений Шерон стало не на шутку страшно. Она почувствовала, что теряет твердую почву под ногами, и, чтобы вернуть ее, позвонила вечером Мартину. Они договорились встретиться завтра после работы. Мартин хотел сегодня, но Шерон сослалась на головную боль и усталость. Только не сегодня, когда все ее мысли заняты неотразимым Фрэнком Боулендом! Шерон надеялась, что к завтрашнему вечеру она успокоится и хотя бы немного придет в норму.
На другой вечер они встретились с Мартином в кафе, а затем поехали к Шерон домой. Когда в половине двенадцатого вечера Мартин уехал, Шерон чувствовала себя разбитой и чуть ли даже не больной. Шерон и раньше-то занималась сексом без особого энтузиазма, а сегодня это занятие превратилось для нее в сущую пытку. Шерон просто не знала, что думать. Она лишь чувствовала, что с ней творится что-то ужасное, такое, чего не должно было произойти в ее стабильной, налаженной жизни. Оставалось надеяться, что это ненормальное состояние скоро пройдет и ее жизнь вернется в прежнюю колею.
В пятницу Шерон, как обычно, поехала после работы к Саре Уинслоу. Ее путь пролегал мимо Лесли-Фарм, но сегодня Шерон даже не взглянула в сторону коттеджа. Она твердо решила выбросить Фрэнка Боуленда из головы. Пусть живет как хочет, она больше не станет интересоваться его делами. И не переступит порог его дома, даже если ее попросит Барбара. В конце концов, Фрэнк не маленький ребенок, который нуждается в присмотре няньки.
Домой Шерон возвращалась по темноте. Подъезжая к Лесли-Фарм, она снова заставила себя смотреть исключительно на дорогу. И вдруг, когда Шерон уже поравнялась с коттеджем, случилось нечто непредвиденное. Мотор ее автомобиля внезапно начал кашлять и задыхаться, а затем и вовсе заглох. Машина остановилась – аккурат напротив калитки коттеджа.
В первую минуту Шерон не могла поверить, что с ней случилась такая досадная неприятность. Шансов, что ее машина сломается именно в этом месте, было один на тысячу. Правда, когда Шерон взглянула на стрелку прибора, она поняла, что машина в порядке, просто у нее закончился бензин. Но от этого открытия Шерон было не легче. Она сомневалась, что Фрэнк, с его мнительным характером, поверит, что она застряла возле его дома по чистой случайности. Скорее, он решит, что это очередная уловка с ее стороны, направленная на то, чтобы возобновить с ним отношения.
Шерон в досаде стукнула кулачком по приборному щитку. И надо же было случиться, чтобы бензин закончился именно здесь! Все это походило на какой-то нелепый анекдот, причем анекдот дурного тона. Оставалось надеяться, что Фрэнк уже крепко спит и что он не слышал, как возле его дома остановилась машина. А также на то, что ее очень скоро кто-нибудь подберет. Правда, на это надежда была невелика. По этой дороге никто не ездил, кроме владельцев нескольких коттеджей, расположенных неподалеку. Но эти почтенные граждане, должно быть, уже давно сидят по своим домам и не собираются тащиться куда-то на ночь глядя.
Что ни говори, а положение Шерон было весьма незавидным. Сотового телефона у нее не было, а ближайший телефон-автомат находился за километр отсюда. Можно было бы, конечно, постучаться к Фрэнку и попросить разрешения воспользоваться его телефоном, но при одной этой мысли по спине Шерон пробежал озноб. Интересно, как воспримет Фрэнк ее появление на пороге его дома в двенадцатом часу вечера? Уж наверное не с восторгом. Чего доброго, просто захлопнет дверь перед ее носом, и она только зря поставит себя в унизительное положение.
Нет, уж лучше она вернется пешком к Саре, до которой было немного меньше расстояния, чем до телефона-автомата. Пройти километр по темноте казалось Шерон не таким ужасным, как выслушивать колкости Фрэнка и ехидные догадки насчет причины ее позднего визита. К тому же коттедж был погружен в темноту, что говорило о том, что Фрэнк уже спит. А Шерон уже знала, каким злым он бывает, если его разбудить. Правда, у нее при себе ключ от коттеджа, но вряд ли она сможет войти в дом, позвонить по телефону и уйти, не разбудив Фрэнка. Глупо было надеяться, что столь рискованная авантюра закончится благополучно. К тому же такие действия попахивали нарушением закона о неприкосновенности жилища.
Итак, остается одно: вернуться к Саре Уинслоу, которая поможет ей выпутаться из того плачевного положения, в которое она попала по воле злого рока, а вернее, своей забывчивости, так как Шерон знала, что бензин нужно пополнить, и не сделала этого вовремя. Стараясь не думать об опасностях, которые могут подстерегать ее на пустынной дороге, Шерон вышла из машины, замкнула ее и спрятала ключи в карман куртки. И в этот момент темноту ночи внезапно разорвал свет автомобильных фар. Шерон не успела еще о чем-то подумать, как элегантная спортивная машина серебристого цвета остановилась в нескольких метрах от ее автомобиля, и секунду спустя перед Шерон предстал не кто иной, как Фрэнк Боуленд.
– Так, – проговорил он, медленно приближаясь к Шерон с заложенными в карманы руками, – это уже становится интересным. Похоже, столь полюбившийся зрителям телесериал под названием «Несносные помощники» обещает иметь продолжение.
Его голос звучал насмешливо, но Шерон не уловила в нем злости, и это обстоятельство ее приободрило. Похоже, Фрэнк пребывает в благодушном настроении, а вовсе не в агрессивном, как опасалась Шерон. В таком случае у нее есть маленькая надежда, что ее приключение закончится благополучно.
– Видите ли, Фрэнк, – она постаралась придать своему голосу и взгляду как можно больше кротости, – дело в том, что у моей машины внезапно закончился бензин. И, как нарочно, это случилось возле вашего дома!
– Хм! – Он подошел к Шерон вплотную и окинул ее подозрительным, несколько ехидным взглядом. – Ну и что же вы собирались делать? Признавайтесь, дорогая моя, чего уж там!
– Сначала мне будет любопытно услышать вашу версию, – сухо промолвила Шерон.
Намек Фрэнка на то, что она собиралась проникнуть в коттедж без его разрешения, задел Шерон за живое, и все ее миролюбие исчезло. А в том, что Фрэнк подумал именно так, Шерон не сомневалась.
– Да какие тут могут быть версии! – рассмеялся Фрэнк. – Вы позвонили в дом, убедились, что меня нет, и вернулись в машину за ключами.
– А вот и не угадали! – торжествующе воскликнула Шерон. – Ключи от коттеджа находятся в машине, которую я только что замкнула. И я вовсе не собиралась приникать в дом в отсутствие хозяина, то есть ваше.
– А что же вы тогда собирались делать?
– Вернуться к моей подруге Саре Уинслоу, где я провела сегодняшний вечер. Впрочем, почему собиралась? Я и сейчас собираюсь так сделать!
Повернувшись к Фрэнку спиной, Шерон с гордо поднятой головой зашагала по дороге. Правда, уйти далеко ей не удалось, потому что Фрэнк быстро догнал ее.
– Ладно, Шерон, не геройствуйте, – сказал он, встав у нее на пути. – Куда вы потащитесь по такой темноте? Пойдемте лучше ко мне…
– Ни за что! – громко отчеканила Шерон, вздернув нос. – Скорее, я соглашусь попасть в руки бандитам, чем воспользоваться вашим гостеприимством!
– Ну-ну, – Фрэнк усмехнулся, – а мне потом придется всю жизнь мучиться угрызениями совести, что я не уберег вас от несчастья? Нет, дорогая моя, так не пойдет. Идем в дом!
– Я сказала, что не переступлю больше порога вашего дома. А от угрызений совести в случае чего я вас освобождаю.
– Пошли, черт подери! – прорычал Фрэнк.
– Нет, – упрямо ответила Шерон.
Она попыталась обойти его, но у нее ничего не вышло. Фрэнк, не тратя слов, просто подхватил ее на руки и понес к дому. Отчаянные попытки Шерон вырваться не имели ни малейшего успеха, и вскоре она оказалась в гостиной коттеджа. У Шерон мелькнула мысль сбежать, но от нее пришлось отказаться. Фрэнк, поставив ее на пол, тут же вернулся в прихожую, чтобы запереть дверь.
– Все, – объявил он, победно помахивая ключами, – теперь ты отсюда не сбежишь, маленькая упрямица!
Призвав на помощь все свое самообладание, Шерон выпрямила спину и твердо, внушительно посмотрела на Фрэнка.
– То, что вы сейчас делаете, мистер Боуленд, – строго сказала она, – является нарушением закона о правах человека.
– Ха! – воскликнул он. – Кто бы говорил мне такие вещи? Ты столько раз нарушала мои человеческие права, что будет только справедливо, если ты немного побудешь в моей шкуре.
– Но послушай, Фрэнк! – взмолилась Шерон. – Зачем тебе все это надо? Ты же сам сказал три дня назад, что больше не желаешь иметь со мной дел! Как, в таком случае, я должна понимать твое поведение?
– Просто я не могу допустить, чтобы ты влипла в историю, – уклончиво ответил он.
– Можно подумать, что я уже в нее не влипла, – с невеселой иронией пробормотала Шерон.
Фрэнк вскинул голову, пристально, изучающе и пытливо посмотрел ей в глаза, и под его взглядом Шерон залилась краской по самые уши. Не желая, чтобы Фрэнк заметил ее волнение, Шерон отошла к окну и сделала вид, что рассматривает цветы в вазе на подоконнике.
– Никогда не видела бордовых фиалок? – донесся до нее насмешливый голос. – Очень странно, учитывая, что они растут у тебя под самым носом!
– О чем ты говоришь? – Шерон порывисто обернулась.
– Я тут на досуге проезжал мимо твоего дома, – пояснил Фрэнк, вызывающе поблескивая глазами, – и хорошо рассмотрел палисадник. Любопытно, ты сама ухаживаешь за всеми этими цветами или тебе кто-то помогает?
– Сама, – растерянно буркнула Шерон.
– Ты, наверное, хочешь спросить, как я узнал, что это именно твой дом, – продолжал Фрэнк в том же насмешливом, несколько вызывающем тоне. – Очень просто. Я справился о тебе у владельца заправки, где покупал бензин.
– Ты… – от изумления Шерон на несколько секунд лишилась дара речи, – ты расспрашивал, где я живу?!
– А что тут такого? Я всего лишь спросил, где живет молодая леди, которая присматривает за коттеджем моей родственницы. Или ты боишься, что это дойдет до твоего парня и он вообразит бог знает что?
Шерон вспыхнула.
– Какого парня?
– Того самого, с которым ты позавчера, в восемь вечера, вошла в свой дом. Невысокий коренастый блондин с физиономией самодовольного ханжи.
– Неправда! – возмущенно воскликнула Шерон. – Мартин вовсе не ханжа, и ничего самодовольного в его лице нет! И вообще, посмотрел бы лучше на свою физиономию!
Фрэнк рассмеялся, довольно потирая руки.
– О, как горячо мы встали на защиту своего надутого приятеля! Что ж, это совсем неудивительно, учитывая, что не далее как три дня назад мы собирались наставить ему рога. Наверное, заело чувство вины?
– Ничего подобного, – сухо возразила Шерон. – Во-первых, я вовсе не собиралась изменять Мартину…
– Неужели? – ехидно перебил ее Фрэнк. – А как же тогда назвать то, что произошло в этой комнате три дня назад?
Шерон немного помедлила, подыскивая убедительный ответ.
– То, что произошло между нами три дня назад, – спокойно проговорила она, – было случайностью. На меня вдруг что-то нашло, какое-то затмение, что ли… а может, я просто переутомилась. Но вообще, такое поведение мне не свойственно.
– Не сомневаюсь, – без иронии сказал Фрэнк. – Ты вообще очень серьезная и благоразумная девушка. В твоей жизни все продумано, разложено по полочкам, распланировано на месяцы вперед. Возможно, это и хорошо. Но как это, должно быть, скучно! Ей-богу, Шерон, ведь от такой жизни можно зачахнуть. И теперь, когда я чуть ближе узнал тебя, я понимаю, откуда в твоих глазах иной раз появляется это выражение тоски, безмолвного отчаяния, даже какой-то безнадежности. Скучное, однообразное существование, лишенное огня, давит на тебя, убивает твою живую натуру.
– Да, – сказала Шерон, взволнованно прохаживаясь по комнате, – ты абсолютно прав, Фрэнк. Ты разгадал меня. За какие-то несколько часов нашего общения ты понял меня лучше, чем люди, с которыми я знакома годы. Все это, без сомнения, делает честь твоей проницательности, но… нисколько не решает моих проблем. Что я могу изменить? Нравится мне моя жизнь или нет, другой ведь не дано. Хотя, боюсь, что здесь ты меня не поймешь. Ты ведь, несмотря на все твои передряги, по крайней мере, остался богатым или хотя бы имеешь кое-какие деньжата на случай, если тебе захочется сменить место жительства или что-то еще. А я… – Она безнадежно махнула рукой.
Фрэнк подошел к ней и нежно, успокаивающе провел рукой по ее плечу. Первым побуждением Шерон было вырваться, но вместо этого она вдруг порывисто обняла Фрэнка и прижалась к его сильному телу, словно хрупкое деревце, ищущее опоры более стойкого собрата. А в следующий миг их губы соединились, и они начали самозабвенно целоваться, лаская друг друга руками. Не прошло и минуты, как Шерон вновь оказалась во власти чувственных желаний, которым у нее не было ни сил, ни охоты противиться. В один миг все рассудочные соображения вылетели у нее из головы. Всем ее существом владело только одно страстное, необоримое желание – заняться любовью с мужчиной, к которому она впервые в жизни чувствовала настоящее влечение. Настоящее, а не вымученное или притворное, как бывало с другими мужчинами. Со всеми, без исключения.
Внезапно Фрэнк оторвал свои губы от ее губ, а затем разжал объятия и осторожно отстранил от себя Шерон.
– Нет, не сейчас, – твердо сказал он. – Не сейчас и не так. Черт подери! – вдруг воскликнул он с какой-то непонятной Шерон досадой и горечью. – Я не хочу, чтобы ты думала, что я просто пытаюсь взять реванш за свои прошлые обиды!
– Реванш? – переспросила Шерон, с трудом возвращаясь из мира сладких грез к реальности. – О чем ты говоришь, Фрэнк, я не понимаю!
– Не понимаешь? – переспросил он, бросив на нее пытливый взгляд. – В самом деле не понимаешь, Шерон? В таком случае ты просто ангел порядочности и наивности!
– Но…
– Неужели тебе даже в голову не пришло, что я могу делать все это специально, с заранее обдуманным умыслом? Когда-то моя жена наставила мне рога, да еще и выставила посмешищем ни больше ни меньше как на весь белый свет. Разве не естественно предположить, что мне тоже хочется хоть кому-то наставить рога, хоть кого-то поставить в такое же паршивое положение, в каком был я сам?
– Зачем? – удивленно спросила Шерон.
– Затем, чтобы потешить свое ущемленное самолюбие, – с кривой усмешкой ответил Фрэнк. – Разве это не достаточно веская причина?
– То есть ты хочешь сказать, что пытаешься обольстить меня? – с расстановкой спросила Шерон, всматриваясь в его лицо. – И не потому, что я тебе нравлюсь или хотя бы вызываю желание, а просто так, чтобы потешить свое мужское самолюбие? Проще говоря, лишний раз доказать себе, что ты неотразимый красавец, хотя жена и променяла тебя на другого?
– А что ты сама думаешь по этому поводу?
Шерон на минуту задумалась и отрицательно покачала головой.
– Нет, Фрэнк, – убежденно сказала она, – я не думаю, что ты способен на такое. Мне кажется, ты не настолько низок и не настолько мелочен.
– Но откуда ты можешь это знать? – с волнением возразил он. – Ты же едва со мной знакома! В самом деле, Шерон, как можно быть такой доверчивой? Ведь так, черт подери, недолго и впрямь влипнуть в историю!
– Я не знаю, – пожала плечами Шерон. – Просто мне так кажется, и все. Может, это голос интуиции.
– И что же он тебе подсказывает? Что мне можно безоглядно доверять? Но это же нелепо, Шерон! Я не сделал ничего такого, что бы могло вызвать твое доверие. Скорее напротив.
– Но тогда почему ты сейчас остановился? – Шерон бросила на него пытливый, изучающий взгляд. – Ты же прекрасно видел, что я на все готова!
– Потому что я не хотел, чтобы ты подумала обо мне то самое, о чем я сейчас говорил.
– Вот видишь! – Шерон рассмеялась. – Ты вовсе не так плох, как пытаешься о себе думать. А вообще, – добавила она, посмотрев на него с легким недоумением, – я не понимаю, почему твое самолюбие столь сильно пострадало из-за измены жены. Сердце – это понятно, но самолюбие…
– Ты удивишься, но мое сердце как раз и не очень пострадало. – Фрэнк мрачно усмехнулся. – Я уже не любил Кэтрин к тому времени, когда она переметнулась к Хьюму.
– Тогда я тем более тебя не понимаю! – удивленно воскликнула Шерон. – Ведь Кэтрин продалась этому старику за деньги, а вовсе не потому, что оценила его мужские достоинства! Я даже сомневаюсь, что она оценила его душевные достоинства. Просто ей захотелось пожить в довольстве и праздности. Что здесь может быть обидного для тебя? Ведь такое случается сплошь и рядом! Тысячи женщин во всем мире бросают хороших, добрых, красивых и сексуальных мужей ради мешка с деньгами. Так что твоя история, Фрэнк Боуленд, стара, как этот мир. И в ней нет ничего, выходящего за рамки пошлой обыденности.
Какое-то время Фрэнк молчал, задумчиво глядя куда-то поверх головы Шерон. Потом глубокомысленно усмехнулся и покачал головой.
– Что ж, может быть, ты и права, – сказал он. – И я обещаю, что подумаю над твоими словами на досуге… А сейчас пора отвезти тебя домой, – неожиданно заявил он, посмотрев на часы. – Я мог бы предложить тебе заночевать здесь, но не думаю, что это было бы благоразумно. Если кто-то из здешних обывателей увидит тебя выходящей в восемь утра из моего дома, твоя репутация может сильно пострадать. А если это дойдет до ушей старины Мартина, – добавил он с ироничной ухмылкой, которая изрядно покоробила Шерон, – то тебя наверняка ждет грандиозный скандал.
– Не думаю, – сухо возразила она. – Мартин доверяет мне, и он поверит моим объяснениям про машину и бензин.
Это было чистой воды ложью, но Шерон хотелось позлить Фрэнка, а также отыграться за то, что он выпроваживает ее, даже не поинтересовавшись, хочет ли она уезжать.
– Доверяет? – насмешливо переспросил Фрэнк. – Может быть. Однако я не думаю, что он настолько глуп, чтобы доверять мне. Каким бы самодовольным ослом он не был…
– Сам ты осел, Фрэнк Боуленд! – сердито воскликнула Шерон. – И вообще мне уже до чертиков надоела твоя компания! Или вези меня домой, или вызови такси!
Всю дорогу до своего дома Шерон обиженно молчала. Фрэнк несколько раз пытался заговорить с ней, но у него ничего не вышло. Шерон замкнулась в себе и упорно не желала идти на контакт. Фрэнку оставалось лишь пожинать плоды своего неразумного поведения и ругать себя за то, что он снова все испортил.
Домой Фрэнк вернулся в самом мрачном расположении духа. Он так досадовал на себя, что ему хотелось надавать самому себе пощечин. И зачем он только начал насмехаться над этим злосчастным Мартином? Возможно, тот и впрямь самодовольный осел, как ему показалось, но ведь он жених Шерон. И у него самые честные намерения по отношению к ней. А вот какие намерения у него самого? Положа руку на сердце Фрэнк был вынужден признать, что не может сейчас ответить на этот вопрос. Пока что он знал лишь одно: Шерон очень нравится ему и ему ужасно не хочется ее упускать.
Вспомнив всех женщин, с которыми он общался за последние пять лет, Фрэнк пришел к выводу, что ни одна из них не годится Шерон в пометки. И не только эти женщины, но и его покойная жена. Да о чем тут говорить? По сравнению с Шерон Кэтрин была просто дешевкой. Женщина, которую он подобрал на самой нижней ступеньке лестницы актерского мира, вывел в люди, помог сделать карьеру, а затем оказался по ее милости выброшенным за борт. По большому счету, Кэтрин была лишь красивой куклой, все достоинства которой заключались в умении доставить мужчине удовольствие в постели. Он, Фрэнк, был просто болваном, что связался с ней.
Когда его пылкая страсть к Кэтрин прошла, он опомнился. И понял, что неосмотрительно влип в дерьмо. Но его имя было уже крепко связано с именем Кэтрин Тайсон, и разорвать эту связь было очень непросто. Впрочем, Фрэнк и не старался ее разорвать. В те дни он думал только о работе, а не о женщинах. Любимая работа заменяла ему все…
Ладно, черт с этим со всем, оборвал свои воспоминания Фрэнк. Подумай лучше о том, как
Помириться с Шерон… Фрэнк просто не представлял, как сможет это сделать. В прошлый раз, когда он потерял над собой контроль, увидев тот проклятый журнал, он думал, что между ним и Шерон все кончено. Разве такая девушка сможет простить, что ее бесцеремонно выставили за дверь, да еще и наградили кучей нелестных эпитетов? Однако судьба, словно сжалившись над Фрэнком, сама привела Шерон к нему домой. Проще говоря, у него появился великолепный шанс снова сблизиться с Шерон. Шанс, который он непростительно глупо упустил.
Так что же ему теперь делать? Ждать, пока какая-нибудь новая счастливая случайность приведет к нему Шерон? Или набраться смелости и нагрянуть с визитом к ней домой? Но в этом случае он рисковал столкнуться со стариной Мартином. А Фрэнку совсем не хотелось ссорить Шерон с женихом, пока он еще не разобрался в своих чувствах к ней. Шерон вовсе не заслуживала, чтобы какой-то угрюмый неудачник испортил ей жизнь.
Так или иначе, а положение Фрэнка нельзя было назвать завидным. Зато его можно было с полной уверенностью назвать идиотским… с чем и поздравил себя Фрэнк после долгих бесплодных размышлений.
В таком же мрачном настроении пребывала и Шерон, которая опять не смогла нормально заснуть в эту ночь. И немудрено – после таких-то встрясок. Сначала не вовремя закончившийся бензин, потом Фрэнк со своими штучками… у Шерон просто шла кругом голова. Хорошо, что завтра суббота и ей не надо в офис. Хоть отоспится в свое удовольствие, и то утешение.
Шерон ужасно злилась на Фрэнка, но еще больше – на себя. Она снова забылась, снова позволила эмоциям одержать верх над рассудком. Еще немного – и она бы изменила Мартину, бесстыдно предала его. Интересно, как бы она тогда смотрела ему в глаза?
За последние четыре дня ее чувства к Мартину дважды подвергались проверке. И она дважды не выдержала испытания! Даже если она больше никогда не увидит Фрэнка, то, что между ними произошло, не может не сказаться на ее отношениях с Мартином. Все равно ее отношение к жениху будет теперь сплошным притворством. Еще в первый раз Шерон могла оправдать свое поведение тем, что все случилось внезапно и она потеряла над собой контроль. Но после того что произошло сегодня, такое оправдание выглядело лицемерным. Хорошо, что сам Фрэнк не захотел их сближения и сумел вовремя остановиться. По крайней мере, хоть в чем-то он оказался великодушным.
В любом случае, она должна забыть его. Его грубость и самонадеянность делают невозможным нормальное общение с ним. Она не должна позволить себе влюбиться в него, иначе она погубит всю свою жизнь. Фрэнк Боуленд не заслуживает никаких жертв с ее стороны. Впрочем, ему и не нужны ее жертвы… так же, как не нужна и она сама.
Последнее соображение отрезвило Шерон, и она наконец смогла спокойно заснуть. В эту ночь ей приснился Мартин… с огромными, ветвистыми рогами на голове. Сон поначалу рассмешил Шерон, когда она проснулась, а затем вызвал острое чувство вины по отношению к жениху. И Шерон дала себе слово вести себя с Мартином на выходных как можно ласковее и миролюбивее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Воплощение соблазна - Шарп Виктория

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Воплощение соблазна - Шарп Виктория



Сказка. Много соплей и самокопания.3 из 10
Воплощение соблазна - Шарп ВикторияКатя
26.03.2012, 21.10





нет,это ваще не роман...бесмыслица...
Воплощение соблазна - Шарп ВикторияСэля
10.07.2012, 22.47





Очень даже обыденная ситуация, и не говорите,что у вас в жизни такого не случалось, не поверю.
Воплощение соблазна - Шарп Викториялюдмила
14.09.2013, 18.15





Согласна с Людмилой, такое сплошь и рядом)
Воплощение соблазна - Шарп ВикторияКрасотка
15.09.2013, 8.04





В том то и дело что такое сплошь и рядом в любовном романе хочется чего то другого...
Воплощение соблазна - Шарп Викториямери
12.04.2016, 10.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100