Читать онлайн Цветы под дождем, автора - Шарп Виктория, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветы под дождем - Шарп Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветы под дождем - Шарп Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветы под дождем - Шарп Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шарп Виктория

Цветы под дождем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5



На другой день около шести вечера роскошный темно-зеленый автомобиль Макса Диллона проследовал по тихим улочкам Риверсайда и остановился возле коттеджа Джулии. Так как она уже высматривала его в окно, то сразу вышла на улицу, не дожидаясь звонка.
Стоило Максу увидеть ее, как у него тотчас учащенно забилось сердце. Несмотря на то что Джулия была одета очень просто, выглядела она потрясающе. Рубашка мужского покроя из красной в синюю клетку фланели придавала Джулии вид юной, озорной и необычайно сексуальной девчонки. Облегающие темно-синие джинсы подчеркивали стройность ее ног и соблазнительные округлости бедер. Даже то, что на Джулии были кроссовки, не портило общего впечатления. Макс вдруг с изумлением осознал, что в этом весьма непритязательном наряде Джулия выглядит намного женственнее и обольстительнее, чем выглядели его прежние подружки в декольтированных вечерних туалетах и туфлях на высоченных каблуках. И такое открытие весьма озадачило его. Неужели Джулия может нравиться ему не только как интересная, забавная собеседница, но и как женщина? Ответа на этот вопрос Макс пока не знал. Да и задумываться было некогда, потому что Джулия уже приближалась к нему свободной, непринужденной и, по мнению Макса, несколько вызывающей походкой.
— Привет, Макс, — весело пропела она, останавливаясь напротив него. — Как дела? Пикник готов?
— Да, все в порядке, — пробормотал Макс, усиленно пытаясь совладать с охватившей его растерянностью. — А как ваши дела, Джулия?
— Как всегда, средне паршиво, — ответила она без тени рисовки. — Но это совсем не означает, что у меня такое же настроение.
— Надеюсь, оно у вас хорошее? — торопливо спросил Макс.
— Лучше не бывает. Да и как иначе? — Джулия посмотрела на Макса с легким, слегка ироничным прищуром. — Ведь мне, знаете ли, не каждый день доводится получать приглашения на пикники от знаменитостей. Можно даже сказать, от небожителей.
Макс смущенно улыбнулся.
— Бросьте, Джулия, никакой я не небожитель, а самый обычный, земной человек. И вообще, если уж говорить откровенно, вы тоже кажетесь мне весьма неординарной личностью.
— Неужели? — Она усмехнулась и, не дожидаясь ответа, добавила: — Ладно, Макс, давайте поскорее сядем в машину и поедем отсюда. Иначе сейчас сюда сбежится вся наша деревня, чтобы поглазеть, с кем это я тут любезничаю.
И правда, из окон соседних коттеджей на них уже вылупились десятки любопытных глаз. Заметив это, Макс поспешно распахнул перед Джулией дверцу машины, а затем, когда она уселась, без промедления тронулся.
— Надеюсь, ваша репутация не пострадает от моих частых визитов? — спросил Макс, поглядывая на Джулию с нешуточным беспокойством.
К его удивлению, она беззаботно рассмеялась.
— Не беспокойтесь на этот счет, Макс. Моя репутация в Риверсайде и без того ужасная. Поэтому испортить ее уже нельзя.
Он озадаченно кашлянул и осторожно спросил:
— А в чем причина?
— Я веду себя не так, как подобает благовоспитанной женщине.
— То есть?
— Ну взять хотя бы мои занятия. Многие считают, что я занимаюсь несерьезным делом. По мнению местных кумушек, работа должна быть достойной и приносить стабильный доход, пусть даже небольшой. То есть нужно устроиться в какую-нибудь скучную контору и сидеть там с утра до ночи, корпя над бумагами или уткнувшись носом в экран компьютера. Идеальное место — работа секретарши или бухгалтера в какой-нибудь фирме. Другой вариант — выйти замуж и заниматься домашним хозяйством. Готовить еду, наглаживать белье, пылесосить ковры, заботиться о муже и детях. Словом, вести так называемый добропорядочный образ жизни.
— То есть, по вашему мнению, чрезвычайно бесцветный и скучный, да?
— Вот именно.
Макс усмехнулся.
— Интересно, а как бы местное женское общество оценило тот образ жизни, который веду я?
— Надо полагать, как беспутный, — убежденно ответила Джулия. — Беспутный, легкомысленный образ жизни.
— Даже несмотря на то что он приносит неплохой доход?
— Ну, это конечно же могло бы послужить вам некоторым оправданием. При условии, что этот доход стабилен.
— Увы, стабильность — это как раз то, чего обычно не хватает людям творческих профессий. — Макс вздохнул. — Но, говоря откровенно, меня не смущает такое положение вещей.
— Меня тоже. Поэтому местное общество и считает меня крайне несерьезной особой.
— А сколько вам лет, Джулия? — внезапно спросил Макс. — Я знаю, что такой вопрос не принято задавать женщинам... но все-таки?
— Недавно исполнилось двадцать шесть.
Макс изумленно присвистнул.
— Честно говоря, я думал, вы моложе. Не старше двадцати двух.
— Вы разочарованы?
— Да нет, напротив. Я не люблю слишком молодых девушек. Мне с ними, как правило, не интересно.
Джулия озадаченно хмыкнула.
— Стало быть, вы цените общение больше внешней привлекательности?
— Однозначно да. Но не вздумайте принять это на свой счет. Вы-то достаточно хороши собой, чтобы очаровать мужчину. Признаться, я удивлен, что вы до сих пор не замужем.
— А может, я вовсе не стремлюсь выходить замуж? — Откинувшись на сиденье, Джулия посмотрела на Макса с веселым вызовом. — И вообще, чему здесь удивляться? В наше время многие женщины не торопятся взваливать на свои плечи бремя семейных забот.
— Почему обязательно «бремя»?! — пылко возразил Макс. — По-моему, если двое людей искренне любят друг друга, им не должно быть в тягость заботиться о своей второй половине.
— Вот именно, если любят двое! А на деле обычно получается не так. Кто-то действительно любит, отдает другому все силы своей души, а кто-то бесчестно эксплуатирует своего партнера, пользуется его любовью и привязанностью.
Макс посмотрел на Джулию долгим, внимательным взглядом.
— Это теоретические размышления или вы сделали такие выводы по собственному опыту?
— И то и другое, — ответила Джулия, слегка нахмурившись. — Но теперь-то я поумнела и никогда больше не позволю мужчине использовать меня.
— А использовать кого-то самой?
— Тоже не хочу. Потому что мне это противно. И потом, я не думаю, что смогла бы жить с человеком, которого не люблю. Уж лучше быть одной, чем выходить замуж по расчету. Некоторые придумали для таких браков более корректное название: брак по рассудку. А по-моему, это одно и то же. — Джулия вдруг замолчала, с изумлением огляделась и спросила: — Макс, а почему мы стоим? Разве мы уже приехали?
Только сейчас Макс заметил, что автомобиль стоит на месте посередине пшеничного поля. Это открытие привело его в замешательство. Он совершенно не помнил, в какой момент нажал на тормоз. А главное — Макс не мог взять в толк, зачем он это сделал. Неужели он так увлекся разговором с Джулией, что перестал следить за своими действиями?
— Честно говоря, я не знаю, — растерянно пробормотал он. — Наверное, я как-то незаметно затормозил. Машинально...
— Ничего себе! — Джулия рассмеялась. — А если бы мы ехали по скоростной трассе?
— Тогда ничего подобного не случилось бы, — сердито проворчал Макс. — И вообще, уверяю вас, что подобные оплошности мне абсолютно не свойственны.
— Ладно, Макс, не кипятитесь, — примирительно сказала Джулия. — Должно быть, это случилось потому, что я вас заговорила.
— Да уж. — Он усмехнулся и нажал на газ.
Вскоре они приехали на место. Пока Джулия осматривалась, Макс торопливо расстелил на траве шерстяной плед, затем разложил на огромной салфетке провизию. Это были в основном овощи и копчености: курица, рыба нескольких сортов и грудинка.
— Ого! — изумленно воскликнула Джулия. — Макс, да вы, должно быть, опустошили весь наш продуктовый магазин!
— Но я же не знал, что вам больше нравится, — ответил он с неловкой улыбкой и развел руками. — Потому и набрал всего понемногу. Жаль только, что все закуски холодные. Но беда в том, что я понятия не имею, как готовится пища над костром. Пожалуй, я бы только все испортил.
— Успокойтесь, Макс, все и так выглядит очень аппетитно, — возразила Джулия. — К тому же я не люблю жечь костры. Мне кажется неоправданным варварством губить траву и портить землю. Когда я вижу на берегу реки или озера безобразные черные проплешины, мне становится больно. Эти ужасные места, оставленные кострами, напоминают мне раны. Раны земли, — уточнила она и чуть заметно поморщилась.
Макс посмотрел на нее пристальным, задумчивым взглядом.
— А вы действительно очень чуткий человек, Джулия. И обладаете не только философским, но и поэтическим мышлением.
— Может быть, да что в этом толку? — отозвалась она с какой-то непонятной досадой. — Ладно, Макс, давайте устроим перерыв в наших разговорах и немного подкрепимся. С чего начнем?
— А с чего вы хотите?
— Со всего сразу!
Он рассмеялся и покачал головой.
— Хорошо, тогда давайте решим, какое вино будем пить вначале: белое или красное? Лично я думаю, что следует начать с белого. Оно немного легче, чем красное, и потом оно идеально подходит к рыбе, которую все-таки следует попробовать раньше мяса.
— Идет, — согласилась Джулия. Откупорив бутылку вина, Макс разлил его по бокалам.
— За легкомысленных людей, которым плевать на общественные устои! — провозгласил он, поднимая бокал.
Выпив вина, они принялись за рыбу. Потом выпили по второму бокалу, после чего Джулия предложила устроить небольшой перерыв в трапезе.
— Безумствовать, так уж до конца, — объявила она, доставая пачку сигарет. — Надеюсь, вас не шокируют курящие женщины?
— Отнюдь нет, — возразил Макс, доставая свою пачку. И, с веселой улыбкой посмотрев на Джулию, спросил: — Надо полагать, вы единственная в Риверсайде курящая женщина?
— Ошибаетесь, — возразила Джулия, лукаво сверкнув глазами. — В Риверсайде нет курящих женщин. Ни одной!
— То есть вы не позволяете себе на людях подобных вольностей?
— Да, — подтвердила Джулия. — Чтобы, так сказать, не позорить родителей. Ужасно глупо, не правда ли?
— Ну почему же, — возразил Макс, — по-моему, вполне благоразумно.
— Неоправданный риск — это вовсе не смелость, а глупость, — философски заметила Джулия. — Проще говоря, не стоит понапрасну дразнить собак.
Макс посмотрел на нее с неприкрытым сочувствием и неожиданно спросил:
— Почему вы не уедете отсюда, Джулия? Вы же рискуете задохнуться в этом стоячем болоте!
— Не место красит человека, а человек место, — назидательно изрекла Джулия. — И потом, разве в больших городах мало этих самых «стоячих болот», где нормальный, живой человек может задохнуться и погибнуть как личность? Макс, признайтесь, вы ведь приехали сюда неспроста. — Она пристально посмотрела ему в глаза. — Не просто потому, что вам захотелось отдохнуть в тихом местечке. Вы сбежали из Нью-Йорка. Не уехали, а именно сбежали! Потому что вас перестала устраивать ваша жизнь. Вы захотели побыть в одиночестве, вне привычной для вас среды. Чтобы прийти в себя и определиться, как вам дальше жить.
На какое-то время воцарилось молчание, нарушаемое лишь стрекотом неуемных цикад и журчанием речки. А затем Макс услышал глубокий, протяжный вздох и не сразу понял, что это вздохнул он сам. Он чувствовал себя настолько взволнованным, что не мог говорить. Джулия Стенли в очередной раз умудрилась попасть в его болевую точку. Но Макс не сердился на нее за это. Скорее, он был шокирован ее необыкновенной проницательностью. Эта малознакомая девушка сумела понять его лучше, чем люди, с которыми он общался на протяжении нескольких лет. Такое казалось Максу просто невероятным. Настолько невероятным, что в его голову начали приходить самые нелепые предположения.
— Джулия, — проговорил он тихим, глуховатым от волнения голосом, — прошу вас, скажите мне правду. Мы... мы когда-нибудь встречались прежде?
Ее золотисто-карие глаза округлись от изумления, превратившись в две огромных виноградины.
— Что за странный вопрос, Макс? Разумеется, никогда. А... почему вы спрашиваете? Я что, напомнила вам кого-то из ваших знакомых?
— Нет. В том-то все и дело, что никого. Вы абсолютно не похожи ни на одну из женщин, с которыми мне доводилось общаться.
— Тогда почему вы решили, что мы могли где-то встречаться?
— Потому что... потому что вы совершенно правильно угадали причину моего приезда сюда. Я действительно сбежал. От той жизни, которая начала меня тяготить, от всех своих богемных знакомых. Я выбрал это местечко именно потому, что здесь меня никто не знает. Наверное, поэтому я и разозлился на вас в тот раз. Я испугался, что мой покой будет нарушен. Мне было очень неприятно узнать, что мое инкогнито раскрыто.
Джулия кивнула.
— Понимаю. Но тогда... тогда зачем вы потом пришли ко мне и предложили продолжить знакомство?
— Честно говоря, я и сам с трудом могу это понять, — признался Макс. — Просто я почувствовал, что мне хочется вас увидеть. И потом, как я уже сказал, вы совсем не похожи на женщин моего круга. Мне с вами очень комфортно и интересно. Совсем не так, как с другими.
— Макс! — Джулия посмотрела на него недоуменно. — Вы хотите сказать, что встречались с женщинами, которые были вам чужды и неинтересны? Но зачем, для чего?
— Да шут его знает! Может, просто потому, что надо же было... с кем-то спать? Черт возьми! — воскликнул Макс, взволнованно вскакивая на ноги. — Я, кажется, начинаю нести какую-то несусветную чепуху. Наверное, теперь вы будете думать обо мне невесть что. Решите, что я совершенно аморальный, безнравственный тип.
— Успокойтесь, Макс, ничего такого я о вас не думаю. — Джулия тоже поднялась с пледа, с беспокойством поглядывая на Макса. В эту минуту выражение его лица было таким несчастным, что Джулии стало жалко выдающегося драматурга современности. — На самом деле в вашем циничном признании есть определенный резон. Действительно, ведь быть одному не слишком весело. И кому, как не мне, это знать? Мне ведь тоже иногда приходилось встречаться с мужчинами, которые мне не нравились. Вернее, они нравились мне внешне, но совсем не нравились по характеру или взглядам на жизнь.
— Ну что ж, в таком случае давайте выпьем за то, чтобы нас окружали только приятные, близкие по духу люди! - бодро провозгласил Макс, снова наполняя бокалы.
— И чтобы мы не переживали из-за всяких пустяков, — оптимистично добавила Джулия.
Выпив, они принялись за мясные закуски. А затем Джулия, закурив новую сигарету, заговорила с Максом про его пьесы. И вскоре с радостью поняла, что выбрала верную тему. Оседлав любимого конька, Макс сразу оживился и перестал хандрить. К тому же беседовать с Джулией ему было действительно интересно. Во-первых, она неплохо знала его творчество, а во-вторых, ее замечания были довольно дельными и не лишенными оригинальности.
В этом разговоре имелся и еще один, крайне приятный для Макса Диллона момент. Он вдруг поймал себя на мысли, что ему чуть ли не в первый раз за всю жизнь выпала возможность блеснуть перед хорошенькой женщиной умом и эрудицией. Действительно, до сих пор ему было не перед кем «блистать» по той простой причине, что его прежние подружки не смогли бы оценить его мысли. Они были способны только тупо слушать его, напустив на себя умный вид, и отпускать восторженные комплименты в адрес его таланта. А Джулия... Джулия его понимала.
Удивительная девушка, думал Макс, слушая ее глубокомысленные пылкие рассуждения о роли современного театра. Умная, тонкая, наблюдательная. Вот уж никогда бы не додумал, что встречу в этой глуши столь прекрасную собеседницу.
Но дело было не только в том, что Джулия казалась Максу необычайно интересной собеседницей. Она еще и привлекала его как женщина. Теперь он окончательно это понял. И с каждой минутой чувствовал это притяжение все отчетливее. Да и сама окружающая обстановка располагала к романтическим мечтаниям и зарождению чувственных желаний. Пока они вели умные разговоры, на землю опустилась ночь. Многочисленные пронзительно-яркие звезды усыпали небо. От ручья повеяло приятной прохладой. Воздух наполнился запахами деревьев, травы и речных цветов. Макс вдруг подумал, как было бы здорово заняться любовью с Джулией прямо здесь, под этим бездонным небом, усыпанным тысячами огоньков, и от таких мыслей в нем начало стремительно нарастать желание.
Неожиданно Джулия притихла и выжидающе посмотрела на Макса.
— Ну так что вы об этом думаете? — спросила она.
— О чем? — машинально спросил Макс, скользя затуманенным взглядом по вырезу ее рубашки, расстегнутой у ворота.
— Макс, вы что, совсем меня не слушали? — проговорила Джулия с легкой обидой.
— Извините, — виновато пробормотал он, — я просто немного задумался.
— И о чем же, если не секрет?
Вместо ответа Макс придвинулся к Джулии ближе, почти касаясь грудью ее груди. А затем, не в силах противиться своему влечению, порывисто обнял ее и погрузил лицо в ее волосы, пахнущие луговой травой и какими-то тонкими, необычайно приятными духами. Он почувствовал, как сразу участилось ее дыхание, а стройное, гибкое тело напряглось под его руками. Но Джулия не оттолкнула его, а лишь доверчиво прильнула к нему всем телом. Большего поощрения Максу и не требовалось. Желание ударило ему в голову подобно крепкому вину, в висках застучало, кровь стремительно побежала по сосудам. Страстно застонав, он крепче прижал Джулию к себе, а потом опрокинул ее на плед и исступленно приник губами к ее губам.
Джулию бросило в жар, когда она почувствовала на своих губах теплые, ищущие губы Макса. Нежные и настойчивые, они сладостно ласкали ее, и это было так прекрасно, что Джулия сама не заметила, как начала отвечать на поцелуй. Ее руки легли на плечи Макса, потянули его к ней. В ответ он осыпал поцелуями все ее лицо, шею и волосы, а затем снова приник к ней в страстном, опьяняющем поцелуе.
Джулии казалось, что по ее телу разливаются десятки огненных ручейков. Упоительно лаская ее губы, Макс одновременно исследовал руками ее тело. Завороженная чудесными ощущениями, Джулия позволила Максу расстегнуть на ней рубашку. Его руки тотчас накрыли ее обнаженную грудь и принялись исступленно ласкать налитые холмики. Затем Макс чуть изменил позу и прижался лицом к ее груди, нежно подразнивая губами напрягшиеся бутоны. Какое-то первобытное, чувственное наслаждение пронзило Джулию, и она застонала, вцепившись пальцами в мягкие волосы Макса. В ответ с его губ сорвался громкий, хрипловатый стон. А потом он приподнял Джулию и рывком сдернул с нее рубашку. И тут же принялся самозабвенно ласкать ее обнаженную спину, грудь, талию, даря Джулии одно прекрасное ощущение за другим.
— Я хочу тебя, Джулия, — хрипло прошептал он, лаская губами мочку ее уха и вместе с тем торопливо расстегивая ее джинсы. — О господи, как же сильно я тебя хочу...
Как ни странно, но именно эти слова Макса внезапно привели Джулию в чувство. Ее сознание прояснилось, взор стал осмысленным. А в следующий момент она ужаснулась своему безрассудству и... непревзойденному нахальству заезжей знаменитости. Проклятье, что он себе позволяет, этот беспардонный тип, избалованный женским вниманием?! Решил, что она сочтет за честь удовлетворить его желание?! Ну уж нет, с ней, Джулией Стенли, подобный номерок не пройдет!
Оттолкнув Макса резким, решительным движением, Джулия вскочила на ноги. Первым делом она застегнула джинсы, потом подняла рубашку, надела ее и с демонстративной неторопливостью застегнула пуговицы. Макс не пытался ее остановить. Сидя на пледе, он с глуповатой растерянностью наблюдал за действиями Джулии, еще не совсем понимая, что «праздник» закончился. Но слова Джулии, сказанные холодным, злым голосом, окончательно вернули его с небес на землю:
— Мерзавец, — процедила Джулия, глядя на него гневным, обвиняющим взглядом. — Какой же ты, оказывается, мерзавец, Макс Диллон! Ты что же, думал, что нашел себе легкую добычу? Решил поразвлечься со мной, да?
— Джулия, ты все не так поняла, — попытался оправдаться Макс. — Я вовсе не хотел...
— Я прекрасно знаю, что ты хотел, расчетливый негодяй, — резко оборвала его Джулия. — Ты с самого начала задумал затащить меня в постель. Поэтому и пригласил на пикник в уединенном местечке. Тебе захотелось заняться любовью с женщиной, не важно с какой, лишь бы удовлетворить плотский голод. А все остальное, все эти умные разговоры, были только прелюдией к основному действию твоей недостойной пьесы.
Тяжело вздохнув, Макс поднялся на ноги и подошел к Джулии вплотную.
— Ты не права! — горячо возразил он. — Когда я приглашал тебя на пикник, у меня и в мыслях не было затащить тебя и постель. Это желание возникло спонтанно...
Джулия фыркнула.
— Ага, так я тебе и поверила! — Она деловито посмотрела на часы и сказала: — Ладно, Макс, мне пора домой. Ты отвезешь меня или прикажешь тащиться через лес на своих двоих?
— Разумеется, я тебя отвезу.
Сухо кивнув, Джулия направилась к машине. Макс свернул плед вместе со всем, что на нем было, подхватил корзину и уныло поплелся за Джулией. Настроение у него было подавленным. Он ругал себя последними словами за то, что испортил такой прекрасный вечер. Проклятье, он должен был сообразить, что Джулия не из тех женщин, которые ложатся в постель с мужчинами на четвертый день знакомства! Но желание и выпитое за вечер вино лишили его способности здраво мыслить. И теперь Джулия на него смертельно обиделась. Она убеждена, что он решил поразвлечься с ней от скуки. И что он заранее все продумал и спланировал. И разубедить ее в этом будет необычайно трудно. Если вообще возможно.
Усевшись в машину, Джулия отвернулась от Макса, поджав губы и возмущенно сопя. Поняв, что говорить с ней сейчас бесполезно, он включил зажигание, нажал на газ... но вопреки его ожиданиям машина почему-то не сдвинулась с места. Не понимая, в чем дело, Макс повторил попытку. Однако и она ни к чему не привела. Около минуты автомобиль кряхтел, как старый дед, а затем его двигатель и вовсе заглох.
— Что за чертовщина? — растерянно пробормотал Макс.
— Давай без фокусов, Макс Диллон! — строго прикрикнула на него Джулия. — Я ни за что не поверю, что твоя машина взяла и ни с того ни с сего сломалась.
— Но она и вправду, кажется, сломалась, — обиженно возразил Макс. — Наверное, что-то случилось с двигателем.
— В таком случае потрудись оторвать свою худосочную задницу от сиденья и посмотри, что там такое случилось.
Макс бросил на Джулию сердитый взгляд, но промолчал. Что ни говори, а ситуация и впрямь выглядела наигранной. По дороге сюда этот злосчастный двигатель даже не барахлил, а тут его как на грех заклинило. И, судя по всему, намертво. Макс знал, что подобные неприятности иной раз случаются с машинами новых моделей, но попробуй объясни это Джулии.
Выбравшись из машины, Макс открыл капот и, подсвечивая себе зажигалкой, принялся исследовать внутренности машины. И ничего не обнаружил.
— Не знаю, в чем дело! — с досадой сказал он, захлопывая крышку. — На первый взгляд все в порядке. Надо будет завтра, при дневном свете, еще раз все внимательно осмотреть.
— Завтра? — ехидно переспросила Джулия. — А сейчас что ты мне прикажешь делать? Топать в Риверсайд пешком, на потеху всем соседям?
— Это совсем не обязательно делать, — сказал Макс, из последних сил стараясь сохранять самообладание. — Ты можешь переночевать у меня.
— В твоем доме есть гостевая спальня?
— Нет. Но я благополучно могу поспать и на диване.
— И в твоей спальне имеется задвижка? Макс почувствовал, как в нем закипает гнев.
— Задвижки там нет. Но ты можешь не беспокоиться, что я нагряну к тебе посреди ночи. Принуждать женщину к близости не в моих правилах.
— Наверное, ты предпочитаешь действовать другими, более тонкими методами? — с милой улыбкой осведомилась Джулия.
Макс в бешенстве топнул ногой.
— Слушай, тебе не кажется, что это уже слишком, а? По-моему, я не сделал ничего такого, что было бы тебе неприятно. Ты вполне охотно со мной целовалась и позволяла себя ласкать. А потом ты захотела это прекратить, и я ни слова не сказал против. Больше того, я даже не стал тебя уговаривать.
— Наверное, ты решил, что все еще впереди.
— О черт! — заорал Макс, окончательно выйдя из себя. — Да ты просто какая-то злобная фурия, а не женщина! С тобой же вообще невозможно нормально общаться! Словом, — он раздраженно махнул рукой, — поступай как знаешь. Если тебе охота тащиться в Риверсайд пешком по ночному лесу, флаг тебе в руки. Я больше не собираюсь тратить на тебя свои нервы.
Первым побуждением Джулии было так и сделать — отправиться домой пешком, благо отсюда до деревни не более получаса ходьбы. Но потом она представила, как идет по темному лесу, испуганно прислушиваясь к каждому шороху, и ее решимость угасла. Чуть успокоившись, Джулия рассудила, что пребывание в одном доме с Максом ничем ужасным ей не грозит. В самом деле, не станет же он насиловать ее!
— Ладно, Макс, — сказала она, выходя из машины, — пойдем к тебе.
— Пойдем, — сухо ответил он, не глядя на нее.
За короткую дорогу до коттеджа они не сказали друг другу ни слова. Войдя в дом, Макс тотчас поднялся в мансарду, где находилась единственная спальня, и быстро перестелил постель. Потом спустился в гостиную и, по-прежнему избегая смотреть на Джулию, сказал:
— Постель готова. Если тебе угодно принять душ, то ванная комната на первом этаже, рядом с кухней. Впрочем, — тут же спохватился он, — здесь нет горячей воды, нужно включать газовую колонку, чтобы ее нагреть.
— Ничего, — вежливо-холодным тоном сказала Джулия, — думаю, сегодня я вполне смогу обойтись без душа. Спокойной ночи, Макс.
— Спокойной ночи, Джулия, — буркнул он. Чтоб тебя всю ночь мучили кошмары! — мысленно пожелал он ей вдогонку.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Цветы под дождем - Шарп Виктория

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Цветы под дождем - Шарп Виктория



Вначале было скучновато, а потом очень даже весело, дочитывала с улыбкой. Героиня - прелесть!
Цветы под дождем - Шарп ВикторияКлэр
9.12.2012, 21.16





Что за хрень?! Откуда такие высокие оценки??
Цветы под дождем - Шарп ВикторияТана
23.07.2013, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100