Читать онлайн Его тайные желания, автора - Сент-Джайлз Дженнифер, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его тайные желания - Сент-Джайлз Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его тайные желания - Сент-Джайлз Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его тайные желания - Сент-Джайлз Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сент-Джайлз Дженнифер

Его тайные желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

На меня напал столбняк. Спустя десять лет мой муж, которого я считала умершим, воскрес и вернулся! Мое сердце наполнилось ужасом. Я искренне верила, что он не мог нас покинуть. Что он не украл золото и не скрылся с ним. А вместе с шоком на меня накатила волна неимоверного гнева. Да как он смел так обидеть Андре и меня!
Закон и церковь еще могли связывать меня с ним, но мой разум, мое тело и душа принадлежали только мне, и я не смогу заставить их снова пережить боль отказа. Нужно что-то делать, чтобы, я смогла защитить свою семью и свой дом.
Мне сейчас требовалась юридическая консультация, и не было другого выбора, кроме как обратиться к мистеру Дейвису. Я уже мысленно видела мистера Латура с его мясистым подбородком, который всем и каждому рассказывает о том, что он предусмотрительно предупреждал меня о неприятностях, которые могут обрушиться на меня, если вернется Жан-Клод, – факт сам по себе весьма примечательный и достойный расследования, так же как и сигара на моем чердаке.
Выходя из кабинета и продолжая перечитывать письмо, я буквально врезалась в мистера Тревельяна, заключившего меня в крепкие объятия.
– О Господи, женщина! Где пожар?
– Пожар, месье? Я очень тороплюсь, а вы оказались на моем пути.
Двумя пальцами я дотронулась до его груди и оттолкнула. Отпуская меня, он скользнул ладонью по моей спине, и жаркая волна пробежала по моему телу.
– Смею заметить, миссис Бушерон, если бы я был более хлипкого телосложения, мне наверняка понадобился бы врач. – Он демонстративно поправил галстук, который я сдвинула. – Но уж лучше столкнуться с вами, чем с чугунной сковородкой.
– Если бы вы не пытались тихонько пробраться через дверь, этого бы не произошло. Но вы выглядите неплохо. То ли у вас крепкая голова, то ли вы поправились с потрясающей скоростью. – На нем не было бинта, чувствовался лишь легкий запах мази из лаванды и мяты, которой я смазала рану.
– Мое выздоровление объясняется вашим великолепным лечением. А как вы?
– Не произошло ничего такого, от чего мне нужно поправляться, – быстро ответила я, стараясь не поддаваться его обаянию. Но он был так близко, что мне с трудом удалось отвести взгляд от его чувственных губ, и я покрепче сжала письмо, чтобы не коснуться его рукой. – Вы хотите о чем-то со мной поговорить?
– Да, о прошлой ночи. Кто бы ни был тот незваный гость, ему что-то здесь было нужно. Что именно?
Тон его голоса снова был обвинительный, и то, о чем я втайне до этого момента думала, стараясь держать себя в узде, вырвалось на свободу. Повернувшись, я распахнула дверь в кабинет отца.
– Почему вы мне не расскажете, месье? Вы были единственным человеком, кого я видела прошлой ночью. Почему я должна верить вам на слово, что был какой-то незваный гость? Вы единственный пансионер, кто курит сигары. Да и вообще, откуда мне знать, тот ли вы человек, за которого себя выдаете? Почему человек из знаменитой «Тревельян трейдинг компани» останавливается в моем скромном пансионе, в то время как существуют роскошные отели во Французском квартале?
Голубые глаза мистера Тревельяна буквально впились в меня. В его взгляде я увидела одновременно и боль, и гнев. Он внезапно провел пальцем по моей щеке и нижней губе.
– Я не могу сказать ничего такого, чтобы вы сразу смогли мне поверить. Доверие приходит само. Могу лишь заметить: если бы я обыскивал комнату, вы бы даже не заметили, что я там был. Единственное, чего я хочу в этом доме, – это вы. Хочу начать с того, чем мы закончили прошлой ночью. Хорошо, что вы стукнули меня так, что я потерял рассудок, в противном случае я не позволил бы вам освободиться от меня так быстро. – Он повернулся и пошел прочь.
Я заперла кабинет отца и поднялась наверх. Быстро собрала официальные бумаги из армии Конфедерации, в которых перечислялись преступления моего мужа, дезертировавшего из армии и прихватившего золотых слитков на семьсот пятьдесят тысяч. Нужно было показать эти бумаги Андре. Я невольно закрыла глаза, представив себе, какую боль он при этом испытает.
Внезапно бумаги вылетели из моих рук, как будто их вырвала чья-то ледяная рука. Я открыла глаза и увидела в комнате парящую тень. Она имела очертания человека, но я не могла разглядеть ее толком. Мне стало очень холодно, казалось, кровь застывает в моих жилах. Я поняла, что лицом к лицу столкнулась с чем-то из потустороннего мира, а я не хотела, чтобы это вошло в мою жизнь здесь, в моем доме.
– Уходи прочь! – крикнула я.
Тень стала надвигаться на меня, вынуждая пятиться от двери. Но стоило мне открыть рот, чтобы позвать на помощь, как она исчезла. У меня было такое ощущение, словно я упала в ледяную воду и не могу плыть. Моя комната, моя кровать, мои вещи оставались такими же, как и несколько мгновений назад, но я знала, что уже никогда не буду такой, как раньше. Бумаги о Жан-Клоде разлетелись по полу. Я быстро их подняла, затолкала в ридикюль и вышла из комнаты.
Внизу я сказала папаше Джону, чтобы он послал доктору Ланау просьбу навестить сегодня Жинетт. Я знала, что Миньон, Жинетт и мамаша Луиза будут страшно недовольны, что я сразу же не рассказала им про письмо от сестры Жан-Клода и о незваном госте этой ночью, но я не могла терять ни секунды. Выйдя из дома, я увидела мистера Тревельяна, похоже, он не стал завтракать.
– Опять кого-то подстерегаете, месье? – спросила я, раскрывая зонтик.
– Дышу свежим воздухом. Если вы не возражаете, я могу вам составить компанию в вашей прогулке в город.
В душе я порадовалась, что он будет рядом.
– Если вы будете сопровождать меня, я хочу, чтобы вы подробно рассказали мне, почему оказались в Новом Орлеане и какое это имеет отношение ко мне. Еще мне хотелось бы знать, что я, по вашему мнению, скрываю.
В его голубых глазах запрыгали веселые смешинки.
– Слова – весьма умеренная плата за удовольствие быть с вами. Но у меня одно условие. После прошлой ночи вы должны называть меня Стивеном, а я вас Жюльет, если мы одни. Согласны?
– Согласна, Стивен, – тихо сказала я, смакуя губами вкус его имени. – Однако вы должны ответить на мои вопросы. Или у вас появились симптомы потери памяти после вашего ранения?
– Нет. – Он вздохнул. Этот звук напомнил мне о том эпизоде, когда он так откровенно рассказывал о себе Андре. – Я вам не лгал, – произнес он наконец. – Я приехал сюда для того, чтобы писать, и я сейчас пишу. Истина в том, что мне требовалось место, где я мог начать все заново. Я услышал о Новом Орлеане от одного своего друга и решил приехать сюда.
Тон его рассказа, искренность его голубых глаз не оставляли места для сомнений. Так почему же меня не покидает ощущение, что он что-то недоговаривает?
– Вы ответили только на часть моих вопросов, Стивен, но вам еще нужно объяснить, почему вы оказываетесь за моей спиной всякий раз, стоит мне только оглянуться. Я не верю, что это простое совпадение.
– Вы обаятельная женщина, вызывающая вопросы, которые я не могу выбросить из головы. – Он пожал плечами. – Мне кажется, что нас соединила вместе судьба.
Сжав ладони, я заставила себя сказать правду:
– Можно сказать, что у нас общая беда.
Он взял меня за локоть и повернул к себе лицом. Его взгляд сфокусировался на моих губах, и это моментально привело меня в смятение, напомнив о ночном поцелуе.
– После прошлой ночи я...
Он покосился в сторону парка. Прежде чем я успела его спросить о причине, он положил руку мне на спину и резко повернулся, загородив меня так, что мой нос почти уткнулся в его позвоночник. Теперь я могла видеть только его черный костюм.
– В чем дело?
– Кто там? – крикнул Стивен.
За мной кто-то следил? Я выглянула из-за широких плеч мистера Тревельяна и с удивлением увидела, как из-за большого дуба на окраине парка появился мужчина. Мне потребовалась всего секунда, чтобы узнать, что это был мистер Галье, одетый в серый костюм.
– Славненькое утро, не правда ли, мистер Тревельян и миссис Бушерон? Похоже, вы очень хорошо знакомы друг с другом.
Я открыла рот, подыскивая ответ, который мог бы пресечь сплетню, готовую сорваться с его языка.
– Вы уже заметили, какое хорошее утро, мистер Галье? – сказал Стивен тоном, в котором нарочитая сердечность явно содержала скрытую угрозу. – Чтобы оно оставалось таким же, вам следует стереть румяна с рубашки и поправить помятые брюки, прежде чем возвращаться к миссис Галье.
Из обвинителя Галье в мгновение ока был превращен в обвиняемого. С паническим выражением на лице он посмотрел на свою рубашку, пытаясь разглядеть на ней пятно, и одновременно подтянул брюки.
– Пожелайте миссис Галье доброго утра от нас, – добавил Стивен, взял меня за локоть и повел прочь.
Едва мы оказались вне поля зрения мистера Галье, как я расхохоталась. Я остановилась сама и вынудила остановиться мистера Тревельяна.
– Но никакого красного пятна на рубашке не было, и с брюками у него все в порядке.
– Вы очень наблюдательны, Жюльет.
– Но он в самом деле подумал, что пятно есть, а это означает, что он...
– Занимался недозволенными делами. Вы снова правы. Вы должны чаще смеяться, вам к лицу смех, как и лунный свет.
Его слова, его тон пробудили во мне воспоминания о том, как его тело прижималось к моему и его губы терзали мои. Я хотела большего. Услышав шум приближающегося экипажа, я махнула вознице рукой. Долгая прогулка в разгар жаркого дня в компании Стивена показалась мне вдруг слишком тяжелым испытанием. Спустя несколько минут, оказавшись внутри комфортного экипажа, я поняла, что совершила большую ошибку. Стивен сел рядом со мной, и его длинные вытянутые ноги соприкасались с моими. Он положил руку позади моего сиденья, обнимая мои плечи.
– Я сомневаюсь, что мистер Галье кому-нибудь расскажет о нашей встрече. На свете не так много причин, заставляющих мужчину прятаться за деревьями, и все они свидетельствуют о трусости.
Я покачала головой.
– Бедная мадам Галье. Интересно, знает ли она.
– Я не представляю, каким образом она может этого не знать. Иметь жену и любовницу одновременно довольно трудно, но иметь их под одной крышей – это просто убийственно.
Я удивленно заморгала.
– Месье Галье имеет связь с мадемуазель Венгль? Но я думала, что мистер Фитц...
– Влюблен в мисс Венгль? Я тоже так думал.
– Как люди могут до такой степени предавать друг друга!
– Предательства не всегда можно избежать. Иногда это случается невольно. – Грустная тень промелькнула в его глазах. – Но довольно об этом. Вы просили дать ответы. Так какие вопросы вы намерены задать?
– Золотой перстень, который вы носите, откуда он?
Стивен нахмурил брови.
– Я ношу его для того, чтобы он постоянно напоминал мне о данном мной обещании дорогому другу, который умер.
Он говорил с такой искренностью, что я почувствовала себя глупой подозрительной скандалисткой. Но это кольцо продолжало меня мучить, как и другие мои вопросы.
– Прошлой ночью вы появились из-за угла с готовым к бою пистолетом, как если бы вы были хорошо знакомы с ним.
– Мужчина, рожденный на Западе, должен свободно обращаться с оружием, иначе он может не дожить до рассвета. И мне кажется, что женщине, которая предупреждена об опасности и чей дом то и дело посещают незваные гости, следует более серьезно относиться к проблеме безопасности. Она не должна воображать себя профессиональным сыщиком и не должна ездить одна в город. Если, конечно, ей нечего скрывать.
– Но...
– Так вы скрываете?
«Всего лишь воскресшего из мертвых мужа», – подумала я, а вслух раздраженно произнесла:
– Нет! Почему вы думаете, что я что-то скрываю?
– Простой логический вывод. Незваный гость не стал бы вламываться в ваш дом и обыскивать комнату, если бы не хотел заполучить что-то определенное.
– Мой дом и моя семья – это все, что я имею... И еще вопрос: как вам удается слышать то, что другие не слышат? Вы спрятали меня так быстро, что я и глазом не успела моргнуть. Как вы узнали, что там мистер Галье?
– Если бы вы не привели меня в расстройство, я почувствовал бы его присутствие раньше, чем услышал хруст ветки.
– Почувствовали его присутствие? Поясните, месье. – Я не верила в подобные вещи, хотя слышала, что существуют люди, которые занимаются черной магией. – Вы хотите сказать, что обладаете необычными способностями?
– Способностями? Да нет! – Он засмеялся. – Моя сестра Кэтрин глухая, и когда мы были молодыми, мой брат Бенедикт и я как бы становились по очереди ее ушами, прислушиваясь к малейшему шуму и пытаясь это описать.
– Как вы это делали? Я имею в виду, что если кто-то не слышит, как вы можете описать ему этот звук?
– Преимущественно на ощупь. Позвольте мне показать вам. Закройте уши, а затем глаза.
– Зачем я должна закрывать глаза?
– Это позволит вам сосредоточиться на ощущениях.
Заинтригованная, я закрыла глаза и зажала уши, испытывая неприятное чувство абсолютной незащищенности.
– Я готова! – сказала я, желая отделаться от этого чувства.
И в этот момент ощутила прикосновение воздуха к моей щеке, два теплых пахнущих мятой выдоха. Затем я почувствовала его пальцы на моем затылке и расслабилась от его нежных прикосновений настолько, что, когда он постучал по макушке моей головы, словно проверяя дыню на спелость, я тихонько вскрикнула.
– А это для чего? – Я открыла глаза.
– Нет, это вы мне скажете. – Веселые искорки блеснули в его глазах. – Я изобразил три звука. Что это за звуки?
Мне пришлось снова закрыть глаза и вспомнить ощущения, которые я пережила, прежде чем ответить на его вопрос.
– В первом случае я назвала бы это шепотом, это было так тихо, нежно. Во втором это походило на легкий ветерок, в последнем – на глухой стук. Я почувствовала себя чем-то вроде дыни.
– Вы правильно все восприняли.
– Правильно?
– Да. Шепот, шелест, удар. У меня есть еще один звук. Он будет новым для вас. Вам не нужно закрывать уши, просто закройте глаза и дайте мне руку.
Он нежно держал мою руку, и ощущение надежности и одновременно предчувствие чего-то неизвестного заполнило мою душу. Когда он повернул мою руку ладонью вверх, сердце у меня отчаянно затрепетало. Я знала, что он собирается делать, но не остановила его и не открыла глаз. Поцелуй, который он запечатлел на внутренней стороне запястья, послал импульс желания в средоточие моей женственности.
– Поцелуйте, – тихо попросила я, открывая глаза и видя, что он находится в дюйме от меня.
– Да, должно быть, я это сделаю, – пробормотал он. Прикрыв шторки окна, он решительно и жарко прильнул к моему рту. Я ответила страстно, стремясь удовлетворить не только его, но и собственное желание. Я обвила руками его шею и прижалась к нему как можно сильней. Я застонала от желания почувствовать все его тело. И заняться тем, что мне не удалось прошлой ночью. Я вся полыхала, в таком состоянии я не находилась никогда в жизни.
– О Господи, женщина! Иди сюда, – прошептал он, привлекая меня к себе, его руки скользнули мне под платье, срывая белье. Он крепко держал ладонями мои ягодицы, лихорадочно целуя меня в губы и лицо. Его твердый ствол прижался к моей женственности. Чем больше он целовал, тем сладостнее становилось возраставшее во мне напряжение. Я расстегнула его рубашку, и мои ладони ощутили шелковистые волосы на его груди. Я смаковала его губы, целовала взасос, трогала языком подбородок и шею, ощущая солоноватый привкус его кожи, пила исходящий от него запах.
Он ласкал меня повсюду, стянув с моих плеч рубашку и открыв для своих ладоней и губ мои груди. Он покусывал чувствительные соски, воспламеняя меня и усиливая желание. Я потянулась к пряжке его пояса, горя желанием окончательно познать его, испытать все, что он способен мне дать, удивляясь тому, почему его тайные желания так совпадают с моими.
Он заколебался:
– Ты уверена?
– Войди в меня, – шепотом ответила я, закрывая глаза, чтобы он не смог увидеть, в каком смятении я нахожусь.
– Помоги мне Господь. Я не в силах остановиться.
Он спустил брюки с бедер и притянул меня к себе.
Раздвинул пальцами мое лоно, готовя меня к вторжению. Затем вошел в меня, и блаженство разлилось во всем моем теле. Я ахнула, не в силах справиться со шквалом овладевших мною сладостных ощущений.
– Я никогда... не испытывала такого...
Мои ладони скользили по его мускулистой спине, откликаясь на каждый его толчок. Громовые удары его сердца под моей щекой совпадали с ударами моего сердца. Затем его губы снова приникли к моим, его язык проник вглубь одновременно с проникновением его ствола в мое лоно. Он накрыл ладонями мои груди, дразня пальцами пики сосков, его ласки и мое сладострастие нарастали, и наконец все завершилось интенсивным взрывом, накрывшим меня с головы до ног. Я содрогнулась в его объятиях, он застонал, достигнув пика экстаза в последнем толчке.
Слезы брызнули из моих глаз и побежали по щекам.
– Тс-с, – произнес он тихо, прижав к своему плечу. – Жюльет, я не негодяй. Я очень сожалею. Я не должен был целовать тебя, не знаю, что на меня нашло.
Его утешения привели к тому, что я зарыдала еще сильней. Вина была не его, вина была моя. Я сознательно решила отведать запретный плод и сейчас должна рассказать ему правду. Сквозь слезы я услышала, как он приказал вознице совершить круг по городу. Стивен держал меня в объятиях до тех пор, пока не иссяк поток моих слез.
– Я знаю, что ты чувствуешь, – сказал он.
– Вряд ли ты это знаешь, – шепотом возразила я.
– Может, все-таки немного знаю. Ты всегда себя чувствовала сильной и добродетельной Жюльет, которая несет на себе бремя забот о семье. Ты простишь меня за мои поцелуи и объятия, но не простишь себя за то, что ответила на это. Ты не должна наказывать себя за естественную человеческую реакцию.
– Ты так говоришь, словно я святая. Уверяю тебя, что это не так. На этот раз ты должен меня простить, Стивен.
– Что ты могла совершить такого, что требует моего прощения? Это я виноват. Если тебя беспокоит возможная беременность, то я достаточно благороден...
Я прижала палец к его губам. От его слов мне становилось все хуже, из-за того, что я должна была ему сказать сейчас.
– Женщины Нового Орлеана давно знают, как избежать беременности. Не беспокойся. В том, что случилось, моя вина, но мой грех сильнее. Дело в том, что я замужем. Я узнала сегодня утром, что мой муж воскрес из мертвых.
Он наградил меня пристальным взглядом и, казалось, хотел прожечь насквозь. Я ожидала от него любой реакции, но отнюдь не той, которая последовала: он разразился хриплым смехом.
– Так ты не вдова? Господи! Ирония судьбы. Для того чтобы начать сначала.
– Что ты имеешь в виду?
Он сжал кулаки и заговорил так, что его слова ранили, словно осколки разбитого стекла.
– Я проклят. Я был достаточно слабым глупцом, чтобы полюбить жену моего брата, и слишком трусливым, чтобы объявить об этом. В результате она умерла. Кажется, мы оба грешники без надежды на прощение, Жюльет. Почему ты мне не сказала о своем муже?
Я увидела, что под маской умного и веселого рубахи-парня скрывался человек, с которым следует считаться, и некоторое время молчала в шоке.
– Жена твоего брата? Так это о ней ты говорил? О человеке, которого ты не спас, хотя и мог?
– Ты можешь еще добавить к этому ее сестру.
– Почему? – спросила я, не в силах поверить в то, что он сознательно позволил другому человеку умереть.
– Это долгая история, о которой я не хочу вспоминать.
– Однако ты ждешь, что я буду исповедоваться перед тобой?
Он вздохнул, затем посмотрел в окошко.
– Скажем так: первая жена моего брата была заблудившимся в бурю котенком. Пытаясь помочь ей, я полюбил ее, и когда она пришла ко мне, желая довести до физического финала эти чувства, я отверг ее. Это подтолкнуло ее вступить на опасную тропу, результатом чего явилась ее смерть несколькими месяцами спустя.
Я задумалась над его словами.
– Я не могу понять, почему ты считаешь себя ответственным за ее смерть.
– Если бы я уехал до того, как мое чувство переросло то, которое испытывает брат к сестре, или если бы я пришел к своему брату и заставил его понять, что происходит, многое сложилось бы иначе. Но у меня не хватило мужества ни на то, ни на другое. Я стал пленником своего гнева, а после смерти Цески – своего позора. Это все, что я могу сказать об этом деле. Расскажи мне о своем муже.
Наверняка в этой истории было еще много такого, что его угнетало. Я разрывалась между желанием и необходимостью довериться этому человеку, который смог заставить меня все забыть, и сомнениями относительно его присутствия в моей жизни. Я вынула из сумки армейские документы и протянула их Стивену.
– Последний раз я видела Жан-Клода в апреле 1863 года. Он пришел, чтобы повидать Андре и меня среди ночи, одетый в костюм, а не в свою униформу Конфедерации. Он сказал, что армия поручила ему важное задание. Поскольку Новый Орлеан находился под контролем федеральных войск, я боялась, что его схватят как шпиона. Я не имела понятия о том, что его заклеймили как предателя и дезертира спустя три дня после его визита. Затем пришло официальное письмо, в котором перечислялись преступления моего мужа, и он обвинялся в дезертирстве и краже золота. После окончания войны в газетах было несколько публикаций, в которых говорилось, что Жан-Клода видели за границей, но никто не смог его найти. Я предпочла поверить в то, что он погиб на войне, чем поверить в то, что он бросил нас.
Он прочитал документы, сложил их и вернул мне.
– В таком случае, почему ты думаешь, что он сейчас жив?
– Этим утром пришло специальное послание. – Я передала ему записку моей золовки. – Я не имею понятия, почему он вернулся спустя столько лет.
– Я имею.
Он проговорил это с такой уверенностью, что я открыла от удивления рот.
– Семьсот пятьдесят тысяч золотом – весомая причина для любого человека.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Его тайные желания - Сент-Джайлз Дженнифер


Комментарии к роману "Его тайные желания - Сент-Джайлз Дженнифер" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100