Читать онлайн Жду тебя во Флориде, автора - Скотт Кристин, Раздел - Скотт Кристин в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жду тебя во Флориде - Скотт Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жду тебя во Флориде - Скотт Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жду тебя во Флориде - Скотт Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Кристин

Жду тебя во Флориде

Читать онлайн

Аннотация

Сможет ли молодая женщина поверить в искренность чувств даже самого лучшего друга после всех испытаний, выпавших на ее долю? Сумеет ли преодолеть недоверие к мужчинам, похожим на ее супруга: красивым, обаятельным и - лживым? Ответ на эти вопросы вы найдете на страницах романа.


Скотт Кристин
Жду тебя во Флориде

Кристин СКОТТ
ЖДУ ТЕБЯ ВО ФЛОРИДЕ
Анонс
Сможет ли молодая женщина поверить в искренность чувств даже самого лучшего друга после всех испытаний, выпавших на ее долю? Сумеет ли преодолеть недоверие к мужчинам, похожим на ее супруга: красивым, обаятельным и - лживым? Ответ на эти вопросы вы найдете на страницах романа.
ПРОЛОГ
- Эй, принеси-ка нам еще выпить! жестом подозвал бармена Алекс Трент.
Этот долгий, мучительный день близился к концу. В сумраке бара за стойками сидели пара вечно пьяных завсегдатаев да Алекс с друзьями. "Черт возьми, думал Алекс. - Почему бы и нет? Сегодня как-никак праздник".
Его лучший друг женится на женщине, которую он, Алекс, любит. Разве это не причина, чтобы напиться до бесчувствия?
Худощавый, немного неуклюжий бармен наклонился над Алексом и тихо спросил:
- Одно виски, два коктейля и кофе, правильно?
- Точно, - по слогам произнес Алекс и кивнул.
- Кажется, вы, ребята, что-то отмечаете, заметил бармен. - В честь чего пирушка?
Тщетно пытаясь скрыть горечь в голосе, Алекс ткнул пальцем в парня, сидящего рядом с ним:
- Это Дэнни. Пока он еще холостяк, но очень скоро все переменится, не так ли, малыш? Этот дурачок решил связать себя узами брака.
- Прекрати называть меня "малышом", Ал, - заикаясь и гримасничая, отозвался Дэнни, высокий, хорошо сложенный мужчина. - И хватит рассказывать о моей женитьбе всем и каждому.
Алекс проигнорировал просьбу друга.
- Вы когда-нибудь были женаты, бармен? - поинтересовался он.
- Нет, сэр, вроде бы не был, - ответил тот и протянул Алексу стакан виски.
- Вы умный человек! - объявил Алекс и залпом проглотил спиртное.
- Завязывай с этим. Ал, - промямлил Дэнни. - Ничто не может заставить меня изменить решение.
- Еще бы! - грозно воскликнул высокий темноволосый мужчина внушительной комплекции. - Иначе придется иметь дело со мной! Я никому не позволю разбивать сердечко моей маленькой сестренки.
Дэнни нахмурился.
- Тебе не о чем беспокоиться, Рик. Никто, даже Алекс, мастер красноречия, не сможет отговорить меня от женитьбы на Линдсей.
- Не давай Алексу спуску, Дэнни, - вмешался Ион, брат Алекса. - Он все еще не может простить себе, что это не он женится на Линдсей.
Дэнни подозрительно прищурился и взглянул на Алекса.
- Это правда?
У Алекса едва душа не ушла в пятки: мимолетное замечание Иона было чистой правдой.
- Не слишком ли ты болтлив, братец? хрипло произнес он и повернулся к друзьям. - Мало того, что мне каждый день приходится лицезреть этого типа на работе, так мы еще притащили его с собой на "мальчишник". Кто-нибудь может объяснить: зачем?
- Это все потому, что он единственный согласился отвезти нас, куда нам вздумается, - ответил Рик.
- Выпьем же за смельчака! - Алекс поднял стакан с виски и одним махом осушил его.
Спиртное мгновенно ударило ему в голову, перед глазами все поплыло, во рту нестерпимо жгло, но цель была достигнута тупая боль, пожирающая Алекса изнутри, постепенно затихала.
Дэнни толкнул Иона локтем в бок.
- Ты женат. Ион. Скажи этим болванам, как это здорово - быть, женатым.
- Это здорово - быть женатым, - покорно повторил Ион.
- Звучит так, как будто ты и вправду в это веришь, - хмыкнул Алекс.
- Давай, Ион, - заныл Дэнни. - Помоги мне. Скажи им, как много преимуществ у женатого человека.
Ион задумался. Несколько секунд он молча вращал глазами и морщил лоб, словно школьник, которому задали ужасно сложную задачку по геометрии.
- Ну... - наконец протянул он, - меня, например, очень неплохо кормят. Сам бы я не смог так готовить. Голодал бы.
- Не считается! - ухмыльнулся Рик и обменялся многозначительными взглядами с Алексом. - Не считается! Если бы тебя не кормили дома, ты бы ходил в ресторан.
- Хорошо, - не унимался Ион. - А как насчет компании? Я имею в виду, что, с тех пор как я женат, мой дом никогда не бывает пуст. Я прихожу с работы, а меня ждет любящая жена.
- Черт возьми. Ион, - перебил Рик. - Это не причина! Если бы мне захотелось, чтобы кто-нибудь встречал меня дома с теплыми тапочками, я бы завел любящую собаку.
Алекс ухмыльнулся.
- И любовь, конечно, - невозмутимо продолжил Ион. - Ведь, когда ты женат, это означает, что ты нашел свою вторую половину. - (Алекс помрачнел.) - Ты любишь и любим... Можно проснуться ночью, только чтобы посмотреть, как улыбается во сне женщина, которую ты любишь. Можно разбудить ее на рассвете, только чтобы узнать, что она скажет... И потом, секс тоже играет немаловажную роль.
- Точно! - просиял Дэнни. - Линдсей и я...
- Не смей упоминать мою сестру и секс в одном предложении! - прорычал Рик.
- Эй, Рикки, твоя сестренка уже взрослая девочка. Она выходит замуж на следующей неделе, - с улыбкой заметил Ион. - Уверен, она уже знает сказку про птичек и пчелок.
Рик громко фыркнул и, мерно раскачиваясь, ткнул пальцем в брата Алекса.
- Если бы это была твоя маленькая сестренка, ты бы вел себя так же.
- Он прав. Ион, - пробормотал Алекс. -Не знаю, как ты, но с тех пор, как Стефани стала ходить на свидания, я сплю очень беспокойно.
- Малышка выросла? - сверкнул глазами Рик.
- Малышка учится в колледже, - отозвался Алекс.
- И между прочим, собирается поступать в юридическую академию на будущий год, не без гордости добавил Ион.
- В юридическую академию? И почему меня это не удивляет? - Рик притворно-тяжело вздохнул. - Бесспорно, она очень талантлива. У нее острый язычок, она сообразительная и ужасно настырная - короче говоря, обладает всеми качествами, которые должны быть у хорошего адвоката. Без обид, Ал. - Рик бросил на друга быстрый взгляд. - Но ты же знаешь, что мне никогда не удавалось найти общий язык с твоей сестрой. Мы не очень-то ладим.
- Успокойся, Рик, - ухмыльнулся Алекс. -Мне кажется, ваши чувства вполне взаимны. Стеф тоже тебя недолюбливает.
- Я всегда говорил: единственное преимущество переезда твоих родителей во Флориду заключается в том, что они забрали с собой твою крошку сестру, усмехнулся Рик.
Алекс пожал плечами.
На некоторое время воцарилась тишина. Мужчины молча потягивали спиртное, а бармен ожесточенно натирал стойку бара полотенцем, добиваясь зеркального блеска.
- Эй, ребята! - не выдержал Алекс. - Не пора ли нам двигаться дальше?
- Теперь куда? - простонал Ион. Алекс встал.
- Поедем на Восточное побережье. Я знаю пару заведений, в которых выступают.., э.., весьма интересные люди...
- Не-а, - Дэнни покачал головой. - Я пообещал Линдсей, что не позволю вам втянуть меня в дурацкую авантюру со стриптизом.
- Вот когда женишься, тогда и будешь беспрекословно слушаться Линдсей. -Алекс поднял Дэнни на ноги. - А сегодня будешь развлекаться вместе с нами.
- Линдсей меня убьет! - захныкал Дэнни, еле державшийся на ногах. - Если узнает, она меня со свету сживет. А вдруг с нами что-нибудь случится?
- Да что с нами может случиться? Не переживай, все будет в порядке, уверенно сказал Алекс и похлопал Рика по плечу. -Ведь нас охраняет доблестный представитель закона.
- Эй, Ал, не смей ко мне подлизываться! запинаясь на каждом слове, проговорил Рик. - Тем более я не на службе и, кажется, в изрядном подпитии.
- Алекс, я не думаю, что это хорошая идея... - промямлил Дэнни, когда Алекс и Рик подхватили его с двух сторон и потащили к выходу.
- Мы друзья, Дэн. Я когда-нибудь тебя подводил? - поинтересовался Алекс, отчаянно пытаясь скрыть горькую иронию, звучащую в его голосе.
Именно дружба помешала ему. Если бы на месте Дэнни оказался любой другой, Алекс бы, не задумываясь, остановил свадьбу, но по иронии судьбы парнем, сделавшим Линдсей предложение, на которое она ответила согласием, оказался Дэнни, его лучший друг.
- Поверь мне, старина, Линдсей нисколько не огорчится. А если она будет сердиться, предоставь все мне, приятель. Я все улажу.
- Эх, Ал, тебя бы следовало называть мистер Всю-Ответственность-Беру-На-Себя... вздохнул Дэнни.
Мистер Всю-Ответственность-Беру-На-Себя усмехнулся. Они были друзьями еще с университета - Рикки Завоеватель, помешанный на спорте и собственных рекордах, Дэнни Бесстрашный, любящий риск и способный на любые опрометчивые поступки, и он, Алекс Сама Добродетель, по-олимпийски спокойный и хладнокровный, человек, на которого можно положиться.
Алекс всегда вытаскивал Дэнни из передряг, в которые тот умудрялся попадать чуть ли не каждую неделю, пока они учились в университете. Дэнни был настолько бесшабашен и беззаботен, что Алексу и в голову не могло прийти, что однажды его неугомонный друг обуздает свой бешеный нрав и объявит о своей помолвке с Линдсей. Впрочем, такая резкая перемена в характере была вполне объяснима: умопомрачительно красивая, хрупкая Линдсей могла растопить любое сердце.
Алекс на секунду прикрыл глаза. Если бы он только... Нет, он не имеет права об этом думать. Все его чувства к Линдсей должны остаться в прошлом. Он сам во всем виноват: слишком долго ждал подходящего момента, чтобы признаться ей в любви.
Теперь уже поздно.
Поздно, черт побери!
Глава 1
Четыре года спустя
Женщина, приснившаяся ему, была высокой, тоненькой и темноволосой. Она стояла на берегу океана, и ласковый южный ветер развевал ее прозрачное красное платье, обнажая длинные, стройные ноги. Алексу показалось, будто он умер и попал в рай, до того завораживал его образ прекрасной незнакомки. Алекс протянул руку, чтобы дотронуться до нее и увидеть ее лицо, и...
Будильник настойчиво запищал. Алекс застонал и перевернулся на другой бок. Образ таинственной женщины растаял в воздухе. Он вздохнул и снова закрыл глаза. У него еще есть десять минут, чтобы понежиться в постели и растянуть удовольствие от сна.
Сквозь дрему мелькнуло совершенное тело в красном платье... Зазвонил телефон.
Алекс неохотно поднял голову с подушки и посмотрел на часы. Шесть утра. И кому это взбрело в голову названивать ему в такую рань?
- Слушаю! - рявкнул Алекс, схватив трубку.
- Алекс?
Какой знакомый голос! Тихий, бархатный голос...
- Алекс, ты меня слышишь?
Он наконец увидел лицо женщины из сна большие грустные карие глаза, обрамленные пушистыми ресницами, вздернутый носик, пухлые пунцовые губы, словно созданные для того, чтобы их целовать.
- Алекс, проснись!
Алекс резко сел на кровати. Мурашки побежали у него по спине. То, что он всеми силами пытался отрицать наяву, неотвратимо преследовало его во сне. Прелестной Венерой в красном платье оказалась Линдсей Ричарде, жена его лучшего друга.
- Линдсей? - неуверенно отозвался Алекс.
- Я уж думала, ты никогда не снимешь трубку.
- Что ты, Линдсей! Ты же знаешь: я всегда готов тебя выслушать. В любое время дня и ночи.
- Знаю, Алекс, знаю... - Тон ее голоса заметно смягчился. - Ты был... она замолчала на секунду, - ты был так добр ко мне... Я этого не заслуживаю.
- Брось, Линдсей, - твердо сказал Алекс. Она постоянно благодарила его за доброту и понимание, с тех пор как два года назад Дэнни Ричарде трагически погиб в автокатастрофе.
- Я уже говорил тебе: мы друзья. Ты можешь обращаться ко мне всякий раз, когда тебе захочется с кем-то поговорить.
- Да, конечно, Алекс, но... - ее голос оборвался. - Господи, о чем я думаю? Я совсем забыла спросить, вдруг я отрываю тебя от чего-то важного. У тебя есть время?
- Неужто ты хочешь извиниться за то, что безжалостно разбудила меня?
- Нет, Алекс, я вовсе не это имела в виду. -Голос на другом конце провода зазвучал с прежней уверенностью. - Ты.., один?
Алекс не смог сдержать улыбку. Задавая этот вопрос самым невинным тоном, Линдсей наверняка густо покраснела. И это женщина, которая два года пробыла замужем и родила ребенка.
- Подожди секундочку, я проверю. -Алекс пошуршал простынями. - Нет, под одеялом никто не прячется. Я один.
- Хорошо. - Линдсей вздохнула с облегчением. - Я просто хотела поймать тебя, прежде чем ты уйдешь на работу. Помнишь, какой сегодня день?
- Боже мой, Линдсей! Да в шесть утра я даже не могу вспомнить, как меня зовут! Ты бы еще спросила, как называется столица Индонезии.
- Джакарта.
- Ладно, ладно, сознаюсь, я один такой глупый. Итак, сегодня.., мм.., пятница. Третья неделя ноября. День благодарения только в следующие выходные, значит, должно быть еще что-то, не менее важное... Ах да! День рождения моего крестника!
- Ты вспомнил! - радостно воскликнула Линдсей и, кажется, хлопнула в ладоши.
- Как я мог забыть? - важно проговорил Алекс. - Последние два месяца Джейми напоминал мне об этом важном событии каждый раз, когда я заходил к вам.
Джеймс Дэниел Ричарде был точной копией своего отца - неугомонный постреленок с ангельской улыбкой. Его нельзя было не любить, и он ловко пользовался всеобщим обожанием, легко обводя взрослых вокруг своего маленького пальчика.
- Поэтому я и звоню. - В голосе Линдсей зазвучали странные нотки.
Последовала долгая пауза. Алекс напряженно ждал.
- Алекс, я не хочу, чтобы ты чувствовал себя обязанным прийти. Если не хочешь, не приходи сегодня.
- Линдсей...
- Выслушай меня, Алекс. Джейми все это время был весь в ожидании предстоящего дня рождения. Ему исполняется три годика, а это очень важное событие в жизни любого ребенка. С сегодняшнего дня он достаточно взрослый идет в подготовительную школу. Он, конечно, ждет гостей и надеется получить подарки. - Она замолчала, чтобы перевести дыхание. - Дело в том, Алекс... Я уверена, что у тебя есть гораздо более важные дела, чем вечеринка по случаю дня рождения трехлетнего карапуза.
- Например?
- Например, свидание.
- Ты думаешь, я предпочту свидание дню рождения моего крестника? угрожающе спросил он. - Что же я тогда за крестный?
- Ты замечательный крестный, - убедительно произнесла Линдсей. - Даже чересчур. В этом-то и загвоздка. Ты много работаешь, ведешь активный образ жизни...
- Активный образ жизни? - Неужто он уловил нотки ревности в ее голосе? - О чем это ты? Какая активная жизнь?
- О, Алекс, не оправдывайся! - рассмеялась она.
- Хорошо, возможно, у меня и была пара свиданий...
- Пара? Скажи мне, Алекс, разве в Сент-Луисе осталась хоть одна незамужняя женщина старше восемнадцати, которая еще ни разу не была с тобой на свидании?
Опять она за свое - дразнит его. Может быть, он и вправду преуменьшил свои достижения в области покорения женских сердец, но разве справедливо обвинять его в том, что он пытается найти себе достойную спутницу жизни? Тем более если женщина, которую он любит, считает его просто хорошим другом...
- А теперь ты послушай, Линдсей...
- Я знаю, знаю, твоя личная жизнь меня не касается. - Линдсей вздохнула. Я не собиралась тебя критиковать, я просто хотела сказать, что ты так много времени проводишь с Джейми, что, я боюсь, не успеваешь больше ничего сделать.
- Все в порядке.
- Алекс, Дэнни бы не...
- Довольно, Линдсей, - не допускающим возражений тоном заявил он. - Я ни за что не пропущу день рождения своего крестника. Во сколько мне приходить?
Она колебалась.
- В семь, - наконец ответила она. - Думаю, в семь будет в самый раз.
- Отлично.
- Алекс, ты уверен?
- Слушай, Линдсей, давай не будем пререкаться с утра пораньше. Сейчас только шесть часов, и я не собираюсь начинать день со спора с тобой. Я даже еще кофе не выпил.
- Ладно, Алекс, увидимся вечером.
- Пока, Линдсей.
Он положил трубку и откинулся назад на подушку. Линдсей. Линдсей. Линдсей...
- Упрямая глупышка, - вслух сказал он. - У нее и так полно забот, а она обо мне беспокоится.
Ему бы следовало злиться на нее, но это же была Линдсей. На нее грех сердиться. Она так много пережила за последние два года... Трагическая гибель Дэнни была страшным ударом для молодой матери. Все они находились в шоке, но особенно тяжелым испытанием это было для Линдсей.
Потрясение, которое она пережила, усугубилось финансовыми проблемами. Как это типично для Дэнни - он считал себя неуязвимым и даже не позаботился о страховке. Все его сбережения были вложены в дом в Керквуде. Это был небольшой особнячок с просторным садиком - идеальное гнездышко для любящей семьи. Только дом стоил немалых денег, а при ближайшем рассмотрении оказался в весьма плачевном состоянии, так что пришлось потратиться еще и на ремонт. Все это привело к тому, что после смерти Дэнни Линдсей едва сводила концы с концами.
Ей было ужасно тяжело, хотя она никому не признавалась в этом. О ее финансовых затруднениях Алекс узнал от ее брата, Рика. Немедленно последовавшее за этим предложение взять на себя часть расходов по содержанию дома было встречено решительным отказом. Вместо этого Линдсей предпочла вкалывать на двух работах, лишь бы не потерять дом, купленный ее любимым мужем.
Мысль об этом заставила Алекса нахмуриться. Когда-то он надеялся, что его романтическое увлечение Линдсей скоро пройдет, но с годами это чувство только крепло, мешая Алексу наладить собственную личную жизнь. А Линдсей... Линдсей любила Дэнни и была беззаветно предана его памяти. И конечно, все свои силы отдавала воспитанию маленького сына. К Алексу она относилась как к другу своего мужа и совсем не замечала его переживаний.
Алекс поежился. Линдсей слишком горда и независима, чтобы принять от него хотя бы небольшую сумму денег. Все, что ему оставалось, - это поддерживать ее морально и помогать воспитывать сына, его крестника.
Снова зазвонил телефон.
Наверняка опять Линдсей. Должно быть, придумала очередную причину, из-за которой он может не появляться на дне рождения Джейми.
- Знаешь, даже хорошо, что сегодня утром рядом со мной никого нет, - прямо заявил он, подняв трубку. - Иначе бы пришлось объяснять, почему ты все время мне названиваешь.
В трубке царила гробовая тишина.
Через несколько секунд кто-то робко кашлянул, и женский голос ответил:
- Что ж, Алекс, спасибо, что поделился со мной информацией о своей личной жизни, хотя я не знаю, радоваться мне тому, что я узнала, или огорчаться.
- Мама? - простонал Алекс и протер глаза.
- Очевидно, ты ожидал звонка от кого-то другого.
- Да. То есть нет. Мама, а ты в курсе, который час?
- Да, дорогой. Без десяти семь.
- Это во Флориде, мама. Здесь только шесть утра.
- Я знаю, дорогой. Я просто хотела поговорить с тобой, пока ты не ушел на работу. Ты помнишь о свадьбе своей сестры, которая назначена на следующие выходные? Ты ведь приедешь, не так ли?
- Разумеется. Моя маленькая сестренка выходит замуж... Разве я могу это пропустить?
- Ну.., насколько мне известно, вы с Ионом очень заняты в последнее время... протянула женщина. - Я все еще не могу понять, зачем вам понадобилась степень бакалавра, если вы все равно собирались продавать спортивную обувь. Впрочем, ваш отец успокаивает меня - говорит, что вы преуспеваете.
Они и в самом деле преуспевали. Компания "Обувь Лобо", которую они основали сразу после окончания университета, приносила миллионный доход. Специалисты с Уолл-стрит предсказывали, что очень скоро предприимчивые братья Трент обгонят таких гигантов спортивной торговли, как "Nike" и "Reebok".
- Послушай, мам...
Она никогда не давала ему возможности закончить предложение.
- Я пыталась дозвониться Иону, но никто не берет трубку. Алекс вздохнул.
- Иона нет в городе. Мы строим филиал на Западном побережье. Ион следит за тем, как идет строительство. Я уверен, он и Рэйчел вылетят к вам в четверг.
- А как насчет тебя, Алекс? С кем ты приедешь на свадьбу своей сестры? Надеюсь, ты подумал об этом!
Он скорчил гримасу.
- Нет, мам.
- Алекс, твой брат женат уже пять лет. Теперь даже твоя младшая сестра выходит замуж. Может, я глубоко заблуждаюсь, но мне кажется, что пришло время тебе остепениться и найти себе хорошую девушку.
Алекс недовольно фыркнул. Сначала Линдсей, теперь мама... И почему это все вдруг заинтересовались его личной жизнью?
- Да, мам, возможно, когда-нибудь... Как только я встречу подходящую женщину.
- Александр Хейл Трент, ты так долго увиливаешь от женитьбы, что не узнаешь эту самую "подходящую женщину", даже если столкнешься с ней нос к носу!
Алекс стиснул зубы.
- На свадьбе Стеффи будет много милых девушек. Помнишь Розмари Пинктон? Подругу Стефани? Она все еще не замужем. Такая красавица - глаз не оторвешь! Уверена, вы подойдете друг другу.
- Мам, даже не пытайся заниматься сводничеством, - угрожающе предупредил Алекс. - Иначе я клянусь: это будет мой последний визит во Флориду.
- Тебе никто не говорил, что сегодня утром ты просто невыносим?
- Мам, мне пора на работу.
- Конечно, Алекс. Увидимся в среду. Удачного тебе дня!
Алекс повесил трубку и сердито уставился на телефонный аппарат. Еще десять минут назад он мирно спал в своей кровати и видел потрясающий сон...
Он неохотно сполз с кровати и поплелся в ванную. Что за утро? Наверняка дальше будет еще хуже.
"Хуже быть не может!" - думала Линдсей Ричарде, едва сдерживая слезы. В ее кабинете все было перевернуто вверх дном. Повсюду валялись рулоны с чертежами, обрывки бумаг и материалов. А посреди всего этого беспорядка гордо восседал трехлетний сорванец, именинник Джейми.
- Джеймс Дэниел Ричарде, - начала Линдсей, - что ты здесь делаешь?
Ребенок поднял на нее свои невинные голубые глазки и невозмутимо ответил:
- Играю.
- Где дядя Рик? Он должен был присматривать за тобой.
Джейми мотнул головой в сторону гостиной, откуда доносились звуки транслировавшегося по телевизору футбольного матча. "Рик. Бедняга Рик", вздохнула Линдсей. Последние несколько недель изменили его до неузнаваемости. Он стал угрюмым и неразговорчивым и не желал обсуждать тот злополучный инцидент, едва не стоивший ему работы. Но самое ужасное заключалось в том, что Линдсей не знала, как ему помочь.
- Ты не должен заходить в эту комнату, - строго сказала она сыну.
- Почему? - Джейми закусил нижнюю губу, его глаза наполнились слезами.
Линдсей сдалась. Разве на Джейми можно было сердиться, особенно сегодня? В день его рождения? Она протянула ему руку.
- Пойдем.
Джейми неохотно поднялся с ковра и подошел к матери. "Как же он похож на своего отца!" - подумала про себя Линдсей. Как и Дэнни, Джейми не любил признавать свою не правоту.
Линдсей взяла сына за руку.
- Джейми, в этой комнате мама работает. Я не разрешаю тебе здесь играть. Ты меня понял?
Он кивнул, избегая встречаться с ней взглядом.
- Так нельзя, дружок! Смотри, какой погром ты учинил: придется потратить целый день, чтобы привести все в порядок. Но сегодня твой день рождения, и мы не можем прямо сейчас приступить к уборке. Так и быть, отложим до завтра.
Джейми просиял, обхватил наклонившуюся к нему мать за шею и поцеловал в щеку.
- Эй, а как же я? - прогрохотал знакомый голос. - Разве я не заслужил поцелуй? В дверях стоял улыбающийся Алекс.
- Дядя Алекс! - Джейми бросился к своему крестному.
При виде Алекса сердце Линдсей предательски екнуло. Ее охватило смешанное чувство вины и радости. Радости - потому что рядом с Алексом Джейми был беспредельно счастлив; вины - потому что она не имела права рассчитывать на помощь Алекса.
- Где мой подарок? - потребовал Джейми, обменявшись поцелуями с крестным. Алекс загадочно ухмыльнулся.
- В гостиной, родной.
Джейми взвизгнул, и ринулся за подарком. Линдсей покачала головой.
- На самом деле он не такой материалист, каким кажется.
- Конечно, он всего лишь ребенок. Линдсей подняла на Алекса огромные карие глаза, казавшиеся медовыми при комнатном освещении, и ее сердце забилось еще быстрее. Кажется, Алекс заполнил собой все пространство вокруг нее. Высокий, смуглый, прекрасно сложенный, светловолосый и голубоглазый, он выглядел потрясающе и казался воплощением уверенности и энергии.
- Я не слышала, как ты вошел, - пробормотала Линдсей.
- Меня впустил Рик.
- Что ж, по крайней мере он в состоянии открыть дверь. - Линдсей беспомощно развела руками и огляделась.
Алекс присвистнул.
- Это Джейми здесь похозяйничал?
- Ага. А Рик должен был за ним приглядывать.
Алекс помолчал, а потом набрался храбрости и спросил:
- Как Рик чувствует себя после того, что случилось?
- Хандрит. Он стал просто невозможен. Клянусь, не будь он моим братом, я бы отказалась с ним общаться. Это безумие какое-то. Не могу поверить, что Рик потеряет работу из-за дурацкого недоразумения.
- Все не так просто, Линдсей. Рик совершил незаконный, по мнению его начальства, арест.
- Мой отец тоже был полицейским, Алекс. Отличным полицейским. Он внушил нам одну истину: нарушил закон - придется за это расплачиваться. Все предельно ясно. И если чьему-то высокопоставленному родственничку взбрело сесть пьяным за руль, то я не понимаю, почему страдать должен Рик!
- Рик арестовал брата мэра за превышение скорости и вождение автомобиля в нетрезвом состоянии. Это скандал. И именно поэтому в полицейском участке решили не предавать дело огласке и ограничились штрафом. А вот Рику пришлось пострадать ему объявили выговор и отстранили от службы на некоторое время.
- Он абсолютно подавлен, Алекс. Мне кажется, он совсем не спит. Алекс нахмурился.
- По-моему, ему надо уехать на некоторое время. У моей семьи есть домик в горах в Колорадо. Если Рик захочет, он может поехать туда в любое время.
- Поговори с ним сам. Уверена, ему понравится идея хоть ненадолго уехать из Сент-Луиса и отдохнуть. Ему бы это пошло на пользу.
- Думается мне, не только твой брат нуждается в отдыхе. Похоже, ты не очень-то много спала в последнее время.
- Это не так. - Линдсей попыталась улыбнуться, но не сумела. - Если я выгляжу уставшей, это потому, что я засиделась вчера допоздна. Мне нужно было закончить несколько заказов для антикварного магазина. На носу Рождество - у меня полно дел.
- Ты работаешь ночами, пока Джейми спит! И это после целого дня в школе? Линдсей, ты сошла с ума! Тебе непременно нужно отдохнуть. Побереги себя.
- Алекс, ты слишком сильно за меня переживаешь. - Она протянула руку и коснулась его подбородка. - Со мной все в порядке.
Он поймал ее руку.
- Кто-то же должен за тебя переживать, если ты сама о себе не заботишься.
У него была теплая ладонь, и Линдсей вдруг отчаянно захотелось прижаться к его широкой груди, уткнуться носом в воротник его рубашки и ощутить жар его объятий. Он такой надежный! Что бы с ней было после смерти Дэнни, не будь рядом сильного и невозмутимого Алекса, который так помог ей в трудную минуту. И потом всегда был рядом, все два нелегких года...
В глубине души Линдсей питала к этому немногословному парню с железными нервами более чем нежную привязанность, но не могла позволить себе роскошь увлечься им. За последние два года ей пришлось научиться полагаться только на собственные силы.
Раздался звонок в дверь. Линдсей отдернула руку.
- Спасибо тебе за все, Алекс. - Она вымученно улыбнулась и поспешила прочь из комнаты.
Алекс - лучший друг Дэнни, крестный отец Джейми. Она не должна об этом забывать.
Глава 2
Два часа спустя шустрый именинник наконец угомонился. Он слопал большой кусок праздничного торта с ванильным кремом, полакомился фисташковым мороженым и заснул прямо за столом. Линдсей отнесла его в кроватку, и гости начали расходиться. Остались только Алекс, Рик и Сэнди Мартин, соседка и лучшая подруга Линдсей.
- Слава Богу, мой благоверный уже отвел наших сорванцов домой! оглядываясь по сторонам, воскликнула Сэнди. - Я помогу тебе разгрести весь этот хаос.
- Что ты! Не надо мне помогать, - возразила Линдсей. - Я сама справлюсь.
- Ну, разумеется! - хмыкнула Сэнди. - И мне придется укладывать тебя в кроватку рядом с Джейми. Боже, Линдсей, ты ужасно выглядишь! Ты вконец измотана. Посмотри на себя: бледная, почти прозрачная, под глазами синяки, зрачки расширены... Тебе просто необходимо хорошенько выспаться.
- Послушай, Сэнди...
- И, кажется, ты еще похудела. - Сэнди подозрительно прищурилась. Сколько фунтов ты сбросила за последнюю неделю? Три? Четыре? Ты такая худенькая...
Линдсей покраснела.
- Со мной все в порядке, Сэнди.
- В порядке? Ха! Держу пари, что ночами вместо того, чтобы спать, ты торчишь у себя в кабинете и выполняешь заказы для антикварного магазина.
- Не надо, пожалуйста, - запротестовала Линдсей. - Неужели вам больше не о чем говорить, как только о моем внешнем виде?
- Кому это нам? Что, кто-то еще осмелился посоветовать тебе отдохнуть?
- Алекс, - вздохнула Линдсей. - И почему вас всех так волнует, хорошо ли мне спится по ночам?
- Возможно, мы бы так не беспокоились, если бы ты спала не одна, - невинно заметила Сэнди.
Линдсей резко вскинула голову, и от ее внимания не ускользнул лукавый блеск в глазах подруги.
- Сэнди...
- Да ладно тебе, Линдсей. Ты ведь знаешь, что я умираю от любопытства. Ты сказала "да"?
- "Да"? Кому она сказала "да"? - грозно осведомился входящий на кухню Алекс, с трудом удерживая в руках ворох использованных тарелок.
- Это так... - быстро ответила Линдсей и бросила на Сэнди многозначительный взгляд. - Чепуха.
- Чепуха? Чепуха? - завелась Сэнди. - Да у Линде ей появился ухажер! объявила она. - И он пригласил ее на свидание.
Бумажные тарелки и салфетки упали на пол.
- Черт возьми, Алекс. - Следом на кухню вошел Рик. - Что за кавардак ты здесь учинил? Хуже ребенка, честное слово.
Алекс угрюмо усмехнулся и принялся собирать тарелки.
- Мне кажется, она должна пойти, - продолжала Сэнди, игнорируя предостерегающие взгляды, которые ей посылала Линдсей.
- Куда пойти? - поинтересовался Рик.
- На свидание, глупый, - ответила Сэнди. - Вы согласны, что пришла пора Линдсей вернуться в реальный мир и начать встречаться с мужчинами?
Рик пожал плечами.
- Действительно, а почему бы и нет?
- Почему нет! - Линдсей с упреком взглянула на брата. Уж от него-то она этого не ожидала. - У меня есть миллион причин, чтобы с вами не согласиться. Дэнни - причина номер один.
- Линдсей, ты вдова, а не отшельница. Уж не собираешься ли ты всю оставшуюся жизнь носить траур по мужу? - сказал Рик и удобно расположился за обеденным столом. - Дэнни погиб два года назад. Его больше нет с нами. Это утрата, тяжелая утрата, но это не причина, чтобы хоронить себя заживо. Если ты готова снова встречаться с мужчинами, вперед!
Линдсей на секунду прикрыла глаза. Все они считали ее несчастной вдовой, хранящей верность памяти мужа. Они не знали правды, не знали, что по ночам она просыпается не от одиночества, а от чувства вины и отвращения, снедающего ее изнутри.
- Не знаю, не знаю... - медленно протянул Алекс. - Возможно, это не такая уж блестящая мысль... Не стоит принимать поспешных решений.
Все взгляды были немедленно обращены к говорящему.
- Ну что вы все так смотрите? Кто-нибудь из вас знает хоть что-то об этом парне, с которым вы собираетесь отправить нашу Линдсей? А вдруг он маньяк-головорез или вероломный жиголо, желающий поразвлечься с беззащитной вдовой?
- Никакой он не жиголо, Алекс, - снисходительно улыбнулась Сэнди. - Он весьма удачливый и респектабельный антиквар, владеет двумя процветающими магазинами в Клейтоне и Честерфилде. И он очень хорош собой.
Линдсей задохнулась от возмущения и мысленно сосчитала до десяти. Какая наглость! Она не ожидала, что ее личная жизнь стала поводом для застольных бесед родного брата и его приятелей.
- Что ж... - пробормотал Алекс. - И все равно я считаю, что ей не следует форсировать события.
На этот раз его реплика была встречена недоуменными возгласами. Алекс огляделся.
- Эй, ребята, я говорю это, потому что по себе знаю, каково бывает, когда твои родственники или друзья пытаются устроить твою жизнь.
Рик причмокнул.
- Похоже, мамаша Трент опять пытается женить нашего Ала. Должно быть, она не угомонится, пока не пристроит всех своих отпрысков. Давит она на тебя, да, старик?
- "Давит" - это слабо сказано. - Алекс покачал головой. - У матушки хватка бультерьера. Сегодня утром, например, она позвонила мне и зачитала список всех незамужних дам, которые будут присутствовать на свадьбе моей сестрички.
- Так приведи с собой кого-нибудь! - посоветовал Рик.
- На свадьбу? Нет уж, уволь. Ты даже не представляешь себе, насколько сентиментальными становятся женщины во время свадебных церемоний. Они краснеют, шмыгают носом и сжимают кулачки. И глазки, их глазки так блестят, что сердце любого нормального мужика разрывается на части. Так что вариант с подружкой отменяется. Не хватало мне еще, чтобы моя чокнутая мамаша тут же объявила о помолвке с расчувствовавшейся куколкой, которую я приведу с собой.
- Алекс, ты просто невыносим! - с отвращением сказала Сэнди.
Линдсей поежилась. Она почувствовала некоторое разочарование по поводу того, как Алекс относится к браку. Он явно был из тех мужчин, которых тяготят семейные узы, и больше всего на свете ценил собственную свободу и независимость. Чего еще можно было ожидать от такого заядлого холостяка, как он?
- Может, сменим тему? - миролюбиво предложил Алекс. - Похоже, вы решили проехаться и по моим проблемам, хотя говорили о Линдсей. Быть может, она не готова к свиданиям. Давайте узнаем, что думает об этом она.
Все повернулись к Линдсей.
- Ну? - потребовала Сэнди. - Ты готова к свиданиям или нет? Линдсей смутилась.
- Я.., я... - замялась она. - Мне не нравится этот разговор.
- Почему? В этом нет ничего зазорного! Ты взрослая, и тебе не пристало жить без, мужчины. Никогда не поверю, что тебе нравится приходить вечером домой и ложиться в холодную, пустую кровать. Ты уже давно выросла, Лин, и нет ничего предосудительного в том, что, как и у любой нормальной женщины, у тебя есть определенные потребности, - на одном дыхании выпалила Сэнди.
- Мне не нравится, когда имя моей сестры и слова "определенные потребности" употребляют в одном предложении! - рявкнул Рик.
- Потребности?! - Линдсей нарочито громко рассмеялась. - У меня совершенно нет времени на свидания, развлечения и так далее! О каких потребностях может идти речь? Единственная моя мечта - оказаться на необитаемом острове и ни о чем не думать.
- А что, в этом что-то есть, - задумчиво произнес Рик.
- Не ерничай, Рик, - обиженно заметила Линдсей.
- То есть?
- Да у меня просто нет времени на свидания. - Линдсей вздохнула. - Я так устала, что у меня не хватит сил, даже чтобы сходить с парнем в кино.
- Знаешь, о чем я думаю? - после некоторого молчания произнесла Сэнди.
- Нет, - недовольно буркнула Линдсей. Но я уверена, что ты обязательно мне расскажешь.
- Я думаю, что тебе нужен отпуск. Каникулы, так сказать. - невозмутимо продолжила Сэнди.
- Каникулы?
- Совершенно верно. И, кажется, я придумала, как это устроить. Ты можешь поехать во Флориду вместе с Алексом на свадьбу его сестры. - Сэнди загадочно улыбнулась и подмигнула Рику.
- Во Флориду? - отозвалась Линдсей и тупо уставилась перед собой. - Я не могу поехать во Флориду с Алексом.
- Почему? - не унималась Сэнди. - Это решит сразу две проблемы: Алекс приведет с собой спутницу, чем на время успокоит свою мамашу, а ты отдохнешь и повеселишься.
Линдсей поймала на себе пристальный взгляд Алекса и невольно вздрогнула. Дыхание участилось, пальцы похолодели. Алекс всего лишь хороший друг, разве можно думать о том, что?.. Нет, это исключено.
- Об этом не может быть и речи, - твердо сказала Линдсей, избегая встречаться взглядом с Алексом. - Мне нужно работать. У меня.., ну.., вы знаете.., уроки, заказы...
- На следующей неделе День благодарения. В школе каникулы, - спокойно заявила Сэнди.
- День благодарения! - Линдсей вздохнула с облегчением. - Я не могу уехать! Если я уеду, Рику не к кому будет пойти на праздничный ужин.
- Господи, сестренка! - Рик покачал головой. - Неужели ты думаешь, я умру, если проведу один День благодарения в разлуке с тобой?
- Хорошо, возможно, Рик обойдется и без меня, но мой сын - нет. - Линдсей вздернула подбородок и обвела всех присутствующих победным взглядом. - Я не могу оставить Джейми.
- Рик придет на ужин к нам, - великодушно предложила Сэнди. - А о Джейми мы уж позаботимся. Сама знаешь, малыш обожает бывать у меня дома. Он и не заметит твоего отсутствия.
- Линдсей, - вмешался до сих пор молчавший Алекс, - подумай об этом. Сэнди права: это идеальное решение наших проблем. Тебе не мешает передохнуть, а мне определенно необходимо, чтобы кто-то спас меня от увещеваний моей драгоценной мамочки. Несмотря на все ее благие намерения, - Алекс расплылся в ослепительной улыбке, - ничего хорошего из ее затеи не выйдет. Так что скажешь, Линдсей? Конечно, ноябрь во Флориде не балует особенно хорошей погодой, но это все равно лучше, чем мерзнуть в Сент-Луисе.
- Я не уверена, Алекс... - промямлила Линдсей, чувствуя, что готова согласиться.
- Да ладно тебе, крошка, - настаивал он. -Я же не отстану, пока ты не ответишь "да"...
Его ясные голубые глаза решительно блестели. Что бы там ни было, Алекс умел уговаривать. Линдсей знала, что он сделает все возможное, чтобы убедить ее в целесообразности этой поездки. С ним бессмысленно спорить. К тому же ей вовсе не хотелось ему отказывать.
Она вполне может поехать с ним во Флориду, развеяться и на некоторое время забыть обо всех своих заботах и неприятностях. Она сделает глупость, если откажется.
Линдсей посмотрела на Алекса, такого красивого, мужественного, хладнокровного, и поежилась... Пожалуй, она рискует потерять с таким трудом достигнутый покой, если согласится. Достаточно вспомнить ту искру, которая промелькнула между ними несколько часов назад, когда они стояли у нее в кабинете и Алекс коснулся ее руки. Друг он или нет, Алекс был невероятно привлекательным мужчиной. И сейчас она осознавала это сильнее, чем когда-либо.
Ее охватила паника, к горлу подступил комок. Меньше всего на свете ей нужен подобный роман. Особенно с Алексом, так легкомысленно относящимся к браку да и к отношениям между мужчиной и женщиной вообще.
Ее брак с Дэнни нельзя было назвать идеальным, их совместный жизненный путь не был устлан лепестками роз, и Линдсей не собиралась дважды входить в одну и ту же реку.
- Линдсей, - мягко сказал Алекс, - мы ведь друзья, не так ли?
"Друзья". Слово больно резануло ее по сердцу. "Всего лишь друзья", промелькнуло у нее в голове. Кажется, она знает Алекса всю жизнь, и ни разу их отношения не выходили за рамки дружеских. Это значит, что он абсолютно безобиден. Пожалуй, она поедет с ним во Флориду.
- Друзья, - тихо ответила она. Обнадеженный тоном ее голоса, Алекс продолжил:
- Значит, как друзьям нам не повредит, если мы проведем несколько дней вместе.
Действительно, и какой может быть вред? Линдсей вздохнула.
- Хорошо, Алекс, я поеду с тобой на свадьбу твоей сестры.
- Ты не пожалеешь об этом, Линдсей, пообещал Алекс.
Сердце готово было выпрыгнуть у нее из груди, когда он снова улыбнулся ей своей ленивой, слепящей улыбкой.

***

- Знаешь, я пожалуй, не поеду, - объявила Линдсей и остановилась на полпути к трапу самолета.
С памятного дня рождения Джейми прошла неделя. Мучительная неделя для Алекса. Он посмотрел на свою спутницу и горько вздохнул. Хотя Линдсей и согласилась поехать с ним на свадьбу Стефани, ее по-прежнему терзали страхи и сомнения. Затащить ее в самолет оказалось гораздо сложнее, чем уговорить на эту поездку.
Они стояли посреди взлетно-посадочной полосы, мимо пробегали другие пассажиры, бросавшие на них любопытные взгляды. До отлета оставалось очень мало времени, а Линдсей все еще упрямилась.
- Что теперь? - спросил Алекс, пытаясь скрыть свое нетерпение.
- Джейми, - ответила она, и в ее больших ореховых глазах блеснули слезы. Я никогда не расставалась с ним. Он будет скучать...
Они оба, словно по команде, обернулись и посмотрели на здание аэропорта, где за стеклянными дверями стояла Сэнди с сияющим Джейми на руках, изображавшим "самолетик".
- Посмотри на него: он счастлив, - заметил Алекс.
Линдсей ревниво нахмурилась.
- Он просто храбрится.
В этот момент Джейми спрыгнул с рук Сэнди и принялся играть в салочки с ее старшим сыном. Слеза покатилась по щеке Линдсей.
- Я так и знала - он меня забудет.
- Линдсей, - твердо сказал Алекс и ласковым прикосновением руки стер прозрачную капельку, брызнувшую из ее глаз. -Джейми тебя ни за что не забудет. Все будет в порядке.
Линдсей закусила нижнюю губу.
- Как ты можешь быть в этом уверен?
- Я уверен на сто процентов. - Он взял ее за руку и потянул к самолету. Послушай меня, солнышко, ты не представляешь, как нам повезло, что мне удалось достать билеты. Завтра День благодарения - люди будто сошли с ума. Народу больше, чем на Рождество. Ты хочешь, чтобы мы опоздали? -(Линдсей молчала.) Пойми, - продолжил он, - это всего лишь каникулы. Не думай ни о чем. Расслабься. Твой сын в надежных руках. Никакого Рика, никакой работы. Только море, песок, голубое небо и я, - добавил он, когда они наконец поднялись по трапу.
- Рик! - внезапно воскликнула Линдсей. -О чем я думаю? У него сейчас черная полоса в жизни, он может потерять работу... Его нельзя оставлять одного в такой ответственный момент! Я нужна ему.
Итак, идея провести время вдвоем с ним на пустынном тропическом пляже не была встречена бурей восторгов с ее стороны.
- Линдсей, ты не поможешь своему брату, если сядешь с ним рядом и начнешь выражать ему свое сочувствие. Ему тоже нужен отдых. И я не позволю тебе вот так, с бухты-барахты, изменить свое решение. К тому же уже слишком поздно: все люки задраены и самолет готов к взлету.
- Займите свои места, пожалуйста, - объявила миловидная белокурая стюардесса и приветливо улыбнулась пассажирам. - Мы взлетаем через несколько минут.
- О нет! - простонала Линдсей.
- О да! - сказал Алекс и вздохнул с облегчением.
По крайней мере она сидит рядом с ним, а уж когда они долетят, он заставит ее забыть обо всех проблемах. Он будет ей хорошим другом - только и всего. Надеяться на чудо он не смел.
- Ты не представляешь, сколько работы свалится на меня, когда я вернусь, прошептала она, поуютнее устраиваясь в кресле и оглядывая салон самолета. Перед Рождеством заказов всегда в два раза больше, чем в любое другое время года.
Слезы навернулись ей на глаза.
Алекс нахмурился. Все выглядело так, будто это он заставил ее поехать с ним. Возможно, дело было не только в разлуке с Джейми и работе. Возможно, она все-таки собиралась пойти на свидание со своим антикваром...
Он легонько сжал ее руку.
- Не волнуйся, милая, все образуется, скоро мы прибудем во Флориду - давай думать об этом. О работе забудь.
Самолет плавно поднялся в воздух. Линдсей доверчиво положила голову на плечо Алексу.
- Прости, я, кажется, порчу тебе удовольствие. Я не знаю, что со мной происходит, я чувствую себя такой виноватой...
- Ничего страшного. Ты мать - и беспокоишься за своего ребенка.
Ее шелковистые волосы касались его подбородка. Он глубоко вздохнул, и в его ноздри проник тонкий, манящий аромат лаванды - любимый запах Линдсей.
- Но что же мне делать с этим противным чувством вины? - спросила она.
- Мы все порой чувствуем себя виноватыми, и далеко не всегда на то есть веские основания. - Алекс провел большим пальцем по ее щеке. - Ты мама и поэтому считаешь, что должна всегда и обо всех заботиться. Я давно тебя знаю ты чем-то очень напоминаешь мою мамочку. Она тоже постоянно нервничает по любому пустяку, хотя мы с Ионом и Стеф давно выросли. А она никак к этому не привыкнет. Пройдет немало времени, прежде чем ты начнешь воспринимать происходящее спокойнее. Линдсей тихонько вздохнула.
- Наверное, ты прав.
- Разумеется, прав. - Алекс ухмыльнулся. - Я всегда прав.
- О, Алекс! - Линдсей улыбнулась впервые за целый день. - И что мне с тобой делать?
Слова застыли у него в горле. Слава Богу, вопрос был риторическим, и ему не нужно было на него отвечать. Линдсей еще крепче прильнула к его груди и окончательно расслабилась, чего нельзя было сказать о самом Алексе. Кажется, каждая клеточка его тела была напряжена до предела.
У него не хватало смелости посмотреть в ее доверчивые глаза, потому что он боялся того, что может в них увидеть. Он боялся, что она не испытывает к нему ничего, кроме глубокой дружеской привязанности.
Дружеской привязанности.
Он не должен замечать ее красоту, ее обаяние, он не должен видеть в ней обворожительную женщину. Не должен. Ему следует обезличить ее, как она обезличила его, следует воспринимать ее просто как хорошего друга. Но как он мог не прикасаться к ней, не чувствовать ее дыхания, не слышать ее голоса?..
- В первый раз летите? - поинтересовалась стюардесса, разносившая напитки, увидев заплаканное лицо Линдсей. - Возможно, ваша жена захочет что-нибудь выпить, чтобы успокоить нервы, сэр?
- Жена? - Алекс вспыхнул от неожиданности.
Линдсей вздрогнула и резко подняла голову с его плеча.
- Мы не женаты, - твердо сказала она.
- Не женаты, - поспешил подтвердить Алекс. -Мы всего лишь друзья, очень хорошие друзья.
- Мы путешествуем вместе, - объяснила Линдсей.
- Едем на свадьбу моей сестры, - на всякий случай добавил Алекс.
- Понятно, - лукаво улыбнулась стюардесса. - Тогда спрошу иначе: не желает ли ваша.., подруга.., чего-нибудь выпить?
Алекс покосился на Линдсей. Она отрицательно покачала головой, по ее щекам разлился яркий румянец. Алекс прокашлялся и ответил:
- Нет, спасибо, ничего не нужно.
- Возможно, позже, - кивнула стюардесса и двинулась дальше по проходу.
Алекс криво улыбнулся ей вслед. Они оба замолчали, чувствуя какую-то неловкость. Линдсей обиженно надула губы и отодвинулась от него, насколько позволяло пространство. Она мельком глянула на часы и зевнула.
- Уже три часа. Я вскочила сегодня ни свет ни заря, у меня просто глаза слипаются. Не возражаешь, если я подремлю часок?
- О чем речь! Разумеется! В следующую секунду Линдсей отвернулась к иллюминатору и тут же провалилась в сон.
Алекс чувствовал себя полным идиотом. Его охватила жгучая досада на весь свет. Нет, он не злился на Линдсей - он не имел на это права; он злился на себя за то, что ревнует - ревнует к лучшему другу, умершему два года назад, которого Линдсей так и не перестала любить.
Глава 3
- Линдсей, - проворковал ей на ухо знакомый насмешливый голос. Просыпайся, соня! Мы сейчас приземлимся.
Линдсей понадобилось несколько секунд, чтобы окончательно вернуться к реальности. Она застонала, потянулась, и.., ее рука случайно задела мускулистое плечо сидящего рядом с ней человека.
Она вздрогнула, открыла глаза и встретилась с пристальным взглядом Алекса. Ее сердце забилось сильнее. Она совершенно забыла, что совсем недавно буквально упала в его объятия, чем, очевидно, сильно смутила и обескуражила его, особенно после того, как стюардесса приняла их за семейную пару.
А теперь он смотрит на нее с таким сожалением и тоской, будто она в чем-то перед ним провинилась.
Самолет благополучно приземлился, все пассажиры встали со своих мест и направились к выходу. Алекс тоже встал, помог Линдсей подняться и, слегка приобняв ее за талию, увлек за собой. От его прикосновения у нее внутри все похолодело, и она еле слышно застонала.
Зря она согласилась поехать с Алексом не будет ей покоя, его постоянное присутствие слишком волнует, хотя она сама до конца еще не осознавала, какая неведомая сила непреодолимо притягивает ее к нему.
Спустя час они наконец забрали свои вещи из камеры хранения и взяли напрокат машину. Уже затемно они вышли из здания аэропорта. Стоял удивительно теплый вечер. В Сент-Луисе в это время года температура не поднималась выше пятнадцати градусов, а здесь, во Флориде, было гораздо теплее.
Линдсей чувствовала себя крайне неуютно в свитере и шерстяной юбке. Кажется, Алексу тоже было жарко. Он быстро загрузил их вещи в багажник взятого напрокат автомобиля, а затем снял пиджак и распустил галстук.
- Полегчало? - с улыбкой спросила Линдсей.
Алекс ухмыльнулся.
- У нас каникулы, не забыла?
Линдсей немного успокоилась, услышав знакомые насмешливые нотки в его голосе. Алекс уверенно вел машину по вечерним улицам города. Во Флориде было уже восемь часов, на час больше, чем в Сент-Луисе. Повсюду горели разноцветные вывески кафе и магазинов, а влажный асфальт мерцал лужицами недавнего дождя.
Родители Алекса жили на одном из многочисленных островов, разбросанных вдоль побережья. Их громадный белый дом издали казался еще величественнее и шикарнее. Линдсей слегка поежилась при виде такой роскоши, напомнившей ей о пропасти, которая лежала между ней и Алексом.
Она была дочерью полицейского и до замужества жила с отцом в небольшой квартирке в южной части Сент-Луиса. Ее семью никогда нельзя было назвать состоятельной отцовского жалованья едва хватало, чтобы сводить концы с концами, но Линдсей не считала себя обделенной или несчастной, ведь она всегда была окружена любовью и заботой.
Алекс, напротив, вырос в Лэдью, одном из самых дорогих районов Сент-Луиса. Его семья перебралась во Флориду только после того, как он окончил колледж - с блеском, как все, что он делал. Впрочем, несмотря на богатство родителей и шикарную обстановку, в которой вырос, Алекс был весьма скромен и ни в коем случае не высокомерен.
Вместе с братом он основал собственную компанию по продаже спортивной обуви. Отнюдь не для того, чтобы сколотить себе состояние - семья была вполне обеспеченной. Братья хотели найти способ самоутвердиться. И это удалось: их затея с предпринимательством имела ошеломляющий успех и снискала всеобщее уважение.
- Перестань дергаться, - сказал Алекс, помогая Линдсей выбраться из машины. - Я сообщил родителям о твоем приезде. Они обещали вести себя хорошо.
- Твои родители... - задумчиво пробормотала Линдсей. - Значит, все будет в порядке, раз ты их предупредил?
Алекс не ответил. Он быстро разгрузил машину и понес чемоданы в дом.
- Алекс, - отчаянно морща лоб, осведомилась Линдсей. - А что именно ты сказал своим родителям о.., мм.., наших с тобой отношениях?
Он неопределенно пожал плечами.
- Я всего лишь сказал, что тебе нужно немного отдохнуть.
- Да, но...
У нее не было возможности закончить предложение. Парадная дверь распахнулась, и на пороге появилась стройная светловолосая девушка, которая тут же бросилась в объятия к Алексу.
- Алекс! Наконец-то ты приехал!
- Здравствуй, Стеф. Страшно рад тебя видеть!
- Почему ты не позвонил мне, когда прилетел? Я бы тебя встретила! воскликнула Стефани, целуя брата.
Алекс с трогательной нежностью заправил выбившуюся светлую прядь ей за ухо и ответил:
- Не хотел тебя затруднять. К тому же, раз я здесь, мне понадобится своя машина. -Он повернулся к Линдсей. - Милая, не знаю, встречала ли ты когда-нибудь мою сестру. Стефани, это Линдсей, сестра Рика.
- Сестра Рика? - эхом повторила Стефани, и в ее глазах промелькнуло какое-то странное выражение. Затем она добавила шутливым тоном:
- Обещаю, что этот факт никак не повлияет на мое к вам отношение.
Линдсей в недоумении взглянула на сестру Алекса, не зная, что сказать.
- Не обращай внимания на ее колкости, Линдсей, - сказал он. - Моя сестренка все еще не может забыть, как в старших классах Рик дергал ее за косички и называл "куколкой".
- Что ж, тогда мы с вами товарищи по несчастью, - улыбнулась Линдсей, пожимая протянутую Стефани руку. - Меня он до сих пор так называет.
- Стефани, Алекс, где вас воспитывали? Прекратите держать гостью на пороге! - с притворным гневом воскликнула пожилая женщина, вышедшая на крыльцо.
- Да, мама! - хором ответили Алекс и Стефани, переглянулись и весело рассмеялись. Их смех был так похож, они казались такими счастливыми, что Линдсей почувствовала себя лишней. Она неловко переминалась с ноги на ногу, когда твердая рука Алекса легла ей на плечо. Она ощутила, как приятное тепло разливается по спине, и немного успокоилась.
Мать Алекса оказалась очень милой женщиной. У нее были пышные, без единого седого волоска, золотистые волосы и большие миндалевидные глаза. Очевидно, именно от нее Стефани унаследовала свою красоту.
Поцеловав сына, миссис Трент обратилась к Линдсей.
- Я так рада, что вы приехали, моя дорогая! - ласково сказала она, беря Линдсей под руку и увлекая за собой в дом. - Вы ужинали?
- Нет еще, - пробормотала Линдсей, стараясь не выказывать своего смущения при виде окружившей ее роскоши. - Но я не очень голодна.
Стены в доме были выкрашены в белый цвет, из окон открывался чудесный вид на океан. Сам дом казался полным света и пространства, настолько удачно он был спроектирован. Никакого модерна - только классика. Линдсей пришла в восхищение от того, как просто и изящно было обставлено все вокруг. В таком доме кто угодно мог обрести душевное равновесие.
- Что ж, тогда перекусите чуть позже. А сейчас я покажу вам вашу комнату. Я подумала, что вам с Алексом не мешает освежиться после дороги.
- Спасибо, это было бы замечательно! поблагодарила Линдсей, оглядываясь на Алекса. Он шел следом и о чем-то увлеченно беседовал с сестрой.
- Надеюсь, вам у нас понравится, - продолжала миссис Трент. - Я так обрадовалась, когда Алекс сообщил мне о вашем приезде!
- Спасибо за теплый прием, - сдержанно ответила Линдсей.
Интересно, что еще Алекс наговорил про нее своей матери?
- Эту комнату я приготовила для тебя, Александр. - Хозяйка распахнула одну из дверей направо по коридору на втором этаже. - А это ваша, Линдсей.
Комната была в бледно-желтых тонах. Изысканная, дорогая мебель, большая удобная кровать с кремовым покрывалом, такого же цвета занавески, за которыми скрывалась дверь на веранду.
Алекс внес в комнату Линдсей ее чемоданы.
- Куда все это поставить? - спросил он. Линдсей уставилась на него, не в состоянии вымолвить ни слова. Алекс вошел... Он вошел через другую дверь, а это значит... Его мать поселила их в смежные спальни!
- Я.., я... - Линдсей мучительно покраснела.
В дверях позади Алекса стояла Стефани и с явным любопытством наблюдала за происходящим.
- Итак, вы устроились. - Откуда ни возьмись появилась миссис Трент. - Как только будете готовы, спускайтесь вниз. Я сейчас быстренько сделаю вам что-нибудь перекусить. - Она властно взяла Стефани за руку и вывела прочь. Пойдем, милая, нашей гостье нужно освоиться.
Дверь закрылась. Линдсей замерла на месте, ошеломленно глядя на Алекса. Тот бесшумно поставил ее багаж на пол.
- Алекс, - дрожащим голосом произнесла она. - Что ты наговорил о нас своей матери? Что ты ей сказал?
- Сказал, что мы друзья.
- Она думает, что мы больше, чем друзья, Алекс. - Глаза Линдсей заблестели. -Твоя мама поселила нас в смежные комнаты!
- Послушай, милая, - спокойно ответил он. - У моей мамы просто создалось неверное впечатление...
- Неверное впечатление? Да она думает, что мы будем спать в одной постели! вспылила Линдсей..
- Успокойся, крошка, - твердо сказал Алекс. - Я знаю, о чем ты думаешь. Я бы ни за что не стал тебя использовать. Я сказал маме, что мы друзья. Возможно, она сделала какие-то выводы, но они никоим образом не основаны на моих словах. Все это ее домыслы.
Линдсей прищурилась.
- Но ты не кажешься удивленным, Ал. И у меня такое чувство, будто ты предвидел, как поступит твоя мама.
Алекс колебался.
- Ал... - угрожающе протянула Линдсей.
- Моей маме всегда казалось, что мы некоторым образом... - он глубоко вздохнул, прежде чем продолжить, - связаны.
- И ты не попытался прояснить ситуацию? Не сказал, что тебя не правильно поняли?
- Поверь мне, дорогая, я пытался. Но ты еще не знаешь моей матери. Если ей что-то взбрело в голову, она будет стоять на своем до победного.
Линдсей вытаращила глаза.
- Значит, я должна изображать перед твоей мамой, что у нас с тобой.., роман?
- Это всего лишь на несколько дней, Линдсей.
- Алекс...
- Как только мы вернемся домой, все встанет на свои места.
Линдсей замотала головой.
- Я не согласна. Твоя мама такая славная! Я не хочу вводить ее в заблуждение!
- Ты никого не обманываешь хотя бы потому, что во всем виноват я.
Линдсей на секунду задержала испытующий взгляд на его красивом лице, сохраняющем по-мальчишески невинное выражение. Нет, никаких следов раскаяния!
- Что-то не похоже, что тебя мучают угрызения совести. Ал. Пока твоя мама искренне верит в наш роман, она не станет пытаться тебя пристроить, да?
- Ну... - Алекс опустил глаза.
- Стало быть, ты все-таки используешь меня, - лукаво улыбнулась Линдсей.
- Никогда. - Он посмотрел прямо на нее, в его взгляде сквозила неподдельная искренность. - Я бы никогда не сделал ничего, что могло бы причинить тебе боль, милая. Ты сама это знаешь.
Линдсей не ответила. Ее молчание огорчило его - это было заметно по выражению его лица. Он сделал неуверенный шаг по направлению к двери.
- Я сейчас же пойду и поговорю с мамой. Уверен, для меня найдется другая комната, и тогда никто не сможет нарушить твое уединение.
- Алекс, - остановила его Линдсей, - все в порядке. Меня вполне устраивает, что ты будешь жить по соседству.
Он нахмурился.
- Ты уверена?
- Абсолютно.
- А как же моя мама? Линдсей вздохнула.
- Мне кажется, она очень быстро все поймет. На нас достаточно один раз внимательно посмотреть, чтобы понять: мы друзья. Ведь так?
- Так, - явно сомневаясь, произнес Алекс.
- Мне надо переодеться, - сказала Линдсей после секундной паузы.
Алекс кивнул и исчез в своей комнате, беззвучно прикрыв за собой дверь.
Линдсей боролась с желанием повернуть ключ в замке, но в конце концов решила, что может доверять Алексу.
Только вот могла ли она доверять самой себе?
Двадцать минут спустя Алекс тихонько постучался к Линдсей. Ответа не последовало.
Паника охватила его. Линдсей была ужасно расстроена, когда узнала, что думает о них его мать. Наверняка она уехала.
Он снова постучал.
Ничего.
Не раздумывая, Алекс распахнул дверь. В комнате было тихо, только сквозь открытую на веранду дверь врывался ветерок, доносивший запахи моря да шелест волн. Алекс вышел на балкон.
Линдсей стояла, облокотившись на перила, и наблюдала за смельчаками серфингистами, выделывавшими немыслимые па почти в кромешной темноте.
"Слава Богу, не уехала!" - с облегчением вздохнул Алекс.
Она переоделась. Теперь на ней были светло-голубой свитер с короткими рукавами и развевающаяся на ветру длинная синяя юбка. Она выглядела такой красивой и очаровательной. И такой.., желанной.
Медленно Алекс приблизился к ней. Половица скрипнула у него под ногами. Линдсей резко повернулась к нему, и на ее лице сверкнула приветливая улыбка.
Алекс подумал, что двадцать минут назад впервые в жизни солгал ей, сказав, что между ними нет ничего, кроме дружбы. Между ними определенно что-то происходило.
Тайное влечение.
- Здесь так тихо... - мечтательно произнесла Линдсей.
Алекс сделал над собой усилие и подошел к ней.
- Ты рада, что приехала?
- Да, очень рада. Я ведь никуда не выезжала с тех пор, как умер Дэнни.
Чувство жгучей вины вдруг заполнило все его существо. Его влекло к Линдсей, тем самым он предавал память друга, а значит, это влечение было запретным.
- Я много работала, и мне приходилось заботиться о Джейми. Совсем забыла, что мне нужно заботиться еще и о себе. Надеюсь, я хорошо отдохну в эти выходные. У твоих родителей такой приветливый, такой уютный дом. Может, мне удастся хоть немного прийти в себя.
- А если я помогу тебе? - спросил Алекс. Линдсей испуганно взглянула на него. Их взгляды встретились, и снова искра желания промелькнула в воздухе, воспламенив на мгновение чувства обоих. Алекс не был уверен, поняла ли Линдсей истинный смысл его слов. Она говорила об отдыхе, а он хотел пробудить ее от долгого сна, хотел внушить ей, что она не потеряла способность любить.
Алекс на секунду отвел глаза. Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы побороть желание прикоснуться к ней. Может, это был лучик лунного света, который отразился в ее глазах, но он готов был поклясться, что она чувствовала то же самое.
- Спасибо, Алекс, но я вполне в состоянии справиться с этим сама.
Очевидно, он ошибся. Линдсей всегда будет считать его только другом.
- Не знаю, как ты, а я умираю с голоду. Что скажешь? Пойдем пошуршим в холодильнике?
Линдсей звонко рассмеялась.
- А вот это предложение я не могу не принять!
Глава 4
Когда на следующее утро Линдсей открыла глаза, в лицо ей ударил поток ослепительного солнечного света. Но это не солнце разбудило ее, а настойчивый стук в дверь, ведущую в комнату Алекса.
- Просыпайся, милая! - требовал тот и еще громче колотил по гладко отполированному дереву.
- Сгинь, Алекс! - простонала Линдсей и натянула на себя одеяло.
- Вставай, детка! Солнышко светит, птички поют, жара! Пора на улицу!
Линдсей неохотно высунула нос из-под одеяла и краем глаза взглянула на будильник, мирно тарахтевший на тумбочке возле кровати. Одиннадцать часов. Линдсей ошалело моргнула. Одиннадцать часов. Невероятно! Она не могла припомнить, когда в последний раз просыпалась так поздно.
Лениво потянувшись, Линдсей сползла с кровати, сунула ноги в тапочки, зевая, направилась к двери и одним рывком распахнула ее. На пороге стоял Алекс. Его взгляд скользил по ее телу, облаченному в безразмерную футболку, и по его губам пробежала ехидная улыбка.
- Тебе кто-нибудь говорил, что по утрам ты выглядишь устрашающе?
Линдсей так и подпрыгнула на месте. Она хотела ответить колкостью, но увы! ей не к чему было придраться. На Алексе была свободная рубашка с короткими рукавами и шорты. В этом наряде он казался еще более красивым и мужественным.
Линдсей вдруг ощутила непонятное томление внизу живота.
- Ты меня разбудил, только чтобы сообщить, как отвратительно я выгляжу по утрам? - спросила она, едва сдерживая охватившее ее желание прильнуть губами к его губам.
- Нет. Я разбудил тебя, чтобы спросить, не хочешь ли ты немного размяться и пройтись со мной по пляжу. - Он вопросительно глянул на нее.
Линдсей инстинктивно потянула футболку вниз. От взгляда Алекса ей стало не по себе.
- Алекс, ты же знаешь, что я плохо бегаю. Мне за тобой ни за что не угнаться. Он широко улыбнулся.
- А никуда не надо бежать. Я имел в виду пикник на пляже. Потом мы можем просто прогуляться по побережью. Или, если ты захочешь, искупаемся в проливе.
Линдсей закусила губу. Ей казалось, ее сердце колотится так громко, что его стук слышно во всем доме.
- Я уже провел четыре часа со своими домашними, ожидая, пока ты проснешься, пожаловался Алекс. - С меня довольно на ближайшие пару лет. К тому же вечером состоится праздничный ужин по поводу Дня благодарения, на котором соберутся все члены клана Трентов.
- Но что подумает твоя мама?..
- Моя мама сама предложила, чтобы я отвел тебя на пляж. Она даже приготовила для нас корзинку с провиантом.
- Ладно, уговорил, - сдалась Линдсей. -Я буду готова через пять минут.
Захлопнув дверь перед его носом, она перевела дух и ринулась к гардеробу. Покопавшись немного в своих вещах, выудила оттуда белый купальник, купленный за день до отъезда во Флориду. Потом бросилась в ванную комнату, приняла душ, почистила зубы, причесалась и слегка подкрасилась. Через несколько минут она была одета в купальник и короткие голубые шорты. Еще мгновение - и она ожидала Алекса на веранде.
- Не могу поверить! - воскликнул он, присоединившись к ней. - Впервые в жизни вижу женщину, которая готова вовремя!
- Своими словами ты оскорбляешь нас, женщин, Алекс Трент! - заявила в ответ Линдсей, гордо вскинув голову. - Я ведь могу и не пойти с тобой на пляж...
- Что ж, в таком случае ты пропустишь отличный ланч. - Он повертел перед ее лицом корзинкой с провизией. - Посмотрим, что тут у нас: сыр, колбаса, крекеры, фрукты и... Что это? Неужели мамино фирменное миндальное печенье? Да, кажется, оно.
- Ты просто змей-искуситель, - рассмеялась Линдсей.
- Просто я умею вести переговоры, важно изрек Алекс. - Нужно нащупать слабое место оппонента и потом сделать все от тебя зависящее, чтобы он принял твое предложение. А ты, моя дорогая, - он легонько щелкнул ее по носу, умираешь с голода и посему не в силах сказать "нет".
- Алекс, ты несносен, - ответила Линдсей, отводя его руку и следуя за ним вдоль веранды. - Джейми бы здесь понравилось, заметила она, когда ее босые ноги ступили на прохладный песок. - Он бы решил, что это одна большая песочница.
- Мы обязательно возьмем его с собой в следующий раз, - пообещал Алекс.
Мы?
В следующий раз?
Будет следующий раз?
Линдсей на всякий случай промолчала. С какой бы стати Алекс вдруг решил привезти ее сюда снова вместе с Джейми? Наверняка он оговорился.
- Куда мы направляемся? - спросила она, озираясь по сторонам. Вокруг не было ни души, только чайки носились у них над головами и что-то протяжно щебетали на своем языке.
- А куда тебе хочется? - таинственно улыбнулся Алекс. - Это частный пляж.
- Частный пляж? - изумилась Линдсей. -Знаешь, Алекс, с каждой секундой это все больше похоже на сказку. Я как будто на мгновение закрыла глаза, а когда открыла, угодила прямиком на волшебный Остров Мечты. Для полного счастья мне не хватает лишь бокала "Маргариты".
- Как я мог забыть?! - воскликнул Алекс. -Подожди минутку - я сбегаю в дом! - Он было рванулся с места, но ее холодная рука поймала его за запястье.
Алекс остановился и с удивлением посмотрел на нее. Она нервно облизнула пересохшие губы.
- Алекс, я пошутила. Если ты каждый раз будешь бросаться выполнять любую мою прихоть, ты меня избалуешь.
- Я просто мечтаю об этом. Ты заслужила, чтобы тебя немного побаловали. Жаль, у меня всего три дня в запасе...
- Спасибо! Но я стану невыносимой.
- Этого не может быть!
Линдсей почувствовала, что краснеет. Она была не в силах отвести взгляд от его красивого загорелого лица. Он говорил так тепло, так искренно. Да, этот парень, безусловно, умел очаровать женщину. Ей надлежит быть осторожной.
- Пойдем туда! - Она указала на восток. -По-моему, там замечательно.
Алекс молча кивнул, и они пошли по берегу.
Миссис Трент предусмотрительно положила в корзинку одеяло, которое Алекс расстелил на песке.
Когда Линдсей доела последний кусочек миндального печенья, она без сил улеглась на одеяло и вздохнула.
- Интересно, как Джейми спал прошлой ночью? - задумчиво протянула она.
- Все в порядке, иначе Сэнди бы непременно позвонила.
- Должно быть, сейчас он уплетает праздничную индейку. Сэнди подает обед в полдень.
- Мне послышалось или я уловил в твоем голосе нотки меланхолии? нахмурился Алекс.
Линдсей усмехнулась.
- Нет, это не меланхолия. Просто я скучаю по Джейми. Мы впервые расстались.
- Ничего страшного. Сэнди - замечательная мать. Она позаботится о Джейми не хуже, чем о собственных детях.
- Знаю, знаю... Но я все равно волнуюсь. Алекс собрал использованные одноразовые салфетки и запихнул их в корзинку.
- Когда мы были детьми, моя мать часто говорила: "Не забивайте себе голову всяким вздором. Живите сегодняшним днем". По-моему, она права. Тебе надо отвлечься, Линдсей. В противном случае, я боюсь, ты снова начнешь хныкать. Как в самолете, помнишь?
Линдсей вспыхнула.
- Я не хныкала... - возразила она.
- Линдсей, - перебил Алекс, - если тебе от этого станет легче, ты, конечно, можешь позвонить Джейми перед ужином, но до тех пор я настаиваю, чтобы ты выкинула из своей прелестной головки все эти глупые страхи и насладилась заслуженным отдыхом. Готова пробежаться по пляжу?
- Готова.
- Тебе следует намазаться кремом от загара, - посоветовал Алекс, придирчиво оглядев ее с ног до головы. - Ты уже начинаешь подрумяниваться.
Линдсей потупила глаза.
- Я ничего не взяла с собой... В ответ Алекс выудил из корзинки флакон лосьона.
- Нет проблем, - заявил он. - Мамочка обо всем позаботилась.
Линдсей потянулась за лосьоном, и на мгновение ее пальцы соприкоснулись с пальцами Алекса. Мурашки побежали по ее спине. Стараясь не замечать неестественную дрожь во всем теле, Линдсей принялась натираться лосьоном.
- Помочь? - невинно осведомился Алекс, глядя, как она тщетно пытается намазать себе спину.
Поколебавшись секунду, Линдсей отдала ему флакон. Смочив ладони лосьоном, Алекс придвинулся ближе к ней и... Когда его сильные руки коснулись ее спины, Линдсей едва не подпрыгнула на месте, словно ее пронзил электрический разряд. Она опять ощутила странную тяжесть внизу живота, и все поплыло у нее перед глазами. Она замерла на месте, боясь пошевелиться.
- Кажется, все, - дрогнувшим голосом произнес Алекс.
Линдсей поднялась на ноги и сделала вид, будто ничего не произошло. Он тоже упорно избегал ее взгляда.
- Что-то не так, Алекс? - испуганно спросила она.
- Не так? Что может быть не так?
- Не знаю. Возможно, ты мне скажешь. Ты боишься даже смотреть в мою сторону.
Алекс выдохнул, и в его взгляде промелькнуло непонятное выражение. Он поднял глаза и внимательно посмотрел на Линдсей. От него не ускользнуло ее волнение, когда его пальцы легли на ее прохладную кожу. Теперь она вряд ли сможет отрицать, что их непреодолимо влечет друг к Другу.
Последние два года Линдсей провела словно в забытьи, вольно или невольно подавляя собственные желания и потребности. Как бы ей хотелось поддаться внезапному порыву страсти и довериться Алексу. Но может ли она ему доверять? Она хорошо представляла, как он "коллекционирует" женщин, как сначала он кружит им головы, а потом разбивает сердца. Она ни за что не поверит, что ради нее он изменится.
К тому же ей не следует забывать о Джейми. Алекс играл очень важную роль в жизни малыша. Линдсей никогда бы не пожелала, чтобы отношения между Алексом и Джейми испортились. Да и она сама, надо признать, привыкла к присутствию Алекса. После смерти Дэнни именно он стал ее другом и советником, человеком, к которому она обращалась, когда становилось совсем невмоготу.
- Знаешь, о чем я думаю? - тихо спросила она.
Ответа не последовало.
- О том, что ты сейчас пытаешься придумать предлог половчей, чтобы увильнуть от прогулки, которую сам предложил.
- Неужели?
- Ага. Ты сам не заметил, как проглотил все миндальное печенье, и теперь тебе стыдно. Ты боишься, что не сможешь за мной угнаться.
- Не смогу угнаться за тобой? - Алекс изобразил крайнее возмущение. Никогда не слышал ничего более нелепого!
Линдсей вздохнула с облегчением. Кажется, им удалось найти "золотую середину" между дружбой и желанием. Главное теперь - не переступить черту.
- Да? - Она сделала шаг назад. - Так догоняй!
И Линдсей со всех ног бросилась прочь от него, абсолютно уверенная в том, что он непременно последует за ней. Она не ошиблась, потому что уже через несколько секунд он сгреб ее в объятия и поднял в воздух.
- Значит, я объелся? Мне лень? - С Линдсей на руках он побежал к воде. Не хочешь поплавать, дорогая?
- Отпусти меня, - взмолилась Линдсей и звонко рассмеялась.
Весело усмехнувшись, Алекс проигнорировал ее протест. Вода уже доходила ему до колен, а он все не останавливался. Линдсей запаниковала.
- Только попробуй уронить меня. Ал! предупредила она.
- И что тогда, Лин? - передразнил он. -Где же твоя страсть к приключениям?
- Уже почти зима, Ал. Вода, наверное, ледяная. Я не выживу, если ты меня уронишь. Я слишком стара и слаба, чтобы барахтаться.
- Стара? Линдсей, тебе всего двадцать пять! - Он продолжал идти вперед, и очень скоро холодная вода коснулась ее ног.
- Алекс, я убью тебя! - пригрозила Линдсей.
Он широко улыбнулся.
- Расслабься, дорогая. Цель оправдывает средства.
- Я так и знала! - простонала Линдсей. - Ты просто негодяй!
- Поэтому я тебе и нравлюсь, не так ли?
- Мне нравятся милые люди!
- Я тоже очень милый человек. С этими словами он опустил ее в воду. У Линдсей дух захватило от холода, но сильные руки в ту же секунду подняли ее высоко в воздух.
- Признаешь, что была не права?
- Прекрати, кретин несчастный! - воскликнула Линдсей и почувствовала, как Алекс снова опускает ее. - Хорошо! Хорошо! - завопила она. - Я признаю, что ты очень сильный и мудрый мужчина! Я никогда не сомневалась в том, что ты просто совершенство!
- Вот это уже ближе к истине, - проговорил Алекс и помог ей встать на ноги.
- Это подло, Ал, - сказала Линдсей, борясь с желанием врезать ему по физиономии.
- Ты сама это начала.
- Возможно, но ты играешь не по правилам.
- В любви все средства хороши... Как и на войне.
Линдсей вздрогнула. Она ощутила, как его руки обнимают ее, как его теплое дыхание касается ее щеки. У нее закружилась голова. Она высвободилась из его объятий и решительно зашагала к берегу.
- Я замерзла! - бросила она Алексу. Она шла не оглядываясь, но знала, что он идет следом. Добравшись до берега, она уселась на песок возле корзинки для пикника и обхватила колени руками. Ее сердце бешено колотилось.
Алекс уселся рядом. Помолчав немного, он вздохнул и спросил:
- Что будем делать? Линдсей пожала плечами.
- Можем вернуться в дом. Там есть бассейн. Правда, мы не сможем побыть вдвоем, потому что вокруг будет шнырять моя семья, зато вода с подогревом.
- Звучит заманчиво, - отозвалась Линдсей.
После всего, что произошло, она не могла доверять себе. Алекс встал и протянул ей руку. Линдсей в нерешительности закусила губу.
- Я просто пытаюсь быть гостеприимным, Линдсей. Обещаю, что не стану больше тащить тебя в воду, как бы мне этого ни хотелось.
Линдсей в недоумении уставилась на него. Снова эта дразнящая ухмылка, этот лукавый блеск в глазах - перед ней был прежний Алекс, старина Алекс, которому можно было поплакаться в жилетку. Она улыбнулась ему в ответ и взяла за руку.
И вновь ее окутало жгучее тепло. Она слишком долго жила без мужчины. Ей нужен был кто-то, чтобы удовлетворить все ее нереализованные желания. Но проблема была в том, что она хотела, чтобы этим "кем-то" был Алекс.
Он никогда не хотел никого так сильно, как ее.
Алекс тяжело вздохнул и взглядом, полным обожания, скользнул по телу Линдсей, загорающей на бортике бассейна. Ласковое ноябрьское солнышко золотило ее восхитительные длинные ноги.
Алекс уже давно не видел ее такой счастливой и умиротворенной. Кажется, идея увезти Линдсей во Флориду была неплохой. Мягкий климат, солнце и песок сделали свое дело - она преобразилась.
Алекс буквально пожирал ее взглядом. Как же хороша! Такая нежная, невинная, ослепительно прекрасная. Мысль об этом всколыхнула спящее на поверхности его совести чувство вины. Линдсей не была похожа на других женщин. И если бы Дэнни был жив, Алексу пришлось бы прятать любовь к ней даже от самого себя. И кого он пытался обмануть? Он мечтал о Линдсей всегда. Он любил ее и тогда, когда Дэнни был жив.
Чья-то внушительная тень нависла над шезлонгом, в котором нежился Алекс. Он посмотрел вверх и увидел ухмыляющееся лицо брата.
- Наконец-то ты объявился! - проворчал Алекс. - Мама с утра сходит с ума боится, что ты пропустишь праздничный обед.
Ион растянулся в шезлонге рядом с Алексом.
- Кое-что случилось, - коротко сказал он.
- Неприятности на работе? - насторожился Алекс. - В Калифорнии все прошло нормально?
- С бизнесом все в порядке, - успокоил брата Ион. - У меня сугубо личные проблемы. - Он огляделся и заметил Линдсей. -Святые небеса! - воскликнул он. Ты привез с собой Линдсей? Я очень рад!
- Да, привез, - недовольно ответил Алекс. - В последнее время на нее столько всего навалилось! Ей нужно было отдохнуть, вот я и пригласил ее провести выходные со мной во Флориде. Она любезно согласилась сопровождать меня. Мы ведь добрые друзья.
- Эй, ты, кажется, разговариваешь со своим братом! - Ион поудобней устроился в шезлонге. - Ты можешь кому угодно пудрить мозги историей о "добрых друзьях Малдере и Скалли", но меня не обманешь. Я-то знаю, что ты влюбился в Линдсей, как только увидел ее.
- Ты чокнутый. - Алекс понизил голос. -Линдсей вышла замуж за Дэнни уже после того, как я с ней познакомился.
- Ну и что из этого? - ухмыльнулся Ион. -Ты тогда был ужасно застенчивый.
Алекс подозрительно взглянул на брата.
- Где Рэйчел? По-моему, ей пора приструнить своего муженька.
Улыбка на лице Иона мгновенно померкла. Он отвел глаза.
- К сожалению, Рэйчел не приедет.
Алекс удивленно покачал головой.
- Не приедет?!
- Кое-что случилось.
- Должно быть, что-то чертовски важное, раз она пропускает свадьбу Стефани. Что происходит. Ион?
Ион помолчал немного, потом неохотно ответил:
- Она переехала на прошлой неделе.
- Рэйчел ушла от тебя?! - изумился Алекс. - Ты рассказал об этом маме и папе?
- Нет, будет сюрприз, - мрачно усмехнулся Ион и тут же посерьезнел. - Я не собираюсь этого делать. - Он огляделся по сторонам, опасаясь, что кто-нибудь услышит их разговор. - По крайней мере до свадьбы, - добавил он. - Не хочу портить праздник Стефани дурными новостями.
Линдсей прыгнула в воду и через несколько секунд снова вылезла из бассейна. Она была похожа на морскую нимфу. Алекс даже глаза зажмурил, чтобы не ослепнуть от ее красоты. Линдсей наконец заметила Иона и улыбнулась:
- Привет, Ион! Рада, что ты все-таки почтил родовое гнездо своим присутствием. Твоя мама волновалась.
- Я уже слышал, - ответил Ион, улыбаясь в ответ. - А я в свою очередь рад, что Алу удалось уговорить тебя приехать к нам, Линдсей.
- Скоро стемнеет. -.Линдсей обернулась к Алексу:
- Я думаю, нам пора вернуться в дом и переодеться к ужину. К тому же я хочу позвонить Джейми.
Алекс кивнул.
- Разумеется. Я присоединюсь к тебе через минуту.
Линдсей улыбнулась Иону, набросила на плечи полотенце и ушла. Алекс зажмурился. Черт возьми, сколько раз он давал себе слово, что не будет желать эту женщину, и каждый раз нарушал его.
- Похоже, все еще хуже, чем я думал, присвистнул Ион. - Она ушла, братец, можешь открыть глазки и перестать притворяться.
Алекс встал и сердито поглядел на Иона.
- В последний раз повторяю: мы с Линдсей просто друзья. Так что брось свои грязные измышления.
- Ладно, - спокойно ответил Ион. - Поскольку ты равнодушен к Линдсей, значит, тебя не очень обеспокоит, если кто-нибудь другой попытается поближе с ней познакомиться...
Алекс побагровел.
- Не успела от тебя уйти жена, Ион, как ты тут же решил утешиться нашей гостьей! Не слишком ли торопишься?
- Если не я, Алекс, появится другой.
- Что это, черт возьми, означает?!
- Это означает, что однажды ты уже упустил Линдсей. Дэнни увел ее у тебя прямо из-под носа. Не повторяй своих же ошибок.
Алекс почувствовал, как кровь бросилась ему в голову. Если Ион знает о его отношении к Линдсей, значит, она тоже обо всем догадалась.
Это многое объясняет.
Например, то, что она смутилась, когда он мазал ей спину лосьоном, что она отшатнулась, когда он прикоснулся к ней в воде. И что она не смотрит на него, когда разговаривает с ним.
И что она предпочла провести время у бассейна, а не с ним вдвоем на пляже.
Линдсей обо всем знала, и это не произвело на нее никакого впечатления.
- Не смей подбивать колья к Линдсей, пригрозил Алекс. - Хватит с нее неприятностей!
Он развернулся и зашагал к дому. Его гордость была смертельно уязвлена.
А его брат, усмехаясь, смотрел ему вслед и поздравлял себя с удачно проведенным маневром.
Глава 5
Ровно в восемь вечера раздался стук в дверь. После ее "да-да" на пороге появился Алекс, облаченный в серые брюки, белую рубашку и темно-синий блейзер. Он был абсолютно спокоен, даже слегка холоден, и необычайно красив.
- Привет, - улыбнулся он.
- Привет, - выдавила она.
Его взгляд скользнул по ее фигуре, и на лице вспыхнуло восхищение. На ней было шелковое красное платье, и оно делало ее такой женственной и соблазнительной.
- Что случилось? - спросила она, глядя на его ошарашенное лицо.
- Ничего. - Он прокашлялся. - Ничего. А что?
- Ты бесстыдно пялишься на меня, - выпалила Линдсей и тут же пожалела о своих словах.
Алекс покраснел, как провинившийся школьник. Бессознательно он немного ослабил узел галстука.
- Дело в платье, не так ли? - Линдсей вздохнула. - Оно слишком вызывающее. Я могу переодеться. Это займет всего пару минут.
- Нет! - воскликнул Алекс так торопливо, что Линдсей вздрогнула от неожиданности.
- Ты уверен, что все в порядке, Алекс?
- Все отлично. Просто твое платье.., напомнило мне кое о чем. - Он тряхнул головой, отгоняя прочь непрошеные фантазии. -Ты выглядишь.., великолепно. Не надо переодеваться.
- Ну, если ты и вправду так думаешь...
- Не сомневайся.
И, не дав ей опомниться, он улыбнулся своей фирменной обезоруживающей улыбкой. Линдсей посмотрела на его губы и представила, как они целуют ее, доводя до экстаза. Хоть она и пообещала себе, что их с Алексом отношения не выйдут за рамки дружеских, она не могла перестать думать о нем. И ей пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не броситься к нему в объятия.
Весь вечер она слышала, как Алекс ходит взад-вперед в соседней комнате, слышала, как лилась вода, когда он принимал душ, как открывались и закрывались многочисленные ящики комода. Ей даже казалось, что до нее доносится терпкий аромат его одеколона...
- Пойдем? - Он предложил ей взять его под руку.
Линдсей невольно облизала губы и приблизилась к нему. Ее обдало жаром, исходившим от его тела. Безусловно, от Алекса не ускользнуло, как она отреагировала на его прикосновение, и, словно растягивая удовольствие, он медленно повел ее вниз в столовую.
- Линдсей?
Она моргнула и посмотрела прямо в его прозрачные голубые глаза.
- С тобой все в порядке?
- Да. А почему ты спрашиваешь?
- Я спросил, звонила ли ты Джейми, а ты что-то промычала в ответ. С ним ведь ничего не случилось? Если что-то не так, мы улетим первым же рейсом...
- С Джейми все отлично, - ответила Линдсей, отчаянно краснея, - он просто счастлив. Сегодня он целый день смотрел праздничные парады по телевизору и объедался тыквенным пирогом. Он передал тебе привет и попросил привезти ему несколько ракушек, если это не очень тебя затруднит.
- Мой мальчик! - с неподдельной нежностью в голосе произнес Алекс.
Эти слова обезоружили Линдсей. Сердце готово было выпрыгнуть у нее из груди. За последние несколько месяцев Алекс очень сблизился с Джейми. Он словно заменил ребенку отца.
Но ведь Алекс не отец Джейми!
Дэнни. Дэнни - отец. Что бы там ни было, Алекс никогда не займет место Дэнни.
- Твои мысли витают где-то далеко. Вернись на землю, Линдсей! - Голос Алекса прогремел у нее в ушах.
Лицо Линдсей озарила вымученная улыбка.
- Прости, я не знаю, что со мной. Не могу ни на чем сосредоточиться.
- Думаешь о Джейми. Я угадал?
- Ты меня очень хорошо знаешь. Он погрустнел.
- Смешно, но я бы так не сказал. В следующую секунду, прежде чем Линдсей успела поинтересоваться, что означает эта фраза, они вошли в столовую, и на них обратилось пять пар любопытных глаз. Линдсей побледнела и вцепилась в руку Алекса.
- Уверена, что вы проголодались, - оживленно заговорила миссис Трент. - У нас готов обед - по-моему, вкусный.
- Простите, что не присоединился к вам днем, - вмешался отец Алекса, высокий, солидный мужчина с темными волосами, едва тронутыми сединой. - У меня была срочная встреча.
Ион протянул Линдсей бокал вина.
- Ты восхитительно красива, - галантно заметил он.
Услышав это, Алекс прижал Линдсей к себе и сделал грозное лицо. К ним уже спешила Стефани, за которой неотступно следовал удивительно красивый шатен, больше похожий на статую греческого бога или на одного из красавцев с обложки журнала, чем на живого человека.
- Линдсей, Алекс, вы еще не знакомы с моим женихом. Джеффри Долан. Джеффри, это мой брат Алекс и его... - тут Стефани на мгновение замялась, тщательно подбирая нужное слово, - его подруга Линдсей.
Неохотно Алекс выпустил Линдсей из своих объятий, чтобы пожать руку будущему зятю. Линдсей показалось, что Джеффри не очень понравился Алексу. Их рукопожатие было сухим и кратким.
- Рад познакомиться, Линдсей. - На лице Джеффри сверкнула улыбка Чеширского Кота, и его глаза беззастенчиво оглядели ее с головы до ног. Он взял ее за руку, чтобы пожать, и Линдсей ощутила, как тошнота подкатывает к горлу. Она незаметно выдернула руку и прижалась к Алексу.
- Ну, раз все в сборе, давайте приступим к ужину! - объявил мистер Трент.
Миссис Трент привычным жестом радушной хозяйки пригласила всех за огромный стеклянный стол на массивных мраморных ножках. Стол был сервирован китайским фарфором и фамильным серебром. Линдсей разбиралась в антиквариате и знала, что все это стоит бешеных денег.
Всюду были расставлены свечи в старинных бронзовых подсвечниках и корзины с живыми цветами, наполняющими все вокруг нежным благоуханием. Несомненно, тот, кто все это расставлял, обладал безупречным вкусом.
- Линдсей, вы сядете здесь, - заявила мать Алекса. - А ты, дорогой, вон там, - она указала на противоположный край стола.
- Но, мам... - запротестовал Алекс.
- Никаких "но". Ты еще успеешь пообщаться с Линдсей, так что позволь нам с папой познакомиться с ней поближе.
И через минуту Линдсей поняла, что сидит между Ионом и Джеффри. Она взглянула на Алекса и увидела у него на лице недовольство. Их взгляды встретились. Алекс ободряюще улыбнулся и качнул головой. Линдсей просияла. Что-то давно забытое и простое промелькнуло между ними. Что-то, от чего у Линдсей на душе стало тепло и спокойно.
Подали индейку.
- А чем ты занимаешься в Сент-Луисе? вежливо, но с угадывающейся фамильярностью в голосе спросил Джеффри, наклонившись к ней.
Линдсей вздрогнула и с подозрением посмотрела на жениха Стефани.
- Я учу детей, мистер Долан, - холодно ответила она и нервно улыбнулась.
- Пожалуйста, называй меня Джеффри. -Он придвинулся еще ближе, так, что ей в ноздри ударил сладковато-приторный запах его дорогого парфюма. - Жаль, что мы с тобой живем так далеко друг от друга, - шепотом добавил он. - Впрочем, у нас еще есть время, чтобы познакомиться поближе.
Возможно, эти слова и звучали вполне невинно, но Линдсей понимала их истинный смысл, и этот блеск в глазах Джеффри ни с чем нельзя было спутать. "Похотливая скотина! j- подумала она и отодвинулась в сторону Иона. - Мерзкий червяк!"
Но, кажется, ее смущение только позабавило и еще больше раззадорило Джеффри. Нечаянно она задела локтем Иона, разговаривающего с отцом, и он, вежливо улыбнувшись, вопросительно посмотрел на нее. Линдсей выдавила извиняющуюся улыбку в ответ.
Ужин плавно близился к концу. Все смеялись и обсуждали грядущие события, и лишь Линдсей с беспокойством поглядывала на Алекса и все ближе придвигалась к Иону.
Стефани вспомнила, как когда-то одиннадцатилетний Алекс, идеалист и романтик, отнес праздничную индейку в приют для бездомных, а миссис Трент, узнав об этом, послала туда жареный картофель и клюквенный пирог. Алекс в свою очередь рассказал, что однажды, Стефани как раз заканчивала школу, посреди праздничного ужина в дом ворвался ее страстный поклонник с охапкой роз в руках.
Слушая это, Линдсей улыбалась, а на душе скребли кошки. Сама она не любила вспоминать о том, как проводила праздники. Когда ей было пять лет, на День благодарения ее мама лежала больная. К Рождеству она умерла от рака. Последующие праздники, несмотря на все усилия отца Линдсей, не доставляли ей никакой радости, она долго не могла справиться со своей потерей.
Подали десерт - шоколадный мусс и фрукты. Линдсей немного повеселела, но ненадолго. Чья-то потная ладонь легла ей на колено. Линдсей едва не подавилась муссом и бросила испуганный взгляд на Алекса. Он был занят беседой с матерью и не заметил ее замешательства.
Линдсей повернулась и гневно посмотрела на Джеффри. Именно он решил "поиграть" с ней под столом. Недолго думая, Линдсей наступила ему на ногу. Джеффри охнул, и все взгляды обратились на них двоих. Линдсей мучительно покраснела и пробормотала неуклюжие извинения. К сожалению, ее поведение только распалило Джеффри. Его рука снова была у нее на колене и на этот раз неумолимо продвигалась все выше и выше.
Линдсей громко кашлянула, сбросила руку и буквально прижалась к Иону. Алекс нахмурился. Ион улыбнулся и с любопытством поглядел на Линдсей. Она же не знала, куда деться от стыда. В ее глазах сверкали слезы. Ее еще никто никогда так не унижал.
Джеффри, игнорируя ее полные негодования взгляды, продолжал свои тайные маневры. Линдсей уронила ложку и почти уселась на колени к Иону.
Внимание окружающих было вновь приковано к ней.
Алекс нахмурился еще больше. Похоже, он был готов наброситься с кулаками на своего брата. Или на нее? "Наверное, он хочет убить нас обоих", - подумала Линдсей.
- С тобой все в порядке, Линдсей? - поинтересовался Ион.
- В порядке, в порядке, - промямлила она и наклонилась за ложкой. - Я просто прячусь от сквозняка.
- Вы попробовали мусс, дорогая? - осведомился мистер Трент.
Линдсей вяло улыбнулась в ответ.
Опять рука.
На этот раз Линдсей была готова отразить нападение врага. Собрав все свое мужество, она ткнула ложкой Джеффри под ребро. Тот побледнел, но промолчал. Рука исчезла. Линдсей почувствовала себя победительницей. Впрочем, ее триумф продлился недолго.
Она поймала на себе тяжелый взгляд Алекса и поняла, что ему вовсе не понравилось то, что происходило за столом.
Кофе подали в гостиной. Семья расселась перед пылающим камином в креслах и на диване. Джеффри стоял возле Стефани и бросал на Линдсей многозначительные взгляды. Отец Алекса восседал в огромном кресле напротив камина, рядом с ним на подлокотнике примостилась его жена.
Алекс расположился на диване с Линдсей и Ионом. Он толком не знал, что произошло за ужином, но поведение Линдсей насторожило и обескуражило его. Глянув на брата, он обнял Линдсей и прижал к себе. Его родители обсуждали приготовления к свадьбе, а он боролся с желанием увести Линдсей подальше и поговорить с ней. Линдсей... Милая, прелестная Линдсей...
Алекс еще больше распустил узел на галстуке. Линдсей прильнула к нему всем телом. Он замер. Ему показалось, что невыносимая боль пронзила все его существо. Боль оттого, что женщина, которую он любил сильнее всего на свете, сидела сейчас рядом с ним, а он не мог обладать ею. Черт побери, он этого не вынесет!
- Мы забыли о наших гостях! - воскликнула мать Алекса, заметив, как Линдсей тайком подавила зевок. - Уже поздно, а мы не даем им покоя своими глупыми разговорами. Алекс, почему бы тебе не проводить Линдсей в ее комнату?
На самом деле еще не было одиннадцати, а Алекс никогда не ложился раньше полуночи, но на этот раз он не стал спорить. Он поднялся с дивана и подал руку Линдсей. Она с готовностью вскочила и, пожелав всем спокойной ночи, последовала вместе с Алексом наверх по лестнице.
Но как только они отошли достаточно далеко от гостиной, Алекс набросился на нее.
- Что происходит между тобой и Ионом? прорычал он.
- Между мной и Ионом? - удивилась Линдсей и захлопала ресницами, как она всегда делала, когда не знала, что сказать.
- По-моему, я ясно выразился! - Алекс даже не пытался скрыть ревность, сквозящую в его голосе.
- Алекс, ты говоришь глупости.
- Глупости?! - рявкнул он так, что Линдсей едва не оглохла. - Глупости?! Я не слепой, Линдсей! Между вами определенно что-то происходило за ужином.
- Так ты об этом... - Линдсей вздохнула с облегчением. - Алекс, в это сложно поверить, но...
- Я понимаю, что ты давно не общалась с мужчинами, - прервал он. - Но ты должна понимать, что сегодня вела себя просто неприлично! То, как ты к нему прижималась...
- Прижималась? - ужаснулась Линдсей. - Я? К Иону? Ты о чем?..
- Линдсей, я привез тебя сюда, чтобы ты отдохнула и развеялась, - снова перебил Алекс. - А не для того, чтобы ты пыталась подцепить моего брата!
Все, с нее хватит!
- Так вот что ты имеешь в виду? Ты думаешь, что я пыталась соблазнить Иона? Женатого человека? Неужели ты считаешь меня стервой, способной разрушить чужую семью?
Гнев Алекса мгновенно улетучился. Какое он имел право нападать на нее и обвинять в том, в чем сам был грешен? Она была женой его лучшего друга, а он любил ее.
Слезы обиды и разочарования брызнули из глаз Линдсей.
- Я думала, ты обо мне лучшего мнения, Ал! - в сердцах воскликнула она. Как ты мог обвинить меня в таком?
И прежде чем он успел возразить, она влетела в свою комнату и заперлась на ключ. Алекс остался стоять в коридоре. Он чувствовал себя полным идиотом. Его собственная глупость могла стоить ему огромной потери.
Он мог потерять Линдсей.
Поездка во Флориду с Алексом была ошибкой. Первое, что она сделает завтра утром, - соберется и уедет.
Два часа спустя Линдсей сидела на кровати, обхватив колени руками, и обдумывала, как ей поступить. Эта ссора может испортить все. Между ней и Алексом снова легла пропасть. Только почему ей кажется, что ее внезапный отъезд будет выглядеть как побег? Это разрушит их отношения.
Линдсей горько усмехнулась. Какие отношения? После сегодняшней размолвки она сильно сомневалась в том, что они с Алексом останутся друзьями. Ей стало неуютно, и Линдсей поежилась. Как же несправедливы были его обвинения! Неужели он действительно думал, что она способна на такую подлость?
Алекс был сам не свой. Он вел себя как.., как ревнивый ухажер.
Алекс? Ревнует? Абсолютно исключено.
Или нет?
Она не могла отрицать, что между ними что-то происходит. Их тянет друг к другу. Значит, Алекс и вправду мог ревновать.
Линдсей улеглась на подушки и натянула на голову одеяло. Самое ужасное ей не к кому было обратиться за сочувствием и поддержкой. Когда ей было плохо, она всегда бежала к Алексу, и он никогда не отворачивался от нее. Что же будет теперь?
Сегодня она потеряла несравненно больше, чем просто друга. Она потеряла лучшего друга.
В дверь тихо постучали.
Линдсей напряглась. Наверняка это Алекс. А вдруг Джеффри? Только не он!
- Линдсей... - прошептал знакомый голос. Алекс...
- Я знаю, что ты не спишь, - продолжал настаивать он. - Я вижу, что у тебя горит свет.
- Сгинь, Алекс, - отозвалась она. - Я устала и не хочу с тобой разговаривать.
Молчание.
Неужто он так быстро сдался?
Линдсей разочарованно пожала плечами и... Дверь на веранду открылась. В комнату вошел Алекс. Ну и негодяй!
- Убирайся прочь из моей спальни! воскликнула Линдсей.
Простыня соскользнула на пол, обнажая ее неприкрытые плечи. Алекс разглядывал шелковый пеньюар на тоненьких бретельках, который Линдсей зачем-то надела.
- Уходи, Ал! По-моему, нам не о чем говорить!
- Ты права, - согласился он. - В этом-то и проблема.
Он замолчал и провел рукой по волосам. Впервые за все время, что они были знакомы, Линдсей заметила печать грусти на его лице. Пуговицы на его рубашке были наполовину расстегнуты, пиджак и галстук куда-то исчезли.
Линдсей вздрогнула. Она никогда не видела Алекса таким расстроенным.
- Линдсей, я пришел извиниться. - Он сделал шаг вперед.
Линдсей закуталась в простыни.
- Я говорил ужасные вещи. - Он сокрушенно покачал головой. - Я не знаю, что на меня нашло.
Зато она знала, что это было.
Они выбрались из пыльного города и попали в рай. Неудивительно, что их потянуло друг к другу. Линдсей глубоко вздохнула и побледнела, когда он сел на кровать рядом с ней.
- Мы очень давно знакомы, - продолжил он. - Ты мой лучший друг, Линдсей. Я не хочу тебя терять.
- Я тоже не хочу тебя терять... - дрожащим голосом ответила Линдсей.
- Все еще друзья? - улыбнулся он. Линдсей кивнула.
- Слава Богу!
И прежде чем она поняла, что происходит, он обнял ее. Ее дыхание участилось, кровь забурлила в жилах. Алекс сводил ее с ума!
Он слегка отстранился, но не выпустил ее из своих объятий. Она заглянула в его голубые глаза. На секунду испугалась, что он поцелует ее. И еще больше она боялась, что он этого не сделает.
Он поцеловал.
Его губы прикоснулись к ее лбу. На ее лице отразилось явное разочарование.
- Ты все еще на меня дуешься? - с беспокойством спросил он.
- Конечно, нет. - Она выдавши из себя улыбку. - Я не злопамятна.
Она научилась прощать, когда жила с Дэнни.
- Что ж, сегодня был долгий день. Он не сдвинулся с места.
- Что-нибудь еще?
- Я об ужине...j- неуверенно начал он. -Что произошло? Ион... Ты... Не хочешь об этом поговорить?
У нее появился шанс все объяснить, но что-то ее остановило.
Если Алекс подумал, что она способна на флирт с его женатым братом, он вполне может вообразить, что это она спровоцировала Джеффри.
- Не сейчас, Алекс.
- Возможно, позже, - вздохнул он.
- Возможно.
Он встал и печально улыбнулся.
- Тогда... Доброй ночи, милая.
- Доброй ночи, Алекс.
Он вышел так же, как и вошел, - через веранду. Закрыв за собой дверь, Линдсей уставилась в стену. Кажется, она только что поставила крест на своем будущем.
Глава 6
Когда на следующее утро Линдсей открыла глаза, все ее тело нестерпимо ныло, а голова раскалывалась. Ночь напролет она ворочалась с боку на бок, то просыпаясь, то ненадолго забываясь беспокойным, мучительным сном. Ее преследовали неясные видения, размытые образы, люди, лица которых она не различала.
И еще ей снился Дэнни.
Поначалу она винила себя в его смерти. Они разругались в пух и прах, когда виделись в последний раз. После нескончаемых месяцев ревности и подозрений Дэнни наконец сказал правду. У него был роман на стороне. Он клялся ей в любви, молил о прощении, пытался все объяснить... Она не сможет забыть выражение его лица, когда заявила, что не уверена, стоит ли им продолжать совместную жизнь. Это было лицо совершенно незнакомого ей человека сумасшедшие глаза, перекошенный от злости рот...
Он ушел взбешенный и расстроенный.
И больше никогда не вернулся.
На следующее утро на пороге ее дома появился Рик и сообщил о гибели Дэнни. И все перевернулось в жизни Линдсей. Потянулись месяцы угрызений совести и тупой, неутихающей боли.
И даже когда ей сказали, что несчастный случай произошел не по вине Дэнни, она продолжала корить себя. Быть может, если бы ее муж не был так огорчен ее словами, он был бы внимательнее и сумел бы избежать столкновения с грузовиком, за рулем которого находился вдрызг пьяный водитель. Возможно, если бы она, простила его, он бы никуда не уехал.
С тех пор Дэнни снился ей почти каждую ночь. Первое время она просыпалась вся в слезах и холодном поту, а потом привыкла. Привыкла снова и снова переживать эту ссору, которая, вероятно, стоила Дэнни жизни.
Но прошлой ночью ей снился совсем другой Дэнни.
Старина Дэнни, обаятельный миляга, сразу завоевавший ее симпатию. Беззаботный парень, еще не обремененный брачными узами и ребенком.
Линдсей тряхнула головой, отгоняя прочь воспоминания. Было еще совсем рано солнце только-только поднималось из-за горизонта, но Линдсей просто необходимо было встать и привести себя в порядок. Она быстро натянула на себя футболку, шорты и кроссовки и через веранду выбралась из дома. Свежий морской воздух ударил ей в ноздри. Она глубоко вздохнула и поежилась. Было прохладно. Попрыгав на месте, чтобы согреться, она поспешила на пляж.
Песок забивался ей в кроссовки. Она сняла обувь и босиком зашагала к воде. Ледяная вода плескалась у ее ног. Линдсей ускорила шаг. Она сама не знала, от чего бежит. Или от кого. Она шла вперед по пляжу, которому не было видно конца, пока дом Трентов не остался далеко позади.
Над головой Линдсей летали чайки, где-то неподалеку слышался звонкий женский смех. Линдсей еще никогда не чувствовала себя такой одинокой и опустошенной. Вокруг нее кипела жизнь, а ей хотелось убежать и спрятаться.
В ее сне Дэнни словно говорил ей, что пора забыть прошлое и устремиться навстречу будущему. То, как сильно она разочаровалась вчера, когда Алекс поцеловал ее в лоб, а не в губы, доказывало, что ей нужно гораздо больше. Она изголодалась по любви.
За последние несколько лет на ее долю выпало много испытаний. Сначала измены мужа. Потом - его гибель. Она еле-еле сводила концы с концами, в одиночку растила маленького сына.
И все ночи она проводила в одиночестве.
Одиночество. Какое страшное слово. Линдсей всегда боялась об этом думать. Впрочем, у нее не было времени на размышления: она поднималась с первыми лучами солнца и с головой погружалась в будничную суету.
Ей нужен был не просто друг. Ей нужна была родственная душа. Ей нужно было кого-то любить.
Ласковый ветерок трепал ей волосы.
Сердце Линдсей бешено заколотилось. Зачем она цепляется за воспоминания? Зачем винит себя в том, в чем не было ее вины? Зачем пытается идеализировать Дэнни? Какое теперь имело значение, был он ей верен или нет? Дэнни мертв. Пусть он покоится с миром.
Образ Алекса встал перед глазами Линд-оси. Как же она мечтала прикоснуться к его губам, почувствовать их тепло!
Она желала Алекса.
Линдсей развернулась и пошла к дому. Настало время попрощаться с Дэнни. Она шла к Алексу, подставив лицо солнышку. Ее охватило странное, волшебное чувство полной, абсолютной свободы. Она забыла обо всех своих проблемах.
На пляже возле входа в сад Трентов стоял жених Стефани.
- С добрым утром, Линдсей! - радостно приветствовал он ее и сверкнул своими белоснежными зубами.
Он был бос, в мятых брюках и рубашке выглядел так, как будто только что вылез из чьей-то теплой постели.
- С добрым, мистер Долан, - холодно процедила Линдсей, бросая на него презрительный взгляд.
- Мы засиделись допоздна вчера, и мистер Трент предложил мне остаться на ночь... В комнате для гостей, разумеется. Кстати, наши комнаты находятся по соседству. - В его глазах появился нехороший блеск. - Я слышал, как ты уходила, и решил к тебе присоединиться.
- Слава Богу, я заперла на ночь дверь! воскликнула Линдсей.
- Я тебе не нравлюсь, - заключил Джеффри.
- После вчерашнего? Было бы странно, если бы вы мне понравились.
- Я могу исправиться... - Он шагнул по направлению к ней. - Если ты дашь мне шанс.
- Мистер Долан, я действительно дам вам шанс исправиться, если вы немедленно уберетесь с дороги. Мой отец - полицейский. Он научил меня ставить на место таких негодяев, как вы.
- Только не надо мне угрожать. Если хочешь пройти, проходи. Ты сама не знаешь, что теряешь.
Линдсей с отвращением покачала головой.
- Вы завтра женитесь, мистер Долан. Мне кажется, вам не помешало бы немного подучить брачные клятвы.
Он присвистнул.
- У меня всегда была собственная теория насчет брака.
- А Стефани разделяет ваши взгляды? Блеск в его глазах мгновенно потускнел.
- Стефани это не касается.
Линдсей пристально посмотрела на него.
Неужели на свете нет ни одного человека, который бы всерьез воспринимал обет верности?
- Другими словами, она ни о чем не подозревает, - сказала Линдсей. - Быть может, кто-то откроет ей глаза на человека, за которого она собирается выйти замуж?
Он пожал плечами.
- Тебе никто не поверит.
- А вы и вправду скотина, мистер Долан!
- Не стоит так горячиться, Линдсей, промурлыкал он и придвинулся ближе. -Научись наслаждаться жизнью и с благодарностью принимать подарки судьбы.
"Это ты-то подарок?" - едва не ляпнула Линдсей, но удержалась. Джеффри в хорошей форме. Ей будет сложно справиться с ним. Так стоит ли? Что предпочесть - схватку или отступление?
Отступление.
Линдсей метнулась в сторону и стремглав бросилась к дому. Добежав до веранды, она принялась судорожно вспоминать, которая дверь вела в ее комнату.
Алекс вышел из душа и обернул полотенце вокруг талии. Струйки холодной воды ручейками стекали по его телу. Всю ночь он бродил по комнате, терзаясь бессмысленными размышлениями, и теперь был вконец измотан. Конечно, его мысли были заняты Линдсей. Прошлой ночью он едва сдержался, чтобы не поцеловать ее. Она была так обворожительна! И будь он проклят, если ошибается: в ее глазах горело разочарование, когда его губы коснулись ее лба.
Алекс тихо застонал, тряхнул головой и вышел в спальню. Он не знал, как долго еще сможет терпеть эту муку. Он как раз потянулся к комоду, как вдруг дверь на веранду распахнулась.
В комнату ворвалась запыхавшаяся и растрепанная Линдсей. Она с яростью захлопнула за собой дверь, повернулась, увидела его и застыла не то от ужаса, не то от изумления. Ее грудь бурно вздымалась, волосы торчали в разные стороны, щеки пылали. "Неужели сбылась моя мечта?" - невольно подумал Алекс. Его сердце готово было выпрыгнуть из груди. Он попытался вздохнуть, но спазм сдавил ему горло.
- Алекс? - удивилась Линдсей. Стараясь вести себя как обычно, он облокотился на комод и принужденно улыбнулся.
- Ты рассчитывала увидеть кого-то другого?
- Да... То есть нет. - Линдсей запнулась. -Я думала, что это моя комната, а не твоя... Я перепутала двери...
- Ага... - протянул Алекс, пристально наблюдая за каждым ее движением.
Линдсей собралась с мыслями и как бы между прочим поинтересовалась:
- Как тебе твой будущий зять, или кем он там тебе придется?
- Джеффри? - Казалось" ее вопрос удивил его. - По-моему, неплохой малый. Хотя лично я совсем не таким представлял себе человека, за которого Стеффи выйдет замуж.
- Да? И как же ты его себе представлял? Алекс глянул на нее. Она что, не собирается уходить? Он сейчас умрет от желания прикоснуться к ней, а она стоит себе и задает ему какие-то дурацкие вопросы! Он пожал плечами и отвел глаза, изо всех сил стараясь усмирить свою разбушевавшуюся плоть.
- Стефани всегда добивалась своей цели. Она умная, у нее отличная деловая хватка. И уж если она чего захочет, будет гнуть свое с упорством бультерьера. Джеффри, кажется.., мм.., немного не в ее стиле, что ли... Он не производит впечатление человека, способного держаться с ней на одном уровне.
- Да, - кивнула Линдсей и глубоко вздохнула. - Я понимаю, о чем ты говоришь.
Алекс облизал пересохшие губы и попытался отвести взгляд от ее футболки, плотно облегающей грудь, но у него ничего не вышло.
- Какие у тебя планы на сегодня? - осведомилась Линдсей.
- С этим вопросом обратись к моей мамочке, - ответил Алекс, не сводя с нее влюбленных глаз. - Она составила для нас целый список поручений, которые мы должны выполнить.
- Угу... - И тут Линдсей начала путано рассказывать ему про свою утреннюю прогулку, но он уже не слушал. Сладкая истома наполнила все его тело, ноги стали ватными, взгляд блуждал.
Гробовая тишина.
- Что-то не так? - хрипло спросил Алекс, отрываясь от созерцания прелестей Линдсей.
- Ты меня не слушаешь! - возмутилась она.
- Поверь мне, Линдсей, я с удовольствием выслушаю тебя, когда буду.., более одет.
Линдсей поглядела на него так, как будто видела впервые, и зарделась пуще прежнего. Она испуганно попятилась назад к двери.
- Я.., мм... Увидимся.., мм.., п-позже.., э... Алекс...
- Пока, Линдсей.
Когда она вышла, он рухнул на кровать и закрыл глаза. У него был шанс, а он снова упустил его. Похоже, звезды не благоприятствуют ему. Теперь Линдсей точно знает о его к ней влечении. Это трудно было не заметить, невесело усмехнулся сам себе Алекс. Он слишком долго изображал из себя ее друга. Пора сказать правду. Он протер глаза. Она точно обо всем догадалась. Что же теперь делать? Все ей объяснить или сделать вид, что ничего не произошло?
Нет, слишком поздно все объяснять, а притворяться дальше не имеет смысла. Надо лишь подождать следующего шага Линдсей.
Мать Алекса, как будто угадав, что происходит в душе Линдсей, дала ей возможность привести свои мысли в порядок, придумав ей поручение. За завтраком миссис Трент объявила:
- Нет, ничего не желаю слышать! Я уже все обдумала. Алекс, ты поможешь Иону с мебелью. Линдсей, а ты, дорогая, составь, пожалуйста, компанию Стефани. Вы поедете в "Розовый фламинго", лучший косметический салон на всем побережье. Стеффи всю неделю как на иголках. Кто-то должен ее развеселить, а у меня нет на это времени.
Алекс молча потянулся за сахарницей, и как бы невзначай его рука коснулась руки Линдсей. Девушка вздрогнула и бросила на него быстрый взгляд. Утренняя сцена произвела на нее сильное впечатление. Она видела Алекса почти обнаженным! На нем было только узенькое полотенце, небрежно обмотанное вокруг его могучего торса. И более того - Линдсей ясно увидела, до какой степени он был возбужден. Это еще больше смутило и ошеломило ее.
Это значит, что она небезразлична ему, что он вовсе не так хладнокровен, как кажется на первый взгляд, что он испытывает то же огромное желание обладать ею, какое испытывает она по отношению к нему.
Итак, назад пути не было. Их отношения, безусловно, изменились. Секс только разрушит дружескую привязанность, которая еще осталась между ними. И что дальше? Что будет с ними обоими после того, как они утолят свою страсть?
К удивлению Линдсей, Алекс дружелюбно улыбнулся ей, как будто ничего не произошло. Он вел себя как ни в чем не бывало! "Наглец! - обиделась Линдсей. Он как будто даже рад, что проведет день в разлуке со мной!"
Несколько часов спустя Линдсей лежала в кресле косметолога. На ее лицо была наложена травяная маска, а на голове возвышалось полотенце.
- Господи, как приятно! - проворковала она. - Наверное, я не смогу подняться. Мне лень. Тебе придется силой вытаскивать меня из кресла.
Стефани убрала ломтик огурца с правого глаза и лукаво подмигнула подруге брата.
- Я вызову Службу доставки. Кстати, если ты думаешь, что лучше быть не может, подожди, пока Эльза не сделает тебе массаж. Ты почувствуешь себя заново родившейся.
- Как хорошо, что твоя мама отправила нас сюда, - вздохнула Линдсей. - Не помню, когда я последний раз так расслаблялась.
- Значит, мамочкин план сработал, - загадочно усмехнулась Стефани. - Ты ведь не поверила в ее историю о моих расстроенных нервах, не так ли? Мама просто в восторге от тебя, Лин. Стоило ей увидеть тебя, такую тоненькую, с огромными синяками под глазами, как она взялась тебя опекать.
- Я действительно очень устала. Но ведь я все равно неплохо выгляжу, да?
- Честно? Когда ты приехала, ты выглядела такой изможденной, что я боялась открывать окна, чтобы тебя, не дай Бог, не унесло сквозняком. - Стефани вдруг посерьезнела. -Наверное, тебе было ужасно тяжело, когда ты потеряла Дэнни. -Ал сказал, что последние два года были для тебя сущей каторгой.
- Ал слишком обо мне беспокоится. Линдсей поежилась. - На самом деле со мной все в порядке.
- Не сомневаюсь в этом, - быстро подтвердила Стефани. - Просто тебе, должно быть, пришлось несладко, ведь ты одна растишь ребенка...
- Я не одна. У меня есть брат и... Алекс. Алекс всегда помогает мне с Джейми. Он превосходно заботится о своем крестнике.
- И о матери своего крестника, - добавила Стефани. - Я никогда прежде не видела, чтобы мой Большой Братец беспокоился о ком-то так, как он беспокоится о тебе.
Линдсей невольно покраснела.
- Стеф, Алекс и я.., между нами ничего нет. Он встречается с другими женщинами, а я.., я еще не готова к свиданиям.
Стефани недоверчиво покачала головой.
- Как часто ты видишься с Алексом? Линдсей пожала плечами.
- Трудно сказать. Может быть, пару раз в неделю. Может, чаще. Но это не та причина, о которой ты думаешь. Джейми - истинная причина.
- Я знаю своего брата, Лин. У него золотое сердце, но он не святой. Наверняка здесь примешано гораздо больше, чем просто забота о ребенке. К тому же я видела, как Ал на тебя смотрит.
- Смотрит? На меня?
- Да он с ума по тебе сходит! Ладно тебе, Лин! - рассмеялась Стефани. Неужели ты не замечала?
- Нет... Хотя.., возможно... Это самый глупый разговор в моей жизни. Алекс очень милый и славный, и он самый привлекательный мужчина из всех, кого я встречала. Но он всего лишь Алекс. Я имею в виду, что он не готов к серьезным отношениям, не готов остепениться...
- Ты ошибаешься, Лин. Ал - самый надежный. Когда появится его женщина, он сразу забудет обо всем на свете. - Стефани подняла руку, на которой сверкало изящное колечко, подаренное ей женихом в честь помолвки. - Могу поставить на это свой бриллиант.
Кольцо тут же напомнило Линдсей о Джеффри Долане. Вот уж кто никогда не остепенится!
- А как насчет тебя и Джеффри? - колеблясь, спросила она. - Ты уверена, что вы готовы к браку?
Стефани помрачнела.
- Мы с Джеффри чем-то похожи. Мы оба хотим сделать карьеру... Ты, наверное, знаешь, что я работаю в юридической фирме отца Джефа. Собственно, там мы и познакомились. Нам предстоит долгая и счастливая жизнь. Очень счастливая.
"И кого она пытается в этом убедить? подумала Линдсей. - Меня или себя?"
- Надеюсь, у вас все будет хорошо, пробормотала она, будучи не в силах сказать Стефани правду.
Неужели эту девушку тоже ждет горечь разочарования? Неужели ей придется испытать боль от измены любимого человека?
- Несомненно, - твердо проговорила Стефани, но Линдсей уже не слушала ее. Она думала о том, что Стефани сказала об Алексе. После смерти Дэнни он часто навещал ее и Джейми. Он просто приходил поболтать и поиграть с крестником, не проявляя никаких чувств по отношению к ней, Линдсей.
Или нет?
Сколько раз он звонил ей по вечерам, справляясь о Джейми, а сам незаметно переводил разговор на другие темы? Сколько раз она замечала этот странный блеск в его глазах и едва уловимую дрожь в голосе?
Как же она могла быть такой слепой и черствой?
Когда чувства Алекса по отношению к ней переменились? Два дня назад? Два месяца? Два года? Или они такими были всегда? - вдруг осенила ее ошеломляющая догадка.
Линдсей нахмурилась. Так почему же, черт возьми, она узнает о его чувствах от других людей?!
Глава 7
Линдсей молча наблюдала за репетицией венчания и еще больше хмурилась. Джеффри стоял возле алтаря в окружении своей семьи и друзей и, улыбаясь, усердно повторял брачные клятвы. "Подлец, - негодовала Линдсей, - его улыбка наглая ухмылка". Если бы Линдсей не знала, что он из себя представляет на самом деле, она бы поверила ему, до того искренне звучал его голос. Рядом с ним стояла улыбающаяся Стефани.
"Нет, нет, нет!" - безмолвно запротестовала Линдсей. За прошедший день она успела привязаться к сестре Алекса и не хотела, чтобы той причиняли боль.
Джеффри воплощал в себе все качества "идеального мерзавца". Он вел себя словно невинный ягненок, но под личиной благородного красавца скрывался коварный, самовлюбленный, вероломный тип. И чем-то, чем-то он напоминал ей Дэнни. Беззаботностью, что ли?
Несмотря на все проблемы, с которыми ей пришлось столкнуться, когда она жила с Дэнни, Линдсей хотелось верить, что их свадьба не была фарсом, что Дэнни был честен, когда клялся ей в вечной любви. Был ли? Теперь у нее появились сомнения.
Священник, высокий, грузный мужчина, прервал ее мысли:
- А потом я спрошу: "Если под сводами этой святой обители присутствует хоть один человек, который может назвать причину, мешающую этому мужчине и этой женщине сочетаться законным браком, пусть встанет и скажет об этом во всеуслышание. Сейчас или никогда".
Линдсей вздрогнула. Вот он - ее шанс удержать Стеф от опрометчивого шага! Спасти! Она уже поднялась со скамейки и открыла рот, как священник добавил:
- Разумеется, все промолчат. - Он широко улыбнулся. - Я уже двадцать лет венчаю пары, и еще ни разу никто не останавливал церемонию.
Линдсей села обратно. Чего она хочет? Кто она такая? Подруга Алекса, решившая обвинить уважаемого мистера Долана в непорядочности? Без доказательств? Джеффри кажется таким милым и славным, что никто не поверит ее словам.
- А затем я объявлю вас мужем и женой, продолжил священник. - Джеффри, вы поцелуете невесту. А потом вы повернетесь к гостям, и я представлю вас как мистера и миссис Долан.
У Линдсей закружилась голова. Она понимала, что грядет катастрофа, но не знала, как ее предотвратить.
- Джеффри, Стефани, вы первыми пройдете к алтарю, за вами последуют шафер и подружка невесты. Давайте отрепетируем.
Алекс провел краснощекую подружку невесты к алтарю. Линдсей позеленела от ревности. На Алексе был черный костюм, и он потрясающе смотрелся на фоне старинных фресок. Словно почувствовав ее взгляд, он обернулся и одарил ее лучезарной улыбкой. Кажется, ей пора перестать беспокоиться за Стефани и начать волноваться о себе. Линдсей вздохнула. Она была свежа и бодра как никогда. Мысль о том, что она единственный человек, не подозревавший о чувствах Алекса, забавляла ее.
Алекс, Алекс, Алекс... За все годы, что она его знала, он ни разу не подвел и не разочаровал ее. Он был нежным и заботливым. Он не лгал ей, и она доверяла ему.
- Готова? - спросил Алекс, подойдя к ней.
- Да.
Он взял ее за руку и повел к выходу.
- Мы едем на ужин в яхт-клуб вместе с Ионом.
- Хорошо, - пробормотала Линдсей.
- Так что ты думаешь о репетиции? "Что это самое гнусное лицедейство, которое мне когда-либо доводилось наблюдать!" - пронеслось у нее в голове.
- Было здорово, просто отлично, - сказала она вслух.
Алекс кивнул и увлек ее на улицу на стоянку автомобилей. Сгущались сумерки, и небо переливалось всеми цветами радуги. Где-то совсем недалеко шумел прибой.
- О, Алекс! - воскликнула Линдсей. -Какая красота!
Мягкая улыбка озарила его красивое лицо.
- Да, - тихо ответил он, - красота. "Какой же он замечательный!" подумала Линдсей и тихонько вздохнула.
- Я никогда не видела более прекрасного заката...
- Во Флориде все кажется прекрасным... спокойно заметил Алекс и посмотрел на нее. И в эту секунду время будто остановилось. Мир вокруг них перестал существовать. В воздухе витало лишь щемящее чувство близости и покоя.
- Эй, вы, двое! Вы готовы? - позвал из машины Ион. - Пора ехать!
От звука его голоса Линдсей вздрогнула и испуганно огляделась по сторонам. Как долго они с Алексом стояли, уставившись друг на друга? Несколько секунд? Несколько минут? Всю жизнь?
Она послушно уселась между Ионом и Алексом на переднее сиденье вместительного "кадиллака". За рулем сидел Ион. Его лицо, как всегда, ничего не выражало. Машина неслась на предельной скорости. Напряжение возрастало.
- Что с тобой, Ион, черт тебя дери? рявкнул Алекс, когда они выехали на прибрежное шоссе. - Сбрось скорость, иначе мы сорвемся с обрыва!
Ион немного сбавил газ, но все так же продолжал лихачить.
- Где находится яхт-клуб?
- Недалеко. Вдоль пляжа к северу. Линдсей прокашлялась и сказала, чтобы хоть как-то сгладить ситуацию:
- Репетиция прошла очень неплохо. Надеюсь, что завтрашняя церемония тоже удастся на славу.
- Никогда не знаешь наверняка, - угрюмо заметил Ион. - Иногда рушатся даже самые идеальные браки.
Линдсей вопросительно глянула на Алекса. Тот покачал головой и вздохнул.
- Успокойся, братишка. Сейчас не время себя жалеть.
- Разумеется! - саркастически усмехнулся Ион. - Мы ведь должны внушить Стеффи иллюзию о счастливой жизни! Ничего, вскоре после церемонии она поймет, что все эти клятвы и обеты - ничто! Ложь! Мыльный пузырь! В наше время уже не существует понятия "пока смерть не разлучит нас"...
В кабине повисла гнетущая тишина. Линдсей поежилась. "Пока смерть не разлучит нас". Трагический конец. Возможно, Ион прав. Если бы Дэнни не умер...
- Ради Бога, Ион, Линдсей вовсе не обязательно выслушивать твои излияния! -Алекс взял ее за руку и укоризненно посмотрел на брата.
Ион чертыхнулся себе под нос и обратился к Линдсей:
- Прости меня, я не думал, что говорил. Я не имел в виду тебя...
- Все нормально. Ион, - быстро ответила она. - Очевидно, у тебя какие-то проблемы. Ты огорчен. Я понимаю, что ты не хотел меня обидеть.
- Господи, Линдсей, меньше всего я заслуживаю твоего сочувствия! Просто не обращай на меня внимания: я говорю глупости.
В его голосе звучало столько искренности, а глаза светились таким неподдельным раскаянием, что Линдсей не смогла удержаться от ободряющей улыбки.
- Я ужасно проголодалась и с удовольствием перекусила бы где-нибудь.
Алекс вздохнул с облегчением и расслабился. Морщинки на его лице разгладились, и оно приобрело свое обычное безразлично-невозмутимое выражение. Его ладонь все еще сжимала руку Линдсей, и снова возникло ощущение безграничной близости, переполняющей их обоих. Машина неслась вдоль пляжа на север...
Ион аккуратно припарковался возле яхт-клуба. Алекс открыл дверцу машины и вылез наружу, Линдсей последовала за ним. Прохладный морской ветер ударил ей в лицо. В бескрайнем небе россыпями сияли тысячи звезд. Линдсей подумала, что впереди ее ждет потрясающий вечер, полный приятных сюрпризов и открытий.
Алекс завладел рукой Линдсей и увлек девушку за собой в здание клуба. Его прикосновения казались такими властными и нежными одновременно, что Линдсей хотелось кричать от радости. Под ногами хрустели ракушки, совсем рядом плескалась вода. Открывался чудесный вид на залив. Семья Алекса и Доданы уже собрались на просторной террасе и начали праздничный ужин.
Мать Джеффри, статная, элегантная женщина, встала из-за столика и громко объявила:
- Господа, прошу внимания! Генри только что доложил мне, что все готово к ужину. Столы накрыты в большом зале. Будьте добры, следуйте за мной.
Краем глаза Алекс заметил, как мужчина в белом смокинге, очевидно официант, протянул Стефани тоненький конверт. Удивленная девушка распечатала его, быстро прочла, пробормотала какие-то извинения Джеффри и торопливо направилась в дамскую комнату. Алекс вздрогнул. Его охватило неясное предчувствие надвигающейся беды. Он инстинктивно дернулся, борясь с желанием догнать сестру.
- Эй, что-нибудь стряслось? - тихо проговорила Линдсей, легонько касаясь рукой его плеча.
Алекс моргнул, словно очнувшись от забытья.
- Ничего, - буркнул он и выдавил из себя улыбку. - Просто я умираю с голоду. Наверное, это морской воздух так на меня действует.
Он взглянул на нее долгим, пронизывающим взглядом, в котором ясно читалось огненное желание. Похоже, он уже не мог справляться со своими чувствами. Его непреодолимо влекло к Линдсей, и он боялся, что однажды не сможет справиться с искушением и тогда...
В зале был устроен маленький фуршет - крекеры, креветки, устрицы, обилие фруктов, пунш и, конечно же, шампанское. Алекс сделал вид, что наслаждается едой, и изо всех сил пытался поддержать непринужденный дружеский разговор, но все безуспешно.
Минуты тянулись чрезвычайно медленно, а Стефани все не появлялась, как, впрочем, и Джеффри, бесследно исчезнувший вслед за ней. Мать Алекса и миссис Долан не сводили обеспокоенных глаз с дверей. Наконец к ним подошел мистер Трент.
- Кажется, Стефани и Джеффри нас покинули... - в недоумении развел руками он.
- Покинули? - переспросила миссис Трент. - Как они могли уйти? Ведь это ужин в честь них!
Мистер Трент покачал головой.
- Не имею понятия. Метрдотель сказал, что они вели очень оживленную беседу, когда уходили.
- Мне это совсем не нравится, - нахмурилась мать Алекса.
- Мне тоже, - отозвалась миссис Долан.
- Боюсь, Джеф опять в своем репертуаре, покачал головой мистер Долан. Стефани такая хорошая девочка! Я от всей души надеялся, что ей удастся образумить этого бездельника.
- Ну, и что нам теперь делать? - осведомился мистер Трент. - Предложения есть?
- Будем ужинать без жениха и невесты, ответила его жена.
В разговор вмешался Ион:
- Виспер-Кей не такой уж большой остров. Хотите, я поезжу по округе и поищу наших голубков?
- Тебе не трудно? - просительно улыбнулся мистер Долан. - Я был бы тебе очень признателен.
- Нет проблем. - Ион поставил наполовину пустой бокал с шампанским на столик.
- Помощь нужна? - спросил Алекс. Ион отрицательно тряхнул головой.
- Оставайся здесь, братишка. Я скоро вернусь.
- Алекс, у меня дурное предчувствие... прошептала Линдсей.
Он повернулся к ней, легкая улыбка играла на его губах.
- Я уверен, что мы зря беспокоимся. У Стефани и Джеффри завтра свадьба. Должно быть, они просто хотят немного побыть наедине.
- Да, но...
- Никаких "но". Я знаю свою сестру. Она в состоянии о себе позаботиться. С ней все будет хорошо.
- Если ты в этом уверен... - жалобно протянула Линдсей.
- Абсолютно, - твердо заявил Алекс и привлек ее к себе. - Хватит беспокоиться за Стеффи. Давай лучше что-нибудь поедим, а то, боюсь, от креветок скоро ничего не останется: вон как подружка невесты на них набросилась - уплетает за обе щеки!
Сорок пять минут спустя на подмогу Иону отправились мистер Долан с племянником. В зале царила гробовая тишина. Алекс тоже был очень напряжен. Хотя его напряжение можно было списать скорее на близость Линдсей, чем на отсутствие Стефани.
Линдсей была совсем рядом, и от жара, исходившего от ее гибкого тела, у Алекса перехватывало дыхание и темнело в глазах. Чтобы хоть как-то себя отвлечь, он пил уже четвертый бокал обжигающего пунша.
- Они не вернутся, - наконец сказала миссис Трент.
- И что нам теперь делать? - поинтересовался мистер Трент, тщетно пытаясь скрыть волнение.
- Ну, не можем же мы всем говорить, что Стеффи ушла пудрить носик. Гости перестали этому верить еще час назад, - вздохнула миссис Долан. - Надо сказать им правду. Вечеринка окончена.
Миссис Трент потрепала подругу по плечу:
- Я обо всем позабочусь, Элис.
- Пора выбираться отсюда, - прошептал Алекс на ухо Линдсей, касаясь губами ее шеи.
- Но как? Ведь нас привез Ион...
- Мы пойдем пешком. Здесь недалеко.
- А как же Стефани? И твои родители? неуверенно проговорила Линдсей, словно боясь чего-то.
Но чего? Остаться наедине с Алексом?
- Может, нам стоит подождать и помочь в случае чего? - Она облизала пересохшие губы.
- Помочь? - нетерпеливо переспросил Алекс. - Пока Стефани и Джеффри не вернутся, никто не сможет ничего сделать.
Линдсей продолжала колебаться.
- Хорошо, - вздохнул Алекс. - Я поговорю с мамой, и, если она попросит нас остаться, мы останемся.
Он направился к родителям и через минуту вернулся.
- Зеленый свет! - провозгласил он. - Мамочка просто-таки настаивает, чтобы мы отправились восвояси. - Алекс взял ее под локоть. - Пошли?
Линдсей покорно кивнула.
Они вышли через черный ход и попали прямо на пляж. На морской глади ослепительно переливалась лунная дорожка. Было прохладно. Линдсей поежилась. Алекс снял пиджак и заботливо набросил ей на плечи.
- Спасибо, - пролепетала она. Он улыбнулся.
- Ласковое солнышко Флориды избаловало тебя. Что же ты будешь делать, когда вернешься домой?
- Мерзнуть, - призналась Линдсей. Ее пухлые алые губы улыбались особенной улыбкой, словно обещали упоительный восторг тому, кто осмелится их поцеловать. Алекс откашлялся и тихо сказал:
- Что ж, в этом я тебе помочь не в силах, однако... - его сильные руки обвились вокруг ее плеч, - возможно, я могу предпринять кое-какие шаги, чтобы согреть тебя прямо сейчас.
- Может, п-п-пройдемся? - заикаясь, предложила Линдсей.
- Да, можно попробовать. - Алекс даже не пытался скрыть свое разочарование.
Молча они побрели к дому. Пройдя несколько шагов, Линдсей остановилась.
- Нет, хватит с меня. Каблуки и песок вещи несовместимые. - Она оперлась на плечо Алекса и сбросила надоевшую обувь. -Так гораздо лучше! - заявила она, ступив босыми ногами на прохладный шелковистый песок.
Алекс потряс головой. Секунду назад она казалась робкой и добродетельной, а теперь ее грудь бурно вздымалась, глаза горели, как у дикой кошки. Воистину эта женщина сводит его с ума!
- Пойдем...
- Ладно, - согласилась она, таинственно улыбаясь. - Как хочешь, Алекс.
- Будь осторожна, Линдсей, - предупредил он, удивленный нежностью в ее голосе. -Ты не знаешь, чего я хочу.
Она вздохнула, набираясь смелости.
- По-моему, пришло время сказать, чего ты хочешь, Алекс.
Он пристально посмотрел на нее, а потом вдруг притянул ее к себе, и их губы встретились.
От него пахло шампанским, мятными конфетами и еще чем-то. Линдсей с жадностью наслаждалась его неистовыми поцелуями, от которых у нее кружилась голова и подкашивались ноги. У него были теплые губы и умелые, ласковые руки. Линдсей застонала от удовольствия. У нее больше не было сил отрицать очевидное. Еще никогда она не испытывала такого всепоглощающего желания. И такого наслаждения. Туфли выпали у нее из рук, пиджак сполз с плеч. Губы Алекса касались ее обнаженной кожи.
- Как далеко дом? - спросила она, тяжело дыша.
- Слишком далеко... - пробормотал он. Где-то звучали чьи-то голоса.
- Алекс, - шепнула Линдсей, - я правда думаю, что нам нужно добраться до дома.
Он не стал спорить.
Подобрав свои вещи, они медленно пошли к дому. К тому времени, когда они добрались до веранды, их тела изнемогали от желания. Дрожащими пальцами Алекс открыл дверь в свою комнату, и через несколько секунд они упали на его кровать. Еще мгновение - и платье Линдсей лежало на полу, как и рубашка Алекса.
- Ты такая красивая! - сказал он, целуя ее. - Такая красивая...
Линдсей вдруг подумала, что даже в лучшие минуты ее жизни с Дэнни она не испытывала ничего подобного.
- Я хочу тебя, Алекс! - простонала она.
- Ты даже не представляешь, как долго я ждал этих слов! - отозвался он.
- Как долго?
- С той самой секунды, когда я впервые тебя увидел.
Глава 8
- Что ты сказал? - не поверила Линдсей своим ушам.
Алекс что-то пробормотал, проклиная собственную болтливость. Линдсей нервно рассмеялась.
- Алекс, мы знаем друг друга тысячу лет! Он тяжело вздохнул, будучи не в силах вымолвить ни слова. Настало время признаний. Еще никогда Линдсей не была так доступна и близка. Одно дело было сказать ей, что он хочет ее, и совсем другое - признаться ей в любви.
- Мм... - промямлил он и отвел глаза. Властным жестом Линдсей коснулась его лица и заставила посмотреть ей в глаза.
- Алекс, почему ты молчал?
Он пожал плечами.
- Не находил слов.
- Не находил слов? - Линдсей оттолкнула его и зажмурилась. - Давай все выясним. Ты.., ты испытывал ко мне.., какие-то чувства в течение.., нескольких лет, но ни разу, ни разу не нашел слов, не выбрал подходящий момент, чтобы рассказать мне об этом?
- Линдсей, родная, когда я впервые встретил тебя, ты была слишком юна, ответил он, пытаясь сохранять спокойствие. -Твой отец был полицейским. Ты слышала когда-нибудь о совращении несовершеннолетних?
- Я давно выросла, Ал. Мне исполнилось восемнадцать. Почему же ты ничего не сказал?
- На то существует множество причин. Я получал степень бакалавра, а ты только поступала в колледж. Я думал, что у нас впереди вся жизнь, но...
- Но что?
Он в изнеможении закрыл глаза.
- ..но потом ты начала встречаться с Дэнни.
- Дэнни... - эхом повторила Линдсей. Алекс вздрогнул. Ему показалось, что он снова теряет ее. Возможно, ему не следовало сейчас вспоминать Дэнни.
- Дэнни был моим лучшим другом, Линдсей. Он доверял мне. Я не мог... Алекс запнулся. - Я бы никогда не встал ему поперек дороги.
Линдсей кивнула и отвернулась. Сдавленные рыдания сотрясали ее тело.
- Ты.., ты сейчас пытаешься сказать мне, что.., хотел меня все это время?
- Да.
Он попытался обнять ее, но она отпрянула, и, обескураженный такой реакцией, он отодвинулся.
- Дэнни умер, Ал, - еле слышно сказала она. - Он умер больше двух лет назад.
- Я знаю, что...
- Для человека, увлеченного мной, ты чересчур много времени уделял другим женщинам.
Холодная ярость в ее голосе ошеломила его.
- Линдсей, это не то, что ты думаешь...
- Это именно то, что я думаю! - Она резко встала с кровати и принялась одеваться. -Мы говорим не о двух-трех твоих подружках, Ал! Мы говорим о дюжинах! Возможно, сотнях...
- Не будь смешной, - возразил он. - Было не так уж много женщин!
- Ха! Кого ты пытаешься одурачить, Ал? Не удивлюсь, если в данный момент по твоей квартире в Сент-Луисе порхает какая-нибудь очередная пташка, претендующая на звание "постоянной подруги Александра Хейла Трента". Бедняжка, как же она заблуждается!
Алекс даже присвистнул от изумления. С чего она взяла, что он неискренен? Он тоже встал и решительно подошел к ней. Он ждал этого момента всю жизнь. Не может же он так просто дать уйти единственной женщине, которую любит!
- Линдсей, дорогая...
- Замолчи, Ал!
Опять она назвала его Алом - дурной знак. Это значит, она чертовски сильно на него злится. Он стиснул зубы.
- Господи, Линдсей, откуда у тебя такой бред в голове? Я все могу объяснить...
- Я не хочу слышать твоих оправданий! С меня хватит. Я уже наслушалась.
"Уже наслушалась"? Алекс смутился. Его сердце предательски сжалось. В глазах Линдсей блеснули слезы.
- Линдсей, прости...
- Знаешь, если бы каждый раз, когда мужчина просил у меня прощения, мне давали по доллару, я сейчас была бы миллионершей!
Алекс смутился еще больше. Его терзало смутное ощущение того, что речь шла не только о нем. Казалось, будто его слова разбередили старые раны в душе Линдсей и всколыхнули давно забытые обиды.
Линдсей пошла к двери, ведущей в ее спальню, и паника охватила Алекса. Он не мог ее отпустить!
- Линдсей, подожди! - с мольбой в голосе попросил он и схватил ее за руку.
- Я уже достаточно ждала, Ал. - Она отняла руку. - Если бы твои намерения по отношению ко мне были серьезными, ты бы попытался поговорить со мной гораздо раньше.
- Линдсей, ты ведь не думаешь, что...
- О да, Ал, думаю. - Одинокая слеза побежала по ее бледной щеке. - Я не хочу иметь ничего общего с человеком, решившим меня соблазнить, а потом, вдоволь попользовавшись, выбросить как ненужную тряпку! Мне больно, черт возьми!
И, не говоря больше ни слова, она выскользнула из комнаты. Щелкнула задвижка. Алексу показалось, что у него остановилось сердце.
Линдсей ушла.
Что-то похожее на злость шевельнулось у него в груди. Он заставит ее выслушать его!
В сотую долю секунды он преодолел расстояние от кровати до двери, поднял руку, чтобы постучать, и.., услышал приглушенные рыдания.
Линдсей плакала.
Алекс прислонился лбом к двери и закрыл глаза. Криками и уговорами он ничего не добьется, только еще больше огорчит Линдсей. Он ждал этого момента десять лет может подождать еще немного.
Со стоном он побрел обратно к кровати и рухнул на помятые простыни. Воспоминания о сладких поцелуях Линдсей сводили его с ума. Он сказал ей, что хочет ее, что всегда ее хотел, а она восприняла это как недостойное предложение.
Алекс беспомощно огляделся. Сегодня он не мог оставаться в этой комнате. Ему нужно было выпить. Он думал лишь об одном: как бы заставить умолкнуть отчаянно бьющееся сердце.
- Стефани, солнышко, - звучал тихий голос миссис Трент. - Расскажи нам, что стряслось.
Семья Трент собралась в гостиной. Алекс присоединился к родным. Он-то надеялся посидеть в тишине и выпить, а теперь ему полночи придется разбираться в проблемах сестры.
Он налил себе виски и выжидающе уставился на Стефани. Она напряженно морщила лоб и кусала губы. Ее глаза лихорадочно блестели, а по щекам разлилась мертвенная бледность. Сейчас она была похожа на чем-то встревоженного подростка. Впрочем, для Алекса она навсегда останется ребенком крошкой сестрой, нуждающейся в защите и опеке старшего брата.
- Свадьба отменяется, мама, - отчеканила Стефани.
"Большой сюрприз! - подумал Алекс. -Все поняли, что свадьбы не будет, когда вы с малышом Джефом исчезли с праздничного ужина!"
- Но почему, дорогая? - продолжала настаивать миссис Трент.
- И где ты пропадала весь вечер? - вмешался мистер Трент. - Гости прождали вас с Джефом несколько часов! Ты могла хотя бы оставить записку!
- Прости, папочка. - Стефани едва сдерживала слезы. - Я просто была немного занята.
- Чем же? - потребовал разъяснений мистер Трент. - Где ты была? Мы повсюду тебя разыскивали!
Ион кашлянул.
- Я.., мм.., нашел их на городском пляже возле "Кокосовой хижины".
- На городском пляже? - Миссис Трент пребывала в крайнем замешательстве. Дорогая, если ты хотела пройтись по пляжу, почему потом не вернулась?
На защиту сестры встал Ион:
- Я не думаю, что у нее был выбор, мама.
- Джеффри похитил меня, - объяснила Стефани. - Эта крыса уговорила меня поехать с ним, чтобы мы могли спокойно поговорить. А когда я захотела уйти, он меня не отпустил.
Миссис Трент нахмурилась.
- Милая, это ужасно! Джеффри казался таким милым! Я не могу поверить, что он...
- Он не любит меня, мама, - более спокойно проговорила Стефани. - Наши отношения его не устраивали. Слава Богу, я вовремя узнала, что за ничтожество скрывается за маской улыбчивого романтика. Ничтожество!
- Стефани, пожалуйста, - снова вмешался мистер Трент. - Я понимаю, что ты расстроена. Мы все пытаемся тебя понять. Ты только скажи, что произошло...
- Если вы хотите знать, что произошло, я отвечу. - Стефани опустила глаза. - Джеффри мне изменял. Он встречался с другими женщинами, хотя мы были помолвлены.
Алекс вздрогнул и побледнел.
- Так-так, - процедил он сквозь зубы, так-так...
- Ты уверена? - спросила миссис Трент.
- Уверена ли я? - Стефани горько усмехнулась. - Да, я уверена! И у меня есть на то причины! Один "друг", пожелавший остаться неизвестным, оказался настолько великодушен, что решил предупредить меня о том, за кого я выхожу замуж. Я получила письмо.
"Письмо!" - вспомнил Алекс. Тот самый конверт, который официант вручил Стефани перед ужином! Ему следовало повиноваться инстинкту и пойти за сестрой! Он еще крепче сжал в руке стакан с виски. Если бы только Линдсей согласилась выйти за него, он бы тут же напрочь забыл о существовании других женщин.
- Стефани, возможно, ты все не правильно поняла...
- Ради Бога, мама! У меня есть фотография, на которой ясно запечатлено, как мой бывший жених целуется с моей лучшей подругой на нашей веранде в день нашей помолвки!
- О Господи! - воскликнула миссис Трент.
Алекс со стуком поставил стакан на кофейный столик и вышел на середину комнаты.
- Где этот ублюдок? - мрачно поинтересовался он.
- Не волнуйся, братец, - ухмыльнулся Ион. - Стефани уже позаботилась об этой скотине. К тому времени, когда я их нашел, у Джеффри была разбита губа, а под глазом светился роскошный "фонарь". Наша сестричка здорово отделала его, когда он отказался отвезти ее домой. А я добавил.
Алекс с восхищением поглядел на сестру. Она стояла, гордо вскинув голову, упрямая, несгибаемая, не выказав ни малейшего признака жалости к себе. В эту секунду Алекс понял, что она со всем справится. В конце концов, она выросла в обществе двух несносных старших братьев-раздолбаев, которые беспрестанно подтрунивали над ней. Какого-то Джеффри Долана недостаточно, чтобы сломить ее.
- Жаль, меня там не было, - угрюмо прокомментировал Алекс.
- Зато там был я, - похвастался Ион. - И я отделал этого мерзавца по полной программе. Вряд ли он когда-нибудь еще осмелится подойти к Стефани на расстояние пушечного выстрела.
- Боже мой, разумеется, ты не можешь выйти замуж за Джеффри! - заявила миссис Трент. - Он не заслуживает тебя, Стефани. Впрочем, должна признать, я немало разочарована. Я надеялась, что к концу недели мне удастся пристроить второго ребенка. Выходит, теперь у меня опять один только малыш Ион счастлив в семейной жизни.
По лицу Иона Алекс понял, что сейчас разразится буря.
- Мама, папа, - начал Ион, - мне надо вам кое-что сказать.
Мистер и миссис Трент обменялись изумленными взглядами и повернулись к своему старшему сыну, к их Золотому Мальчику, никогда не совершавшему никаких ошибок.
Ион глубоко вздохнул и продолжил:
- У нас с Рэйчел возникли проблемы. Мы разъехались.
- О Ион! Только не ты! - Миссис Трент закрыла лицо руками.
- Это серьезно, сынок? - только и спросил мистер Трент.
- Да, пап, это очень серьезно.
- Что происходит с этой семьей? - застонала миссис Трент. - Почему никто не может остепениться? - Она бросила взгляд на Алекса и улыбнулась. - Хотя не все еще потеряно. Линдсей такая милая девушка, Александр!
- Мама, сейчас не время! - прорычал Алекс.
- Точно, мама, - сказала Стефани. -Алексу повезло, что он еще не женат. Так держать, Ал! Не позволяй себя окрутить!
Волнение в голосе выдало ее. Стефани было мучительно больно, а он, ее брат, настолько зациклился на собственных проблемах, что не знал, чем может ее утешить. Громко всхлипнув, Стефани бросилась прочь из комнаты.
- Я поговорю с ней, - вызвался Алекс. -Если сейчас мы все начнем приставать к Стефани со своим сочувствием, станет только хуже.
- Хорошо, Алекс, - неохотно кивнула миссис Трент. - К тому же нам с папой необходимо поговорить с твоим братом. - Она многозначительно посмотрела на Иона. - Нам есть что обсудить.
На лице Иона ясно читалось: "Помогите!" Покачав головой, Алекс вышел из гостиной. К счастью, ему удалось избежать одной из маминых фирменных нравоучительных лекций о семейных ценностях.
Солнечные лучи сквозь занавески пробрались в ее комнату и обдали ее своим теплом, но Линдсей все еще знобило. Она прислушивалась к шуму волн, и каждый всплеск отдавался у нее в голове нестерпимой болью. Пахло чем-то приятным.
Какое чудесное субботнее утро! Превосходный день для венчания.
Жаль, что ее там не будет.
Линдсей взглянула на часы. Проведя бессонную ночь, терзаемая сомнениями, после долгих размышлений она наконец взяла в руки телефон, позвонила в авиакомпанию и поменяла билет. Меньше чем через два часа она сядет в самолет, который унесет ее домой, и если ей повезет, она уедет до того, как Алекс заметит ее отсутствие.
Алекс. Мысли о нем не давали ей спокойно дышать. Она никогда не сможет забыть о том, что произошло между ними прошлой ночью. Она вообще сомневалась, что когда-нибудь сможет его забыть. Ее воспаленные губы еще хранили вкус его поцелуев. Линдсей вздохнула. Почему же Алекс, нежный, внимательный, любящий Алекс, вдруг так сильно напомнил ей Дэнни?
В чем-то они были очень похожи. Они оба были очень красивыми, мужественными и обаятельными. Балагуры и весельчаки, они умели очаровать и заворожить. Умели беззастенчиво лгать. Сколько раз Дэнни смотрел ей в лицо и плел на скорую руку придуманные небылицы! Если бы она только была мудрее! Если бы вовремя заметила предательскую испарину у него на лбу, если бы обратила внимание на его мутный, блуждающий взгляд, если бы не была так слепа...
Кто-то тихонько постучал в дверь. У Линдсей внутри все сжалось.
- Лин?
Ее пульс участился, когда она услышала его голос.
- Одну минуту, - дрожащим голосом отозвалась она.
Быстро вскочив, Линдсей подбежала к зеркалу и не без удовлетворения заметила, что прозрачная бледность лишь придала ей очарования.
Алекс был все еще одет во вчерашний костюм, изрядно помятый во время их ночных ласк. Его волосы растрепались, он был небрит и выглядел ужасно. Линдсей едва справилась с желанием прижать его к себе и утешить.
- Можно я войду? - спросил он. Она закусила губу. Несмотря на боль, которую он ей причинил, она все же не могла отрицать, что ее отчаянно влекло к нему.
- Линдсей, мне нужно поговорить с тобой. Я бы предпочел, чтобы мы побеседовали здесь, но, если после вчерашнего ты меня боишься, мы можем пойти куда-нибудь в людное место.
Линдсей уставилась на него. Как же разительно он отличался от прежнего Алекса хладнокровного и невозмутимого.
- Мы можем поговорить здесь? - В его глазах промелькнул зловещий огонек. Или ты хочешь присоединиться к моей семье на кухне и обсудить с ней создавшуюся ситуацию? Не сомневаюсь, мамочку очень заинтересуют подробности нашей личной жизни.
- Личной жизни? - Линдсей обрела дар речи. Она втащила Алекса внутрь и захлопнула за ним дверь. - Ты с ума сошел! Чокнутый!
- Да, я сошел с ума. Я помешался. Я не могу без тебя! - выдохнул он, схватил ее за руку и легонько коснулся губами ее ладони.
Линдсей отдернула руку.
- Алекс, я уже сказала тебе вчера...
- Я слышал, что ты сказала, Линдсей. Поэтому я здесь. Нам нужно поговорить. Я должен кое-что объяснить.
- Я не в настроении выслушивать твои объяснения, - твердо заявила она и на всякий случай сделала шаг назад.
Алекс стоял перед ней такой суровый и угрюмый, каким она его никогда не видела. В его глазах было что-то угрожающее. От него пахло морем и.., виски. Глаза Линдсей расширились.
- Ты пил?
Он улыбнулся своей обыкновенной ленивой улыбкой, обнажающей ряд сверкающих, ровных, белых зубов.
- Чуть-чуть.
От неожиданности этого открытия Линдсей неуклюже плюхнулась на кровать рядом со своим чемоданом.
- А это еще что такое, черт возьми?! - нахмурился Алекс.
У Линдсей засосало под ложечкой. Алекс, которого она знала, был спокойным и разумным. Алекс, который стоял перед ней сейчас, производил впечатление человека неуравновешенного, эмоционального и непредсказуемого. Кто знает, что у него на уме? Кто знает, что он сделает в следующее мгновение?
Линдсей отважно подняла голову и встретила его жесткий, немного сумасшедший взгляд.
- Это мой чемодан. Ал.
- Ты уезжаешь? - вполне искренне удивился он.
У нее во рту пересохло, и она судорожно облизала губы.
- Мой самолет вылетает через два часа.
- И ты не собиралась сообщать мне о своем отъезде... - бесстрастно констатировал он.
У Линдсей вырвался нервный смешок.
- Конечно, собиралась. Я оставила тебе записку.
Алекс обвел глазами комнату и заметил клочок бумаги, лежащий на тумбочке. Он взял записку и прочитал нацарапанные на ней неровным почерком слова: "Алекс, прости, что не смогу присутствовать на свадьбе, но я нужна дома. Линдсей".
- Джейми заболел?
- Нет...
- В доме был пожар?
- Нет, но...
- Твой брат оскорбил еще одного родственника мэра?
Линдсей обдала его ледяным, презрительным взглядом.
- Разумеется, нет...
Его голубые глаза яростно сверкнули.
- Тогда какого черта ты уезжаешь?
Линдсей молчала.
- Хочешь уехать? - рявкнул Алекс. -Ладно. Я еду с тобой.
Он развернулся и пошел к себе в комнату.
- Ты не посмеешь! - Линдсей вскочила с кровати.
- Еще как посмею, милая. Сама же говорила, что дома меня наверняка ждет какая-нибудь пташка, "претендующая на звание очередной подруги Александра Хейла Трента". Хотя это тебя и не касается, не премину заметить, что не люблю заставлять людей ждать.
Линдсей вспыхнула.
- Ал, ты не можешь сейчас уехать, - почти умоляюще произнесла она. Сегодня твоя сестра выходит замуж.
Алекс вздрогнул при упоминании о Стефани. Вся его бравада мгновенно улетучилась, глаза потухли.
- Свадьбы не будет, - глухим, бесцветным голосом сказал он. - Невеста передумала.
Глава 9
Спустя час сорок пять минут Алекс стоял в аэропорту, ожидая своей очереди, чтобы предъявить билет на самолет. Он едва держался на ногах, так как всю ночь не сомкнул глаз. Сначала он утешал малютку Стефани, выслушивал ее жалобы и обвинения в адрес Джеффри, потом убеждал мать не вмешиваться в жизнь Иона. И вот, как только он собрался забраться в кровать и выспаться, Линдсей заявляет, что уезжает!
Он поднял глаза и с тоской посмотрел на женщину, стоявшую впереди него. Линдсей упорно делала вид, что знать его не знает. Она игнорировала все его попытки завязать разговор, а когда он хотел помочь ей нести чемодан, в ответ услышал: "Мне не нужна помощь, благодарю".
Наконец им разрешили подняться на борт. Алекс едва не выругался от злости, когда выяснилось, что их места располагаются в разных концах салона. Еще бы! Ведь Линдсей позвонила в авиакомпанию и поменяла билет гораздо раньше его.
Линдсей невозмутимо заняла свое место, но Алекс не отставал от нее:
- Нам надо поговорить.
Сзади него кто-то тихо кашлянул, давая понять, что он загородил проход. Линдсей покраснела.
- Ал, сейчас не время.
- Ты не стала говорить со мной дома, не стала говорить со мной по пути в аэропорт... Когда же, черт побери, ты найдешь для меня время?!
Он сам не заметил, как повысил голос, и взгляды всех пассажиров обратились к ним. Линдсей втянула голову в плечи. Пожилая женщина внушительной комплекции легонько подергала Алекса за рукав пиджака и указала на место рядом с Линдсей:
- Голубчик, не соблаговолите ли меня пропустить?
Алекс вздохнул и посторонился.
- Прошу прощения, мадам. Мне просто нужно поговорить с моей.., подругой.
- Где вы сидите? - поинтересовалась почтенная леди.
- Вон там, мадам.
- По-моему, - женщина прищурилась, вы надеетесь, что я предложу вам поменяться местами...
Алекс тупо заулыбался, не веря своему счастью.
- Так вот, и не мечтайте! Я специально купила билет, чтобы сесть поближе к кабине пилота. Так что в сторону, молодой человек! Я хочу пройти на свое место.
Линдсей удовлетворенно хмыкнула. Алекс послал ей многозначительный взгляд и поплелся к своему креслу. Он чувствовал себя абсолютно разбитым и рассчитывал, что по крайней мере сможет немного поспать во время полета, но и тут ему не повезло. Его соседкой оказалась молодая мама с агукающим ребенком на руках. Малыш немедленно проникся симпатией к дяде в соседнем кресле, потянул к нему ручонки и что-то залепетал.
Алекс поймал на себе сочувствующий взгляд Линдсей и вяло улыбнулся. Затем он откинулся назад и тотчас провалился в глубокий сон. Разбудил его мелодичный голос стюардессы:
- Сэр, пожалуйста, приведите свое кресло в вертикальное положение.
Алекс открыл глаза и потряс головой. Ребенок, заметивший, что дядя проснулся, радостно запищал и одарил Алекса беззубой улыбкой. Самолет благополучно приземлился.
Алекс нагнал Линдсей уже возле багажного конвейера.
- И все-таки мы поговорим.
- Не хочу.
- Скажи хотя бы, почему ты так злишься?
- А ты не догадываешься? Алекс стиснул зубы. Наклонившись к Линдсей, он прошептал:
- Я сказал, что ты мне нравишься.., давно нравишься. Что в этом дурного? Любая другая женщина была бы польщена...
- Я не любая женщина.
- Это точно.
- Что это значит?
- Ничего, просто...
- Что - просто? Алекс вздохнул.
- Линдсей, Дэнни умер два года назад. Ты ни с кем не встречалась. У тебя.., мало опыта. Мне кажется, ты боишься...
- Боюсь чего? Мужчин?
- Вероятно...
- С чего ты взял, что я не встречаюсь с другими мужчинами?
Его сердце отчаянно забилось.
- Но ты ведь не встречаешься, правда?
- Ал, ты безнадежен.
- Безнадежен? Как это понимать? И прекрати называть меня Алом. Линдсей усмехнулась.
- Я имею в виду, Ал, что ты чересчур рьяно блюдешь мою нравственность.
Она схватила свой чемодан и бегом бросилась к выходу. Алекс чертыхнулся, взял свою сумку и последовал за ней. Когда он выбежал из здания аэропорта, Линдсей как раз садилась в такси.
- Милая, - сказал он, поймав ее за руку, я устал от твоих недомолвок! Я устал от твоих упреков! Я их не заслуживаю!
В глазах Линдсей блеснули слезы, и сердце Алекса сжалось.
- Поговори со мной, родная... - тихо попросил он. - Кто-то поколебал твою веру в мужчин, но это не я.
Долго сдерживаемые слезы брызнули у нее из глаз.
- Не притворяйся, что ничего не знаешь, Алекс... - шепнула она.
- О чем ты?
- Ты был лучшим другом Дэнни.
- И?..
Алекс почувствовал, что ему предстоит услышать что-то, о чем он предпочел бы не знать.
- Я думала, он обо всем тебе рассказывал. - Линдсей качнула головой. Дэнни не пропускал ни одной юбки. У него была другая женщина. Он клялся мне в вечной любви, а на самом деле подло меня обманывал.
Алекс стоял как громом пораженный. Линдсей уже не пыталась скрыть душившие ее слезы.
- Ты прав, Алекс, я боюсь. До смерти боюсь, что никогда не смогу доверять мужчине.
С этими словами она села в такси и уехала. На этот раз Алекс не пытался ее остановить.
Линдсей как раз успела забрать Джейми у Сэнди и отнести чемодан в спальню, когда раздалась настойчивая трель дверного звонка. Линдсей точно знала, кого она увидит на пороге.
Это был Алекс. Его лицо было мертвенно-бледно, а в глазах светилась такая боль, что Линдсей невольно пожалела о своей откровенности.
- Ты не можешь просто так заявить мне, что Дэнни тебе изменял, а потом взять и уйти! - выпалил Алекс.
Линдсей беспомощно развела руками. Она хорошо знала Алекса и понимала, что он не отстанет. Сколько раз она пыталась его оттолкнуть, а он лишь еще больше распалялся в своем стремлении завладеть ею.
- Алекс, ты зря пришел, - тихо сказала она. - Что пользы ворошить прошлое?
- Польза есть. Ты завязла в прошлом и поэтому боишься мне доверять. Я не знал, Линдсей, поверь мне! Дэнни ни словом не обмолвился... - Он запнулся. В его глазах промелькнуло нечто, похожее на ненависть. Он опустил голову. Линдсей терпеливо ждала. - Когда мы были молодыми, - продолжил он, - Дэнни всегда ухитрялся переворачивать все с ног на голову. Он вечно попадал в такие переделки, из которых не мог самостоятельно выпутаться. Рик и я только и делали, что вытаскивали его из всяких передряг. Если бы он признался мне, что у него интрижка, я бы ни за что не позволил ему причинить тебе боль. Откровенно говоря, я бы уничтожил его за это. Наверное, в глубине души он догадывался о моих чувствах к тебе и поэтому ничего не рассказывал знал, что я не стану его покрывать.
Он был искренен - в этом не было никаких сомнений. Как же она хотела ему верить! Но это было невозможно. Рана, нанесенная ей изменами Дэнни, была слишком глубока, а воспоминания - слишком болезненны.
- Дядя Алекс! - позвал выбежавший в коридор Джейми. - Где мои ракушки?
В первый раз за весь день улыбка озарила лицо Алекса.
- Прости, дружок, они остались у меня в чемодане. Давай я привезу их тебе в следующий раз, когда приду к вам?
У Линдсей перехватило дыхание. Он собирается прийти опять?
- Завтра? Ты придешь завтра? - настаивал Джейми.
- Посмотрим, - рассмеялся Алекс. Сквозь распахнутую входную дверь в холл ворвался холодный ноябрьский ветер.
Алекс поежился.
- Тебе лучше вернуться в комнату, малыш, - посоветовал он крестнику.
- А тебе лучше пойти со мной, дядя Алекс! Давай поиграем!
Алекс вопросительно поглядел на Линдсей.
- Разумеется, проходи, Алекс. Джейми не хочет, чтобы ты уходил, откликнулась она.
"Джейми не хочет, чтобы ты уходил". Намек ясен. Она дала понять, что позволяет ему войти только из-за Джейми.
В последующие несколько минут Алекс целиком был поглощен общением с крестником, а Линдсей получила возможность перевести дух. Она отправилась в свою комнату и принялась распаковывать вещи. Очень скоро Джейми, пропустивший из-за внезапного приезда матери дневной сон, начал сладко зевать.
- По-моему, тебе не помешает поспать, приятель! - улыбнулся Алекс.
Джейми не стал спорить и направился к себе в спальню.
- Эй, - Линдсей укоризненно посмотрела на сына, - а сказать "пока" дяде Алексу?
- Пока, дядя Алекс! - крикнул Джейми и исчез в своей комнатке.
Линдсей неуклюже потопталась на месте и, заикаясь, сказала:
- Я пойду посмотрю, как он там. Алекс терпеливо кивнул, явно не собираясь никуда уходить. Линдсей вздохнула и пошла к сыну. Когда она вернулась, Алекс, словно раненый зверь, метался по гостиной. Завидев Линдсей, он остановился и посмотрел на нее странным пылающим взглядом. Линдсей вздрогнула и невольно попятилась к входной двери.
- Тебе пора, Алекс.
Через мгновение он преградил ей дорогу.
- Мы еще не поговорили, Линдсей. Она подняла на него глаза и густо покраснела.
- Нам не о чем говорить, Алекс.
- Ты не права, милая, - Алекс придвинулся ближе. - Нам есть о чем поговорить.
Линдсей инстинктивно дотронулась рукой до его груди, пытаясь его отстранить, и тут же отдернула ее. От Алекса веяло таким жаром, что она испугалась.
- Хорошо, Алекс, - предпочла согласиться она. - Я верю тебе. Я верю, что ты ничего не знал о похождениях Дэнни. А теперь... -Она перевела дух. - Если ты не возражаешь, я хочу немного побыть одна.
- Немного? Как долго? Неделю? Год? Или, может быть, всю жизнь? - Он стиснул зубы. - То, как с тобой поступил Дэнни, непростительно. Но у тебя нет ровным счетом никаких оснований судить всех мужчин одинаково!
- Я не сужу...
- О да! Именно это ты и делаешь. Линдсей сделала шаг назад и уперлась спиной в дверь.
- Лин, подумай хорошенько, не торопись! У тебя был печальный опыт с мужчиной, которого ты любила, - понизив голос, он приблизился к ней. - Но мы все разные! Дай себе шанс, Линдсей! Дай себе шанс разобраться в собственных чувствах! Дай мне шанс доказать тебе, что не все еще потеряно...
- Алекс...
Он коснулся рукой ее губ, не давая ей закончить.
- Не отталкивай меня, родная. Позволь мне показать тебе, как много ты теряешь. Я могу быть хорошим учителем.
И он приник горячими губами к ее губам. Все поплыло у нее перед глазами.
- Урок номер один, - улыбнулся он, отстранившись от нее. - А теперь урок номер два...
- Алекс...
Его губы скользили по ее шее.
- О Алекс... - застонала она, будучи не в силах противостоять его ласкам. - Алекс, я не могу.., я не могу этого сделать. Подожди! воскликнула она, когда его руки нащупали застежку на ее бюстгальтере. - Подожди секунду!
- Что еще? - с очевидным нетерпением в голосе спросил он.
- Мне нужно все обдумать. Я.., я не могу так сразу... Я не хочу с этим спешить.
- Никто не спешит. По крайней мере я никуда не тороплюсь.
- Алекс, ты меня не слушаешь!
- Я буду рад выслушать тебя, дорогая. Просто скажи мне, чего ты хочешь.
Линдсей вырвалась из его объятий и распахнула входную дверь. В помещение ворвалась струя холодного воздуха.
- Я хочу, чтобы ты ушел.
- Ушел? Ты шутишь?
- Боюсь, что нет. Ты прав, Алекс. Когда дело касается мужчин, я совершенно теряюсь. Возможно, у меня недостаточно опыта, но зато достаточно ума, чтобы понять, что мы с тобой слишком торопимся. Я хочу, чтобы все было постепенно. Хочу всей этой ерунды с цветами, шоколадом и поцелуями на заднем сиденье твоей машины.
- Линдсей, милая, ты ведь знаешь, что я никогда тебя не обижу!
- Конечно, знаю. Знаю, что могу тебе доверять. Хотя, прости меня, я не уверена, что ты этого заслуживаешь. У меня в голове не укладывается, как ты мог так долго скрывать свои чувства по отношению ко мне! Разве это такая большая тайна? Мне кажется, что ты, как и я, еще не готов к серьезным отношениям. Иначе ты бы давно признался мне в том, что ждешь от меня не только дружбы. Я боюсь тебя, Алекс... - она опустила глаза, - но ты боишься меня сильнее. А теперь иди.
- У нас ведь не все кончено, Линдсей?
- Я не уверена, что у нас что-то вообще начиналось, Алекс.
- Веришь ты мне или нет, - нахмурился он, - ты та женщина, с которой я хочу прожить вместе всю жизнь. Ты мне нужна. Если тебе нужны доказательства, я их предоставлю.
- Алекс, пожалуйста...
- Сейчас я уйду, Линдсей. Но я вернусь. Обязательно вернусь.
И прежде чем она успела что-то сказать, он заключил ее в объятия и жадно поцеловал. А потом.., с загадочной улыбкой на лице он исчез, тихо притворив за собою дверь.
Глава 10
Две недели спустя
Линдсей припарковала машину возле антикварного магазина Кинкэда, но вылезать не спешила. Уже несколько дней ее терзала непрекращающаяся головная боль результат бессонных ночей и мучительных размышлений.
В этом был виноват Алекс. С тех пор как они вернулись из Флориды, он звонил ей по несколько раз в день, часто заходил, а однажды даже отвел ее и Джейми ужинать. Линдсей всеми правдами и не правдами избегала общения с ним, а он упорно продолжал ей надоедать. Но самое ужасное - его тактика срабатывала!
Линдсей потихоньку сдавала позиции. Она с трепетом ожидала его звонков, а по ночам в тишине горько плакала. Мысли об Алексе не давали ей заснуть. С каждым днем она все больше привязывалась к нему, он же, обычно невозмутимый и хладнокровный, поражал ее своей настойчивостью и пылкостью.
Со вздохом Линдсей открыла дверцу своего мини-грузовика и вылезла наружу. Морозный осенний воздух отрезвил ее. Она выгребла груз свертков с заднего сиденья и поспешила к магазину. Последние две недели она работала как одержимая, выполняя многочисленные заказы клиентов мистера Кинкэда. Для этого ей даже пришлось пожертвовать общением с Джейми. И сейчас ей больше всего на свете хотелось скорее попасть домой к сыну.
Она с трудом протиснулась в массивную дубовую дверь, и колокольчик, оповещавший хозяина о приходе посетителя, весело зазвенел. В лицо Линдсей ударил аромат свежего дерева, лимонной эссенции и кожи. Повсюду с большим вкусом были расставлены шкафы и кресла из красного дерева ручной работы и громадные письменные столы-бюро времен королевы Анны.
Еще через мгновение из задней комнаты вышел Питер Кинкэд - высокий, мускулистый мужчина, чье веселое, открытое лицо было обрамлено копной густых, волнистых темно-русых волос.
- Линдсей, я невероятно рад тебя видеть. Я всегда рад.
Линдсей вспыхнула и потупилась, не выдержав его проницательного взгляда. С тех пор как она начала работать в его антикварном магазине, Питер не скрывал своих желаний и намерений. Он добивался ее благосклонности, явно намекая на то, что был бы не против, если бы их отношения вышли за рамки приятельских. Бесчисленное количество раз он приглашал ее на свидание, а она отказывалась. Только, похоже, это нисколько не смущало Питера, потому что он продолжал упорствовать.
- Я принесла заказы, - сказала Линдсей и протянула ему свертки. Он кивнул.
- Будь добра, разложи их на прилавке, я с удовольствием на них взгляну.
Линдсей повиновалась. Аккуратно она развернула шуршащую оберточную бумагу.
- Идеально! - воскликнул Питер. - Само совершенство! Уверен, что мы очень быстро сможем все это продать.
- Здорово! - в свою очередь обрадовалась Линдсей. - Мне нужны деньги.
- По-моему, это стоит отметить, - широко улыбнулся Питер. - Не окажешь мне честь вместе поужинать?
Линдсей уже открыла рот, чтобы отказаться, но слова застряли у нее в горле. Алекс сказал, что она боится мужчин. Он прав. За всю свою жизнь она встречалась только с Дэнни. Возможно, пришло время расширить кругозор.
- Не откажусь, - с пленительной улыбкой ответила она. Питер выглядел удивленным, почти шокированным.
- Сегодня?
- Прости, но сегодня у меня свидание с сыном, - рассмеялась Линдсей. - Я пообещала Джейми, что отведу его в пиццерию "К Чаку".
- Тогда завтра вечером, - предложил Питер.
Линдсей поежилась.
- Конечно. Непременно.
И она поспешила на улицу.
"Линдсей, Линдсей, Линдсей, что же ты наделала?!" - твердила она про себя. И зачем она только согласилась на свидание с человеком, к которому не испытывала никаких чувств, кроме уважения?
Алекс. Во всем виноват Алекс. Именно ему назло она так опрометчиво согласилась поужинать с Питером Кинкэдом.

***

Алекс не звонил. Было уже начало одиннадцатого. Утомленный играми и объевшийся пиццей, Джейми давно крепко и сладко спал в своей кроватке, обняв крохотными ручонками плюшевого розового слона.
Линдсей лежала в темноте с открытыми глазами и ждала звонка от Алекса. Ей не терпелось рассказать ему о предстоящем свидании и послушать, что он ответит. Наконец телефон запищал.
- Прости, что звоню так поздно, - голос Алекса пробивался сквозь шум, доносящийся с другого конца провода, - но я только сейчас добрался до телефона.
Линдсей села в кровати.
- Где ты, Алекс?
- В Лос-Анджелесе, - ответил он, - в аэропорту.
- В Лос-Анджелесе?
- Долгая история. У Иона возникли проблемы с поставщиками, и вот я здесь.
- Когда ты вернешься?
- Точно не могу сказать. Возможно, завтра. Но скорее всего, в воскресенье. Все зависит от того, как пройдет завтрашнее совещание.
В воскресенье? Линдсей не могла поверить в собственную удачу. Она безумно сожалела о том, что согласилась на свидание с Питером, теперь же у нее был благовидный предлог, чтобы не пойти.
- Линдсей? Ты слушаешь?
- Да, Алекс.
- Все в порядке? У тебя странный голос.
- Все хорошо, - солгала она. - Просто я немного устала, Я водила Джейми к Чаку. Там, как всегда, было полно детишек. У меня до сих пор в голове шумит.
- Стало быть, мне повезло, что меня не было с вами.
- Трус! Жалкий трус! - усмехнулась Линдсей.
- Эй, неужто ты забыла, с кем разговариваешь? Я без ума от Джейми. Только вот я не уверен, смог бы я справиться с дюжиной визжащих пострелят, друзей нашего зайчика.
И почему он так неподражаем, когда дело касается детей?
- Я позвонил, чтобы.., чтобы сказать "привет". Я думаю о тебе.
- Алекс...
- Знаю-знаю, я слишком форсирую события, - он тяжело вздохнул. - Я не хотел тебя обижать. Я всего лишь продолжаю надеяться...
Линдсей ощутила угрызения совести. Он в Лос-Анджелесе, думает о ней, а она даже не сказала ему о предстоящем свидании с Питером Кинкэдом.
- Доброй ночи, милая.
- Алекс, погоди!
- Я слушаю.
Линдсей колебалась. Что пользы говорить ему о свидании, на которое она не пойдет? Питер ничего не значит для нее, так зачем же огорчать Алекса?
- Линдсей?
- Я.., я всего лишь хотела попросить тебя, чтобы ты был осторожен, и пожелать тебе удачи завтра.
- Спасибо. Скоро увидимся.
Линдсей положила трубку на рычаг. Как она могла быть столь жестокой? Если Алекс узнает о Питере, он перестанет с ней разговаривать. Это причинит ему боль. И все же...
- Я справлюсь... - бормотала Линдсей, любуясь своим отражением в зеркале.
На ней была черная шерстяная юбка и черный свитер, который оживляла лишь изящная нитка речного жемчуга. Минут через десять в дверь постучится Питер Кинкэд, чтобы отвезти ее в ресторан. Только она не пойдет. "В последнюю минуту позвонила нянька и сказала, что не сможет присмотреть за Джейми". Легче было бы сообщить Питеру обо всем по телефону, но Линдсей хотела, чтобы он своими глазами увидел, что ей и в самом деле не с кем оставить ребенка.
В дверь позвонили. Линдсей застыла с губной помадой в руке.
- Что-то он рано! - недовольно буркнула она.
В коридор выбежал Джейми.
- Я открою?
- Нет, сладкий, я сама.
Линдсей расправила юбку, одернула свитер и, улыбнувшись, открыла дверь. Ее улыбка мгновенно померкла.
На пороге стоял Алекс.
Поверх строгого костюма было наброшено теплое кашемировое пальто. Светлые волосы, цвета опавших листьев, были растрепаны, под глазами виднелись темные круги, а на губах играла все та же таинственная улыбка, от которой у Линдсей внутри все переворачивалось.
- Что.., что ты здесь делаешь? - выпалила она.
Улыбка на лице Алекса померкла. Он удивленно вскинул брови, обескураженный таким приемом.
- Могла бы, между прочим, и приласкать измученного путешественника.
- Ты должен был вернуться только завтра...
- Я освободился пораньше. Я думал, ты не станешь возражать, если я заеду проведать тебя и Джейми.
Линдсей испуганно оглядела пустынную улицу позади Алекса и практически втащила его внутрь.
- Заходи, но только на минутку. Алекс повесил пальто в шкаф. Линдсей невольно застонала. Похоже, он собирался остаться на ночь.
- Алекс, сейчас не время.
Он с нескрываемым любопытством посмотрел на нее, и внезапно его осенила догадка. Его глаза нехорошо блеснули.
- Куда-то собираешься?
- Да... То есть нет. - Линдсей запнулась. -Алекс, почему ты не позвонил?
- Я и понятия не имел, что мой неожиданный приезд окажется такой проблемой.
- Что ж, ты ошибся. У меня свои планы.
- Свои планы?
Линдсей беспомощно кивнула, обернулась и позвала:
- Джейми, погляди, кто пришел! Дядя Алекс!
- Привет, дядя Алекс! - В коридор снова выбежал Джейми, помахал взрослым ручкой и возвратился в комнату к своим машинкам.
- Линдсей, - неестественно спокойно начал Алекс, - что происходит?
- Я.., мм... Ну.., понимаешь... У меня назначено свидание.
- Та-а-ак... - угрожающе протянул он.
- Нечего так злиться, Алекс.
- Черт побери!
- И не смей выражаться! В доме ребенок!
- Ты никуда не пойдешь! - Алекс понизил голос.
- Кто же мне запретит? Неужто ты? Разве ты имеешь право указывать мне, что я должна делать и чего не должна?
В дверь снова постучали.
Алекс побледнел. Линдсей решительно распахнула дверь. На крыльце топтался сияющий Питер с охапкой цветов в руках.
- Что-то не так? - встревожился он, глядя на выражение лица Линдсей.
- Не так? - Она неуклюже рассмеялась. -Что ты, Питер! Все просто отлично! Проходи.
Алекс с застывшим лицом все еще стоял в коридоре.
- Питер Кинкэд, - представила гостя Линдсей. - А это Алекс Трент, друг моего покойного мужа.
Мужчины обменялись рукопожатием.
- Питер, у меня возникли небольшие проблемы, - принялась объяснять Линдсей. -Нянька не может прийти и...
В глазах Питера промелькнуло разочарование. Алекс же, напротив, довольно ухмыльнулся.
- Но к счастью, - продолжала Линдсей, -Алекс любезно согласился присмотреть за Джейми. - Она сладко улыбнулась. - Правда, Алекс?
Он уставился в стену потухшими глазами и глухо ответил:
- Правда.
- Тогда мы, пожалуй, пойдем. Пока, Джейми! Мама уходит! Мы ненадолго. Ал, Джейми скоро уснет, и ты сможешь отдохнуть на диване.
Питер все еще держал в руках букет. Линдсей взяла цветы и протянула их Алексу. Судя по выражению его лица, ей предстояла небольшая разборка, когда она вернется с так называемого "свидания".
Глава 11
Алекс бесшумно затворил дверь в комнату Джейми. Малыш согласился лечь спать, только когда Алекс пообещал прочитать ему сказку на ночь. Прослушав пять сказок, Джейми наконец крепко заснул. Алекс вернулся в гостиную. Ему оставалось лишь ждать возвращения Линдсей.
Гнев пожирал его изнутри. Он прошелся по гостиной и неожиданно для себя направился в спальню Линдсей. Там он уселся на ее кровать и взял с ночного столика фотографию, на которой были изображены Дэнни, Рик и он сам - три мушкетера. Единое целое. Они были друзьями, делили радости и невзгоды, доверяли друг другу самые сокровенные тайны. Наверняка Линдсей отвергла его, Алекса, потому, что он напоминал ей Дэнни. Вероломного Дэнни.
- Черт тебя побери, Дэн! - вслух выругался Алекс. - Почему ты так и не угомонился? Почему продолжаешь причинять боль близким даже после своей смерти?
Этот вопрос так и остался висеть в воздухе. Алекс поставил фотографию на место и огляделся. В комнате витал аромат лаванды. Алекс покачал головой и поплелся на кухню.
Зазвонил телефон.
- Где Линдсей? - удивился Рик, когда Алекс взял трубку.
- Ушла! - в сердцах буркнул тот. - А я сижу с Джейми.
- Ясно. Моя сестренка отлучилась субботним вечером, а тебя заставила нянчиться с ребенком - очень мило. Позволь, угадаю: у нее свидание, не так ли?
Алекс что-то промычал в ответ.
- С антикваром, да?
- Я передам Линдсей, что ты звонил, когда она вернется! - рявкнул Алекс.
- А когда она вернется?
- Понятия не имею. Если тебе больше нечего добавить...
- И как долго ты еще собираешься валять дурака. Ал?
- Не понимаю, о чем ты, Рик.
- Я говорю о Линдсей, болван. Ты сохнешь по ней с тех самых пор, как я вас познакомил. Когда же ты наконец образумишься и признаешься ей в своих чувствах?
- Я уже признался, но ее это не впечатлило.
- Я знаю свою сестру, дружок, - возразил Рик. - Ее это впечатлило. А вот ты чего-то недоговариваешь.
Алекс молчал.
- Это связано с Дэнни?
- Нет, - слишком быстро ответил Алекс.
- Если это касается Дэнни, Лин напрасно теряет время. Его больше нет. Пора перестать его оплакивать.
- Если бы все было так просто... - пробормотал Алекс.
- Но ты ведь не сдаешься? Алекс вздохнул.
- Знаешь, Ал, я не знаю точно, могу только догадываться, что произошло между Лин и Дэнни в день его гибели, но мне почему-то кажется, что он был сам во всем виноват. В последнее время он вел себя весьма странно. Однажды я видел его на улице возле мотеля, а когда спросил его об этом, он заявил, что весь день проторчал на работе и что я, вероятно, обознался. Думается мне, у него была интрижка на стороне. Я даже хотел это выяснить, но тут он погиб, и я решил, что для блага Линдсей не стоит докапываться до истины. Только мне до сих пор кажется, что сестренка обо всем знала, но так ничего никому и не сказала. О мертвых не говорят дурно. Что бы там ни было, прошлого не воротишь. Меня больше волнует настоящее. Я совсем не хочу, чтобы Лин встречалась с этим мебельным клопом Кинкэдом. Сделай что-нибудь, и побыстрее, Ал! Действуй!
- Послушай, Рик, я из кожи вон лезу, ясно? Линдсей меня знать не желает!
- Черт побери, значит, она такая же ненормальная, как и я! Алекс нахмурился.
- Что происходит, Рик? Тот усмехнулся.
- Знаешь, иногда тебе нравится человек, но по каким-то неведомым причинам ты не можешь переступить через себя, не можешь первым признаться этому человеку в своей любви. А потом бывает слишком поздно.
- Что значит - поздно?
- Это значит, что ничего нельзя изменить. Пока я набирался храбрости, девушка, которую я люблю, вышла замуж.
- Прискорбно, - посочувствовал Алекс, начиная кое о чем догадываться. Кстати, я не говорил тебе, что Стефани все еще свободна?
- Что?! - не поверил Рик.
- В последний момент она вдруг поняла, что этот Джеффри, за которого она собиралась замуж, совсем не тот, кто ей нужен. Свадьбы не было.
Рик молчал. Казалось, он пытается сдержать обуревавшие его эмоции.
- И как она? - изменившимся голосом спросил он.
- Неплохо. Насколько я знаю, она уехала в горы, в хижину, о которой я тебе говорил. Там потрясающий воздух, нет ни газет, ни телевизора... Думаю, тебе тоже не повредит туда съездить. Места там достаточно, и я уверен, что Стефани обрадуется твоей компании.
- Спасибо, я учту.
- А как у тебя дела на работе? - поинтересовался Алекс.
- Письмо, что я написал в газету... - бесстрастно начал Рик, - о том, как родственник мэра нарушает закон... Они решили его напечатать. Они сказали, что это целая статья. Завтра утром она выйдет на первой странице в рубрике "Сенсационные разоблачения".
- Смеешься?!
- Если бы! Я думал, это хоть как-то мне поможет. Но когда в участке узнали об этом, разразился грандиозный скандал. И в понедельник меня вызывают на дисциплинарный совет.
- Господи, Рик, я могу помочь?
- Предупреди Линдсей. Я не хочу, чтобы ее хватил удар, когда она откроет завтрашнюю газету. И на всякий случай подыщи мне хорошего адвоката.
- Разумеется, братишка.
- Спасибо тебе за все, Ал. Главное - позаботься о Линдсей.
- Сделаю все, что в моих силах. А насчет адвоката не беспокойся. У меня есть на примете один профессионал, который с удовольствием возьмется за твое дело. - Алекс лукаво ухмыльнулся.
- Спасибо. Пока.
Алекс повесил трубку и зажмурился. Он и не подозревал, что Рик испытывает какие-то чувства к его сестре. Конечно, в его поведении было что-то странное, когда он говорил о ней, но Алекс полагал, что Стефани просто не нравится Рику. Алекс вдруг вспомнил, что, когда Стефани плакала у него на плече в ночь перед несостоявшейся свадьбой, она говорила что-то о том, что упустила свой шанс стать счастливой. Тогда он не придал значения ее словам, только спросил, что она имеет в виду, и Стефани, задыхаясь от рыданий, ответила, что всегда любила одного человека, который был к ней абсолютно равнодушен. Теперь все стало на свои места.
Стефани любит Рика, Рик без ума от Стефани. Интересно, удастся ли им обрести долгожданное счастье? Что касается его самого, он точно знал, что не собирается больше откладывать то, что нужно было сделать давным-давно.
Он любит Линдсей и скажет ей об этом, как только она вернется домой.
Линдсей молча ковыряла вилкой в тарелке с овощным салатом. Ей кусок не лез в горло. Она все никак не могла забыть лицо Алекса - застывшее, искаженное гримасой боли.
- Я нашел его, когда путешествовал по югу Франции, - тараторил Питер. Это прекрасный образец эпохи Людовика Четырнадцатого.
Линдсей кивнула. Она почти не слушала Питера.
- Разумеется, мне пришлось немало потрудиться, чтобы сбить цену. Линдсей вежливо улыбнулась.
- Эти французы - ужасные скряги. Линдсей опустила глаза.
- Линдсей! - позвал Питер. - Ты слышала хоть слово из того, что я сказал?
Краска залила ее лицо.
- Конечно. Людовик Четырнадцатый, верно?
- Верно. - Он покачал головой и улыбнулся:
- Ты здесь, рядом со мной, а твои мысли где-то еще. О ком ты думаешь? О другом мужчине?
- Нет, Питер... - попыталась возразить она.
- Брось, Линдсей, я не слепой. Я заметил, что между тобой и твоим другом -Алексом, да? - что-то происходит.
- Прости, Питер...
- Не извиняйся. Не за что. Это серьезно?
- Все очень запуталось. Я не знаю.
- Значит, то, что ты сейчас со мной, может все еще больше осложнить?
- Вероятно.
- В таком случае позволь мне отвезти тебя домой.
- Но, Питер...
- Нет, Линдсей. Я не собираюсь лишать тебя счастья. Тот парень, Алекс, так смотрел на тебя...
- О Питер! - промямлила Линдсей. - Ты такой славный! Я не заслуживаю такого отношения!
- Ты заслуживаешь самого лучшего, Линдсей.
В ответ она лишь тихо всхлипнула.

***

Линдсей подбежала к крыльцу, и.., дверь перед ней внезапно распахнулась. Алекс ждал ее. Их взгляды встретились. Линдсей зашла внутрь, и Алекс закрыл за ней дверь.
- Как Джейми? - спросила она, нарушая тягостную тишину.
- Спит. А как прошло твое свидание?
- Мое свидание?.. Плохо.
- Жаль.
- Мог бы и не ждать меня у двери, - заметила Линдсей.
- Я и не ждал. Что же ты не пригласила Пита на чашечку кофе? Неужели ты даже не поцеловала его на прощание?
- А если поцеловала?
- Вряд ли. Зачем тебе другие мужчины? Ты жить не можешь без такого красавца, как я.
Алекс властно привлек ее к себе и поцеловал.
- Линдсей... - начал он, прервав поцелуй.
- Я передумала, - быстро перебила она. -Я хочу, чтобы ты встречал меня у двери каждый раз, когда я буду возвращаться со свидания.
- Больше не будет свиданий. Обещай мне, что не станешь видеться с этим антикваром.
- Алекс, Алекс, Алекс, что мне с тобой делать?
- Милая...
И зачем она отрицает очевидное? Она любит его.
- Между мной и Питером никогда ничего не было и не будет.
- Хорошо.
- Знаешь, Алекс, ты меня изводишь своими недомолвками, сукин ты сын! Я говорю серьезно!
- Я тоже.
- Неужели?
- Линдсей, я хочу на тебе жениться.
- Что?! Что ты сказал?! - Линдсей не верила своим ушам.
- Я сказал, что хочу на тебе жениться.
- Ты?! Ты мерзавец!
- Отчего ты злишься?
- Когда ты решил сделать мне предложение, Ал? Сегодня или вчера?
- Я...
- Ты приревновал меня к Питеру?
- Линдсей, сбавь обороты, детка. Ты нападаешь на меня, а ведь я ни в чем не виноват. Ты даже не представляешь, какую боль причинила мне, согласившись на свидание с этим любителем старины.
- Симпатичный человек. И когда он пригласил меня на ужин, в сотый раз, я сказала "да"... - Линдсей опустила глаза.
- Пусть этот симпатичный человек держится от тебя подальше.
- Ты уверен, что хочешь быть со мной?
- Я никогда не хотел ничего сильнее. Я люблю тебя, Линдсей. Я всегда тебя любил.
- Я тоже люблю тебя. Ал. Ты был моим лучшим другом, и я.., я не могу без тебя!
Через час, утомленные любовными ласками, Линдсей и Алекс, обнявшись, лежали на кровати.
- Ты все еще хочешь стать моей женой? спросил Алекс, целуя Линдсей в губы.
- Конечно.
- Тогда давай поженимся в День Святого Валентина.
- Как скажешь, милый, - нежно проворковала Линдсей и уткнулась лицом в плечо Алекса.
Теперь-то она точно знала, что любит этого человека больше всего на свете и хочет провести с ним всю свою жизнь.
ЭПИЛОГ
- Мы собрались здесь, чтобы соединить этого мужчину и эту женщину священными узами брака...
Алекс, счастливый и умиротворенный, ловил каждое слово пастора. Рядом стояла Линдсей, и теплый морской ветер развевал ее волосы.
- Согласен ли ты, Александр Хейл Трент, взять в жены эту женщину и любить и почитать ее в горе и в радости, пока смерть не разлучит вас?
- Согласен.
- Потом священник обратился к Линдсей. У нее перехватило горло от волнения, и она смогла только кивнуть в ответ на его вопрос.
- Кольца, пожалуйста.
Дрожащими пальцами Ион протянул кольца.
Через несколько мгновений священник торжественно объявил:
- Властью, данной мне Богом и людьми, объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту.
После, взяв жену за руку, Алекс прошествовал к выходу мимо Рика и Стефани, увлеченных разговором.
- На твоем месте я бы не стала сдаваться, - убежденно говорила Стефани. Как твой адвокат, я должна сказать, что ты поступил довольно опрометчиво, написав в газету, но, откровенно говоря, я сама поступила бы так же. Мы все обдумаем и...
Снисходительно улыбнувшись, Рик весьма оригинальным способом заставил ее замолчать - он ее поцеловал.
Сияющий Ион обратился к женщине, стоящей рядом с ним:
- Когда Ал сказал, что собирается жениться, я подумал: "Самое время!" Когда он пояснил, что женится на Линдсей, я подумал: "Слава Богу! Хоть кто-то поставит моего братца на место".
- Замолчи, Ион, прошу тебя! - отозвалась женщина и посмотрела на него ясными зелеными глазами. - Если наша дочь унаследует твой характер, я...
- Рэйчел, дорогая, ты хотела сказать "наш сын"! - расхохотался Ион, обнял жену и погладил ее по слегка округлившемуся животу. - Знаешь, даже в моем характере есть хорошая черта: я умею признавать свои ошибки. И я тебя люблю.
- Я люблю тебя, Линдсей, - шепнул Алекс, прижимая ее к себе. - Ты можешь мне верить.
- Знаю, - тихо ответила она, и две светлые слезинки потекли у нее по щеке. Слезы счастья.




Читать онлайн любовный роман - Жду тебя во Флориде - Скотт Кристин

Разделы:
скотт кристин

Ваши комментарии
к роману Жду тебя во Флориде - Скотт Кристин



Интересный а также незамыславатый 8/10, Читать советую.
Жду тебя во Флориде - Скотт КристинАлина
13.06.2013, 18.04





Бред какой то...rnвроде и сюжет ничего, но общее впечатление полного бреда
Жду тебя во Флориде - Скотт КристинМисс Корри
5.11.2014, 13.13





Хороший роман, только название сюда не подходит.
Жду тебя во Флориде - Скотт КристинВиктория
15.03.2015, 14.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100