Читать онлайн Симфония любви, автора - Сатклифф Кэтрин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Симфония любви - Сатклифф Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 238)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Симфония любви - Сатклифф Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Симфония любви - Сатклифф Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сатклифф Кэтрин

Симфония любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Когда на следующее утро Мария проснулась, в ушах ее звучала чудесная музыка. Она вспоминала бездонные серые глаза Салтердона, которые улыбались ей, ощущала его теплые ладони на своей спине. Целый час она лежала в постели, испытывая необычное удовольствие, как будто мягкая перина под ней была облаками, а фреска с изображением святого Петра над ней превратилась в настоящий рай.
Он – герцог Салтердон – действительно улыбался. Какое это было чудесное превращение! Все ее существо заполнила божественная музыка, как будто тысяча инструментов зазвучали в унисон.
За завтраком она уселась на краешек стула и наблюдала, как ее хозяин без особых проблем расправляется с едой. Он сам наливал себе чай и сам резал мясо. Они даже обменялись несколькими фразами. Ее нежный, как щебетание птички, голос перекрывался его густым басом, похожим на раскаты грома.
– Доброе утро, ваша светлость.
– Доброе утро, мисс Эштон.
– Правда, чудесное утро, ваша светлость?
– Как вам будет угодно, мисс Эштон, – произнес он с оттенком былого сарказма.
Настроение его все еще было неважным. За весь завтрак ей не удалось увидеть улыбку или даже усмешку на его красивых – теперь она считала их привлекательными – губах, но она была уверена, что со временем хорошее расположение духа вернется к нему. Вне всякого сомнения, такие чудесные перемены к лучшему должны были взбудоражить его.
Откровенно говоря, от волнующих событий вчерашнего вечера у нее слегка кружилась голова. Она больше никак не могла объяснить себе это странное ощущение легкости. Она как будто летала.
Узнав о произошедших переменах, Гертруда всплакнула от радости, а затем они с Марией закружились по комнате, заходясь от смеха.
– Это самое невероятное событие в моей жизни! – воскликнула Мария, встав на цыпочки и обхватив себя руками. – Он улыбался мне, Герти, правда улыбался. И держал меня за руку!
Вытянув перед собой руку, она принялась рассматривать ее, как будто рука внезапно стала золотой.
Гертруда смотрела на не, округлив глаза и прикусив нижнюю губу.
– Его музыка… эта его музыка… я слышала сотни хоралов, но ни один из них не может сравниться с этими райскими звуками, что вылетали из-под его рук. О, его руки просто великолепны! Ты ведь со мной согласна, Герти? Разве его руки не прекрасны?
Гертруда кивнула, и ее глаза еще больше округлились.
– А когда он улыбнулся, – она еще раз повернулась вокруг своей оси и засмеялась, ухватившись за стойку кровати, чтобы не упасть, – то просто весь засветился. Преобразился. Я была прямо зачарована.
Она вздохнула, и в ее глазах появилось мечтательное выражение.
– Когда он заговорил со мной, я вздрогнула, как от раската грома. Каждая моя жилочка завибрировала. У меня перехватило дыхание. Я чувствовала себя так, как будто вот-вот упаду в обморок. Именно в обморок.
– О Боже, – Гертруда поджала губы и нахмурилась.
– Его голос, – продолжала Мария, – похож на темно-синий бархат. Глубокий, сочный и мягкий. Думаю, более глубокий, чем у его брата. Я была потрясена до глубины души.
– Черт, – пробормотала Гертруда и заломила руки.
– Прости, если я веду себя как дурочка. Наверное, похожие чувства испытывает мать, когда ее ребенок делает первый шаг. Месяцы упражнений, ожидания, а затем…
– Знаешь, Герти, – Мария тихо рассмеялась и обвила рукой стойку кровати. – Мне всегда казалось, что подобное торжество должно бить ключом вот отсюда.
Она прижала сжатую в кулак ладонь к сердцу.
– Так оно и было. И отсюда тоже, – она коснулась сначала живота, а потом горла. – У меня такое ощущение, что мое тело готово разлететься на кусочки и рассыпаться, как искры на ветру!
Приподняв бровь, Гертруда подошла к двери Салтердона и спросила:
– А как, милая, ты представляешь себе его чувства? Экономка распахнула дверь и заглянула внутрь. Мария выглядывала у нее из-за спины. Салтердон, полностью одетый, сидел перед потрескивающим камином с раскрытой книгой на коленях. Смотрел он, правда, на огонь. Выражение его лица было не враждебным, а скорее отрешенным.
– Разве он не великолепен? – прошептала Мария. – Не благороден? Не красив? О, Герти, разве он не самый потрясающий мужчина, которого ты когда-нибудь видела?
– Мы говорим о герцоге Салтердоне, так? О том самом человеке, которого ты только вчера вечером называла зверем, считала мерзким и неисправимым?
– Тогда я была слепа. Теперь я… я…
– Похоже, я начинаю понимать, что с тобой творится – пробормотала экономка и покачала головой. – Да поможет тебе Бог, милая, если я права.
* * *
Холодный бодрящий воздух этого пасмурного дня похоже, излечил герцога от утренней хандры. Этому способствовало и время проведенное рядом с Жемчужиной и ее резвым жеребенком. По другому загону расхаживал лоснящийся жеребец серебристой масти. Иногда он фыркал и скакал из конца в конец загона, высоко вскидывая ноги и изогнув шею. Время от времени он вращал головой, затем поворачивал морду против ветра и ржал.
– Пьет ветер, – объяснил Салтердон. – Арабские скакуны известны своими необыкновенными способностями. Они пьют горячие ветры пустыни. Их ноздри как огонь. Силой и выносливостью они превосходят любую другую лошадь.
– Как его зовут? – спросила она, зачарованная великолепием серого жеребца.
– Наполеон.
– Он кажется таким непокорным, ваша светлость. Он опасен?
– Если бы я мог встать с кресла, то показал бы вам, опасен ли он. Опасен? На него может сесть даже ребенок, мисс Эштон. Даже девушка, такая хрупкая и нежная, как вы.
Она зарделась и отвела взгляд, посмотрев сначала на деревья, а потом на хмурое небо.
– Скажите, мисс Эштон, если бы этот жеребенок был ваш, как бы вы его назвали?
Она не сразу обрела дар речи.
– Жеребенок Жемчужины, ваша светлость?
Он кивнул, и шерстяной шарф у него на шее сбился набок.
Мария деловито поправила шарф и позволила себе незаметно для Салтердона провести пальцами по его волосам, лежавшим на спинке кресла. Странно – то, что еще недавно казалось ей отвратительным, теперь притягивало ее, как магнит.
– Я назвала бы его Прекрасной Розой.
– Почему?
– Я… не знаю. Это звучит так женственно. А «Роза» – в честь вашего дома.
Он некоторое время молча смотрел, как жеребенок скачет по бурой траве, а затем сказал:
– Пусть будет Прекрасной Розой.
Затем они целый час сидели под деревом, и она слушала, как он читает вслух «Викария из Уэйкфилда». Марии казалось, что она слышит лирические нотки в его голосе, как в той музыке, что звучала вчера вечером. Неужели всего несколько дней назад он мог только стонать и мычать что-то нечленораздельное? И один его вид пугал ее? А теперь, прислонившись к толстому корявому стволу старого дуба и закутавшись в шаль – погода становилась все хуже, – она закрыла глаза и слушала связную речь Салтердона. Ей казалось, что порывы холодного ветра уносят ее вдаль. Вдруг ей в голову пришла мысль, что она могла бы навсегда остаться здесь, в Торн Роуз, чтобы ухаживать за Салтердоном, заботиться о нем. Все дни она проводила бы рядом с ним, а ночью плавала бы в волнах его музыки и молилась, чтобы он хотя бы еще раз за всю жизнь обнял ее.
Внезапно наступившая тишина заставила ее открыть глаза. Салтердон пристально смотрел на нее, и во взгляде его мелькала тень былого гнева. Книга лежала на траве у его ног.
– Ваша светлость?
– Скажите, зачем мне все это, – он безнадежно махнул рукой, – когда проклятые ноги не работают?
* * *
После полудня неожиданно приехала герцогиня Салтердон. Ее появление напоминало внезапный порыв безжалостного восточного ветра с холодным дождем, от которого спешили спрятаться и люди, и животные.
Мария была занята изучением содержимого книжных полок, пытаясь найти что-нибудь, что смогло бы рассеять мрачное настроение герцога, когда в комнату влетела Гертруда. Она возбужденно размахивала руками, а слуги позади нее разбегались, как испуганные куры.
– Герцогиня! – выпалила она и бросилась назад, шелестя развевающимися юбками.
Остановив взгляд на пустом дверном проеме, Мария сглотнула.
– О Боже. Письмо. Я забыла о нем.
На душе у нее стало совсем скверно, когда она поняла, что герцогиня приехала не одна… Очевидно, ее светлость не стала мешкать с поиском нового компаньона для внука.
Марию немедленно позвали к герцогине.
Целых два часа девушка просидела у двери одной из нескольких гостиных, ожидая, пока ее примут. Она наблюдала за суетой многочисленных слуг, приехавших с ее светлостью из Виндхорста. Они метались по коридорам с постельным бельем, серебряным сервизом для шоколада и вазами свежих цветов из оранжереи. Можно было подумать, что приехал сам король Георг, а не восьмидесятилетняя старуха-герцогиня.
С ней прибыли не менее четырех горничных, личная прачка, гладильщица, служанка, в чьи обязанности входило упаковывать и распаковывать чемоданы, дворецкий, непрерывно дававший распоряжения четырем лакеям, которые бегом исполняли его приказы. Кроме того, в ее свите был повар-француз (с двумя помощниками), который в приступе ярости выгнал из кухни штатного повара, а также кондитер, чтобы печь хлеб, булочки к чаю и сладости для герцогини. Через час после приезда все западное крыло огромного замка сверкало чистотой. Окна были вымыты, мебель переставлена. Из кухни доносился запах булочек с корицей.
Мария нервно мерила шагами коридор, а затем подошла к лестнице, поставила ногу на ступеньку и ухватилась рукой за перила. Каким глупым капризным ребенком нужно быть, чтобы написать это мерзкое письмо с просьбой об увольнении! Как она могла допустить, чтобы чувства взяли верх над разумом?
Позволит ли ей герцогиня в последний раз увидеться с ним, прежде чем отправит укладывать вещи? Даже сейчас Гертруда вместо нее купает, бреет, одевает и причесывает герцога, готовя к этому важному моменту.
Дверь гостиной открылась, и на пороге показался дворецкий герцогини Сидней, высокий сухопарый мужчина с крючковатым носом и тонкими губами. Он взглянул на Марию сверху вниз и презрительно фыркнул:
– Ее светлость герцогиня Салтердон готова принять вас.
Сидней провел ее в гостиную, где в огромном камине из итальянского мрамора ревел огонь. Через открытые окна в комнату проникал холодный ветер.
Герцогиня, одетая в широкое шелковое кимоно красного цвета, в ответ на реверанс Марии махнула рукой в сторону двух стоящих рядом стульев. Один из них был свободен, а на другом расположился полный мужчина с большой лысиной на макушке. Девушка узнала Эдкама, врача герцогини.
Тучный джентльмен тотчас же вскочил, улыбнулся и закивал головой, разглядывая Марию через монокль, отчего один из его выпуклых карих глаз казался больше другого.
– Здравствуйте, мисс Эштон. Я…
– Я знаю, кто вы такой, – с неожиданной горячностью воскликнула девушка. Круглый маленький человечек попятился, а герцогиня удивленно вскинула брови. – Вы, сэр, приехали, чтобы забрать его светлость.
– Совершенно верно, – ответил он.
– Хочу сразу заявить, – сказала она, расправив плечи и вскинув голову. – Что написала это письмо, находясь в дурном настроении… Не знаю, что на меня нашло. Наверное, даже самых стойких и мужественных неудачи могут иногда приводить в уныние.
Врач обменялся взглядами с герцогиней.
– Конечно, поведение его светлости достойно порицания, как я и описывала в письме, – добавила она, обращаясь к герцогине, которая, нахмурившись и слегка поджав губы, пристально смотрела на нее. – Но теперь вы сможете сами убедиться, что его состояние значительно улучшилось.
– Как вы сказали? – воскликнул Эдкам.
– Именно так. Значительно улучшилось, – она улыбнулась и кивнула.
Напряженно выпрямившаяся в своем кресле герцогиня расслабилась.
– Садитесь, мисс Эштон.
Мария робко опустилась на краешек стула, и внезапно появившаяся служанка подала ей горячий шоколад в черной фарфоровой чашке с золотым ободком.
Герцогиня подождала, пока наполнят ее чашку, а затем обратилась к Марии.
– Я совсем не понимаю, о чем это вы, милая. Я не получала никакого письма. Наш визит вызван тем, что Эдкаму необходимо еще раз осмотреть моего внука, прежде чем я приму окончательное решение.
– Решение?
Мария смотрела на герцогиню сквозь облачко поднимающегося от чашки пара, и слова «я не получала никакого письма» продолжали звучать в ее голове.
«Герцогиня не получала письма с просьбой об отставке… Этих истерических призывов как можно скорее найти ей замену, поскольку она не выдержит и двух недель в обществе ее ужасного внука».
Все еще можно исправить.
Она просто должна объяснить, что передумала.
– До меня дошли слухи о недостойном поведении Трея.
Мария на мгновение прикрыла глаза. Горячий шоколад застрял у нее в горле. Леди Дреймонд.
– Естественно, я сразу же вызвала Эдкама, – решительным голосом заявила герцогиня и бросила на доктора полный отчаяния взгляд.
– Но… – начала Мария.
– Вы, конечно, знаете, что состояния, подобные тому, в котором находится Салтердон, приводят к усилению меланхолии, сопровождающейся спорадическими вспышками агрессивности, – наклонился вперед Эдкам. – Это типично для таких повреждений – я имею в виду травму головы. К сожалению, наши больницы переполнены такими душевнобольными, и так будет продолжаться, пока мы не узнаем больше об устройстве человеческого мозга.
– Да, но…
– Таким образом, – перебила герцогиня, – мы пришли к печальному выводу, что в интересах моего любимого внука его следует содержать в условиях, соответствующих его состоянию.
– Там, где за ним будут присматривать… более квалифицированные специалисты, чьи знания и умение позволят контролировать его здоровье и поведение, – добавил Эдкам.
– «Роял Оукс»! – вскрикнула Мария. Чашка в ее руке задрожала и стукнулась о блюдце, и шоколад выплеснулся ей на колени.
– Конечно нет, – вскинула брови герцогиня.
– Все равно, больница. Его поместят вместе с сумасшедшими, которые воют, как собаки!
– Боже милосердный, – выдвинула герцогиня. – Впечатляющая картина, но совершенно неверная. Не забывайте, дорогая, речь идет о герцоге Салтердоне, а не о кузнеце Томе или бродяжке Молли.
– Но…
– Разве он не оскорблял вас? – спросил Эдкам.
– Да, но…
– Разве он не пытался задушить вас? – подала голос герцогиня.
– Да, но…
– И чуть не оторвал вам руки? – задал вопрос врач.
– Он…
– И разве я не говорила вам, мисс Эштон, что вы были моей последней попыткой избавить внука от этого решительного, но необходимого шага?
Мария откинулась на спинку стула; голова ее кружилась.
– Конечно, ваша светлость. И все же… – она на секунду зажмурилась, набрала полную грудь воздуха и, боясь, что ее опять перебьют, заговорила так тихо, что герцогиня была вынуждена наклониться вперед, чтобы расслышать слетающие с ее губ слова. – Я рада сообщить вашей светлости, что его речь значительно улучшилась. Он сам ест, одевается, читает мне вслух. А еще больше радости мне доставляет то, что он опять сел за фортепиано.
– Не может быть! – вырвалось у Эдкама.
– А его… поведение? – спросила герцогиня.
– Могу только сообщить, что вчерашний вечер и сегодняшнее утро прошли без обычных ссор. Он кажется более покладистым.
– Но это не означает, что приступы гнева не вернутся при малейшем раздражении, – заметил Эдкам. Задумчиво наморщив лоб, он встал и взял руку герцогини. – Моя дорогая Изабелла, вы не должны принимать все это близко к сердцу. Раньше тоже ведь были периоды улучшения, после которых он опять погружался в пучину безумия.
Глаза герцогини сияли, подбородок слегка дрожал.
– Я должна немедленно увидеть его, – прерывающимся голосом сказала она Марии.
– Гертруда сейчас как раз приводит его в порядок – ответила Мария и отставила чашку с шоколадом. – Если ваша светлость не возражает, я пойду проверю, готов ли он.
– Разумеется.
Когда Мария встала, герцогиня сжала ее руку мягкими, но на удивление сильными пальцами. В серых глазах старухи светились надежда и отчаяние.
Ободряюще улыбнувшись, Мария отстранилась и быстро вышла из комнаты. На пороге она остановилась на мгновение, белая как мел, а затем бросилась бегом по коридору.
«Господи всемогущий, они приехали, чтобы забрать его светлость, поместить его в одно из тех ужасных мест, где с людьми обращаются хуже, чем с дикими животными».
– Ему теперь лучше, – напомнила она себе вслух. – Гораздо лучше.
Взглянув на потолок, где среди ветвей олив резвились позолоченные ангелы, она прошептала:
– Это настоящее чудо, что его светлости стало лучше именно сейчас, когда они собрались увезти его. Может, милость Божья все-таки не оставила меня.
Перескакивая через ступеньки, Мария взбежала наверх и столкнулась с бледной как мел Гертрудой. Глаза экономки были вытаращены, платье порвано и перепачкано мыльной водой.
– Это все его светлость, – пробормотала она. – Боюсь, милая, все внезапно изменилось к худшему.
Мария обошла ее.
– Это невозможно…
– Как только я сообщила ему о приезде герцогини…
– Два часа назад все было прекрасно, Гертруда. Он сам ел и болтал…
– Как будто земля разверзлась, и из преисподней появился сам дьявол. Он не позволял ни мне, ни кому-либо другому ничего делать с собой. Боюсь, завтра один глаз Молли будет фиолетового цвета, как, впрочем, и мой зад…
Из противоположного конца коридора послышался грохот и крики. Из комнаты Салтердона выскочила горничная. Что-то пролетело над ее головой и ударилась в стену.
Когда Мария вошла, фарфоровая ваза просвистела над ее головой и разбилась о дверной косяк. Пол был весь усыпан осколками стекла, столы и стулья опрокинуты. Вид герцога привел девушку в ужас.
Она осторожно приблизилась к нему. Салтердон сидел в своем кресле и смотрел на нее сквозь упавшие на лицо спутанные волосы. Его широкие плечи вздымались от гнева. Волк вернулся… Дракон. В его глазах бушевало пламя, зубы были оскалены. Мария почувствовала, что сейчас лишится чувств.
– Нет, – тряхнула головой девушка. – Не сейчас. Вы не должны сейчас так себя вести. Я не позволю. Вы так далеко продвинулись. Я видела, чего вы достигли. Каким вы снова можете стать.
– Убирайся! – прорычал он.
– Нет. Я не позволю вам так обращаться с самим собой, со мной или с вашей бабушкой, – она подошла еще ближе, борясь со страхом, и позволила гневу овладеть собой. – Вспомните, кто вы такой, сэр. Вы…
– Я знаю, кто я такой, – презрительно усмехнулся он. – И не таким, как ты, напоминать мне об этом. Я имею несчастье быть герцогом Салтердоном, а ты… всего лишь прислуга, нанятая моей бабкой, чтобы сделать из меня подобие того человека, каким я был когда-то.
– А если ты еще этого не заметила, – добавил он с кривой улыбкой и развел руками. – Я больше не тот мужчина, каким был раньше.
– Вот, значит, в чем дело, – она опустилась на колени, ухватилась за кресло и посмотрела в его искаженное лицо, на секунду забыв об опасности. – Вы боитесь.
Он сжал ее голову ладонями. Его пальцы безжалостно вцепились в волосы Марии, откидывая ее голову назад, как будто он хотел сломать ей шею. От боли у нее из глаз потекли слезы.
– Вы боитесь своей беспомощности, ваша светлость, – сжав зубы, повторила она. – Потому что думаете, что все остальные перестанут считать вас мужчиной из-за того, что вы прикованы к креслу.
Салтердон с такой яростью притянул ее к себе, что она задохнулась от боли.
– Мужчина – это не только ноги, – продолжала Мария.
– Согласен, – усмехнулся герцог и, отпустив ее волосы, схватил запястье девушки и прижал ее ладонь к теплой выпуклости у себя между ног. Мария вскрикнула и попыталась вырваться, но он удерживал ее руку. – Чтобы быть мужчиной, нужна вот эта штука, а у меня она тоже не работает. Скажите, мисс Эштон, моя милая сиделка, которая развлекается с конюхами, что остается от мужчины, если он не в состоянии пользоваться ни ногами, ни членом?
– У него есть чувство собственного достоинства, – прошептала она. Ее щеки горели, а глаза были полны слез. – И еще душа, эта нематериальная субстанция, которая делает его достойным либо рая, либо ада.
– Неужели? – он притянул ее совсем близко, обхватил рукой ее горло и слегка сжал. – А как насчет тех, у кого нет души?
– В вас есть доброта, сэр. Нужно только признаться себе. Я поняла это вчера вечером по вашим глазам, которые сияли ярче, чем звезды в небе.
– О Боже. Не слишком ли мы поэтичны для шлюхи?
– Я не шлюха, сэр.
Губы Салтердона скривились в циничной усмешке, ноздри раздувались. Не отрывая от девушки своих серых глаз, он большим пальцем нащупал пульсирующую жилку на ее шее.
Наконец он отпустил ее. Она отстранилась, но осталась стоять на коленях, не в силах подняться на внезапно ослабевшие ноги. Кожа головы у нее горела, а отпечатки его пальцев на шее ощущались как крошечные следы от уколов. Только теперь она почувствовала, что ее захлестывает волна гнева. Она вся задрожала от внезапного разочарования (неужели прошлой ночью ей могло показаться, что она испытывает что-либо, помимо чувства признательности к капризному аристократу?). В конце концов, ей удалось подняться на ноги, и она, не оглядываясь, пошла к двери.
– Мисс Эштон! – крикнул он ей вслед, но она не остановилась. – Мария!
Сжав кулаки, Мария резко обернулась, и ее волосы упали на одно плечо.
– Я не давала вам разрешения называть меня по имени, ваша светлость. И не собиралась. Вы мне совсем не нравитесь, это уж точно. Все эти несколько недель я старалась не обращать внимания на слухи и сплетни по поводу вашего дурного характера, но теперь с сожалением вынуждена признать, что все это правда. Вы, без сомнения, заслужили печальную судьбу, которая вас ожидает.
– О да, – добавила она звенящим и готовым сорваться голосом. – Забыла сказать вам: герцогиня привезла с собой врача по фамилии Эдкам, который твердо убежден, что единственным выходом из положения является сумасшедший дом. Я, конечно, пыталась переубедить их. Но теперь я не сомневаюсь, что после того, как они увидят вас и свидетельства вашего агрессивного поведения, то поторопятся исполнить свои намерения. В любом случае, к ночи вы уже покинете нас, и, я надеюсь, вы сгниете в этом презренном месте, как помойная крыса, потому что именно этого вы и заслуживаете.
Она выскочила из комнаты прямо в толпу слуг, которые, вытянув шеи и вытаращив глаза, слушали ее оскорбительные слова. Они так взглянули на нее, как будто перед ними появилась сама смерть.
Гертруда протиснулась между двумя застывшими с открытыми ртами слугами, и, прежде чем заговорить, целых полминуты смотрела на Марию округлившимися глазами.
– И что нам теперь с ним делать, милая?
– Я… мне это безразлично.
В толпе слуг раздались вздохи и приглушенный шепот.
– Боже, – воскликнула Гертруда, ломая руки. – Кажется, его светлость скоро нас покинет.
– Вне всякого сомнения.
– Какой стыд. С тех пор как вы приехали, ему стало заметно лучше. Сегодня утром леред завтраком он сказал, что все это только благодаря вам.
Мария нахмурилась.
– Лгать грешно, Гертруда…
– Такими вещами не шутят, милочка. Он сказал: «Мисс Эштон, подобно весеннему воздуху и солнечному свету, ворвалась во тьму моего сознания».
Мария нахмурилась сильнее. Плечи ее поникли.
– Он улыбался, говоря это, – добавила Гертруда и фыркнула.
Из-за угла показалась служанка. Она бежала по коридору, подхватив юбку. Ее нижнее белье ослепительно сверкало, а огромный живот подпрыгивал.
– Ее светлость поднимается наверх, – объявила она взволнованным шепотом.
Все посмотрели на Марию. Гертруда подвинулась ближе.
– Если его все равно увезут, то, наверное, неважно, как выглядит его комната или он сам.
– Если бы у нас было время…
– Вы должны задержать ее, милая.
– Кто возьмет на себя смелость остановить герцогиню Салтердон?
– Думаю, кроме вас, некому.
– Он опять будет сопротивляться.
– Вряд ли, судя по выражению его лица в тот момент, когда вы сказали, что бабушка собирается увезти его. Он стал белым как мел.
Мария постаралась сосредоточиться, сообразив, что позволила своим оскорбленным чувствам, гневу и разочарованию взять верх над разумом. Ведь она действительно заметила тень страха в его обычно безжизненных серых глазах. При воспоминании об этом ей стало плохо.
– Да, – тихо сказала она. – Я попытаюсь задержать ее.
Гертруда улыбнулась и хлопнула в ладоши. – За дело, девочки, и поторопитесь. Вперед выступила Молли.
– Вы хотите, чтобы после этого я вернулась туда? – спросила она, показывая на свой заплывший глаз.
– У тебя вид как после воскресного вечера, проведенного в таверне Билла и Беверс. Поторопись, пока я не подбила тебе второй глаз.
Слуги, сжимая в руках метлы и корзины для мусора, как будто это были копья и щиты, направились в логово дракона. Мария закрыла глаза. Она со страхом ждала, что раздастся грохот, крики, и испуганные слуги выскочат обратно в коридор.
Ничего этого не случилось.
Она застыла, не в силах шевельнуться или вздохнуть. Щеки ее пылали от воспоминаний о минутах, проведенных в комнате Салтердона. Глупая, наивная и невежественная девчонка. Проведя два года у постели Пола и выслушивая его откровения, она должна была догадаться, что гнев и недоверие Салтердона вызваны совсем не его неспособностью ходить.
Но почему именно сейчас это так взволновало его?
– Мисс Эштон.
Заморгав, она повернулась к герцогине.
– Я хочу видеть внука.
– Нет.
– Прошу прощения?
– Он… еще не готов.
– Но вы сказали…
– Осталось совсем немного… Думаю, Гертруда уже заканчивает…
Герцогиня подошла ближе, так близко, что Мария увидела золотые искорки в глазах старухи – совсем как у ее внука. На девушку смотрели его глаза, доброта и человечность которых были скрыты за стальной завесой аристократизма.
В этот момент дверь открылась, и из комнаты вышла Гертруда. Она посмотрела на Марию, а затем перевела взгляд на герцогиню.
– Его светлость готов принять вас.
– Неужели? – ответила герцогиня, приподняв бровь, искоса взглянула на Марию и презрительно скривила губы. Она подождала, пока Гертруда уступит ей дорогу, и вошла в комнату.
Мария последовала за ней, держась на почтительном расстоянии. Она не решалась поднять глаза или вздохнуть, и держалась на ногах только потому, что Гертруда была рядом. Прошло довольно много времени, прежде чем она осмелилась взглянуть на Салтердона.
– Отлично побрит, правда? – зашептала Гертруда. – У меня было такое чувство, что он перережет мне горло этой проклятой бритвой, прежде чем я закончу. Теперь нам осталось только уговорить его постричься.
– А мне все больше нравятся его волосы, – пробормотала Мария, не отрывая взгляда от своего подопечного. Он сидел перед камином в кресле с высокой спинкой, и колеблющийся свет делал его точеное лицо похожим на мраморное. Он еще никогда не выглядел таким… красивым. Таким представительным. Таким… надменным и самоуверенным, совсем не похожим на того человека, который всего несколько минут назад положил ее ладонь себе между ног и назвал шлюхой.
Она не шлюха, черт бы его побрал! Она не… Хотя на какое-то мгновение, когда тепло его тела и его реакция на прикосновение ее ладони дошли до ее сознания, она почувствовала себя шлюхой. Да и сейчас чувствует… Господи, дай ей силы.
– Я одела его во все лучшее. Он всегда любил нарядиться. Потратил целое состояние на лондонских портных, а ткани ему привозили прямо из Китая. Выглядит внушительно, правда?
Герцогиня Салтердон остановилась перед креслом внука. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, а затем он сухо сказал:
– Прошу прощения, что не встаю, ваша светлость. Вы должны понимать…
– Разумеется. Единственное, чего я не понимаю, – почему ты на меня сердишься.
Он помедлил с ответом. Постороннему могло показаться, что разговор, которого он счел бы за благо избежать, оставляет его равнодушным. Но это было совсем не так.
Он был внутренне сосредоточен и несколько раз повторял фразу про себя, чтобы произнести ее уверенно и гладко. Мария застыла на месте, боясь вздохнуть. Она вспоминала вчерашний вечер, те несколько часов перед заходом солнца, когда, сыграв ей мессу Баха, он читал вслух «Викария из Уэйкфилда». Салтердон запинался на каждом слове, ругая себя за неловкость, повторял, взмокнув от напряжения, фразу еще и еще раз, пока слова плавно и без усилий не стали слетать с его губ. Закрыв лицо руками, она плакала, смеялась, и снова плакала.
Наблюдая за ним сейчас, за его напряженными плечами, желваками на щеках и вцепившимися в подлокотники кресла пальцами, она повторяла про себя: «Медленнее. Аккуратнее, ваша светлость. Не нужно торопиться. Расслабьтесь, и все получится само собой… и не обращайте внимания на те ужасные вещи, что я вам наговорила. Простите меня, простите меня, простите меня».
Гертруда взяла ее за руку, вывела в коридор и закрыла дверь. В это время слуга герцогини предложил Салтердону выпить. Сердце Марии замерло. Она открыла было рот, чтобы запротестовать, но Гертруда энергично затрясла головой.
– Он в порядке, милая. Оставь их одних.
– Ему трудно удерживать бокал. А что если он уронит его? Он почувствует себя униженным и…
Гертруда усадила Марию на стул и принялась приводить в порядок ее прическу, пострадавшую во время стычки с Салтердоном.
– Что это ты так разволновалась? – небрежно спросила экономка. – Ты ведь яснее ясного дала понять, что о нем думаешь. Назвала его помойной крысой…
– Нет! – вскрикнула девушка и повернулась к подруге. – Я этого не говорила. Я сказала, что хотела бы, чтобы он сгнил, как помойная крыса.
– Ладно, пусть так. Но ты не будешь отрицать свои слова, что тебя не волнует его судьба, и что он заслужил быть среди воющих безумцев.
– О Боже, – Мария опять опустилась на стул. Не удивительно, что отец ежедневно молился за ее пропащую душу. – Мне кажется, что его светлости нужен кто-то эмоционально более устойчивей. Он иногда пугает меня и злит. Но в другие минуты, несмотря на отчаяние, злость и страх, я ощущаю какую-то теплую волну внутри. Она умолкла, прикусив губу.
– Материнское чувство. Думаю, это присуще любой женщине.
– Ты не ошибаешься? – с притворной легкостью спросила Мария. – Материнское чувство?
– А что еще это может быть?
– Я… не знаю. Это не имеет значения. После того, что я сказала, мне все равно придется уехать, хочу я этого или нет… как только он расскажет ее светлости, какую вздорную сиделку она наняла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Симфония любви - Сатклифф Кэтрин



мне понравилось
Симфония любви - Сатклифф Кэтринкарина
5.11.2010, 11.30





Очень хороший роман!Советую...
Симфония любви - Сатклифф КэтринАлла
12.04.2011, 23.38





Очень красивый роман
Симфония любви - Сатклифф КэтринМориса
20.08.2011, 12.58





Милый роман.Начало и середина захватывающая,но к сожалению концовка не законченная..((
Симфония любви - Сатклифф КэтринАлёна
3.12.2011, 17.53





Скучный и детский.
Симфония любви - Сатклифф КэтринКатерина
15.08.2012, 22.56





очень слабо и концовка ужс...
Симфония любви - Сатклифф КэтринЭва
24.08.2012, 20.11





Отличный роман. Жду и надеюсь на скорый перевод остальных двух книг, Miracle и Obsession.
Симфония любви - Сатклифф КэтринChazernet
12.10.2012, 19.57





интересно написано.только конец какой то говный получился
Симфония любви - Сатклифф Кэтринтайна
14.03.2013, 23.55





Очень, очень, очень понравился!
Симфония любви - Сатклифф Кэтринкотя
26.11.2013, 21.43





Хороший роман,10 баллов
Симфония любви - Сатклифф Кэтринvelena
26.12.2013, 20.34





Возникновение любовных отношений между пациентом-мужчиной и его сиделкой обычное по жизни дело. Так сейчас пациент Войцех Ярузельский (91г.) застукан его женой (54 г. семейный стаж) во время орального секса со своей сиделкой (26л.). Начался развод. Поэтому, если Вы нуждаетесь в сиделке для своих больных мужчин, нанимайте глубоких старух. Тогда есть хоть какая-то надежда, что деньги,квартира не попадут в загребущие ручки сиделки.
Симфония любви - Сатклифф КэтринВ.З.,66л.
17.02.2014, 9.14





Ерунда
Симфония любви - Сатклифф Кэтриноксана
24.02.2014, 18.20





Роман просто великолепный.Читать обязательно.
Симфония любви - Сатклифф КэтринЕкатерина
4.03.2014, 16.29





о Боже где же эпилог?????????!!!!!!!!????
Симфония любви - Сатклифф Кэтринmariya
20.03.2014, 23.28





Скучно,наивно,безрадостно,глупенько,не интересно. Все чего то ждала я,но УВЫ!!!
Симфония любви - Сатклифф Кэтринс
15.09.2014, 17.13





Непонятно откуда рейтинг. Моя отметка 2.Потратила время зря
Симфония любви - Сатклифф КэтринМари
28.09.2014, 15.57





Мне понравился роман. А концовка такая потому, что это второй роман из серии Хоуторны, в третей части продолжение, но к сожалению первая и третья книга не переведены на русский, как я поняла первая книга про брата Трея, а в третий продолжении истории о Трее и Марии.
Симфония любви - Сатклифф КэтринFay
18.11.2014, 6.55





ожидала интересного конца. но все так сухо в конце..... прям ппц... жаль потраченного времени
Симфония любви - Сатклифф Кэтринberegusebya
29.01.2015, 15.24





Хороший роман. Игра теней мне больше всего понравился.
Симфония любви - Сатклифф Кэтриннатали
11.06.2015, 8.17





Хороший роман. Игра теней мне больше всего понравился.
Симфония любви - Сатклифф Кэтриннатали
11.06.2015, 8.17





Хочу продолжение. Но на этом сайте нет чатси 3 о их любви :(
Симфония любви - Сатклифф КэтринНина
14.08.2015, 16.19





Мне роман в общем понравился...хочется узнать ,что будет с героями дальше...
Симфония любви - Сатклифф КэтринАлина
15.08.2015, 10.32





Мне нравится.Не похож на другие и написан или переведен хорошо.
Симфония любви - Сатклифф КэтринШуша
6.02.2016, 18.46





Очень хороший роман. И стиль изложения мне очень понравился. Буду дальше читать романы этого автора. Немного сказочно, но уж точно не глупо и не сухо
Симфония любви - Сатклифф Кэтриннастасья85
27.03.2016, 17.50





Вообщем не плохо......но чего то не хватило, может перевод плохой? А может историй таких уже много перечиталось. Но на 10-ку не тянет.
Симфония любви - Сатклифф Кэтринsvet
28.03.2016, 12.29





чуственно, красиво.
Симфония любви - Сатклифф КэтринАнна
28.03.2016, 15.13





чуственно, красиво.
Симфония любви - Сатклифф КэтринАнна
28.03.2016, 15.13





Очень понравился,хочу прочитать все три части.
Симфония любви - Сатклифф КэтринТатьяна
14.09.2016, 17.39





Не произвел впечатления.
Симфония любви - Сатклифф КэтринЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
23.10.2016, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100