Читать онлайн Одержимое сердце, автора - Сатклифф Кэтрин, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одержимое сердце - Сатклифф Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одержимое сердце - Сатклифф Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одержимое сердце - Сатклифф Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сатклифф Кэтрин

Одержимое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Я сидела перед камином с Кевином на коленях, нежно качая его и с улыбкой глядя на его ангельское личико. Я пела ему колыбельную песню о щенках, ягнятах и бабочках. Я рассказывала ему историю Золушки, прекрасной молодой девушки, встретившей своего принца на балу и расставшейся с ним под бой башенных часов. Я понимала, что ребенок слишком мал и не может следить за событиями моего рассказа, но это не имело значения. Это была моя история, и она была правдивой.
Подняв глаза, я встретилась взглядом со своим возлюбленным. Опираясь на локоть, он настороженно наблюдал за мной, вглядываясь в мое лицо в неясном утреннем свете, среди серых теней, еще гнездившихся в углах. В его взгляде была напряженность, тревожившая меня, рот его был плотно сжат, и выражение лица вызвало у меня беспокойство: уж не сожалел ли он о том, что произошло между нами ночью.
— Доброе утро, — приветствовала я его. Ответ последовал не сразу. Потом Николас улыбнулся:
— Да, оно доброе. Не могу припомнить лучшего.
— Надеюсь, я не помешала вам. Когда Кевин проснулся, я принесла его сюда, пока Би не забрала его. Вы не возражаете?..
— Нет.
— Я пела ему колыбельные песни.
— Я слышал.
— Ему, кажется, понравилось.
— Не думаю, чтобы кто-нибудь когда-нибудь пел ему хоть одну.
— Но это так печально! Моя мать часто мне пела.
— У него нет матери.
Мои глаза заволокло туманом и сквозь набегающие слезы я продолжала смотреть на лицо сына.
— Ариэль.
Я заставила себя снова посмотреть в лицо милорду, боясь, что не смогу ясно видеть его сквозь слезы; я боялась, что слезы брызнут у меня из глаз и потекут по щекам и что я выдам свои чувства. Темные волосы Уиндхэма упали на лоб, почти закрыли глаза. Я заметила, что веки его были слегка припухшими. Он не мигая смотрел на меня. Лицо его казалось высеченным из камня. Потом его губы раздвинулись в улыбке, и он неожиданно предложил:
— Выходите за меня замуж, мисс Рашдон.
Я мигнула, и из глаз моих закапали слезы. Потом еще крепче прижала Кевина к груди:
— Это совсем необязательно, сэр…
— Обязательно? Вы так думаете? Из-за вчерашней ночи?
— А разве я не права?
Ник снова откинулся на подушку и теперь смотрел в потолок.
— Да, — ответил он наконец, и голос его прозвучал устало. — Да, возможно. Да, из-за прошлой ночи… Каждое утро я просыпался, думая о вас, несмотря на отупляющую боль в голове… Боже, даже в моих кошмарах ваше лицо являлось мне и мучило меня. И, когда я думаю о вас, боль уходит и ничто больше не имеет значения — даже безумие. Ничто! Это эгоистично с моей стороны, мисс Рашдон? Рашдон. Даже ваше имя вызывает сумбур у меня в голове и сердце. Звук вашего имени все сильнее действовал на меня с каждым днем, с каждой ночью, пока я не принялся без конца писать ваше имя: «мисс Рашдон» — снова и снова, а потом смотрел на написанное, пытаясь понять заключенный в нем тайный смысл, тайну, которую я был не в силах понять.
Снова приподнявшись на локте, он заглянул мне в глаза:
— Знаете, как долго я искал подходящую натурщицу? Недели, месяцы. Я принимал женщину за женщиной в надежде найти ту, что напоминала бы мне преследующий меня образ, образ совершенной женщины, запечатленный в моем воображении. И я всех их отослал обратно, пока не появились вы. И как только я вас увидел, то понял, что вы поможете мне. Идите сюда, мисс Рашдон.
Я подчинилась, не выпуская Кевина из своих объятий.
Николас потянул меня на постель рядом с собой, провел пальцем по щечке сына, потом снова посмотрел на меня.
— Я никогда не причинил ему вреда вопреки безумию, болезни или жестокости, которые вынуждают меня стать тем, чем я становлюсь. Надеюсь, эта сила не такова, чтобы заставить меня причинить ущерб тем, кого я люблю больше всего на свете.Он поднял руку к моему лицу, притронулся к моей щеке ладонью и смахнул случайно задержавшуюся там слезинку пальцем.
— Я никогда не подниму на вас руку. Оставайтесь жить со мной, Ариэль. Поделитесь со мной своей нежностью. Успокойте меня, помогите бороться с безумием, и я буду лелеять вас до конца жизни.
* * *
Никогда я не любила его больше, чем в эту минуту, потому что никогда прежде он не говорил со мной так нежно. Никогда не смотрел он на меня с такой любовью. Я испытывала счастье, которое нельзя было измерить человеческими мерками, и ответила ему не словами, а улыбкой.
— Ну? — спросил Ник, и нежный блеск его глаз вдруг сменился страстью и нетерпением. — Вы так и будете сидеть здесь, улыбаться и держать меня в тревоге и неуверенности? Ответьте мне, мисс Рашдон, Ариэль, и поторопитесь… Или…
— Или что, милорд?
— Или я воспользуюсь силой, прижму к постели ваше прекрасное тело и снова овладею вами.
— Тогда, милорд, пожалуй, мне стоит помолчать.
Его глаза расширились, я прочла в них радость, рассмеялась и выпрыгнула из постели. Отступив к камину и прижимая к своему плечу головку Кевина, я сказала со всей искренностью:
— Да, лорд Малхэм, я выйду за вас, но с одним условием.
— Назовите его.
— Чтобы мы поженились тайно, чтобы ни слуги, ни ваш брат, ни сестра не знали о нашем браке, пока он не свершился, пока мы не принесем наши брачные клятвы.
Казалось, Николас впал в задумчивость, потом сулыбкой отбросил покрывало, прикрывавшее его бедра, и спрыгнул с кровати.
— Согласен, — сказал он.
* * *
В следующие пять дней я видела Николаса очень редко. Он казался далеким, как это часто бывало прежде, и редко покидал свою комнату, и только раз позвал меня в студию, где в течение шести часов пытался написать мой портрет. И в конце концов просто швырнул холст об стену и рявкнул, чтобы я ушла из комнаты, потому что мое присутствие вызывает в нем «смятение». И тогда я начала беспокоиться о ясности его ума и думать, что он забыл о своем предложении. Он больше не упоминал о женитьбе.
На шестой день я вернулась в свою комнату, проведя день в обществе Адриенны, пытаясь поддержать с нею разговор по-французски. Учитывая, что я почти ничего не знала об этом языке и не умела на нем говорить, для меня это было равносильно подвигу. Долгие часы мы сидели в большом зале: она произносила фразы из учебника и, думаю, поверила, что убедила меня сопровождать ее во Францию.
Войдя в свою комнату, я в изумлении остановилась. Высоко на моей постели и на туалетном столике громоздились дюжины штук ткани, рулоны тканей лежали также на полу. Ткани были разные: бархат, атлас, шелка, всех возможных и вообразимых цветов. На спинке моего единственного стула висели ярды кружев и лент.
— Мне нравится изумрудно-зеленый бархат, —послышался голос за моей спиной. — Он прекрасно подойдет к вашим глазам. Я круто обернулась.
Николас, засунув руки в карманы, прислонился к стене и улыбался мне. Потом сказал:
— Мы поженимся в будущий вторник в Берн-салле. Я нашел там викария, который обвенчает нас без оглашения. Он получит новый приход за все свои старания… Есть у вас какой-нибудь свидетель, который мог бы помочь вам в этом случае, дорогая?
— Да, — с трудом вымолвила я.
— Вы успеете за это время соорудить что-нибудь приемлемое? — Оглядев мой наряд, он нахмурился и добавил: — Боже, как я ненавижу это ваше платье!
В ответ я только вздернула подбородок.
Он повернулся и с непринужденным видом направился в коридор. Я услышала, как он тихо сказал:
— Лакомый кусочек.
Улыбаясь, я закрыла дверь своей спальни и, счастливая, как никогда, обхватила себя руками. Да, я была счастлива, хотя тревога грызла меня — следующий вторник наступит еще так не скоро, до него целая вечность.
И тут же принялась сооружать платье из зеленого бархата для свадебной церемонии. У меня вкомнате было все необходимое: ножницы, нитки, булавки и иголки. Уиндхэм не забыл ничего. Ему лучше, думала я. На его щеках я заметила румянец, глаза его блестели.
Весь день я трудилась, сначала сделала набросок платья, потом принялась кроить. К тому времени, когда стемнело, весь пол в моей комнате был завален ярдами изумрудно-зеленого бархата и атласа чуть более светлого тона, который я решила использовать для подкладки. Усталая и проголодавшаяся, я отложила в сторону шитье, заперла на ключ дверь спальни и направилась в кухню.
Проходя мимо приемной Тревора, я заметила под его дверью полоску света. Так как Тревор уехал в Йорк пять дней назад и должен был вернуться только завтра, любопытство взыграло во мне. Я осторожно приблизилась к двери и заглянула в комнату.
Адриенна, стоявшая спиной ко мне, исследовала флаконы и флакончики Тревора, поднимая к свету то один, то другой и пытаясь прочесть надписи на ярлычках. Рядом с ней на столе лежала открытая книга.
И тогда, будто внезапно почувствовав мое присутствие, она медленно повернулась и увидела меня. Глаза ее испуганно расширились, но она тут же успокоилась.
— Боже милостивый, я подумала, что это Тревор. Ариэль, дорогая, что у вас за манера бесшумно подкрадываться?
— Прошу прощения.
Несколько расслабившись, Адриенна как вы невзначай оглядела захламленную комнату, полную всевозможных вещей, и взгляд ее задержался на грязном и мрачном желтом скелете, свисавшем на веревках с потолка. По телу ее пробежала дрожь.
— Я не виню брата за то, что он решил немного отдохнуть. Это такое унылое место.
— Бывают и похуже, — сказала я. — Думаю, по сравнению с Бедламом эта комната могла бы показаться такой же приятной, как прогулка в Йорк.
Адриенна не ответила, и я вошла в комнату. — Прошу извинить меня, — сказала я, — но мне кажется, что цель поездки Тревора в Йорк заключается не только в том, чтобы немного развеяться.
Адриенна отступила назад и, толкнув спиной стол, остановилась — пузырьки от толчка задребезжали.
Бедлам — сумасшедший дом, в переносном смысле — место, где царят беспорядок и грязь.
— Не понимаю, что вы имеете в виду.
— Думаю, он предпринимает шаги, необходимые для того, чтобы поместить лорда Малхэма в лечебницу Сент-Мэри. Должны быть составлены бумаги, назначена дата судебного заседания.
Рот Адриенны широко раскрылся в безмолвном протесте.
Остановившись у стола, я бросила взгляд на раскрытую книгу, потом посмотрела на Адриенну.
— Вы больны? — спросила я.
— Да. — Она прижала дрожащие пальцы к вискам. — По правде говоря, да. У меня снова раскалывается голова, и я подумала…
Захлопнув книгу, Адриенна улыбнулась:
— Думаю, придется мне дожидаться возвращения Тревора. Вы ведь не скажете, что видели меня здесь, да? Он очень щепетилен на этот счет: не любит, чтобы в его отсутствие сюда входили.
— Нет, — ответила я. — Не скажу.
— Хорошо. Тогда, может быть, пообедаем? Проскользнув мимо меня, она вышла из комнаты. Я следовала за ней на достаточном расстоянии.
Нас ожидал сюрприз: Тревор вернулся. Он стоял с Ником в коридоре: лицо его было обветренно от холода, темно — каштановые волосы растрепал ветер, они казались слегка влажными. Широко раскрыв объятия, он заключил в них Ника, потом хлопнул его по спине.
— Боже, Ник! Ты выглядишь потрясающе.
Хорошо себя чувствуешь?
— Очень хорошо, — ответил милорд. — Ты вернулся домой раньше, чем собирался.
— Я закончил дела на день раньше.
Адриенна, легонько придерживая рукой коричневую юбку, изящно заскользила навстречу братьям. Она поцеловала Тревора в обе щеки и только после этого откликнулась на его последнее замечание:
— А у меня было впечатление, что ты отправился в Йорк проветриться и отдохнуть, Тревор. И что за дела у тебя там были?
— Инвестиции. Но об этом поговорим позже.
Тут глаза его расширились, а лицо выразило удовольствие: он заметил меня.
— А что это вы прячетесь в тени, как маленькая скромная мышка, мисс Рашдон? Подойдите, поздоровайтесь со мной.
Поколебавшись, я подошла к нему. Когда я оказалась в пределах досягаемости, он взял меня за руки и принялся их разглядывать, проверяя, зажили ли царапины, превратившиеся теперь в едва заметные белые линии.
— Вижу, все отлично зажило. Шрамов не останется. Как было бы обидно, если бы они испортили столь безупречную кожу.
Чувствуя, что краснею, я отстранилась и не без усилия заставила себя улыбнуться в ответ. Я чувствовала, что его поездка в Йорк была связана с хлопотами о том, чтобы поместить Николаса в лечебницу Сент-Мэри, а вовсе не с инвестициями.
В эту минуту дверь за спиной Тревора отворилась, и появилось несколько слуг со свертками и коробками.
— Что это? — спросила Адриенна.
В ее тоне я услышала любопытство, достойное маленькой девочки, ожидающей подарков.
— Был ли такой случай, чтобы я поехал в Йорк или Лондон и вернулся без подарков? Может быть, нам лучше перейти в большой зал, чтобы чувствовать себя удобнее?
Извинившись, я повернула к двери, но Тревор остановил меня:
— Мисс Рашдон, вы, конечно, присоединитесь к нам.
— Нет, сэр.
— Но у меня и для вас кое-что есть.
Я резко остановилась и повернулась к нему лицом.
— Для меня, сэр?
Я бросила вопросительный взгляд на Ника. Он с интересом смотрел на брата, потом перевел взгляд на меня.
— Ник просил меня привезти кое-что для вас, Ариэль.
Тревор повернулся к Реджинальду и взял у него большой сверток, упакованный в тонкую бумагу и перевязанный лентами. Протянув его мне, он подмигнул и сказал:
— Идите-ка в гостиную из этого ледяного коридора, Ариэль. Хочу видеть ваше лицо, когда вы откроете сверток.
Он взял меня за руку и потащил за собой. Обернувшись через плечо, я встретила взгляд милорда, ища разгадки в нем, но он быстро отвернулся и прижал пальцы к вискам.
Адриенна пребывала в хорошем настроении и болтала без умолку. Она добродушно защебетала с Тревором, расспрашивая его о местных новостях, интересуясь сплетнями.
— А правда ли, что Вирджиния Бриггс на короткой ноге с кем-то из членов парламента? Неужели цены на чай опять подскочат?
— Вирджиния Бриггс на короткой ноге с каждым завидным, а равно и незавидным женихом из числа членов парламента, моя дорогая, и, вне всякого сомнения, цены на чай снова подскочат. Ост— Индская компания будет грабить нас без зазрения совести.
— А как насчет этих гнусных китайцев? Что же нам делать? Цены на чай и теперь уже непомерные, — расстроилась Адриенна.
— Пронесся слух, но пока что только слух, не более, что Китай подумывает о том, чтобы в будущем захватить монополию в международной торговле чаем. Я случайно встретился с лордом Мел— бруком, и он говорит, что существуют планы начать выращивать чай в Индии.
— В Индии! — воскликнула Адриенна, снова опускаясь на стул.
— Думаю, там появляются серьезные возможности вложений, — заметил Тревор. Он смотрел на Ника, который все еще хмурился и потирал рукой лоб.
— А ты что думаешь, братец? Если обстоятельства вынудят нас отказаться от торговли с Китаем, не заняться ли нам самим выращиванием чая? Я считаю, что «Эрл Грей»…
— Что в этом свертке? — перебил Ник Тревора. Все взгляды обратились на меня и сверток, лежащий у меня на коленях.
Тревор, уютно расположившийся у камина и стоявший, опираясь локтем о мраморную каминную полку, теперь смотрел на Ника с изумлением. Потом пересек комнату, подошел к Нику и, мягко положив руку на его плечо, спросил:
— Разве ты не помнишь? Ведь ты просил меня привезти это для нее.
Ник даже не взглянул на брата. Он подался вперед на стуле и указал пальцем на сверток, потом процедил сквозь зубы:
— Откройте его!
Я принялась развязывать ленту, стараясь сдержать дрожь в непослушных пальцах. По правде говоря, мысли мои были заняты не подарком, а выражением глаз милорда. Сегодня они мне казались более беспокойными, чем всегда. Наконец мне удалось развязать ленту и развернуть бумагу: теперь я уставилась на роскошное изумрудно — зеленое платье из атласа, лежавшее пышными складками у меня на коленях.
Это было самое прекрасное платье, какое только мне доводилось видеть в жизни.
— Неужели не помнишь, Ник? — послышался голос Тревора. — Ты сказал, что тебе надоело смотреть на ее блеклое платье и что ты хочешь написать ее в чем-нибудь ярком и красивом. Ты попросил меня пойти к мадам Элизе Варден, зная, что она с этим справится быстро. По правде говоря, я уже вчера мог бы вернуться домой, но шитье платья отняло больше времени, чем вначале думала мадам. Конечно, мы не знали ваших размеров, Ариэль, и прикинули на глазок, но, думаю, оно вам подойдет. Почему бы вам не пойти и не примерить его? Уверен, что Нику так же не терпится увидеть вас в нем, как и мне, и узнать, годится ли оно.
Я снова посмотрела на платье, вспоминая, как повела себя Адриенна, когда ей преподнесли свадебные кружева. Сердце мое забилось в отчаянии. Ник забыл, что попросил привезти этот подарок для меня, и этот провал в памяти напомнил мне, что его болезнь невозможно излечить быстро и что она не пройдет сама по себе. И поэтому я сразу же возненавидела это прекрасное платье. И все же мне захотелось прижать его к груди, потому что Николас подарил его мне по одной причине и причиной этой была любовь.
Нетвердо держась на ногах, я поднялась, уронив оберточную бумагу на пол. Я была в растерянности и не знала, как себя вести и принимать ли столь ценный подарок. Наконец Николас откинулся на спинку стула и тихо сказал:
— Да-да, теперь я припоминаю. Конечно, вы должны пойти и примерить платье, Ариэль. Считайте это моим подарком.
Я ответила улыбкой на его улыбку, потом, бормоча слова благодарности, вышла. Но теперь я должна была привести в порядок свои расстроенные нервы, прежде чем снова встречусь с милордом.
Выходя, я наткнулась на Брэббса, стоявшего в дверях и разговаривавшего с Реджинальдом. Я подошла прямо к нему и, взяв его за руку, попросила дворецкого оставить нас вдвоем.
Реджи слегка поклонился Брэббсу и сказал:
— Я скажу мистеру Тревору, что вы здесь.
— Пожалуйста, оставьте меня наедине с мистером Брэббсом минут на десять, — попросила я.
Когда он, кивнув, удалился, я повернулась к своему другу:
— Вы как раз тот человек, которого я хотела видеть. У меня есть новость, доктор Брэббс.
Взгляд его упал на платье в моих руках.
— Что это? — спросил он.
— Платье.
Я потащила его к ближайшей двери, втолкнула в комнату и закрыла за собой дверь.
Он все еще смотрел на сверток у меня в руках.
— Так дело дошло до этого?
— До чего?
Хмурясь, я повесила платье на спинку стула.
— Что тебе приходится делать ради этого, Мэгги? Я никогда не подозревал, что ты на это способна. Я не думал, что ты можешь продавать себя…
— Как вы смеете говорить мне такие вещи? — перебила я. — Платье всего лишь подарок и ничего больше. Кроме того, какое вам дело до этого?
— Очень даже большое, — сказал старик. — Он последний человек в мире, с которым я хотел бы тебя видеть, девочка.
— Не могу поверить своим ушам! Вы хотите сказать, что верите нелепым россказням? Неужели вы и впрямь считаете его безумным?
— Безумие — прекрасный способ укрыться от правосудия, Мэгги. Под личиной безумия совершались и совершаются грандиозные и страшные преступления.
— Вы хотите сказать, что верите в то, что он убил свою жену и сам сфабриковал историю о своем безумии?
Он схватил меня за плечи и заговорил шепотом:
— Мэгги, девочка моя, если единственное, что ты хочешь получить, — твой сын, хватай его и беги отсюда. Я помогу тебе, если ты считаешь, что я должен тебе помочь, но я не могу видеть, как ты растрачиваешь свою жизнь на такого человека, как Николас Уиндхэм! Поверь мне, Мэгги, он снова причинит тебе боль, и этим все кончится, а может, и чем-то худшим.
— Нет, он никогда не причинит мне боли! — горячо возразила я.
— Как ты можешь говорить такое? Он разбил тебе сердце, женившись на леди Джейн. А когда она ему надоела, убил ее. Мэгги, беги отсюда, пока не поздно!
Я оттолкнула его:
— А я-то считала вас своим другом, доктор Брэббс! Если бы это было действительно так, то вы не говорили бы таких вещей о человеке, которого я люблю и за которого собираюсь выйти замуж.
— Замуж? Боже милосердный! Что ты такое говоришь, Мэгги? Ты не можешь выйти замуж за этого негодяя и убийцу!
— Могу, — ответила я, вздергивая подбородок. — К тому же он никого не убивал. Я не верю слухам.
Он отвернулся, качая головой.
— Я слышал, что любовь делает людей слепыми и глухими к здравому смыслу, но не думал, что она совсем уж лишает способности рассуждать.
Брэббс снова повернулся ко мне:
— Даже если бы он был праведнее Папы Римского, тебе не место в его доме, Мэгги. Эти люди совсем не похожи на тебя, девочка, они принадлежат к другому классу. И ты никогда не сможешь приноровиться к ним. Очень скоро это начнет его раздражать, и что тогда будет с тобой? Ты окажешься рядом с леди Джейн, на кладбище. Я ничуть в этом не сомневаюсь.
Схватив платье, старый доктор потряс им перед моим носом, восклицая:
— Неужели эта тряпка стоит твоей жизни, девочка? Неужели она стоит того унижения, которое ты почувствуешь, когда его друзья станут воротить от тебя нос? Ты всего лишь деревенская девушка, Мэгги, и навсегда ею останешься. Перестань витать в облаках и спустись на землю.
Я спокойно взяла свое платье у него из рук, хотя сердце мое отчаянно колотилось. Разглаживая помятую им юбку, я сказала, стараясь обуздать и скрыть свои чувства:
— Я привела вас сюда, чтобы попросить об услуге. Я выхожу замуж за человека, которого люблю, во вторник. Наша свадьба состоится в Берн— салле, и мне нужен свидетель.
Он приподнял мое лицо за подбородок и посмотрел в глаза.
— Я буду свидетелем на твоей свадьбе, Мэгги, раз ты об этом просишь, но мне эта роль совсем не по душе. Я буду молиться до того самого момента, когда ты произнесешь свои клятвы, в надежде, что что-нибудь случится и эта свадьба расстроится.
Он так и остался стоять, глядя мне вслед, когда я выходила из комнаты. Подхватив свои юбки, я помчалась вверх по лестнице в ту самую темноту и холод, которые так страшили и отталкивали меня раньше. Больше я их не боялась. Холод успокоил меня и остудил гневный жар моих щек. Темнота скрыла обжигающие слезы гнева и бессилия, струившиеся из моих глаз. Я бежала по коридору в свою комнату, и наконец дверь захлопнулась за мной.
У моих ног лежали обрезки ткани от моего свадебного платья. Я упала на колени и провела рукой по бархату, едва слышно проклиная Брэббса, но его слова звучали в моем мозгу, они жгли его. Неужели я была единственным человеком, верившим, что Николас Уиндхэм не был ни безумцем, ни убийцей? Неужели я вела себя глупо?
Спотыкаясь, я поднялась на ноги, подошла к зеркалу и посмотрелась в него, потом, со всей осторожностью положив обнову на кровать, поспешно сняла поношенное серое платье, которое носила постоянно, и отбросила его в сторону. Осторожно я надела платье из изумрудного атласа, некоторое время безуспешно пыталась застегнуть затейливые пуговицы корсажа на спине, наконец мне это удалось, и когда я покончила с этим, на мгновение закрыла глаза, прежде чем собралась с силами и взглянула в зеркало на свое отражение.
О! Неужели это и впрямь была я? Неужели незнакомка, которую я видела в зеркале, была той самой невзрачной и простенькой девчонкой, которая всего несколько минут назад выглядела не лучше служанки? Неужели это были мои глаза? Какими зелеными они казались теперь в цвет платью! Как они сияли!
Мои волосы, обрамлявшие бледное лицо, казались иссиня-черными. Я вертелась перед зеркалом, расправляла зеленые ленты, распускала волосы, позволяя им падать то на одно, то на другое плечо, то вплетала ленты в косы. Нагнувшись ближе к зеркалу, я покачала головой не в силах поверить своим глазам. Я осторожно повернулась направо, потом налево, разгладила корсаж, проведя понему руками, легко прикасаясь к скромному декольте, вышитому по краю, потрогала облегающие рукава, доходившие до запястий.
Я упала на колени и дрожащей рукой дотянулась до ножниц, лежавших рядом с моим подвенечным платьем. Потом я подняла ненавистное старое платье, которое носила в страшные, населенные кошмарами дни и ночи своего заключения в Оуксе, и разрезала его на куски.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одержимое сердце - Сатклифф Кэтрин



Роман ничего,напоминает Джейн Эйр.Немного мрачноват,но почитать можно.
Одержимое сердце - Сатклифф КэтринКатя
14.02.2012, 17.15





Да, чем то напоминает джейн эйр. Из всех романов мне очень понравился Игра теней, фильм бы получился классный.
Одержимое сердце - Сатклифф Кэтриннатали
11.02.2014, 1.11





Да, чем то напоминает джейн эйр. Из всех романов мне очень понравился Игра теней, фильм бы получился классный.
Одержимое сердце - Сатклифф Кэтриннатали
11.02.2014, 1.11





Читалось на одном дыхании. Хотя не люблю повествование от первого лица, но автор бесспорно обладает ценным писательским даром и умело погружает читателя в особую завораживающую атмосферу, так сказать, "готического романа". Да, именно "готического" ибо тут есть все, что присуще такому жанру: сумрачная, таинственная и мрачная атмосфера как внутри дома, так и снаружи; ужасные тайны, убийство, призраки, полузаброшенный замок с его одинокими и отчужденными обитателями, припадки героя, темные коридоры и тени в этих же коридорах, гаснущие свечи в самый неподходящий момент, звуки и зовущие голоса, пробирающие до дрожи...А в целом, это захватывающая история двух влюбленных, которым во имя своей любви пришлось многое вытерпеть и пережить.У каждого своя история, у каждого свои демоны внутри, но любовь побеждает все. Однозначно Сатклифф пишет на высоком уровне, ей удается выразить разную гамму чувств героев, что им сопереживаешь и веришь.Есть некоторые неточности и непонятности в поведении и поступках героев, но ни в коем случае не портит отношение к роману в целом: 9++++++/10
Одержимое сердце - Сатклифф КэтринNeytiri
26.04.2014, 11.46





тяжеловато
Одержимое сердце - Сатклифф Кэтринтаня
18.11.2014, 16.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100