Читать онлайн Единственная моя, автора - Сатклифф Кэтрин, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная моя - Сатклифф Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 148)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная моя - Сатклифф Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная моя - Сатклифф Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сатклифф Кэтрин

Единственная моя

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 21

На следующий день в полдень, Оливия с Майлзом приехали домой в Брайтуайт. Голова Оливии гудела от недосыпания, а тело обессилило от недавней тревоги за жизнь мужа, не говоря уже о скорби по погибшим шахтерам. Ей не терпелось поскорее погрузиться в горячую расслабляющую ванну. Майлз с перебинтованными руками, в разорванной одежде устало поднимался по ступенькам вместе с ней. Парадная дверь распахнулась и Беатрис с окаменевшим от горя лицом выбежала им навстречу.
Оливия и Майлз остановились.
– Я не знала что делать, деточка, – запричитала Беатрис. – Она явилась без предупреждения и сказала, что ты разрешила ей взять его.
Оливия обхватила руками трясущиеся плечи старой женщины.
– Беатрис, о чем ты говоришь?
– Брайан.
Холодок пробежал по спине Оливии.
Майлз резко схватил Беатрис.
– Что ты несешь? Говори, черт бы тебя побрал, и перестань бормотать. Где Брайан?
Беатрис, белая как мел, с обезумевшими глазами, ответила:
– С Эмили. Она приехала вчера днем и сказала, что ты разрешила взять его на прогулку верхом. Она уверяла, что вернет его в Брайтуайт через час.
– О Боже! – Оливия покачнулась. Майлз подхватил ее и крепко обнял.
– Когда она не привезла его, я отправила мистера Фоулза в Девонсуик. Эмили сказала мистеру Фоулзу, это Брайан захотел остаться с ней на ночь, и она привезет его домой рано утром. Когда она не привезла его, я опять послала мистера Фоулза...
Беатрис снова расплакалась.
Оцепенев от пережитого и не в состоянии ясно мыслить, Оливия отвернулась и посмотрела на длинную подъездную аллею. После ночи тревог, страха и боли каким приятным казалось утро. И вдруг мир Оливии снова сделался серым, глаза перестали замечать пурпурные аврикулы и золотистые анютины глазки, розовые армерии и бордовые астры, кивающие своими пышными головками от малейшего дуновения ветерка.
Постепенно голоса проникли в ее сознание.
– ...подать карету... еду в Девонсуик... пожалеет, что родилась на свет... она ответит перед судом за похищение ребенка...
Руки Майлза нежно обняли ее. Он прижал ее голову к своей груди и стал гладить волосы. Только тогда она осознала, что начала беззвучно плакать.
– Успокойся, – прошептал он ей на ухо. – Все будет хорошо. Мы найдем нашего сына и привезем его домой. Я клянусь тебе, Оливия.
Она попыталась дышать глубже, старалась сосредоточиться на ускоренном биении сердца мужа, надеясь, что оно успокоит нарастающий безрассудный страх, скапливающийся в груди. Конечно, Эмили не причинит вреда Брайану. Какие бы ни были у нее недостатки и пороки детоубийство не входит в их число.
Она позволила Майлзу отвести себя в дом, где он усадил ее на кушетку и приказал служанке принести горячего чаю.
Оливия покачала головой.
– Я ничего не хочу.
Майлз с минуту понаблюдал за ней, убитый горем. Он видел, как ее маленькое тело сжалось и окаменело. Вчера она сходила с ума от тревоги за него, но страдания, которые она испытывала сейчас, были больше, чем просто тревога. Они возвращались в Брайтуайт с единственной мыслью разделить свое обретенное счастье с ее – их – сыном.
И вот теперь это несчастье.
В комнату вошел Арман.
– Сэр, вас ждет экипаж. – И нахмурившись добавил:
–Может, вы хотите переодеться перед отъездом?
– Нет времени.
Когда Майлз направился к двери, Оливия подняла глаза.
– Куда ты едешь?
– К твоему отцу. Она побежала за ним.
– Я с тобой.
– Об этом не может быть и речи.
Оливия, белая как мел, с полными непролитых слез глазами, покачала головой.
– Неужели ты думаешь, я могу оставаться здесь, не зная, что с Брайаном? Если отец как-то замешан в этом, я должна знать. Если мы найдем Эмили, я должна сама разобраться с ней. Она не станет тебя слушать.
Взяв ее лицо в руки, Майлз спросил:
– Черт возьми, почему она сделала это? Раньше ей было наплевать на Брайана.
– Она... расстроена и запуталась. – Оливия изо всех сил старалась успокоить дыхание. – Эмили потеряла ребенка, и де Клари намерен развестись с ней. Он отправил ее домой в Девонсуик.
– Но при чем тут Брайан?
Оливия отвела глаза. Прошло несколько мгновений, прежде чем она смогла заговорить.
– Боюсь, она... в отчаянии. Без сомнения, она пережила сильнейшее потрясение и разочарование от потери ребенка и неудачного брака. Женщина в таком отчаянном положении может испытывать очень сильные эмоции...
– Она способна обидеть его? – спросил Майлз. Когда лицо ее стало еще белее, он встряхнул ее и потребовал.
– Ответь мне, Оливия! Эмили может причинить какой-то вред Брайану?
– Нет, – сказала она. – Думаю, она хочет забрать его.
* * *
После получасового ожидания в фойе Девонсуика, лорд Девоншир принял Оливию и Майлза в официальной гостиной, предназначенной для приема гостей. Майлз был вне себя от ярости, и Оливии с трудом удалось удержать мужа от того, чтобы он не набросился на ее обезумевшего от горя отца.
Подойдя вплотную к отцу, Оливия произнесла как можно спокойнее:
– Скажи, куда Эмили увезла Брайана?
– Откуда, черт побери, мне знать? – огрызнулся он, покрываясь потом. Глаза его запали и то и дело метали нервные, яростные взгляды на Майлза.
– Ты лжешь.
– С какой стати мне лгать, скажи на милость? Девчонка совсем свихнулась после того, как де Клари выгнал ее. Все время бормочет что-то о мужьях и детях даже во сне. Силы небесные, я больше не узнаю свою дочь. – Опустив глаза, он устало добавил:
– Подозреваю, что никогда не знал. Эмили превратилась в...
– В кого, отец?
– В незнакомку. В... чудовище. Обвиняет меня в том, что я хотел от нее слишком многого. Кричит, что я любил ее только потому, что она напоминает мне мать. Она имела наглость сказать мне, что я «задушил» ее своим вниманием, требуя, чтобы она была достойна репутации матери.
Девоншир опустился на диван. Оливия села рядом и взяла его за руку.
– Пожалуйста, папа. Если ты имеешь хоть малейшее представление, куда она могла поехать, скажи мне.
Он встретился с ней взглядом. Лоб его собрался морщинами, в глазах отражался сумбур вопросов и сожаления.
– То, что она говорила мне о себе... – сказал он тихо.
– Отец, – прошептала Оливия, сжимая его руку. -Пожалуйста.
– Это правда? Черт побери, скажи мне правду, Оливия. Неужели Эмили способна на такие вещи? Ложь? Обман? Сколько раз ты прикрывала ее? Защищала? – Он закрыл посеревшее лицо руками и заплакал. – Как я, должно быть, обижал тебя, какую боль тебе причинял, когда обвинял тебя, насмехался над тобой, стыдил тебя. А ты все это время только и делала что защищала свою сестру и меня, зная, какие страдания причинит мне правда о ней и как она погубит ее.
Оливия мягко отняла отцовские руки от лица и попыталась улыбнуться.
– Мы забудем обо всем и не будем это вспоминать, папа, если ты только поможешь мне найти Брайана.
Его глаза вернулись к ней.
– Если бы я был хотя бы наполовину таким родителем тебе и Эмили, как ты Брайану, все могло бы быть по-другому, скольких страданий можно было бы избежать. -Он заморгал, и слезы вновь потекли по лицу.
– Ладно, – сказал он хрипло. – Она что-то говорила о пикнике на утесе... а потом собиралась вернуть мальчика его законному отцу...
* * *
Майлз смотрел в окно кареты на проплывающий мимо пейзаж и изо всех сил старался сосредоточить мысли на бесконечных взгорьях и долинах, а не на событиях, разворачивающихся вокруг него. Вот уже час Оливия, холодная и отчужденная, сидела на сиденье напротив и немигающим, застывшим взглядом смотрела прямо перед собой, отказываясь признавать его существование. Оливия словно погрузилась в оцепенение в тот момент, когда ее отец признался, что Эмили собирается отыскать отца Брайана.
Прикрыв глаза, откинувшись головой на спинку сиденья, Майлз старался дышать ровно и спокойно, между тем как забинтованные руки непроизвольно сжимались в кулаки, заставляя его морщиться от боли. Почему Оливия не приказала кучеру ехать на Маргрейв, куда Эмили, предположительно, повезла Брайана на пикник? Однако не этот вопрос жег его мозг?
Уорвик посмотрел на жену. Все кости и мышцы ныли от усталости после вчерашних спасательных работ в шахте, не говоря о бессонной ночи. Он чувствовал себя разбитым и смертельно уставшим.
– Я хочу знать правду, – произнес он мягко.
Тень улыбки промелькнула на лице Оливии. Она слегка коснулась его щеки кончиками пальцев.
– Прости меня. Но мой разум и сердце в смятении. Я не знаю как и с чего начать. Не перестаю думать, как счастливы мы были последнее время, как искренне ты полюбил Брайана, не говоря уже о твоем успехе с рудниками... Это все из-за моей глупости. Мне следовало знать, что это случится. Это было неизбежно. Я знала, но все равно молилась, чтобы как-нибудь оттянуть это на целую жизнь или до тех пор пока наша любовь не окрепнет настолько, чтобы быть в состоянии выслушать правду.
Майлз снова откинулся на сиденье.
– Оливия, ты знаешь, куда поехала Эмили? Если да, скажи мне пожалуйста.
– Как сказал папа, к отцу Брайана, – ответила она, спокойно глядя на него.
– Значит, я наконец узнаю, кто он.
– Боюсь, мне едва ли удастся и дальше скрывать это от тебя. Я лишь надеюсь, что ты не возненавидишь меня слишком сильно. После того, как мы найдем Брайана, все прояснится.
* * *
Дальше они ехали в молчании. Оливия глядела в окно, наблюдая, как солнце садится за горизонт, а Майлз не отрывал взгляда от профиля жены до тех пор, пока сгущающиеся сумерки едва не сомкнули отяжелевшие веки. Они становились все тяжелее и тяжелее и наконец закрылись.
Ему снилось, что Оливия, считая, что он крепко спит, открыто расплакалась, тихо всхлипывая в ладони и то и дело шепча.
– Я не хочу потерять никого из вас. Я просто не вынесу этого. Вы двое, все что у меня есть в этой жизни.
Потом ему пригрезилось, как он сонно ответил ей:
– Я убью любого, кто попытается отнять вас у меня.
– Сэр.
Он проснулся. Оливии не было. Карета стояла.
Кучер, одетый в свою лучшую ливрею, стоял у дверцы кареты, озабочено глядя на него. Яркий свет выливался из окон дома позади него. Майлз медленно и неуклюже сел, потер затекшую шею и спросил:
– Где моя жена?
– Уже в доме, сэр.
Прогнав из головы туман, Майлз сосредоточил взгляд на парадной двери и вышел из кареты.
* * *
Стоя на коленях в холле, Оливия крепко прижимала Брайана к себе. Майлз вошел в дом. Она слышала его приближающиеся шаги и медленно подняла глаза, когда он остановился рядом. Взгляд его был еще немного рассеянным, но счастливым оттого, что он нашел их.
– Где Эмили? – спросил он.
– В утренней комнате, – послышался голос Беатрис, появившейся у дверей. Потом нянька подбежала к Оливии и обняла своих подопечных. Черты ее лица казались совершенно ясными и решительными.
Не сказав больше ни слова, Майлз медленно пошел к утренней комнате. Оливия не могла заставить себя взглянуть на него, но все равно поняла, что он вошел в комнату, поняла по молчанию, что он, в конце концов, встретился с сестрой.
– Закрой дверь, – послышался приглушенный голос Эмили.
– Что, черт побери, происходит? – возмутился Майлз. – Мне бы следовало заявить на тебя в полицию за похищение ребенка.
– Я сказала, закрой дверь.
После довольно долгой паузы дверь со щелчком закрылась.
Оливия медленно встала, не убирая руки с головки Брайана, который все еще крепко обнимал ее, пряча заплаканное личико в складках материнской юбки. Оливия взглянула на Беатрис.
Беатрис протянула руку к Брайану. Он оттолкнул ее и почти в отчаянии ухватился за Оливию. Беатрис попыталась увести его.
– Иди, – прошептала Оливия и успокаивающе улыбнулась. – Мы почитаем чуть позже. Обещаю.
Наконец Брайан позволил няньке увести его из холла, и Оливия, сделав поверхностный, судорожный вдох, побрела по галерее к утренней комнате. Приглушенные голоса из-за двери становились все отчетливее. Они сделались достаточно громкими и Оливия смогла слышать каждое слово из того, что говорила Эмили.
– Я потеряла ребенка де Клари, и доктор сообщил мне, что иметь детей будет для меня равносильно самоубийству. Тогда мой муж выгнал меня, заявив, что с нашим браком покончено. Поначалу я запаниковала. Я искренне верила, что если я подарю ему ребенка – любого ребенка, – он примет его, как своего. Я была настолько самоуверенна, что у меня не было и тени сомнения в том, что де Клари из любви ко мне примет как своего сына другого мужчины. Но он не принял его, а правда вышла наружу.
– Что, дьявол побери, ты хочешь мне сказать? – недоуменно воскликнул Майлз.
– Я мать Брайана, разумеется.
Оливия закрыла глаза. Колени стали ватными, лицо пылало. Страх так сдавил ей грудь, что она едва могла дышать.
– Ты сошла с ума, – послышался наконец ответ Майлза. – Оливия...
– Его тетя. Молчание.
О Боже! Ну почему он не скажет что-нибудь. Наконец, он произнес низком, натянутым голосом:
– Ты лжешь.
– Ты же знаешь Оливию, она всегда жертвует собой ради других. Временами это становится противным просто до тошноты. Она никогда не догадывалась, как я завидовала ей. Нет, не ее красоте. Красотой ей со мной не тягаться. Я всегда ненавидела, как папа превозносит ее ум. Я терпеть не могла, как ее уважают слуги. Я презирала то, как она храбро справляется с проблемами, не проронив при этом ни единой слезинки. Бывали случаи, когда я с радостью отказалась бы от своей красоты, чтобы иметь такой же ум, как у Оливии. Быть такой же мудрой. И смелой, как она. Она даже прошла через этот фарс брака с достоинством, зная, что нужна тебе только из-за денег... И тем не менее...
Тем не менее ей удалось наладить отношения между вами. Я слышала, что вы с Оливией стали... очень близки. Впервые за всю свою жизнь Оливия испытала счастье. Ну не забавно ли, что она вляпалась в эту историю из-за меня... и теперь все закончится тоже из-за меня.
Оливия медленно отворила дверь. Стоя на пороге, она встретилась глазами с сестрой.
– Эмили, я никогда ни о чем тебя не просила. Но сейчас прошу. Я умоляю тебя. – Прикрыв глаза, Оливия боролась со слезами отчаяния и страхом, от которого дрожал ее голос. Еще никогда не приходилось ей видеть такой ненависти в глазах сестры, такой злонамеренности. – Ради Брайана. Ради меня. Будь милосердной. Я не могу потерять их сейчас.
Встав с кресла, Эмили проплыла по комнате в розовом облаке тафты и белоснежных кружев. Ее светлые волосы были уложены на затылке, покрыты черной сеткой и украшены атласной лентой того же цвета. Она буквально повисла на Майлзе, который как бы окаменел в ее объятиях.
На дрожащих ногах Оливия вошла в комнату, не отрывая глаз от картины, открывшейся ее взору: обнимающая Майлза – ее мужа – сестра. Его взгляд, сверлящий ее лицо, мрачное и потемневшее, как грозовая туча, от гнева и смятения. Наконец он сомкнул ладони вокруг рук Эмили и с силой оттолкнул ее.
– Не приближайся ко мне, черт возьми, – процедил он сквозь стиснутые зубы.
– Ну же, Майлз. Ты же сам знаешь, что всегда любил меня. В тот день в ноябре, когда ты откликнулся на письмо отца, ты сам сказал, что подумал, будто это я написала его. Ведь ты женился на ней только потому, что она моя сестра. Наверняка ты можешь понять, почему я решила выйти за де Клари. Только из-за денег, уверяю тебя.
Майлз повернулся к Оливии. Глядя в его лицо, она хотела коснуться его последний раз и молить о прощении.
– Она утверждает, что это она родила Брайана, – сказал он.
Оливия попыталась улыбнуться, кивнуть, но смогла лишь молча смотреть в недоуменные глаза мужа, между тем как сердце ее разрывалось на части от горя.
– Я... сделала то, что считала лучшим для всех. У отца были такие надежды на Эмили, такие грандиозные планы в отношении ее замужества. А я была убеждена, что никогда не выйду замуж. Я слишком невзрачна, этакий синий чулок. Мои запросы в жизни слишком непритязательны. И кроме того, – продолжала она, глядя ему прямо в глаза, – был только один мужчина, которого я любила. И если он не мог принадлежать мне, я просто отказывалась довольствоваться меньшим. Поэтому беременность Эмили оказалась настоящим чудом для меня. Если я не могла выйти замуж за мужчину, которого любила, то, по крайней мере, могла быть матерью его сына... и любить его всем сердцем.
Какое-то время Майлз глядел на нее, не мигая, потом от лица его медленно отхлынула краска, а тело оцепенело. Тысячи эмоций неслись по его чертам в эти несколько мгновений. Гнев. Неверие. И каждая с напряженностью, которая кромсала душу Оливии словно нож.
Он схватил ее за плечи, стиснув пальцами. Огромная боль читалась в его каре-зеленых глазах. Он попытался заговорить и не смог.
Не отводя глаз, она тихо сказала:
– Ты отец Брайана.
– ...А Эмили...
– Его мать. Он никогда не был по-настоящему моим.
Эмили подошла и взяла Майлза за руку. Словно автомат, он повернулся к ней, белый от потрясения или ярости.
Боже милостивый, как он должен ненавидеть ее, подумала Оливия, попятившись к двери.
Под пронзительным взглядом Майлза губы Эмили дрогнули.
– Ты же понимаешь, почему я не сказала тебе, Майлз. Единственное, о чем я могла думать, – это поскорее убраться с глаз отца, пока он не узнал о нас с тобой... и о нашем ребенке. Поэтому Оливия предложила пожить во Франции до рождения ребенка, ну, чтобы никто не узнал. После этого я могла бы отдать его какой-нибудь семье, желающей усыновить ребенка. И только когда мы поселились под Ле Забль Д'Олонном, Оливия подала идею выдать ребенка за своего. Это, разумеется, было идеальным выходом. Моя репутация не пострадала. Это была абсолютная случайность, что отец выбрал именно тебя в мужья Оливии. Но уверена, ты согласишься, что наша семья должна быть вместе. Мать. Сын. И его отец...
Оливия повернулась к галерее и обнаружила Армана, Салли, Жака, Гюстава и новых слуг, стоящих в тени. Неловкость, озабоченность и сочувствие были написаны на их лицах.
– Оливия! – раздался голос Майлза. Она застыла на месте.
– Посмотри на меня!
На деревянных ногах она повернулась к нему. Майлз стоял в конце галереи с крепко сжатыми кулаками. Грязная, разорванная рубашка свисала с плеч. Великолепные черные волосы рассыпались в буйном беспорядке на лбу и воротничке. В этот момент Оливия подумала, что он самый красивый мужчина на свете, даже еще красивее, чем был тогда, много лет назад, когда она впервые увидела его на маргрейвском утесе, когда она могла только мечтать о том, что когда-нибудь будет любить его, обнимать его, стать его женой.
– Это правда? – спросил он хриплым, срывающимся голосом. Даже на расстоянии она видела, что он дрожит, черные глаза блестели слезами надежды. – Брайан мой сын?
Кивнув, она ответила:
– Да.
Эмили выпорхнула из комнаты и уцепилась за него.
– Мы поженимся... – начала она.
Он оттолкнул ее и зашагал по коридору к Оливии, которая внезапно не смогла найти в себе сил, чтобы отступить. Если он решит убить ее за обман – что ж, так тому и быть. Лучше умереть, чем жить с мыслью, что он ненавидит ее за то, что она так сильно его любит.
Остановившись перед ней, прежде чем заговорить, он помолчал несколько секунд, борясь со своими мыслями.
– Почему ты не сказала мне?
– Я... боялась. Ты прямо сказал, что не любишь меня, когда мы поженились.
Ее плечи затряслись. Она не могла ничего с собой поделать. Вся сила, казалось, ушла из ее ног. Оливия опустилась на пол, упершись локтями в колени и спрятав лицо в руках. Она открыто расплакалась, стыдясь отвратительного хлюпанья носом и неудержимого потока слез, струившихся по ее щекам.
– Потом я боялась, что если ты узнаешь правду, то станешь презирать меня за ложь. Я тешила себя мыслью, что ты останешься со мной, пока нуждаешься в деньгах. Я понимала, что с открытием нового пласта на шахте ты становишься сказочно богатым, и я не буду нужна тебе. И я больше не нужна тебе.
Майлз медленно опустился на колени перед ней и взял ее лицо в свои руки.
Не в силах остановить текущих слез, она крикнула:
– Вы оба мои, черт побери! Может, я и не родила Брайана, но я растила его. Я любила его. Я не могла бы любить его больше, чем собственного сына. Он часть того мужчины, которого я люблю... он часть тебя.
Силясь овладеть собой, внезапно разозлившись на свою постыдную слабость, Оливия оттолкнула руки мужа и попыталась встать. Он не позволил ей, крепко прижав к груди и одной рукой погрузившись в ее растрепанные волосы. Закрыв глаза, Оливия позволила себе наслаждаться его близостью и его запахом, думая, что может умереть от этого мучительного блаженства.
Наконец она прошептала:
– Пусти меня. Эмили была твоей первой избранницей, когда-то ты любил ее. Ты женился на мне только из-за денег. Возможно, ты привязался ко мне, потому что у тебя почти не было выбора. Но теперь он у тебя появился. В Англии нет такой женщины, которая не назвала бы тебя своим желанным избранником. Разве ты не понимаешь, Майлз? Ты можешь начать все заново, и на этот раз сделать все, как положено. Ты можешь жениться на женщине, которую действительно любишь, жениться по любви, а не по расчету.
Эмили, которая до этого неподвижно стояла в дверях, просияла и направилась к Майлзу, но Арман и Гюстав внезапно обступили ее с двух сторон и схватили за руки.
– Как вы смеете! – зашипела она. – Сейчас же уберите от меня свои руки. Что вы себе позволяете! – Остановив горячие как угли глаза на Майлзе, она взвизгнула:
– Сделай же что-нибудь, идиот!
– О, непременно, Эмили. – Он улыбнулся и поглядел на слуг, выстроившихся вдоль коридора. Лица их были озабочены. Салли стояла, уперев руки в бока, с перекосившимся чепцом, и гневно смотрела на него из-под насупленных рыжих бровей. Жак застыл в дверях столовой, с головы до ног перепачканный в муке.
Затем Майлз поднял глаза на лестничную площадку, где стояла Беатрис с Брайаном на руках. Затем сделал глубокий вдох.
– Будьте свидетелями того, что я, Майлз Кембалл Уорвик, находясь в здравом рассудке... – Он медленно повернулся к Оливии, которая продолжала ждать, парализованная слабостью, с бешено колотящимся сердцем, когда он опустился перед ней на колено и взял ее за руку. – Находясь в здравом рассудке, настоящим прошу Оливию Девоншир Уорвик, мать моего сына, быть моей женой, моей любовью – моей единственной любовью – на всю оставшуюся жизнь, до конца дней моих.
Оливия закрыла глаза, слишком растроганная облегчением и радостью, чтобы говорить.
– Скажи «да», мамочка, – прозвенел детский голосок сверху, – потому что я ни с кем больше не буду играть в Черного Рыцаря.
– О, – выдохнула она. – Да.
* * *
Свадебное торжество было устроено в розарии Брайтуайта, среди сверкающих цветов, которые наполняли июньский воздух упоительным ароматом. Небо было безоблачным и нежно-голубым.
На церемонии присутствовали три сотни гостей.
Были гости из Ганнерсайда. Из Миддлхэма. Из Лондона. Они растянулись по огромному саду Брайтуайта, окружающему дом, и смотрели увлажнившимися глазами, как Оливия и Майлз стоят на усыпанной розами террасе и повторяют свои клятвы перед священником. Когда Майлз надел золотое обручальное кольцо на палец Оливии, над садом пронесся гул одобрения.
Жак был на седьмом небе от счастья, когда гости стали шумно выражать восторг, вызванный его семислойным свадебным тортом, шампанским и пуншем. Арман жаловался, что придется пристраивать новое крыло, чтобы сложить все свадебные подарки, а Салли сильно опьянела, допивая оставшийся на дне стаканов пунш.
Когда дневные торжества подошли к концу, Оливия и Майлз стояли в принимающем ряду и пожимали руку каждому гостю, проходящему мимо. Граф Уорвик, выбранный шафером, стоял рядом с Майлзом. Дженет сопровождала Оливию, но время от времени отходила, чтобы поговорить с Чарльзом Фоулзом, которому, похоже, доставляло огромное удовольствие объяснять ей особенности управления первоклассной конюшней.
Один раз, к своему ужасу, Оливия обнаружила Брайана и старшего сына графа Уорвика – Патрика – катающимися по земле клубком. Майлз и Дэмиен растащили мальчишек и поставили на ноги, между тем как Бонни, графиня Уорвик и Оливия стояли с одной стороны, неодобрительно сдвинув брови.
– Эй! – послышался голос из толпы. – Ставлю на Брайана!
– А я на Патрика!
– Тут и говорить не о чем, – заявил третий голос. -Ставлю шиллинг на ничью!
Филипп Фитцпатрик и Кларенс Ньюман, друзья Майлза и графа Уорвика, обступили мальчиков и горячо заспорили, кто из кузенов кого одолеет. Майлз и Дэмиен смотрели друг на друга несколько долгих, напряженных секунд, потом расхохотались. Дэмиен протянул Майлзу руку и сказал:
– Добро пожаловать в семью, мистер Уорвик.
По традиции, когда все гости разъехались, слуги Брайтуайта выстроились в ряд и принимали подарки от Оливии. Это были новые чепцы и фартуки для служанок и новые перчатки для мужчин. Каждый просиял от удовольствия и пожелал счастья Оливии и Майлзу. Слуги ушли, а Беатрис задержалась в сторонке, что-то бормоча себе под нос и украдкой поглядывая на хозяев. Майлз подмигнул Оливии и сказал:
– Подойди сюда, Беатрис.
Седая старая няня заковыляла по холлу и остановилась перед Майлзом. Взгляд, которым она окинула его, был несколько скептическим.
– У меня есть кое-что и для тебя, – объяснил он.
Ее и без того круглые глаза расширились от удивления и удовольствия.
– Брайан! – позвал он.
Брайан вышел из гостиной, с трудом удерживая жирного, рыжего кота в своих маленьких ручках. Глаза Беатрис наполнились слезами, и она захлопала в ладоши.
– О Иисусе! – воскликнула она. – Вы нашли моего...
– Котика! – хором сказала Оливия, Майлз и Брайан. Вложив мурлыкающего кота в руки Беатрис, Майлз сказал:
– Уверен, вы с Брайаном найдете чем развлечь Диккенса до конца вечера. Верно, дорогая?
Беатрис улыбнулась.
– Конечно. – Взяв Брайана за руку, няня повернулась и зашаркала к двери, остановилась и лукаво бросила:
– Диккенс был черным.
Майлз сунул руки в карманы брюк.
– Неблагодарная старуха, – пробормотал он. – Мне бы следовало уволить ее.
– Но ты же этого не сделаешь? – Оливия обвила рукой руку мужа и улыбнулась ему в лицо.
– А теперь твой свадебный подарок.
– Свадебный подарок для меня? – Он улыбнулся как их сын. Глаза его плясали от радостного возбуждения.
Оливия вывела его в открытые двери, где ожидал Арман, очень представительный в своем черном костюме и белых перчатках.
Оливия с Майлзом вышли на крыльцо. Сумеречный свет отбрасывал вокруг розоватое свечение, а у подножья ступенек стоял Чарльз Фоулз, делая вое возможное, чтобы успокоить приплясывающего, бьющего копытом верного арабского скакуна, который заржал, едва завидев Майлза. Майлз остановился как вкопанный.
– Гданьск.
– Потребовалось несколько месяцев, чтобы найти его, пояснила Оливия, крайне тронутая чувствами мужа.
– С тех пор как он был продан с аукциона в декабре, его продавали еще три раза. Похоже, он никому кроме тебя не позволит ездить на нем. Я думаю он станет прекрасным отцом для жеребят Жемчужины.
Майлз закрыл глаза, затем без предупреждения подхватил ее на руки и вернулся в дом. Когда он поднимался по лестнице, смеющаяся Оливия заявила, что он непременно сломает себе спину прежде, чем доберется до самого верха.
Но он даже не запыхался к тому времени, когда опустил ее на пол в спальне. Они долго стояли перед зеркалом, любуясь своим отражением в зеркале. На ней было изысканное свадебное платье, которое бесчисленное количество жен Уорвиков надевали до нее, включая жену Дэмиена – Бонни. А он, Майлз Кембалл Уорвик, ее муж, был одет в сногсшибательно красивый синий фрак с бархатным воротником, окантованным шелковым шнуром. Жилет был сшит из белоснежного атласа, а брюки имели голубовато-серый цвет. Бело-розовая бутоньерка выглядывала из петлицы пиджака.
– Я люблю тебя, – вымолвил он наконец.
Оливия закрыла глаза, купаясь в трепетном восторге, который перехватывал дыхание.
Его пальцы медленно двинулись вдоль спины, освобождая каждую пуговку до тех пор, пока платье с легком шуршанием не соскользнуло с плеч на грудь, обнажив бледно-розовый цветок на белой коже.
Майлз нежно коснулся его, обведя контуры кончиками пальцев. Все это время он не сводил глаз с ее отражения в зеркале.
– Я когда-нибудь говорил тебе, что обожаю розы? – спросил он.
Она кивнула, и Майлз легким движением руки сдвинул платье ниже, так, что оно соскользнуло к талии, прошуршало вокруг бедер и веером легло у ее ног на полу. Все ее органы чувств сосредоточились на волшебстве его рук, творящих чудеса с ее телом, сладкой болью отзывающимся на его ласки, томящимся в ожидании его любви.
Майлз нежно куснул ее чувствительную кожу за ухом.
– Когда я брал тебя в первый раз, я причинил тебе боль, – пробормотал он. – Ты была девственницей, но я тогда оказался слишком пьян и расстроен, чтобы понять это. И все же ты простила меня. Ты спасла саму мою жизнь, а я отплатил тебе болью. Мне не хватит жизни, чтобы загладить свою вину перед тобой.
Она молчала. Она чувствовала себя такой восхитительно слабой. И такой полной жизни.
Оливия не заметила, как он снял с нее корсет и белье, потом туфли и тонкие шелковые чулки – настолько поглотило ее безмерное ощущение счастья. Затем муж положил ее на постель среди белых шелковых простыней и разбросанных по ним розовых лепестков.
Очень скоро он присоединился к ней, обнаженный, лаская, возбуждая, дразня до тех пор, пока она не вскрикнула и не затрепетала от восхитительного экстаза любви, переполняющей сердце, душу и тело, пьянящей, как аромат роз за окном, и безграничной, как вересковые луга, тянущиеся до самого горизонта.
Потом они лежали, обессиленные, но счастливые, дрожа от ночного ветерка, влетающего в открытое окно.
– Спасибо, – наконец сказал он. Оливия улыбнулась.
– За что?
– За то, что веришь в меня. Но, главное, за то, что любишь. – Он снова заключил Оливию в свои объятья и держал так до тех пор, пока тепло ее тела не смешалась с его теплом, пока страсть не вспыхнула с новой силой, и он перевернул ее на спину, рассыпав волосы словно мерцающее пламя среди подушек и лепестков. И они снова слились – медленно, возвышенно, в гармонии душ и тел, раскрывающихся навстречу друг другу.
– Спасибо за моего сына, – произнес Майлз.
Она ахнула и вздохнула, охваченная таким сильным порывом чувств, что казалось, вот-вот разлетится на тысячи кусочков восторга.
– Есть только одно, что могло бы сделать меня счастливее, чем я есть теперь, – послышались его нежные слова сквозь пелену блаженства.
– Скажи мне, – выдохнула она. – Скажи быстрее, любимый, и я сделаю все, чтобы это сбылось.
Майлз поцеловал ее легко, нежно и, погружаясь в ее манящие глубины, прошептал:
– Дочка, похожая на тебя.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная моя - Сатклифф Кэтрин



мне очень понравился роман, я пережила целую жизнь вместе с героями, удивительные ощущения, большое спасибо!!!!!!!!
Единственная моя - Сатклифф Кэтринмишель
20.11.2010, 22.54





Роман потрясающий!!!
Единственная моя - Сатклифф КэтринИрина
22.06.2011, 17.00





автор отлично скмела передать ємоции ггероев.Достойное произведение.
Единственная моя - Сатклифф Кэтринвика
31.01.2012, 21.20





роман понравился, хорошо написан, только аннотация не очень,можно было написать чуть поподробнее)
Единственная моя - Сатклифф Кэтринсвета
6.04.2012, 16.40





очень понавился роман!
Единственная моя - Сатклифф Кэтриналина
25.07.2012, 22.35





не оставляет равнодушным - хороший роман!)))
Единственная моя - Сатклифф КэтринЭва
25.08.2012, 9.21





Мило и совсем не пошло.
Единственная моя - Сатклифф КэтринАля
25.08.2012, 19.27





закрутила сюжет, интнресно.
Единственная моя - Сатклифф КэтринМарго
4.01.2013, 19.17





Мне роман показался скучноватым. ГГ вообще никакой, это насколько надо быть пьяным чтобы не отличить девственницу от женщины. Любви между гг не заметно было. Да и гл.героиня слишком уж любит себя приносить в жертву. 3/10
Единственная моя - Сатклифф КэтринНатали
4.01.2013, 22.09





Подобный сюжет уже кочует по романам. Но данный вариант весьма интересен, написан ярким живым языком. Читается на одном дыхании. Люблю я, когда семья соединяется!.
Единственная моя - Сатклифф КэтринВ.З.,65л.
30.04.2013, 10.39





Читать можно, бывает и хуже. Помогите найти роман, где гг еще ребенок-подростк сидя на дереве наблюдает за пикником семьи, маленькая девочка чуть не утонула в реке в это время , он спасает ее , но ему еще и наваляли,,, на теле остались шрамы. проходит время, они встречаются.... Роман очень интересный, кто читал - ответите, плиз!!!!!!
Единственная моя - Сатклифф КэтринСветлана
30.06.2013, 8.15





Для Светланы. Книга Джо Гудмэн "Все в его поцелуе"
Единственная моя - Сатклифф КэтринОльга
4.08.2013, 17.43





Роман нудный...не понравился
Единственная моя - Сатклифф КэтринНИКА*
21.08.2013, 7.12





Роман понравился. Читайте.
Единственная моя - Сатклифф КэтринКэт
19.09.2013, 16.38





Отличный роман про красивую Любовь)
Единственная моя - Сатклифф КэтринПупсик
17.10.2013, 1.39





8/10 .героиня непонятная,то тютя -матютя ,то кремень. И затянуто. А так, ни че, читать можно.
Единственная моя - Сатклифф Кэтринчиталка
17.10.2013, 19.33





"Наши победили". Читать можно.
Единственная моя - Сатклифф КэтринДина
17.12.2013, 17.52





Прекрасно, чувства переполняют. Мне понравилась Оливия, она готова пренебречь мнением общества, что бы воспитывать сына любимого мужчины, сестра- самая настоящая стерва. Гл. герой замечательный мужчина, он будет хорошим мужем и отцом, а недостатки есть у всех, если ты любишь нужно научиться их принимать в какой-то степени, не обязательно все, должен быть компромисс.
Единственная моя - Сатклифф КэтринТаня
13.03.2014, 13.11





Даже ггерои себя не понимают. А чувства? Вас мимо...
Единственная моя - Сатклифф Кэтринелена:-)
21.04.2014, 14.40





Очень понравился
Единственная моя - Сатклифф КэтринНАТАЛИЯ
5.01.2015, 15.05





Девочки помогите никак не могу вспомнить название современного лр,сюжет такой то ли итальянец.то ли испанец главный герой,становится инвалидом у него еще есть младший брат,а героиня чуть ли не выросла с ними,у него еще имеется невеста и тем не менее перед выходом из больницы он женится на гг,но не верит ей и все время ревнует,заранее спасибо!
Единственная моя - Сатклифф КэтринАмина
10.01.2015, 14.36





Амина,монро люси 'говори мне о любви'
Единственная моя - Сатклифф КэтринЭ.Ф
10.01.2015, 15.41





Амина,монро люси 'говори мне о любви'
Единственная моя - Сатклифф КэтринЭ.Ф
10.01.2015, 15.41





Амина,монро люси 'говори мне о любви'
Единственная моя - Сатклифф КэтринЭ.Ф
10.01.2015, 15.41





Ой спасибо большое, а то я ломала голову!:-)))
Единственная моя - Сатклифф КэтринАмина
11.01.2015, 22.17





Прочла с удовольствием)
Единственная моя - Сатклифф КэтринОльга
10.12.2015, 15.22





Мне очень понравился роман, интересный сюжет.Есть,конечно ляпы,не без этого,но все равно хорошо.
Единственная моя - Сатклифф КэтринНа-та-лья
10.12.2015, 23.31





ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ РОМАН.
Единственная моя - Сатклифф КэтринРая
11.12.2015, 15.32





В целом хорошо . Но почему гг давала на себе "ездить" и сестре , подлючке и отцу ? Вроде бы дама с характером , а с ними что то у нее не очень получалось . Герой тоже своеобразен , то вверх , то вниз . 8-9 баллов , не более.
Единственная моя - Сатклифф КэтринMarina
16.12.2015, 19.30





Вообще не плохо. Но как то слишком много про шахты, все же это любовный роман. Любви хочется больше. Главный герой такой гадский гад - обожаю таких. Оценка 8.5
Единственная моя - Сатклифф Кэтринsvet
24.02.2016, 11.15





Замечательно,просто нет слов я ещё раз его перечитаю.всем советую не зря потратите время, однозначно 1000%
Единственная моя - Сатклифф КэтринАнна
25.09.2016, 18.50





Двойник романа Мэри Кэттон "Роза в снегу". Имена только другие, а диалоги почти слово в слово.
Единственная моя - Сатклифф КэтринЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
21.10.2016, 15.52





помогите найти книгу. помню только то что он привез ее к себе на родину и в свой дом. вроде у него еще был брат . еще помню он с другими сидел внизу а на коленях у него сидела рыжая . и еще он очень ее унижал и оскорблял.
Единственная моя - Сатклифф Кэтринтатьяна
17.11.2016, 21.44





помогите найти книгу. помню только то что он привез ее к себе на родину и в свой дом. вроде у него еще был брат . еще помню он с другими сидел внизу а на коленях у него сидела рыжая . и еще он очень ее унижал и оскорблял.
Единственная моя - Сатклифф Кэтринтатьяна
17.11.2016, 21.44





хороший роман, прочитала с удовольствием, но без восторга. умная и смелая героиня - это плюс, слишком надуманная тайна и "хороводы" вокруг нее - это минус. но в целом - рекомендую к прочтению
Единственная моя - Сатклифф Кэтринчитатель
24.11.2016, 23.12





Мне роман понравился.Это действительно двойник РОЗА В СНЕГУ.
Единственная моя - Сатклифф КэтринСофья
25.11.2016, 1.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100