Читать онлайн Жемчужина любви, автора - Сандерс Эллен, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужина любви - Сандерс Эллен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужина любви - Сандерс Эллен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужина любви - Сандерс Эллен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сандерс Эллен

Жемчужина любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Лучше бы этот день никогда не наступал.
Колетт лежала под теплым одеялом – пожалуй, слишком теплым для октября – и смотрела в окно. Дерзкие лучи утреннего солнца, еще не обжигающие и не слепящие, бесстыдно ощупывали ее лицо и тело, скрытое под бесформенным ватным одеялом. Она потянулась, надеясь тем самым придать своему телу легкость и гибкость… быть может, тогда ей удастся легко встать, принять душ, позавтракать и сделать уйму нужных, но таких скучных и будничных дел.
Колетт благодарила небеса за то, что они послали ей доктора Крюшо. Она уже самостоятельно могла передвигаться по комнате. Медленно, несмело, словно ребенок, впервые вставший на ноги.
Бывают же люди, которые любят свой день рождения, невесело подумала Колетт. Эта мысль посещала ее каждый год. Именно в этот самый день – пятнадцатого октября. Интересно, сколько мужчин и женщин, мальчиков и девочек отмечают сегодня свой праздник? Им весело или они так же грустят, как и она?
С каждым годом собственный день рождения угнетал Колетт все больше. Ей ведь всего двадцать шесть… ой, уже двадцать семь лет. Конечно, нынешний год выдался не самым удачным. Однако в целом ей не на что жаловаться. У нее есть крыша над головой, любимая работа, подруги, но… Вот в этом «но», наверное, и была причина мрачного настроения именинницы. Каждый год находилось одно-единственное «но», которое подобно ложке дегтя в бочке меда портило праздник.
Колетт взглянула на часы. Стрелки показывали половину девятого. О встрече в кафе с Мадлен и Натали она договорилась на пять… Колетт задумалась, подсчитывая, сколько у нее осталось времени. Можно не торопиться.
На процедуры ей сегодня не надо, так что у нее уйма свободного времени для того, чтобы превратиться в красавицу. При этом у нее не было ни грамма желания что-либо делать. Зачем? Праздновать то, что она на год постарела? Что еще один год прожит напрасно? Что она по-прежнему одинока и… – что уж скрывать! – несчастна. У нее не было ни любимого мужа, как у Мадлен, ни бесшабашной жизни Натали. А в этом году ей помимо всего прочего придется отмечать свой день рождения, сидя в инвалидной коляске.
День рождения подруги решили отметить в любимом кафе-кондитерской «Шармэль», где варили самый вкусный кофе и подавали самое нежное мороженое в Париже.
Колетт снова взглянула на часы и с разочарованием выяснила, что прошло всего десять минут. Боже, поскорее бы закончился этот день!


– Колетт, дорогая!
Мадлен и Натали дружно кинулись обнимать виновницу торжества.
– Поздравляем. – Натали протянула покрасневшей от смущения и внимания к своей скромной персоне Колетт маленькую коробочку.
Сердце Колетт вздрогнуло от ощущения дежавю. Такую же коробочку ей когда-то протянул Оливье… В последние дни Колетт избегала его. Она уговорила доктора Крюшо назначать приемы в те часы, когда Оливье оперирует или занят с другими пациентами. Таким образом Колетт избавила себя от необходимости поддерживать любезную беседу с бывшим лечащим врачом и любовником. Впрочем, вряд ли беседа получилась бы любезной, если бы они все-таки ненароком столкнулись в больничных коридорах.
Колетт с благодарной улыбкой взяла коробочку из рук подруги, зная заранее, что сейчас ей предстоит изобразить самую величайшую радость, независимо от того, что она обнаружит внутри. Таковы правила: именинник не имеет права обижать гостей и воротить нос от подарков, какими бы бесполезными они ни были.
Благо, что в данном случае Колетт не пришлось играть: подарок и в самом деле был изумителен.
– Боже, какая прелесть! – воскликнула она и чмокнула стоявшую рядом Натали в щеку.
– Мы специально подобрали серьги с жемчугом в комплект к твоему кулону, – пояснила Мадлен и после паузы печально добавила: – Жаль, что ты его сегодня не надела.
Колетт плотно сжала губы и подняла виноватый взгляд на подруг.
– В чем дело? – тоном суровой мамаши спросила Мадлен. – Только не говори, что потеряла кулон.
– Я вернула его Оливье.
– Но зачем?
– Не хотела, чтобы мне о нем хоть что-то напоминало, – плаксивым голосом ответила Колетт.
– Прости, подружка. – Мадлен прижала ее к груди и обняла. – Не беда. Мы купим тебе еще и кулон. Не хуже прежнего.
– Не надо. Вы и так меня балуете. Представляю, сколько стоят эти серьги. – Колетт еще раз взглянула на подарок. – Они божественны.
– А почему бы тебе их не примерить прямо сейчас? – предложила Натали. – Заказ все равно пока не принесли.
– С удовольствием. – Колетт ослепительно улыбнулась и открыла сумочку, чтобы достать пудреницу с зеркалом.
– Кстати, ты сегодня бесподобно выглядишь, – заметила Мадлен после оценивающего взгляда. – Давненько не видела тебя при параде. В последнее время ты почти не заботилась о своей внешности. Я уж начала волноваться за тебя. Когда женщина забывает о себе – она забывает об окружающих. Кому приятно лицезреть помятую, нечесаную замухрышку?
– Извините, если вам было неприятно смотреть на меня… – с обидой в голосе начала Колетт, но Натали поспешила ее успокоить:
– Нет-нет, ты ведь знаешь, что мы готовы терпеть тебя любую.
– Еще лучше, – вздохнула Колетт с ироничной улыбкой.
– Девочки, прекратите, – вмешалась Мадлен. – Колетт, ты все равно прекрасна. Особенно сегодня. День рождения – самый замечательный день в году. Жду не дождусь своего. Жером обещал подарить мне норковую шубку. Правда, здорово?
Колетт кивнула.
– У тебя такой вид, словно мы поминаем безвременно ушедшего от нас друга, – заметила Мадлен. – Колетт, встряхнись. Сегодня твой день!
Колетт заставила себя улыбнуться.
– Да. Жаль, что у меня нет Жерома или какого-нибудь Жака, который подарил бы мне хоть курточку на рыбьем меху.
Натали и Мадлен переглянулись, уловив в голосе подруги грустные ноты.
– Ты все еще расстроена из-за Оливье? – мягко тронув подругу за плечо, спросила Натали.
– Оливье в прошлом, – категорично заявила Колетт, но тут же сникла: – Да… не могу выкинуть этого предателя из головы.
– Может быть, тебе стоит его простить?
– Мадлен, ты с ума сошла! – воскликнула Колетт. – После того как он обманывал меня? Ни за что! Кроме того, Оливье уже, наверное, снова в объятиях Катрин.
– Ты ведь не знаешь этого наверняка, – возразила Натали. – Если ты любишь Оливье, то должна бороться за него. А ты ведь его любишь?
– Вовсе нет.
– Колетт, кого ты пытаешься обмануть? Мы знакомы сто лет.
– А вот и наш торт! – Натали радостно захлопала в ладоши, когда официант с большим круглым подносом приблизился к их столику.
Колетт задула свечки, забыв загадать желание. Официант наверняка пересчитал их, пока нес, невольно подумала она, заметив на лице юноши тень сочувствия. А ведь мне всего лишь двадцать семь…
– Колетт, ты опять загрустила, – констатировала очевидный факт Мадлен. – Что на этот раз?
– Мне уже двадцать семь.
– А мне в следующем году будет тридцать, – с улыбкой сообщила Мадлен. – Ну и что?
– А через десять нам будет по сорок, – рассмеялась Натали, – а потом мы умрем. Так что же теперь всю оставшуюся жизнь грустить о неизбежном?
– Вы правы, – вздохнула Колетт.
– Что ты загадала? – Любопытный взгляд Мадлен пронзил Колетт насквозь.
Именинница пожала плечами.
– Не знаю.
– Как это не знаешь?! – воскликнула Мадлен, словно Колетт только что призналась в том, что забыла собственное имя.
– Я забыла. Все эти глупые правила…
– Ничего не глупые, – возразила Мадлен. – Ты должна была загадать желание, пока задувала свечи. Это ведь такая замечательная возможность получить от Бога желаемое быстро и с гарантией. Всем именинникам благоволят небеса.
– Мадлен, неужели ты веришь во все эти детские сказки?! – со снисходительно-насмешливой улыбкой спросила Колетт. – Не удивлюсь, если ты до сих пор пишешь письма Санта-Клаусу.
– Санту не трожь! – Детское выражение лица Мадлен умилило Колетт настолько, что она сдалась.
– Хорошо. В следующий раз я обязательно попрошу у Бога подарить мне новенький «пежо», договорились?
– В следующий раз? То есть в следующем году?! – возмущенно спросила Мадлен.
Колетт молча пожала плечами.
– Я не могу ждать так долго.
– А что ты?.. – Натали не успела закончить, потому что Мадлен подозвала официанта.
Он приблизился к их столику и учтиво поклонился.
– Не могли бы вы снова зажечь свечи? – В тоне Мадлен прозвучал скорее не вопрос, а приказ.
Официант даже не попытался скрыть удивление:
– Прямо сейчас, мадам?
– Да. Немедленно.
– Одну минутку, мадам. Я схожу за спичками.
Как только официант удалился, Натали расхохоталась, а Колетт недовольно насупилась и скрестила на груди руки. Ну вот, Мадлен выставила ее на посмешище! Теперь официант решит, что они не только пожилые, но и сумасбродные дамочки. Однако появившийся вскоре официант выглядел беззаботно-веселым. Похоже, Колетт ошиблась: он вряд ли пересчитывал свечки на ее именинном торте. А если и пересчитал, то тут же выкинул цифру из головы. Современная молодежь наплевательски относится к годам.
– Дубль два. Только на этот раз не забудь загадать желание. – Мадлен придвинула тарелку с тортом к Колетт.
Она набрала в легкие воздух, надула щеки – и задула все двадцать семь свечей. Правда, попросила она не новый автомобиль. Да, он был давнишней мечтой Колетт, но у нее всегда находилась парочка-другая куда более насущных потребностей, на которые и тратились заработанные деньги.
– Что ты загадала? – тут же поинтересовалась Мадлен.
– Не скажу, иначе не сбудется, – с лукавой улыбкой ответила Колетт.
– Наверняка попросила помирить ее с Оливье, – предположила Натали.
Она угадала, но Колетт все равно сказала:
– Нет, нет и нет. Даже не пытайтесь выпытать. Не для того мы делали дубль, чтобы все испортить. Желание должно остаться в тайне.
– Все твои тайны, дорогая, мы знаем не хуже тебя, – возразила Мадлен. – А так как мы желаем тебе счастья, то считай, что и мы загадали то же самое. Следовательно, твое желание исполнится в три раза быстрее.
– Поэтому сию же минуту перестань грустить и улыбнись. Помиришься ты со своим Оливье, не сомневаюсь. А теперь давайте попробуем это чудо. – Натали указала на торт.
Огромная конструкция из бисквита, взбитых сливок и ягод уже давно дожидалась своего часа.
Колетт потянулась за тарелкой Мадлен, но подруга остановила ее:
– Сегодня ты именинница, поэтому мы за тобой поухаживаем. Раз уж при нас нет услужливых пажей.
– Кажется, один из них к нам приближается, – с улыбкой заметила Натали. – Только не оборачивайся, Мадлен, он прямо за твоей спиной.
Предупреждение запоздало, потому что Мадлен уже представила подругам свой затылок и с интересом рассматривала остановившегося у их столика молодого человека.
– Колетт, как я рад тебя видеть! – воскликнул он.
– Луи?! Неужели это и в самом деле ты?
Радостный блеск в глазах Колетт несколько озадачил ее подруг. Вот, оказывается, чего не хватало имениннице для праздника, – мужчины!
Луи поцеловал руку Колетт.
– Твои манеры немного устарели, – заметила она с улыбкой.
Мадлен нервно побарабанила пальцами по столу, чтобы привлечь внимание Колетт.
– Простите, я вас не представила. Это Луи Ларсен. А это мои лучшие подруги Мадлен и Натали.
– Очень приятно. – Луи слегка наклонил голову.
– Взаимно. – Натали кокетливо улыбнулась. – Почему бы вам не присоединиться к нашей скромной компании и не отпраздновать день рождения Колетт?
– Боже, я глупец! – Луи хлопнул себя по лбу. – Совершенно забыл. Поздравляю, милая. – На этот раз он поцеловал Колетт в щеку. – Пожалуй, я приму ваше приглашение.
Недолго думая, Луи выдвинул стул и сел рядом с Колетт.
Натали вздохнула, надеясь, что ее вздох остался незамеченным подругами. Иначе ей не избежать поддразниваний. Еще бы! Феминистка влюбилась с первого взгляда!
Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Луи Ларсен был из тех мужчин, которые очаровывали и покоряли женщин всех возрастов если не с первого взгляда, то со второго точно. Высокий кареглазый брюнет с обворожительной улыбкой и бархатным голосом, он ко всему прочему обладал манерами, над которыми сейчас принято снисходительно посмеиваться.
– Мы с Луи вместе учились в колледже. Затем он уехал стажироваться в Лондон, и с тех пор я практически ничего не знаю о нем, – дала краткую характеристику новому герою Колетт.
Луи иронично усмехнулся и добавил без ложного стеснения и позерства:
– Колетт забыла добавить одну маленькую, но важную деталь. Я был влюблен в нее на протяжении всех лет нашего знакомства.
– Вот как? – удивилась Мадлен. – Колетт нам ничего не рассказывала о вас.
– Она никогда не воспринимала мои чувства всерьез.
– Стоп-стоп, – замахала руками Колетт. – Давайте не будем вспоминать грехи бурной юности. Все это осталось в прошлом. Лучше расскажи нам, как твои успехи.
Луи пожал плечами.
– Во-первых, для меня ты вовсе не прошлое. Скорее будущее.
Колетт закатила глаза, пытаясь свести слова Луи к шутке.
– А в Лондоне я чувствую себя как рыба в воде. Это потрясающий город. Поистине именно он сейчас является мировой культурной столицей. Все новые тенденции вызревают именно в английских мастерских и салонах.
– А как же личная жизнь? Ты женился на англичанке?
– Нет. Они не в моем вкусе. Холодные словно рыбы.
– Предпочитаешь француженок? – Натали тряхнула пышной рыжей гривой.
– Можно и так сказать. – К разочарованию Натали, ответ Луи вновь адресовался не ей, а Колетт.
– Надолго в Париж?
– Не думаю, что задержусь здесь больше чем на неделю. В Лондоне осталось слишком много незаконченных дел. Хотя, – он выдержал многозначительную паузу, после которой добавил, пристально глядя на Колетт: – Возможно, мои планы изменятся. Надо же, двадцать семь лет…
– Ты пересчитал свечки? – с подначивающей улыбкой спросила Колетт.
– Знаю-знаю, дурной тон напоминать женщине о возрасте, но мы ведь старые друзья, не так ли?
Колетт кивнула.
– С меня подарок.
– Да брось, Луи. Ты ведь не знал…
– А теперь знаю. Даже не думай возражать. Завтра же ты его получишь. Будут какие-нибудь пожелания?
– Луи… – Колетт смущенно опустила ресницы.
– Попробую догадаться. – Он изучающе посмотрел на Мадлен, затем на Натали. Потом снова перевел взгляд на виновницу торжества. – Подруги подарили тебе эти чудные серьги с жемчугом, которые сейчас на тебе?
Общий возглас удивления рассмешил Луи.
– Как ты догадался? – спросила Колетт.
– Просто заметил вот это. – Луи взял двумя пальцами бархатную коробочку, которую Колетт по забывчивости оставила на столике.
– Может быть, тебе подарить кулон или нитку жемчуга в тон? – спросил Луи.
– Нет!
Похоже, ее резкость ошеломила Луи. Он удивленно передернул плечами, но постарался не подать виду.
– Тогда придумай что-нибудь другое. Твой телефон остался прежним?
Колетт кивнула, чувствуя неловкость за проявленную грубость. Откуда Луи мог знать о подарке Оливье, в конце концов?! Его догадка всего лишь доказательство того, что все мужчины мыслят одинаково – об этом Натали могла бы поведать массу забавных историй из собственного опыта.
– Тогда решено: завтра я тебе позвоню, и мы где-нибудь поужинаем… вдвоем.
– Извини, но вряд ли получится.
– Я идиот, да? – доверительным полушепотом поинтересовался Луи.
– С чего ты взял?
– Я ведь даже не спросил, свободна ли ты. Наверняка ты уже давным-давно замужем. Конечно, женщина вроде тебя никогда не бывает одна. Кто же счастливый избранник? Я его знаю?
– Дело не в этом. – Колетт не знала, как сообщить милому, восторженно-влюбленному Луи о том, что она не может ходить. Вряд ли он об этом догадался – спинка ее чудо-коляски мало чем отличалась от спинки обычного стула.
– Тогда в чем? – Прямой, пронзительный взгляд Луи мешал Колетт сконцентрироваться и подобрать нужные слова.
– Я… я не замужем… рассталась со своим другом несколько месяцев назад… после аварии.
– Боже, Колетт, ты попала в аварию?! Надеюсь, ничего серьезного?!
– Взгляни. – Колетт слегка отъехала от столика.
Сказать, что Луи был поражен, – не сказать ничего. Он был ошеломлен, потрясен, шокирован… Несколько мгновений он тупо смотрел на Колетт, не в силах произнести ни слова.
– Врачи уверяют, что скоро я снова смогу ходить, – нарочито бодрым голосом продолжила Колетт. – За два месяца я добилась больших успехов. Скоро уже смогу гулять по улицам с палочкой.
– Боже… Колетт, я так… ну… я все равно тебе завтра позвоню, ладно? Прости, я опаздываю.
– Да, хорошо.
– Еще раз с днем рождения… – Луи смотрел на Колетт и не знал, что еще должен сказать и должен ли вообще что-то говорить.
– Спасибо.
Неловкая пауза.
– Я… я очень рад, что… что мы встретились с тобой…
– Я тоже.
Снова пауза.
– Я… позвоню завтра.
– Договорились.
– В шесть?
– Отлично. – Колетт грустно улыбнулась и с иронией добавила: – Я как раз буду дома.
– Хорошо. – Луи тяжело вздохнул.
– Пока.
– Дамы, очень рад был с вами познакомиться. Не обижайте мою любимую Колетт.
Луи поднялся из-за столика, и через минуту о нем напоминал только пустой стул.
По щекам Колетт медленно поползли слезы.
– Не переживай. – Мадлен протянула Колетт бумажную салфетку.
– Вы видели лицо Луи, когда он понял, что я инвалид?
– По-моему, твой Луи чудо, – заметила Натали и покраснела. – Конечно, он был немного… мм, озадачен…
– Озадачен?! – воскликнула Колетт. – Давай называть вещи своими именами. Луи был в шоке.
– Колетт, он просто не ожидал…
– Не ожидают визита гостей или письма от старого друга. Луи же просто сбежал. Он испугался. Испугался собственной жалости ко мне.
– Ничего подобного! – возразила Натали. – Луи действительно торопился. Я видела, как он несколько раз украдкой посматривал на часы. – Она лгала, понимая, что ее маленькая ложь сейчас куда важнее горькой правды.
– Он не позвонит.
– А я думаю, что позвонит. Он ведь обещал.
– Зачем я ему?
– Колетт, прекрати. Ты ведь не всю жизнь будешь сидеть в этом кресле.
– А вдруг…
– Да уж, – вздохнула Мадлен. – Не думала, что ты превратишься в такую пессимистку. Я тебя не узнаю.
– Вы видели его растерянный взгляд? – задумчиво, погрузившись в себя, спросила Колетт, словно не слышала слов подруг.
– Он растерялся, – попыталась защитить его Натали. – Любой человек на его месте выглядел бы так же. Только представь: он случайно встречает в кафе любовь своей юности… у тебя ко всему прочему день рождения… Положительные эмоции, радость, веселье… Он был не готов к известию… А ты, между прочим, могла сообщить о своей временной неподвижности как-нибудь помягче… – Натали подчеркнула интонацией слово «временной».
– Теперь я точно останусь для Луи в прошлом. Жаль только, что испортила его светлые воспоминания о молодости.
– Вы с ним встречались? – робко спросила Натали.
Колетт покачала головой.
– Нет. Даже не знаю почему. Мне всегда казалось, что Луи слишком хорош для меня. За ним бегали все девчонки.
– Но он ведь ухаживал за тобой?
– Я думала, что его просто бесила моя неприступность. Знаете, трудные победы повышают самооценку. Что-то вроде того.
– А мне кажется, что Луи до сих пор тебя любит, – сказала Натали.
– Он любит свою мечту. Как и все мы. Стоит ей исполниться, как она лишится своей прелести. Впрочем, теперь нет смысла об этом говорить. В этой коляске я мало похожа на женщину, о которой может грезить мужчина.
– Так мы будем есть торт или нет? – решительно ушла от неприятной темы разговора Мадлен. – Вы еще не забыли, зачем мы здесь собрались?
Колетт растянула губы в улыбке.
– Мужчины всегда умудряются сбить нас с толку. Только подумайте: пришел Луи – и мы мигом забыли о торте.
Подруги поддержали именинницу дружным смехом. Каждая из них играла доставшуюся на сегодня роль. Колетт – счастливая именинница. Натали – убежденная феминистка, на которую Луи не произвел ни малейшего впечатления. А Мадлен? Мадлен делала вид, что не сожалеет о том, что рядом с ней сейчас нет обожаемого ею Жерома.
А все вместе подруги старались не вспоминать о болезни Колетт. Сегодня они не отправятся по стародавней традиции в «Олимпио» танцевать, потому… потому что им наскучили однообразные современные ритмы! И точка.


В одном Колетт оказалась права: Луи и в самом деле не позвонил ей…
Он пришел на следующий день. С цветами, фруктами и шампанским.
– Привет. Я решил отметить твой день рождения еще раз. Вчера я сплоховал… – Он протянул Колетт небольшой плоский сверток.
– Спасибо. Проходи.
Пока Луи осматривался, Колетт развернула шуршащую серебристую бумагу с сердечками.
– Это диск с новым мюзиклом «Ромео и Джульетта», – пояснил Луи. – Надеюсь, тебе понравится.
– Почти уверена, – с довольной улыбкой отозвалась Колетт и неуверенно прислонилась к дверному косяку. – Ты остался тем же романтиком, каким и был.
Только сейчас Луи заметил, что она стоит на ногах, а не сидит в инвалидном кресле. То, что мгновение назад казалось ему вполне обычным, вдруг предстало как чудо исцеления.
– Проходи в гостиную. – Колетт сделала приглашающий жест. – Я подойду чуть позже. Ползаю со скоростью черепахи.
– Но ведь это же превосходно! Дай я тебя обниму!
И Луи сжал миниатюрную Колетт в объятиях.
– Я тебе помогу. – Он подхватил ее на руки. – Куда идти?
– Прямо. – Колетт беззаботно рассмеялась. Стоило попасть в аварию – как мужчины наперебой начали носить ее на руках. Ей начинало нравиться ощущать себя слабой и беззащитной.
Луи откупорил шампанское. Затем спросил у Колетт, где стоят фужеры, сходил за ними и разлил игристое вино.
– За нашу встречу!
– Случайную, как и вся наша жизнь, – философски проронила Колетт.
– Ты сказала, что после аварии рассталась со своим парнем. – Луи был как всегда прямолинеен.
Колетт кивнула.
– Он… он испугался ответственности?
– Нет, напротив. Жан-Пьер настаивал, чтобы я вышла за него замуж, несмотря на…
Луи понимающе кивнул, избавив ее от необходимости лишний раз вспоминать о своей болезни. Ах, Луи, Луи… Верный, все понимающий, тактичный и деликатный Луи Ларсен, подумала Колетт. Почему же ты не появился в моей жизни раньше… до того момента, пока я не встретила и не влюбилась в Оливье?
– Значит, ты уже несколько месяцев одна?
Колетт снова кивнула, решив не посвящать старого друга в перипетии своей личной жизни.
– Я тоже.
– Не может быть! – шутливо воскликнула Колетт.
– Мы с Изабель расстались из-за моей одержимости работой. Ты ведь меня наверняка понимаешь. Когда тебя захватывают новые идеи, проекты… К тому же я готовился к своей первой персональной выставке.
– Я не знала. Поздравляю! – с воодушевлением сказала Колетт. – Уверена, она имела ошеломляющий успех.
– Ну не такой уж ошеломляющий, раз ты о ней ничего не слышала, – скромно отозвался Луи, однако в его голосе прозвучали хвастливые нотки.
– Мне жаль, что Изабель не разделила твою радость.
– Мне тоже. – Луи вздохнул. – Я с самого начала знал, что мы слишком разные, но… – Он пожал плечами.
– …Любовь слепа, – закончила за него Колетт.
– Кроме того, она глуха и глупа. Выпьем же за тех безумцев, которые все равно попадают в ее сети.
– И радуются этому. – Колетт чокнулась с Луи.
– А почему бы тебе не поехать вместе со мной в Лондон? – неожиданно предложил Луи. – Я купил небольшой двухэтажный дом с очаровательным садиком. Студия на первом, спальни – на втором.
Смелая, почти безумная мысль неожиданно завладела воображением Колетт настолько, что она едва не выпалила «да!». Какое безумство! Поехать вместе со старым приятелем, давно и безнадежно влюбленным в нее, в другую страну, работать и жить вместе с ним… А что ее удерживает здесь, в Париже? Почему бы ей и впрямь не сорваться с якоря и не броситься в бушующее житейское море вместе с Луи? Пусть Жан-Пьер и Оливье останутся в ее прошлом.
Однако Колетт сама же испугалась этих мыслей. Разве она сможет вот так запросто бросить все дела в Париже? Перевести дизайн-студию в Лондон? А как же Мадлен и Натали? Колетт поняла, что пытается обмануть саму себя. Все вышеперечисленное имело для нее сейчас куда меньше значения, чем один-единственный взгляд Оливье Лорана. Взгляд, полный любви и нежности. Взгляд, без которого она не мыслила свою жизнь.
– Давай же, Колетт, решайся, – подначивал Луи, заметивший ее колебания. – Мы найдем тебе лучшего врача. Я помогу с работой на первых порах. Увидишь, насколько больше возможностей откроет для тебя Лондон.
Колетт вздохнула.
– Нет, Луи, прости, но я не могу.
– Брось! Не говори, что до сих пор сохнешь по своему Жан-Пьеру.
– Нет. Он для меня остался в прошлом. По большому счету я и не любила его никогда, – призналась Колетт.
– Тогда что тебя останавливает? Обещаю, что не стану тебя торопить. Я ждал тебя так долго, что смогу подождать и еще.
Сердце Колетт болезненно сжалось. Нет, она не может поступить с Луи нечестно, а любой компромисс с собственной совестью будет неизменно означать предательство дружбы. Луи заслужил куда больше, чем она могла ему предложить.
– Луи, я не все тебе рассказала, – начала Колетт.
И она рассказала Луи все. Ничего не утаила и не приукрасила. Рассказала о том, как ее поразила красота и мужественность Оливье, когда она впервые увидела его. О том, какую чудесную прогулку он ей устроил… как научил дегустировать вино… подарил в знак любви жемчужину… Как они были близки и счастливы вдвоем. Луи слушал ее не перебивая, внимательно всматриваясь в меняющиеся с каждой фразой черты лица.
Вот уже от былой улыбки Колетт не осталось и следа. Брови сдвинулись, глаза потускнели. Она могла ничего не говорить больше – Луи уже понял, что дальше разразилась буря.
– Потом я узнала, что Оливье обманывал меня с первого дня. Он был со мной из-за идиотской жалости и чувства вины. Возомнил себя мучеником, а меня – крестом.
– Вы расстались?
– Да. Неделю назад.
– Я понял, что ты чего-то недоговаривала, – после минутной паузы ответил Луи. – Ты сказала, что несколько месяцев одна, но я чувствовал, что твое сердце не свободно, а на душе – камень.
– Тогда почему ты сразу не спросил?
– Хотел, чтобы ты рассказала мне сама. Ты должна была созреть для признания. И я благодарен, что это произошло так быстро.
– О, Луи, я тебя обожаю! – Колетт обняла его и нежно поцеловала в щеку. – Ну почему, почему ты не приехал чуточку раньше?
– Видимо, мне на роду написано опаздывать.
– Я бы отдала все на свете, чтобы повернуть время вспять.
Луи пожал плечами.
– Вряд ли бы это что-то изменило. Не будем обманывать сами себя. Ты ведь и раньше не отвечала на мои чувства.
– Мы были слишком молоды…
– Колетт, ты всегда относилась ко мне, как к влюбленному мальчишке, желторотому юнцу, романтику, отставшему от своего века. Признайся, ты ведь никогда не воспринимала мою влюбленность всерьез.
– Прости, – смущенно опустив ресницы, сказала она.
– Мое приглашение остается в силе. Я буду в Париже еще неделю. – Луи протянул ей визитную карточку. – Здесь указан мой лондонский адрес. Я всегда жду тебя. Когда ты наконец решишься…
– Луи…
– Тсс. – Он прижал к ее губам палец. – Ничего не говори. Возможно, ты еще передумаешь.
– Я ведь не могу обещать.
– А я и не требую от тебя никаких обещаний. Просто сохрани карточку на всякий случай… и помни о том, что в далеком туманном Лондоне тебя ждет верный и преданный Луи Ларсен – последний мечтатель эпохи.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужина любви - Сандерс Эллен

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Жемчужина любви - Сандерс Эллен



МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ
Жемчужина любви - Сандерс ЭлленАНАСТСИЯ
22.10.2012, 22.11





такой нудный роман!
Жемчужина любви - Сандерс ЭлленСветлана
22.10.2012, 22.52





Ужасно скучный роман. Никакой фантазии, сплошная констатация фактов. Честно пыталась дочитать до конца...Но это выше моих сил.
Жемчужина любви - Сандерс ЭлленНатали
23.02.2014, 22.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100