Читать онлайн Однажды в Амстердаме, автора - Сандерс Эллен, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Однажды в Амстердаме - Сандерс Эллен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Однажды в Амстердаме - Сандерс Эллен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Однажды в Амстердаме - Сандерс Эллен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сандерс Эллен

Однажды в Амстердаме

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Фрэнсис неспешно потянулась. Часы показывали половину восьмого утра. Давненько она не просыпалась раньше звонка будильника. Да и в таком хорошем настроении, как сегодня.
За окном раздавался шум автомобилей и резкие выкрики мальчишек, продававших газеты. То, что каждое утро раздражало Фрэнсис, неожиданно показалось ей прекраснее пения соловьев.
Жизнь продолжается. Мир прекрасен. И сегодня наверняка случится что-нибудь хорошее.
Фрэнсис спустила с кровати ноги и, не нащупав домашние туфли, отправилась в ванную комнату босиком. Мягкий ворс ковролина приятно щекотал пятки, и Фрэнсис снова ощутила прилив необъяснимого счастья.
Бодрящий контрастный душ и чашка крепкого кофе сотворили еще большее чудо. Фрэнсис почувствовала себя обновленной, словно заново родившейся.
Телефонный звонок вывел ее из состояния блаженного счастья, наполнившего все ее существо.
– Алло. – Наконец-то ей не нужно изображать радость. Фрэнсис и в самом деле обрадовалась раннему звонку.
– Алло, могу я поговорить с мисс Симпсон?
Незнакомый мужской голос поначалу насторожил Фрэнсис, но через мгновение она отогнала подозрения и мрачные мысли и бодро ответила:
– Это я. Чем могу помочь?
– Доброе утро. Надеюсь, я не слишком рано звоню?
– Все в порядке.
– Меня зовут Артур Гинсберри.
Фрэнсис едва не лишилась чувств, услышав имя генерального директора Эн-би-си. Микки как-то представил их друг другу, но общение не вышло за границы «здравствуйте – до свидания». Интересно, что ему понадобилось?
– Я представляю телеканал…
– Да-да, я знаю, – перебила его Фрэнсис. – Правда, я не понимаю, почему вы звоните мне. Если вы хотите снять передачу с участием «Санни доллс», то я ушла из группы.
– Именно поэтому я и звоню. Хочу воспользоваться ситуацией и заполучить вас в свои сети. – Артур хохотнул над собственной, только ему понятной шуткой.
Молчание Фрэнсис вынудило его продолжить:
– Мисс Симпсон, я хочу видеть вас на нашем телеканале.
– В качестве кого?
Фрэнсис закатила глаза, живо представив, что сейчас последует ряд предложений сняться в рекламе какого-нибудь стирального порошка. Полгода назад Фрэнсис и слушать бы не стала. Теперь же все изменилось. Фрэнсис осознала, что деньги не только никогда не бывают лишними, но их может и не хватать на самые необходимые вещи.
Успех «Санни доллс» разбаловал Фрэнсис настолько, что она разучилась считать деньги, разбрасывая их направо и налево. Шкафы ломились от тряпок, косметика не помещалась на нескольких полках в ванной, а автомобили Фрэнсис меняла, не успев к ним толком приноровиться.
– Для начала вопрос, – интригующим тоном начал Артур. – Вам о чем-нибудь говорит имя Марка Денвера?
– Разумеется! – с чувством выдохнула Фрэнсис.
Марк Денвер был самым узнаваемым и высокооплачиваемым шоуменом Америки. Каждый сезон он открывал новым проектом. И каждый из них тут же занимал верхнюю строчку в рейтинге голосования. Кроме того, Марк был и самым знаменитым плейбоем. На каждой светской тусовке он появлялся с новой пассией. Что притягивало к нему женщин? Внешняя привлекательность? Мало вероятно. Марк Денвер был мужчиной за сорок, высокого роста, с невыразительными чертами лица, серыми глазами и такими же серыми, кажущимися безжизненными волосами. Однако женщин всех возрастов словно магнитом притягивало к Денверу. Возможно, секрет его обаяния заключался в открытой улыбке. Или в искренней убежденности Марка в том, что все женщины по-своему прекрасны. «Некрасивых женщин не бывает, – безустанно повторял он вновь и вновь, – улыбаясь в объективы фотокамер. – Есть лишь слепые мужчины».
Фрэнсис и сама грезила о Марке Денвере. Со дня их знакомства прошло несколько лет, а она до сих пор не потеряла надежды завоевать его любовь.
– Так вот… – продолжил Артур Гинсберри.
Фрэнсис так размечталась, что забыла о телефонном разговоре. Напомнивший о себе Гинсберри вызвал досаду и раздражение. Впрочем, любопытство взяло вверх, и Фрэнсис заставила себя сосредоточиться на беседе.
– …Марк собирается делать цикл передач о разнице менталитетов разных народов. Начать он решил с Голландии. Не откладывая в долгий ящик, скажу сразу: ему нужна напарница.
– Напарница? – тупо переспросила Фрэнсис. Она едва сдержалась, чтобы не спросить, при чем здесь, собственно, она.
– Да. Именно женщина. Молодая и красивая. Как вы, мисс Симпсон.
– Я?
– Понимаю ваше удивление. – Артур снова хохотнул. – Я бы тоже удивился. Не каждый день получаешь предложение отправиться в долгое путешествие с самым желанным мужчиной телеэфира.
– Долгое? – почему-то именно это слово зацепило сознание Фрэнсис, которая уже с трудом сдерживала лавину вопросов.
– Пока сложно точно сказать, о каком сроке идет речь. Однако вряд ли поездка займет меньше месяца. Оптимальный срок, чтобы понять и даже, вероятно, полюбить другую страну. Ее культуру и людей. Насколько я понял, мисс Симпсон, вы сейчас свободны для экспериментов, не так ли?
– Вообще-то я подумывала о переезде в Англию, – солгала Фрэнсис.
Что она несет? Вот идиотка! Нужно хвататься за неожиданно выпавший шанс! Вряд ли ей еще раз позвонит гендиректор национального телеканала и предложит поработать с мужчиной ее мечты! Да что там ее мечты! Марк Денвер не давал покою миллионам американских женщин!
– Голландия – отличная альтернатива чопорной Англии, вы не находите? – не сдавался Гинсберри.
– А в чем будет заключаться моя роль как напарницы Денвера? Насколько я помню, Марк всегда работал один.
– Новый проект… э-э-э… несколько необычен. Я бы даже сказал, провокационен.
– Он что, собирается снимать репортаж из района красных фонарей?
– А почему нет? Красные фонари – одна из визитных карточек Амстердама, – заметил Гинсберри таким тоном, словно Фрэнсис нанесла ему личное оскорбление.
– Извините, я вовсе не это имела в виду, – смутилась она.
– Дело в том, что новый проект Денвера представляет собой некий гибрид документального фильма, путевых заметок и реалити-шоу.
– Звучит заманчиво.
Фрэнсис присела на стул. Похоже, разговор с Гинсберри затянется надолго. Фрэнсис ошиблась.
– Если я вас заинтересовал, предлагаю встретиться в моем офисе и обо всем поговорить подробнее. Как скоро вы сможете подъехать, мисс Симпсон? Я позвоню Марку. Он куда лучше меня расскажет вам о будущем проекте. Правда, боюсь, для начала вам придется подписать договор о неразглашении информации. – Гинсберри тяжело вздохнул. – Вы ведь знаете этих журналистов. Гоняются за сенсациями, как старые девы за холостяками.
Фрэнсис растерялась. Она вовсе не собиралась куда-то мчаться сломя голову. Однако любопытство и желание снова встретиться с Марком Денвером одержало сокрушительную, безоговорочную победу над ее сомнениями и страхами.
– Я буду через два часа.
– Отлично. Безмерно счастлив, что мы так быстро нашли общий язык. Признаться, я опасался, что столкнусь с капризной певицей и мне придется битый час уговаривать ее и соглашаться на сотню условий.
– Спасибо, что напомнили. Я сейчас быстренько набросаю список моих требований. Думаю, сотней вы не отделаетесь, – пошутила Фрэнсис.
– Помилуйте, мисс Симпсон, с меня достаточно Терезы Джонс! Эта истеричная особа только что заявила, что не может работать с оператором, который носит усы и бороду. Ей, видите ли, кажется, что он все время над ней смеется, а она не может его призвать к ответу, потому что не в состоянии разглядеть его губы. Что делать мне? Не могу ведь я взять бритву и лишить человека бороды! С другой стороны, я не могу потерять Терезу, потому что ее передача о здоровом образе жизни получила «Эмми». Телеакадемикам и телезрителям абсолютно плевать, что мисс Джонс дымит как паровоз и сживает меня со свету своими капризами.
Фрэнсис не смогла сдержать улыбку. Ей все больше хотелось работать на телевидении. Поразительно, но еще год и даже полгода назад Гинсберри казался ей настоящим тираном. Внешность обманчива. Артур оказался милейшим человеком. Страшно представить, каким при тесном общении окажется Марк Денвер. Если в жизни он обладает тем же чувством юмора и обаянием, что демонстрирует на экране, то сердце Фрэнсис будет разбито. Интересно, в Голландии для них зарезервируют один номер в отеле?


Сказать, что Фрэнсис принарядилась ради встречи с Марком Денвером, – не сказать ничего. Обтягивающее платье изумрудного цвета на тонких бретелях-бусинах, украшенное кристаллами от Сваровски, стразами и бисером превратило ее из Золушки в настоящую принцессу. Фрэнсис в последний раз посмотрела на свое отражение в зеркале, чтобы удостовериться, что макияж по-прежнему безупречен. Длинные изогнутые ресницы, на которые Фрэнсис не пожалела туши, делали акцент на глаза, идеально гармонировавшие с цветом платья. Марк Денвер должен быть сражен с первого взгляда – и никак иначе. Поставив перед собой цель, Фрэнсис улыбнулась и направилась к двери.
Марк Денвер тем временем напропалую флиртовал с ассистентками и гостями студии. Его нисколько не смущал тот факт, что еще утро и мало кто строит планы на вечер и ночь. Вызов к Гинсберри стал для него полной неожиданностью. Больше всего на свете Марк ненавидел, когда съемки приходилось прерывать из-за каких-то форс-мажорных обстоятельств. А вызов на ковер к шефу был одним из них. Раздражение Марка усилилось, когда Гинсберри попросил его подождать приезда некой мисс Симпсон, бывшей участницы поп-группы. Марк саркастично усмехнулся, заранее предвкушая то удовольствие, которое получит от издевок и шуточек над тупоголовой красоткой. В том, что мисс Симпсон, ради которой ему пришлось прервать съемки, окажется именно такой, Марк не сомневался.
Скольких певичек он перевидал на своем веку? Правильнее было бы сказать: со сколькими из них ему довелось переспать? И кто был инициатором? Кто тащил его в постель, едва он успевал попросить у официанта счет?.. В какой-то момент Марк сказал себе «стоп». Ему надоели безмозглые дурочки, возомнившие себя звездами только потому, что им удалось в нужное время лечь под нужного продюсера.
Марк прекрасно отдавал себе отчет в том, что и с ним эти сладкоголосые девицы ведут игру, тщательно просчитанную на десять ходов вперед. Не будь он самым узнаваемым и популярным на американском телевидении шоуменом, был бы он так же интересен красоткам в коротких юбках, которые годились ему едва ли в дочери? Нет, Марк вовсе не комплексовал из-за своего возраста. Сорок два года для мужчины – пора расцвета. Если молодость может, но не знает как, старость знает как, но уже не может, то Марк Денвер находился в той золотой середине, когда он мог и знал, как обращаться с женщинами. Вне зависимости от их возраста и социального положения. Возможно, именно поэтому он и не остановил свой выбор на одной прелестнице. Слишком много замужних женщин перебывало в его постели. Где гарантия, что и его благоверная не прыгнет в кровать к другому плейбою?
Марк демонстративно посмотрел на большие настенные часы в кабинете Гинсберри. Разумеется, это не ускользнуло от всевидящего ока генерального директора Эн-би-си.
– У мисс Симпсон в запасе еще десять минут, – спокойно сказал он. – Уверен, что Фрэнсис тебе понравится и вы прекрасно сработаетесь.
– Артур, ты ведь знаешь, что я ненавижу работать в паре с кем бы то ни было. Тем более с… – Марк осекся, испугавшись, что его слова будут расценены как дискриминация по половому признаку, – с профаном.
– Дилетанты порой оказывают на телезрителей большее впечатление, чем профессиональные ведущие, знающие все секреты мастерства и за милю предвидящие все подводные камни. Тем более в таком проекте, как твой, Марк. В какой-то степени это и реалити-шоу. Следовательно, зрители должны узнавать в героях самих себя. Как бы они поступили в той или иной ситуации? Да что я тебе объясняю, в самом деле. – Гинсберри махнул рукой, словно отгоняя надоевшую муху.
– Ну и что за пташка эта Фрэнсис Симпсон? Чья протеже?
– Тебя это должно волновать не больше, чем стоимость проезда в метро, – огрызнулся Гинсберри. – Скажу только, что судьба мисс Симпсон волнует о-о-очень влиятельного человека. – Гинсберри обратил взор к потолку.
Марк понимающе кивнул. Если даже Гинсберри благоговейно закатывает глаза, то ему и подавно не следует препираться и отказываться от работы с этой Фрэнсис. Во всяком случае, пока они находятся на территории Штатов, в поле действия высших сил. Позже, когда он и Фрэнсис окажутся один на один с миллионами телезрителей, бедняжке не поможет и сам Господь Бог. Если мисс Симпсон вообразила, что, став любовницей влиятельного человека, она станет и всенародной любимицей, то его, Марка Денвера, священный долг наглядно продемонстрировать, как легко можно превратиться во всенародное посмешище.
– Извините… – послышалось откуда-то из-за двери.
Гинсберри и Марк как по команде повернули головы. Через мгновение перед ними появилось сказочное видение в сверкающих изумрудах.
– Я Фрэнсис Симпсон, – представилась гостья, не без удовольствия наблюдая за выражениями лиц обоих мужчин.
Похоже, она сделала правильный выбор, остановившись на этом платье. Открытые плечи, по которым разметались каштановые локоны, и декольте сделали дело лучше любых слов. Денвер и Гинсберри были сражены наповал. Не зря в древнегреческом суде лучшим адвокатом обвиняемой женщины была нагота. Стоило внешне привлекательной преступнице сбросить перед присяжными одежды, как с нее снимали все обвинения.
– Очень приятно, мисс Симпсон. – Марк опомнился первым.
Он галантно поцеловал ее руку, с удивлением заметив, что тонкие пальцы Фрэнсис дрожат. Интересно почему? Разве она не знает, чьим протеже является?
– Взаимно, мистер Денвер.
– Вы знаете меня?
– Да. Мы как-то встречались. – Фрэнсис смущенно опустила ресницы. – Возможно, вы не помните, но… Пожалуйста, называйте меня Фрэнсис. Так будет удобнее.
– Хорошо, Фрэнсис, – охотно согласился Марк, не отводя взгляда от ее груди.
Фрэнсис готова была провалиться сквозь землю. Наверняка Денвера смутило отсутствие под ее платьем бюстгальтера. Что он о ней подумает? Неожиданно Фрэнсис одолели сомнения по поводу правильного выбора наряда для встречи с будущими коллегами. Возможно, ей стоило надеть строгий деловой костюм с юбкой по колено и наглухо застегнутой блузкой, а не выпячивать свои достоинства на всеобщее обозрение?
Однако на лице Марка ясно читалось вовсе не осуждение или негодование по поводу не подобающей случаю одежды. Нет, Марк не мог отвести восхищенного взгляда. Фигура Фрэнсис была выше всех похвал. Полная упругая грудь, тонкая талия и крутые бедра могли свести с ума любого мужчину. Что уж говорить о таком ценителе и знатоке женской красоты, как Марк Денвер! Жаль, что из-за совместной работы он не сможет закрутить роман с этой красоткой. Каким бы бабником и плейбоем ни был Денвер, у него существовало одно неписаное правило: никогда, ни при каких обстоятельствах не вступать в любовные отношения с коллегами. Тем более с теми, с кем ему предстоит работать долго.
– Итак, мисс Симпсон, мы наконец-то вас дождались, – напомнил о своем присутствии Гинсберри.
– Простите, я задержалась. Пробки…
– Вам незачем оправдываться, Фрэнсис. Уж позвольте и мне вас так называть. – Гинсберри растянул мясистые губы в улыбке.
Фрэнсис кивнула.
– Итак, раз вы знакомы с Марком, то процедуру официального представления и обмена визитными карточками можем пропустить. Приступим к делу. Присаживайтесь, прошу вас.
Гинсберри указал на свободный стул, и Фрэнсис, не заставив себя долго упрашивать, присела на его краешек. При этом платье натянулось, спина оголилась еще сильнее, и сидевший чуть позади гостьи Марк недвусмысленно подмигнул Гинсберри.
– Фрэнсис, вы бывали в Амстердаме? – без околичностей начал Гинсберри.
– Нет, не довелось. Признаться, Нидерланды – одна из немногих европейских стран, где мне не довелось побывать, – не без хвастовства заметила Фрэнсис.
– В таком случае у вас появился уникальный шанс пробыть в королевстве целый месяц в прекрасной мужской компании… – Гинсберри перевел взгляд на Марка, – и, что немаловажно, совершенно бесплатно. Что вы на это скажете, Фрэнсис?
– Я… не знаю. А в чем будет заключаться моя работа?
– О, Фрэнсис, вы нас обижаете! Это даже не работа, а сплошное удовольствие. Вы будете гулять по Амстердаму и его окрестностям. Правда, ландшафт там довольно однообразный. Зато пестрые ковры из тюльпанов и ветряные мельницы способны тронуть даже самого предвзятого критика. Когда я впервые увидел всю эту красоту собственными глазами, я был поражен до глубины души. – Гинсберри по обыкновению заливался соловьем, с удовольствием отмечая, что его слова воздействуют на молодую женщину лучше разговоров о баснословных гонорарах. В последнее время его подчиненные начинали – как, впрочем, и заканчивали – все разговоры только обсуждением вознаграждения.
– И все же… я хотела бы знать, – смущенно произнесла Фрэнсис. – Вдруг я не справлюсь с заданием?
– Вы себя недооцениваете, – тут же возразил Гинсберри. – Уверен, что кандидатуры лучше вашей нам не сыскать на всем белом свете. Марк, подтверди.
– Полностью согласен. – Марк с трудом отвел взгляд от спины Фрэнсис, которая его буквально заворожила.
– Спасибо за комплименты, но все же…
– Что ж, настало время открыть все карты, – усмехнулся Гинсберри, решив, что пружина любопытства Фрэнсис сжата до предела. – Думаю, Марк лучше меня расскажет вам о сути своего проекта.
Фрэнсис развернулась на стуле лицом к Марку. Теперь уже Гинсберри оказался в плену ее обнаженной спины.
– Я хочу назвать новую программу «Страны и люди», – начал Марк, мигом переключившись на деловой тон. – Главная задача – познакомить американских телезрителей с жизнью, бытом и нравами другого народа. Для начала голландцев.
– Почему именно голландцы?
Марк пожал плечами.
– Не знаю. Наверное, выбор пал на них по самой банальной причине, которую только можно придумать. Я, как и вы, никогда не был в Нидерландах. Смею предположить, что и большинство наших соотечественников не могут этим похвастать. Тем не менее у многих на слуху голландский сыр, район красных фонарей, международный гей-парад, голландские бриллианты, тюльпаны, ветряные мельницы, велосипеды, марихуана, лучшие конькобежцы, «коричневые» кафе, Гаага и Роттердам и многое, многое другое.
Фрэнсис жадно ловила каждое слово Марка. Какой мужчина! Красив, умен, обходителен. Да она готова поехать с ним на край света, а не только в Амстердам!
– Однако передач о путешествиях и других странах пруд пруди, – продолжил Марк. – Смысла создавать очередной клон, обреченный на скорую гибель, нет.
– Тогда что же мы будем делать? – раздосадованно спросила Фрэнсис.
– Идея Марка блестяща и неординарна, – подхватил марафонскую палочку Гинсберри. – Вы будете не только сторонними наблюдателями, но и непосредственными участниками всех событий. Вы должны стать одними из них.
– Одними из них? – непонимающе переспросила Фрэнсис.
– Да. Стать на одну ступень с коренными жителями страны, в которую вам предстоит отправиться. Вы должны есть ту же еду, которую едят голландцы. Пить те же напитки, читать те же газеты и слушать ту же музыку…
– Но как же мы это узнаем?
– Вот именно! Правильный вопрос, Фрэнсис. Какой самый лучший способ быстро влиться в общее русло?
Фрэнсис молчала, в недоумении уставившись на Марка. Однако тот словно воды в рот набрал, предоставив полное и безоговорочное право слова шефу.
– Сами голландцы вам с удовольствием помогут.
Глаза Фрэнсис округлились. Неужели ей придется приставать на улице к прохожим с вопросами о том, что они съели на завтрак и какую песню напевали утром в душе?
– Ну вот, вы уже струсили, – подтрунивающим тоном продолжил Гинсберри. – Я ведь еще ничего не сказал. С вами ведь всегда будет Марк. Разве вы ему не доверяете?
Фрэнсис ощутила, что ее уши запылали огнем. У кого-то со стыда краснеют щеки, а Фрэнсис всегда выдавали уши. Слава богу, что распущенные волосы скрывают ее реакцию. В конце концов, ей не пятнадцать лет, чтобы покрываться стыдливым румянцем при слове «секс». Если уж говорить об Амстердаме, то там, наверное, она это слово будет слышать по сто раз на дню. «Вы сегодня занимались сексом?», «А как вы относитесь к однополому сексу?»… В представлении Фрэнсис Голландия была самым настоящим центром разврата современной цивилизации. Вольность нравов, профсоюзы торговцев так называемыми легкими наркотиками и проституток… Наглядное подтверждение тому, что мир сошел с ума.
– Нет, Марку… то есть мистеру Денверу, – Фрэнсис вспомнила, что Марк не предложил ей называть его по имени, – я доверяю, но… я все-таки не совсем поняла, что мне нужно будет делать.
– Все очень просто. – Гинсберри снисходительно улыбнулся и пустился в объяснения: – В течение отведенного месяца вы знакомитесь с мужчинами, а Марк с женщинами. Все это фиксируется на видеопленку, обрабатывается и пускается в эфир. Разумеется, от вас никто не ждет эротических сцен и бурных скандалов… хотя это бы приветствовалось и щедро вознаграждалось руководством. То есть мной.
Фрэнсис с трудом удержалась на стуле. Так вот, значит, что от нее требуется! Закрутить роман с голландцем на глазах у миллионов телезрителей…
– Возможно, вы найдете свою вторую половинку и тем самым докажете, что разница в менталитете и культурах различных народов не препятствует возникновению любви. Свадьба в финале проекта была бы самым лучшим итогом. Для рейтинга, разумеется.
– Но… но вдруг у меня не получится построить отношений с голландцем?
– Тем самым вы докажете обратное. Привычки, быт, обычаи и национальный характер окажутся сильнее человеческих привязанностей. В любом случае мы останемся в выигрыше.
– Я… я должна подумать.
– На раздумья у вас не больше двух дней. Мы не можем оттягивать запуск проекта. К сожалению, конкуренты не дремлют, а от утечки информации никто не застрахован. Кстати, вынужден вас попросить подписать вот этот документ. – Гинсберри протянул Фрэнсис лист бумаги.
– Что это? – спросила она.
– Возьмите, не бойтесь. Это всего лишь ваше обещание сохранить содержание сегодняшнего разговора в тайне.
– Вы мне не доверяете? – ощетинилась Фрэнсис.
– Нет-нет, напротив. Чистая формальность.
Фрэнсис быстро поставила свою подпись и вернула бумагу. Желание попробовать свои силы на телевидении таяло с каждой минутой.
– Я вам позвоню. – Она поднялась со стула.
Марк поднялся вместе с Фрэнсис и взял ее за руку.
– Позвольте мне вас проводить, а заодно и поговорить о нашем будущем путешествии…
Для Гинсберри так и осталось тайной за семью печатями, о чем же в тот день разговаривали Марк и Фрэнсис. Какие аргументы привел Денвер? Чем покорил красавицу Фрэнсис? Факт оставался фактом: на следующее утро Фрэнсис Симпсон позвонила Артуру Гинсберри и дала свое согласие на участие в проекте «Страны и люди».
У Фрэнсис в запасе было всего два дня на сборы и на разработку стратегии по завоеванию сердца Марка Денвера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Однажды в Амстердаме - Сандерс Эллен

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Однажды в Амстердаме - Сандерс Эллен



Хочется еще раз перечитать!!! столько позитивных эмоций! Очень понравилась..... =)))
Однажды в Амстердаме - Сандерс ЭлленАНАСТСИЯ
23.10.2012, 14.21





Не впечатлил. Какоя то неправдоподобная и молниеносная влюбленность, но развитие событий довольно не плохо.
Однажды в Амстердаме - Сандерс Элленмария
23.10.2012, 20.44





Красиво! Аж завидно:`(
Однажды в Амстердаме - Сандерс ЭлленТанюшка**)
13.12.2013, 19.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100