Читать онлайн Наследство за океаном, автора - Саммерс Эсси, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство за океаном - Саммерс Эсси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.73 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство за океаном - Саммерс Эсси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство за океаном - Саммерс Эсси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Саммерс Эсси

Наследство за океаном

Читать онлайн

Аннотация

Линдсей Макре еще в детстве поняла, что надо надеяться только на себя. После смерти матери девушка осталась с братом и сестрой на руках. Тогда она не знала, какие испытания готовит ей судьба. Оказавшись на другом краю света, Линдсей вынуждена начать все сначала. В трудовых заботах не замечает юная красавица, что рядом с ней тот, кто разделит ее тревоги и надежды…


Следующая страница

Глава 1



Линдсей Макре с ужасом уставилась на миссис Локхарт. Ей трудно было поверить, что можно сделать такое предложение всерьез.
— Если я вас правильно поняла, — сказала Линдсей, — вы, считаете, что нужно отправить Каллима и Мораг в приют?!
Миссис Локхарт вздохнула и вкрадчиво продолжила, стараясь быть терпеливой и рассудительной:
— Дорогая моя, ты еще так молода… Это в моем возрасте люди могут трезво смотреть на подобные вещи. Жизнь бывает ой как несправедлива. Нам остается только смириться и принимать ее такой, какая она есть, без прикрас. Ты только подумай, дорогая, насколько лучше будет потом деткам.
— Меня не интересует «потом», меня больше беспокоит «сейчас»! — с жаром воскликнула Линдсей. — Они же не сироты, у них есть я — их сестра!
— Сводная сестра.
— Сводная или родная, что это меняет? Я люблю двойняшек как родных!
— Это тебе сейчас так кажется, а что будет дальше? Кто знает, что из них вырастет? Вспомни их отца — бессовестный, безответственный человек, бросивший твою мать, когда она так в нем нуждалась!
Линдсей прикусила губу. Все сказанное миссис Локхарт было чистой правдой.
— Это не имеет ни малейшего значения. Дети за родителей не отвечают, двойняшки своего отца даже в глаза не видели. Малышей воспитала моя мама — и воспитала прекрасно.
— Знаешь, дорогая, это не слишком хорошо, когда детей воспитывает одна мать. Твоя мама их испортила.
От таких слов Линдсей вспыхнула, но постаралась скрыть раздражение и спокойно ответила:
— Это неправда! Если ее принципы воспитания детей в корне расходятся с вашими, это еще не значит, что они неправильны.
Миссис Локхарт скривила губы:
— Ты дерзишь, дорогуша.
Линдсей пришлось приложить немало усилий, чтобы справиться с волнением и унять дрожь. Какой ужас… Кажется, случилось то, чего она так боялась, — Линдсей поругалась с матерью Робина, своей будущей свекровью.
— Я не хотела вас обидеть, но я не позволю говорить, что моя мама испортила двойняшек. Да, иногда с ними было нелегко, они могли заупрямиться, но в какой семье такого не случается? А вообще они послушные. Мама ведь была учительницей, она всех детей любила и понимала, не только своих.
Линдсей взглянула на миссис Локхарт, и сердце ее так и екнуло. Она опять сказала что-то не то.
— Это просто неслыханная дерзость! Ты намекаешь на то, что мой Алистер ушел из дома из-за меня. Так вот, слушай — моей вины в этом нет. Это совсем не значит, что я никудышная мать или что я была слишком сурова с ним.
Линдсей страдальчески всплеснула руками:
— Миссис Локхарт, я вас умоляю! Я совсем не то имела в виду. Конечно, вы не виноваты. Алистер просто решил стать независимым и обзавестись своим домом — это так естественно. Ему предложили работу, и поэтому он уехал. В любом случае у меня и мысли не было вас в этом упрекать.
— Так уж и не было? Я уверена, что именно ты поддержала Алистера. Ведь они могли вместе с Робином работать на ферме. А теперь он никто — так, наемный рабочий.
Линдсей нерешительно ответила:
— По-моему, Алистер вполне счастлив, он и Несси работают как сумасшедшие, чтобы накопить на свой собственный домик. Но в любом случае ко мне это не имеет и не имело никакого отношения, тем более что сейчас мы говорим совсем о другом. — Линдсей попробовала улыбнуться в знак примирения. — В конце концов, вы купили себе домик в городе рядом с вашей сестрой. Я согласна, нелегко в вашем возрасте принять в дом двух ребятишек. Но ведь там предостаточно места, и я надеюсь, оно найдется и для моего маленького братика и сестрички.
— Когда-то ты соглашалась с Алистером, что молодые должны жить одни. Получается, что ты сама себе противоречишь. Не успели пожениться, а детьми уже обзавелись. Поверь, тебе и Робину будет гораздо лучше вдвоем.
— Да, вы совершенно правы, я действительно считаю, что молодая пара должна жить отдельно. Но я имела в виду свекровь. Ведь это требует огромного терпения как со стороны молодых, так и со стороны свекрови. Я не верю, что вы предлагаете мне бросить детей. Они никогда не видели своего отца, совсем недавно потеряли мать. Как же я могу так с ними поступить?!
— Да никто никого не бросает. Приют «Мак-фарлан» отличное место. Ты сможешь забирать их на выходные, если захочешь, можешь навещать среди недели. Я думаю, ты просто не понимаешь, как обременительно это будет для моего сына в материальном плане…
Серые глаза Линдсей мгновенно позеленели.
— Ах, вот оно что, все дело в деньгах. Деньги для вас — самое важное. Хочу вас успокоить: деньги от продажи коттеджа пойдут на обучение ребят. Я вас только прошу дать им крышу над головой. А потом двойняшки сами смогут заработать себе на жизнь. Мораг уже сейчас здорово управляется с птицей, а Каллим сможет ухаживать за овцами и свиньями. Миссис Локхарт, пожалуйста! Неужели вы действительно думаете, что для нас с Робином они будут обузой? Наоборот, какая же семья без детей!
Миссис Локхарт от негодования открыла рот:
— Я не позволю проматывать свои деньги, заработанные потом и кровью, на отпрысков какого-то неудачника.
— Нам не нужны ваши деньги. Робин просто возьмет свою часть, причитающуюся ему по завещанию отца. Он также собирается выкупить долю Алистера. Таким образом, вы будете получать треть дохода от фермы.
— Хочу напомнить, что дом пока еще принадлежит мне. Я — хозяйка и вправе решать, что мне делать и как тратить свои деньги.
Голосом, полным отчаяния, Линдсей осторожно произнесла:
— Миссис Локхарт, если вы не хотите переезжать, то мы с Робином можем построить маленький домик для себя и жить там вместе с ребятишками. Я знаю много молодых пар, поступивших именно так. Я терпеть не могу всевозможные споры и ссоры, но это касается только меня и Робина.
Черные глаза миссис Локхарт сузились, и в них промелькнул недобрый огонек.
— Почему ты так уверена, что Робин полностью с тобой согласен?
— Робин всегда прекрасно ладил с детьми. Он им как старший брат.
Миссис Локхарт разразилась таким злым смехом, что Линдсей стало не по себе.
— Ты еще очень плохо знаешь мужчин, Линдсей Макре. Робин хорошо с ними ладил, пока не нес за них никакой ответственности. А надевать себе ярмо на шею он вряд ли захочет.
— Я полагаю, — с достоинством произнесла Линдсей, — надо дать возможность Робину говорить самому за себя.
— Он уже высказал свое мнение.
— Или, может быть, вы высказали ему свое, — сказала Линдсей, испытующе взглянув в глаза миссис Локхарт.
— Сути дела это не меняет.
— Вы так думаете? Я бы предпочла услышать это от Робина. Я сейчас же пойду и найду его.
— Пойди и найди, — ядовито-сладким голосом сказала миссис Локхарт.
По телу Линдсей пробежала неприятная дрожь. «Что за глупости, — сказала сама себе Линдсей. — Я должна доверять Робину».
— Он около Руж-Акр, — добавила миссис Локхарт. — Он ответит на все твои вопросы.
И Робин ответил.
Разговор миссис Локхарт никак не шел у Линдсей из головы. Когда она нашла Робина, то заговорила немного сбивчиво и слегка задыхаясь, так как прекрасно понимала, что наступил решающий момент.
— Ох, Робин, я тут разговаривала с твоей мамой насчет Каллима и Мораг. Я немного расстроилась. Видишь ли, твоя мама…
Робин подошел к Линдсей и взял ее за руку.
— Когда ты все спокойно обдумаешь, ты тоже согласишься с мамой. Правильное решение не всегда дается нам легко, но со временем ты поймешь, что детям там будет гораздо лучше. В конце концов, в том, что твоя мать опять вышла замуж, да еще за такого мерзавца, твоей вины нет. Ты не обязана всю жизнь за это расплачиваться, да и я тоже. Вчера я разговаривал с директором приюта, у них есть два свободных места в одном из коттеджей. Ты, главное, не переживай: это отличное место, совсем не похоже на те жуткие, мрачные сиротские приюты старого образца. За каждым из коттеджей присматривает супружеская пара, дети живут большой дружной семьей.
Робин ждал, что скажет Линдсей, но она молча смотрела на него.
— Линдсей, почему ты на меня смотришь так, словно…
— Как?
— Ну я не знаю, так, словно видишь меня впервые!
— Я смотрю на тебя, Робин, и думаю, что я просто создала образ в своем воображении. В реальной жизни такого человека не существует. Я была уверена, что ты добрый, сильный мужчина, на которого я всегда смогу положиться, который будет со мной и в радости и в горе. Я не могу поверить. Робин, что с тобой? Это похоже на ночной кошмар. Алистер поступил как настоящий мужчина и сделал то, что сам счел нужным. Я надеялась, что и в тебе есть стержень, характер, индивидуальность. К сожалению, я ошиблась.
Робин вспыхнул:
— Линдсей, не стоит придавать всему этому такое значение. Это обычное дело. Это…
— Обычное дело?! Только от одной мысли, что придется бросить двойняшек, у меня сердце рвется на части. Ты называешь это обычным делом?! А как же милосердие, забота о нуждающихся, любовь к ближнему? Чем тебе помешали ребята, они уже сейчас прекрасно помогают на ферме. Помню, ты как-то сказал, что тебе неслыханно повезло — заполучить в жены девушку с фермы. Но я не смогу работать на земле, у меня будет много работы по дому, потом пойдут дети, за которыми тоже нужен глаз да глаз. Двойняшки здорово бы мне помогли. А всего месяц назад будущее казалось таким безоблачным. Мама была рядом, такая веселая. Она…
— Ей следовало сказать тебе, Линдсей, что она серьезно больна, тогда это не было бы для тебя таким потрясением. Линдсей, ты словно в тумане и не можешь или не хочешь понять очевидное. Обременять молодого мужчину двумя детьми… Это учитывая, что теперь ферма благодаря тебе разделена на три части.
У Линдсей перехватило дыхание.
— Робин! Что ты несешь? Благодаря мне? Мы все решили вдвоем, ты и я! Послушай, Алистер смог вырваться из-под опеки твоей мамочки, он доказал всем, что настоящий мужчина. Я с нетерпением ждала этого и от тебя. Неужели ты и шага ступить не можешь, не посоветовавшись с мамочкой. Робин, даже сейчас я все еще надеюсь, что ты скажешь: «Конечно, дорогая, Каллим и Мораг будут жить с нами». Ты прекрасно знаешь, что дела на ферме идут хорошо и пошли бы еще лучше, если бы твоя матушка не отвергала все нововведения. Что бы я ей ни предлагала, все воспринималось в штыки. У нее всегда одна реакция: «В Страслуане таким не занимаются». Если бы люди так реагировали на все новое, то мы до сих пор жили бы в пещерах и охотились на мамонтов.
От такой речи у Робина отвисла челюсть.
— Хочу объяснить тебе раз и навсегда. Ничто в мире не заставит меня пойти против воли матери, а тем более взять на себя ответственность за двух голодранцев. Ты так восхищаешься поступком Алистера: «Какой молодец! Пошел против воли матери! Настоящий мужчина!» Я считаю его дураком. На следующий день мать вычеркнула его из завещания, а я, уволь, совсем не собираюсь пойти по миру.
Линдсей замерла, казалось, что она даже не дышит. Она с трудом пыталась переварить все сказанное Робином. Он подошел к Линдсей и положил ей руку на плечо, но девушку словно током ударило от этого прикосновения.
— Не трогай меня, Робин, — сказала Линдсей и нервно засмеялась. — У меня такое чувство, словно я прозрела после долгих лет слепоты. Я увидела то, что старалась не замечать. Ты копия своей матери и совсем не похож на отца. Теперь я его понимаю. Твой отец разделил ферму на три части, чтобы хоть как-то защитить от вас Алистера. Если бы он только знал, что за подлую и низкую женщину берет в жены. Слава богу, я вовремя все поняла. Нет ничего хуже, чем скупой муж. Я мечтала выйти замуж за человека, который не боится ответственности, может постоять за себя, который… Впрочем, все это не имеет к тебе, Робин, ни малейшего отношения.
Легким, решительным движением Линдсей сняла свое обручальное кольцо и вложила его в мозолистую руку Робина. Глотая слезы, девушка добавила:
— Я как-нибудь сама решу свои проблемы, Робин.
Молодой человек так ничего и не успел сказать.
Линдсей не помнила, сколько времени бежала. Когда она без сил упала на траву, в висках стучало, а тугой комок подкатывал к горлу. «Линдсей, успокойся. Дети не должны видеть тебя заплаканной. Они только начали приходить в себя после смерти матери. Линдсей, ты единственная, кто у них остался. Ты сможешь. Ты просто обязана со всем этим справиться», — говорила себе девушка. Тут в памяти всплыло письмо мамы, которое Линдсей прочитала после ее смерти. Это было письмо-исповедь, в нем мама признавалась, что еще два года назад она знала о неутешительных прогнозах врачей. Смерть могла наступить в любой момент, сердце было слабое, и даже врачи терялись в догадках, как долго оно еще сможет работать. Чтобы не волновать детей, она решила, что никто ничего не должен знать. Бедная мамочка, она боялась почувствовать себя немощной, не хотела становиться обузой. Все свои силы она положила на то, чтобы успеть выкупить коттедж. В этом письме мама обращалась к Линдсей и просила ее позаботиться о малышах — она так мечтала, чтобы у них было счастливое детство. Кроме этого, мама просила Линдсей сообщить отцу двойняшек, что теперь он свободен. Она считала, что это будет справедливо по отношению к нему и к двойняшкам. Мама писала, что уходит из этого мира спокойно, так как уверена — лучше Робина и Линдсей о двойняшках никто не позаботится. В конце письма был аккуратно выведен адрес Лекса, отца малышей.
«Я и Робин… Я и Робин». От этой фразы у Линдсей вновь перехватило дыхание, и комок подкатил к горлу. Девушка собрала все силы, взяла себя в руки и пошла в деревню, где должна была встретиться лицом к лицу с такими проблемами, каких не могла себе представить даже в страшном сне… вчера.
Только вчера Джеймс Кромби сказал Линдсей:
— Я полагаю, вам с Робином следует поторопиться со свадьбой. При такой жизни тебя надолго не хватит. Детей в школу отправить, дела по хозяйству, да и сюда поспеть вовремя, это во сколько же тебе вставать приходится?
Линдсей полностью с ним согласилась:
— Вы правы, мистер Кромби, кроме того, нечестно по отношению к вам, скоро зима, и мне придется уходить гораздо раньше. По-хорошему мне вообще надо жить здесь, но двойняшки еще слишком малы и боятся оставаться одни, тем более вечерами. Плюс ко всему мы до сих пор не рассчитались по закладной на коттедж. Я думаю, нам с Робином нужно сыграть свадьбу до Рождества.
Мистер Кромби одобрил такое решение:
— Да, но… есть кое-что, о чем я хочу тебя предупредить. Будь осторожна с матерью Робина. О ее скупердяйстве легенды ходят. Как бы она чего не выкинула?!
Что же делать? Этот вопрос назойливо стучал в висках у Линдсей. «Главное — не впадать в панику. Мама переживала времена и похуже», — внушала себе девушка.
Линдсей вспомнила своего отчима, Александра Бредмора, его процветающую овцеводческую ферму. Пока он наживал богатство, бедная мама работала до изнеможения, чтобы прокормить детей. И опять волна возмущения и обиды за мать захлестнула Линдсей. «Мамочка, бедная моя, сколько же тебе пришлось пережить и выстрадать».
Однажды мама разоткровенничалась с Линдсей и рассказала историю своей жизни:
— Знаешь, когда я выходила замуж за Александра, мне дела не было до его денег. Я его очень любила, это было словно наваждение какое-то. Когда я овдовела, я еще совсем девчонкой была, но твердо решила, что больше никогда не полюблю. Потом появился Лекс. В Шотландии он пробыл всего год, приезжал навестить родину своих предков. Тетушка Джин, которая тебя очень любила, сказала, что ты прекрасный ребенок, и посоветовала взять тебя с собой. Что за чудесные три месяца мы провели! Франция, Италия, Швейцария, Германия, Норвегия, Швеция, Испания… Я жила как в сказке. Мы путешествовали по Шотландии, пока я не поняла, что беременна. Доктор запретил мне ездить до родов. Естественно, мы тогда даже не предполагали, что родятся сразу двое малышей. Я, конечно, не надеялась, что Лекс тоже оставит свои разъезды, тем более ты и тетушка Джин были рядом. Вдруг, к своему ужасу, я заметила, что начинаю слепнуть. Для меня это был словно гром среди ясного неба. Врачи не поняли, что в моем положении почки не справлялись, это-то и вызвало временную слепоту. Тетушка Джин послала за Лексом. Он был ошарашен и напуган. Я-то подумала, что он за меня испугался, и даже предположить не могла, что он боялся провести всю жизнь рядом со слепой женой. В мгновения ока я из прекрасной сказки перенеслась в ночной кошмар. В то время я часто вспоминала твоего отца, Линдсей. Он не был идеальным мужем. Мы часто ругались, но все ссоры были пустяковые. Мы все делали вместе, поддерживали друг друга, а времена были нелегкие. Он всегда был рядом. А как мы радовались, когда ты родилась. Это был настоящий праздник. Постепенно я начала замечать, что Лекс изменился. Даже в голосе появились странные нотки. Я пыталась его успокоить, говорила, что после рождения ребенка мы все вместе уедем в Новую Зеландию, тетушка Джин помогла бы всем нам и сыну Лекса, Нейлу. А однажды утром Лекс ушел. Он тщательно обдумал свой шаг: уехать из одной страны в другую — не раз плюнуть. Лекс оставил записку, в которой довольно сухо писал, что не в силах ухаживать за слепой женой до конца своих дней. Он, правда, оставил кругленькую сумму на мое имя в одном из местных банков. Эти деньги должны были обеспечить наше безбедное существование до рождения ребенка. После родов его адвокаты выплачивали бы определенную сумму на содержание малыша.
Тетушка Джин и я были потрясены до глубины души, даже ума не приложу, чтобы я делала без нее. Мне пришлось побороть свою гордость и взять деньги, иначе мы бы не прожили. Нет ничего хуже на свете, когда твои мечты рушатся, словно карточный домик. Прекрасный замок оказался выстроенным из песка, и первая же волна смыла его, сровняла с землей, словно ничего и не было. Если бы не ты, Линдсей, моя жизнь потеряла бы всякий смысл. Я так боялась стать тебе обузой, что даже подумывала о самоубийстве. Тетушка Джин вытянула меня из болота отчаяния. Она забрала нас всех сюда, где ей предложили поработать учительницей. Единственное, о чем я молила Бога в те жуткие дни — чтобы я снова смогла видеть. Когда принесли малышей и положили мне на руки, я слегка наклонила голову, чтобы прикоснуться к их головкам щекой, и… Это было похоже на чудо! Будто пелена спала с моих глаз. Я снова видела, конечно, не так отчетливо, как раньше, но я разглядела, что один из малышей был черненький, копия Лекса, а второй — рыженький, как я. Сначала я хотела сообщить Лексу, что ко мне вернулось зрение и что он стал отцом двойняшек, но так и не смогла. Слишком глубокую рану он мне нанес. Когда двойняшкам исполнилось по пять лет, я снова стала работать учительницей и написала адвокатам Лекса, что более не нуждаюсь в его деньгах. Больше всего я боялась приезда Лекса, меня не покидала уверенность, что он заберет у меня детей и увезет их далеко-далеко. Думаю, Линдсей, ты его помнишь. Тебе ведь было уже двенадцать, когда я вышла за него замуж.
Линдсей, поцеловав мать, ответила:
— Конечно, я его прекрасно помню. Он был жутко обаятельный. Я помню, как ты его любила, мамочка, я тоже его любила, да иначе и быть не могло. Я до сих пор помню то чудесное лето, бесконечные переезды, море впечатлений. Тогда я его просто обожала. Это сейчас одно упоминание его имени приводит меня в бешенство — недаром говорят, что от любви до ненависти один шаг. Я возненавидела его за ту боль, которую он тебе причинил. Мамочка, я поражаюсь твоей выдержке, твоей силе. Ты всегда была добрая, внимательная и веселая, несмотря на боль и обиду, ты никогда не давала повода двойняшкам подумать, какой подлец их отец. Даже когда умерла тетушка Джин, ты не испугалась, ты смотрела в будущее с надеждой. Как я хотела хоть чем-нибудь тебе помочь.
— И ты помогла. Линдсей, дорогая, ты была дочерью, о которой можно только мечтать. Ты так похожа на своего отца. Как здорово ты управлялась с Каллимом и Мораг. Если со мной что-нибудь случится, то за двойняшек я абсолютно спокойна. С тобой они не пропадут.
Тогда Линдсей рассмеялась, погладила мать по лицу и весело сказала:
— Ты сгущаешь краски. У нас все будет хорошо. В следующем году я выйду замуж за Робина. Первым делом я попрошу его расширить загон для птицы. У меня будет дополнительный доход, и я смогу оплачивать обучение детей.
Но этим мечтам не суждено было сбыться. Около месяца назад мама Линдсей, Маргарет Бредмор, пришла вечером с работы. Она была как всегда веселая, выпила чашечку чаю с Линдсей, но вдруг как-то странно вздохнула и… ее не стало, а на хрупкие девичьи плечи Линдсей легло непосильное бремя.


Стоя на холме, Линдсей сжимала руки и боролась с желанием разреветься.
В голове звучал спокойный и уверенный голос мамы: «Линдсей, запомни на всю жизнь. Когда закрывается одна дверь, всегда открывается другая».
Где же эта другая дверь?
Линдсей попыталась взять себя в руки. Она вспомнила другие слова матери: «…Вокруг куча дел. Никогда не зацикливайся на одной проблеме, не сиди сложа руки, кроме важных дел существуют дела домашние, рутинные… Жизнь продолжается, и нужно готовить обед, убирать в доме, стирать…»
Мама, как всегда, оказалась права. Двойняшки вернутся из школы с минуты на минуту, она должна их встретить. Линдсей дала себе обещание, что сегодня она устроит ребятишкам небольшой праздник и напечет их любимые пирожки с вареньем. Каллим и Мораг их просто обожают. Сегодня вечером заедут Ролинсоны посмотреть коттедж. От этой мысли у Линдсей заныло сердце. Что же она им скажет? Как же быть? Еще вчера продажа коттеджа была делом решенным, так как Линдсей собиралась выйти замуж и забрать детей с собой. А что сейчас? Им ведь необходима крыша над головой.
«Так, — решила Линдсей, — об этом я подумаю позже, а сейчас главное — напечь пирогов». Но принесли почту. Линдсей взяла пачку конвертов и отнесла на кухню. Их оказалось пять: четыре белых конверта и один голубой. Судя по марке, письмо пришло из Новой Зеландии. У Линдсей затряслись руки, она с опаской потянулась за письмом, словно перед ней был не кусок бумаги, а злобная собака. Спустя неделю после смерти мамы Линдсей исполнила ее волю и написала Лексу. Девушка не была уверена, но сердце ей подсказывало, что письмо от него. Линдсей захлестнула волна воспоминаний: Лекс, ослепшая беременная мать, ее страдания… Она не хотела, а точнее, боялась открывать этот голубой конверт. Линдсей медленно взяла ножницы, аккуратно отрезала с каждой стороны по голубой полоске и развернула письмо. Адрес — Центральный Отаго — лишь подтвердил догадки Линдсей. Далее следовало «Данидинский общественный госпиталь». Судя по почерку, писал человек вполне здоровый. «Наверное, что-то не очень серьезное», — пронеслось в голове у Линдсей, и она прочитала следующее:


«Дорогая Линдсей,
ты, наверное, сильно удивишься, получив от меня письмо после стольких лет молчания. Когда мы виделись в последний раз, ты была прекрасной милой девчушкой, но достаточно смышленой, чтобы все понять и возненавидеть меня. Я не хочу да и не имею ни малейшего права оправдываться. Ты абсолютно права, я — ничтожество. Когда я получил твое письмо, во мне все перевернулось. Новость о двойняшках меня просто ошеломила. Я ведь даже представить себе не мог, что я отец и у меня двойняшки. Меня так и распирало от гордости! Прочитав о том, что к маме вернулось зрение сразу после родов, я как будто увидел себя в зеркало. Какой я мерзавец! Какую боль я причинил твоей матери, она так и не смогла меня простить. Но любое зло в этом мире не остается безнаказанным. Поверь! Через час после получения твоего письма врачи вынесли свой страшный приговор. В течение месяца я ослепну. Это знак свыше. Но прежде, чем свершится возмездие, я хочу хоть чем-нибудь искупить свою вину. Перед тем как написать тебе ответ, я переписал завещание. Каллим и Мораг становятся полноправными наследниками, наравне с Нейлом. Он, слава богу, отличный парень, с сильным характером и трезвым умом. Уверен, что он жутко обрадуется сестренке и брату. В эти выходные Нейл обещал навестить меня, тогда я ему и сообщу эту новость. Управляющим и опекуном Нейла я назначил мистера Хазелдина. Возможно, мне осталось жить не больше года. В общем, я хотел бы перед смертью увидеть двойняшек и тебя. Линдсей, прости меня, если сможешь, для меня это очень важно. Бери ребят и приезжай ко мне, у вас будет крыша над головой, с деньгами я тоже помогу. Понимаю, этим прощение не купишь, но я хочу сделать все возможное, чтобы хоть как-нибудь помочь тебе и моим детям. Я обо всем договорюсь и организую ваш приезд. Линдсей, пожалуйста, у меня очень мало времени. Дай мне возможность хоть частично искупить свои грехи. Я действительно раскаиваюсь. Не наказывай меня, Линдсей, Бог меня уже покарал.
Александр Бредмор.
P.S. Необходимые для поездки деньги я переведу на ваш счет».


Прочитав письмо, Линдсей без сил упала в кресло, тупо уставившись в стену. Она боялась, что ее сердце просто не выдержит, голова разболелась, в висках стучало. Перед глазами замелькали картинки из прошлого: бедная мама, работавшая до изнеможения, чтобы прокормить детей, исчезновение Лекса, мозолистые, но всегда ласковые руки мамы. Линдсей не могла разобраться в своих чувствах, к ненависти и неприязни примешалось еще что-то. Она никак не могла понять, что это.
Однажды Маргарет сказала дочери: «Только бы хватило времени!» Но именно его маме не хватило. Линдсей не знала, что делать. Из состояния оцепенения ее вывел шум. Она услышала звонкие голоса брата и сестры. Девушка спрятала письмо и вышла двойняшкам навстречу:
— Вы уже дома! А ваши любимые булочки вас заждались. Быстро за стол, а то они остынут окончательно.
Но, судя по взъерошенной головке Мораг, Линдсей поняла, что ей собираются сообщить что-то архиважное.
— Линдсей, нас Джинни Малколм пригласила в гости, на праздник. Сначала Джинни не хотела ничего делать, но потом все-таки решила. В общем, ее мама готовила целый день. Линдсей, пожалуйста, можно мы пойдем. А? Ну, скажи «да»! Там будет весь класс, и мальчишки, и девчонки. Никаких любимчиков, а все! Только представь себе!
Линдсей рассмеялась: глаза двойняшек горели таким искренним желанием, да и у нее будет время подумать над письмом.
— Конечно, конечно. Идите. Но сначала вымыть руки, умыться и, пожалуйста, приведите в порядок ваши колени. Страшно смотреть. Да, Каллим, не забудь про свои уши. Слышите?
Через минуту дверь за двойняшками захлопнулась, но подумать Линдсей не удалось. Приехала миссис Ролинсон и с порога затрещала:
— Джим думает, что дети могут пожить с нами. Вот дурачок! Неужели непонятно, бедной девушке и так тяжело уезжать из родного дома, а тут еще мы со стариком. Тем более нет ничего хуже, чем две хозяйки в доме. Я так считаю, новая семья — новый дом. Я написала ребятам и сказала Джиму о покупке коттеджа. В конце концов, они его смогут продать, если домик им не понравится. Пройдет время, и я уверена, сноха будет мне очень благодарна за то, что с самого начала у них был свой домашний очаг, гнездышко, где они сами себе хозяева. Пусть сами решают как жить, как воспитывать детей. Я не хочу потом услышать, что я своим вмешательством испортила детей, поломала им жизнь и так далее. Упаси бог! — Немного передохнув, миссис Ролинсон продолжила: — Я не хотела бы тебя торопить, дорогая Линдсей, но, видишь ли, Джонсоны тоже продают небольшой домик. Ответ надо дать завтра, это крайний срок. Честно признаюсь, лично мне твой коттедж симпатичнее, у меня к нему душа лежит. Домик Джонсонов, надо сказать, совсем не плох, он современнее, побольше, но… судя по письмам Стефани, я пришла к выводу, что наши вкусы отчасти совпадают и ваш домик именно то, что надо. Но эти мужчины, они такие зануды! Просто ужас! Мой старик не разрешает мне покупать коттедж, пока его человек не проверит, в каком состоянии крыша, какие там трубы, в общем, я подумала, сначала надо спросить тебя, и если ты не против, то мы бы завтра со всем этим покончили. Видишь ли, ждать до Рождества не очень хочется, да тут еще это предложение от Джонсонов. Мы подумали, что продажа коттеджа ускорит вашу свадьбу с Робином, по правде говоря, от этого выиграют все: мы с коттеджем, а тебе не надо будет бегать туда-сюда, да и детки всегда будут под присмотром.
Инстинктивно Линдсей прикрыла рукой место, где должно было быть обручальное кольцо. Миссис Ролинсон отличалась редкой наблюдательностью. Отсутствие кольца плюс небольшая царапина на пальце (Линдсей слишком сильно дернула его, когда снимала) — и для этой дамы все станет ясно как день.
Линдсей начала невнятно бормотать:
— Ну, мы еще не решили окончательно, когда сыграем свадьбу. Но, миссис Ролинсон, я вам обещаю, что завтра утром вы получите окончательный ответ. Сегодня вечером я все хорошенько обдумаю.
Миссис Ролинсон закивала в ответ:
— Конечно, конечно, дорогая, думай. А что касается крыши, то…
Она болтала еще около получаса. Слова о предстоящей свадьбе, упоминание имени Робина больно отзывались в израненной душе Линдсей. Девушка приложила немало усилий, чтобы не расплакаться и не выложить все начистоту, ей так хотелось вновь обрести твердое плечо, в которое можно выплакаться и на которое можно положиться. Когда миссис Ролинсон наконец ушла, чувство безысходности опять овладело Линдсей. Она взяла письмо и медленно, пристально вглядываясь в каждое слово, перечитала его. Отвращение, захлестнувшее вначале Линдсей, отступило, и девушка начала трезво оценивать сложившуюся ситуацию. Бог действительно наказал Лекса. Ослепнуть при его просто-таки лошадином здоровье — воистину злая ирония судьбы. Ирония судьбы или все-таки Божья кара? А как быть с его жгучим желанием помочь? Поначалу Линдсей и думать об этом не хотела, но мысль о состоянии человека, который знает, что скоро ослепнет и умрет, не давала ей покоя. Он молит о прощении, а если получит отказ? Человек, стоящий на пороге смерти, не может быть неискренним. А вдруг это просто страх? Страх перед Великим судом? Линдсей совсем запуталась. Девушка понимала: если напишет, что прощает Лекса, а сама с детьми не приедет, то, естественно, он все поймет и будет мучиться. Но как отреагируют двойняшки на новость, что их якобы «давно умерший» папаша объявился? Как Линдсей объяснит его отсутствие все эти годы? Что делать? За последние часы этот вопрос не покидал сознание Линдсей. Ей не верилось, что один день мог в корне изменить ее жизнь. Вдруг волна гнева накатила на Линдсей. Черт возьми, если бы все было по-старому и она по-прежнему бы собиралась замуж за Робина, вопрос о поездке отпал бы сам собой. Свадьба! Лучше повода не придумаешь, а письмо с прощением Линдсей бы отправила. Ох, Робин, Робин!
…Но может, это письмо, появление Лекса — та самая «другая» дверь, про которую говорила мама. Гордость, конечно, штука хорошая, но, когда ты беден как церковная мышь, это просто непозволительная роскошь. Да и какое она, Линдсей, имеет право лишать двойняшек законного наследства и возможности получить достойное образование?! С другой стороны, как она может заставить детей ехать на край света к человеку, который так больно ранил их мать, а малышей вообще бросил? Если бы только было время все обдумать и взвесить — с продажей домов в этой деревне дела обстояли туго, люди больше покидали родные края, приезжали лишь единицы. Линдсей взглянула на часы: пять минут и надо будет идти встречать двойняшек. На улице стояла непроглядная тьма. Девушка передвигалась на ощупь, больше доверяясь интуиции и внутреннему чутью. Не успела Линдсей пройти и половину пути, как увидела бегущих навстречу детей. Она уже приготовилась их отчитать за то, что не дождались ее и пошли одни, но, увидев мертвенно-бледное лицо Каллима и красные от слез глаза Мораг, Линдсей осеклась.
— Линдсей, только скажи, что это неправда… Они все врут, они… они… они просто пошутили, — лепетала девчушка, захлебываясь слезами и с мольбой глядя на сестру, — они ведь врут, правда? Ты не отдашь нас в приют? А? Мэгги Макре сказала, что мы туда скоро отправимся, она слышала, как миссис Локхарт говорила, что она… она не сможет держать нас у себя в доме и что Робин против, он уверен, мы будем вам мешать и… Линдсей, мы…
Девушка прижала к себе сестричку и поймала на себе испытующий взгляд Каллима. Линдсей отрицательно покачала головой:
— Что за вздор вы несете! Какой приют? Вы о чем? Какое нам дело до какой-то миссис Локхарт. Да я вообще не собираюсь замуж за Робина. О каком приюте может идти речь, если у вас есть я — ваша сестра! Вы хоть подумали, что я буду делать одна без вас. И нечего слушать всякие сплетни, тоже мне взяли моду, люди болтают, что им вздумается, а вы верите. Глупышки! Мы все едем в Новую Зеландию!!!



загрузка...

Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство за океаном - Саммерс Эсси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Ваши комментарии
к роману Наследство за океаном - Саммерс Эсси



Странно закончилась.........
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиЛюбитель любовных романов
22.11.2012, 22.15





и не менее странно началось....
Наследство за океаном - Саммерс Эсситаня
22.11.2012, 23.41





Ощущение, что не хватает пары глав. Конец попросту утерян.
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиLuboznaika 1647
25.11.2012, 19.46





совершенно согласна с любознайкой,не хватает пары глав,да и главная героиня малость помешана на деньгах!порой думаешь, куда ты лезишь, в чужой монастырь со своим уставом! 8баллов
Наследство за океаном - Саммерс Эссинелля
11.02.2013, 10.43





И это все?! А где же продолжение?! Странно за высокие оценки.
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиЛена
21.07.2013, 14.59





Должен быть конец, надо поискать в других местах. читала с удовольствием, написан в 50-е годы по-этому с современными сравнивать нечего.
Наследство за океаном - Саммерс Эссииришка
25.07.2013, 6.45





и правда странный роман,и не менее странный конец
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиНатали
19.02.2014, 18.54





замечательный роман, даёт пищу для размышлений. Деньги сама старается зарабатывать, труженица, каких мало! И конец, конечно счастливый, разве можно отказаться от такой женщины?!
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиГалюша
30.03.2014, 23.16





Э э э, может это и не хорошо, так говорить о чужой жизни, вернее об очерке, вообщем хрень полная ....
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиСчастье
11.08.2014, 8.36





Да полностью согласна,какой-то не полноценный роман получился. Странно как-то.
Наследство за океаном - Саммерс Эссис
17.09.2014, 23.24





Какой то не законченный роман, даже разочарована
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиСтелла
21.05.2015, 5.31





А мне ужасно понравился роман! Читала с превеликим удовольствием, он как- то не похож ни на один из уже прочитанных. С какого - то момента стал доставать вопрос- о каких годах идёт речь? Потом проскользнула дата1950, значит, очень давние времена. Но все равно, мне настолько понравилось, что буду смотреть другие работы автора. Одно описание природы Новой Зеландии чего стоит!! Однозначно 10!!
Наследство за океаном - Саммерс ЭссиЛенванна
5.06.2016, 18.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100