Читать онлайн Тайна ожерелья, автора - Сайтс Элизабет, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна ожерелья - Сайтс Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна ожерелья - Сайтс Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна ожерелья - Сайтс Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сайтс Элизабет

Тайна ожерелья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Выстрел потряс ветхие стены салуна.
Айрис вскочила на ноги. Она разбирала старые фотографии, раскладывая их вокруг себя в аккуратные стопочки. Поскольку комнатенка, в которой она сидела, была крошечной, девушка в два прыжка достигла выхода, распахнула дверь в зал и застыла на пороге.
Едкий дым заполнил все вокруг, а посреди этого гама, в голубой дымке, сильно смахивая на привидение, стояла Саманта Киллиан, держа в руке старинный шестизарядный револьвер. Она казалась больше удивленной, чем испуганной.
– Саманта! – в ужасе воскликнула Айрис. – С тобой все в порядке? Что произошло?
– Да, я в полном порядке, – ответила девочка и подняла револьвер повыше. – Просто я не знала, что он заряжен. А он взял да выстрелил.
Айрис покачала головой. Полированная высокая стойка красного дерева была безнадежно испорчена – пуля расщепила панель прямо посередине.
– Ты могла ранить кого-нибудь, – сурово сказала Айрис, потупившейся Саманте. – Где ты взяла револьвер?
– Это папин. У него их целая куча, висят без дела на стене в гостиной. За них предлагали, знаешь сколько денег! Айрис, я, честно, не знала, что он заряжен.
– Боже, – вздохнула Айрис. – Предупреждал же меня Адам, что ты местный чемпион по всякого рода несчастным случаям. Отдай мне револьвер, Саманта!
– Но он мне нужен! – заявила девочка. – Я буду самой красивой на детском маскараде. Я надену черную ковбойскую шляпу, расшитый на индейский манер жилет и заткну за пояс этот револьвер. Представляешь?!
– Я думаю, что надо прежде спросить разрешения у отца, – сказала Айрис, забирая опасную игрушку. – Кстати, а о каком маскараде ты говоришь?
Саманта в ужасе прижала ладошки ко рту.
– Ой, я же не должна была рассказывать!
– Ну, теперь тебе придется рассказать.
– Это Адам придумал, – сказала Саманта. – Только просил ничего тебе не говорить. Он хотел вначале сам с тобой потолковать.
– Ну, это не такой уж важный секрет, – успокоила девочку Айрис. – Рано или поздно я бы все равно узнала. Но у меня не будет времени…
Саманта подняла к ней разочарованное личико с ясными наивными глазами, и сердце Айрис екнуло.
– Что же вы такое собираетесь устроить? – поинтересовалась она.
Личико Саманты просветлело.
– Мы будем представлять, как жили в Рейнбоу и Фелисити во времена «золотой лихорадки». Мы все-все будем участвовать.
– Но кто же сочинит вам сценки? Кто сошьет костюмы и будет с вами репетировать?
– Адам знает кучу всяких историй, – уверенно отозвалась Саманта. – Он нам поможет. Костюмы мы будем делать сами, но думали, что ты поможешь…
Она в надежде взглянула на молчаливую Айрис.
– Знаешь, по-моему, нам надо поговорить с Адамом Фримонтом, – немного подумав, сказала Айрис, бросив взгляд на часы. – Так, уже почти шесть. Должно быть, он возится с «Эсмеральдой», хотя, видит Бог, старушке давно пора на покой. Ну что, пошли?
– Ага… Погоди-ка, ты сказала, что уже шесть часов?!
– Почти шесть.
Саманта вздохнула.
– Значит, я снова опоздала к обеду. Опять мама рассердится. Ох, теперь она меня не пустит с папой в Рейнбоу! А что скажет папа, узнав про револьвер… Слушай, Айрис, отдай мне его, клянусь, что повешу на место. Может, папа и не заметит, что я его брала?
– Нет, я отдам его Адаму, – сказала Айрис. – Он же друг твоего папы, верно? Вот и попросим его отдать револьвер и позаботиться, чтобы тебе не очень сильно попало.
– Ну, ладно, – вздохнула Саманта. – Адам, наверное, уже дома. Пошли.
Айрис грустно улыбалась. Господи, это ж надо представить – возиться с целой оравой детей! Помоги мне, Боже!
– Зачем тебе револьвер? – едва открыв дверь и увидев на пороге Айрис, резко спросил Адам. – Нет, я, конечно, понимаю, что лазать по заброшенному тоннелю – весьма опасное занятие, особенно для девушки, но револьвер – это уже чересчур!
– Не смеши меня, – отмахнулась Айрис. – Я не собиралась пристрелить тебя. Хотя после того, как я узнала о детском маскараде, эта идея уже не кажется мне абсурдной.
– Мда? Ну что ж, прости. Надо было мне сразу тебе сказать.
– А где собака? – осторожно поинтересовалась Айрис.
– Заходи, не бойся. «Киманчи» на языке индейцев обозначает «чужой». Ее кто-то бросил в прерии одну, еще совсем крошечную, только-только глазки открылись. Тогда мы оба были чужими здесь, Киманчи и я.
Айрис с опаской вошла. Внутри дом оказался отделан золотисто-красным деревом – и высокий потолок, и стены, и наличники. В доме царило солнце, и взгляд поражало количество книг в огромных книжных шкафах.
– Как красиво! – восхищенно выдохнула она. – Знаешь, здесь все напоминает… тебя, твой характер. Лена Максон говорила, что ты сам здесь все отделал.
– Большую часть, – согласился Адам, стоявший за ее спиной. – Но у меня сейчас мало времени. Гак как у тебя оказался этот револьвер? Ты же, как никто другой, знаешь, что Томми Киллиан отнюдь не отличается хорошим характером.
– Томми давно пора бы знать, что оружие – не игрушка, и не держать его там, где любой ребенок может преспокойно взять его.
– Ребенок? Саманта?.. Она, случайно, не…
– Нет, она не поранилась и никого не пристрелила, – поспешила ответить Айрис. – Но вот стойка в баре пострадала.
Вздохнув с облегчением, Адам улыбнулся.
– По-моему, эта история заслуживает более подробного разговора, да и детский маскарад… Давай обсудим все за ужином. Я сейчас живо приготовлю сандвичи, а потом провожу тебя до самого дома.
– Но меня ждет Лена, – пробормотала удивленная Айрис. – Я всегда завтракаю и ужинаю с ней.
– Так позвони ей.
Голос Адама звучал подозрительно бесстрастно. А огонек, мелькнувший в его удивительных глазах, неожиданно навеял воспоминания о темноте, о шоколадном печенье… По внезапно потемневшим глазам Адама Айрис поняла, что он думает о том же.
Глубоко вздохнув, она ответила:
– Ладно. Но я остаюсь только потому, что мне надо поговорить с тобой. Надо же мне знать, что именно ты собираешься учинить на празднике, который организую я. И, кстати, зачем тебе провожать меня до дому?
– Мне нужно закончить компьютерные программы. Не забывай, уже конец июля. Телефон вон там, видишь? – кивнул он в сторону аппарата и ушел на кухню.
– Да, а о каких компьютерных программах ты говорил? – осторожно поинтересовалась она, останавливаясь в дверях кухни.
Закончив разрезать помидор на тонкие ломтики, Адам взял огурец и принялся ловко очищать его от кожуры. Не поворачиваясь, он ответил:
– О компьютерных программах разработки четвертой зоны.
– То есть моего тоннеля?
– Да.
– Но ты же обещал, что я смогу там искать ожерелье! Я ведь совсем недавно нашла карты, а это уже четверть успеха. Ну ладно, я все равно продолжу поиски.
Наконец Адам повернулся к ней.
– Когда мы начнем бурить, находиться в тоннеле будет слишком опасно, Айрис, – спокойно сказал он.
– Если вы начнете.
– Начнем, Айрис, начнем. Пробы и так уже отложили. Я даже мечтать не мог, что дадут такую большую отсрочку.
– Значит, когда начнется бурение, мне придется прекратить поиски? – упавшим голосом спросила Айрис.
– К сожалению, да. Иначе я буду вынужден запереть тебя в доме. Я не могу допустить, чтобы на моих рудниках погиб человек.
И он сделает это, можно не сомневаться, да и остальные мужчины Фелисити помогут ему. Все они сделали ставку на золото Рейнбоу, и она слишком велика.
Глубоко вздохнув, Айрис все же сказала:
– Что ж, тогда я буду продолжать поиски столько, сколько смогу. Когда скажешь прекратить, я тебя послушаюсь, не сомневайся. Ну ладно, хватит об этом. Давай я лучше расскажу, что произошло в салуне.
Адам кивнул:
– Давай, я слушаю, – и вновь занялся овощами.
– Я уверена, Саманта выстрелила не нарочно. Видимо, она просто примеряла револьвер для маскарада, но он оказался заряженным – и выстрелил. У нее был очень испуганный вид, когда я примчалась на звук выстрела. Она не виновата.
– Да, но Саманта могла ранить себя или кого-нибудь другого.
– Поэтому я и отобрала у нее револьвер. Но сама я не хочу говорить с Томми Киллианом. Ты его друг, вот и посоветуй ему: если он желает и дальше держать пистолеты на стене в гостиной, пусть позаботится, чтобы они не могли стрелять, когда Саманта опять стащит какой-нибудь.
– Не волнуйся, я поговорю с ним. – Адам положил разделочную доску в мойку, кинув туда же и нож. Тарелки, на которых лежали сандвичи, были простыми, грубыми и добротными, как и все в этой кухне. На полу стояли две чистые миски, в одной из которых поблескивала вода. Это был, очевидно, угол Киманчи. – Садись к столу, – приказал Адам Айрис, все еще стоявшей на пороге.
Она послушно села.
– Ты можешь пригласить и Киманчи, – предложила она. – Не стоит морить ее голодом лишь потому, что здесь сижу я.
– Кима где-то бегает, – наливая чай со льдом в высокие стаканы, сообщил Адам. Поставив их на стол, он сел напротив Айрис. – Как проголодается, прибежит. А почему ты боишься собак? С тобой что-то случилось, Айрис?
– С чего ты взял?
– С подобными страхами не рождаются. Ты говорила, что боишься лишь собак. А кошки тебе нравятся?
– Да, у меня… – начала было Айрис и замолчала. – У меня была сиамская кошка, – выговорила она, наконец, пустым голосом. – Но она умерла.
– А знаешь, ты всегда мне напоминала грациозную, красивую, но опасную сиамскую кошечку.
– Ты считаешь, что я похожа на кошку?
– Нет, – улыбнулся он. – Но у тебя такая же масть. Нежная кремовая кожа, фиалковые глаза… Да и волосы такого же оттенка, как у сиамских кошек чулки и ушки.
Айрис вспыхнула.
– Я люблю животных, особенно кошек. Вот только с собаками я… В общем, я не лажу лишь с собаками.
– Но почему? Расскажи, Айрис.
Она взяла сандвич и откусила хрустящую хлебную корочку. Я никогда никому не говорила об ном, размышляла она. Так зачем же мне рассказывать о том случае сейчас? Тем более Адаму Фримонту?
– У отца была собака, – неуверенно начала девушка. – Ее звали Дюк. Огромный черный пес, смесь всевозможных пород. Отец всегда предупреждал меня, чтобы я держалась от него подальше.
– Отец… – задумчиво повторил Адам. – Ты имеешь в виду своего отчима, да?
– Ммм… Ну, короче, родители всегда прогоняли меня. Я им мешала. Если я сидела в гостиной, они уходили на кухню. И практически все свободное время проводили в своей спальне. А в тот день они оперлись в доме, оставив меня на улице. Дюк жил, но дворе. Мне было всего четыре года, и я еще не понимала…
– Ничего удивительного, – пробормотал он.
– Так вот, я очень хотела что-то спросить у них, даже уже не помню, что именно. Хорошо помню, что стучалась в дверь, плакала, пыталась открыть ее, и Дюк…
… Острые зубы впились в левое запястье, кроша кость. Кровь хлестала из раны. А она, четырехлетняя крошка, все кричала и кричала… Выбежала мама, тоже начала истошно вопить. А затем папин сердитый голос: «Я же приказал ей держаться подальше от собаки. Боже, зачем она вообще появилась на свет? Почему мы не можем побыть хоть немного вдвоем? Почему я должен терпеть ребенка другого мужчины, всегда встающего между нами?..»
– Дюк напал на меня, – бесцветным голосом сказала Айрис. – Прокусил запястье, оцарапал бок… Выбежавшая на крик мама не смогла оттащить его, ну а папа… Он лишь заявил, что приказал мне держаться подальше от собаки, что я сама во всем виновата. Смотри, – она протянула левую руку. Глубокие рубцы четко выделялись на нежной коже. – Если бы не мама, отец вряд ли стал бы оттаскивать Дюка, он хотел моей смерти. Тогда бы ничто уже не стояло между ним и мамой.
Адам обхватил тонкое и хрупкое запястье, внимательно разглядывая шрамы, метки боли и страданий. Его теплые, сильные пальцы осторожно касались ее кожи. Айрис резко вырвала руку и спрятала ее под стол. Ну почему даже самое невинное прикосновение Адама Фримонта повергает ее в пучину эйфории? Почему?!
– А ведь ты боишься не только собак, – неожиданно мягко сказал Адам. – Ты боишься одиночества, людского равнодушия, отверженности. Разве не так?
Эти слова, произнесенные в тишине кухни, поразили Айрис до глубины души. Нет, он и в самом деле читает ее мысли.
– Никому не нравится быть отвергнутым, – резко ответила она. – И никому не нравятся советы постороннего!
Тяжело вздохнув, Адам оперся локтями о стол.
– Не знал, что я для тебя посторонний. Что ж, прости.
– Если ты считаешь, что мы не чужие друг другу, почему не расскажешь о причинах адских головных болей, которые возникают у тебя при малейших спорах?
В кухне воцарилась могильная тишина, лишь сверчок трещал где-то в углу. Адам, сжав кулаки и нахмурившись, не сводил с Айрис тяжелого взгляда. Как же ей захотелось взять свои слова назад… Но было уже поздно.
Откинувшись на спинку стула, Адам, наконец, ответил:
– Ну, насчет малейших споров ты, конечно, преувеличиваешь.
– Не думаю, что сильно преувеличиваю, – собравшись с духом, выговорила Айрис. Сердце в груди стучало набатом. – Я ведь помню, как это у тебя началось.
– Можно подумать, будто я каждый день страдаю от смертельных болей, – сказал он. – На самом деле такого, как в тот вечер, у меня не было с…
Внезапно он замолк.
– С тех пор как? – не отставала Айрис.
Она решила, что он все равно не ответит, но, к ее удивлению, он сказал:
– С Бостона. Честно, Айрис, это не из-за ссоры. Все гораздо сложнее.
– Бостон, – задумчиво повторила Айрис. – Там живет твоя мать. Ладно, забудем, – сухо сказала она. – В конце концов, это не мое дело. Давай лучше поговорим о детском маскараде.
Откусив добрую половину сандвича, Адам ответил:
– Понимаешь, дети чувствуют себя обойденными. Праздник планируется организовать для взрослых, но я думаю, что, если ребята покажут несколько сценок из жизни прошлых лет, ничего плохого не будет. И дети не обидятся, и праздник получится более ярким. Я помогу написать сценки, ребятишки любят рассказы о прошлом.
– Заброшенные участки, – улыбнулась Айрис, не в силах удержаться, – и призраки старателей.
– Ну, призраки – это, разумеется, выдумки стариков, – улыбнулся Адам. – А вот заброшенные участки – реальность. Знаешь, почему я начал разработку рудников Рейнбоу? Слишком много ходило легенд о богатейшей жиле, которую начали разрабатывать как раз перед эпидемией холеры.
– Хотела бы я послушать, как ты рассказывал эти сказки инвесторам «Золотой Долины».
Адам ухмыльнулся, совершенно неожиданно.
– Я показал им результаты первых проб. Эти люди слишком практичны, чтобы верить в сказки и легенды.
– Тебе надо чаще смеяться, – не удержалась Айрис. – Ты становишься совершенно другим, когда смеешься или хотя бы улыбаешься.
– Довольно необычное замечание, особенно если учесть, что оно исходит из уст бесстрашной леди, носящей за поясом револьвер и готовой пристрелить нахала, посмевшего вмешаться в план праздника, который готовит она.
– Ты прекрасно знаешь, почему я принесла револьвер, – с улыбкой проговорила Айрис, – и я вовсе не намеревалась кого-либо убивать. Я просто хотела знать, что за маскарад ты затеваешь.
Откинувшись на спинку стула, он посмотрел на нее. Под его пристальным взглядом Айрис опустила глаза.
– Теперь ты все знаешь. Позволь детям принять участие в празднике, так они будут чем-то заняты и довольны, что вносят свой вклад в общее дело.
– Да, но им потребуются репетиции, – резонно заметила Айрис. – Нужен человек, который бы указывал, кому, где стоять, что делать, говорить. Нельзя ничего пускать на самотек.
– Нельзя, – согласился Адам. Подобная мысль явно не приходила ему в голову.
– Ну, раз ты заварил всю эту кашу, то тебе ее и расхлебывать.
– Я им помогу, – сказал он и немного погодя добавил: – Я всегда довожу дело, которое начал, до конца.
Они молча уставились друг на друга. Айрис почувствовала, как забилась на ее шее жилка, застучала в висках кровь, сердце колотилось все громче и громче.
– Ну, я пошла, – неуверенно сказала она.
Вместо ответа Адам поднялся из-за стола. Айрис тоже отодвинула стул, но едва она встала, как мощная рука Адама железным обручем обвилась вокруг ее талии и притянула к себе. Не дав ей времени на протесты, он приник к ее губам в страстном поцелуе.
С того дня в тоннеле прошло две недели. Губы его были все такими же неимоверно сладкими, нежными и ласковыми. Запустив пальцы в его густую шевелюру, Айрис притянула Адама ближе к себе. Она наслаждалась прикосновениями к завиткам волос на шее, ерошила их, пропускала сквозь пальцы. Пока я держу его, думала Айрис, он будет продолжать целовать меня. О, пусть этот поцелуй длится вечность!
То ли Адам прочел ее мысли-, то ли хотел того же, но он явно не собирался останавливаться. Его губы становились все более настойчивыми, твердыми, терзая ее рот в сладостной пытке наслаждения, не давая ни секунды покоя, а только требуя, требуя, требуя… Вскоре Айрис дрожала в его объятиях, охваченная неугасимым пламенем страсти. Обвив руками его шею, она прильнула к Адаму всем телом и закрыла глаза, смакуя каждый миг, как иссохшая пустыня наслаждается каждой каплей долгожданного ливня.
Адам слегка повернул голову.
– Айрис, – пробормотал он, обжигая дыханием ее нежную щеку, – открой глаза. Я хочу видеть в них себя. Я хочу, чтобы ты сама целовала меня, глядела на меня.
Медленно открыв фиалковые глаза, обрамленные шелковистыми черными ресницами, она взглянул на Адама сквозь дымку страсти, заволокшую ее разум. Адам. Резкие скулы и решительный подбородок были так милы ей… А глаза цвета неба и дождя, ярко блестевшие на смуглой коже!.. Губы мягкие, ласковые… обычно они бывали сурово сжаты в полоску. Тело сильное, твердое, с приятным ароматом мыла, лосьона и чего-то еще, присущего лишь ему, – запаха вольного ветра Невады.
– Я смотрю на тебя, – прошептала она.
– Ну, так поцелуй меня.
Снова запустив пальцы в гриву его волос, Айрис притянула Адама к себе. В ней проснулась новая Айрис, женщина, совершенно не похожая на библиотекаря из Миннеаполиса. Новая Айрис хотела этого мужчину, хотела никогда не прерывать их объятий и знала, что все так и будет. Она не отступит, не остановится, пока не получит того, чего хочет, пока она не…
Но все-таки какая-то частичка той, прежней Айрис Мерлин удержала ее от опрометчивого шага, вновь вернула сознание.
Да, поцелуи с Адамом Фримонтом сладки, твердила она, но нет в мире ничего опаснее этой сладости.
Опустив руки, Айрис отстранилась и, когда Адам попробовал ее удержать, напряглась, приготовившись к отпору. Видимо, Адам почувствовал произошедшую в ней перемену, поскольку тоже разжал объятия и отступил.
Какое-то время они просто стояли и смотрели друг на друга.
Я не хочу тебя. Ты мне не нужен. Ты мне никто. Эти магические слова Айрис повторяла каждому, осмелившемуся слишком близко подойти к ней, но, как ни старалась, не смогла выговорить их сейчас, стоя перед Адамом Фримонтом. Они всегда ей помогали, но только не сейчас.
– Извини, – наконец выговорил он. Видя, что Айрис не собирается ничего объяснять, судорожно вздохнул и, повернувшись к столу, начал убирать тарелки. – Прости, больше это не повторится.
А Айрис смотрела на него. Господи, как все перепуталось. Ведь это она остановила его. Отвергла его. А у нее такое чувство, будто он у нее перед носом захлопнул дверь.
– Не отворачивайся от меня, Адам, пожалуйста, не отворачивайся! – робко дотронувшись до его плеча, попросила она.
Мускулы под ее рукой моментально окаменели, но Адам стоял с тарелкой в руках и не оборачивался.
– Чего же ты от меня хочешь?
– Повернись ко мне. Скажи, что все в порядке. Пожалуйста, только не поворачивайся ко мне спиной.
Тарелка с грохотом упала на пол, разлетевшись на две части. Адам резко повернулся к ней.
– Далеко не все в порядке, – сказал он жестко. – Тысяча чертей, Айрис, ты что, слепая?! Мы самая неудачная пара из всех, какие только существуют. Я хочу тебя, ты хочешь меня, но никому из нас этого недостаточно.
Айрис, убрав руку с его плеча, отшатнулась в испуге.
– Да, да, я безумно хочу тебя. – (Каждое слово заставляло Айрис вздрагивать, словно от удара кнута.) – Я так хочу обладать тобой, что при одном взгляде на тебя становлюсь больным. Я знаю – о, как хорошо я это знаю! – что ты никогда не будешь моей, но хочу тебя с первой минуты, с первого взгляда. Я никогда в жизни ничего подобного не испытывал. Ну, довольна? Это тебе не терпелось услышать?!
– Нет, – прошептала растерявшаяся Айрис. – Нет.
– Я гадал, – безжалостно продолжал Адам, – знаешь ты об этом или нет. Ты всегда в последний момент отказываешься, ведь так? Ты любишь говорить «нет». Распаляешь мужчину, целуешь, стонешь от наслаждения, но в решительный момент отталкиваешь и уходишь с оскорбленным видом…
– Перестань! – воскликнула Айрис.
– О, Господи! – прошептал он. – Я не хотел этого говорить. Прости меня.
– Это неправда, – потрясенно бормотала Айрис. Ни за что не хотела бы она заплакать перед ним, но горло сдавила судорога, а глаза наполнились слезами. – Нет. Я не распаляла тебя. И мне вовсе не нравится видеть тебя несчастным. И почему ты считаешь, что мы самая неподходящая пара?
– Ты и сама так думаешь.
– Вообще-то я об этом не думала, – солгала Айрис.
– Мы с тобой две стороны одной медали. Ты боишься рисковать, однажды обжегшись, отказываешься от моей любви. Я же совершенно иной. Я не был, отвергнут. Я был любим… Только это не была настоящая любовь, – после некоторой паузы снова заговорил он. – Обоюдное желание, слияние двух тел – вот реальность, доставляющая наслаждение обоим. А романтика и разговоры о возвышенной любви под звездами… В конце концов, это кончается скандальным разводом, когда каждая тряпка делится пополам, и ненавистью, сжигающей человека изнутри. Я уже прошел через это и не желаю повторения. Никогда.
Долгое время оба молчали. Потом Адам, подняв с пола осколки, попытался их сложить.
– Я никогда никому не говорил об этом. Ни одному человеку. Даже сам себе.
– Я никогда не думала о том, что… ну, что ты сказал обо мне. Знаешь, ты в чем-то прав. Я просто никогда не осознавала…
– Мне кажется, нам пора. Тебя подвезти?
– А ты едешь?
– Да. Инвесторы из «Золотой Долины» ждут результата новых проб. Мы договорились встретиться в девять вечера.
– А меня ждет Лена, – попыталась улыбнуться Айрис. – Но я прогуляюсь пешком, проветрю голову.
Потому что если я сяду с тобой в «Эсмеральду», добавила она про себя, где в тесной кабине мы будем только вдвоем, то опять потеряю голову… – He пойду сегодня искать. Если ожерелье там, дно будет там и завтра, – вслух сказала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайна ожерелья - Сайтс Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Тайна ожерелья - Сайтс Элизабет



Неплохой роман, для тех кто любит сказки. Читать легко. Понравился. Не затянут.
Тайна ожерелья - Сайтс ЭлизабетАнна
27.08.2012, 21.38





Люблю такие сказки ! Перечитала ! ОТЛИЧНО !
Тайна ожерелья - Сайтс ЭлизабетЛюбовь М.
11.01.2014, 17.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100