Читать онлайн Вопреки небесам, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вопреки небесам - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вопреки небесам - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вопреки небесам - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Вопреки небесам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

— Неужели Робби тоже плохой, мамочка?
В голосе ребенка слышались недоумение и мольба. Взглянув на личико сына, не по-детски серьезное, Кэтрин поняла, что, отвечая, должна быть осторожной, чтобы не ранить его нежную душу.
Она присела перед Уильямом на корточки.
— Робби умер не потому, что он плохой, мой ягненочек.
Как ни пыталась Кэтрин сдержать слезы, они все же заструились у нее по лицу. До сих пор она храбрилась, стараясь быть стойкой ради сына, но, видно, пришла пора и ему столкнуться с настоящим горем.
— Папа же умер, а он был плохой, — дрожащим голосом сказал мальчик и с вызовом посмотрел на мать. Защищать Генри перед сыном, которого тот избил до полусмерти, на такое Кэтрин была неспособна. Однако дальнейшие слова Уильяма избавили ее от необходимости отвечать. — И Сара была плохая. Она меня чуть не убила.
— Люди умирают не потому, что они плохие, — осторожно начала Кэтрин. — Иногда они умирают от болезней, а иногда потому, что не могут оправиться от раны.
— Как Робби?
— Да, как Робби.
И вдруг она поняла, как надо ответить, словно дух Робби, пролетавший мимо, пришел ей на выручку.
— Твой папа никого не любил, ни тебя, ни меня. Он просто не умел этого делать, никто его не научил. А Сара была очень больна, всего боялась, иначе она никогда бы так не поступила с тобой.
Уильям сжал кулачки и решительно вздернул подбородок. Кэтрин еще ни разу не видела сына в подобном состоянии, только дрожащие губы выдавали его чувства.
— Робби говорил, что людям проще рассердиться, чем почувствовать жалость. Я лучше буду сердитым, мам.
Кэтрин обняла сына, и мальчик горько разрыдался.
Она старалась защитить его, а вместо этого вовлекла в пучину ужаса, смертей и утрат. Но такова жизнь. Прошедший год ознаменовался и печальными, и радостными событиями, одно от другого уже не отделить. Нельзя постоянно водить сына за ручку, оберегать от страданий и боли. Просто она должна быть рядом с Уильямом, служить ему опорой и поддержкой до того дня, когда покинет его навеки…
Ненвернесс погрузился в печаль, однако жизнь в нем продолжалась. Вечером Молли принесла им обильный ужин. Кэтрин не чувствовала голода, но радостно встретилась с подругой, они бросились друг другу в объятия, и было непонятно, кто кого утешает.
До ее прихода Кэтрин несколько часов провела, забывшись тяжелым сном. Страдания последних месяцев и смерть Робби оказались для нее слишком большим испытанием, организм требовал отдыха. И вот теперь, проснувшись, она узнала о скором отъезде Хью.
Об этом ей сообщила Молли, добавив, что ее не стали будить по приказу лэрда, однако умолчала о том, что все это время Макдональд провел у ее постели.
Глаза цвета морской воды были полны невыразимой боли, рука почти касалась ее руки, лежавшей на одеяле. Только однажды Молли рискнула потревожить хозяина, но зареклась делать это вновь — слишком уж он рассердился. Как будто драгоценные часы молчаливого бдения у постели любимой стали для него священными, почти мистическими.
Новость опечалила Кэтрин. Клан уже потерял одного из своих вождей, неужели теперь он лишится второго? Когда же закончится эта бессмысленная череда смертей?
Неожиданно она вспомнила слова Робби: «Жизнь, дорогая Кэтрин, дана человеку для того, чтобы жить. Невзирая на отчаяние, невзирая на боль. От этого никуда не убежать, не спрятаться, и бессмысленно притворяться, что это не так. В противном случае ты перестанешь существовать. Дорожи каждым прожитым мгновением, лови его, делай своим. А если не сделаешь, то будешь всегда об этом жалеть. Поверь мне».
Пока Кэтрин неторопливо одевалась и зашнуровывала ботинки, эти пророческие слова звучали у нее в ушах. Подойдя к окну, она начала причесываться, взгляд, устремленный на океанские волны, был преисполнен решимости.
Хью должен остаться.
Молли вызвалась присмотреть за Уильямом, который уже предвкушал встречу с Драконом и Джейком.
Придирчиво оглядев себя в зеркале и убедившись, что сделала все возможное для улучшения внешности, остальное довершат здоровая еда и отдых, для чего потребуется несколько недель, молодая женщина выскользнула из комнаты, поднялась на четвертый этаж и с бьющимся сердцем остановилась у заветной двери. Она много раз стучалась сюда, ощущала гладкую дубовую поверхность, отполированную веками, касалась пальцами холодного железа скоб. Да и голос, отозвавшийся изнутри, был ей знаком, почти каждую ночь она слышала его во сне.
Дверь бесшумно повернулась на смазанных маслом петлях, и Кэтрин очутилась в мире, где бывала многократно, однако в первое мгновение ей показалось, что она не туда попала, настолько здесь все изменилось. Огромная комната, тюрьма из камня, дерева и стекла, служила обителью лэрду Ненвернесса. Одна стена была почти сплошь из окон, открывая вид на море, над которым сейчас кружился пушистый снег. Все это она видела и раньше, а вот книги в толстых кожаных переплетах, некогда аккуратно расставленные на полках, теперь в беспорядке валялись повсюду, покрытые толстым слоем пыли. Огонь в камине бросал тусклый отблеск на многочисленные бутылки и стаканы, громоздившиеся и на маленьком столике, и на полках с инструментами. Исчезли чистота и порядок, которыми лэрд некогда так гордился. Довершала картину пара домашних туфель, стыдливо выглядывавших из-под кресла. Почему-то увидев их, Кэтрин потеряла дар речи, и слова, которые она приготовила, застряли в горле.
Наверное, Робби прав, не всякое зло уравновешивается добром. Однако его смерть вернула ее в Ненвернесс, и от нее зависит, чтобы старший брат извлек урок из кончины младшего. Хью не должен уезжать.
Из темноты появился хозяин кабинета, и при виде его у Кэтрин перехватило дыхание.
На Макдональде был наряд, который он надевал лишь однажды, во время первого бала Сары. И тогда, и сейчас красота лэрда, если человека с неправильными чертами лица можно назвать красивым, потрясла Кэтрин. Сердце у нее радостно екнуло от гордости, которую она не имела права испытывать.
Жилет зеленого бархата, расшитый золотыми и серебряными нитями, подчеркивал ширину груди. Сверху был надет сюртук того же оттенка, из-под широких обшлагов струился каскад кружев, ноги до колен скрывал роскошный черно-зеленый килт, плед из такой же материи скреплен у плеча брошью клана Макдональдов. На широком кожаном поясе висели кинжал и спорран, черные шерстяные гольфы туго обхватывали массивные икры. Грива черных волос лишилась привычного беспорядка, теперь волосы были тщательно зачесаны назад и перевязаны черной шелковой лентой. Потрясающие глаза Хью, схожие цветом с океаном, но превосходившие его великолепием, смотрели на Кэтрин торжественно и серьезно. В них не было ни юмора, ни вызова, ни страсти.
Он не может уехать.
— Я должен, — возразил лэрд, и Кэтрин поняла, что сказала это вслух.
— Но ради чего, Хью? Ради брата? Или чтобы загладить вину перед Сарой?
— Ради моего народа.
Три простых слова прозвучали столь неожиданно, что Кэтрин растерялась. Возразить нечего, тем более ей, которая своими глазами видела тысячи людей, спавших в мороз и слякоть на голой земле, упорно отмерявших по ней мили окровавленными ногами, страдавших от болезней и недоедания. Однако дух был по-прежнему силен, мечта не умерла, и когда они заводили песню, то пели о горах, долинах и болотах родного края, невестах и женах, оставшихся дома, героях прошлого и будущих королях. Познав тяготы подневольного существования, эти люди были одержимы стремлением не допустить ненавистной власти англичан над собой. Могла ли Кэтрин осуждать их за это?
— Не уезжай, Хью, — упрямо повторила она, надеясь, что удастся его переубедить. — Все кончено. Игра проиграна. У Шотландии не осталось ни единого шанса.
— Тем более, — возразил он с улыбкой, от которой у нее защемило сердце.
— Тебе мало смертей?
Макдональд понял, чью смерть она имеет в виду.
Он подошел ближе, и Кэтрин только сейчас заметила, что при свете камина его черные волосы кажутся почти синими. Знает ли Хью, что его глаза похожи на распахнутые окна? Заглядывая туда, она видит не только его истинную сущность, но и то, кем он хочет и может стать.
— Я не позволю мужчинам Ненвернесса умереть, Кэтрин. И не могу отказать в помощи тем, кто меня о ней просит.
Он вспомнил осенний день, когда перед всем кланом поклялся в верности Богу, Ненвернессу и Шотландии. Возможно, на том пути, который он сейчас выбрал, ему удастся выполнить эту клятву.
— Тогда приведи своих мужчин обратно, — не сдавалась Кэтрин.
Хью мог бы рассказать Кэтрин о донесениях, полученных от Йена, в которых содержались мольбы, обращенные к нему теми, кого он знал и любил. О Чарли, разудалом пьянчужке, который отправился воевать за родину, когда та его позвала. О Патрике, рискующем собой во имя дела, в которое не верит, хотя ему есть для чего жить, например, ради Молли. Как только Макдональду стало известно о бедственном положении, голоде и муках соплеменников, он пришел к выводу, что его политические убеждения не играют никакой роли, если те, кого он поклялся защищать, нуждаются в нем. Узнай он раньше об истинном положении дел, то давно бы помог сородичам.
Хью подошел еще ближе. В его взгляде были понимание, сочувствие, доброта и непреклонная решимость. «Он не может умереть! — в отчаянии подумала Кэтрин. — Я этого не вынесу…» Однако ей не переспорить его. К тому же она слишком хорошо понимала, что значит для людей Ненвернесса помощь их вождя.
— Возвращайся, Хью.
Не просьба, а приказ.
Он потеребил кружевной манжет.
— Мне надо кое-что сказать тебе, Кэтрин, — наконец произнес он. — На тот случай, если я все же не вернусь.
Она подняла глаза к потолку и до боли закусила губу, чтобы предательские слезы не упали на пол.
— Я нашел ответ на свой вопрос, — торжественным, как у священника, голосом возвестил лэрд.
— Какой вопрос, Хью?
«Господи, умали хоть немного эту боль. Иначе мое сердце истечет кровью…»
— Стоит ли ради любви к тебе терпеть эти страдания. — Кэтрин удивленно воззрилась на него, а он уверенно продолжал: — Я понял, что ради этой любви готов терпеть любые муки, телесные и душевные. Я мог бы пожертвовать даже честью, если бы она принадлежала только мне.
— Неужели ты уходишь потому, что чувствуешь себя виноватым?
Теперь Хью стоял так близко, что мог дотянуться до ее руки, чем он и не преминул воспользоваться.
— Я много размышлял над этим. Мне хотелось бы прожить жизнь так, чтобы в смертный час сожалеть о том, что сделано, а не о том, что не сделано. Но есть вещи, о которых я не буду сожалеть никогда. Например, о том, что любил тебя. Или о том, что спас Уильяма.
— Прошу, не уходи…
Кэтрин встала бы перед ним на колени, если бы это помогло.
— Я должен, — с прежней непреклонностью ответил лэрд, и на мгновение сердце у нее сжалось от мрачного предчувствия: ей вдруг показалось, что она больше никогда его не увидит. — Робби умер спокойно, окруженный теми, кто любил его при жизни. За это я буду вечно тебе благодарен.
Чувствуя приближение конца, Хью обхватил брата обеими руками и крепко прижал к себе, защищая от ужасной неизвестности грядущего небытия. Он вспомнил, как в детстве Робби так же испуганно жался к нему, когда над Ненвернессом бушевала гроза, и подумал, что между буйством стихии и мраком смерти есть сходство.
— Ты обладаешь уникальным качеством, моя дорогая Кэтрин, — негромко продолжал лэрд, — дарить любовь тому, кто в ней нуждается. Сейчас ты нужна мне. Ляжешь ли ты со мной сегодня, когда за окном бушует непогода? Будешь ли ты любить меня хотя бы одну ночь?
— Я не могу, — чуть слышно произнесла она.
— Не можешь простить?
— Не могу довольствоваться одной ночью. Не могу разлюбить тебя, как ни пытаюсь.
Кэтрин действительно пыталась в течение долгих четырех месяцев изгнать его из сердца и памяти. Ночами, полными грустных размышлений, она старалась избавиться от груза любви, желания и страсти, но все усилия оказались тщетными. А может, она с самого начала догадывалась, что они ни к чему не приведут.
Кэтрин сморгнула непрошеную слезу и подняла глаза на лэрда.
— Я бы хотела исполнить твою просьбу, Хью. Очень хотела бы… Но ты просишь, чтобы после ночи любви я отпустила тебя на войну, где ты можешь умереть. Этого я не вынесу.
— Значит, ты предпочитаешь, чтобы я отправился туда без приятных воспоминаний, которые могли бы поддержать меня в трудную минуту? — с улыбкой уточнил Макдональд.
Неужели он способен шутить даже сейчас? Ну ладно, она ему подыграет.
— Старая песня. Испокон веков мужчины прибегали к такой уловке, а женщины охотно попадались на удочку, — сказала Кэтрин с непонятно откуда взявшейся веселостью.
Хью усмехнулся, в очередной раз подумав, как ему повезло, что он встретил женщину, не теряющую юмора в любых обстоятельствах.
Вытерев слезы, Кэтрин выпрямилась. Она стояла, как горделивая богиня, воплощение скорби и величия.
— У меня тоже есть к тебе просьба. Уйди утром не прощаясь. Просто исчезни, тогда я буду думать, что все это мне приснилось.
— Значит, ты останешься? — с надеждой спросил лэрд, имея в виду не только сегодняшнюю ночь.
Кэтрин промолчала. Единственный ответ, который она могла дать, обидел бы Хью. Она сама не знала, останется ли в замке или уедет домой, что сулит завтрашний день и сотни последующих. Недавно ей казалось, что она не вынесет разлуки с Хью. Теперь обстоятельства изменились, он свободен, но даже не упомянул о браке, а она не хочет усугублять прошлые ошибки будущими. Слишком много боли и страданий между ней и лэрдом. А что ждет их в будущем? Кэтрин не знала, потому вместо ответа подошла к возлюбленному и тихо сказала:
— Поцелуй меня.
Стоило ему коснуться ее губ, как повторилось то, что случалось всегда. Она раскрылась, как цветок, словно Хью вдохнул в нее жизнь. Душа, подобно лучу солнечного золотистого света, устремилась ему навстречу свободно и бесстрашно, уверенная, что этот свет и эта красота возвратятся к ней, умноженные стократно.
Кэтрин стояла не шевелясь. Она поняла, что Хью видит в ее глазах не только страсть и желание; там, в самой глубине, за дымкой горя, неуверенности и боли, притаилась любовь, всепобеждающая, безоглядная, отметающая любые сомнения, которые так долго одолевали ее.
В эту минуту она любила Макдональда, стоявшего перед ней в полном облачении шотландского лэрда, и его чувства можно было легко прочесть в колдовских глазах цвета морской воды. Она любила его, следуя на юг вместе с шотландской армией. Несмотря на горе, страдания и боль, она любила его. Пренебрегая законами Божьими и человеческими, зная, что крадет чужого мужа, она страстно его хотела. Их тайные свидания были для нее настоящим счастьем, и если Господь подарит ей долгую жизнь, она пронесет свою любовь через годы как драгоценный сосуд и постарается не пролить ни капли.
Закрыв глаза, Хью нежно коснулся ее лица, словно хотел получше запомнить. Пальцы скользнули по вискам, переместились на затылок, погладили стройную шею. Наклонившись, он уткнулся лицом ей в волосы, сделал глубокий вдох, наслаждаясь их неповторимым ароматом.
Кэтрин по-прежнему стояла не шевелясь, вытянув руки вдоль тела и тоже закрыв глаза, из-под ресниц медленно катились слезы радости, ведь нынче в соединении их тел впервые не будет греха.
Дрожащими пальцами Хью вытащил шпильки, и волосы каскадом упали ей на спину. Взяв каштановый завиток, он несколько мгновений любовался им, словно увидел впервые, потом обмотал им запястье и улыбнулся, когда «браслет», распрямившись, мягко соскользнул вниз.
Макдональд привлек любимую к себе. Она с радостью прижалась щекой к его груди, касаясь губами кружевного жабо. Они простояли так очень долго. Наконец Хью почувствовал, как руки Кэтрин робко легли ему на талию, затем передвинулись на спину. Оба не решались заговорить, чтобы не нарушать очарования дивного вечера, переходившего в ночь, и единственным звуком в тишине было потрескивание угольков в камине. Под щекой Кэтрин гулко билось сердце лэрда. Она ощущала аромат благовоний, исходивший от его одежды, который, смешиваясь с еле уловимым запахом вереска, создавал неповторимую ауру ее возлюбленного.
Губы Хью чуть шевельнулись. Он молился о том, чтобы Господь даровал ему время, тогда он добьется согласия Кэтрин, уладит их отношения, как подобает честному человеку. Но сейчас его ждут другие, не менее важные дела, а потом, даст Бог, они вместе заживут новой жизнью на просторах любимой Шотландии, наслаждаясь красотой Ненвернесса.
Хью вдруг отступил, взял Кэтрин за руку и подвел к окну. Немного удивленная, та молча повиновалась. Встав у нее за спиной и устремив взгляд на необъятную водную гладь, окутанную еле различимой дымкой, он любовался родиной, дороже которой у него не было ничего… кроме женщины в его объятиях.
— Вспоминая Ненвернесс, я буду вспоминать тебя, — взволнованно произнес Макдональд. — Ты станешь моей путеводной звездой, к которой я буду неудержимо стремиться. Обещай, что никуда не уедешь и дождешься меня.
Слезы сдавили ей горло, а сердце захлестнула нежность, смешанная с болью, и вся решимость Кэтрин исчезла без следа. Она бессильно прильнула к любимому, и тот крепко прижал ее к себе, с грустью ощущая впадины и углы там, где совсем недавно были нежные округлости, До отъезда он постарается залечить эти раны ласками и поцелуями, воздавая должное стойкости храброй возлюбленной. Он бы с радостью запер ее у себя в кабинете, если бы смог этим уберечь от опасностей.
Пока же ему следовало набраться мужества, чтобы от нее уехать.
Их поцелуй был поцелуем двух взрослых людей, которые уже много раз наслаждались любовной игрой и хорошо знали желания друг друга. Кэтрин нежно провела по его щеке, потому что это ему нравилось. Его рука легла ей на грудь, большой палец уперся в сосок, проверяя, насколько она возбуждена. Сосок тут же затвердел, что изрядно позабавило лэрда. Языки сошлись в нежном поединке, придававшем, дополнительную страсть поцелую. Хью прижался лбом ко лбу Кэтрин, наслаждаясь ее ароматом, прислушиваясь к биению сердца, чутко улавливая каждый вздох любимой, будто они единое целое.
Он хотел многое сказать ей прямо сейчас, поделиться чувствами, вобрать ее в себя, чтобы никогда не расставаться. Ему хотелось стать для нее самой надежной защитой, как если бы она вдруг лишилась кожи и он отдал ей свою. Хотелось облизать ее всю, упиться ее нектаром, шутливо куснуть за самые чувствительные места. Такое чувство можно назвать безумием. Или страстным влечением. Возможно, оно было и тем, и другим.
Обхватив бедра Кэтрин, он почувствовал, как она исхудала, и мысленно выругался, проклиная бессмысленную войну. Его большие пальцы сошлись у нее на животе, и он вдруг представил этот живот, когда в нем зародится его ребенок. Он спустил пальцы ниже, с силой надавил, и Кэтрин издала звук, похожий на стон. Мысленно он приказывал ей стать плодовитой хотя бы на эту ночь. Пусть его семя проникнет в ее лоно и даст всходы… особенно если ему не суждено вернуться. Почувствовав на глазах слезы, Макдональд даже скрипнул зубами, стыдясь своей слабости. Он хотел эту женщину до такой степени, что никакие слова уже не отражали всей глубины его чувств. Желание, страсть, влечение — обыденные понятия, ничего общего не имевшие с тем, что он сейчас испытывал. Всепоглощающее чувство накатило на него волной, не оставив других мыслей, кроме мыслей о Кэтрин. Дрожащие пальцы касались самых интимных мест любимой, стараясь лучше запомнить их. Такие воспоминания согревали лэрда долгими ночами, когда она его покинула, унося с собой надежду, радость и страсть, оставив лишь сожаления, отчаяние и боль. Теперь уже он собирался покинуть ее, и, чтобы хоть немного скрасить горечь разлуки, последнее свидание должно отличаться от прежних.
На этот раз их единение будет торжественным и значительным, оно должно запомниться обоим на всю оставшуюся жизнь… если ему не суждено вернуться. Сегодня их любовь не омрачат ни торопливость, ни вина, она будет похожа на солнце, символ радости и счастья, хотя все произойдет ночью. Он подарит любимой эти драгоценные часы и, возможно, ребенка.
Долгими поцелуями Хью довел Кэтрин почти до экстаза. Его губы, властные и настойчивые, то прижимались к ее рту в страстном желании, то едва касались, подобно несмелой ласке стыдливого любовника. Каждое прикосновение было окрашено мириадами чувств, а не просто страстью. Кэтрин вздрогнула, когда он сжал зубами ее подбородок как самец, заявляющий свои права и укрощающий подругу. Она не подозревала, что Хью мечтал об этом с первой их встречи. Он исследовал языком мочки, нежную кожу за ушами, язык был теплым, будто созданным именно для таких исследований, Он столько раз провел губами и пальцами по ее лицу, что Кэтрин показалось, теперь он знает каждую черточку. Только насладившись поцелуями, Хью немного распустил шнуровку лифа.
Он не прикоснулся к обнаженной груди, лишь не отрываясь смотрел туда, где на шее пульсировала жилка, будто сердце готовилось выскочить из груди. Хью не дотронулся до любимой, пока ее одежда не упала на пол. Тогда он наклонился и ухватил губами белоснежную грудь, увенчанную коралловым соском, удерживая Кэтрин в плену своего рта, пока ее тело не начала сотрясать дрожь возбуждения и все ее чувства не сконцентрировались в одном этом месте.
Хью снова лизнул нежную кожу.
У нее вырвался странный звук, то ли стон, то ли рыдание, обе руки привлекли его к себе, умоляя о ласках. В ответ Хью погладил Кэтрин по бедру, задержавшись на округлых ягодицах. Но даже этого хватило, чтобы ее тело начало извиваться, и тогда он бросился на нее, не в силах больше сдерживаться. Хью положил любимую на ковер перед камином и стремительно вошел в нее, забыв обо всем, кроме волшебства долгожданного соединения.
Лоно мгновенно обхватило тугую плоть, словно Кэтрин не собиралась с ней расставаться. Хью радостно улыбнулся, чувствуя, как нарастает возбуждение, и ускорил ритм. Кэтрин достигла экстаза, выкрикивая его имя, еще один стремительный бросок, и Хью тоже взмыл в сияющую высоту, где существовали только они двое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вопреки небесам - Хокинс Карен



Эта книга очень сильно отличается от остальных работ автора. Здесь есть некоторая мрачность. Сюжет отличается от стандартного. ГГ сначало женится, а потом влюбляется в другую. Эту вещь надо прочесть обязательно.
Вопреки небесам - Хокинс КаренКира
2.04.2011, 22.53





Роман и правда мрачноватый, но интересный, о запретной любви между ггероями.
Вопреки небесам - Хокинс Каренкуся
25.10.2012, 14.51





Начала читать роман очень давно. Недавно дочитала. Понравилось. Не скажу что бестселлер, но на девятку натянет.
Вопреки небесам - Хокинс КаренАмериканка
27.10.2012, 4.26





Начала читать роман очень давно. Недавно дочитала. Понравилось. Не скажу что бестселлер, но на девятку натянет.
Вопреки небесам - Хокинс КаренАмериканка
27.10.2012, 4.26





Уж больно мрачно, достойно перу Шекспира, и даже маленькая доля действительно искромётного юмора не спасают.
Вопреки небесам - Хокинс КаренЕЛЕНА
27.06.2013, 0.57





а мне книга не понравилась. дочитала до 21 г. все. нет не сил, не терпения. ГГ- я просто убила. спит с мужем своем племянницы и при этом ни капли раскаяния. фи... зря потратила время.
Вопреки небесам - Хокинс Каренюлия
24.09.2013, 16.15





Когда-то давно прочитала этот роман, и он оставил неизгладимое впечатление по прочтению. Спустя несколько лет захотела перечесть, долго искала. Очень захватывающий сюжет, невыразимо красивые и нежные сцены любви. Привлекательные герои, глубокие переживания. Советую всем прочитать.
Вопреки небесам - Хокинс КаренЗарина
29.10.2013, 22.19





Автор все какие-то неизбывные проблемы ищет. Если так, то это в публицистику. И пора уже учиться лаконизму. Столько воды.... Пошла к другому автору.
Вопреки небесам - Хокинс КаренKotyana
6.01.2014, 16.48





Кое как дочитала. Вся книга в описаниях героев. В каждой главе возврат к описанию. Автор хотел представить какие умные и учёные гг.,но так ей это не удалось. Лэрд учился в университете, но в жизи он делитант.Автор собрал инструменты, но как ими пользоваться видимо не знает. Описание как он циркулем измерял. Такие замеры делают штангенсциркулем. Второе свидание вообще маразам. Такими вещями занимаються когда уже всё надоело или не все дома в голове. Мрачно мне показалось. Нудно.
Вопреки небесам - Хокинс КаренТатьяна
28.02.2014, 8.12





Кое как дочитала. Вся книга в описаниях героев. В каждой главе возврат к описанию. Автор хотел представить какие умные и учёные гг.,но так ей это не удалось. Лэрд учился в университете, но в жизи он делитант.Автор собрал инструменты, но как ими пользоваться видимо не знает. Описание как он циркулем измерял. Такие замеры делают штангенсциркулем. Второе свидание вообще маразам. Такими вещями занимаються когда уже всё надоело или не все дома в голове. Мрачно мне показалось. Нудно.
Вопреки небесам - Хокинс КаренТатьяна
28.02.2014, 8.12





Да, книга не типичная, но какая-то трагичная уже с первых страниц. Почему-то образ Кэтрин не понравился, наверное от того, что женщина переполнена больше завистью,чем мужеством перед ударами судьбы, в других авторов Кэтрин была бы типичной злодейкой. Главный герой тоже подкачал, хотя автор представляет его умным,любознательным и почти справедливым. Любителям романтики читать не рекомендую.
Вопреки небесам - Хокинс КаренItis
16.08.2014, 19.05





Замечательный роман. Не обычный,но замечательный. Если бы я была помоложе,то не поняла его. Поглотила его за два дня. Очень люблю в таких романах исторические события и конечно сложная любовь героев на фоне войны. Впечатлил автор. Кто любит читать более сложные произведения - читайте,не сожаление,а кому нужна беллетристика,даже не начинаете,чтобы потом не писать,что вам не понравилось. Спасибо за внимание...
Вопреки небесам - Хокинс КаренИрина
29.12.2015, 9.23





Такой глубокий роман, и такие глубокие чувства. Замечательные герои, характеры и эмоции очень точно прописаны rn Эмоции захватывают при чтении, что не возможно остановиться! Очень понравился
Вопреки небесам - Хокинс КаренСофия
29.12.2015, 17.51





Книга очень хороша описания красивые в общем рекомендую
Вопреки небесам - Хокинс Каренелена
29.12.2015, 21.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100