Читать онлайн Превыше всего, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Превыше всего - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Превыше всего - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Превыше всего - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Превыше всего

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

«Она не утратила вкус к необычным поступкам», — подумал Фрэдди, когда на следующее утро Кэтрин проскользнула в его кабинет. Он только что сел за работу, вернувшись со своей обычной утренней прогулки верхом. Похоже, что завершение первого рабочего дня ее не слишком обескуражило. Или, что скорее всего, она придумала новую пытку. Но запретить ей приходить сюда он не мог, Позднее он с мрачным юмором подумал, что это напоминает ношение власяницы — острое облегчение испытываешь, когда снимаешь ее. Так или нет, Кэтрин была и его болью, и его наслаждением. Он не мог сказать ей «нет».
Кэтрин не собиралась вновь погружаться в смертельную скуку, в которой она находилась до сих пор. Она решила сделать вид, что ничего вчера не случилось и она отлично выспалась этой ночью. Кэтрин собрала всю свою храбрость и решительно постучала в дверь. Она увлеклась этой работой, и ей было интересно разбираться в его финансовых делах. Каждый день приносил какие-нибудь открытия в необъятной империи графа Монкрифа. На второй день Кэтрин узнала о плантациях сахарного тростника, на третий — о прядильных фабриках и овцеводческих фермах. Вместе с уважением к этому человеку, создавшему все это, росло и ее понимание его силы и власти, которыми он владеет.
Конечно, он не обладал той безграничной властью, которая принадлежит монархам или диктаторам. Его влияние было ограничено и распространялось лишь на созданные им самим владения. Тем не менее, ему подчинялись тысячи людей, и любое его решение могло повлиять на их жизнь, на то, хорошо им будет или плохо. И он никогда не забывал об этом. Чувство ответственности многое объясняло в его поведении и стало неотъемлемой частью его самого. Кэтрин подумала, что это было самым важным открытием, которое она сделала в своем муже.
Каждое утро Кэтрин с необыкновенным подъемом приступала к работе, но уже к обеду чувствовала раздражение, то ли оттого, что Фрэдди открыл ей слишком много, то ли оттого, что слишком мало. Но чем больше она узнавала о его финансовой империи, тем больше понимала и его самого. Он больше не удивлялся ее вопросам и с готовностью отвечал на них, и не считал, что ей это неинтересно. Даже когда речь заходила о каких-то неприятных сторонах дела и проблемах, Фрэдди не старался их приукрасить или свалить вину на других, а пытался объяснить, как можно, на его взгляд, исправить положение.
Часы, проведенные в кабинете, были самыми приятными для Кэтрин. Работа и беседы о делах с графом очищали ее сердце от горечи, раздражения и тревоги о будущем. Все было хорошо, кроме его чувств.
Кэтрин согласилась с ним ужинать. Но в столовой ее встречал совсем другой человек, не тот, с которым она так интересно проводила время в кабинете. Он всегда был безукоризненно одет и встречал ее безупречно вежливой улыбкой и строгим выражением глаз. У этого Фрэдди не было милой привычки, забывшись, гладить ее по голове, как у того, с которым она общалась днем. На лице его не появлялась та легкая, чуть удивленная улыбка, которой он подбадривал ее стремление выяснить тот или иной сложный вопрос. Этот отстраненный, необщительный мужчина лишь внешне напоминал того, который с энтузиазмом обсуждал с ней возможности, открывающиеся с появлением новых пароходов, и планы расширения торговых операций с южными штатами Америки. Фрэдди, с которым они в один дождливый день устроили нечто вроде пикника на ковре в его кабинете, был совсем не тем Фрэдди, который сидел напротив нее за столом, холодно поглядывая сквозь грани наполненного вином бокала.
Но и к этому Фрэдди ее неотвратимо влекло. Все было бы прекрасно, если бы не ее чувства.
— Ты сегодня ранняя пташка.
Кэтрин услышала за спиной голос графа и резко повернулась, едва не потеряв равновесие. Несколько цветков выпало из корзины, и она принялась торопливо собирать их, ломая хрупкие стебли.
«Ты само воплощение весны», — добавил про себя Фрэдди. Склонившись с Монти, он выхватил несколько цветков из рассыпавшегося букета и, поднеся их к лицу Кэтрин, чуть пощекотал ее нос нежными бутонами, на что она улыбнулась жалкой улыбкой, и на ее лице появилось печальное выражение.
— Собираешься прогуляться верхом? — спросила она и смутилась от своего вопроса. Нелепо спрашивать об этом, когда рядом нетерпеливо бьет копытом Монти.
— Хочешь составить мне компанию? — неожиданно мягким голосом предложил Фрэдди.
Кэтрин растерянно посмотрела на корзину, на подол своего утреннего платья из хлопковой ткани, оглядела сверкающие в солнечных лучах башни Монкрифа.
— Да, — просто сказала она с улыбкой и опустила цветы на землю. — Я буду готова через минуту.
Кэтрин решила надеть новую амазонку, которую заказали вместе с другими нарядами, и стала обходить Монти.
— Нет, — произнес Фрэдди, нагибаясь и обнимая ее рукой.
Он серьезно опасался, что в любую минуту весенняя фея превратится в земную женщину, которую может отвлечь горничная, экономка или кто-нибудь другой. Резким движением он поднял ее и усадил перед собой.
— Скучаешь по прогулкам на моем скакуне?
— Немного, — призналась она, даже не пытаясь сопротивляться.
Граф выглядел не совсем обычно в это весеннее утро. Какое-то новое выражение появилось в бесстрастном взгляде обворожительного светского льва. Он смотрел на нее внимательно и изучающе. Не в силах выдержать этого пристального взгляда, Кэтрин отвернулась.
Фрэдди пустил Монти шагом, и они медленно въехали в небольшую рощицу, скрывшую их от посторонних глаз. Он остановил коня и вдруг, резко наклонившись, погладил рукой ее левую ногу. Кэтрин вздрогнула, но осталась неподвижной. Граф, не отнимая руки, развернул ее, и Кэтрин оказалась сидящей к нему лицом.
— У французов для этого способа есть специальное слово, — прошептал он.
— О?.. — Сердце Кэтрин билось так сильно, она ничего больше не могла сказать.
— Ты же наполовину француженка, дорогая, неужели ты не знаешь этого?
Маленькая жилка под ее ухом пульсировала особенно заметно. Он на мгновение прижался кончиком языка, ловя ритм ее сердца и наслаждаясь солоноватым привкусом ее кожи.
— Ты приберег намек специально для этого случая, — чуть слышно произнесла Кэтрин.
Что он делает с ней? Что она делает? Почему она откинула голову, словно выпрашивая у него эту ласку.
Фрэдди улыбнулся, но в его улыбке не было особой нежности, а скорее решимость и вызов.
— Покатайся со мной, — сказал граф, выпуская поводья из рук, но чуть сжав коленями бока Монти. Подчиняясь незаметной команде, умный конь тронулся с места.
Кэтрин понимала, что благоразумнее отказаться и немедленно потребовать, чтобы он спустил ее на землю. Но она не могла ничего с собой поделать. От поцелуя графа ее бросило в жар, тело затрепетало, а мысли о бегстве стали чужими и ненужными. Блеск его глаз не давал думать ни о чем другом.
Когда конь тронулся с места, Кэтрин невольно наклонилась вперед, но не отстранилась. Единственным ее желанием сейчас было оказаться как можно ближе Фрэдди, так близко, чтобы даже дыхание их слилось в единое. Перед глазами оказалась его рубашка — обычная белая рубашка без каких-либо украшений. Но как красиво она смотрелась на мускулистой груди! Фрэдди казался воплощением силы и уверенности. Она была мягкой и нежной, как весенний цветок.
Руки Кэтрин сами собой поднялись и обвили его шею. Граф одной рукой нежно приподнял ее пылающее лицо, другой — взял ее под коленку и положил сначала левую ногу жены на свою, затем правую. Монти, играя мышцами, прибавил скорость. Теперь Кэтрин почти не чувствовала седла — между ним и ней были бедра Фрэдди.
Он поцеловал ее, но как бы не по-настоящему, а дразня. Губы слегка щекотали кончики ее рта, а язык вообще чуть притрагивался к коже. Она откинула голову в ожидании продолжения, но его не последовало. Она обхватила его голову руками, ладони которых стали вдруг настолько чувствительными, что ощущали, казалось, каждый мельчайший волосок, появившийся за ночь на щеках Фрэдди. Он подчинялся, медленно склоняясь к ней, затмевая все вокруг нежной улыбкой. Через мгновение Кэтрин не видела уже и эту улыбку, а все мысли из ее головы куда-то исчезли. Осталось только желание целовать его. И она подчинилась со всей страстью, лаская его сразу губами и языком точно так же, как он научил ее когда-то. Поцелуй ее был горячим и жадным, и за первым тут же последовал второй.
Увлеченная ласками, Кэтрин даже не заметила, как его пальцы обхватили ее грудь, а затем осторожно сжали сосок. Она лишь почувствовала, как грудь налилась приятной тяжестью.
Монти, повинуясь невидимым командам хозяина, мчался вперед и вперед.
Кэтрин почти не понимала, где она находится. Во всем несущемся мимо мире только Фрэдди был сейчас надежной опорой, и она сжимала его все сильнее и сильнее. Лишь через несколько минут она ощутила, что ладонь его скользит по ее обнаженным ногам. Точным движением он откинул подолы ее платья и нижней рубашки. Кэтрин опустила глаза и тут же отвела их в сторону, не в силах наблюдать эротическую картину: сильные мужские пальцы нежно гладили ее белые бедра.
— Смотри на меня! — приказал граф. Кэтрин на мгновение задержала взгляд на его заполненной ветром рубашке, ухватилась дрожащими пальцами за ее края и подняла голову. Ее глаза встретились с проникающим в самое сердце зеленым сиянием. Губы Фрэдди напоминали тонкое острое лезвие. Одной рукой он сильно прижал ее, пальцы другой прикоснулись к сокровенному месту.
Сжав колени, Фрэдди замедлил бег коня и приподнял Кэтрин. Его пальцы скользнули с нижней стороны бедер, и сам он чуть продвинулся вперед. Монти вновь пошел быстрой рысью. Руки ее сжимали его плечи. Лицо упирался в грудь. От порывистого дыхания колебалась ткань белой рубашки. Фрэдди не давал Кэтрин возможности пошевельнуться. Она как бы парила над ним, ощущая в такт движения коня легкие прикосновения. Но этих прикосновений было достаточно, чтобы разжечь пламя страстного желания в сердце.
Из ее плотно сведенных губ вырвался призывный нетерпеливый стон. Фрэдди улыбнулся. Он испытывал те же чувства и с трудом себя сдерживал.
— Скоро, — прошептал он.
Кэтрин порывисто изогнула спину, и ее груди почти коснулись его лица. Она страстно желала, чтобы он обнажил их и поцеловал.
— Скоро, — повторил граф и еще ближе придвинулся к ней.
Но как мало ей было этого! Ей нужен был он весь без остатка. Она хотела, чтобы он почувствовал ее желание и ласками успокоил ее.
— О Боже! — Это была не молитва, а проклятие.
— Скоро.
Фрэдди снова приподнял Кэтрин над собой, и она слегка расцарапала ему грудь. Он мягко улыбнулся, глядя в расширившиеся глаза жены, и лизнул языком мочку уха. Когда он опустил ее, обезумевшая от страсти Кэтрин схватила его голову и принялась так неистово целовать, что даже прикусила нижнюю губу.
А рука графа вновь была между ее ног, совершая туманящие голову движения. Каждое прикосновение отзывалось в нем немыслимой силы желанием поскорее взять ее, войти в нее так глубоко, чтобы она запомнила это мгновение до конца жизни. Но еще рано. Надо потерпеть.
— О Боже! — простонала Кэтрин. Его легкий стон слился с ее. Граф притормозил коня и снова приподнял Кэтрин.
— О Боже, пожалуйста! — Проклятие превратилось в мольбу.
— Бог не поможет, — страстно выдохнул граф, терпение которого было на исходе — Только я.
С этими словами он резко приподнялся, и Кэтрин упала на него всем телом. Оба вскрикнули. Фрэдди казалось, что бушующая в нем страсть разорвет его на части. Огромным усилием воли он подавил желание, которое уже отзывалось в нем физической болью, и остановил Монти. Граф отстранил от себя тяжело дышавшую жену и взглянул в ее широко распахнутые глаза. Его улыбка была легкой и насмешливой, жалкой и жестокой одновременно.
— Прошу прощения за мою забывчивость, дорогая, — произнес граф. — Я чуть не нарушил наш контракт. Ведь я не получил твоего официального разрешения, не правда ли?
Обида в глазах Кэтрин вызвала у него не жалость, а гнев. Не ей, а ему приходится ночами мерить шагами комнату, пытаясь успокоить себя и уснуть. Не она вынуждена глушить тоску бренди, чтобы не разрыдаться у разделяющей их двери. Если и она думает о нем, то вряд ли ее мысли доводят чуть ли не до безумия, как его. И не ей, а ему придется провести следующие несколько часов в мучительных размышлениях об этом происшествии! Сейчас самый удобный случай закончить наконец их игры и прекратить эти столкновения. Он горячо, отчаянно и бесполезно желал покончить с этой бессмысленной войной.
— Ты собираешься прикрываться от меня целомудрием, как одеялом, до тех пор, пока мы не состаримся, Кэтрин?
Его голос дрогнул, граф еле сдерживал себя от переполнявших его чувств. Она даже не понимает, каких невероятных усилий стоил ему этот поступок. Любой нормальный мужчина взял бы ее, избавился от этой муки, а потом стал бы задавать эти проклятые вопросы. Однако Фрэдди сомневался, что остался нормальным после первой встречи с Кэтрин.
— Для кого ты бережешь себя? — спросил он, стараясь смягчить довольно грубый и жестокий вопрос.
— По крайней мере я не растрачиваю себя, подобно вам, милорд, — произнесла Кэтрин, опуская подол платья. Она не смотрела на него. Щеки ее пылали то ли от страсти, то ли от стыда. — Или вы уже забыли ту грязную девку, с которой провели первую ночь после нашей свадьбы?
— Ревность, конечно, весомый повод для мести. — Рука его погладила ее шею и замерла на затылке. Кэтрин попыталась отстраниться, но граф лишь наклонил ее голову еще ближе к себе. — К сожалению, — произнес он мягко, — по отношению ко мне она напрасна. Свою первую брачную ночь в той маленькой гостинице я провел в праведном созерцании пламени камина. Так что ревность твоя напрасна. Как теперь ты оправдаешь свой образ мстительного ангела? Какого наказания, по-твоему, я заслуживаю за приятно проведенное с тобой время?
Он склонился к ней, и Кэтрин ощутила на своих губах его горячее дыхание.
— Я хочу тебя, моя любимая жена, со всей силой юношеской страсти, которая еще сохранилась во мне. В моих ушах до сих пор звучат твои стоны. Я жажду тебя сейчас. Но ведь может прийти и такое время, когда я буду смотреть на тебя как на постороннюю женщину.
Фрэдди убрал руку и помог ей слезть с коня. Лучше им быть на расстоянии, иначе он просто бросится на колени и начнет молить ее о любви.
— Я всего лишь мужчина, Кэтрин. — Его слова доносились словно издалека. — Да, я не бесчувственная статуя. Но позволю себе сказать, что и ты тоже не святая.
— А я никогда и не претендовала на это.
— Однако ты вооружилась ангельским гневом, чтобы отомстить мне, моя дорогая.
— Прекрати называть меня так! — огрызнулась она. — Меня это раздражает.
Когда она обернулась, Фрэдди рядом уже не было.
Это были самые шокирующие и неприятные ощущения в ее жизни. Их даже не с чем сравнить. Зажженное его ласками страстное желание отзывалось болью. Оно отпустило ее только через несколько часов. Однако в глубине души еще тлели искры этой страсти только для него. Ее мужа.
Кэтрин не могла понять, то ли ей хочется никогда больше не видеть Фрэдди, то ли навсегда приковать его к себе. И то, и другое казалось невозможным. Она не знала, что ей делать.
И только одно было очевидно: она совершила ужасную ошибку!
Она смогла закрыть дверь в свою комнату, но не знала, как выбросить его из своей памяти. И как ей жить дальше, разрываясь между растущим уважением к мужу и полным отчаянием? Как заставить себя не любить этого человека? Как удержать свое желание к нему?
Чувства неумолимо заявляли о себе. Зачем она так мучается?
Почему она так себя ведет? Зачем заставляет их обоих проходить через эти страдания? Они поженились, и это было ее добровольным решением. Она дала клятву перед Богом и людьми и предназначена быть его женой до конца дней своих. Она едва может выдержать больше одного дня такой муки, как же она сможет прожить так всю жизнь?
Она боится полюбить его? Полюбить и не быть любимой? Она уже испытала такое со вторым сыном герцога, и, несмотря на весь оптимизм и сильный характер, рана была слишком глубока.
Мысли Кэтрин бились в ее голове, словно птица в клетке.
Разве он прав после всего, что было между ними? Может, это ее месть держит их на расстоянии друг от друга? Кто она ему? Партнер для его любовных игр?
Спрятанный гнев вырвался наружу и оказался весьма сильным оружием. Она рисковала своей жизнью, убегая из Мертонвуда в ту ужасную зиму, чтобы спасти его дочь от его же несправедливости. И ни одного намека на раскаяние с его стороны. Это она встречала с улыбкой осуждающие взгляды деревенских женщин. А его не было рядом, чтобы защитить ее. Она едва не умерла, рожая его ребенка. А он даже не знал об этом. Она вопреки всему тайно родила сына, а он украл его у нее.
Месть? Конечно!
Но Боже, как пресна придуманная ею месть! Нет, это не вполне верное решение.
Блестящие маленькие мышиные глазки показались в отверстии. Скоро правда о нем совсем прояснится.
Эта месть имела привкус горькой печали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Превыше всего - Рэнни Карен



очень трогательно и немного глупо.ГГ очень милые.
Превыше всего - Рэнни КаренЭльмира
6.04.2011, 11.16





Довольно интересный роман.В начале и до того места,где графиня-мать предложила глгероям пожениться.Гл.герой очень симпатичный,а героиня такая глупо упрямая,гордая и не далекая,торгуется с гл.героем как базарная торговка и хотя автор утверждает,что она обладает острым умом,на ее поступках это никак не отражается.Устала читать,как гл.героиня своими руками уничтожает не только свое счастье,но и делает несчастным любимого человека.Зря автор сделала из героини мозгоклюйную дуру.Как-нибудь дочитаю до конца.Хочется почитать приключенческую любовную историю,где бы герои из любви не боролись друг с другом.Люди добрые! подскажите!!!
Превыше всего - Рэнни КаренГандира
8.11.2013, 21.18





Гандира, почитайте Марго Магуайр "Благодарная любовь", Джулия Гарвуд "Музыка теней". Гроу Диана "Принцесса гарема". Приключенческие, вроде нормальные, где герои не бесят. "Владыка Нила" ещё.
Превыше всего - Рэнни КаренКлара Семёновна
8.11.2013, 21.46





Клара Семеновна,большое спасибо за совет."Музыку теней"читала,остальные нет.Еще раз спасибо.
Превыше всего - Рэнни КаренГандира
8.11.2013, 21.56





Конечно, героиня немного переборщила, но ее можно понять: герой вел себя с ней как мерзавец и отнюдь не раскаялся. У нее были основания защищать свое сердце и ождать от него предательства.
Превыше всего - Рэнни Кареннадежда
2.04.2014, 18.43





Бредовый роман. Не понятно откуда, что берется? вот было все хорошо и все уже плохо и тут же роды, затем сразу снова отношения, где цепочка? Роман написан отрывками. не впечатлил.
Превыше всего - Рэнни Каренежик
9.03.2015, 5.11





Слишком много лишнего, растянуто. Из гг-ев сделали идиотов, страсти-мордасти надуманы. Героиня какая-то маниакальная женщина; все время куда-то сбегает. Не стоит тратить время.
Превыше всего - Рэнни КаренВераника
21.03.2016, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100