Читать онлайн Превыше всего, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Превыше всего - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Превыше всего - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Превыше всего - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Превыше всего

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

— Что же ты все-таки за человек, Кэтрин? — задумчиво произнес граф, когда графиня, шелестя юбками, ушла и оставила их одних. — Что за загадка скрывается в тебе? Почему даже моя родная мать встала на твою защиту, не говоря уж о детях, которые целиком на твоей стороне?
Он стоял, небрежно облокотившись о камин, стараясь выглядеть спокойным и даже веселым. Но от Кэтрин не утаился тщательно скрываемый страх в его зеленых, как морская вода, глазах. На щеках его заиграли желваки.
— Я просто обыкновенная женщина, милорд. — Кэтрин поднялась и одернула юбку. Она примчалась в Лондон в траурном платье, в котором ходить в доме Монкрифов было бы неприлично. На ней сейчас было надето платье Мелиссы, а оно было ей коротковато. Но будь Кэтрин разодета как герцогиня, она все равно бы чувствовала себя неуверенно в присутствии Фрэдди. Почему-то его нарочитая бесстрастность вызывала у нее воспоминания о тех моментах, когда он был далеко не так холоден с ней. Она вспомнила солнечный зимний день Мертонвуде, когда они, веселые и возбужденные, словно дети, играли в снежки. Как весело они оба хохотали тогда, бросая друг в друга блестящие снежные комочки и уворачиваясь от них. На смену этой пришла другая картина: Фрэдди в ее спальне подкладывает поленья в почти погасший за ночь камин, и вдруг из-под дров показывается любопытный носик полевой мышки. Кэтрин взвизгивает и отпрыгивает в угол кровати. Испуганная мышка бежит по рукаву Фрэдди. Он хохочет, затем привычным жестом поправляет сбившиеся на лоб волосы и, сделав вид, что поймал мышь у себя на груди, возвращается в постель. Странная вещь — память. Как весело и хорошо было им тогда! Как больно сжимается сердце, когда вспоминаешь об этом сейчас.
— Нет, не обыкновенная, — произнес граф и заглянул ей в глаза. — Иначе я бы не стоял сейчас здесь, размышляя о женитьбе ради детей, которых я почти не знаю. — Он криво улыбнулся. — Нет, ты не такая простая.
— Простая — не значит простушка, Фрэдди. И ради Бога, не говори больше о своих неожиданно вспыхнувших отцовских чувствах. Мы перешли уже свой Рубикон. Я уверена, что тобою движет не любовь к детям, а желание отомстить мне.
— Пусть будет так, — улыбнулся он. — И все-таки лучшего решения, чем то, которое так красноречиво обрисовала моя матушка, похоже, действительно нет. Жаль, что женщины не могут заседать в палате лордов. Она могла бы дать много полезных советов правительству. — В шутке звучало гораздо больше сарказма, чем юмора. Фрэдди было явно не до веселья. Он покачал головой, будто удивляясь мудрости женщины по имени Мириам Латтимор, затем взглянул на Кэтрин и пожал плечами. — Если у тебя есть какие-то иные предложения, то самое время рассказать о них. Девичья сдержанность в данном случае не самая лучшая вещь.
— Вы забыли, что я уже давно не девица, милорд. И уж тем более я не такая дура, чтобы, имея с вами дело, полагаться на девичью скромность. Скорее потребуется кинжал или копье.
— Значит, мы достаточно успели узнать друг друга. Поверь, я тоже теперь хорошо знаю, сколь опасно недооценивать твои способности.
— Неужели мы должны все время наносить друг другу уколы?
Сам вопрос, а еще больше сожаление, прозвучавшее в ее голосе, озадачили Фрэдди. Такая глубина и теплота были в ее глазах, что он удержался от язвительного ответа и шутливого, развязного тона. Он молча посмотрел на нее. Она стояла перед ним утомленная, с припухшими от бессонной ночи глазами, в платье с чужого плеча, но все равно красивая и притягательная. И все-таки есть в ней какая-то тайна. Разве могла другая так решительно броситься в пургу? А жить целый год, работая день и ночь не покладая рук, и ни разу о себе не напомнить? Он никогда не думал, что женщина может обладать столь сильной и целеустремленной волей. Разве не загадочно то, что она не только решилась родить внебрачного ребенка, но и гордилась им, была уверена, что поступила правильно, и готова отстаивать свою правоту?
— Ты так и не ответила на мой вопрос, — напомнил он. Фрэдди отошел от камина, сделал несколько бесшумных грациозных шагов по дорогому ковру и подошел почти вплотную к Кэтрин.
Кэтрин пристально посмотрела на него и — в который уже раз! — подумала о том, что она знает почти каждый дюйм его тела и почти ничего о нем самом. Лишь сегодня, да и то от Мириам, она узнала одну из тайн его жизни. Что еще скрывается в его прошлом? Чего он хочет в будущем? Он так же упорно скрывает от посторонних свою жизнь, как скупец свои сокровища. Но что бы ни задумал этот человек, он обязательно этого добьется, если не прямыми действиями, то благодаря упорству и умению ждать. Это она знала наверняка.
Фрэдди изменился за последний год. Похудел, лицо его от этого немного вытянулось. Вокруг глаз появилось множество морщинок, а губы сделались прямее и тоньше. Кэтрин, преодолевая нестерпимое желание провести рукой по его груди, сделала шаг назад. Фрэдди подумал, что она просто не хочет стоять близко к нему, и нахмурился.
— Я самая обыкновенная, — повторила Кэтрин. — Как и всем, мне хочется жить спокойно. И я хочу жить так, как считаю нужным. Мне не нужно каких-то особых привилегий, но я никому не позволю помыкать собой. Мне нравится желтый цвет. Я не умею рисовать и не слишком хорошо танцую. Да, еще я не умею и не люблю шить, я даже не могу как следует заштопать свою одежду. Самое дорогое, что у меня есть сейчас, — Роберт и Джули. Вот такая я. Ты узнал, что хотел, Фрэдди?
Вместо ответа граф шагнул к ней и привлек к себе. Кэтрин напряглась и резко подняла голову, но встретившись с его глазами, вырываться не стала. Он смотрел на нее с грустью и мольбой. Видит Бог, этот тигр не был таким уж хищным!
— И я тоже хочу мира, Кэтрин, и дорожу своей свободой. Еще я пытаюсь помочь другим живущим в этом мире и уже нашел свой способ. Люблю книги, музыку и умные беседы. Из цветов предпочитаю небесно-голубой. Рисовать даже никогда не пытался, а вот танцую неплохо и практику в этом деле имел большую. Шить не умею, и когда моя рубашка приходит в негодность, я ее просто выбрасываю. — Фрэдди улыбнулся, кончиками пальцев приподнял ее подбородок и заглянул в глаза. Кэтрин не стала вырываться: глупо сопротивляться, когда уже угодила в лапы к тигру. — Теперь ты знаешь обо мне гораздо больше, чем многие из моих друзей и близких. Ты удовлетворена?
Она осторожно выскользнула из его объятий и, заметив взгляд Фрэдди, направленный на ее руки, с удивлением обнаружила, что ее пальцы сжаты в кулаки.
— Это ничего не меняет, милорд, — произнесла она, с трудом выговаривая слова. — Я не принимаю это предложение.
— Вот уж никогда не думал, что после того, как двенадцать лет я бежал прочь при одном намеке на свадьбу, буду умолять кого-то выйти за меня замуж! — с неподдельным удивлением сказал Фрэдди. — Но давай поступим так: скажи, что тебе во мне больше всего не нравится, а я честно отвечу, смогу ли исправиться. Пойми, я не отдам тебе детей! Как я понимаю, ты тоже. Что еще, кроме брачных уз, может удержать нас от ненужной борьбы? Предложи иной вариант, и я покорно, как марионетка, сделаю то, что ты захочешь.
Последние слова он произносил, с трудом сдерживаясь от того, чтобы не перейти на крик.
— Самый лучший выход, который я могу предложить тебе, — это оставить меня и моих детей в покое. — Она разжала кулаки и, положив ладони на бархатный пояс юбки, с надеждой в голосе продолжила: — Ты сможешь время от времени приезжать к нам в гости.
— А как, по-твоему, я объясню лондонскому обществу тот факт, что дети богатого и влиятельного графа Монкрифа проживают в какой-то дыре?
Дыре? Кэтрин с трудом сдержала готовую уже сорваться с губ гневную отповедь. Да домик Берты — одно из лучших мест, которое она видела в своей жизни. Конечно, это не такое большое и шикарное жилище, как графский дом в Мертонвуде, но ей и детям места там вполне хватало.
— Тогда сам выбери подходящее, на твой взгляд место, Фрэдди. Купи небольшой дом.
Больше всего выводило из себя графа то, что она прямо светилась при мысли о том, что можно разрешить ситуацию, не выходя за него замуж. Неужели брак с ним действительно так неприятен этой женщине?
— Послушай меня, маленькая милая чудачка. — Фрэдди склонился еще ближе к ней. Кэтрин почувствовала его дыхание на своей коже и так резко подняла голову, что чуть не разбила ему нос. Во избежание нового удара, он сжал непокорную голову в своих огромных ладонях. — Предлагая это, ты не учитываешь одной немаловажной детали, Кэтрин. Мои дети не имеют какого-либо законного статуса. С точки зрения закона они незаконнорожденные изгои. Изменить это можно, лишь поженившись. В этом случае Джули со временем станет не только одной из самых красивых, но из самых знатных и богатых невест Англии, а Роберт, помимо всего прочего, унаследует графский титул.
— А мне казалось, что твоим наследником является Джереми?
— Да какой он наследник, если у меня имеется замечательный сын! Подумай, Кэтрин. Если ты действительно так любишь детей, ты должна делать прежде всего то, что пойдет на пользу им.
— Это напоминает шантаж.
— Ты говорила, что способна на все ради моих детей. Собственно, ты уже доказала, что способна на жертвы во имя их. Дело во мне? Так есть ли более надежный способ извести меня, чем стать моей женой?
Он улыбнулся, и Кэтрин на этот раз не поняла, скрывается ли за этой улыбкой раздражение или он искренне готов посмеяться и над собой. Захотелось проверить.
— Так речь идет о жертве? — как бы раздумывая произнесла она, одновременно отходя в противоположный угол комнаты, — прикоснуться к графу сейчас было никак нельзя. Слишком сильное и странное воздействие оказывает на нее каждое такое прикосновение. — Что ж, стоит подумать. Но женитьба, милорд… Мне до сих пор представлялось, что это нечто достаточно постоянное.
— Я тоже так думаю.
— Значит, ты готов отказаться от многих своих привычек?
Кэтрин, задав этот вопрос, сама удивилась не меньше графа. Конечно, она думала о том, как могла бы сложиться их с Фрэдди семейная жизнь, но она не собиралась говорить об этом вслух.
— С чего это вдруг мне придется от чего-то отказываться? — сухо поинтересовался он, полагая, что и так дает немало, предлагая женщине стать графиней и разделить с ним состояние.
То, как она посмотрела на него, не предвещало ничего хорошего. К тому же на лице Кэтрин появилась та самая улыбка, за которой, как он уже знал, неизбежно последует точный удар.
— Я готова согласиться с тем, что идея нашей женитьбы достаточно разумна. Только вот похоже, что жертвовать при этом предлагается только мне. Ты же, как и хотел, получаешь детей и спокойно продолжаешь жить точно так же, как и до этого.
Она наглядно представила Фрэдди, кутящего то в одном, то в другом злачном месте Лондона, а затем приезжающего домой в пропахшей женскими духами одежде и приветствующего ее и детей с веселой равнодушной улыбкой. Сердце неприятно кольнуло.
— Неужели ты не понимаешь, что появление в доме этого маленького чертенка и крошечного сына уже во многом изменит мою жизнь?
В вопросе слышалось искреннее недоумение.
— Со мной они вели себя вполне нормально. А вот с тобой… Ты почему-то вызываешь у людей неприязнь, они при тебе словно теряют все хорошее, что у них есть. — Граф помрачнел, и Кэтрин поняла, что несколько перегнула палку. — Мне хотелось бы знать, ты говоришь о настоящем браке или формальном?
— Конечно, о настоящем, — сухо ответил он, понимая, что означает блеск, вспыхнувший в ее темных глазах, — если ты имеешь в виду супружеские права и все, что с этим связано.
То, что он пойдет на некоторые уступки, Кэтрин не сомневалась. Вопрос заключался в том, сколь сильно он на самом деле любит детей и от чего готов отказаться ради них.
— Да, именно это. — Она посмотрела ему в глаза. — Таким образом, единственной, кто должен чем-то пожертвовать ради великой идеи, остаюсь все-таки я, милорд? Разве это справедливо?
Фрэдди вдруг захотелось убежать, куда глаза глядят. Он понимал, что Кэтрин права и сейчас пытается накинуть оковы и на него.
— Никогда не думал, Кэтрин, что брак и справедливость для тебя несовместимые понятия. — Она хмуро посмотрела ему в лицо.
— Чтобы они действительно не стали таковыми, я настаиваю на подписании нового контракта.
— Назовите ваши условия, мой достойный партнер, — попытался отшутиться граф, но это ему плохо удалось. Он видел, что Кэтрин ощутила свою силу и не собирается упускать удобный момент. Это пугало и обескураживало.
— Ни в первую брачную ночь, ни в последующие, до самой смерти, вы не тронете меня, милорд, если я письменно не выражу на то своего согласия.
— О Боже, неужели ты собираешься каждый раз обращаться ко мне с посланием?
Фрэдди потребовались серьезные усилия, чтобы не расхохотаться. Кэтрин была столь чистосердечной в желании одержать верх, столь искренне уверенной в том, что ей это удастся на этот раз, что высмеять ее сейчас было бы все равно, что обидеть ребенка.
— На этом условии я буду особо настаивать, — произнесла она почти торжественно, не подозревая, что терпение собеседника иссякает. — Мне бы не хотелось быть вашей игрушкой.
— Ты хоть сама понимаешь, что говоришь? — не смог все-таки сдержать улыбку граф. Лицо его при этом смягчилось и даже помолодело. — Ты собираешься письменно оповещать меня, когда захочешь заняться любовью. Не чересчур ли, а? Может, ты вообще собираешься прожить остаток жизни в воздержании? Или… — Голос Фрэдди вдруг похолодел. — Имей в виду, я не допущу повторения того, что выделывала моя первая жена. Если я узнаю, что у тебя есть другой или ты хотя бы помышляешь об измене, я устрою такой скандал, о котором будут вспоминать еще сто лет.
— И что же вы сделаете, милорд? Убьете ни в чем повинного беднягу?
— Нет, Кэтрин, я убью тебя.
Взгляд, которым сопровождалось это заявление, заставил ее вздрогнуть. Теперь она точно знала, что означает этот взгляд: Фрэдди постоянно ждет неприятности, скрывая свои мрачные предчувствия и боль под непроницаемой маской. Понять, что делается у него в душе, можно, только зная, что произошло с Моникой. Кэтрин мысленно одернула себя. Пора бы уже избавиться от романтизма юности и перестать приписывать этому высокомерному красавцу какие-то душевные муки. Вряд ли он способен относиться к женщине иначе, чем к предмету удовлетворения своей похоти. И все же мысль о том, что какая-то женщина могла предпочесть ему другого, не давала ей покоя. Она не могла понять, как это возможно променять его на другого мужчину? Она так задумалась что чуть было не начала расспрашивать обо всем Фрэдди. Опомнившись в последний момент, Кэтрин решила, что еще успеет узнать подробности той загадочной истории. Сейчас она ни в коем случае не должна показать, что считает его неотразимым. Пока ей это удалось. Хорошо, чтобы так было и впредь.
— Лично я никогда не дам для этого повода, милорд, — произнесла она настолько холодным тоном, насколько позволили бушующие в ней чувства. — Если мне понадобится мужчина, я дам вам знать. Скорее всего это может произойти, когда я захочу родить еще одного ребенка.
— Так… Значит, я должен дожидаться того момента, когда в тебе взыграет жажда материнства или луна будет особенно яркой, а может, когда знаки Зодиака сложатся соответствующим образом? В этих случаях меня будут приглашать в качестве жеребца-производителя?
«Боже правый, мама ошиблась, — добавил он про себя. — Здесь разыгрывается не греческая трагедия, а какой-то непристойный фарс».
— В целом вы поняли правильно, — ответила Кэтрин, чуть дрогнувшим голосом.
— В таком случае можно предположить, что, следуя условиям этого твоего нового контракта, я получаю право удовлетворять свои мужские потребности на стороне?
— Конечно, — быстро произнесла она, стараясь выглядеть безразличной, хотя сердце разрывалось от боли. — В этом плане ты волен поступать так, как посчитаешь нужным, но при двух условиях: во-первых, твои похождения не должны сопровождаться скандалами, а во-вторых, твои любовные связи не должны затрагивать нашу семью. Я имею в виду привычку оставлять слишком явные доказательства твоих связей.
Фрэдди не знал, что ему в данный момент больше хочется: немедленно свернуть этой женщине шею или зацеловать до беспамятства. Вместо того и другого он просто улыбнулся, точнее ухмыльнулся, столь хищной и предостерегающей улыбкой, что Кэтрин показалось, будто у нее приподнялись волосы на затылке.
— Я принимаю эти условия, Кэтрин, — произнес он с легким поклоном.
— Значит, договорились, — сказала она и тревожно на него посмотрела.
У нее было полное ощущение, что она заключила договор с самим дьяволом. А с кем еще можно сравнить этого необыкновенно красивого беспринципного и самоуверенного мужчину? Кто еще обладает таким колдовским очарованием? И она теперь станет его женой, будет иметь перед ним определенные обязательства, носить его имя. Он станет ее опорой и защитой в этой жизни.
«Итак, — произнес в уме граф, глядя на стройную, налитую фигуру своей будущей супруги, — она полна решимости осуществить задуманное». Его страстная, чувственная Кэтрин забыла те их ночи, о которых он вспоминал непрестанно все это время! Она позволяет ему заботиться о себе, обеспечивать ее, быть отцом его детей. Однако попасть в ее постель он сможет лишь в том случае, если она его позовет сама. И какой это дурак придумал, что браки заключаются на Небесах?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Превыше всего - Рэнни Карен



очень трогательно и немного глупо.ГГ очень милые.
Превыше всего - Рэнни КаренЭльмира
6.04.2011, 11.16





Довольно интересный роман.В начале и до того места,где графиня-мать предложила глгероям пожениться.Гл.герой очень симпатичный,а героиня такая глупо упрямая,гордая и не далекая,торгуется с гл.героем как базарная торговка и хотя автор утверждает,что она обладает острым умом,на ее поступках это никак не отражается.Устала читать,как гл.героиня своими руками уничтожает не только свое счастье,но и делает несчастным любимого человека.Зря автор сделала из героини мозгоклюйную дуру.Как-нибудь дочитаю до конца.Хочется почитать приключенческую любовную историю,где бы герои из любви не боролись друг с другом.Люди добрые! подскажите!!!
Превыше всего - Рэнни КаренГандира
8.11.2013, 21.18





Гандира, почитайте Марго Магуайр "Благодарная любовь", Джулия Гарвуд "Музыка теней". Гроу Диана "Принцесса гарема". Приключенческие, вроде нормальные, где герои не бесят. "Владыка Нила" ещё.
Превыше всего - Рэнни КаренКлара Семёновна
8.11.2013, 21.46





Клара Семеновна,большое спасибо за совет."Музыку теней"читала,остальные нет.Еще раз спасибо.
Превыше всего - Рэнни КаренГандира
8.11.2013, 21.56





Конечно, героиня немного переборщила, но ее можно понять: герой вел себя с ней как мерзавец и отнюдь не раскаялся. У нее были основания защищать свое сердце и ождать от него предательства.
Превыше всего - Рэнни Кареннадежда
2.04.2014, 18.43





Бредовый роман. Не понятно откуда, что берется? вот было все хорошо и все уже плохо и тут же роды, затем сразу снова отношения, где цепочка? Роман написан отрывками. не впечатлил.
Превыше всего - Рэнни Каренежик
9.03.2015, 5.11





Слишком много лишнего, растянуто. Из гг-ев сделали идиотов, страсти-мордасти надуманы. Героиня какая-то маниакальная женщина; все время куда-то сбегает. Не стоит тратить время.
Превыше всего - Рэнни КаренВераника
21.03.2016, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100