Читать онлайн После поцелуя, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - После поцелуя - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

После поцелуя - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
После поцелуя - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

После поцелуя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Нежные объятия просто необходимы в первую пору брака, потому что они помогают справиться с беспокойством.
Из «Записок» Августина X
Майкл застал Бэбби дома. К счастью, тот не развлекался и не потчевал кого-то из близких друзей очередной порцией светских сплетен.
Проще всего было бы попросить у Бэбби первый том «Записок», сославшись на какой-нибудь благовидный предлог, который не вызвал бы у него закономерного любопытства. Хоторну не хотелось, чтобы граф Бэбидж принялся судачить о книгах с кем-то из своих светских друзей.
– Да я бы с радостью дал тебе эту книгу, Монтрейн, но, увы, у меня ее уже нет, – заявил смущенно Бэбби.
– Ты продал ее, Бэбби? – удивился Хоторн.
– Ее украли, Монтрейн, – пожаловался граф Бэбидж. – Ты только можешь себе это представить? В последнее время я содержу библиотеку в относительном порядке, и вот эту замечательную книгу украли! Я бы решил, что моя жизнь проклята, если бы не завел чудесную любовницу. Хочешь, могу представить ее тебе. – И, приподняв брови, он умудрился подмигнуть Хоторну.
– Я женат, Бэбби, – с легкой улыбкой напомнил Хоторн. Сказать такое графу Бэбиджу было все равно что послать заметку с этой новостью в газету «Санди тайме». – И скоро стану отцом, – добавил он.
Впрочем, похоже, его слова не особенно поразили графа Бэбиджа.
– Я знаю ее, Монтрейн? – спросил тот, покосившись на приятеля.
Только сейчас Майкл понял, что его друг напоминает ежика, который, правда, облачился в ярко-желтый жилет с вышивкой из оранжевых цветов.
– Да, Бэбби, знаешь, – ответил Хоторн. – Собственно, мы познакомились благодаря тебе. Если ты помнишь, ее имя Маргарет Эстерли.
У Бэбби глаза на лоб полезли от удивления.
– Ты женился на плебейке, Монтрейн?
– Вовсе нет, – просто ответил Хоторн. – У меня никогда бы язык не повернулся назвать Маргарет простолюдинкой.
– Стало быть, все дело в любви? – усмехнулся Бэбби.
Майкл улыбнулся: внезапно ему пришло в голову, что его друг, несмотря на деланное спокойствие, потрясен до глубины души.
– Очень на это похоже, – промолвил он. – Так как насчет книги, Бэбби? – спросил он, желая вернуть приятеля к теме разговора.
– Да это просто чертовщина какая-то, Монтрейн! – воскликнул граф Бэбидж. – У меня украли не много книг, а всего одну, эти чертовы «Записки»! Я бы, собственно, не стал так переживать из-за этого, если бы как раз незадолго до происшествия не составил каталог всех книг. Думаю, если бы не мой новый секретарь, я бы ни за что не обнаружил пропажу. Да они все книги по полу разбросали, черт бы их побрал! – ругался граф. – Для того чтобы снова расставить их по местам, понадобилось несколько дней. А кстати... – глаза Бэбби загорелись, – у твоей жены не найдется еще таких же книг на продажу, а? Разумеется, если они тебе понадобятся, я в любую минуту...
– Непременно поинтересуюсь у нее, – прервал его речь Хоторн.
Дать такой ответ проще всего. Правда, Монтрейн уже решил, что Маргарет сделает с книгами – она отдаст их в министерство иностранных дел. Вероятно, для них это наиболее подходящее место.
Сначала Маргарет подумала, что это Молли вернулась с базара, однако тут же вспомнила, что у горничной половина дня свободная и та едва ли вернулась бы домой так рано. Маргарет вышла из библиотеки, где читала весьма увлекательный роман, и остановилась в холле.
– Майкл! – позвала она. Его имя эхом отдалось от купола ротонды.
Подняв голову, Маргарет улыбнулась. Солнце было частично скрыто облаками, но погода не была совсем хмурой – такая часто стоит во Франции. Когда облака чуть рассеивались, неяркие солнечные лучи торопились проникнуть в ротонду, словно хотели опередить приближающийся дождь.
– Смайтон! – окликнула Маргарет дворецкого.
Вдруг раздался какой-то звук – Маргарет испуганно оглянулась.
Напротив нее стоял человек, мужчина, с лицом, напоминающим набитый камнями мешок. Судя по его огромным рукам, настоящий гигант. В одной руке он держал пистолет, нацеленный прямо ей в грудь.
– Выходи из комнаты, – приказал он. У незнакомца был низкий, но удивительно тихий голос для человека такой внушительной комплекции.
Маргарет замерла в дверях.
– Мне приказано доставить тебя кое-куда, – галантно добавил он. – Но если бы мне приказали пристрелить тебя прямо тут, я бы не стал мешкать.
Маргарет неохотно пошла вперед. Не опуская пистолета, гигант зашел в библиотеку, вынул из кармана письмо и бросил его на пол.
– Кто отдает вам приказания? – дрожащим голосом спросила Маргарет, удивляясь, что находит в себе силы говорить.
Незнакомец ничего не ответил. Вместо этого он приблизился к женщине и уперся дулом пистолета ей в спину. Маргарет пошла туда, куда он ее подталкивал – в заднюю часть дома.
– Куда мы идем? – И на этот вопрос она не получила ответа.
Господи, где же Смайтон?!.
– Куда вы меня ведете? – повторила она.
– Шевелись давай! – прикрикнул он, ткнув пистолетом ей в ребра.
Маргарет медленно прошла по коридору и оказалась на кухне. Смайтон с окровавленной головой лежал на полу.
Она подбежала к старому слуге, упала возле него на колени, но незнакомец схватил ее и вытолкнул за дверь.
Позади дома их ждала карета. Здоровяк пошарил рукой в темноте, распахнул дверцу экипажа и толкнул туда Маргарет. Она пыталась вырваться, оттолкнуть его, но незнакомец с такой силой сжал ее раненое плечо, что она едва не потеряла сознание от боли. Подхватив, гигант грубо втолкнул ее в карету. Маргарет споткнулась и, ухватившись для равновесия за сиденье, тяжело села. Спустя несколько мгновений она услышала свист кнута. Карета тронулась с места.
Маргарет не могла понять, почему похититель не только не связал ее, но даже не завязал ей глаза. Экипаж катил на запад, Маргарет украдкой раздвинула шторки и выглянула наружу. Незнакомец явно не опасался того, что она расскажет кому-то о похищении. Почему? Не потому ли, что он уверен в том, что обратной дороги для нее не будет?
Маргарет зажала ладонью дергающееся от боли плечо, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Куда ее везут и зачем?
Впрочем, очень скоро она получила ответы на свои вопросы. Карета сначала ехала на запад потом свернула на север. Чем дальше ехал экипаж, чем больше дорожных примет она узнавала, тем явственнее становились ее подозрения. Они направлялись в Уикхэмптон, поместье герцога Тарранта.
Она облизала внезапно пересохшие губы, попыталась успокоить рвущееся из груди сердце. Ей вспомнились слова Майкла. «Для того чтобы вывезти Наполеона с Эльбы, понадобилось усилие множества людей, – сказал он. – Подкупили тюремщиков, прислали корабль. Для того чтобы сделать это, нужны власть и деньги».
Неужели Таррант был тем самым человеком, который помог Наполеону бежать? Но если это так, что ему нужно от нее? «Записок» Августина у нее с собой нет, да и похититель не просил ее отдать их. Внезапно Маргарет осенило. Она послужит лишь приманкой. Тогда кто же был целью? Майкл!
Экипаж въехал в ворота Уикхэмптона, но вместо того чтобы подкатить по полукруглой подъездной аллее к парадной двери, кучер подогнал его к одному из крыльев дома.
Дверца кареты распахнулась, Маргарет вновь увидела огромного незнакомца. На этот раз она не стала бороться или звать на помощь. Этому человеку и его пистолету нужна не она. Маргарет молчала, глядя на то, как гигант вынул из кармана большой железный ключ и отпер им замок на винного цвета двери, расположенной в самом конце пристройки. Они поднялись по ступеням и оказались у другой двери, которая вела в коридор.
Судя по всему, этим крылом дома пользовались крайне редко. Послеполуденное солнце проникало в дом сквозь окна, оставляя в пыльном воздухе светлые полосы. Не было слышно ни шороха, тишину нарушали лишь звуки их шагов, гулко отдававшихся от сырых деревянных полов. Ни слуг, ни звона посуды, ни болтающих горничных. Ничего, что указывало бы на то, что в этой части Уикхэмптона кто-то обитает.
Бесцеремонный похититель все еще крепко держал Маргарет за руку и, похоже, пересчитывал двери, мимо которых они проходили. Наконец он толкнул одну из них, за которой была пустая спальня. Мебель там посерела от толстого слоя слежавшейся пыли.
Втолкнув Маргарет в спальню, незнакомец захлопнул дверь и запер замок. Судя по звуку постепенно удалявшихся тяжелых шагов, похититель опять оставил ее одну. Зачем? Сообщить герцогу, что задание выполнено и что она у него в плену?
Как бы там ни было, Маргарет не была расположена предаваться отчаянию и покорно ждать, пока герцог Таррант решит ее судьбу. Она стала стряхивать пыль с мебели, и вскоре ее взору открылись два почти чистых стула, стол и кровать с четырьмя столбиками, на покрывале которой до появления Маргарет лежало еще одно, правда, более плотное и пушистое пыльное покрывало.
Но, даже расправившись с залежами пыли и разглядев обстановку спальни, Маргарет не увидела ничего, что могло бы ей пригодиться для обороны – ни острых, ни хотя бы заостренных предметов. Не было видно даже каминных принадлежностей.
Оконные стекла тоже были скрыты под толстым слоем пыли, которая закрывала милый вид на безупречно подстриженный газон, зеленеющий под начинавшим темнеть небом. В саду – ни слуги, ни садовника. Маргарет попробовала открыть окна, но ни одно не поддалось ее усилиям.
Отвернувшись от окон, Маргарет еще раз внимательно осмотрелась по сторонам. Вдруг под постельным покрывалом она различила какой-то холмик. Ее охватила бурная радость.
Грелка! Судя по всему, горничные герцога не отличались особым трудолюбием. А уж ту, которая в последний раз прибиралась в этой комнате, и подавно можно было назвать лентяйкой. Потому что постельные грелки полагалось вынимать из-под одеяла по утрам, вытряхивать из них тлеющие угли или золу, протирать их и убирать под кровать. А эту почему-то оставили прямо в постели. Осознав, какую пользу может ей принести грелка, Маргарет молча поблагодарила горничную за лень.
Постельная грелка станет ее оружием.
Поскольку рука Маргарет после ранения еще сильно болела, она сомневалась в том, что у нее хватит сил больше чем на один хороший удар грелкой. Так что рассчитывать она могла лишь на то, что похититель никак не ожидает от нее сопротивления.
Встав перед дверью, Маргарет попыталась приподнять свое орудие, чтобы попрактиковаться. Грелка была очень тяжелой, даже когда Маргарет вытряхнула из нее угли. Если остаться стоять вот так же, прямо напротив двери, она, возможно, сумеет выбить из руки похитителя пистолет. Хотя нет, это глупо. Она же понятия не имеет о том, как стрелять из пистолета. Маргарет подозревала, что для выстрела надо не только прицелиться, но сделать что-то еще. Так что лучше целить грелкой в голову незнакомца. Правда, Маргарет никогда в жизни никого не била и даже предположить не могла, что когда-нибудь ей понадобится прибегнуть к столь необычному для нее способу защиты.
Впрочем, подумалось Маргарет, она способна сейчас на что угодно, лишь бы спасти Майкла.
Перед возвращением домой Майкл ради предосторожности навестил суконщика, знакомого Маргарет. Выяснилось, что никто не заходил к Сэмюелу в поисках его жены. Впрочем, этот добрый человек был счастлив подарить графу Монтрейну несколько отрезов ткани в честь его женитьбы.
Было уже совсем темно, когда Майкл доехал наконец до дома. Сэмюел и его жена наказали ему передать Маргарет самые искренние поздравления по поводу замужества. Майклу пришло в голову, что он знает отличный способ передавать такие вот замечательные пожелания.
Несмотря на то что разговор с Бэбби оказался бесполезным, Монтрейн почти испытывал радость. О ее причинах нетрудно было догадаться. Прежде он был доволен тем, как течет его жизнь, гордился своими прошлыми достижениями, однако только теперь Хоторн понял, что тот человек, которым он был раньше, представлял собой всего лишь жалкую тень нынешнего графа Монтрейна.
Потому что теперь его жизнь принадлежала Маргарет, он был поглощен заботой о своей жене. Ни образцами кодов, ни шифрами, ни загадками, а Маргарет. Эта женщина пробудила в нем что-то, какие-то чувства, о существовании которых он раньше даже не подозревал. Маргарет стала ему не только женой и любовницей, но и другом, с ней он познал нежность, научился удивляться, постиг чудеса.
Единственным, что омрачало счастье Хоторна, была тайна «Записок» Августина X.
Свет газовых фонарей, окружавших площадь, освещал булыжную мостовую, двери домов. Но когда Майкл поднялся по ступенькам к входу в свое жилище, Смайтон против обыкновения не распахнул перед ним дверь. Не были его и в холле – осанистого, вытянувшегося в струнку, как военачальник на параде. Майклу все это показалось очень странным, потому что Смайтон почти всегда выходил ему навстречу. Еще больше Хоторна насторожил тот факт, что дверь оказалась незапертой.
Войдя в дом, он позвал слугу, но лишь полная тишина была ему ответом. Монтрейн взял свечу, стоявшую на небольшом столике, торопливо зажег ее и бросился наверх, перепрыгивая через две ступени кряду. Он кричал, звал Маргарет, но никто не отзывался на его крик. Никто не улыбнулся ему.
Ни Маргарет, ни Смайтон!
Майкл опять спустился вниз и зашел в библиотеку. Возможно, жена настолько увлеклась книгой, что не, услышала его зова? Увы, в библиотеке ее тоже не было.
Только тут Монтрейн увидел письмо. Наклонившись, он поднял с пола конверт, чувствуя, как в душу закрадывается страх. А ведь страха Хоторн не знал вообще – какой там страх, когда он всю жизнь рисковал. Но теперь, когда он вскрыл красную герцогскую печать и начал читать письмо, страх, даже ужас охватил все его существо.
«Ваша жена у меня в гостях. Если вы хотите увидеть ее, приезжайте и прихватите с собой «Записки» Августина X», – прочитал он в письме.
Итак, Маргарет в обмен на «Записки». Герцог Таррант. Стало быть, они не ошиблись. Медленно сложив письмо Тарранта, Хоторн положил его в карман жилета. Затем подошел к столу, зажег свечи в подсвечнике, вытащил оба тома «Записок» и положил их в пустую сумку для бумаг – все это Монтрейн проделывал почти автоматически.
Смайтона граф обнаружил в кухне – старый слуга был еле жив и полулежал на полу, прислонившись спиной к стене. Кровь из раны залила ему все лицо, растеклась лужей по полу. Хоторн помог дворецкому встать и усадил его за стол.
Смайтон грузно упал на стул, зажимая все еще кровоточащую рану на голове.
– Вы можете рассказать мне, что здесь произошло, Смайтон? – обратился к нему граф Монтрейн.
– Я едва увидел его, ваше сиятельство, перед тем как он ударил меня по голове рукояткой пистолета, – проговорил Смайтон. – Больше мне о нем ничего не известно.
– Как давно это произошло?
– Я как раз собирался готовить обед, милорд, – сказал дворецкий. – Может быть, около часа назад. Или чуть больше.
Значит, час уже потерян.
– Мне нужна ваша помощь, Смайтон, – вымолвил Хоторн.
Смайтону помогла старая солдатская закалка. Старик не поморщился, не сослался на слабость, вызванную ранением. Он просто расправил плечи и приосанился.
– Что я могу сделать для вас, ваше сиятельство? – с готовностью спросил Смайтон.
– Нам нужно связаться с Робертом, – сказал Хоторн и передал Смайтону информацию, которую хотел сообщить Роберту.
– Будет сделано, милорд, – отозвался Смайтон, едва не отсалютовав хозяину.
Выбежав из дома, Майкл с облегчением увидел, что его экипаж еще не отвели в конюшню. Прежде чем занять место в карете, Монтрейн окликнул Джеймса и отдал ему кое-какие указания.
... Поездка показалась Хоторну необыкновенно долгой, лошади еле тащились, копыта то и дело увязали в жидкой грязи. В Уикхэмптоне он никогда не бывал, зато теперь точно знал, что дорога туда ну просто бесконечная. Все казалось Монтрейну зловещим, даже цокот копыт и стук колес. «Не так скоро, – будто бы повторяли они в такт. – Не так скоро. Не так скоро».
Спустя целую вечность карета наконец въехала в широкие железные ворота, за которыми раскинулся Уикхэмптон. Еще одна миля, и дорога свернула к постройкам. Большой дом был погружен в темноту. Он казался настолько громадным, что заслонял собой даже луну. Дорожка была посыпана толченым камнем, осколки которого поблескивали в лунном свете. Карета притормозила, а затем остановилась возле лестницы с высокими ступенями, ведущей к парадной двери.
Дом, открывшийся взору графа Монтрейна, напоминал скорее не жилище, а памятник. На основной части здания нелепо громоздилась высокая башня, вероятно, средневековой постройки, а по бокам примыкали два крыла, выступавших вперед, к подъездной аллее, как клешни краба, словно хотели заключить посетителя в объятия.
Хоторн взбежал вверх по широким высоким ступеням, которые вели к парадному входу в резиденцию герцога Тарранта.
Едва Монтрейн постучал, дверь почти немедленно отворилась, и граф увидел перед собой огромного человека. Распахнуть тяжеленную дверь ему явно не составило большого труда, и теперь, отступив в сторону, он ждал, когда граф Монтрейн войдет в дом.
Холл герцогского дома не уступал по размерам библиотеке Майкла. Здесь было очень светло – лакей в белоснежных перчатках и голубой с золотом ливрее держал в руках канделябр. Уикхэмптон поражал воображение – если не своими гигантскими размерами, так обилием картин, занимавших все стены от пола до потолка, к которым по очереди подносил большой подсвечник лакей. Впрочем, в это мгновение Монтрейну было решительно наплевать не только на коллекцию герцога, но и на все произведения итальянских мастеров, вместе взятые.
Еще один молчаливый лакей провел Хоторна в кабинет герцога. Присутствие лакеев-свидетелей говорило о том, что Тарранту было все равно, увидит ли кто-то Монтрейна в его доме или нет. Вероятно, Таррант нарочно дал слугам такие указания, чтобы граф не сомневался ни в собственной участи, ни в судьбе Маргарет. Как ни странно, его это не волновало.
В комнате, куда привели Монтрейна, царил полумрак. Лишь откуда-то сверху лился скупой свет нескольких свечей. Перед столом стоял высокий человек с изрезанным шрамами лицом. Можно было подумать, что великана когда-то много били по лицу и с тех пор раны так и не зажили до конца.
Однако внимание графа Монтрейна привлек другой человек. Высокий, почти неестественной худобы, с узким аскетичным лицом. У него были темные проницательные глаза, а на узких губах застыло некое подобие улыбки.
– Таррант? – спросил Хоторн.
Как странно, что он не знаком с этим человеком! В высшем свете обычно все друг друга знают, а тоску развеивают бесконечными встречами друг с другом. Хотя чему удивляться? Кто как, а граф Монтрейн львиную долю свободного времени занимался решением всевозможных загадок и взламыванием кодов.
– Алан Стилтон, к вашим услугам. – Прижав к груди ладонь, герцог отвесил Хоторну поклон. Великосветский жест, такие были приняты при дворе короля около века назад. – А я, разумеется, имею удовольствие видеть перед собой графа Монтрейна?
– Где моя жена? – спросил Хоторн, считая, что сейчас не время для любезностей.
Этот вопрос явно удивил герцога, улыбка на его губах стала еще тоньше.
– Так вы на ней женились? Эта женщина просто околдовала вас, Монтрейн, – учтиво проговорил герцог Таррант. – Мой брат испытывал те же чувства. Жаль, что меня она никогда не интересовала.
– Где Маргарет?
Вместо того чтобы ответить ему, герцог повернулся и заговорил со своим компаньоном.
– Это все, Питер, – сказал он. – А теперь позаботься о другом деле, которое мы с тобой уже обсудили.
– Где моя жена? – опять спросил Хоторн.
Он стоял, слегка расставив ноги, напротив стола герцога. В правой руке Хоторн держал сумку для бумаг. Левую он сжал в кулак, приближаясь к Тарранту. Переполнявшая графа ярость была столь сильной, что герцог почти физически ощущал ее. Хоторн мог легко убить его.
– Да что вы одно и то же повторяете. Должен заметить, не богат у вас репертуар вопросов. – И Таррант повторил: – Не богат.
– Где Маргарет?!
Так и не ответив ему, герцог Таррант кивком головы указал на сумку для бумаг.
– Книги там? – спросил он у Майкла.
– Да, – кивнул тот.
– Вам удалось расшифровать код? – Улыбаясь, герцог заглянул в лицо Хоторну. – Конечно, удалось, можно не сомневаться. – Таррант протянул к сумке руку, но Монтрейн остановил его.
– Ничего не получите, пока я не увижу свою жену, – заявил он.
– Любовь до гроба, да? – Узкие губы герцога скривились.
Монтрейн молчал.
– К сожалению, я не могу выполнить вашего условия, – проговорил Таррант. – Однако не ждали же вы, что все получится так просто и быстро. Видите ли, дело в том, что человек, который только что вышел из кабинета, отправился убить ее. – В свете свечей бледное лицо герцога напоминало карикатуру на злобного монаха или на обезумевшего фанатика. – Покончив с ней, он вернется сюда, чтобы убить тебя...
Маргарет услышала доносящийся из коридора шум – мужской крик сопровождался громким и быстрым топотом ног. Потом раздался какой-то приглушенный звук, напоминавший гром. Пистолетный выстрел?
Она встала за дверью и, замерев, смотрела, как поворачивается дверная ручка. Тело Маргарет сотрясала крупная дрожь, однако она крепко сжимала в руках постельную грелку. Наконец дверь, заскрипев, отворилась. Зажмурив глаза, Маргарет занесла грелку над головой и...
Кто-то остановил ее орудие на полпути.
Маргарет от изумления заморгала, однако представившаяся ее взору картина не изменилась, не оказалась видением воспаленного разума. Теплая улыбка, приветливый взгляд карих глаз – напротив нее стоял Роберт, крепко сжимавший ручку столь странного орудия, которое Маргарет выбрала для своей защиты.
– Я не верю своим глазам, Роберт, – прошептала Маргарет, едва сдерживая слезы. – Должна вам признаться, я никогда в жизни не была так счастлива видеть кого-либо.
– Я очень рад этому, Маргарет, – улыбнулся Роберт.
– Ох, Роберт, Майкл в опасности, – быстро проговорила Маргарет, у которой было чувство, что в эти мгновения само время работает против нее. – Мы должны немедленно написать ему.
– Вам нечего бояться, Маргарет, – успокаивающим тоном промолвил Роберт. – Ситуация под контролем, сюда прибыли правительственные силы.
Они оба услышали шум. Майклу был слишком хорошо известен этот звук – где-то совсем рядом выстрелили из пистолета.
Монтрейн запустил сумкой с книгами в подсвечник, и комната мгновенно погрузилась во мрак. А затем он бросился на герцога, ловко перемахнув через стол. Натиск Хоторна был столь внезапен, что он приподнял Тарранта на несколько дюймов от пола. Герцог упал, Монтрейн обрушился на него сверху.
Ярость превратила графа Монтрейна в настоящего дикаря. И этот дикарь, обезумевший от горя, от предательства и бурлящего гнева, был готов разорвать противника голыми руками. Он испытывал потребность почувствовать, как враг умирает. Медленно, в страшной агонии.
Но тут кто-то зажег свечу, и комната внезапно наполнилась людьми.
– Отпусти его, Майкл, – произнес чей-то голос. Подняв голову, Хоторн увидел Роберта.
Свеча осветила искаженное лицо герцога Тарранта, однако Монтрейн не ослабил хватку, и его рука все так же сжимала горло негодяя. Больше того, Монтрейн еще сильнее стиснул пальцы, с удовлетворением наблюдая за тем, как Таррант пытается схватить ртом воздух.
– Она жива, Майкл, – сообщил Роберт.
– Он застрелил ее, – хриплым голосом возразил Хоторн.
– Погибла не Маргарет, а его слуга, – сказал Роберт. – Мы поймали его в тот момент, когда он собирался войти в комнату, где ее держали.
Майклу казалось, что голос Роберта раздается откуда-то издалека. Обе его руки по-прежнему крепко сжимали горло Тарранта.
– Боюсь, и Таррант ненадолго переживет своего слугу, если ты немедленно не отпустишь его, – промолвил друг Хоторна.
Майкл почувствовал, что кто-то тянет его за руки, но он с легкостью оттолкнул этого человека. В эти мгновения его силы удвоились, справиться даже с двумя противниками было для него делом пустяковым.
– Она жива, – повторил Роберт. – Я сам видел ее, Майкл.
Роберт медленно, осторожно расцепил пальцы Монтрейна. Герцог, прижимаемый к полу Хоторном, зашевелился и закашлялся.
Зажгли еще одну свечу. Хоторн поднял голову и увидел, что в комнату входили и входили люди. Но это не были ливрейные слуги Тарранта – нет, этих людей привел сюда Роберт.
– Майкл!
Граф Монтрейн ошеломленно посмотрел в сторону двери, туда, откуда раздался нежный голосок. Маргарет?! В зыбком свете свечей ее фигура казалась почти призрачной. А может, это все игра его воображения, нелепое, материализовавшееся желание увидеть ее здесь?
Хоторн неловко поднялся на ноги, и она бросилась ему навстречу. Закрыв глаза, Монтрейн обнял жену, крепко прижал ее к себе, хватая воздух ртом с таким видом, словно вынужден был задерживать дыхание с того самого мгновения, как получил записку герцога Тарранта.
С Маргарет все в порядке. Она жива, она в безопасности.
Наконец он откинул голову, по-прежнему сжимая ее в объятиях. Маргарет оглядела комнату, в которой царил полный хаос – опрокинутый подсвечник, валявшиеся на полу свечи, смятый ковер, «Записки» Августина X, выпавшие из сумки.
– Так ты опять кидался вещами, Монтрейн? – с улыбкой спросила она.
– Дурная привычка, – кивнул он.
– Очень трогательная сцена, – кашляя, пробормотал Таррант, которому люди Роберта помогли подняться с пола. Помассировав горло, он посмотрел на супругов.
– Этот человек – предатель, Роберт, – проговорил Майкл и начал рассказывать о том, что ему удалось выяснить из зашифрованных пометок в «Записках» Августина X.
– Да ты глупец, – с горечью промолвил герцог Таррант. – Я работал от имени Британии. Если бы Наполеона оставили прозябать на Эльбе, его бы все стали жалеть и сокрушаться о его печальной участи. Он бы превратился в мученика, пострадавшего за независимость Франции, а при моем участии все его планы провалились.
– Сколько английских солдат погибло при Ватерлоо из-за твоего предательства? – грубо спросил Монтрейн.
– Все они – случайные жертвы войны, – отмахнулся Таррант.
– Да что ты? Неужели все так просто? Тысячи гибли за тысячами, а ты даже не признаешь в этом своего участия? Нет, Таррант, ты должен чувствовать себя виновным, – произнес граф Монтрейн, сделав ударение на слове «должен». – Иначе тебе и в голову не пришло бы скрывать тот факт, что ты имеешь отношение к этой истории.
– Я так и знал, что мир ничего не поймет, – трагическим тоном проговорил герцог.
– Зачем держать дома книги, если они содержат такую опасную тайну? – Глядя на герцога, Монтрейн прочитал в его глазах ответ на свой вопрос. – Все из-за гордости, вот что, – медленно проговорил он. – О которой ты, без сомнения, очень пожалел, времени-то у тебя на это было достат точно.
– Откуда мне было знать, что этот выродок, этот бастард, мой глупый брат, украдет у меня книги? – взвизгнул Таррант. – Я думал, что он пришел одолжить денег. А ведь я должен был что-то заподозрить, когда увидел, что в ответ на мой отказ этот глупец ничуть не расстроился. Напротив, он был чрезмерно весел.
– Так это вы убили его, не так ли? – тихо спросила Маргарет. Майкл почувствовал, как задрожали ее плечи под его рукой. Но тут она шагнула вперед и воззрилась на Тарранта.
– Это было возмездие, наказание, если хотите знать, – самодовольно промолвил герцог. – Вор должен был ожидать чего-то в этом роде.
– А книжная лавка? – продолжала расспросы Маргарет. – Ее сожгли по вашему приказу?
Таррант в ответ лишь фыркнул.
– В вашем герцогском высокомерии нет ничего достойного, ничего... герцогского, Таррант, – сердито проговорила Маргарет. – Вы испорчены и развращены.
– Вот что, любовь моя, еще не настала минута, когда ты сможешь высказывать свое презрение к британским пэрам, – прошипел герцог, толкнув Маргарет.
Внезапно Таррант задвигался – так быстро, что двое стоявших перед ним мужчин не смогли остановить его. В мгновение ока вытащив из-под кипы лежащих на столе бумаг пистолет, он направил его на Маргарет.
– Ты всегда была нахалкой, – заявил он.
Майкл обошел жену, чтобы прикрыть ее своим телом.
– Как это благородно с твоей стороны, Монтрейн, – ехидно промолвил герцог Таррант. – Ты хочешь защитить свою женушку. Думаешь, она стоит того, чтобы умереть за нее?
– Да, – просто ответил Монтрейн.
Со своего места герцог не мог промахнуться. На этот раз сомнений не будет – и убийца, и жертва известны. Однако герцог удивил графа. Зловеще улыбнувшись, он поднял пистолет и приставил дуло к собственному виску.
Повернувшись, Майкл подтолкнул Маргарет к двери. Услышав звук выстрела, он даже не вздрогнул, не оглянулся. Герцог Таррант больше не интересовал его – равно как и выбранная им судьба.
Для Майкла Хоторна, графа Монтрейна, теперь имели значение только три веши: стоявшая рядом с ним женщина, ребенок, которого она носила под сердцем, и их совместное будущее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману После поцелуя - Рэнни Карен



Очень добрый и чувственный роман!!!
После поцелуя - Рэнни КаренНадежда
5.09.2012, 21.22





хороший роман, маргарет поступила умно, ей надо или все или ничего
После поцелуя - Рэнни Каренлера
16.12.2012, 19.56





Неплохо, в этом романе есть предатель, покушения на жизнь, похищение, и конечно ЛЮБОВЬ.
После поцелуя - Рэнни КаренТаня
10.03.2014, 12.32





Хороший роман !!!г\г просто очаровашка ...10/10
После поцелуя - Рэнни Каренnatali p
25.10.2014, 0.29





Ох и роман! Забросила все дела. Легко читается. Советую.
После поцелуя - Рэнни КаренЭ.Ф
25.10.2014, 11.16





Ох и роман! Забросила все дела. Легко читается. Советую.
После поцелуя - Рэнни КаренЭ.Ф
25.10.2014, 11.16





'Майкл понимал, что слишком торопится. Он вел себя как юнец, неспособный управлять собственным телом. Или как голодающий человек, дорвавшийся до еды. Перед ним на ковре было выложено деликатесное, изысканное блюдо, от которого слюнки текли, и ему оставалось только попробовать его.' Смущают подобные метафоры, а в целом, совсем не прохо для и.л.р.
После поцелуя - Рэнни КаренРрррр
26.10.2014, 19.29





Замечательная книга, одна из лучших мной прочитанных.10\10.
После поцелуя - Рэнни КаренЖуравлева
10.11.2015, 21.54





Роман замечательный ! Читайте , не пожалеете времени.Такое чувство, это подарок судьбы, мечта любого человека.
После поцелуя - Рэнни КаренСофи
27.11.2015, 12.42





Есть люди, которые не верят, что любовь есть. Мой жизненный опыт говорит, что она есть, но редко встречается на этом празднике жизни. Потому, что крайне мало людей, способных любить. И гл.герой как раз из таких. Как и его отец, покончивший с собой из-за любви к любовнице.... Обычно такие мужчины имеют дело, которым так же увлечены, как женщиной.Потому,что они его также любят. Хороший роман.
После поцелуя - Рэнни КаренВ.З., 68 л.
7.02.2016, 11.02





роман хороший ,читайте 10 балов.
После поцелуя - Рэнни Карентату
19.05.2016, 12.48





Задумка неплохая, но вот реализация... Как для меня язык тяжеловат, скучноват. 7/10.
После поцелуя - Рэнни КаренНюша
20.05.2016, 19.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100