Читать онлайн Обещание любви, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание любви - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание любви - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание любви - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Обещание любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35

Малкольм Маклеод был не из тех, кто просит Всевышнего вмешиваться в свою жизнь. Он предпочитал сам разбираться со своими делами, как ему заблагорассудится, и обращался к Богу только в исключительных случаях. Одним из таких редких случаев была смерть жены, да еще, пожалуй, утро Каллоденской битвы. У Малкольма с Богом было заключено соглашение: Малкольм, хорошо ли, плохо ли, сам справится со своими трудностями, а Бог оставит его в покое. В силу этого соглашения старый шотландец с огромным раздражением обратился к Творцу с просьбой защитить его от одной очень решительной англичанки.
Он вздохнул, пытаясь не замечать вони, исходящей от ног, покрытых мокрой свежеостриженной овечьей шерстью. Его, Малкольма Маклеода, который считался настоящим разбойником в дни своей юности, принимал участие во многих сражениях, не падал без чувств при виде крови и вывороченных наружу кишок, чуть не стошнило от запаха этой чертовой шерсти! С самого рассвета он топтался в огромном дубовом корыте, куда попеременно вываливали шерсть для первой стирки и вынимали из побуревшей воды выстиранную.
Надо же, что придумала эта Джудит. Спросить перед лицом двадцати женщин! Заявила, что им нужен храбрый сильный мужчина, и не согласится ли он помочь им. Ну конечно, он не устоял и попался на удочку, как мальчишка.
– Малкольм, поешь немного лепешек, а то от твоего кислого вида шерсть испортится!
Еще не обернувшись, Малкольм уже знал, кому принадлежит этот голос.
– Сара, еда мне не поможет, – сказал он, опуская голову на грудь.
Сара осмотрела его глазками-бусинками, затем перевела взгляд туда, куда смотрел он. Клочья мокрой шерсти прилипли к его ногам, плавали по поверхности воды. Время от времени одна из женщин приносила ведро мыльной воды и уносила выстиранную шерсть. В целом занятие малопочтенное для настоящего воина.
Если Сара и нахмурилась, Малкольм этого не заметил. Лицо женщины постоянно имело кислое выражение, словно еще в младенчестве она вдохнула противный запах, да так и не сумела забыть его до самой старости.
– Я сварила для тебя цыпленка, Малкольм, – сказала она и указала на покрытую салфеткой миску, стоявшую на возвышении неподалеку. До Малкольма донесся запах варева, и он опять почувствовал приступ тошноты. – Учти, времени у меня совсем нет, полно работы, но я все-таки постаралась для тебя, – произнесла Сара, не замечая, что Малкольм побледнел.
– Спасибо тебе, Сара. – Он еле заставил себя улыбнуться.
Хуже Сары в деревне не готовил никто, но, не желая обидеть, ей никогда не говорили об этом. А Сара была рада накормить всех и каждого, поэтому перед кланом Маклеодов всегда стояла дилемма – то ли съесть, то ли потихоньку выбросить приготовленное ею. Малкольм сейчас был не настолько голоден, чтобы проглотить ее стряпню. Особенно после того, как еще раз вдохнул запах варева.
– Я положила туда картошку и зелень. Хлеб испечь не было времени. Не представляю, как можно успеть сделать все, что делает Джудит, да еще оставаться хорошей женой?
– Уверен, суп очень вкусный, Сара. Спасибо, что вспомнила обо мне.
– Ха! Вспомнила! – отозвалась она, вглядываясь туда, где виднелась фигура Джудит. – Это она мне велела. Сказала, что шерсть прежде всего. Раскомандовалась! А все-таки из нее получилась хорошая жена, точно говорю.
Еще много лет назад Малкольм понял, что самый простой и надежный способ избавиться от Сары – соглашаться со всем, что она говорит. Но сегодня этот способ не сработал. Сара сидела перед ним, не собираясь уходить. А он стоял с закатанными вверх штанинами, обнажив белые ноги, покрытые клочьями прилипшей вонючей овечьей шерсти, и боролся с тошнотворным запахом стряпни Сары.
– В деревне только о ней и говорят, – начала Сара, не сводя глаз с фигуры Джудит. – Упрямая, это точно. Такая же, как хозяин. Работает без продыху. – В ее незлобном ворчании чувствовалась явная похвала. Сара, которая первой ругала Джудит, стала ее яростной защитницей!
В тот далекий день Малкольм и не подозревал, что женил своего хозяина на дьяволе в юбке. Неплохо бы Маклеоду приструнить ее немного. За последние месяцы она стала просто неуправляемой. Сначала переделала загоны, над которыми Малкольм и Алисдер трудились не покладая рук столько времени. Потом выпустила овец свободно пастись, терпеливо объясняя, что они никогда не наберут жира, если не дать им есть вволю. Потом поручила Алексу (тоже нашла кому!) обучать щенят пасти отару. Ничего глупее, чем эти собаки, с лаем бегающие вокруг овец, Малкольм в жизни не видел!
Но и на этом она не успокоилась. А Маклеода нет дома всего лишь месяц.
Она приказала разобрать на дрова старый прядильный станок и купить два новых. Вместе с Мегги она переходила от хижины к хижине, говорила со старухами, рассматривала их старинные веретена, образцы тканей, выясняла рецепты составления красителей для шерсти, которые готовили из мхов, коры ольхи, папоротника, плодов самбука.
Умом тронуться можно от ее вопросов! Да еще эти проклятые слезы, которые не прекращаются с тех пор, как Маклеод уехал сначала в Инвернесс, а потом в Англию. Малкольм за всю свою жизнь не видел, чтобы женщина пролила столько слез. Джудит постоянно пребывала в одном из двух состояний: либо плакала, либо сердилась, а когда сердилась, то отказывалась готовить и изливала свой гнев на того, кто подворачивался под руку, и чаще всего попадался именно Малкольм.
Характер у нее оказался под стать Маклеодам, да и злилась она не хуже Маклеодов.
Алисдер ни за что бы не уехал, если бы патрули англичан не стали объезжать Тайнан стороной. Объяснение с полковником Харрисоном было не из приятных, но англичанин вполне удовлетворился проведенным расследованием. Невозможно было подвергнуть сомнению следы подков на теле Беннета Хендерсона. Малкольму даже показалось, что смерть капитана не очень огорчила полковника Харрисона. Ходили слухи о странных смертях молодых женщин именно в тех местах, которые патрулировал Хендерсон. И невольно возникла мысль, что полковник оставил Маклеодов в покое, словно хотел извиниться за капитана Беннета Хендерсона.
И хотя Малкольм понимал, что рано или поздно придется смириться с господством англичан в Шотландии, он все же мстил им по мелочам – обманывал английских торговцев, когда мог. Тогда-то Маклеод и уехал на месяц, оставив хозяйство на Малкольма.
Ха-ха! На Малкольма!
Джудит потребовалась всего неделя, чтобы войти в роль полновластной хозяйки.
Старый шотландец пробурчал что-то нечленораздельное, мечтая, чтобы Сара поняла намек и оставила его в покое. Но по ее решительному выражению понял, что обречен разделить с ней дневную трапезу и слушать ее жалобы еще неизвестно сколько.
Уж лучше вонючая мокрая шерсть.
Заметив, что обычно насупившийся Малкольм сегодня выглядит особенно мрачно, Джудит объяснила это натиском Сары. Стоит ли говорить старику, что Сара имеет на него виды. Джудит улыбнулась и решила не делать этого, хотя в глубине души любила упрямого старого шотландца и считала, что будет совсем неплохо, если Сара за ним присмотрит. Это отвлекло бы его от перемен, которыми она сейчас занята.
А перемены Джудит осуществляла точно по задуманному плану. Оставшись в Тайнане, поначалу она трудилась вместе с деревенскими женщинами на сборе картофеля, вилами разрыхляя вскопанную другими землю и выбирая клубни. Руки ее покрылись мозолями и болели, вызывая невольные слезы, но это мало тревожило ее, с такой радостью она работала.
Потом, согнувшись, Джудит выдергивала репу, отрывала от нее зеленую ботву и вместе с другими женщинами перетаскивала к погребу, который придумал Алисдер для хранения овощей.
Каждое утро Джудит надевала чистый фартук и встречалась у колодца с остальными женщинами. Она не жаловалась, не пыталась объяснить свое поведение, и со временем они начали воспринимать ее как свою, одну из них. Джудит работала день изо дня не покладая рук, не обращая внимания на косые взгляды, на приглушенное бормотание, но, когда однажды Мегги подошла к Джудит и увела на поросший мягкой травой пригорок, дала выпить свежей прохладной воды и вытерла пот с ее лица, Джудит поняла, что ее секрет всем известен.
– Нельзя так много работать, Джудит, – сказала Мегги тоном, не терпящим возражений. – В твоем положении это небезопасно.
– Нет, Мегги, – упрямо возразила Джудит. – Я буду работать, как все. Джанет ведь работала без поблажек…
– И потеряла ребенка, Джудит, – прервала ее Мегги. – И вполне возможно, умерла поэтому. Ты хочешь, чтобы и с тобой то же случилось?
– Этот ребенок упрям, как его отец.
– Или мать, – добавила Мегги.
Работать было неизмеримо лучше, чем сидеть в стенах Тайнана и гадать, по какому такому таинственному делу Алисдер уехал через несколько недель после начала весны.
Джудит согласилась оставить тяжелую работу другим, однако не сказала об этом Малкольму, который стоял тогда перед дверью и не хотел выпускать ее, пока она не пообещает, что не станет заниматься тяжелым трудом, а займется прядением, что совпадало с намерениями самой Джудит. Постоянное присутствие и решимость Джудит сделали свое дело и пробили сдержанность деревенских женщин, сблизили ее с ними. Сначала только одна Мегги сидела с ней в прядильне, затем к ним присоединилась Гризелла, за ней – Сара. К концу второй недели большинство женщин клана так или иначе были уже заняты шерстью, а по смеху и разговорам, доносившимся из прядильни, трудно было догадаться, что между Джудит и другими женщинами в прошлом случались разногласия.
Постепенно Джудит начала понимать, что означает для этих людей жертва Алисдера. Если ее еще и не полюбили столь же преданно, как любили хозяина, то хотя бы приняли как свою. Старухи иногда беззлобно ворчали на нее, а женщины помоложе могли и поспорить. Джудит выслушивала их советы, рассказы о своей жизни и начинала чувствовать себя членом одной большой и любящей семьи.
Ее приняли в этой странной земле. Сначала – хозяин, который, узнав о ее прошлом, не отшатнулся в ужасе. Наоборот, окружил ее любовью, сочувствием, защитил своими сильными руками. Затем ее принял и весь клан Маклеодов. Теперь она больше не чувствовала себя одинокой, проходя по деревне. Она улыбалась всем, и все улыбались ей в ответ.
Хотя клановая структура в горах Шотландии медленно, но верно сдавала свои позиции из-за правления англичан и новых экономических условий, здесь клановое устройство жизни еще сохранялось, и Джудит подозревала, что будет сохраняться еще и в будущем, пока в Тайнане останется хоть один Маклеод.
Крошечные тесные хижины сносили, на их месте строили дома с окнами, совсем небольшими, но они уже пропускали внутрь свет и воздух. Дома стали значительно удобнее прежних, потому что в них ставили печи с дымоходами.
В одном из переделанных пустующих домов Алисдер устроил подобие больницы. В деревне насчитывалось более трех сотен обитателей, и не проходило дня, чтобы кто-нибудь не заболел или не поранился.
Для обучения деревенских детей из Эдинбурга выписали учителя. Однако перед его первым уроком Джудит изъяла из его учебных пособий розги и пригрозила, что, если он воспользуется ими хоть раз, его отправят назад.
В Тайнане оседали многие, кто отправлялся на север в поисках работы. Алисдер нанял несколько человек управляться с овцами. Эти молодые люди легко справлялись с работой, которую он им поручал. Мегги собиралась вскоре выйти замуж за одного из Маклеодов, а Сара строила планы в отношении Малкольма. Даже Фиона перестала быть досадной помехой и поселилась у тетушки в Инвернессе, где начала приглядывать себе мужа.
Джудит не замечала ее отсутствия.
Ей не хватало Софи. Могилы Маклеодов обнесли невысокой каменной изгородью, и Джудит часто навещала их, разговаривала с бабушкой, не обращая внимания на беглые, полные сострадания взгляды, которые бросали на нее. После таких посещений ей становилось легче, так же как после слез, которые она проливала, когда никто не видел.
Странное место, эта Шотландия, с холмами и горными вершинами, покрытыми снежными шапками, и с морем, доходящим, казалось, до самого неба, с изумрудно-зелеными долинами, непрекращающимся дождем, который делал страну серой и мрачной, согреваемой только отважными сердцами ее жителей.
Джудит полюбила промозглые дни и суровую красоту моря. Она часто поднималась на вершину холма и с радостью встречала смену времен года, предвкушая тепло Алисдера даже в самые холодные зимние ночи, наслаждалась весенней красотой пробуждающейся природы, летними запахами плодородной земли и терпким прощанием осени.
Она полюбила эту прекрасную землю и с каждым днем все больше понимала: это – ее дом.


Когда несколько недель спустя во двор замка, гремя и раскачиваясь на булыжнике, въехал фургон, Джудит была вне себя от радости, Малкольм ликовал.
Алисдер сбросил вниз несколько сундуков, привязанных к первому фургону. Для второго фургона места во дворе практически не оставалось. Оба фургона были переполнены, да в придачу сопровождались целым зверинцем, будто сошедшим с Ноева ковчега.
Малкольм бросился к Алисдеру, обнял его, изо всех сил прижал к себе. Никогда прежде старик не выражал своих чувств столь откровенно. Он долго тряс руку друга и отпустил ее только по настоянию последнего.
– Все в порядке, Малкольм? – спросил Алисдер.
– А как же, раз ты вернулся, конечно, теперь все в порядке! – проговорил он. Он подождет, попозже расскажет Алисдеру, что с его женой нет сладу, хоть и ходит с животом. Упрямая.
В клетках заливались лаем щенки овчарок, вместе с ними здесь были и котята, любимцы его спутницы. Алисдер прикрикнул на животных. Джудит рассмеялась, осторожно спустилась по ступеням и бросилась в объятия мужа.
Под глазами у него залегли темные круги, будто он совсем не спал, лицо заросло многодневной щетиной, но выглядел он таким же высоким, сильным и крепким, как всегда, одетый в обычную белую полотняную сорочку и черные штаны. Джудит потянула носом. Чистый, свежий запах.
– Что ты делаешь, жена? – Он приподнял и закружил ее.
Джудит рассмеялась и подставила лицо для поцелуя.
Малкольм отошел к входной двери и, прислонясь к косяку, прикрыл глаза. Он долго стоял так, но, когда открыл глаза, они все еще целовались, а молоденькая девушка, сидящая на козлах, выглядела несколько растерянно. Малкольм вздохнул, подошел к фургону и помог девушке спуститься.
– Элизабет! – воскликнула Джудит, вырываясь из объятий Алисдера. Она обнимала сестру, крутила ее и так и эдак, рассматривала и снова обнимала. – О, Алисдер, как же это? Неужели! – Глаза Джудит наполнились слезами.
Малкольм с отвращением фыркнул. Чего-чего, а этих слез он уже насмотрелся.
– Полностью разделяю мнение Малкольма о твоем отце, дорогая, – сказал Алисдер, заметив недовольный взгляд старика.
Он представлял себе, что тот сейчас думает. Но Элизабет не просто еще одна англичанка, она навсегда останется ребенком, удивительно изящное и очаровательное создание. Сквайр Кутбертсон был все тем же глупцом. Он заключил еще одну сделку с шотландцами. На днях вернутся близнецы, а с ними сотня бесплатных овец, в придачу к которым клан Маклеодов получил еще одну из его дочерей.
Малкольм оставил всех и медленно понес в замок один из самых тяжелых чемоданов. Вокруг его ног крутились щенята, разыскивая котят.
– Мне не справиться с этим одному, – прорычал он хозяину. – Помог бы! А то лезут под ноги, шагу ступить не дают!
Алисдер не сдержал улыбки. В обычно тихом дворе сейчас все лаяло, шипело и мяукало.
– Если ты заглянешь в этот зеленый сундук, Малкольм, – крикнул он, широко улыбаясь, – то найдешь хороший запас бренди и еще кое-какие напитки, которые принадлежали раньше отцу Джудит! – Он не стал говорить Малкольму, что купил все это специально для него. Почему-то незаконно добытое бренди всегда вкуснее.
Малкольм рассмеялся, его раздражение, как по волшебству, сменилось восторгом. Да, похоже, все не так уж и плохо!


Прошло более пяти часов после возвращения Алисдера, но только теперь ему удалось остаться наедине с женой. Надо ведь поздороваться по-настоящему, да и округлившийся живот осмотреть. Пока Джудит устраивала Элизабет, Алисдер разгружал фургоны и отчитывался перед старейшинами клана о том, что привез. Когда наконец были даны ответы на все вопросы, все, что нужно, сделано или отложено на потом, Алисдер отправился на поиски жены.
Он нашел ее в хозяйской комнате, она склонилась над постелью, взбивая подушки. Когда Джудит заметила его стоящим в дверях, она распрямилась, продолжая сжимать в руке подушку. Ослепительное солнце заливало светом большую кровать и стул в углу. С моря веяло прохладой и терпким морским запахом.
Алисдер нетерпеливо притянул Джудит к своей груди. Она тихо рассмеялась, подняла голову и заглянула ему в глаза, потом осторожно провела ладонью по заросшей щетиной щеке мужа. Алисдер закрыл глаза, наслаждаясь прикосновением. Глаза Джудит стали еще темнее, губы задрожали.
Слезы медленно текли по ее щекам. Она коснулась шеи Алисдера, подбородка, легко дотронулась до длинных пушистых ресниц, провела пальцами по бровям, носу и губам. Она встала на цыпочки и поцеловала ямочку на подбородке. Она словно впервые изучала лицо мужа, внимательно рассматривая его широко раскрытыми глазами.
Джудит склонила голову набок, обвила шею Алисдера руками и приблизилась к его губам. Он языком слизал ее слезы, и Джудит улыбнулась – щекотно. Однако улыбка была недолгой: Алисдер прильнул к ее губам в жарком поцелуе.
– Алисдер, – прошептала Джудит, – Алисдер. – Это прозвучало как признание в любви.
Он провел языком по краешку ее губ и ощутил вкус слез. Как только его язык прикоснулся к губам Джудит, они раскрылись. Он гладил ее роскошные, отливающие медью волосы, откинул их назад и поцеловал в лоб. Джудит не помнила, как они разделись. Да это было и не важно, главное – прикосновение его обнаженного тела к ней. Она не протестовала, когда он подхватил ее на руки и понес к огромной кровати посередине комнаты.
Они стояли на коленях, равные в любви. Она положила ладони на его плечи, а он сжал ее локти руками. Их разделяли всего несколько дюймов, дыхание смешалось, его улыбка стала отражением ее улыбки. Сердце у Джудит колотилось как сумасшедшее.
До темноты было еще очень далеко, но она ничего не говорила, пока он рассматривал ее, не сопротивлялась, когда взгляд его карих глаз скользил по ее телу. Она и сама с жадностью изучала его, словно выискивая изменения, которые могли случиться за время разлуки.
Алисдер осторожно положил руку на ее уже начавший округляться живот, в его глазах горели радость, изумление, страх.
– Ты не сказала мне. – Он провел пальцем по ее коже. Его ребенок.
– Я не знала. – Она наклонила голову и уперлась лбом в ключицу Алисдера. – Я думала, у меня не может быть детей, – прошептала она. – Не надеялась, что забеременею от тебя. – Она откинула голову назад и улыбнулась ему.
На всем белом свете нет ничего прекраснее влюбленной Джудит!
– Тут главное – почаще заниматься этим, – улыбнулся Алисдер. – Ну и еще, конечно, важно, что я – шотландец.
Он коснулся ее груди кончиками пальцев, потом губами. Джудит тихо застонала, когда он провел языком по нежной округлости соска. Алисдер обнял жену за талию и положил на спину. Джудит гладила ладонями его спину, ощущая твердость крепких мышц, ласкала упругие волоски на его груди. Он приник губам к ее рту, будто хотел выпить ее до дна.
Алисдер за плечи притянул Джудит к себе, пока ее голова не уперлась ему в грудь. Щекой она чувствовала, как тяжело, словно молот, бьется его сердце. Когда он отстранился, Джудит недовольно потянулась к нему. Он улыбнулся, поцеловал ее в кончик носа и пошел в дальний конец комнаты. Джудит наблюдала за мужем и восхищалась его телом. Разве есть на свете кто-нибудь, кто мог бы сравниться красотой с Алисдером? Яркое солнце высветило бы малейший недостаток, если бы он был, но, внимательно разглядывая Алисдера, Джудит не нашла ни единого изъяна.
Он вернулся к постели.
– Хочешь, чтобы я повернулся? Тогда рассмотришь меня со всех сторон.
– Я уже насмотрелась на тебя, – отозвалась Джудит, нежно улыбаясь. – Я ничего не хотела бы изменять в тебе.
– Убедись в этом хорошенько, любовь моя, – сказал он, и его игривый тон вдруг стал серьезным. – Другой возможности у тебя не будет. – Он раскрыл ладонь, в ней лежало обручальное кольцо Софи.
– Что это значит, Алисдер? – шепотом спросила она.
– То, что я должен был сделать давным-давно, Джудит, – пояснил он. – В Шотландии есть четыре способа заключить брак. Церкви поблизости нет, о намерении стать мужем и женой мы уже объявили, а значит, поженились и живем как муж и жена. Думаю, нам надо скрепить наш брак еще раз. – Он улыбнулся. – Поэтому, моя милая, обожаемая жена, мы сейчас совершим последний обряд, скрепляющий наш брак. Заявим о своих намерениях и совокупимся. Согласна ли ты жить со мной, быть моей женой? Будешь ли ты любить меня, мой клан, мой дом? Без сожалений и по доброй воле? – тихо спросил Алисдер, и только чуть заметная хрипотца в голосе выдавала его волнение.
Джудит кивнула, сердце ее было переполнено любовью, в горле стоял комок, она была не в состоянии говорить. Алисдер надел кольцо ей на палец.
Потом он уложил ее на постель и сам вытянулся рядом, положив одну руку на грудь Джудит и подперев второй голову. Он долго лежал так, словно давал Джудит время прийти в себя.
Но ей не нужна была передышка.
Джудит притянула его голову к себе, пытаясь без слов отблагодарить за доброту. Она осыпала его лицо легкими поцелуями, счастливо бормоча что-то. Они стали одним целым, купаясь в золотых лучах солнца, познали совершенство чувств.
Ощутив горячую влагу между ног Джудит, Алисдер медленно вошел в нее, заполнил собой и замер, давая ей время приспособиться. Она соединила руки на его бедрах, прижимая их к себе и побуждая Алисдера войти еще глубже. Это вторжение не делало ее ни победительницей, ни побежденной. Она просто любила.
Каждое движение этого танца любви было старо как мир, но они будто открывали все заново. Алисдер навис над женой, лаская языком ее язык. Она выгнулась, будто умоляя его заполнить ее вновь. Изумленный крик сорвался с ее уст, когда он принялся ласкать пальцами открытую навстречу ему жаркую влажную плоть. Джудит наслаждалась его близостью, вдыхала аромат его тела, ощущала вкус его кожи. Движения Алисдера внутри нее были медленными, неторопливыми. Они сводили Джудит с ума и дарили ощущение блаженного единения. Каким-то непостижимым образом она знала, что Алисдер сейчас испытывает то же, что и она: горит огнем и в упоении проваливается в блаженную бездну.
– Алисдер, – прошептала она.
– Да, любовь моя?
– Я восхищаюсь шотландскими традициями и не сомневаюсь, что теперь наш брак совершенно законен, но я бы не отказалась и от священника.
Алисдер усмехнулся, представив, как удивится Джудит прибытию в Тайнан гостя из Инвернесса. Священник должен приехать через несколько дней, чтобы окончательно освятить их брак. И тогда уже не будет пары, которая прошла через большее число брачных обрядов, чем они с Джудит.
Она вздохнула и плотнее прижалась к Алисдеру.
– Не бросай меня, – пробормотала она, смотря на него затуманенными глазами.
– Я никогда не покину тебя, любовь моя, – проникновенно произнес он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обещание любви - Рэнни Карен



Очень интересная книга .Читайте !
Обещание любви - Рэнни КаренМарина
23.09.2011, 9.13





очень понравилось
Обещание любви - Рэнни КаренПоли
23.09.2011, 23.46





рассказ прекрасный
Обещание любви - Рэнни Кареняна
3.01.2012, 2.32





очень интересный роман всем советую!
Обещание любви - Рэнни КаренОльга
14.09.2012, 11.54





Да,хороший роман.Только садистские сцены и утрированное чувство вины (безосновательное) гл.героини несколько напрягали.9 из 10.
Обещание любви - Рэнни КаренГандира
31.10.2013, 23.52





Очень хороший роман!Главный герой молодец.Настоящий мужчина!!!
Обещание любви - Рэнни КаренЛАУРА
25.11.2013, 4.41





По жизни имею наблюдение, как невинная девочка, несмотря на предупреждения, вышла замуж за бывшего ЗеКа. Она жила хуже, чем описано в романе. Попутно он тиранил ее мать. Это продолжалось более 20-ти лет и они не могли под угрозой жизни от него избавиться. Он трахал ее даже в ушной проход. Так что все, что описано в романе, вполне реалистично.
Обещание любви - Рэнни КаренВ.З.,65л.
26.12.2013, 11.00





Сколько ляпов по истории: Камберледский мясник был герцог, а не граф, битва при Каллодене в 1846, так что не могла мамаша вождя сбежать после битвы в 45м... Картошка не была широко распространена...чтоб ее копали среди зимы... Да и битва была в апреле... Странным образом погибшие девушки не могли пройти мимо внимания властей - виновного все равно искали бы, хотя бы и не там... Там еще много чего не так, а вот насилие - вполне реалистично. Очевидно, автор с этим где-то жестоко столкнулся и был потрясен.
Обещание любви - Рэнни КаренKotyana
5.01.2014, 19.53





Роман хороший, несмотря на описание жутких сцен насилия. А то что есть исторические ляпы, то не все сильны в истории России, не говоря уже об истории Шотландии, и многие это могут просто не заметить. А автор просто домыслили и написала, за что ей и спасибо!
Обещание любви - Рэнни КаренЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
16.07.2014, 21.51





Хороший роман ,г/г выше всех похвал. Читала с удавольствием... 9/10
Обещание любви - Рэнни Каренnatali
14.10.2014, 23.27





К сведению для Kotyana, битва при Каллодене была в 1746г., а не 1846г.Что касается картофеля, то он был завезен в Англию во второй половине 16 века. К моменту событий прошло уже почти два века и кроме того жители Европы сравнительно быстро распробовали картофель и стали употреблять его в пищу. А вот адаптация картофеля в России и на территории современных стран СНГ происходила с большим трудом: на завоевание всенародной любви потребовалось почти два с половиной столетия. Так что, то, что написано в романе про картофель, вполне реально. А Камберленд действительно был герцогом, а не графом. Но этот ляп можно отнести на счет плохого перевода, также этим можно объяснить и год отъезда матери. Не думаю, что автор мог совершить такую грубую ошибку в датах. Ну, и последнее, насчет погибших девушек: по указу все того же Камберленда следовало уничтожить как можно больше шотландцев, причем любым способом. Это исторический факт. И, соответственно, никто не стал бы разбираться из-за убитых шотландцев, тем более женщин.
Обещание любви - Рэнни КаренНатали
16.10.2014, 21.36





Не плохой роман , хорошо написан .... жаль главную героиню ...после такого ,что она прошла , и не так человек будет затравлен и "забит" ... описание убийств и насилия неприятны , особенно чувство гадости вызвала сцена насилия над молодым солдатом ...но , автор видела этот роман так , поэтому прочтя его остался ,конечно, осадок ...Главный герой молодец , терпелив , сдержан и благодаря его отношению к ней, героиня "ожила" ...но всё равно тяжёлый для меня роман был .
Обещание любви - Рэнни КаренВикушка
16.10.2014, 23.52





Можно почитать.
Обещание любви - Рэнни КаренКэт
29.10.2014, 9.39





Не смогла прочитать до конца. В данном романе, на мой взгляд, жутко перебрали с садизмом. Мерзко местами так, что дальше читать пропадает всякое желание.
Обещание любви - Рэнни КаренТаша
2.03.2015, 12.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100