Читать онлайн Обещание любви, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание любви - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание любви - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание любви - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Обещание любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Выдался изумительный осенний день. И даже несмотря на то что горизонт, как обычно, омрачали черные тучи, небо над Тайнаном было ясное и голубое. Несильный, но очень холодный ветер с океана продувал до самых костей. Однако Джудит никогда бы не смогла вспомнить, какой в тот день была погода и затягивали ли небо облака. Для нее этот день навсегда остался в памяти волшебным временем, когда ее ничуть не тревожило прошлое.
Если бы ее спросили, что в тот день доставило ей больше всего радости, она бы не задумываясь ответила: быть с Алисдером. С Алисдером, который смеялся и радовался как мальчишка, но в то же время оставался мужчиной. С Алисдером, который восхищался ее ногами, целовал ей руки и говорил, что она прелестна. С Алисдером, который повалил ее в высохший вереск и поздние цветы и щекотал, и целовал ее так, что смех ее был слышен далеко-далеко.
Тот день начался с нежного поцелуя мужа, разбудившего ее.
– Что бы ты сказала, жена, если бы сегодня мы сбежали от всех дел?
– А чем бы мы занялись?
– Ну, всем, но этим – обязательно, – ответил он, хитро сощурив глаза. – Мне кажется, сегодня будет солнце час или два. Побездельничаем, как богачи, представим, что у нас сундуки набиты золотом?
Джудит уже знала, что Алисдер бывает неотразимо обворожителен, но что он может быть таким весь день – это было для нее неожиданностью. Они будто вернулись в детство, смеялись и резвились как дети, наслаждаясь обществом друг друга.
Джудит открылся свободный человек, чей смех вызывал ответную улыбку на ее лице, человек, который рассказывал ей сказки о карликах и гномах, живущих в горах, и даже попытался обучить ее гэльскому языку, древнему языку его народа.
Начал он с тоста, который на этом древнем языке звучал совершенно нечленораздельно.
– Нет-нет, – рассмеялся Алисдер и, протянув руку, попробовал придать ее губам нужное положение.
– Напрасный труд, Алисдер, я никогда не выговорю этого!
Они сидели на краю обрыва, за спиной у них тянулись ввысь огромные деревья. Алисдер и Джудит вытянули ноги. Джудит шевелила замерзшими пальцами ног, наслаждаясь, что, несмотря на холод, можно сбросить обувь. Алисдер время от времени окидывал взглядом окрестности, убеждаясь, что поблизости нет английских солдат и их рай никто не нарушает.
– Я даже не знаю, что это значит, – сказала она.
– Пусть будут, – перевел Алисдер, перемежая свои слова поцелуями, – все твои дни светлыми, друг мой! Ну ладно, – добавил он, признав наконец, что гэльский явно не дается Джудит. – Буду учить тебя говорить по-шотландски.
– Но ты сам не говоришь по-шотландски, Маклеод. – Джудит с трудом сдерживала улыбку.
Алисдер рассмеялся и произнес длинную фразу, отлично копируя Малкольма:
– Непослушная нога, идущая сама по себе, обязательно или колючку подцепит, или палец сломает.
– Ах вот как! Постараюсь не забыть, когда ты в следующий раз разозлишься из-за чего-нибудь.
– Лучше уж запомни вот это: «Только лентяй не работает в Шотландии».
– Верные слова, Маклеод!
– А как тебе нравится: «Мышка радуется глупости кошки», или вот это: «Тот, кто сует свой длинный нос…»
– Хватит, хватит! – смеясь закричала Джудит, поднимая руки, чтобы остановить его. – Верю, верю, по-шотландски ты говоришь не хуже Малкольма. Нет-нет, – тут же поправилась она, когда Алисдер набросился на нее, чтобы опять щекотать, как утром. – Лучше! Ты говоришь гораздо лучше, чем Малкольм. Ты говоришь по-шотландски лучше всех в мире! Ну прекрати, Алисдер! Хватит!
Он отпустил Джудит, когда ее крики эхом отозвались вокруг. Потом крепко прижал к себе, и они еще долго сидели рядышком, глядя на серо-голубые океанские волны.
– Алисдер, – тихо произнесла Джудит, – расскажи мне о своей семье.
Чтобы задать такой вопрос, требовалось определенное мужество. Он никогда не рассказывал ей об отце, о брате. Все, что ей было известно о семье Маклеод, Джудит узнала от старой Софи и Малкольма.
Сразу он не ответил. И только когда она повернула голову и посмотрела на него, тихо заговорил:
– Нас было двое – Айан и я. – Глаза его по-прежнему были устремлены на океан, словно безбрежный простор отражал его прошлое. – По-моему, отец был бы рад иметь больше детей, но Луиза, моя мать, не желала портить свою внешность, – насмешливо продолжил он.
– Какой был твой отец? – Она прижалась к Алисдеру, он обнял ее и положил подбородок ей на макушку.
– Отец? – Он на мгновение задумался. – Сколько я помню, он всегда смеялся. Хотя теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что у него не было причин для печали. Он имел все, что хотел, – молодую красивую жену родом из Франции, двух сыновей, огромные владения, состояние, которое позволяло выполнять любые капризы.
«Совсем не как сын, – подумала Джудит, – которому достался в наследство разрушенный замок, сильно поредевший клан, пустые лачуги без фермеров, но который, несмотря на все это, не разучился смеяться и улыбаться».
Каким было детство Алисдера, когда Тайнан сверкал роскошью? Наверное, здесь неделями гостили друзья и соседи, факелы освещали путь экипажам, звук обитых железом колес оповещал хозяев о прибытии очередных гостей. Женщины – в шелках и муслинах, жестких кринолинах и башмачках из мягкой кожи, а их мужья – в национальных юбках, сюртуках и сорочках с жабо и кружевами. Наверное, маленький Алисдер с братом с любопытством подглядывали, как прибывают бесчисленные коляски. Была ли у него любимая собака, которая стояла рядом и с обожанием смотрела на него, пока он ласково чесал ее за ухом? Играли ли они с Айаном мальчишками вот на этом месте, где они сейчас сидят? Читал ли он здесь свои любимые книги или мечтал, что станет врачом?
Сколько всего не знала Джудит о своем муже! А хотела знать все.
– По-моему, любимчиком отца был Айан, – спокойно и без обиды продолжил Алисдер. – Когда я вспоминаю отца, я всегда вспоминаю Айана.
– Вы были близки с братом?
Айан… Алисдер всегда видел в нем свое отражение. Они были очень похожи, хотя у Айана волосы были светлые, а у Алисдера почти черные.
– Он был моим лучшим другом, пока я не уехал учиться. – Алисдер не стал рассказывать, что Айан частенько напивался до чертиков, что не мог спокойно пропустить ни одной юбки, что с той же страстью, которую испытывал к женщинам, присоединился к восставшим. – Бабушка говорила, что он не доживет до старости. Наверное, он тоже знал это, и каждую минуту жил полной жизнью, на всю катушку. – В улыбке Алисдера сквозила печаль.
– Тебе не хватает его?
– Да, – тихо согласился Алисдер. – Я очень жалею, что мы так и не помирились. Трудно вспоминать, что последние слова, которые мы сказали друг другу, были полны гнева. Айан был ярым приверженцем восстания, а я – противником. Он любил Принца, восхищался им, а я – нет. Казалось, мы каждую секунду готовы были вцепиться друг другу в горло. Даже в то последнее утро…
– А твоя мать, Алисдер? Почему ты никогда не говоришь о ней?
«Какое любопытство! – с улыбкой подумал Алисдер. – Прекрасная Луиза? Да, это уже совсем другая история. Капризная, избалованная дочь графа считала, что муж ей неровня. Только шелк был достоин ласкать ее молочную кожу, а нежные поцелуи ребенка были слишком грубы для нее. Она выписывала себе скрипачей для услады слуха, но запрещала языческие звуки волынки. Она оглядывалась на величественную красоту принадлежащей ей земли и не замечала ее, как не замечала любовь младшего сына, который был слишком похож на ее мужа, а не на нее. После гибели мужа и старшего сына она носила траур, но только до тех пор, пока не появилась возможность сбежать из Шотландии в более безопасное место. Через неделю после Каллоденской битвы она была уже далеко от Тайнана, начисто забыв о клане, который своими жизнями защищал ее».
– Ты не хочешь говорить о ней?
Алисдер вздохнул:
– Не то что не хочу, просто не знаю, Джудит. Как объяснить тебе? Она настаивала на том, чтобы говорили дома по-французски, хотя отец был против. Тратила огромные деньги, устраивала пышные приемы и здесь, и в Эдинбурге.
– А твой отец когда-нибудь выражал недовольство?
Алисдер задумался, вспоминая прошлое.
– Нет, пожалуй. Я уже говорил, он был счастливым человеком.
– А ты не думаешь, что она делала его счастливым?
– Теперь это уже не имеет значения, она очень быстро оправилась после его смерти. С того дня ни разу не произнесла его имя, и, Бог свидетель, сразу после его похорон уехала во Францию. – В словах его слышались обида и горечь.
– Возможно, – сказала Джудит, желая успокоить Алисдера, – ей было тяжело оставаться здесь? А вдруг горе разрывало ее сердце и она не могла оставаться со своими воспоминаниями?
– Может, ты и права. – Он потерся щекой о ее волосы. – Ты иногда слишком сердобольна, Джудит. Не думаю, что Луиза достойна твоего сострадания.
– Но ведь она – твоя мать, Алисдер, – тихо произнесла Джудит, – а значит, достойна.
Он улыбнулся и быстро поцеловал ее.
– А какой ты был в детстве?
– Ага, наконец дошла очередь и до меня?
– Конечно, а ты думал, тебя минует? Представляю, какой ты был плут, – улыбнулась Джудит.
Алисдер подумал, что в это мгновение она сама как ребенок. Он пожалел, что не в силах остановить время, чтобы она всегда вот так же светилась счастьем, чтобы искрились весельем глаза, а лицо смягчала радость.
– Ты шалил и не слушался? Целовался с девчонками и заставлял мечтать о себе?
– Целовал всех. Меня единственного отправили отсюда в закрытую школу, все мои подружки рыдали, уткнувшись в колени нянькам.
– Нетрудно поверить.
– Еще бы, – обиженно сказал Алисдер. – Но должен сказать, я был и лучшим из детей. Я всех слушался, с уважением относился к старшим, покорно ел овсянку и все, что ставили передо мной.
– Ты вырос в прелестного человека.
– Прелестного? Женщина, ты говоришь обо мне, будто о цветке. Полагаю, можно сказать, что я красивый, храбрый, решительный, неотразимый, отчаянный, только не прелестный, прошу тебя.
– Нет, прелестный! – тоном, не терпящим возражения, произнесла Джудит. – Я так решила. С этого мгновения ты – Алисдер Прелестный.
На этот раз Алисдер щекотал ее до тех пор, пока она не признала свою ошибку.
– Ладно, ладно! Ты такой, как сказал о себе, – засмеялась Джудит.
Потом они спустились к океану, и Алисдер показал ей свое любимое убежище, где он частенько прятался в детстве: небольшую выемку в скалах на берегу, прикрытую со стороны воды густым кустарником. Попасть туда можно было только во время отлива. Джудит энергично покачала головой, когда он спросил, не хочет ли она исследовать это убежище.
Они шли по берегу, усеянному огромными валунами, такими же, как и те, из которых был сложен Тайнан. Джудит и Алисдер как дети играли с набегавшими волнами, а потом одним махом взобрались по крутому берегу наверх и остановились, чтобы перевести дыхание.
Алисдер показал жене дерево, на котором еще в детстве сделал отметку, и место, где убил своего первого оленя, хотя даже сейчас, спустя много лет, вспоминал об этом с сожалением и стыдом.
– Мне и тогда было неприятно, – чистосердечно признался он, – особенно когда помазали щеки кровью. Я старался держаться как настоящий мужчина, но так и не пристрастился к охоте. Зато пристрастился к кое-чему другому. – Он резко изменил тему разговора.
Джудит хихикнула и залилась стыдливым румянцем, когда Алисдер положил ей руку на грудь и зашептал на ухо:
– Вернемся в нашу спальню?
– Ты больше ни о чем не думаешь? – возразила Джудит, делая попытку отстраниться от него.
– Думаю, но об этом думаю больше всего, – с улыбкой сознался он. – И в этом виновата ты, Джудит.
– Как это?
– Если бы ты не была так восприимчива к моим ласкам, не загоралась бы в моих руках мгновенно, я бы еще мог подождать несколько часов.
Джудит смущенно опустила голову. Алисдер остался доволен воздействием своих слов. Он подхватил ее на руки, словно новорожденного ягненка, и понес в противоположную от деревни сторону.
Джудит всегда нравилась Алисдеру, но он не подозревал, что она окажется столь пленительна. Он испытывал к ней не только сострадание и жалость, но, как ни странно, понимание и влечение. Он наслаждался ее близостью. Он знал, когда она входила в комнату: будто сияние исходило от нее. Он чувствовал ее боль, когда рядом заговаривали о детях, помнил ее взгляд, когда она следила за тем, как женщины, лаская и тиская, передавали с рук на руки маленького Дугласа. По выражению глаз знал, что она сердится, видел, когда она испытывает обиду. Как бы он хотел, чтобы она всегда смеялась, как сейчас, чтобы заливалась румянцем от пальцев ног до кончика носа.
Держа жену на руках, Алисдер вошел в заброшенную фермерскую хижину из глины и камня, одну из тех, что прилепилась к склону невысокого пригорка. Внутри было темно и пахло сыростью. Свет проникал через дымовое отверстие и множество мелких прорех в старой соломенной крыше. Из мебели осталась только старая продавленная кровать в углу.
Насколько возможно, Алисдер прикрыл покосившуюся дверь, но все равно любой прохожий мог заглянуть в щель и увидеть, что происходит внутри. Это место едва ли подходило для любовных утех. Но когда Алисдер покружил Джудит на руках, а потом прижал к своей груди, сырость, мышиная возня и не до конца прикрытая дверь вдруг перестали иметь значение.
Алисдер ласково взял ее лицо в ладони. Даже в тусклом свете хижины было видно, как оно светилось желанием: глаза искрились от счастья, а губы изогнулись в ожидании поцелуя.
Алисдер наклонился и кончиком языка обвел их контуры. Джудит прижалась к нему, вцепившись пальцами в его плечи. Алисдер поцеловал ее, их языки встретились, и Алисдер понял, что она испытывает такое же нетерпение, что и он. С губ Джудит слетел тихий стон.
Она обвила шею Алисдера руками, словно внезапно ощутила необходимость в опоре. Он положил ей на грудь ладони. Даже сквозь грубую шерстяную ткань платья Джудит почувствовала тепло, исходящее от них.
Она услышала раскаты грома, но не обратила на них внимания. Здесь, в горах, всегда идет дождь. Алисдер поцеловал ее закрытые глаза, нос. Пальцы его нежно перебирали пряди шелковистых волос. Джудит испытывала спокойную радость, а не страх.
Первые капли дождя не нарушили безмятежности Джудит. Сейчас только одно имело значение – вкус губ Алисдера, пьянящее ощущение его силы, его мускулистые ноги, плотно прижатые к ее бедрам. Страх от одной мысли о мужском прикосновении сменился трепетным, радостным ожиданием.
Дождь продолжался, не мягкий тихий дождик, привычный для Англии, а настоящий ливень, который очень быстро превратил тропинку, по которой они пришли, в грязный водяной поток. Дождь барабанил по соломенной крыше, с шумом падал со скалы. Хижину потому и покинули когда-то, что ее постоянно заливало и жить в ней стало невозможно.
Дымовое отверстие служило отличным входом для потоков дождевой воды, которые мгновенно залили утрамбованный земляной пол лачуги.
Алисдер видел, как хлещет сверху вода, но был слишком увлечен жаждущими губами, теплым влажным ртом, ответной страстью Джудит, распускающейся подобно цветку. Платье мешало Алисдеру, а память подсказывала, как горяча, влажна и нетерпелива ее плоть. Но сквозь туман желания вдруг пробилось какое-то постороннее ощущение. Джудит немного отстранилась от Алисдера и с досадой поняла, что промокла уже насквозь.
Она сделала шаг назад и едва не упала в воду, доходившую уже до лодыжек. Алисдер протянул ей руку, чтобы поддержать, и опять притянул в свои объятия. Она прижалась лбом к его груди, ощутив мокрую ткань рубашки, и едва слышно рассмеялась.
– Похоже, я выбрал не самое удачное место, – расхохотался Алисдер. Насквозь промокшие штаны подобно перчатке обтягивали его мускулистые ноги и выделявшуюся плоть, напоминая, что он уже с трудом владеет собой. – Правда, могло быть и хуже.
– Хуже? – задыхаясь от смеха, переспросила Джудит.
– Ну, – начал Алисдер и на секунду задумался, – могла бы стоять зима. – Джудит застонала. – Или, – прошептал он, – мы могли бы быть голыми.
Она с подозрением покосилась на него, сделала шаг назад, наступила на мокрый подол платья и упала навзничь, едва не ударившись о спинку старой кровати.
Смех Алисдера сотрясал стены хижины не хуже самой бури. Он опустился на колени рядом с Джудит и помог ей подняться, не замечая, что и сам уже весь в грязи. Джудит была покрыта слоем скользкой, с едким запахом грязи. Алисдер обнюхал ее и опять расхохотался.
Грубая ткань платья намокла, юбки тянули книзу, жижа под ногами мешала двигаться. Джудит отмахнулась от рук Алисдера и попыталась встать, но он притянул ее к себе.
Она опять хотела подняться, но Алисдер ухватил ее за воротник и слегка потянул. Выношенная ткань не выдержала и порвалась вместе с нижней сорочкой. Вид обнаженной Джудит, покрытой с ног до головы грязью, уже не вызывал смеха.
Алисдер прижал ее к себе и стал целовать. Джудит постепенно успокоилась, забыв, что происходит вокруг. Она раскрыла губы и приняла поцелуй Алисдера. Он немного отступил от жены, снял мокрую насквозь рубашку и отшвырнул ее в сторону. Сквозь дырявую крышу вместе с потоком воды сыпались листья и травинки, которые прилипали к мокрым телам Алисдера и Джудит. Скользкая от дождя грудь Джудит прижалась к покрытой волосками груди Алисдера, которые приятно покалывали соски и возбуждали ее еще больше. Джудит застонала, Алисдер поцелуем заглушил стон.
Капли дождя безжалостно стучали по обнаженным плечам Джудит. Алисдер наклонился и начал слизывать языком капли воды, стекающие с ее отвердевших сосков. Джудит выгнулась навстречу его рту.
Алисдер отодвинулся от нее и, не обращая внимания на приглушенные протесты, снял с себя оставшуюся одежду и отшвырнул в угол, где ее тут же подхватил поток грязной воды.
Он повернулся к Джудит и приподнял ее так, чтобы ее талия оказалась на одном уровне с его талией.
– Обними меня ногами, любимая, – прохрипел он, чувствуя, как она открывается ему навстречу.
Он немного опустил Джудит и вошел в ее горячее, жаркое лоно. Вода поднималась все выше, идти было некуда, но двигаться – можно. Джудит держалась за Алисдера, крепко обнимая его сильное тело ногами и руками, а он медленно двигался внутри нее. Дождь стекал по ее спине, но Джудит не замечала его, сосредоточившись на восхитительных ощущениях, которые вызывал в ней Алисдер.
Он был единственным источником тепла в промокшей и остывшей хижине. Она склонилась к его плечу, зубами впилась ему в кожу. Алисдер едва не потерял остатки самообладания, поняв, насколько Джудит возбуждена. Но он решил сдержаться: пусть она испытает наслаждение первой.
Алисдер прижал жену спиной к стене, превратившейся из-за потоков воды в раскисшую грязь. Дождь накрывал их словно простыня. Большими пальцами Алисдер стал ласкать ее соски. Он прижимался к ней все сильнее, двигая вверх и вниз бедрами. Она стала частью земли, частью его. Вдруг он замер, Джудит впилась ему в плечи ногтями, и оба содрогнулись от накатившего на них экстаза. Время остановилось.
Наконец Алисдер пошевелился. Он подхватил ладонями ягодицы Джудит и, крепко держа ее, осторожно перенес на кровать и положил посередине мокрого матраца. Сам он лег рядом и притянул ее к себе. Они молча лежали и следили, как через неплотно прикрытую дверь хижины вода вытекает наружу, унося с собой мусор.
Алисдер Маклеод, глава клана Маклеодов, последний оставшийся в живых представитель древней знатной воинской династии, лежал на промокшей кровати со своей женой-англичанкой и громко смеялся. Ему только что пришло в голову, что его штаны давным-давно выплыли из хижины вместе с соломой и листьями и теперь их уносит потоком все дальше и дальше.
Джудит искоса посмотрела на мужа и, не сдержавшись, улыбнулась в ответ. Алисдер очень заразительно смеялся! Как ей хорошо сейчас! Алисдер стер рукой грязь с ее щек. От нее воняло. Ужасно. Алисдеру показалось очень странным то, что он хотел ее с такой страстью, хотел грязную, пахнувшую хлевом. А может, и вовсе не странно? Он ласково поцеловал Джудит:
– Помнишь, как мы возвращались в Тайнан голые?
Джудит поежилась.
– На глазах всего клана? Отлично помню, Маклеод, во всех подробностях. Такое нелегко забыть.
– Боюсь, Джудит, сегодня нам придется повторить то же самое, – проговорил он, дьявольски усмехаясь.
Джудит посмотрела широко раскрытыми глазами сначала на него, потом в угол, куда они бросили мокрую одежду. Конечно, старое платье без труда разорвалось, но хоть как-то могло бы прикрыть ее наготу. Увы, оно уплыло вместе со штанами Алисдера.
– Не может быть, – простонала она.
– Поверь мне, Джудит, – усмехнулся он. – А когда ливень закончится, приготовься увидеть множество любопытных глаз.
Она в сердцах ударила его кулаком по руке, лежащей у нее на животе.
– Тебе хорошо, Маклеод, тебе не так много прикрывать, – проговорила она с досадой.
Алисдер рассмеялся так раскатисто, что, казалось, крыша у них над головами задрожала.
– Ах, Джудит, – сказал он, не переставая смеяться, – ты еще не все знаешь о мужчинах.
Алисдер встал, и Джудит поняла, что он имеет в виду. Она оценивающе посмотрела на мужа и нахмурилась:
– Неужели ты не можешь справиться с собой?
– Здесь приказы не помогают, мой маленький генерал, – улыбнулся он.
– Так сделай что-нибудь.
– Сделать можно, к счастью, только одно.
Джудит была по натуре человеком добрым, поэтому помогла ему. Она обнаружила, что Маклеод обладал чудесной способностью быстро восстанавливать силу, которую превосходила разве что ее собственная. А еще она обнаружила, что Алисдер способен заставить ее забыть о самых невероятных обстоятельствах, даже таких, как грязь, стекающая по спине, и мерно капающая с дырявой крыши вода.
Маклеод прошел через всю деревню совершенно голый, с женой на руках. Он не мог сдержать улыбки, озарившей его лицо, приветствуя стариков, которые с завистью смотрели на них, вспоминая свою молодость. Улыбался женщинам, которые от смущения прикрывали фартуками лица и торопливо забегали в дома.
Да, жена-англичанка имеет свои преимущества.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обещание любви - Рэнни Карен



Очень интересная книга .Читайте !
Обещание любви - Рэнни КаренМарина
23.09.2011, 9.13





очень понравилось
Обещание любви - Рэнни КаренПоли
23.09.2011, 23.46





рассказ прекрасный
Обещание любви - Рэнни Кареняна
3.01.2012, 2.32





очень интересный роман всем советую!
Обещание любви - Рэнни КаренОльга
14.09.2012, 11.54





Да,хороший роман.Только садистские сцены и утрированное чувство вины (безосновательное) гл.героини несколько напрягали.9 из 10.
Обещание любви - Рэнни КаренГандира
31.10.2013, 23.52





Очень хороший роман!Главный герой молодец.Настоящий мужчина!!!
Обещание любви - Рэнни КаренЛАУРА
25.11.2013, 4.41





По жизни имею наблюдение, как невинная девочка, несмотря на предупреждения, вышла замуж за бывшего ЗеКа. Она жила хуже, чем описано в романе. Попутно он тиранил ее мать. Это продолжалось более 20-ти лет и они не могли под угрозой жизни от него избавиться. Он трахал ее даже в ушной проход. Так что все, что описано в романе, вполне реалистично.
Обещание любви - Рэнни КаренВ.З.,65л.
26.12.2013, 11.00





Сколько ляпов по истории: Камберледский мясник был герцог, а не граф, битва при Каллодене в 1846, так что не могла мамаша вождя сбежать после битвы в 45м... Картошка не была широко распространена...чтоб ее копали среди зимы... Да и битва была в апреле... Странным образом погибшие девушки не могли пройти мимо внимания властей - виновного все равно искали бы, хотя бы и не там... Там еще много чего не так, а вот насилие - вполне реалистично. Очевидно, автор с этим где-то жестоко столкнулся и был потрясен.
Обещание любви - Рэнни КаренKotyana
5.01.2014, 19.53





Роман хороший, несмотря на описание жутких сцен насилия. А то что есть исторические ляпы, то не все сильны в истории России, не говоря уже об истории Шотландии, и многие это могут просто не заметить. А автор просто домыслили и написала, за что ей и спасибо!
Обещание любви - Рэнни КаренЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
16.07.2014, 21.51





Хороший роман ,г/г выше всех похвал. Читала с удавольствием... 9/10
Обещание любви - Рэнни Каренnatali
14.10.2014, 23.27





К сведению для Kotyana, битва при Каллодене была в 1746г., а не 1846г.Что касается картофеля, то он был завезен в Англию во второй половине 16 века. К моменту событий прошло уже почти два века и кроме того жители Европы сравнительно быстро распробовали картофель и стали употреблять его в пищу. А вот адаптация картофеля в России и на территории современных стран СНГ происходила с большим трудом: на завоевание всенародной любви потребовалось почти два с половиной столетия. Так что, то, что написано в романе про картофель, вполне реально. А Камберленд действительно был герцогом, а не графом. Но этот ляп можно отнести на счет плохого перевода, также этим можно объяснить и год отъезда матери. Не думаю, что автор мог совершить такую грубую ошибку в датах. Ну, и последнее, насчет погибших девушек: по указу все того же Камберленда следовало уничтожить как можно больше шотландцев, причем любым способом. Это исторический факт. И, соответственно, никто не стал бы разбираться из-за убитых шотландцев, тем более женщин.
Обещание любви - Рэнни КаренНатали
16.10.2014, 21.36





Не плохой роман , хорошо написан .... жаль главную героиню ...после такого ,что она прошла , и не так человек будет затравлен и "забит" ... описание убийств и насилия неприятны , особенно чувство гадости вызвала сцена насилия над молодым солдатом ...но , автор видела этот роман так , поэтому прочтя его остался ,конечно, осадок ...Главный герой молодец , терпелив , сдержан и благодаря его отношению к ней, героиня "ожила" ...но всё равно тяжёлый для меня роман был .
Обещание любви - Рэнни КаренВикушка
16.10.2014, 23.52





Можно почитать.
Обещание любви - Рэнни КаренКэт
29.10.2014, 9.39





Не смогла прочитать до конца. В данном романе, на мой взгляд, жутко перебрали с садизмом. Мерзко местами так, что дальше читать пропадает всякое желание.
Обещание любви - Рэнни КаренТаша
2.03.2015, 12.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100