Читать онлайн Когда он вернется, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда он вернется - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда он вернется - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда он вернется - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Когда он вернется

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Переодеваться в сухое сейчас не имеет смысла, решил Аласдер. Дождь и не думает переставать, так что он все равно опять промокнет. Вот когда корабль выйдет из пролива, он сменит одежду и насладится теплом жаровни, которую принесет с камбуза. Эти мысли вызвали у него еще одну.
Где он будет спать этой ночью?
Сон под открытым небом был приятной альтернативой душной каюте, и в хорошую погоду Аласдер с удовольствием располагался на палубе. Не гнушался он спать и с командой в кубрике. Но сейчас у него были двое матросов сверх обычного экипажа, они и так уже тянули жребий, кому спать в гамаке. Он не станет занимать не принадлежащее ему место.
Ветер с шумом трепал паруса, палуба «Стойкого» ходила ходуном у него под ногами. Раскаты грома следовали один за другим, молнии то и дело ударяли в скалы, будто предупреждая, что не стоит покидать бухту. Да, Шотландия не так-то просто с ним расстается, размышлял Аласдер, глядя на разбушевавшуюся стихию, но все же отдал приказ поднять якоря.
У штурвала стоял его самый опытный рулевой.
– Генриетта была права, – сказал подошедший Дэниел.
– Я думал, что ее предсказание касалось вчерашнего дня. – Аласдер покосился на своего первого помощника. – Или она предсказывает не по расписанию?
И почему эта кошка не предсказала ему, что из него сделают нищего и мужа, с горечью подумал Аласдер.
– Кок просил узнать, готовить ли ему горячий ужин, капитан. – Дэниел проигнорировал шутку Аласдера в адрес кошки. Когда он считал себя правым, то обычно только хитро улыбался.
– Передай коку, чтобы не разжигал плиту до тех пор, пока не кончится шторм.
Дэниел ушел, а Аласдер увидел, что надо приспустить паруса, потому что корабль слишком сильно раскачивался под порывами ветра. Он отдал приказание матросам, которые тут же стали взбираться по мачтам и исчезали в тумане, окутывавшем верхушки мачт.
Сильный порыв ветра чуть было не сбил Аласдера с ног. Неужели шторм будет преследовать их до самого устья реки Кониг-Финт? Макреи опять покидали Шотландию, и гроза, казалось, гнала их, как будто в наказание.
Аласдер слышал рассказы о первом исходе шотландцев, когда его родители поженились на борту корабля под звуки волынки, на которой играл его двоюродный дед Хэмиш. Звуки волынки и сейчас слышались Аласдеру в шуме и свисте ветра.
В следующие мгновения шторм словно бы даже еще усилился. Подводное течение озера Лох-Улисс то поднимало вверх, то опускало вниз нос «Стойкого», гром гремел над самыми верхушками мачт, а молнии освещали долины по обеим сторонам озера.
Аласдер вдруг заметил, что они идут слишком близко к берегу.
– Пусть люди спускаются с мачт, – отдал он приказ Дэниелу. Во время шторма канаты были для человека опаснее всего. Матросов могло сбросить в море не только силой ветра: в мачты могла ударить молния.
– Боюсь, что шторм продлится всю ночь, – прокричал в ответ Дэниел. – Неужели мы пойдем в пролив при такой грозе?
– Мы остановимся и переждем шторм.
Выбора не было. Они были слишком близко к берегу и в темноте могли затонуть.
Они все могут погибнуть.
Изабел сидела на краю койки, вцепившись в нее потными руками. Матрас был набит какими-то травами, и в другое время их запах успокаивал бы. Но не в шторм, который и на суше был достаточно страшным, а сейчас казался чудовищем, обитавшим в озере.
Из осторожности она погасила фонарь и теперь сидела в темноте, шепча дрожащими губами молитвы. Всевышний, очевидно, был на стороне природы, потому что корабль стало швырять из стороны в сторону. Корзина скользнула по полу и ударилась о край койки. Даже тяжелый кусок мрамора и тот сдвинулся с места и со стуком ударился о стену. Другие предметы в каюте были, видимо, привинчены к полу и стенам.
Неожиданно корабль так содрогнулся, что Изабел не удержалась, упала на пол, и так сильно ударилась, что вскрикнула от боли.
Потом она осторожно перевернулась на живот и прижалась ладонями и щекой к прохладным доскам.
Она ни о чем не могла думать, только о боли, сжимавшей грудь и затруднявшей дыхание. Тошнота волнами подступала к горлу.
Изабел не знала, сколько прошло времени. Дважды она пыталась пошевелиться, но боль тут же давала о себе знать. В третий раз ей удалось встать на колени. Но тут корабль снова качнуло, и ей пришлось вцепиться в край койки, чтобы снова не упасть.
Если бы боль имела цвет, подумала Изабел, то она, наверное, была бы золотой и ярко-красной. У мужества тоже могут быть разные цвета. В ее случае это скорее всего розовый или коралловый, но никак не желтый и не зеленый.
В какой-то момент шторм, видимо, немного стих, качка стала не такой сильной, и Изабел положила голову на матрас. Но для того, чтобы лечь, ей пришлось бы сначала встать, а на это у нее уже не было сил.
Дверь неожиданно распахнулась, и полная темнота окрасилась водянистым серым цветом. В дверях маячила какая-то фигура. Краем глаза Изабел увидела, что это не юнга, который отнесся к ней столь неодобрительно, а сам Макрей.
Он вошел – и в каюте стало еще меньше места, – зажег фонарь и посмотрел на Изабел. Сцена казалась какой-то ирреальной. Они могли бы быть незнакомыми людьми, пути которых неожиданно пересеклись, и каждый хотел укрыться здесь от бури.
– Ты не заболела, Изабел? – Аласдер убрал экран иллюминатора, и в каюте стало значительно светлее. Шторм уже пошел на убыль и скоро кончится, – сказал он таким тоном, будто успокаивал испуганного ребенка. – Ты скоро привыкнешь к качке, и тошнота пройдет.
Он приблизился к ней, а она закрыла глаза, не в силах справиться одновременно и с присутствием Макрея, и с болью. Сейчас все ее внимание занимал ушибленный бок.
Изабел покачала головой. Если он до нее дотронется, то она зарыдает. И ее с таким трудом завоеванное мужество выльется вместе со слезами.
– Ты ушиблась?
Она опять покачала головой, но это не успокоило Аласдера. Прежде чем Изабел успела понять, что он делает, он поднял ее на руки. Страшная, всепроникающая боль пронзила ее. Она больше не могла ни думать, ни говорить, и только в отчаянии цеплялась пальцами за его мокрую рубашку.
Аласдер наклонил голову, и Изабел прошептала одно-единственное слово мольбы:
– Пожалуйста.
Он осторожно опустил ее на койку и встал на колени.
– Что случилось, Изабел? Ты ушиблась, когда упала в яму?
Удивившись, что он это помнит, она открыла глаза и и» фетилась с его внимательным взглядом. Его лицо было мокрым от дождя, брови сдвинуты, губы сжаты.
– Все еще болит? – Аласдер протянул руку, собирали, расстегнуть жакет.
Изабел чувствовала прикосновение его рук, но не мог™ и ному воспрепятствовать. Она только нашла его пальцы и сжала их, чтобы как-то остановить его.
– Изабел, – нежно прошептал он.
Когда его пальцы двинулись вверх, она посмотрела ему в глаза. Неужели он думает уложить ее в постель прямо сейчас?
– Ты не можешь мне это запретить, Изабел.
Он осторожно расстегнул жакет, а затем и кожаный корсет; когда показалась ее нижняя сорочка, Изабел залилась краской смущения.
– Тебе придется встать, – сказал Аласдер, поднимаясь.
Неужели она должна принять позу овцы? Но этот вопрос был моментально вытеснен острой болью, когда Аласдер, просунув руку под шею Изабел, попытался ее поднять. Изабел вскрикнула.
Он сразу же положил ее обратно. Достав из сапога нож, разрезал сорочку.
– Боже милостивый! Изабел! Что ты с собой сделала?
Она опустила глаза. Там, где накануне была лишь легкая краснота, сегодня от самой подмышки до талии все было багрово-красным.
– Тебя не лечили, что ли?
Поскольку его голос был участливым, а глаза светились добротой, она заставила себя сказать, превозмогая боль:
– Нет.
Не говоря больше ни слова, он снял с нее жакет. Изабел закрыла глаза, сосредоточив внимание не на Макрее, а на трюке, который она изобрела уже давно. Если думать только о боли, с ней можно справиться. Иначе она прорвет защитную реакцию организма и завладеет им полностью.
Просунув руку ей под спину, Аласдер осторожно вытащил корсет и бросил его на пол. То же самое он проделал с сорочкой – нетерпеливо, но очень ловко.
Изабел положила правую руку на левое плечо, прикрыв таким образом грудь. Это была жалкая попытка, но жест был инстинктивным.
Макрей между тем отодвинул ногой ее корзину и вытащил из ящика комода таз и кувшин. Поставив их на крышку корзины, он достал из другого ящика кусок ткани и два небольших пузырька.
Присев на край постели, Аласдер положил руку на обнаженный бок Изабел. Ей захотелось, чтобы боль отступила, дав ей возможность насладиться странным ощущением от прикосновения другого человека. А он, едва касаясь, провел пальцем по одному ребру, потом по другому.
– Где больше всего болит?
Везде, сразу же подумала она, но поняла, что это было не так, когда он дотронулся до места, которое вызвало резкую боль.
– Здесь, – выдохнула она.
– Ты либо здорово ушиблась, либо у тебя сломано ребро. Почему ты мне ничего не сказала?
А что она могла сказать?
– Ты могла бы дать мне понять, что тебе больно. – И взяв ее за подбородок, он повернул к себе ее лицо и дождался, чтобы она открыла глаза. – Например, когда мы возвращались в Гилмур.
– Значит, вы подождете? – спросила она. – Мы пока поляжем?.. – добавила она на случай, если он не понял.
– У меня нет желания укладывать тебя в постель, Изабел. Я лишь хочу полечить твои ушибы.
Аласдер поднялся. Изабел смотрела на него во все глаза. Она вовсе не имела в виду, что намерена избежать исполнения своего супружеского долга. Но Макрей, кажется, почувствовал облегчение.
Он достал из комода небольшой кувшинчик, заткнутый пробкой, вылил из него немного жидкости в чашку, добавил воды и размешал пальцем получившуюся смесь.
– Выпей это как можно быстрее, чтобы не почувствовать горечи, – сказал он, протягивая ей чашку. – Это немного облегчит боль.
– А что это?
– Маковый сок.
Она никогда о таком не слышала и посмотрела на Аласдера с недоверием.
– Не бойся. Я не причиню тебе зла, Изабел.
Она кивнула и быстро проглотила снадобье.
– Вода, должно быть, холодная. – Аласдер наполнил таз водой из стоявшего рядом кувшина. – Огонь на камбузе во время шторма не разжигали, – пояснил он.
– Ничего страшного.
Какие они оба вежливые, усмехнулась про себя Изабел. С его одежды течет вода, а он разыгрывает из себя няньку. А она лежит на постели вся в синяках и ссадинах, с обнаженной грудью...
Очень странная первая брачная ночь.
Макрей намочил тряпку в воде и, слегка отжав, приложил ее к больному боку. Изабел стиснула зубы, чтобы не застонать.
Пока он осторожно обмывал ее, она смотрела в потолок и разглядывала детали деревянной обшивки, чтобы отвлечься от болезненных ощущений, вызванных прикосновениями холодной тряпки.
– Боюсь, что это еще не самое страшное, – сказал Аласдер, словно угадав ее мысли.
Изабел кивнула. Говорить она не могла. Она была так смущена, что слова застревали у нее в горле. При этом она странным образом чувствовала себя легко, и ей даже показалось, что боль понемногу утихает.
Отложив мокрую тряпку, Аласдер взял один из пузырьков, выполненный в форме дракона, спина которого Пыла покрыта острыми шипами, а в раскрытой пасти виднелись страшные зубы. Изабел показалось, что дракон извивается и обхватывает руку Макрея. Но тот сжал пузырек и, превратив его в обычный флакон, вылил себе на ладонь немного густой желтоватой жидкости.
– А это что? – спросила Изабел. От едкого запаха трав и гнилого мяса у нее на глазах выступили слезы.
– Думаю, что тебе лучше этого не знать, – улыбнулся Макрей. – Это приготовлено по старинному рецепту человеком, знакомым с искусством китайской медицины.
Он начал втирать жидкость кругообразными движениями. Ощущение было не из приятных, но приходилось терпеть.
Закончив эту процедуру, Аласдер открыл второй пузырек, имевший уже форму кролика. Запах был еще более отвратительным.
Каждое прикосновение его пальцев было похоже на ожог. Он обводил большим пальцем вокруг груди, а потом легким успокаивающим движением как бы снимал боль.
– Тепло, – пробормотала Изабел.
– Так и должно быть, – уверил ее Аласдер. «Это твои руки теплые, – сказала она про себя, – а не лекарство».
Она открыла глаза и увидела, что Макрей закрывает пузырек.
– Я не умею плавать, – вдруг сообщила она, ощутив качку. Изабел хотела сказать ему об этом раньше, но вспомнила только сейчас.
– Многие моряки не умеют. Но мы не собираемся тонуть, так что это не имеет значения.
– Вы уверены? – Почему ее голос звучит так вяло?
– Более чем.
Она подняла руку, которая прикрывала грудь, и обхватила пальцами его подбородок. Этот жест, очевидно, удивил Аласдера. Его взгляд упал на ее грудь, но он тут же отвел глаза. Изабел вспомнила, что она лежит полуголая.
– Вы так красивы, – заявила она. Ей почему-то было необходимо сказать ему об этом немедленно. – Все Макреи такие красивые?
Он взял ее руку и снова положил на грудь.
– Я наименее красивый из всех, – с улыбкой произнес он. – Самый красивый – мой брат Джеймс.
– Нет. – Неужели у нее так онемели губы, что она ничего больше не может сказать?
–Тебя надо перебинтовать, Изабел. Но для этого тебе придется сесть. Ты меня слышишь?
Изабел кивнула. Она подумала, что в данный момент она сможет вынести что угодно. Даже брачную ночь.
Макрей начал рвать какую-то ткань на полоски и соединять их, сматывая при этом в клубок. Изабел наблюдала за его действиями, удивляясь, что мужские руки могут быть такими большими и в то же время такими проворными и умелыми.
Он был от нее так близко, что она смогла рассмотреть рисунок на пуговицах его куртки. То был кулак, сжимающий меч.
– А что это?
– Это эмблема Макреев, – объяснил Аласдер, помогая ей сесть.
Перед глазами у Изабел поплыл красный туман, однако боль немного утихла.
– Как вас зовут? – спросила она, явно удивив его своим вопросом. – Как вас называют ваши друзья и ваша семья?
– Аласдер. Но тебе ведь это известно. Ты произнесла мое имя, когда давала клятвы, по крайней мере три раза.
– Я как-то не обратила внимания, – призналась она, слегка порозовев от смущения.
– А о чем ты тогда думала, Изабел?
– О вас. – Она прислонилась лбом к его мокрой куртке. «О тебе», – прошептала она про себя. Но сейчас ее мысли были совсем не о том. Макрей словно раздвигал пальцами красный туман, и она была ужасно ему благодарна за то, что боль уже почти ее не мучила.
– «Спасибо», – сказала Изабел одними губами в мокрую куртку.
Аласдер перебинтовал ее, бережно поднимая руку со стороны ушиба.
Одной рукой Аласдер поддерживал ее за спину, чтобы Изабел сидела прямо. Ей казалось, что его ладонь становится все теплее, и по всему ее телу прокатилась волна приятного тепла.
Она вздохнула. Мокрая куртка начала ее раздражать. Ему надо снять ее, и тогда она положит руки ему на грудь и гоже согреет его.
С его волос капало, и Изабел завороженно следила за сверкавшими в свете фонаря каплями. Одна из них на секунду повисла, а потом упала ей на грудь.
Изабел так устала от всего, что происходило, что ей с трудом удавалось держать голову. Она уткнулась лицом в шею Макрея и почувствовала, что от него пахнет Гилмуром.
Он продолжал ее бинтовать, а она наслаждалась прикосновением его рук. Какой-то далекий голос шептал ей, что так не должно быть. Что это не она. Та женщина, которая прижималась губами к горлу Аласдера Макрея, не была только что вышедшей за него замуж Изабел Драммонд. Это была незнакомка, кровь которой бурлила, а кожа покрывалась мурашками от прикосновения его чуть отросшей за день бороды.
Глядя на Аласдера из-под полуопущенных ресниц, она чувствовала себя точно так же, как когда падала в котлован Гилмура – словно у нее пустота в желудке, а тело стало невесомым.
– Я очень странно себя чувствую: будто я – это не я, – заплетающимся языком произнесла она.
– Это эффект маковой настойки, – сказал Аласдер, закрепляя конец бандажа, и, слегка отстранившись, посмотрел на труды своих рук. – Возможно, врач сделал бы все лучше, но этот бандаж поддержит твои пострадавшие ребра.
Он встал; подойдя к комоду, достал какую-то вещь красного цвета и бросил ее на кровать. Потом помог Изабел встать. Она была так слаба, что ей пришлось к нему прислониться, чтобы не упасть.
– Тебе лучше не надевать ничего давящего, – сказал он, но его слова еле пробивались к ней сквозь туман. – Это, пожалуй, подойдет. – Аласдер развернул огромную ночную рубашку.
Изабел кивнула, и от этого движения у нее закружилась голова. А может быть, корабль качнуло, потому что шторм все еще не утих.
– Это ваша рубашка, – сказала она, очевидно, решив, что необходим протест. На самом же деле ей ничего так не хотелось, как лечь и отдаться восхитительному чувству расслабленности.
– Я никогда не надеваю ночную рубашку. Она – предмет для шуток в моей семье. Моя мать шьет мне рубашку перед каждым рейсом в надежде, что я ее надену.
– А вы не надеваете?
– Нет, – признался Макрей. – Но ей каждый раз творю, что надеваю, а она притворяется, будто верит мне.
Развязав тесемки юбки, Аласдер бросил ее на пол. За ней последовала распоротая им нижняя сорочка.
Затем он помог Изабел надеть ночную рубашку, осторожно продев в рукава сначала левую, а потом и правую ее руку. Он никак не прореагировал, когда его рука нечаянно коснулась ее соска. А ей хотелось, чтобы его пальцы задержались и ощущение продлилось.
Аласдер помог ей сесть, снял с нее ботинки и чулки, а потом приподнял ноги, чтобы она могла лечь, и подоткнул со всех сторон одеяло.
– Скоро ты почувствуешь себя лучше.
Его голос доносился откуда-то издалека.
Изабел кивнула и тут же погрузилась в восхитительный сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда он вернется - Рэнни Карен



Книга просто КЛАСС! Мне понравились все книги о Макреях
Когда он вернется - Рэнни КаренОльга
4.05.2012, 7.27





Во всех романах о шотландцах,что читала,так их (шотландцев)превозносили,прямо героическая нация без страха и упрека.А оказалось и среди них полно дерьма и ничтожества.А их межклановые войны?Первобытность какая-то,поэтому их и покорили англичане и уничтожить свой этнос сами помогли,злобные людишки.А роман,конечно,хороший,почитать стоит,только жуть берет от отношения Драмонда к своим соотечественникам.10.
Когда он вернется - Рэнни КаренЧертополох
2.08.2013, 1.21





Почитать конечно можно, но мне чего то в романе не хватило.
Когда он вернется - Рэнни КаренMarina
21.04.2014, 13.34





Хороший роман !
Когда он вернется - Рэнни Каренnatali
18.10.2014, 1.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100