Читать онлайн Когда он вернется, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда он вернется - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда он вернется - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда он вернется - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Когда он вернется

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

При более тщательном осмотре пещеры они обнаружили несколько потрясающих находок, в их числе – целый склад изделий из серебра и набор фарфоровой посуды с изображением кельтских символов.
– Что ты будешь со всем этим делать? – поинтересовалась Изабел. Они с Аласдером сидели рядом, и она передавала ему одну вещь за другой. При свете фонаря рассматривать предметы было бы, конечно, гораздо легче, но им почему-то казалось правильным, что это происходит в темноте. Аласдер почти физически ощущал присутствие членов клана Макреев. Их призраки появились словно бы для того, чтобы заявить о своей собственности на семейные реликвии, которые когда-то были им так дороги.
– Отошлю все с Джеймсом в Новую Шотландию. Эти вещи принадлежат тем людям, которые теперь живут там.
– Интересно, что они подумают, когда к ним вернутся их сокровища?
– Не знаю. Кто-то будет рад, а у кого-то они вызовут воспоминания, о которых они, возможно, хотели бы забыть.
– А кому-то они принесут счастье, – задумчиво произнесла Изабел.
– Да, – согласился Аласдер, – кто-то будет счастлив.
Изабел, видимо, поняла, что он чувствует, потому что сжала ему руку в молчаливом сочувствии. Она часто так поступала, особенно когда не хватало слов, чтобы выразить свои эмоции. Но сейчас она заговорила, и Аласдер был поражен точностью ее предвидения.
– Я вот думаю, отнесутся они к этим вещам как к приятной находке или как к чему-то ненужному? Будут ли их воспоминания хорошими или плохими?
– Я не могу говорить за них, могу лишь обеспечить возвращение этих предметов владельцам.
– На их месте я бы была счастлива. Ведь это связь с прошлым. Именно такие чувства вызывала у меня картина в Фернли.
– Та, на которой изображен рыцарь? – Аласдер вспомнил, что эта картина была единственным светлым пятном в мрачном зале.
– Да. Глядя на него, я иногда жалела о том, что наша семья не такая, каким, возможно, был наш предок. А иногда я просто радовалась, представляя себе, что когда-то Драммонды были верными и храбрыми людьми.
– Не суди о себе по своему отцу, Изабел, – мягко пожурил ее Аласдер. – Никто не волен в своем происхождении.
Наклонившись, она поцеловала его в щеку.
– Это говорит человек, который получил в наследство от своих предков только благородство.
– А если бы это было не так? – неожиданно полюбопытствовал Аласдер. – Если бы я не был связан с Гилмуром или не был бы Макреем, что тогда?
Не отвечая на его вопрос, Изабел проговорила:
– Знаешь, почему я хочу вырезать из мрамора твое лицо? Я хочу, чтобы его видели всегда. Как портрет Мойры и миниатюру Джералда. Возможно, люди не будут знать твоего имени, но они будут тобой восхищаться и верить, что ты был великим человеком, целеустремленным и в то же время мечтателем.
– Ты смущаешь меня своей похвалой, Изабел. Ни одному мужчине не суждено оправдать твои ожидания.
– Ты их уже оправдал.
– Какое трогательное признание, только я не понимаю, почему ты выбрала для него такое темное место.
Аласдер повернул голову и увидел у входа в пещеру огромного человека, чья высокая фигура заслонила свет. Одна его штанина была пришпилена к бедру, так что было видно, что у человека нет ноги до колена. Хотя он опирался на костыль, сомнений в его силе и возможной опасности для них не было. Аласдер встал и подал руку Изабел.
– Кто вы? – Он был обескуражен тем, что его застали врасплох.
– Ты, конечно, нашел укромное местечко, но если даже ты будешь говорить здесь шепотом, тебя услышит любой прохожий.
Аласдер подошел к незнакомцу, и тот отступил в сторону.
– Кто твоя мать? – неожиданно спросил он.
– Почему вы спрашиваете?
– Потому что подозреваю, что мы не чужие. Не сын ли ты Летис Макрей?
Аласдер ошарашенно молчал.
Изабел подошла к Аласдеру и тоже стала рассматривать незнакомца.
– Ладно. Представлюсь первым. Я Фергус Макрей, и мне кажется, что ты мой племянник.
– Но вы же умерли! – вырвалось у Изабел, опередившей Аласдера, реакция которого была бы точно такой же.
– Как видите, я жив. Но было время, когда я хотел быть мертвым.
– Какого цвета глаза у моей матери? – потребовал ответа Апаедер.
– Такие же голубые, как у тебя. – Улыбка Фергуса становилась все шире.
– А какое у нее любимое занятие? – Неужели этот человек и вправду его дядя, не мог поверить Аласдер.
Он был именно таким, каким его описывала мать – высокий, широкоплечий, с копной рыжих волос. Его борода была того же цвета, но с сильной проседью.
– Я понимаю, почему ты задаешь эти вопросы. Годы здорово меняют человека. Так вот – твоя мать обожала ткать. И проводила все свободное время за ткацким станком.
Аласдер кивнул.
– А кто твой отец?
– Йен Макрей.
– Понимаю. Они всегда нравились друг другу, хотя мне хотелось бы узнать все поподробнее. Чтобы ты окончательно мне поверил, я скажу тебе, что твой отец подарил Летис брошь, которую она приколола в день смерти твоей бабушки.
– Она говорила о вас с любовью, – Аласдер протянул Фергусу руку. – Я Аласдер Макрей, ее старший сын.
– Так, значит, она жива?
– Они оба живы, – добавила Изабел.
– И у вас есть еще четверо племянников.
Фергус молчал, но его глаза заблестели от выступивших слез.
Потом он обнял Аласдера, пряча в густую бороду улыбку. Оба мужчины были высокими и сильными, и Изабел залюбовалась ими.
Отпустив Аласдера, Фергус посмотрел на Изабел.
– А ты кто? – Повернувшись к Аласдеру, он сурово спросил: – Надеюсь, ты не обесчестил девушку?
– Это моя жена Изабел.
Фергус одобрительно кивнул, и все трое вышли из пещеры.
Они медленно спускались с холма, и Фергус все время поглядывал на Изабел, пока наконец не решился сказать:
– Ты напоминаешь мне одну девушку, с которой я когда-то был знаком. Ее звали Ли. Ты ее не знаешь?
Лучше бы он об этом не спрашивал, подумала Изабел, и не ставил бы ее перед необходимостью сказать ему, что женщина, которую он любил, замужем за другим. Но как можно солгать человеку, если в его глазах столько надежды?
– Это моя мать.
Фергус ничего не ответил, а устремил свой взгляд в землю, будто тропинка была для него важнее, чем воспоминания. Но Изабел знала, что значит любить, поэтому сказала:
– Она вас не забыла.
– Неужели? – отозвался Фергус, не поднимая глаз. – А что она обо мне говорила?
Ответить Изабел не успела. Аласдер неожиданно остановился и выругался. Слева от них по долине шло целое войско людей во главе с Драммондом и его личными охранниками.
– Полагаю, эти люди собрались не для того, чтобы приветствовать мое возвращение домой, – нахмурился Фергус.
– И мое тоже, – буркнул Аласдер. – Но если он хочет битвы, он ее получит.
Прежде чем Изабел успела что-либо спросить, он поцеловал ее и, усмехнувшись, сказал:
– Нам лучше поспешить домой, Изабел. Похоже, твой отец пожаловал к нам с визитом.
– Отец? – пораженно переспросил Фергус.
– Это долгая история, и ее лучше рассказать в другое время.
– У меня только одна нога, но рук – две, так что я встану рядом с тобой.
Когда они миновали перешеек, Аласдер кивнул своим братьям, предоставив Фергусу право представляться самому.
– Сколько у нас людей? – спросил Аласдер.
– Семьдесят три человека, не считая моей команды, но она все еще на борту корабля, – ответил Джеймс.
– А сколько ружей и пистолетов?
Аласдер бросил взгляд в сторону отряда Драммонда. Числом они, возможно, и превосходили силы защитников Гилмура, но вооружены были кольями и железными дубинками.
– Шестнадцать.
– А в деревне есть люди? – спросил Аласдер Брайана.
– Они все здесь, капитан. Сейчас полдень и они пришли обедать.
– Мы отвели женщин и детей в церковь, – сказал Джеймс.
Аласдер кивнул и повел Изабел через двор.
– Я хочу, чтобы ты оставалась здесь, Изабел.
– А ты куда пойдешь?
Он не ответил, она вырвала руку и, сжав кулаки, решительно заявила:
– Когда ты в прошлый раз покинул меня, чтобы совершить свой героический поступок, я чуть было тебя не потеряла. Больше я тебя не оставлю одного.
– Я хочу, чтобы ты была в безопасности, Изабел. Сейчас не время спорить. Ты должна мне верить.
– Тебе я верю. Но я не верю своему отцу. И тому, что он может сделать.
– Я не намерен позволить Драммонду победить, – усмехнулся Аласдер и, поцеловав жену, быстрыми шагами вернулся к братьям.
«Твои поступки важнее, чем твое происхождение» – так, кажется, сказал Аласдер. Он просил ее посмотреть на себя глазами других. Сейчас было не самое подходящее время для того, чтобы признаться себе, что команда «Стойкого» и все остальные люди вряд ли могли составить себе правильное о ней мнение, если она все время молчала, смирившись с их враждебностью.
Но ведь она не такая.
В отличие от своего отца она хотела тратить свои эмоции, испытывать огромное счастье и глубокую страсть. Она ничего не хотела держать в себе – ни радость, ни печаль. Отныне каждый день она будет не раздумывая расточать свои чувства.
Изабел не хотела быть и такой, как ее мать, со смирением принимать любое несчастье. Нет, она будет бороться с любой несправедливостью.
Она будет сама собой, подумала Изабел, и она знает, что ей надо делать.
Ее встретили с каменными лицами. Люди сгоревшей деревни ничего не хотели прощать.
Изабел наклонилась и одной рукой взялась за подол юбки.
– Если вы ко мне не присоединитесь, я буду воевать одна.
Ответом ей было молчание. Дети стояли возле матерей, держась за их юбки. Один маленький мальчик выглянул из-за ног матери и тут же шмыгнул обратно.
– Пусть кто-то позаботится о детях, а остальным я предлагаю присоединиться ко мне.
Никто не двинулся с места.
– Как хотите, – сурово сказала она и начала набирать в подол камни. – Но я не позволю, чтобы пострадал мой муж, а мой дом был разрушен.
Изабел вдруг поняла, что храбрость состоит не в том, чтобы молча и стоически принимать то, что с тобой происходит. И дело здесь не в отсутствии страха. Сейчас, стоя перед этими женщинами, она была испугана больше, чем когда-либо. Но шум битвы нарастал, и у нее был выбор: либо прятаться здесь, либо быть рядом с Аласдером.
– Я с тобой. – Из толпы вышла одна женщина.
Изабел смотрела на мать, не веря своим глазам.
– Что ты здесь делаешь?
– Слушаю тебя, Изабел. Ты была права. Я слишком многое терпела и слишком долго.
Они обменялись взглядами, и на лице матери отразилось все то, что она пережила за прошедшие дни. Обеим женщинам пришлось пережить горе, гнев, смирение, только страдания матери длились многие годы.
– Прости меня. Я была не права. Мне не следовало тебя ни в чем упрекать.
– Правда может иногда быть горькой, Изабел, но это не значит, что ее не следует говорить. – Она наклонилась и, как и ее дочь, подняла подол юбки, чтобы набирать в него камни.
У Изабел не было времени сообщить матери о возвращении Фергуса, потому что еще одна женщина отделилась от толпы и подняла несколько обломков кирпича, потом еще одна...
– Мы не позволим Драммонду опять отобрать у нас дома, – сказала молодая женщина, не отрывая от Изабел враждебного взгляда. – Ни одному из Драммондов. – Женщины за ее спиной закивали.
– Меня зовут Изабел Макрей. – Изабел повысила голос, чтобы все ее услышали.
Казалось, что прошла вечность, прежде чем женщины, одна за другой, начали выходить из толпы кивая Изабел.
Аласдер был прав. Эти люди судят ее по поступкам, а не по происхождению.
Возможно, их слишком мало, думала Изабел, выходя во двор, но женщины за ее спиной были настроены решительно и вооружены камнями и своей яростью.
Аласдер выстроил людей полукругом лицом к перешейку и раздал им оружие, которое принес Хэмиш. Через несколько минут раздались первые выстрелы со стороны нападавших всадников.
– Это он? – спросил Джеймс, указывая на того, кто возглавлял отряд. Большинство всадников хорошо держались в седле, а Драммонд выглядел нелепо: широкие плечи и грудь странно контрастировали с короткими ногами, торчавшими под непонятным углом.
– Да, он, – подтвердил Аласдер.
– Кто-то должен укоротить ему стремена, – усмехнулся Джеймс.
Завязался рукопашный бой. Некоторые орудовали палками, другие – камнями. Прозвучало несколько выстрелов, но перезарядка оружия отнимала слишком много времени, и никто не стал бы терпеливо ждать, пока противник приготовит его к стрельбе.
Стоял невообразимый хаос. Крики людей, треск палок, лязганье подков о камень, одиночные выстрелы – все слилось воедино.
Изабел было непонятно, как в таком хаосе можно было отличить друга от врага. Но видимо, главным в этом бою было не убивать, а выжить. Человек отбивался, если на него нападали, и бросался на противника, чтобы предотвратить нападение. С точки зрения сражавшихся, Изабел была вооружена не хуже, чем они.
Она вглядывалась в толпу, пытаясь отыскать Аласдера, Фергуса же она увидела сразу. Тот прорывался сквозь толпу, орудуя своей палкой, как шпагой.
И тут Изабел увидела Аласдера. Он находился в окружении нескольких людей, каждый из которых собирался нанести ему удар. Она запаниковала, когда он, заметив ее, отвлекся и его движения замедлились.
Кто-то ударил его по плечу, и он упал на колени. Изабел увидела, как он открыл рот, и поняла, что он выкрикнул ее имя. Но между ними было слишком большое расстояние и много народу, и она снова потеряла его из виду.
Ей хотелось ругаться и драться, плакать и кричать, царапать каждое попадавшееся под руку лицо ногтями и рыть землю, только бы добраться до мужа. Она бросила на землю весь свой запас камней и, выхватив дубинку из рук лежавшего на земле человека, решила пробиваться с ее помощью к Аласдеру.
Но на ее пути неожиданно встал какой-то мужчина, по всей видимости, намеревавшийся остановить ее. Он схватился за дубинку и вырвал ее из рук Изабел, но через секунду сам упал. Изабел обернулась и увидела Брайана. Это он только что ударил этого человека по голове рукояткой пистолета и теперь смотрел на Изабел так, будто она была призраком.
Изабел отняла у поверженного свою дубинку и посмотрела на человека, еще недавно бывшего ее другом.
Она, может быть, и сказала бы ему сейчас что-то, если бы не адский шум вокруг. Изабел решительно сжата дубинку. Каким бы ни было препятствие – Брайан это или враг, – не имело значения. Она во что бы то ни стаю пробьется к Аласдеру.
На мгновение ей показалось, что Брайан преградит ей путь, но он отошел в сторону и тут же был поглощен толпой. Путь был свободен.
Она не может снова потерять Аласдера.
Аласдеру следовало бы знать, что она не останется в безопасном месте. Изабел вообще была непредсказуема, и никогда нельзя было предугадать, что она сделает. Его снова ударили, но он тут же пустил в ход свой кинжал и кулаки.
Этот бой напомнил Аласдеру другое сражение, о котором ему рассказывал отец, когда его не могла слышать мать. При Куллодене шотландцы были вооружены тем же самым – дубинками и камнями, а также пиками, сделанными из ветвей деревьев.
Они так же воинственно и яростно кричали, только на этот раз их врагом была не Англия, а алчный человек, которому важны были его овцы, а жизнь невинных людей была безразлична.
Люди Драммонда, казалось, были в меньшей ярости, чем те, с кем они сражались. Они больше защищались, чем нападали.
В какой-то момент Аласдер быстро обернулся, чтобы отразить еще один удар, и краем глаза увидел Изабел, вооруженную дубинкой. Но прежде чем он успел оценить этот, совершенно несвоевременный, приступ отваги, он услышал ее крик, предупреждающий об опасности, и увидел одного из всадников Драммонда, нависшего над ним. Он узнал этого человека по его ухмылке, обнажившей звериный оскал острых зубов. Тогда тоже был солнечный день и дул такой же теплый ветерок.
Однако сейчас выстрела не последовало.
Но пистолет все же, как и тогда, был нацелен на Аласдера, а взгляд был таким, словно убивать для него было удовольствием.
Аласдер не раздумывая бросился на его лошадь, чем застал всадника врасплох. И хотя тот все еще крепко держал пистолет, Аласдеру удаюсь рывком стащить его с седла и нанести удар кулаком в лицо.
– Это тебе за деревню, – процедил Аласдер. – А это за меня, – добавил он и ударил так, что было слышно, как треснула сломанная челюсть.
– Дай и нам шанс, – услышал Аласдер чей-то голос и увидел одного из деревенских жителей, в руках которого была дубина величиной с небольшое дерево.
Аласдер отшвырнул в сторону обмякшее тело приспешника Драммонда. А этого великана с дубинкой он, пожалуй, отошлет отсюда на «Молли Браун» в Новую Шотландию, где флот наверняка найдет применение человеку такой силы.
– Фергус!..
Он сразу обернулся, словно мог расслышать ее голос в страшном шуме боя. Они смотрели друг на друга, и секунды превращались в вечность.
Ее мать так и осталась бы стоять посреди поля битвы, подумала Изабел, если бы Фергус не очнулся первым и не пошел, прихрамывая, ей навстречу, раздвигая тех, кто мешал ему приблизиться к Ли.
Став свидетельницей этой немой сцены, Изабел сначала почувствовала себя неловко, но тут вдруг заметила, что не только она все это видит. Ее отец сидел в седле так неподвижно, будто был высечен из камня. Его глаза превратились в щелочки, лицо было искажено яростью. Затем он с диким криком вдруг вздыбил своего коня и нацелил пистолет, как с ужасом поняла Изабел, на ее мать.
Все произошло так быстро, что позже, пересказывая то, что произошло, она не могла вспомнить детали.
Фергус быстро толкнул Ли себе за спину и расправил плечи. Прежде чем Магнус успел выстрелить, Фергус, орудуя костылем как оружием, выбил из его рук пистолет, и Драммонд вылетел из седла.
– Что это за мерзавец, который целится в женщину? – крикнул Фергус, стоя над Драммондом. – Неужели ты такой трус?
Драммонд ударил Фергуса по здоровой ноге, и тот упал как подкошенный. Встав на четвереньки, Магнус дополз до своего пистолета и опять нацелил его на Ли.
Но тут раздался выстрел, прогремевший словно удар грома. Отец Изабел упал на спину, и на его груди расплылось кровавое пятно. Через секунду он затих, но перед последним вздохом его лицо исказилось яростью и злобой.
Ли опустилась на колени рядом с Фергусом.
Изабел оглянулась. Пистолет Аласдера был все еще направлен на ее отца. Взгляд был решительным и холодным. Рядом с ним стоял Джеймс с таким же оружием, но над дулом его пистолета клубился дымок от выстрела.
– Он заплатил мне слишком мало, чтобы я сдох рядом с ним, – сказал один из наемников, бросая на землю дубинку.
– Мы никогда не увидим тех денег, что нам обещали, – заявил другой и сделал то же самое. И оба направились к перешейку, а за ними потянулись и другие, побросав свое оружие. Войско Драммонда покидало Гилмур.
Джеймс подошел к лежавшему на земле Драммонду и, нагнувшись, приложил к его горлу руку, словно не веря, что он мертв.
– Боже милостивый, – пробормотал Джеймс, – я не собирался его убивать. Я просто хотел прострелить ему плечо. – Потрясенный, он закрыл глаза.
– Насчет Бога мы еще подумаем, что же касается меня, то я тебе благодарен, – сказал Фергус, с помощью Ли поднявшись на ноги и опираясь на костыль. – Если бы не ты, он убил бы Ли.
Аласдер подошел к Изабел. Она не отрывала взгляда от тела отца. На какую-то секунду ее охватила ярость – такая же, какую она увидела на лице отца в его последнюю минуту.
– Боже, прости меня, – прошептала Изабел.
Аласдер обнял ее, но она не могла расслабиться. Тогда он поднял ее на руки и отошел в сторону, подальше от остальных.
– Какой грех ты совершила, Изабел? – мягко спросил он.
– У меня слишком много грехов, – призналась она. – Я хотела ненавидеть его, но теперь я чувствую, что слишком на него похожа.
– В каком смысле?
Она прислонилась к груди Аласдера, чтобы ощутить его тепло.
– Я бы убила его, чтобы защитить тебя.
– А я – чтобы защитить тебя. Значит, мы оба должны быть прокляты, так, что ли?
Изабел не нашлась что на это ответить.
– Прости меня, – тихо сказал Аласдер. – За его смерть.
Изабел кивнула.
Драммонд был ее отцом, и уже поэтому ей следовало по нему скорбеть. Возможно, не по тому человеку, каким он был, а каким мог бы быть. Когда его похоронят, подумала Изабел, она перестанет на это надеяться. Измениться могут только живые.
Они стояли, обнявшись. Муж и жена. Не просто любовники или друзья. Может быть, спутники, но это слово тоже не очень подходило. Они были товарищами. Изабел улыбнулась и закрыла глаза, почувствовав, как Аласдер поцеловал ее в макушку.
– Так ты из-за этого не возвращаяся ко мне, глупый человек? – кричала Ли, указывая на костыль.
– Я не возвращался к тебе, Ли, – нахмурился Фергус, – чтобы у тебя была нормальная жизнь со здоровым человеком, а не с инвалидом.
– С ним? – Ли с отвращением посмотрела на тело своего мужа. – Он бил меня, Фергус.
– Я не мог этого знать, Ли, и теперь очень жалею. К тому времени как я понял, каким был дураком, было поздно. Ты уже вышла замуж. Было бы еще хуже, если бы я увидел тебя и узнал, что ты любишь другого.
– Да, – согласилась она, – я была бы несчастна, если бы любила одного, а вышла замуж за другого. Но что ты собираешься делать сейчас, Фергус?
– Мне нечего тебе предложить, Ли. Если только... – Он оглянулся на Гилмур. – Если только не считать эту старую крепость и такого же старого человека.
– Оставь Гилмур Аласдеру, – решительно заявила Ли. – У меня теперь есть Ферили и богатое приданое. А ты будешь там законным хозяином.
Она протянула ему руку и улыбнулась. Поскольку у Фергуса не было желания снова упасть, он вцепился одной рукой в костыль, а другой схватил руку Ли.
– Я богатая вдова, Фергус Макрей, и намерена потратить деньги, скопленные Драммондом. Все до последнего пенни.
– Ты испытываешь мою гордость, Ли. Я не могу позволить тебе содержать меня.
Она снова взглянула на Драммонда.
– Я заберу его домой, Фергус, и объявлю траур. Не потому, что он этого заслуживает, а потому, что я хорошая жена. А когда истечет срок траура, я жду тебя.
Фергус смотрел на нее и думал, что не так уж плохо иметь богатую жену. К тому же он давно понял, что по сравнению с любовью гордость – вещь глупая.
– Я приду, Ли, независимо от того, есть у тебя деньги или нет.
– Хорошо.
Она приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Фергус наклонил голову, и это мгновение, о котором он мечтал так долго, показалось ему абсолютно правильным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда он вернется - Рэнни Карен



Книга просто КЛАСС! Мне понравились все книги о Макреях
Когда он вернется - Рэнни КаренОльга
4.05.2012, 7.27





Во всех романах о шотландцах,что читала,так их (шотландцев)превозносили,прямо героическая нация без страха и упрека.А оказалось и среди них полно дерьма и ничтожества.А их межклановые войны?Первобытность какая-то,поэтому их и покорили англичане и уничтожить свой этнос сами помогли,злобные людишки.А роман,конечно,хороший,почитать стоит,только жуть берет от отношения Драмонда к своим соотечественникам.10.
Когда он вернется - Рэнни КаренЧертополох
2.08.2013, 1.21





Почитать конечно можно, но мне чего то в романе не хватило.
Когда он вернется - Рэнни КаренMarina
21.04.2014, 13.34





Хороший роман !
Когда он вернется - Рэнни Каренnatali
18.10.2014, 1.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100