Читать онлайн Когда он вернется, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда он вернется - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда он вернется - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда он вернется - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Когда он вернется

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Изабел дважды оборачивалась и оба раза видела, что он смотрит ей вслед. Она быстро отводила взгляд, и Аласдеру показалось, будто она не верит, что он на самом деле существует.
Они не обменялись именами, но в ту секунду, когда ее ноги коснулись твердой земли, ее тело оказалось прижатым к нему. Это было интимным прикосновением мужа и жены, и он до сих пор его ощущал.
Аласдер провожал взглядом стройную фигуру, вырисовывавшуюся на фоне голубого летнего неба. Девушка медленно шла по перешейку и вела за собой лошадь, и он подумал о том, что она, видимо, сильно ушиблась, падая в яму.
Хоть она это и отрицала, он заметил боль в ее глазах.
Кто она? Прелестная загадочная незнакомка, слова которой вызвали у него странное беспокойство.
Костяшками пальцев он провел по своей густой бороде. Может быть, он напугал ее своим видом и поэтому она так быстро убежала? Но у него было правило не брить бороду до тех пор, пока он не вернется домой из плавания.
И что она имела в виду, когда сказала, что эта земля принадлежит Драммондам?
Он огляделся и увидел в долине огромное стадо овец. Нахмурившись, хотел было пойти туда, но его остановил голос Дэниела:
– Красивое место, хотя здесь почти ничего не осталось.
Аласдер обернулся и увидел, что Дэниел был не один: вся команда разбрелась по развалинам. Все они, как и он сам, были потомками жителей Гилмура. Вернувшись домой, они, конечно, расскажут о том, что здесь видели.
– А где же форт Уильям? – удивленно произнес Дэниел.
Помощник был прав. А он, помогая незнакомке, не сразу понял, что форт Уильям исчез. Построенный после битвы при Куллодене, он был английской крепостью в этой части Шотландии.
– Уродство, – говаривала мать Аласдера. – Уродливое пятно на местности.
– Эта крепость построена по типу всех английских фортов, – с усмешкой добавлял отец.
От форта действительно почти ничего не осталось: немного кирпичной кладки фундамента да несколько деревянных подпорок, где, по всей вероятности, когда-то были конюшни.
– Похоже, он просто исчез, – с удовлетворением заметил Аласдер.
– Интересно, почему они ушли?
– А зачем им было оставаться? Они уже достигли своей цели.
Нелюбовь Аласдера к англичанам объяснялась скорее их бесцеремонным вторжением в Новую Шотландию и их покровительственным поведением на Востоке, чем политикой английских королей в Шотландии. Его отец был наполовину англичанином, но большинство Макреев, поселившихся на мысе Гилмур в Новой Шотландии, предпочитали игнорировать этот факт.
– А что тебе известно о Драммондах?
– Жулики, насколько я помню, – ответил первый помощник. – Они постоянно крали наших лошадей и скот.
Аласдер подавил улыбку. Клан Макреев сделал эту землю своей много веков назад, отстаивал ее, выстроил из камня крепость, которая господствовала над окрестностями. Эти люди, очевидно, были такими же отчаянными, как Драммонды, и наверняка также угоняли скот.
Оставив Дэниела, Аласдер пошел по перешейку. Трава здесь была полностью выщипана ненасытными овцами.
– Убирайся с земли Макреев! – приказал он пастуху, который пас здесь стадо.
Молодой пастух был одет в коричневые штаны, линялую рубаху и дырявые сапоги. Светлые волосы были спутаны, карие глаза смотрели вызывающе.
– Так вы, может, Магнус Драммонд? – сказал пастух, оглядывая Аласдера с ног до головы. – Только вы что-то на него не похожи.
– Я Макрей, – надменно произнес Аласдер.
– А мне-то что за дело?
– Но это земля Макреев! – все больше раздражаясь, выпалил Аласдер.
– Да здесь с незапамятных времен не было никаких Макреев. Или вы думаете, что мне следует пойти к Драммонду и рассказать ему, что я видел привидение?
– Я думаю только то, что ты должен немедленно убраться с моей земли.
Аласдер окинул взглядом стадо и увидел овцу с колокольчиком на шее. Овцы были не так упрямы, как глупы, и все стадо будет следовать за своим вожаком, даже если тот поведет их к гибели. Аласдер подошел к овце, схватил ее за ошейник с колокольчиком и повел в дальний конец долины.
– Что вы делаете?! – вскричал пастух, хватаясь за свой кнут.
– Я хочу прогнать твое стадо с моей земли, – спокойно ответил Аласдер. Овцы с громким блеянием следовали за ним.
Пастух схватил его за рукав, но Аласдер нетерпеливо отдернул руку и продолжал идти.
– Драммонду это не понравится! Аласдер удивленно поднял брови.
– А где этот ваш Драммонд?
– Вы собираетесь сказать ему, что это ваша земля?
– Собираюсь! – отрезал Аласдер.
– Хотел бы я хоть одним глазком посмотреть на эту встречу. С удовольствием покажу вам дорогу до Фернли.
– И уведешь отсюда овец, – добавил Аласдер.
Пастух кивнул, зацепил своим кнутом ошейник овцы с колокольчиком и, улыбаясь, повел стадо за собой.
Аласдер проводил его взглядом и вернулся в Гилмур. Некоторые из матросов все еще бродили по развалинам, другие сидели на берегу и смотрели на озеро. От присутствия людей место как будто ожило, и теперь можно было себе представить, каким оно было прежде, до того, как англичане разгромили Гилмур.
В Новой Шотландии в Канаде их жизнь началась с деревянных домиков, примостившихся в тени крепости. С течением времени эти домики сменились кирпичными коттеджами, лучше защищавшими от суровых зим. Дома украшались шкурами зверей и яркими изделиями из шотландки, в них стоял приятный запах свежесрубленного дерева, из которого были сделаны столы, стулья и кровати.
В Новой Шотландии не было ничего старого и ничто не напоминало о вечности так, как этот старый замок. Но когда-то жившие здесь Макрей с радостью отказались от своего прошлого, чтобы обеспечить будущее не только себе, но и своим детям.
Возможно, Аласдеру было глупо беспокоиться о Гилмуре, желая, чтобы тот оставался неприкосновенным. Он здесь не жил и не собирался жить. Его дом был либо на корабле, либо на мысе, названном в честь этих печальных руин. Но Аласдер не мог отделаться от чувства, что эта земля и эта крепость принадлежат Макреям, независимо от того, живут они здесь или нет.
Ее дом был всего в нескольких милях отсюда. Он стоял на самом высоком холме поместья Драммондов. По рассказам, которые слышала Изабел, Фернли когда-то был не более чем холмом, окруженным глубоким рвом. Со временем Драммонды построили на холме деревянную крепость. Строение простояло таким до того времени, пока ее отец не перестроил внешние стены, использовав для этого кирпич покинутого англичанами форта Уильям.
Дом, в котором жила Изабел, возвышался над окрестностями и был похож на квадратную кирпичную коробку. Жизнь в нем не была ни веселой, ни счастливой. Если здесь и раздавался смех, так только в ответ на пьяную шутку отца. Гораздо чаще в узких коридорах и холодных комнатах был слышен его раздраженный крик.
– Я важная особа, – однажды сказал он Изабел. – Меня боятся и уважают во всей Шотландии. – Это не было похвальбой. Посетители, желавшие встретиться и побеседовать с Магнусом Драммондом, приезжали и из Эдинбурга, и из Инвернесса и оставались у них в доме по нескольку дней.
Жизнь в Фернли не была слишком уж суровой. Наряды и еду можно было назвать даже роскошными. Но эти немногие радости не возмещали того страха, который постоянно испытывали мать и дочь.
Изабел не могла припомнить дня, когда бы она не боялась отца, причем до такой степени, что у нее потели ладони и все переворачивалось внутри. Большую часть времени она старалась не показываться ему на глаза, поняв, что чем реже он ее видел, тем меньше наказывал.
Этот человек всегда искал слабые стороны своего врага и использовал их себе во благо. Его хитрость многие годы спасала Драммондов. Плохо было то, что отец распространял свою немилость и на собственную семью, видя врагов даже в жене и дочери.
С возрастом Изабел поняла, что ее отец никогда не смягчится и она так и не сможет дождаться его одобрения. Они никогда не поймут друг друга. Однако осознав это, Изабел почувствовала странную свободу. Она словно бы освободилась от необходимости пытаться полюбить своего отца.
Изабел отдала поводья помощнику конюха. Робби был ее товарищем. Он помогал Изабел во всех ее несчастьях и никогда никому не рассказывал о ее тайных посещениях Гилмура, прятал камни, которые она оттуда привозила и всегда сообщал ей, если отец куда-либо уезжал. К тому же он не проявлял излишнего любопытства. Вот и сейчас он не спросил Изабел, почему она вернулась из Гилмура пешком.
– Он рано вернулся, – шепнул Робби, оглядываясь.
– Спрячь это, – тоже шепотом сказала она, протягивая ему сумку со своими инструментами.
Изабел прошла через кухню, но и повариха, и ее помощники сделали вид, будто не заметили ее. Это было дурным предзнаменованием.
Все коридоры Фернли вели в небольшую круглую комнату, прежде, возможно, служившую кладовой. Теперь же она была центром всего здания. В круглую стену была встроена винтовая лестница со сбитыми и выщербленными ступенями. Лестница вела на второй и третий этажи.
Единственным освещением этой комнаты были узкие щели, расположенные высоко над головой в кирпичной стене и служившие амбразурами для лучников. Летом через них в Фернли проникал теплый ветерок, но зимой холод был просто невыносимым.
Лестницу, все выходы в коридор и входную дверь охраняли молодые люди, одетые в черные штаны, белые рубашки, красные жилеты и черные куртки с блестящими серебряными пуговицами с гербом Драммондов. Для расчетливого помещика это была слишком большая трата, но отец часто становился жертвой своего тщеславия.
Молодые люди отбирались в соответствии с их ростом и доблестью, проявленной в сражениях, но не на поле битвы, а в пьяных драках в тавернах Инвернесса. Если человек был готов драться из-за малейшего подозрения на пренебрежительное к себе отношение или решал спор с помощью кулаков, Драммонд тут же нанимал его к себе на службу.
Изабел прошла мимо стражей, даже не ожидая, что они с ней поздороваются.
Комната матери была на втором этаже, а ее собственная – на третьем, там же, где жила прислуга. Изабел стала осторожно подниматься наверх.
– И где же это ты была, дочь?
В страхе Изабел взглянула на отца. Он был одет так же, как его охрана, но вместо штанов на нем были бриджи и чулки с ярким орнаментом. Куртку он снял, чего ни под каким предлогом не разрешалось делать другим.
Его гладко выбритое лицо, возможно, было некогда довольно приятным, но на него наложили отпечаток гнев и высокомерие многих лет. Карие глаза были окружены сетью морщин и прикрыты тяжелыми веками. Глубокие складки пересекали его щеки от хмурого лба до жестко сжатого рта.
– Пойдем поговорим, – почти ласково сказал он и направился в главный зал Фернли.
Его миролюбие не обмануло Изабел. Она сделала глубокий вдох и, собрав все свое мужество, стала осторожно спускаться вниз, держась одной рукой за стену.
Главный зал выглядел довольно уродливо, однако он не всегда был таким. Каменные блоки стен когда-то были выкрашены в голубой цвет, но с годами краска поблекла и сквозь нее проступили большие серые пятна. Каменный пол, выложенный из квадратных плит, был выщерблен и местами стал опасно неровным.
Над камином висела единственная красивая вещь – картина, на которой был изображен предок клана Драммондов. По легенде, шепотом передававшейся из поколения в поколение, он был рыцарем, своего рода паломником, пришедшим в Шотландию из Англии. В детстве Изабел часто приходила сюда и рассматривала картину.
Рыцарь был изображен стоящим на коленях. Солнечный свет освещал его, словно благословляя. Рядом с ним на земле виднелась плетеная корзина. Это означало, что он пришел в свой новый дом почти без всякого имущества. Рыцарь стоял, упершись лбом в рукоятку меча, воткнутого в землю. На рукоятке было выгравировано одно-единственное слово на латыни. Когда-то один из немногочисленных поклонников Изабел перевел ей это слово. Верность.
Прежде краски на картине, наверное, были яркими и сочными. Но от времени они потускнели, а железная рама, обрамлявшая картину, проржавела в нескольких местах, и недостающие части были заменены металлическими пластинками, отчего получилось топорное, хотя и впечатляющее произведение искусства.
С тех пор мужчины клана Драммондов приняли девиз первого рыцаря в качестве своего и поклялись в верности Шотландии и своему клану. Впрочем, ее отец нарушил традицию и теперь клялся в верности лишь себе самому и своим деньгам.
Изабел посмотрела в угол зала, Матери не было в ее обычном кресле. Она решила не присутствовать? Или отец запретил ей приходить, пока не будет наказана Изабел?
Это был еще один знак, заставивший сердце девушки похолодеть еще больше.
Она подошла к столу, за которым сидел отец с каким-то молодым человеком. Изабел узнала пастуха. Тот посмотрел на нее лишь мельком и отвернулся.
Оцй решила, что пастух все же ее видел и донес на нее отцу. Но почему он не пришел ей на помощь, когда она провалилась в яму?
– Где ты была, Изабел?
– В Гилмуре, – прошептала она, опустив голову. Руки сами по себе сжались на животе – это была привычная поза повиновения.
Отец встал, с грохотом отодвинув резной стул.
– Разве я не запретил тебе туда ходить?
– Да, – опять прошептала она и услышала, как ее голос дрожит от страха.
– Протяни руку, – приказал он.
Она повиновалась, вытянув руку ладонью вверх. Пока ее отец доставал из сапога кинжал, она закрыла глаза, как всегда делала в таких случаях.
Почувствовав прикосновение острия к основанию пальца, Изабел призвала на помощь всю свою волю, чтобы не вздрогнуть и не отдернуть руку. Иначе наказание будет еще страшнее.
– Расскажи мне о человеке, которого ты там встретила, – потребовал отец и слегка провел лезвием до кончика пальца и обратно – до запястья. Следа не осталось, но угроза тем не менее была реальной.
Она открыла глаза.
– Человека по имени Макрей?
– Его самого. – Нож снова оказался у основания большого пальца, словно отец собрался его отрезать. Паника охватила Изабел.
– Обычный человек, как любой другой.
– Как он выглядел?
– Высокого роста, с бородой. Глаза голубые, – добавила она. – Очень светлые, почти прозрачные.
– Такие глаза у всех Макреев, – произнес отец, глядя куда-то вдаль, словно видел перед собой этого человека. – И какое же ты заслужила наказание, Изабел? Отрезать тебе палец? Скажи, как научить тебя повиноваться мне?
Ее рука дрожала, но она молчала, хотя от знакомого чувства страха у нее внутри все похолодело.
– Может, вырезать какую-нибудь букву? – Он провел кончиком кинжала по основанию большого пальца, и на этот раз на порезе выступила кровь. – Букву «Д», обозначающую, что ты Драммонд, или слово «дерзкая»?
Лучше букву «О» – «отчаяние», подумала Изабел, но, конечно, промолчала.
– Горничная обыщет твою комнату и принесет мне все, что найдет там ценного. Может быть, запрет покидать комнату до дня твоей свадьбы научит тебя повиноваться мне. Конечно, ты заслуживаешь более сурового наказания, но пусть оно будет напоминать тебе, кто я.
Отец не может ее побить или порезать, неожиданно поняла Изабел. Ведь тогда она будет обесценена в глазах будущего мужа. Ей следовало бы знать, что алчность ее отца во сто крат сильнее, чем его гнев.
Изабел молчала. Этот урок она выучила уже в детстве. Но даже если теперь ее редкие вылазки оказывались не возможными, ее тайные мысли все равно принадлежали только ей.
Отец сунул кинжал за голенище сапога и махнул рукой, отпуская дочь. Изабел крепко сжааа кулак, чтобы остановить кровь, и выбежала из зала, пока отец не передумал и не наказал ее еще страшнее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда он вернется - Рэнни Карен



Книга просто КЛАСС! Мне понравились все книги о Макреях
Когда он вернется - Рэнни КаренОльга
4.05.2012, 7.27





Во всех романах о шотландцах,что читала,так их (шотландцев)превозносили,прямо героическая нация без страха и упрека.А оказалось и среди них полно дерьма и ничтожества.А их межклановые войны?Первобытность какая-то,поэтому их и покорили англичане и уничтожить свой этнос сами помогли,злобные людишки.А роман,конечно,хороший,почитать стоит,только жуть берет от отношения Драмонда к своим соотечественникам.10.
Когда он вернется - Рэнни КаренЧертополох
2.08.2013, 1.21





Почитать конечно можно, но мне чего то в романе не хватило.
Когда он вернется - Рэнни КаренMarina
21.04.2014, 13.34





Хороший роман !
Когда он вернется - Рэнни Каренnatali
18.10.2014, 1.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100