Читать онлайн Как избежать соблазна, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как избежать соблазна - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как избежать соблазна - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как избежать соблазна - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Как избежать соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

На следующее утро Джиллиана проснулась с ощущением блаженства. На несколько коротких минут она позволила себе представить, что всегда будет просыпаться в такой комнате, видеть суетящуюся молодую горничную с улыбкой палице и вдыхать аромат свежего крепкого чая, поданного ей в постель.
– Я принесла вам горячую воду для умывания, мисс, – сказала служанка, почтительно приседая, – и чай с тостами. – Если пожелаете что-нибудь еще, только позвоните.
– Как чудесно, – сказала Джиллиана, приподнимаясь на локте и оглядывая поднос.
– Мне поручили передать вам, – горничная сделала еще один книксен, – что вы и мисс Фентон должны встретиться с графиней в Итальянской комнате, мисс. – Она отвернулась, потом снова повернулась и еще раз присела. – В девять часов утра, мисс. Графиня придает большое значение тому, чтобы все приходили вовремя.
Ощущение купания в роскоши моментально испарилось, остался только страх. Скорее это было даже предчувствием. Дурным предчувствием.
Арабелла опоздала. Правда, Арабелла часто опаздывала. Она забывала о времени, когда погружалась в одну из своих книг. Даже после напоминания ей о времени она зачастую нимало не беспокоилась, что придет не вовремя и что ее опоздание нарушит планы других людей.
Сегодня, как нарочно, она копалась даже больше обычного, двигаясь настолько медленно, что Джиллиана готова была прикрикнуть на нее, убеждая поторопиться. Но дав волю своему раздражению на Арабеллу было бы пустой тратой времени и сил – это не заставило бы девушку быстрее одеваться. Скорее наоборот, из упрямства она могла бы шевелиться еще медленнее.
И конечно, они опоздали на аудиенцию в Итальянскую комнату на целых пятнадцать минут – Джиллиана буквально втащила Арабеллу в двери, с испугом обнаружив, что они не единственные присутствующие, но явно прибывшие последними. Когда девушки вошли в комнату, граф и доктор Фентон поднялись. Лица обоих выражали недовольство.
В Итальянской комнате бросалась в глаза позолоченная и обитая шелком мебель, которая заполняла пространство и в то же время казалась слишком утонченной, чтобы ею пользоваться. Темно-синие шторы на высоких окнах, судя по всему, были шелковыми, сочетаясь по цвету с обивкой диванов и канапе; стены были обиты темным деревом. Пейзажи, расположенные в центре каждой панели, изображали залитые солнцем холмы и тенистые зеленые рощи.
Графиня Стрейтерн стояла у камина, положив правую руку на каминную полку, – поза, несомненно, призванная внушать благоговейный трепет.
Несмотря на невысокий рост, выглядела графиня внушительно. Лицо ее было полным и круглым, с двойным подбородком. Возможно, фигура у нее тоже была тучной, но это трудно было определить из-за платья. Оно было из черного шелка с длинными широкими рукавами и верхней юбкой, украшенной кружевной вставкой. Закрепленная на плечах ткань ниспадала по спине графини и растекалась по полу наподобие шлейфа.
Глаза ее, удивительно голубые, внимательно вглядывались в Арабеллу. Рот не улыбался, уголки его прятались в мясистых щеках.
Когда доктор Фентон вывел дочь вперед, графиня лишь едва заметно склонила голову, словно королева, которой представляли одного из ее подданных.
Арабелла, казалось, не замечала пристального взгляда своей будущей свекрови. Джиллиана знала, что девушка предпочла бы сейчас находиться в какой-нибудь маленькой, уединенной комнатке, среди своих книг. Вот бы ей дали полечить какого-нибудь старичка слугу, обследовать слезящиеся глаза или гнойный нарыв, она сразу почувствовала бы себя на своем месте.
Графиня же, несмотря на суровую внешность и преклонный возраст, судя по ее виду, не страдала никаким телесным недугом. Тем не менее, Арабелла воспользовалась случаем, чтобы обследовать ее визуально. Ее взгляд охватил женщину от макушки до носков туфель, выглядывающих из-под юбок.
Затем Арабелла сосредоточила взгляд на груди графини, словно считала, сколько раз поднимается и опускается этот внушительный бюст. Некоторое время она разглядывала уши графини, и Джиллиана знала, что Арабеллу интересуют отнюдь не сверкающие бриллиантовые серьги. Без сомнения, она задавалась вопросом, нельзя ли каким-то образом проверить слух женщины.
Тем временем выражение лица графини продолжало оставаться суровым. Она все так же испытующе смотрела на Арабеллу, которая, похоже, оставалась в счастливом неведении относительно напряженной атмосферы в комнате, а также того, что графиня раздражается все больше и больше.
Доктор Фентон взглянул на Джиллиану, и она поняла, что вскоре станет объектом пространной и углубленной лекции о шокирующем отсутствии манер у Арабеллы.
В конце концов, ее главной обязанностью было сделать Арабеллу презентабельной.
Джиллиана уже приготовила слова в свою защиту, хотя они звучали неубедительно даже для нее самой: «Она же, в сущности, не делала ничего плохого. Просто смотрела на графиню».
Однако Джиллиане нетрудно было представить реакцию доктора Фентона: «Целых пять минут?»
У Арабеллы и впрямь был такой вид, словно ей хотелось взять свой дневник и начать делать записи о цвете лица графини. Или, упаси Боже, попросить графиню открыть рот, чтобы осмотреть ее зубы.
Джиллиана переводила взгляд с Арабеллы на доктора Фентона и каким-то образом случайно посмотрела на графа. Он ни в малейшей степени не находил ситуацию забавной. Пожалуй, у него был такой вид, словно он вообще никогда не улыбается, и даже мысль о веселье ни разу в жизни не приходила ему в голову.
Отвечая на его взгляд, Джиллиана пришла в некоторое замешательство, опасаясь, как бы он не прочитал ее мысли. Однако ей удалось слегка склонить голову, чтобы выглядеть так же надменно, как и он.
Получалось, что в то время как Арабелла вела себя невежливо, глядя на графиню без единого слова, то же самое граф делал с ней. А кто призовет его к ответу за такое поведение?
Доктор Фентон прокашлялся.
Джиллиана, сделав шаг, встала прямо за Арабеллой и легонько ткнула ее в спину пальцем. Обычно такого физического проявления ее нетерпения оказывалось достаточно, чтобы привлечь внимание Арабеллы. Но только не сегодня. Джиллиана взглянула на доктора Фентона, чье лицо краснело все больше и больше по мере того, как шли секунда за секундой.
Неужели Господь не дал Арабелле разума, которым наделил даже козу?
Графиня дважды постучала тростью по узорчатому ковру, и этот звук прозвучал неожиданно громко и отчетливо в неестественной тишине.
Джиллиана наклонилась ближе к Арабелле и прошептала, надеясь, что будет услышана:
– Арабелла, ты устраиваешь сцену. Скажи что-нибудь вежливое.
Арабелла лишь слегка повернула голову. Ее взгляд встретился со взглядом Джиллианы, и раздраженное выражение пробежало по ее лицу.
– Почему я не могу воспользоваться ситуацией, чтобы совершенствовать свою способность наблюдать, Джиллиана? Эта женщина может стать жертвой апоплексии. Об этом говорит цвет ее лица. Подозреваю, что она употребляет чересчур много сыра и мяса. Ей пошли бы на пользу несколько стаканов эля по вечерам. И, может быть, вина в качестве утреннего тонизирующего. Недельный курс слабительного тоже был бы нелишним.
Слабительного? О Боже!
– Юная леди, вы умеете разливать чай? – спросила графиня.
Арабелла заморгала.
– Что?
Графиня подняла трость и ткнула ею в сторону Арабеллы.
– Вы способны только говорить о личных делах на людях или можете вести себя, как подобает женщине с хорошими манерами?
Арабелла промолчала.
– Итак?
– Арабелла обучена хорошим манерам, ваше сиятельство, – объяснила Джиллиана, становясь рядом с Арабеллой. – Просто порой она забывает о них, настолько ее занимает медицина.
Графиня указала своей тростью на ближайшую софу:
– Сядьте.
Джиллиана послушалась без колебаний, Арабелла же замешкалась. Джиллиана вздохнула, сдержала замечание и потянула девушку за рукав.
Графиня села на диван напротив, а граф с доктором Фентоном расположились по соседству в креслах.
Как только все уселись, дверь открылась, словно графиня послала какой-то тайный сигнал. Вошел лакей, едва ли не сгибающийся под тяжестью массивного серебряного сервиза.
Арабелла бросила на Джиллиану взгляд – не отчаянный, а раздраженный.
– Воспользуйся своим здравомыслием, – шепнула ей Джиллиана. – Если ты можешь зашить рану, го наверняка сможешь налить чашку чаю.
Если бы ее слова были хоть отдаленно пророческими! Но Арабелла в очередной раз доказала свое полное неумение и нежелание расположить к себе окружающих. Она не вела светской беседы. Лишь спросила графиню, графа и своего отца, какой они желают чай, и больше вообще не разговаривала.
Джиллиану она даже не потрудилась спросить. Не говоря ни слова, просто вручила ей блюдце и полную чашку с переливающимся через край чаем.
Джиллиана поблагодарила ее и поудобнее расположилась в уголке дивана, впервые порадовавшись, что она не на месте Арабеллы, а значит, не является объектом испытующего взгляда графини.
Было слишком очевидно, что Арабелла не проходит свою первую проверку. В комнате царила атмосфера неловкости, молчание было настолько тягостным, что Джиллиана готова была на что угодно, лишь бы сбежать отсюда.
– Вы научитесь всему, что вам необходимо знать, – неожиданно сказал граф. – Все, что вам нужно, – это немного практики.
– Не имею ни малейшего желания практиковаться в чем бы то ни было, – отрезала Арабелла. – Я бы предпочла проводить время, служа человечеству.
– Что ж, – вмешалась Джиллиана, – думай об этом как о служении человечеству. Его небольшой части.
Она вовсе не хотела, чтобы это замечание прозвучало насмешливо. Просто она знала, как воззвать к смещенному чувству логики Арабеллы. Неожиданная улыбка графа удивила ее, как и стремительный уход графини. Женщина встала, взглянула на Арабеллу, словно хотела сказать что-то особенно язвительное, но передумала и направилась к двери, не сказав больше никому ни слова – ни своему сыну, ни доктору, ни тем более Арабелле, которая, казалось, испытала некоторое облегчение с уходом графини.
Арабелла повернулась к Джиллиане:
– Могу я теперь вернуться в свою комнату?
Граф встал.
– А что вы скажете насчет небольшой экскурсии по Роузмуру, Арабелла? Думаю, особенно вас заинтересует библиотека.
Джиллиана послала ему благодарный взгляд. Арабелла же даже не посмотрела в его сторону.
– Я бы предпочла вернуться в свою комнату, ваше сиятельство, – сказала она.
– В таком случае могу я проводить вас?
– Нет необходимости, – ответила Арабелла – Едва ли я заблужусь.
К чести графа, он лишь слегка поклонился в ответ. Если слова Арабеллы и вызвали его раздражение, он этого не показал.
Джиллиана поднялась и направилась к двери, чтобы сопровождать Арабеллу, но та не стала ее ждать, а просто вышла из комнаты с надменностью графини.
Должна ли она пойти за ней? Или ей следует остаться?
Граф протянул руку, останавливая ее жестом. Джиллиана была уверена, что он не собирался дотрагиваться до нее, потому что убрал руку в тоже мгновение, как его пальцы коснулись ее кожи под кружевом на запястье. Она была уверена, что этот жест предполагался не успокаивающим или даже интимным, а скорее высокомерным.
Граф не хотел, чтобы этот момент оказался сколько-нибудь значимым, но он оказался именно таким. Джиллиана замерла на месте or его прикосновения. Он не проронил ни слова, и на его лице она ничего не могла прочесть, кроме едва заметного удивления.
Ей захотелось, чтобы он коснулся ее снова, прижался пальцами к тому месту на руке, где кожа была особенно чувствительной. Или, быть может, обхватил пальцами ее запястье, сделав своей пленницей. Как будто сейчас она могла уйти.
Неужели ее жизнь рухнула окончательно?
– Могу я поговорить с тобой, Джиллиана?
Она повернулась к доктору Фентону:
– Конечно, сэр.
Джиллиана оставила графа у двери, умудрившись пересечь комнату, ни разу не взглянув на него. Но он тем не менее оставался там. Она чувствовала, что он смотрит на нее, ощущала его взгляд между лопатками и на обнаженной шее, на затылке, где волосы были подняты вверх и заколоты черепаховым гребнем.
Сев на диван лицом к доктору Фентону, Джиллиана молила Бога послать ей хладнокровие и самообладание. Если иначе нельзя, то пусть нахлынут воспоминания. Пусть она вспомнит те два дня страха в Эдинбурге, когда она, беременная, была покинута и напугана.
Граф замешкался, и в какой-то момент Джиллиане показалось, что он останется в комнате и будет слушать слова доктора Фентона. Но вот он вошел и закрыл за собой дверь, подарив ей чувство облегчения.
Как только они остались одни, Джиллиана переключила внимание на своего работодателя.
Она стиснула руки и приказала себе не выдавать никаких эмоций. Ни досада, ни раздражение, ни гнев не должны отразиться у нее на лице.
– Арабелла, похоже, не склонна принять на себя роль графини.
Поскольку именно это она и говорила ему последние две недели, сейчас Джиллиана промолчала.
– Она должна осознать, что это для нее огромное благо, выпадающее на долю далеко не каждой женщины.
Джиллиана начинала раздражаться, и раздражение было определенно предпочтительнее страха.
– Всякий раз, когда я говорю с Арабеллой о ее манерах, доктор Фентон, она меня попросту не слушает. Что я могу сделать?
– Я не прошу тебя относиться к ней как к сестре, Джиллиана. Я знаю, что это невозможно. Но я бы не хотел, чтобы ей было стыдно за свое поведение.
Джиллиана сомневалась, что такое возможно. Арабелла была настолько далека от окружающего мира, что вряд ли замечала, когда идет дождь, когда снег, а когда, напротив, стоит прекрасный день. Ни на что, не входящее в узкий круг интересов Арабеллы, она просто не обращала внимания.
– Боюсь, графиня осталась недовольна Арабеллой, – продолжал доктор Фентон. – Крайне важно как можно скорее устранить все недостатки моей дочери, Джиллиана.
Что она могла на это сказать? Было слишком очевидно, что Арабелла не готова к той роли, которую должна принять на себя, и вообще ей нет до этого никакого дела.
– Хорошо, – ответила она. – Я буду прилагать больше усилий.
– Да уж постарайся. – Доктор внимательно посмотрел на нее. – Граф Стрейтерн весьма чуток к своему положению в обществе.
Джиллиана промолчала.
– Сообщи я ему о твоем прошлом, не сомневаюсь, что он попросит меня отказаться от твоих услуг.
Она в испуге уставилась на него:
– Зачем вам это делать, сэр?
– Надеюсь, в этом не будет необходимости.
Никогда прежде Джиллиана не видела его таким; сейчас в его взгляде сквозила неприкрытая неприязнь.
– Я же пообещала сделать все от меня зависящее, сэр. – Она надеялась, что ее голос прозвучал ровно и примирительно. Прошлое преподало Джиллиане один ценный урок – умение защищать себя. До тех пор, пока не найдет новое место, она не может позволить себе лишиться расположения доктора.
– Ты – компаньонка Арабеллы, принимающая ее интересы близко к сердцу. И я хочу, чтобы именно такой тебя и считали в Роузмуре.
Она снова с силой стиснула руки.
– А никак не женщиной с необузданными страстями, Джиллиана. Не сумасбродкой, которая забывает, что она леди.
– Я понимаю, сэр.
– Ты слишком часто смотришь на него, Джиллиана. Всем видно, что он интересует тебя.
«А, так вот она, истинная причина этого тет-а-тет».
– Смотри, чтобы твоя история не повторилась, Джиллиана. Чтобы даже малейший намек на скандал не коснулся Роузмура по твоей вине. Если ты забудешься, я буду вынужден все рассказать графу. И ты снова окажешься на улицах Эдинбурга.
Короткий кивок – вот все, на что у нее хватило сил, прежде чем она покинула доктора Фентона.


Грант распечатывал письмо с некоторой тревогой, надеясь, что это не будут плохие новости. Нет, это были прекрасные новости. Он улыбнулся, пробегая глазами по строчкам, исписанным неразборчивым почерком друга, выуживая из лабиринта крючков и завитушек, что именно Лоренцо пытался сказать. Его друга задержали дела в Лондоне, но он приедет в Роузмур так скоро, как только сможет.
А пока он давал Гранту кое-какие советы. За ними следовал список лекарственных средств, большинство из которых, как думалось Гранту, он мог бы уже сейчас попробовать принимать. Заканчивая чтение письма, он поймал себя на том, что согласно кивает.
Довольно редко случается, чтобы такая болезнь никак не проявлялась почти до самой смерти. Детьми твои братья часто болели? А ты, мой друг, был ли ты тоже нездоров до приезда в мою страну? Если нет, то я сильно сомневаюсь, что дело в болезни, о которой ты упоминаешь.
К несчастью, Гранта не было в Шотландии, когда Эндрю заболел и умер. Не заметил он и того, как заболел Джеймс, заболел столь серьезно, что болезнь унесла его жизнь. Его оправдывает лишь то, что он был слишком поглощен своими делами, проводя бесконечные часы в пути до Перта и обратно, дабы позаботиться о благополучной доставке оборудования из Италии.
Джеймс вполне мог быть давно болен, прежде чем близкие узнали об этом. К сожалению, его брат принадлежал к тем людям, которые никогда не жалуются – до тех пор, пока жалобы уже бессмысленны.
Грант отложил письмо в сторону, думая о том, как давно он не видел Лоренцо. Не много было людей, которым он доверял, но хотя он доверял графу Патерно больше, чем кому-либо другому, даже Лоренцо не знал всех его секретов.


Как ни странно, воздух Роузмура был буквально пропитан довольством. Слугам нравилось работать в этом большом, славном доме, и с их лиц не сходила улыбка. Смех слышался и в коридорах, и этот звук казался ей таким необычным для этого места, что она останавливалась и прислушивалась к нему.
Неужели она единственная, кто видит за улыбками истинное зло?
Серые глаза мужчин семейства Роберсонов были цвета дыма, сланца. Цвета дьявола, словно он жил в каждом из них. Бесспорно, все они очаровательны, эти Роберсоны. Каждый из них, начиная от основателя рода, чей портрет висит внизу, обладает привлекательностью Гавриила, но и коварством. Они непринужденно улыбаются, и требуется огромный опыт, чтобы распознать за этим обаянием порочность, прочно угнездившуюся в их душах.
Нет, не голоса говорили ей, насколько они порочны. Правда, иногда она и в самом деле слышала какие-то голоса, которых, она знала, другие не слышали. Порой она думала, что эти голоса – разные ипостаси самого Господа: Святой Дух, Бог Отец и Бог Сын. Но потом они менялись и казались почти детскими, и она уже не знала, кто это. Главное, она понимала, что то, что она слышит, – это ее сознание, призывающее ее к исполнению своего долга.
Практика сделала ее пальцы удивительно проворными. Она вытащила пробку из кобальтовой бутылки, просунула внутрь ложку с длинной ручкой и достала небольшое количество порошка. Каждый день она проглатывала понемножку, положив чуть-чуть на кончик языка. Если она доживет до следующего дня, это будет означать, что ей следует исполнить свою миссию.
Когда придет время, она добавит щепотку побольше в еду или питье графа и с искренней и глубокой печалью будет смотреть, как он умирает. Другие люди будут вместе с нею скорбеть о таком человеке и дивиться ее самообладанию, ее достоинству.
В этом акте нет никакой мести или ненависти. Это просто то, что должно быть сделано. Обязанность, которую необходимо выполнить для пользы всех. Нельзя позволить такому злу существовать в мире; кошмар не должен иметь продолжения.
Этот род должен быть уничтожен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как избежать соблазна - Рэнни Карен



Очени красивый роман интересный сюжет
Как избежать соблазна - Рэнни Карендина
22.11.2014, 5.53





Обсолютно ничего красивого я в романе не увидела.По-моему,ггероиня,что называется слаба на передок.Такая вся с виду правильная,а спала с чужим женихом без зазрения совести.Что в ней нашёл ггерой, я так и не поняла.А вот ещё сцена,когда эта чокнутая Арабелла её убить пыталась.Судя по описанию в начале романа,ггероиня выше Арабеллы,и вместо того чтобы дать той отпор,пытается спастись бегством.Бред.Единственное,что интересное в этом романе,так это тайна матери Гранта и доктора.Только из-за неё дочитала до конца.
Как избежать соблазна - Рэнни КаренМария
1.12.2014, 13.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100