Читать онлайн Как избежать соблазна, автора - Рэнни Карен, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как избежать соблазна - Рэнни Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как избежать соблазна - Рэнни Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как избежать соблазна - Рэнни Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэнни Карен

Как избежать соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Джиллиана выстроила эффективную линию обороны, чтобы не подпускать к себе Гранта, но это оказалось ни к чему, поскольку Грант избегал ее так же старательно, как и она его. Она делала это из соображений защиты. А он?
Она ожидала, что доктор Фентон придет навестить ее. Но никто не приходил во дворец, и вначале Джиллиана объясняла это тем, что ее отвергают. Только поговорив с Майклом, она узнала, что во дворец никого не пускают. Грант, очевидно, устроил для них крепость – место, куда никто не допускается и откуда ей не разрешено уйти. Даже Лоренцо редко показывался, а когда приходил, то лишь слегка кланялся ей и бросал хмурые взгляды на Гранта.
Последняя надежда, что ей удастся избежать последствий этой недели, исчезла, когда Джиллиана получила краткую записку от Арабеллы. Состоящая всего из одного предложения, записка умудрилась передать презрение, раздражение и превосходство.
«Не будь так глупа, чтобы забыть о том, что случилось раньше, Джиллиана».
Ирония заключалась в том, что Джиллиана всю неделю не видела Гранта. Первые несколько дней она все больше спала. У нее не было сил, но то ли это от яда, то ли от лечения, трудно сказать.
В последние несколько дней она почувствовала себя лучше, настолько лучше, что начала искать, чем бы заняться. Джиллиана не привыкла к бездействию, и ее нервировало, что у нее нет никакого дела.
Она часами гуляла вокруг дворца. Позади здания находился парк, за которым давно перестали ухаживать, и Джиллиана развлекала себя тем, что пыталась представить себе, каким был первоначальный план декоративных живых изгородей. Иногда по утрам она занималась уборкой опавших листьев. Когда это занятие надоедало, садилась на скамейку в центре лабиринта и просто любовалась окружающей природой.
Сегодня день обещал быть прекрасным. Рассвет уже давно наступил, но воздух был все еще прохладным, а на траве блестели капельки росы. Всюду, куда ни кинь взгляд, можно было увидеть признаки того, что природа полна гордости и веселья. Птицы не просто сидели на ветках, они бочком перебегали с одного конца ветки на другой, словно для того, чтобы поболтать с соседями. Белки, которых здесь было бесчисленное множество, громко стрекотали между собой. Делились ли они секретами, где лучше запасать орехи? Или просто сплетничали о своих сородичах? Бабочки порхали с цветка на цветок, и даже пчелы, казалось, летали группками, словно сад позади дворца – чудесное место для общения.
Но не было никого, за кого Джиллиана была бы ответственна, не было никакой обязанности, которую она должна была выполнять. Никто не отмечал ее отсутствия и не требовал ее присутствия. Впервые в жизни она была полностью предоставлена себе самой.
Всегда ей хотелось, чтобы отец гордился ею, она старалась не опозорить семью. Однако все закончилось тем, что ее изгнали из общества и она теперь больше не связана его одобрением. Невольно оттолкнула она от себя и доктора Фентона с Арабеллой. И вот теперь она осталась одна, во власти прихотей единственного человека, Гранта Роберсона, графа Стрейтерна.
Он один связывает ее с цивилизацией, является для нее источником информации, поверенным тайн, единственным другом. Но даже и Гранта в последнее время она редко видит.
Как, однако, странно, что, несмотря на все это, впервые за очень долгое время она чувствует себя счастливой и спокойной. Не это ли было необходимо ей? Период исцеления, возможность побыть в мире с собой, место, где никто ничего не потребует от нее, где она может быть просто Джиллианой.
Еще недавно ей казалось, что она никогда не сможет выбраться из своего горя, но сейчас Джиллиана была так же далека от печали, как беспечное дитя.
Когда на сад спустилась тишина, она окончательно осознала, что мир может быть абсолютно прекрасен, а она способна испытывать ничем не замутненную радость.
Молитва была скорее мыслью, чем мольбой: «Спасибо за все прекрасные воспоминания. За всю радость, какой бы недолговечной она ни была, спасибо. За способность видеть красоту спасибо. За то, что могу сидеть здесь и любоваться этим маленьким, совершенным кусочком мира, спасибо. Но более всего за способность испытывать другие чувства, а не только отчаяние, Господи, спасибо».
Возможно, это именно то, чему приезд в Роузмур должен был научить ее. Научить начать жить заново.
Что принесет ей жизнь? Этого Джиллиана пока не знала. Выбор? Наверняка. Возможности? Может быть.
Но она не должна бояться. Пора начать жить. Джиллиана встала и решительно зашагала к дворцу.


– Тебе кажется, что ты такой сдержанный и спокойный, мой друг, – сказал Лоренцо, – но это не так. Возможно, годы, проведенные в Италии, наложили отпечаток на твое холодное шотландское сердце.
Грант нахмурился, но выражение его лица вызвало у Лоренцо лишь улыбку.
– Теперь дыши глубже, – приказал он. Грант так и сделал, не сводя глаз с лица друга.
– Думаю, ты не любишь, когда тебе приказывают. – Лоренцо сдвинул в сторону складки рубашки Гранта, чтобы лучше послушать его грудь. Грант промолчал. – В тебе есть страсть, Грант, и огонь.
– Ты узнал это, слушая мое сердце? – спросил Грат, застегивая рубашку.
Лоренцо оставил его сарказм без внимания.
– Я думаю, это маленькая компаньонка так повлияла на тебя. Ты как Везувий – спокойный снаружи, но готовый вот-вот взорваться.
– Как вулкан? Едва ли.
– Покашляй.
Грант покашлял, в то время как Лоренцо с силой прижимал ладонь к его груди.
Наконец, Лоренцо убрал руку и отступил назад, серьезно глядя на Гранта.
– Если ты и умираешь, то тогда ты самый здоровый умирающий человек, которого я когда-либо видел. Всем бы моим пациентам быть такими, как ты.
– Но уж конечно, не из-за отсутствия чьих-то стараний.
– Что ты предпринимаешь в связи с этим?
– Просто не знаю, что еще предпринять, – признался Грант. – Я умею вырабатывать электричество. Могу быть богом в своей лаборатории и воспроизводить молнию. Так почему я не могу защитить тех, кто вверен моим заботам?
– Мне кажется, мой друг, ты слишком многого требуешь от себя.
– Напротив, Лоренцо, – возразил Грант. – Думаю, что требую недостаточно. Если бы я был порядочным человеком, то разом покончил бы со всем этим и женился на Арабелле Фентон. В конце концов, это было мое предложение, по моему желанию она приехала сюда. И я бы удалил Джиллиану из дворца как можно скорее. Но разве я это делаю?
– Мне думается, ты достиг своего предела порядочности, Грант, – заметил Лоренцо с улыбкой. – Ты был чрезмерно порядочным все то время, что я знаю тебя Пора уже тебе получить немного удовольствия от жизни.
– Тебя послушать, так я прямо педант какой-то.
– Вовсе нет, – отозвался Лоренцо. Он взял со стола темно-коричневую бутылку, прочитал этикетку, нахмурился и снова поставил бутылку, отодвинув ее от себя кончиком пальца. – Тебе просто нужно немного любви. Не думаю, однако, что справедливо подвергать мисс Камерон сплетням Роузмура.
– А что говорят?
– Не в моих правилах повторять слова других, Грант.
– Ненавижу это, – пробормотал Грант, проведя рукой по волосам. – Ненавижу всю эту проклятую неразбериху.
– Тогда отошли мисс Камерон.
– Не могу. – Грант посмотрел на друга. – Я не хочу, чтобы она уезжала, но и оставаться ей опасно. Я говорю себе, что защищаю ее, но кто защитит ее от меня?
– Поэтому ты всю неделю сторонишься меня?
Грант повернул голову и увидел Джиллиану, внезапно появившуюся в дверях. Щеки ее порозовели от солнца, волосы слегка растрепал ветер. В одной руке у нее был полевой цветок, а в другой шляпа. Взгляд ее был прямым, не допускающим никакой неискренности.
Лоренцо тактично удалился неслышной походкой.
– Люди будут думать, что мы любовники, независимо от того, что ты скажешь им. Они все равно будут болтать, и не имеет значения, говорят они правду или нет.
Грант смотрел на нее.
– Ты хочешь вернуться в Роузмур?
Джиллиана подошла ближе, но остановилась по другую сторону стола.
– Мне сказать правду? Или хотя бы раз быть разумной?
– Я бы посоветовал тебе быть разумной, но мне слишком хочется узнать правду.
– Мне следовало бы уйти. Вернуться в Роузмур.
– Но ты не уйдешь.
– Нет, не уйду.
– Мои предостережения все-таки подействовали на тебя?
Джиллиана покачала головой:
– Не думаю. Полагаю, это был сад.
– Сад? – Грант улыбнулся. – При чем здесь сад?
– Сегодня чудесный день, Грант. Многообещающий день, я думаю. Но завтра может пойти дождь.
– Может, – согласился он.
– Почему бы нам просто не принять день таким, какой он есть сегодня, сейчас, и не насладиться им в полной мере?
– Я часто думал, что мои итальянские соседи поступают именно так.
– Создадим свою собственную Италию?
Грант не знал, что сказать. Сразу несколько ответов пришли ему в голову, но он их тут же отбросил. Не дождавшись ответа Гранта, Джиллиана протянула к нему руку:
– Я шокировала тебя?
– Скорее привела в восторг.
Она улыбнулась.
Грант мягко привлек ее к себе. Она не сопротивлялась, просто сплела руки у него на шее, улыбаясь ему в лицо.
Это мгновение нужно остановить. Ему хотелось навечно запомнить этот момент. Джиллиана с дразнящей улыбкой, с лукавыми искорками в глазах и чем-то еще, чего он не мог передать словами.
Грант обхватил ее обеими руками за талию, приподнял и усадил на край деревянного стола.
Потом наклонился и поцеловал ее, на несколько долгих мгновений затерявшись в ощущениях. Услышав ее вздох, он довольно улыбнулся.
Ему хотелось доставить ей удовольствие. Хотелось оставить такой след в ее памяти, чтобы она никогда не смогла забыть его.
– Ты чувствуешь себя смелой? – спросил он, чуть отстраняясь. Его рука легла ей на грудь, большой палец поглаживал затвердевший сосок. Удовольствие растеклось по нему при звуке ее тихого стона.
Джиллиана открыла глаза, медленно улыбнувшись ему.
– А что?
– Мне всегда хотелось провести один эксперимент, – сказал он. – Будешь моей ассистенткой?
Она слегка склонила голову и молча посмотрела на него:
– Сейчас? Я бы предпочла, чтобы ты отнес меня в свою постель.
– А если я пообещаю, что это будет приятно?
– Очень приятно?
– Да.
– Ну хорошо, – согласилась Джиллиана.
Грант очистил стол слева от нее и придвинул аппарат Вольта поближе.
Она ни о чем не спрашивала и не протестовала, но глаза ее чуть расширились, когда он стал медленно расстегивать застежки платья на спине.
– Я не сделаю тебе больно. Мне всегда хотелось узнать, какие будут ощущения.
– Ощущения от чего? – спросила она, облизывая губы.
Грант закончил расстегивать платье, поздравив себя с тем, как ловко он это сделал, тем более что делал он это не глядя. Грант стащил платье с плеч, и его взору открылось простое и практичное нижнее белье Джиллианы. Она развязала корсет спереди и сняла его, затем спустила бретельки рубашки. Грант наклонился и взял в рот ее грудь, поигрывая языком с соском. Подняв голову, увидел, что Джиллиана слегка запрокинула голову и закрыла глаза, а на ее лице выражение крайнего восторга.
– Хорошо? – спросил он.
– Да, – выдохнула она.
Он легонько прикусил сосок, затем снова втянул его в рот, оставив влажным. Левой рукой потянулся за проводом, который торчал из аппарата.
– Ты доверяешь мне?
– Да, – просто ответила она.
– Я хочу дотронуться проводом до твоего соска. Ты расскажешь мне, что почувствуешь?
– Это будет легкий удар?
– Я не заряжал аппарат, поэтому ты можешь ничего не почувствовать.
– Я буду твоим испытуемым? Ты отправишь результаты в Италию?
– Могу даже написать статью, – сказал он, улыбаясь. – Я так опишу результаты своего эксперимента в процессе соблазнения прекрасной женщины: «Я усадил ее на стол в своей лаборатории и раздел до талии, обнажив восхитительные груди, полные и высокие, с торчащими коралловыми сосками. Они влекут мои пальцы и губы, и я нахожу весьма отвлекающей задачу поддерживать соски влажными». – Грант наклонился и припал ртом к одной груди, а Джиллиана обняла его лицо ладонями.
Он оторвался от нее, продолжая свою воображаемую научную статью:
– «С ее полного согласия я дотронулся проводом аппарата Вольта до ее дерзкого соска, чтобы посмотреть, как подействует на него это прикосновение. Или проверить, не может ли такой способ являться некоей формой обольщения».
Грант медленно подносил провод к Джиллиане, давая ей время взять обратно свое согласие. Она ничего не сказала, лишь пристально наблюдала за приближающимся проводом. Когда Грант дотронулся им до кончика соска, Джиллиана улыбнулась.
– Ты что-нибудь почувствовала?
– Почувствовала, – ответила она. – Очень странное ощущение. Почти как если бы ты коснулся соска языком.
– «Результат эксперимента, – громко продолжил Грант, – в лучшем случае неопределенный. Объект не жалуется, напротив, похоже, поощряет к продолжению экспериментирования».
– Да? Ты собираешься использовать это везде? И если так, то могу ли я сделать то же самое? Могу я дотронуться проводом до твоего члена и посмотреть, оживится ли он?
– Вынужден констатировать, что у тебя не будет никаких трудностей с оживлением этого объекта. Рядом с тобой он всегда оживает.
Она улыбнулась, и Грант отложил провод, чтобы заняться более приятным делом – поцеловать Джиллиану.
– Ты очень способная ученица, – произнес он низким и обещающим голосом.
– Значит, учитель должен наградить свою ученицу, – сказала она. – Чем-нибудь отметить мои таланты.
– Когда я был школьником, наш директор, бывало, дарил нам закладки, если мы успевали по всем предметам.
Джиллиана покачала головой:
– Это не подойдет.
– Нельзя просто отвергать что-то, не предлагая альтернативы.
– Быть может, вечер в твоей постели? – сказала она, улыбаясь.
Джиллиана провела ладонью по руке Гранта вниз, затем переплела его пальцы со своими, поднесла их сплетенные руки к губам и поцеловала костяшки его пальцев.
– Нет. – Грант привлек ее к себе. – Если я директор, значит, я устанавливаю правила. Ни одной ученице не разрешено входить в мои личные покои до тех пор, пока она не проявит себя весьма и весьма сведущей.
– Мне казалось, что я уже проявила, – возразила Джиллиана, вновь улыбнувшись.
Пальцы Гранта мягко поглаживали ее грудь; большой палец нежно потирал сосок. На несколько мгновений Грант сосредоточил все внимание на левой груди, прежде чем перейти к правой. Его сосредоточенность была напряженной, выражение лица восторженным, когда сосок откликнулся на его манипуляции.
– Это удивительное ощущение твоей кожи под моими пальцами, – тихо проговорил он. – Оно присуще только тебе, Джиллиана. Если бы я мог коснуться тысячи женщин, я узнал бы тебя по изгибу груди, по гладкости и податливости кожи.
– Тебе обязательно было выбрать этот момент, чтобы говорить о своих будущих победах, Грант? – спросила она с улыбкой.
Он не поднял глаз, как если бы она ничего и не говорила.
– Останься со мной.
Вот теперь он поднял взгляд и обнаружил, что она внимательно смотрит прямо на него.
– На этот раз ты просишь не на неделю, ведь так?
– Не на неделю, не на день или час, – ответил он.
– Навсегда? – спросила она, и он просто кивнул.
* * *
Внезапно единственным ее желанием стало затеряться в наслаждении. Она не хотела думать, не хотела даже чувствовать. Во всяком случае, испытывать те чувства, которые были у нее в сердце. Ей захотелось быть просто чувственным созданием, упивающимся наслаждением ради него самого.
– Люби меня, – прошептала она, наклоняясь вперед, прижимая обе ладони к его лицу и заглядывая ему в глаза. – Люби меня всю ночь, – приказала она. – А когда наступит рассвет, люби меня снова. И быть может, я скажу «да». Если ты будешь искусен. Если подаришь мне достаточно наслаждения.
Лукавая улыбка заиграла на его губах.
– Ты бросаешь мне вызов, Джиллиана? На твоем месте я был бы осторожнее. Никогда не соблазняй голодного мужчину кусочком еды.
– Так, значит, вот кто я теперь? Всего лишь кусочек?
Грант наклонился и взял ее сосок в рот, с наслаждением посасывая. Его щеки втянулись, а пальцы обхватили другую грудь.
Огненная стрела пронзила ее, побуждая тело к отклику. Она почувствовала, как кровь забурлила в жилах, а сердце гулко забилось в груди. Грант мягко прикусил сосок, затем чуть отстранился, и губы его были влажными.
Джиллиана жадно поцеловала его, желая ощутить его рот так, как никогда прежде. Она углубила поцелуй и стиснула в пальцах его волосы.
Наверное, эта дикая, неутолимая жажда в тот же миг передалась и ему. Он раздвинул ее ноги, положив их к себе на талию, и подтянул ее ближе к краю стола. Она смутно сознавала, что его руки пробрались к ней под платье и быстро освобождают ее от нижнего белья. Не было никакой сдержанности и осторожности в том, как он сдирал с нее одежду. Ничто не должно было воспрепятствовать ему.
И вдруг – о счастье! – он оказался внутри ее, и Джиллиана всхлипнула от наслаждения.
Еще, пожалуйста, пожалуйста, еще! Еще и еще – до тех пор, пока она не наполнилась им так, что не могла ни дышать, ни думать, ни что-либо чувствовать. Еще – до тех пор, пока наслаждение не стало единственным ее ощущением, и это было началом и концом всего, чем она являлась. Джиллиана потянула его к себе, постанывая от нетерпеливого восторга.
Она так отчаянно желала достигнуть вершины и в то же время хотела задержаться над пропастью, где жажда, и желание, и вожделение, и блаженство смешались воедино.
Пальцы Гранта оставили ее грудь и скользнули под юбки, поднимая их. Взглянув вниз, где они соединялись, он приказал:
– Посмотри на нас.
Она наклонила голову и увидела, как он медленно входит в нее. Это было настолько возбуждающе, что ее пальцы скрючились, и она стала царапать его одежду.
– Быстрее, – попросила она, умоляя поскорее вернуться.
Он исполнил ее просьбу, но делал это настолько медленно, что она чуть не всхлипнула от нетерпения. Пальцы сживались и разжимались у него на плече, затем обхватили его шею, притягивая голову ниже, эту восхитительную улыбку ближе к своим губам.
Она хотела, чтобы он был быстрее и напористее, но он дразнил ее, отступив и прошептав на ухо:
– Этого наслаждения достаточно, Джиллиана? Достаточно?
Уже было не время для игры, для притворства, слишком велико нетерпение. Она хотела страсти и забвения. Она вонзила ногти ему в плечи, но он лишь улыбнулся, затем наклонился вперед, очень нежно целуя ее в губы. Это был дразнящий поцелуй, покровительственный поцелуй, ни в малейшей степени не выдающий той страсти и жажды, которую она испытывала.
Он дал юбкам упасть и накрыть их. Для остального мира они, наверное, представляли бы ошеломляющее зрелище: граф Стрейтерн, сплетенный в страстном объятии с компаньонкой. Грудь ее была обнажена, губы припухли от его поцелуев. Но никто не увидел бы, что он медленно скользит в ней туда и обратно, мучая ее дразнящим, контролируемым обладанием.
– Ну?
Она положила голову ему на плечо, сдаваясь.
– Достаточно? – спросил он.
Спокойствие его голоса не сочеталось с покрасневшим лицом и побелевшими костяшками пальцев, сжимающих край стола.
Слезы пришли неожиданно, удивив ее. Наверное, она могла бы попытаться скрыть их, но лишь откинула голову назад и устремила взгляд на потолок, и с ее губ сорвался полувсхлип-полустон.
Грант давал ей именно то, чего она хотела. Каждый дюйм ее тела был переполнен ощущениями, и она не чувствовала ничего, кроме него. Все сосредоточилось на Гранте, на его дразнящей улыбке, на прикосновении его пальцев к коже, и больше всего на чувствах, которые он вызывал в ней, медленно входя в нее и выскальзывая обратно, управляя не только своим телом, но и ее.
– Достаточно? – прошептал он.
– Да, – выдохнула она.
«Помни это», – кричал ее мозг, когда тело воспарило к небесам. «Помни это», – звучало рефреном, когда он наконец впился ртом ей в губы и проглотил ее всхлип.


Ее руки привычным движением вытащили пробку из кобальтовой бутылки. Она опустила ложку с длинной ручкой внутрь, зачерпнув чуть-чуть сероватого порошкообразного вещества. Это были высушенные и истолченные в порошок листья белладонны, весьма ценного растения, употребляемого при нервных расстройствах, глазных болезнях и дисфункции мочевого пузыря.
Когда-то от кого-то она слышала, что яд – женское оружие. Какая глупость. И хотя этот порошок может быть назван ядом, это еще и ценное лекарство. Она использует лекарство для лечения. Но если душа не чиста, какое имеет значение, что тело исцелено?
Вот тут-то лекарство и становится ядом. Большая его доза становится средством закончить жизнь. В некотором смысле это благое дело – избавить жертву от долгих мучений. Правда, первые несколько секунд после принятия яда трудно вынести, но агония длится недолго.
Слишком недолго, чтобы вырвать с корнем зло.
Есть такие грехи, которые нельзя исправить, как и грешники, которые не видят необходимости в искуплении. В таких случаях она просто делает то, что должна, и заканчивает их жизнь, ничуть не заботясь об их возможных мучениях. Если под конец они умоляют об избавлении – это то, что они заслужили.
Она полностью отдает себе отчет в том, что некоторые сочли бы то, что она делает, неправильным. Но эти же самые люди отрицали бы необходимость восстановления справедливости во всех случаях, кроме самых вопиющих. Жизнь совсем не всегда добра и добродетельна. И дело смелых – потребовать честности и справедливости.
Правда заключается в том, что она избавляет мир от тех, кто оскверняет невинность, кто несет в себе зло. Но она была уверена, что ее никогда не признают избавительницей и никогда не будет она до конца прощена за то, что делает.
Однако есть и такие, кто может задуматься в тишине ночи, кто она больше – святая или грешница, не следует ли рукоплескать ее рвению.
Но самой ей это все равно.
И она не испытывает разочарования, когда время от времени терпит неудачу в попытке убить зло. Она просто заново оценивает сделанное, определяет, где и что пошло не так, и решает, что делать дальше. Если она терпит неудачу, то совершает новую попытку. И в конце концов всегда добивается нужного ей результата.
Вспомнить хотя бы то, сколько времени понадобилось на Джеймса.
Она повернулась и улыбнулась скелету, разложенному на кровати; череп аккуратно лежит на подушке, словно он спит. Милый Родерик – это псевдоним, разумеется, ибо никто бы ее не понял, если бы она использовала его настоящее имя. Но она воспользовалась услугами очень предприимчивого молодого человека, – который удовлетворился незначительной суммой и лекарством для облегчения симптомов личного характера, – чтобы эксгумировать его. Никто не знал, что скелет принадлежит самой первой из ее жертв – старику, который бил свою жену и чуть не уморил голодом детей. Считается, что он похоронен в церковном дворе, где лежит один, и никто его не навещает. Но он ее постоянный спутник, напоминание не только о том, что она должна исполнить, но и о том, что уже сделала.


Да, Лоренцо будет что рассказать своей жене, когда он вернется во Флоренцию, и не в последнюю очередь об этом невероятном собрании в библиотеке Гранта.
Был поздний вечер, день выдался длинный, и Лоренцо предпочел бы отправиться в постель, чем сидеть в библиотеке, вынося общество доктора Фентона и его дочери.
Что бы сказала Элиза об этой парочке? Он мог себе представить комментарии жены.
«Она слишком развязна для женщины, Лоренцо. У нее что, нет никакого представления о такте? Для красивой девушки она почему-то испытывает необъяснимую неприязнь к своей внешности.
А он? Неужели у него всегда такие грязные очки? Ты никогда не бываешь таким неопрятным, мой дорогой».
Лоренцо улыбнулся и поднял свой бокал, слегка поклонившись.
– Отличное вино, – сказал он доктору Фентону, и тот молча кивнул.
– Оно не из подвала моего отца, сэр, – вмешалась Арабелла.
Разумеется, нет, и его замечание было простым выражением любезности, и ничем иным.
Наблюдая за поведением Арабеллы в различных ситуациях, Лоренцо решил, что мисс Фентон чурается людей и в обществе она чувствует себя не в своей тарелке. Она словно бы держится в стороне, наблюдая за другими людьми издалека. Но возможно, он судит ее слишком строго. Вот у них с Элизой одинаковая реакция на общество. Когда они рядом друг с другом и со своими малышами, больше им никто не нужен. Других развлечений им просто не требуется.
И все же Лоренцо не мог не задаваться вопросом, смягчится ли когда-нибудь Арабелла по отношению к Гранту, особенно зная об истории с компаньонкой. Какая женщина не разорвала бы помолвку, будучи вот так публично отвергнута? Возможно, жадная. А может, мстительная?
– Я крайне удивлен, сэр, что вы ни разу не упомянули, что вы врач. Существует какая-то причина, по которой вы скрывали от меня свое занятие?
Лоренцо наклонился вперед и подвинул серебряный поднос чуть ближе к себе. Он налил себе вина из графина, но когда предложил подлить в бокал доктору Фентону, тот покачал головой.
– Я это делал по просьбе своего друга, сэр, – ответил Лоренцо, но большего он открывать не собирался. Заключение о состоянии здоровья Гранта – дело личное, и Лоренцо не собирался рассказывать об этом ни доктору, ни Арабелле.
Он горячо желал, чтобы мисс Фентон исчезла, например, отправилась куда-нибудь, где собираются женщины Роузмура. Куда же именно? В библиотеку? Неплохое решение в отношении мисс Фентон, но поскольку они сидели как раз в библиотеке, едва ли приемлемое. В одну из многочисленных гостиных в этом огромном доме? Без сомнения, она встретится там с графиней, а судя по тому, что он наблюдал за обедом, сомнительно, чтобы эти две женщины искали общества друг друга.
Лоренцо сделал глоток вина, впервые почувствовав горький привкус. Доктору Фентону он ничего не скажет, но Гранта непременно подразнит по поводу того, что его винные запасы превращаются в уксус.
Что бы сказала Элиза о столь невероятной связи Гранта с Джиллианой Камерон? Впервые его друг ведет себя, не задумываясь о привычных строгих нормах поведения, и Лоренцо хотелось рукоплескать этой перемене, но в то же время предупредить Гранта, что такой поступок повлечет за собой серьезные последствия.
Грант выглядит счастливым. Лоренцо не мог припомнить, чтобы Грант когда-либо выглядел таким счастливым, даже в годы жизни во Флоренции.
Куда подевался мужчина, который никогда не сопровождал женщину сомнительной репутации на светский раут из опасения, что слухи дойдут до общины английских эмигрантов. А сейчас, похоже, и сплетни соседей нимало не заботили его – совсем не так, как в Италии, когда люди строили предположения относительно его холостяцкой жизни там. Он всегда был так невероятно осмотрителен, дабы не запятнать имя Роберсонов, но все равно приобрел репутацию, которая ужаснула бы его, если б Лоренцо дал себе труд поведать об этом. Владельцы магазинов и итальянские соседи называла Гранта L'Inglese Rigido – чопорный англичанин.
Да, Лоренцо следует выпить за здоровье мисс Камерон. Ей удалось совершить то, чего не сумели пять лет жизни Гранта в Италии: сделать его счастливым.
– Мы могли бы обсудить столько разных случаев, – прервал размышления Лоренцо доктор, очевидно, чувствуя необходимость быть дружелюбным.
Лоренцо не имел ничего против доктора и даже восхищался многими его качествами, однако его отношение к мисс Камерон не входило в их число. Доктор Фентон открыто критиковал ее поступки и выражал презрение, граничащее с грубостью, – реакция, которую Лоренцо не вполне понимал.
Одиночество – ужасный недуг, и когда оно приходит, от него, кажется, нет никакого лекарства. Медицина может временно помочь, но она может стать причиной еще больших проблем, если начинается зависимость. Это как с алкоголем. Единственное действенное средство от одиночества – компания другого человека, родственной души, его любовь, забота и поддержка.
Мир смотрит косо на такие пары, временные они или постоянные, если только они не одобрены церковью и обществом. Мир будет всегда осуждать связь Гранта и Джиллианы, а так жаль. Их любовь друг к другу могла бы исцелить обоих.
– Я бы с удовольствием, – отозвался Лоренцо. – Но, к сожалению, я должен вскоре вернуться в Италию.
– А я думал, вы продлите свой визит еще на некоторое время, – сказал доктор, – тем более в свете того, что недавно случилось.
– Я полагаю, что то, что недавно случилось, – заметил Лоренцо с легкой улыбкой, – лишь подтверждает диагноз Гранта. Сомневаюсь, доктор Фентон, что он умирает от заболевания крови. Подозреваю, однако, что кто-то и в самом деле пытается причинить ему вред.
– По моему мнению, другу следовало бы оставаться с ним рядом, – подала голос Арабелла.
Лоренцо повернул голову и посмотрел на нее:
– Вы осуждаете меня?
– Если Грант действительно считает, что его жизнь в опасности, мне кажется, вы должны оставаться рядом.
– Но Грант сам настаивает, чтобы я уехал, мисс Фентон. Он очень высоко ценит преданность. И семью.
Арабелла забрала стакан из руки Лоренцо и вновь наполнила его, вернув с очаровательной улыбкой, пожалуй, самой искренней из всех, что он когда-либо видел у нее за время своего пребывания в Роузмуре.
Затем она встала, наклонилась, чтобы поцеловать отца в щеку, и направилась к двери.
– Мисс Фентон?
Она обернулась.
Лоренцо взял книгу, которую она оставила рядом с креслом, в котором сидела.
– Ваша книга, – сказал он, держа ее в руке и как бы взвешивая. – Довольно увесистая.
– Мой дневник, – пояснила она, забирая у него книгу. Ее улыбка исчезла, чего нельзя было сказать о яркости глаз. Они искрились, словно она смеялась, но сдерживала смех.
Лоренцо проводил ее взглядом, мысленно выразив надежду, что у Гранта достанет здравомыслия отказаться от этого брака.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как избежать соблазна - Рэнни Карен



Очени красивый роман интересный сюжет
Как избежать соблазна - Рэнни Карендина
22.11.2014, 5.53





Обсолютно ничего красивого я в романе не увидела.По-моему,ггероиня,что называется слаба на передок.Такая вся с виду правильная,а спала с чужим женихом без зазрения совести.Что в ней нашёл ггерой, я так и не поняла.А вот ещё сцена,когда эта чокнутая Арабелла её убить пыталась.Судя по описанию в начале романа,ггероиня выше Арабеллы,и вместо того чтобы дать той отпор,пытается спастись бегством.Бред.Единственное,что интересное в этом романе,так это тайна матери Гранта и доктора.Только из-за неё дочитала до конца.
Как избежать соблазна - Рэнни КаренМария
1.12.2014, 13.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100