Читать онлайн Бурная ночь, автора - Рэли Дебора, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бурная ночь - Рэли Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бурная ночь - Рэли Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бурная ночь - Рэли Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэли Дебора

Бурная ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Фредерику удалось смыть большую часть пыли, осевшей на его одежде во время розысков на чердаке книжной лавки. К несчастью, холодная вода не смогла исцелить от боли и ощущения бессилия, снедавших тело.
Натянув халат и проведя гребнем по влажным локонам, Фредерик попытался сосредоточиться на своем на удивление удачном вечере.
Он потратил почти три часа, изучил бесчисленные регистрационные книги и все же в конце концов наткнулся на имя Даннингтона.
Теперь у него был адрес дома, в котором Даннингтон жил во время своего пребывания в Винчестере. Завтра Фредерик надеялся вернуться туда, найти кого-нибудь из тогдашних соседей учителя, если они еще жили там, и проверить, помнят ли они Даннингтона, а еще лучше, помнят ли отца Фредерика.
Он приблизился к цели, но в настоящий момент не ощущал никакого удовлетворения.
Собственно говоря, он чувствовал себя совсем неудовлетворенным.
Фредерик заворчал и потянулся за бутылкой бренди, когда услышал, что кто-то тихо скребется в дверь.
Хмурясь, от того что этот неожиданный шум прервал его занятия, Фредерик прошел к двери и распахнул ее. Его изумление было неописуемым, когда он увидел стройную красавицу с черными, как вороново крыло, волосами, стоящую в коридоре с подносом в руках.
– Порция?
– Шш… – Проскользнув мимо него, застывшего у двери, Порция бросила через плечо сердитый взгляд: – Закройте дверь, пока нас не увидели.
Губы Фредерика дрогнули, когда он услышал ее приказ. Фредерик подчинился, потом повернулся, любуясь плавными движениями ее бедер, она ставила поднос на низенький столик.
– Что вы здесь делаете, детка? – спросил Фредерик. Она довольно долго возилась, расставляя тарелки на подносе, и дрожь ее рук показывала, что она далеко не так спокойна, как хотела бы казаться.
– Я знала, что вы проголодались, и потому принесла вам ужин. – Наконец она заставила себя выпрямиться и встретить его испытующий взгляд. – Ветчина холодная, но зато сытная, а хлеб свежий.
– Уверен, что все это изумительно. Миссис Корнелл достигла подлинного искусства в кулинарном деле.
Она ответила вымученной улыбкой.
– Да, и мне удалось утащить несколько пирожных с абрикосами из тайных запасов Спенсера.
Продолжая удерживать ее взгляд, Фредерик шагнул вперед и остановился только, оказавшись лицом к лицу с ней, его руки легли ей на плечи.
– Порция!
Она нервно облизнула губы, и от этого по его уже разгоряченному телу разлилась волна тепла. Черт возьми! Если она здесь только для того, чтобы покормить его, то ему остается впасть в глубокую грусть.
– Что? – настороженно спросила она.
– Зачем вы здесь?
– Я же вам сказала. Я решила, что вы проголодались, и…
– Вы всегда приносите подносы с едой в комнаты ваших голодных постояльцев? – перебил он, осторожно стараясь привлечь ее ближе к себе.
– Некоторым.
Он едва заметно усмехнулся, и руки его переместились на ее талию.
– Крошка, неужели так трудно признать, что вы хотите быть со мной?
– Да, – неохотно призналась Порция.
– Почему?
Порция со вздохом подняла руки, и они легли на атласные отвороты его халата, разглаживая их.
– Не знаю.
– Скажите мне. – Фредерик опустил голову, и его губы коснулись нежной кожи у нее на виске. – Скажите мне, Порция, почему вы здесь.
– Я хотела…
Слова ее прервал тяжкий вздох, а его губы спустились ниже, чтобы исследовать ямочку у нее за ухом.
– Я хотела видеть вас, быть с вами.
Он глубоко вдохнул ее аромат, запах полуночных роз, а руки опустились еще ниже, на ее бедра. Одним резким движением он привлек ее к себе и прижал к своему жесткому, мускулистому телу. Это было наслаждение, окрашенное горечью из-за тяжелых складок ее платья.
– Вы здесь, со мной, куколка, – тихо бормотал он. – А теперь скажите, почему хотите быть со мной, чего вы ждете от меня?
При этом вопросе Порция замерла, и дыхание ее стало неровным и хриплым, потому что она инстинктивно боролась из страха установить между ними такую интимность.
Наконец она глубоко вдохнула воздух и без предупреждения потянула за отвороты халата, обнажая его грудь. Фредерик издал придушенный звук, когда ее губы принялись покрывать поцелуями его обнаженную кожу.
– Я хочу вас, – прошептала Порция, и ее руки скользнули под халат и сжали его плечи.
Несмотря на сладостное и мучительное прикосновение ее нежного рта и потрясение, у Фредерика хватило здравого смысла спросить Порцию, сознает ли она, что предлагает.
– Вы уверены, Порция? Не проснетесь ли вы утром, терзаясь угрызениями совести?
Она запрокинула голову и встретила взгляд его сузившихся глаз.
– Не знаю, что принесет утро, Фредерик. Знаю только, что сейчас я не хочу быть одна. Хочу, чтобы ваши руки обнимали меня. Хочу быть с вами.
– Вы хотите быть моей?
Ее губы изогнулись в улыбке, полной чистого искушения.
– Полностью.
У Фредерика вырвался трепетный вздох, и его свернутое в тугие кольца желание рванулось на свободу, в теле будто произошел небольшой взрыв.
Возможно, завтра он снова станет ее врагом, но сегодня Порция была нежной и податливой.
И впервые в жизни он предпочел жить минутой.
– Значит, так тому и быть.
Порция ощутила момент, когда железный самоконтроль Фредерика дал сбой. Она угадала это по конвульсивному движению его пальцев и по яркому блеску серебристых глаз.
Воздух вокруг них был напоен жаром и электрическими разрядами, но Порция не ощутила яростной всепоглощающей страсти Фредерика. Его губы были нежными, как перышко, когда прикасались легкими поцелуями к ее лицу и спускались ниже по подбородку.
– Моя полуночная роза, – прошептал Фредерик, притрагиваясь губами к ее коже, а прикосновение его усиков вызвало новую вспышку возбуждения, и по спине поползли мурашки. – Я до боли желал вас.
Порция издала еле слышный стон, позволив своим рукам блуждать по разгоряченной шелковистой коже его груди. В прошлый раз Порция была так поглощена собственными ощущениями, что не отвечала на ласки Фредерика. Теперь же впитывала соприкосновение с его кожей, слегка жесткой на ощупь, оттого что грудь была покрыта золотистыми волосами. Порцию пленяла игра мускулов, напрягавшихся под ее пальцами.
Потрясенная этим прекрасным открытием, Порция едва сознавала, что делает, и до тех пор, пока не ощутила легкого дуновения ветерка на своей спине, не поняла, что он расстегнул пуговицы на ее платье и теперь трудился над шнуровкой корсета.
– Да, – выдохнула Порция, почувствовав, как тяжелое платье соскользнуло на пол и она осталась в своей прелестной сорочке. Лишенная уродливого коричневого платья, Порция почему-то ощутила себя восхитительно женственной.
– Я хочу вас, Порция Уокер, – хрипло сказал Фредерик.
Подняв на него глаза, она встретила его обжигающий серебристый взгляд.
– Я тоже вас хочу, Фредерик Смит.
Едва эти слова слетели с ее губ, как его голова опустилась и от яростного поцелуя дыхание прервалось. В этом поцелуе был долго сдерживаемый голод, вырвавшийся, наконец, на свободу.
Будто независимо от ее воли губы Порции раскрылись, приветствуя вторжение его языка. До встречи с Фредериком столь откровенный поцелуй она восприняла бы как оскорбление, но когда ее собственный язык рванулся навстречу его ласке, Порция едва устояла на ногах, потому что наслаждение, как теплый мед, влилось в ее кровь.
Она смиренно признала, что он был тем самым, единственным.
Его прикосновения, его вкус, теплый мужской запах – все вместе пробудило к жизни ее дремавшие чувства. Никто другой не мог бы довести ее до такого лихорадочного состояния.
Выгибаясь, чтобы крепче прижаться к его жесткому телу, Порция задрожала, когда его руки прогулялись по ее талии, а потом ладони нежно прикрыли чувствительные полные груди.
И наконец, когда большие пальцы его рук затеяли игру с ее сосками, Порция почувствовала, что колени вот-вот подогнутся. О, пощады! Острое наслаждение пронзило ее стрелой до самого дна, опаляя по пути каждый нерв.
Она попыталась заглушить стон, ощутив, как Фредерик игриво прикусил уголок ее рта.
– Нет, крошка, не скрывай своих чувств, – пробормотал он. – Я хочу слышать твои сладостные стоны.
Голова Порции запрокинулась, а его жадные, ненасытные губы оставили огненный след поцелуев на ее шее Порция и не рассчитывала, что может скрыть свои чувства. Все ее тело отвечало трепетом на его искусные ласки.
– Как же иначе я узнаю, что ты испытываешь наслаждение? – пробормотал он. – Я не могу скрыть своей реакции на тебя, – сказал он срывающимся голосом, потому что Порция охотно позволила своим пальцам исследовать ощутимое свидетельство его желания. – Черт и все дьяволы!
– Тебе это нравится?
– Господи, – проскрежетал он, закрывая глаза, когда Порция дотронулась до самого уязвимого места. – Да, да. Мне это нравится. Мне это очень нравится.
Порция почувствовала, что и ей это нравится. Ей нравились и негромкие приглушенные стоны, которые вызвали ее ласки. Ей приятно было его учащенное неровное дыхание. Ей нравился даже мускусный запах, свидетельство его возбуждения, который теперь распространился в воздухе комнаты.
Все это придавало ей ощущение силы, никогда прежде она не чувствовала такого в объятиях мужчины. В течение нескольких долгих минут Фредерик позволил ей восторгаться способностью пробуждать его страсть, а потом с громким стоном сомкнул руки вокруг ее талии и одним уверенным движением подхватил Порцию на руки. Порция была захвачена врасплох, потому что Фредерик вместо постели отнес ее на низкий столик у дальней стены.
– Фредерик…
– Доверься мне, – успокоил он ее и опустил на край стола.
Дождавшись момента, когда их взгляды встретились, Фредерик медленно потянул вверх сорочку, намеренно потирая шелком ее соски.
– Клянусь всеми святыми, ты восхитительна, – выдохнул он, пробегая взглядом по всем изгибам ее тела, по линии плоского живота. Порция с шумом вдохнула воздух, а его пальцы проследовали тем же путем, что и взгляд, и наконец, достигли островка кудрявых волос между ног.
О Боже! Порция уже чувствовала, как в ней нарастает напряжение, за которым должно было последовать райское наслаждение. Но это произошло слишком скоро. Как ей ни нравилось то, что Фредерик доставляет ей наслаждение, Порции хотелось, чтобы он был ближе, когда и сам достигнет пика.
Ей необходимо было знать, что и она способна дать ему не меньшее наслаждение.
– Нет, – пробормотала Порция, а руки ее уже тянулись распустить пояс его халата. – Я хочу тебя видеть. Всего тебя.
– Как пожелаешь, крошка, – хрипло пробормотал он, с готовностью распахивая плотный халат и позволяя ему соскользнуть со своего тела.
У Порции захватило дух. В отличие от большинства известных ей мужчин Фредерик не представлял собой массы мускулов, покрытых волосами. Он был изящным и гладкокожим, как мраморные статуи греческих богов.
Не в силах противиться, она потянулась к нему, чтобы провести руками по груди, задержав ладони в том месте, где смогла ощутить бурное биение его сердца.
– Я не представляла, что мужчина может быть так прекрасен, – прошептала она.
Он ответил тихим смехом, раздвигая ее ноги, чтобы встать между ними.
– Не так прекрасен, как ты.
По телу Порции пробежала дрожь, когда она ощутила силу его возбуждения своей разгоряченной плотью.
– Последнее слово всегда остается за тобой. Верно? – поддразнила она прерывающимся голосом.
– Всегда, – заверил Фредерик, опустил голову и принялся жадно и требовательно целовать ее.
Руки Порции инстинктивно поднялись и обвили его шею, а ресницы опустились, когда его умные и ловкие пальцы принялись ласкать ее с бесконечным терпением и нежностью. От его легчайшего прикосновения Порцию охватило пламя, и ноги задрожали.
Все страхи и колебания были забыты перед лицом мучительной потребности в близости с ним. Она так долго была одна. Ей необходимо было почувствовать его нежное прикосновение, его тепло, услышать звук его голоса и ощутить наслаждение его близостью.
Порция забыла даже, что надо дышать, его большой палец прокладывал себе путь к маленькому бугорку между ее ног, а потом принялся играть на нем, высекая бесчисленные искры наслаждения. Ее пальцы беспокойно блуждали в его густых волосах, а ноги раздвигались все шире, будто она молчаливо посылала ему приглашение.
Осыпая поцелуями поднятое к нему лицо, Фредерик, наконец, достиг удобного положения для проникновения.
Она отпрянула и посмотрела на него с изумлением:
– Фредерик?
Серебристые глаза сверкнули из-под полуопущенных век.
– Я ведь сказал, малышка, что тебе следует довериться мне, – пробормотал он.
Его руки спустились к ее бедрам и сжали их. На мгновение Порция испытала изумление и разочарование, когда, вместо того чтобы вторгнуться в ее нежное тело, он рванулся вверх, не обращая внимания на ее стоны и мольбы войти в нее.
Пока его восставшая плоть не коснулась ее чувствительного бугорка, она не поняла его намерений.
– О, – задыхаясь пробормотала Порция и ресницы ее затрепетали, его удары заставляли ее изгибаться и извиваться.
– Обвей меня ногами, – скомандовал он, прижимаясь губами к ее ключице. Порция охотно подчинилась и его удары, приближающие ее к завершению, вызвали у нее тихие крики и стоны. – Да, куколка, да, детка, – стонал Фредерик, захватывая губами ее сосок и слегка потягивая его.
Прикосновение его языка к чувствительному соску довело Порцию до края пропасти.
Ее голова запрокинулась, и по всему телу побежали судороги, а дыхание стало прерывистым и хриплым.
Фредерик изменил положение и зарылся лицом в ее шею, бедра его продолжали неустанное движение, пока он не издал тихий крик и Порция не ощутила теплую струю его семени на своем животе.
В надежном кольце рук Порция уютно угнездилась у него на груди, и на губах у нее появилась удовлетворенная улыбка.
Снова Фредерику удалось подарить ей наслаждение, не представляющее угрозы для будущего.
Несомненно, его талант изобретателя не ограничивался инженерным делом.
Фредерика потрясло то, что Порция устроилась у него на груди и испустила вздох удовлетворения.
И дело было не только в наслаждении, которое они только что испытали. Это было чем-то из ряда вон выходящим. Для него это означало освобождение от ощущения неудачи, преследовавшего его долгие дни.
Нет, в этот момент у него появилось чувство, что все правильно. Он так решил, схватил ее в объятия и отнес на кровать.
Это было удивительно и даже пугающе, но совершенно правильно.
Уложив Порцию на матрас, Фредерик пошел ополоснуться, а потом во влажной еще одежде вернулся и растянулся рядом. Он принялся осыпать поцелуями гладкую кожу цвета слоновой кости.
Порция оставалась неподвижной под его ласками, и Фредерик поднял на нее глаза.
В пламени свечей он увидел ее бледное лицо, умиротворенное и нежное, и потемневшие глаза и рассыпавшиеся по подушке кудри, похожие на черный атлас, и это потрясло его.
Сейчас в ее облике не было ничего от генерала, командующего военными действиями.
Вместо этого она предстала перед ним в облике пленительной женщины-искусительницы.
И тело его откликнулось новой готовностью, он подавил стон. Фредерик нежно привлек Порцию в свои объятия, и голова ее оказалась у него на груди.
– Ты очень молчалива, детка, – пробормотал он, и пальцы его бездумно прогулялись по ее атласным кудрям.
– Я не знаю, что сказать, – ответила Порция, и ее пальцы задержались у него на груди.
– Ну, ты могла бы сказать, что я самый искусный и одаренный любовник, какого ты встречала в жизни. – Он поцеловал ее в лоб. – И что ты от меня в полном восторге. – Он поцеловал ее в кончик носа. – И что ты обожаешь и боготворишь меня…
– Боготворю? – перебила она, слегка ущипнув его за руку. – Черта с два!
Он насмешливо прищелкнул языком.
– Ну и выражения, девочка! Я потрясен.
– Не знаю, почему ты потрясен. Как владелица гостиницы я привыкла слышать такую речь, от которой покраснел бы и матрос.
Фредерика смутил ее легкомысленный тон, и он нахмурился. Черт возьми! Порции следовало одеваться в кружева, носить драгоценности и быть окруженной самыми изысканными людьми. Мужчины, встречавшиеся ей в жизни, жестоко обманывали ее.
– Это тебя смущает? Мой низменный язык!
– Нет, не это, а то, что ты заперта в уединении этой гостиницы, в то время как тебе следовало бы украшать своим обществом гостиные Лондона.
Он почувствовал, как ее тело напряглось и окаменело под его руками, она намеренно наклонилась, чтобы скрыть выражение своего лица.
– Никогда не имела желания украшать какую-нибудь гостиную.
Его палец скользнул под подбородок Порции. Фредерик приподнял ее лицо, чтобы увидеть его выражение. Оно было настороженным.
– Это не может быть полной правдой, Порция. Каждая юная девушка мечтает о своем дебюте в обществе. И ты, конечно, такая же. Разве нет?
Она долго молчала, будто совещалась с самой собой о том, стоит ли позволить ему копаться в своей личной жизни.
– Может быть, только тогда я была слишком молодой и слишком глупой, – со слабым вздохом признала она наконец.
– Почему же слишком глупой?
– Потому что отец никогда не собирался тратить деньги, чтобы должным образом обставить мой первый сезон.
Она рассмеялась коротким, безрадостным смехом.
– Мне приходилось самой шить себе платья, если у меня возникало желание посетить какое-нибудь местное собрание.
Фредерик не мог сдержать тихого восклицания. Он уже знал, что отец Порции был ослом. Теперь он узнал, что он к тому же был еще и скрягой.
– Черт возьми! Он был полным идиотом?
Она с некоторым удивлением встретила взгляд его блестящих глаз.
– Часто он вел себя, как слабовольный и себялюбивый человек, но не уверена, что был полным идиотом.
– Конечно, был, а иначе занялся бы тем, чтобы ты оказалась первой в списке невест. – Фредерик позволил своему пальцу прогуляться по теплой коже ее щеки. – Бог мой! С твоей красотой ты нашла бы себе мужа, который охотно содержал бы твоего папашу долгие годы.
– Отец считал, что мой ершистый характер распутает кавалеров, – пояснила Порция. – Особенно тех, кто мог рассчитывать на более приемлемую партию.
Фредерик поморщился, представив, что в самые юные годы жизни беззащитная и уязвимая девушка находилась во власти бессердечного негодяя. Черт возьми! Чудо, что Порция не была полностью раздавлена и навсегда уничтожена. Выражение ее лица было полно смирения.
– Ты не можешь представить, как он удивился, когда Эдвард в самом деле попросил моей руки.
Фредерик понял, что она открыла ему гораздо больше из своей жизни, чем намеревалась, и сердце его сделало скачок.
– Эдвард? – Он постарался сделать так, чтобы его голос звучал небрежно и непринужденно, пытаясь скрыть, что ему кое-что известно о ее неверном женихе. – Я думал, что твоего мужа звали Томас.
Он услышала, как она порывисто вздохнула:
– Да. Да. Томас.
– Порция! – Фредерик изменил положение и теперь лежал, опираясь на локоть и глядя в ее бледное лицо. – Кто такой Эдвард?
Ее глаза потемнели: в этих кобальтовых глубинах он разглядел обиду, раздражение и, что его встревожило, затаенную и все еще не утихшую боль.
– Он был… – Она изо всех сил старалась говорить спокойно. – Он был ошибкой.
– Ты была с ним помолвлена?
– Недолго.
– Почему вы не поженились?
Ее глаза сузились. Порции явно была неприятна его настойчивость.
– Эдвард предпочел остаться холостяком. Насколько мне известно, он продолжает наслаждаться свободной жизнью в Лондоне.
– Ты его любила?
Ресницы Порции опустились, скрывая ее чувства и реакцию на этот прямой вопрос.
– Все это было очень давно.
– Ты любила его, детка?
Неожиданно она подняла руки и толкнула его в грудь, он исчерпал ее терпение до конца.
– Не стану обсуждать свое прошлое, Фредерик. Это больше не имеет значения.
Фредерик ответил недоверчивой улыбкой:
– Если бы это больше не имело значения, ты бы не допустила, чтобы воспоминания о твоем бывшем женихе продолжали тебя преследовать.
– Фредерик…
Она снова толкнула его в грудь и попыталась отодвинуться, но он крепко обхватил ее руками, не давая вырваться и убежать.
– Лежи тихо, малышка, можешь хранить свои тайны, – пробормотал он, прикасаясь губами к ее обремененному неприятными думами лбу. – По крайней мере, пока.
– Как благородно с твоей стороны. – Она уже прекратила борьбу, но смотрела на него недоверчиво. – Думаю, мне следует ответить тем же и заверить тебя, что и ты можешь хранить свои тайны, мистер Смит. По крайней мере, пока.
Фредерик поднял золотистую бровь:
– Мои тайны?
На губах Порции появилась вызывающая улыбка.
– Ведь в твоей поездке в Уэссекс кроется нечто большее, чем деловой интерес. Разве не так?
Порция внимательно вглядывалась в его безупречные черты. Если Фредерик желал копаться в делах, не имевших к нему ни малейшего отношения, почему бы ей было не отплатить ему той же монетой?
За время, что Порция владела гостиницей, она научилась наблюдать за своими постояльцами. И это было не только средством понять, чего гости желают от ее слуг, но и каких бед стоит ждать от некоторых из приезжих, и даже, кто из них попытается ускользнуть, не заплатив за постой.
Поэтому с самого начала она почувствовала, что приезд Фредерика Смита в гостиницу «Герб королевы» таит нечто большее, чем просто дела.
Однако, если Порция рассчитывала застигнуть его врасплох, ее ожидало разочарование. Вместо тревоги его лицо выразило любопытство.
– Почему ты решила, что причина моей поездки – нечто большее, чем деловой интерес? – спросил он.
Она бестрепетно встретила его взгляд. Каким-то образом Фредерик был не менее ее искусен в том, чтобы удерживать людей на расстоянии, чем в любви. Но он был достаточно умен, чтобы использовать свой безотказно действующий шарм в качестве щита.
– Потому что в тебе есть нечто, показывающее, что ты способен отвлекаться от дел. По-моему, ты расследуешь какую-то тайну.
Его губы дрогнули, а глаза потемнели от волнения.
– Едва ли это можно назвать тайной, детка, – хрипло пробормотал он, проводя кончиками пальцев по коже ее живота. – Могу сообщить тебе, что никогда в жизни я не был так склонен отвлекаться. Хотя верю, что мои расследования касаются…
– Фредерик! – вскрикнула Порция, когда его пальцы добрались до кудрявого руна между ее ног. – Я пытаюсь говорить с тобой серьезно.
Он только рассмеялся, стараясь развести ее ноги как можно шире.
– Я слушаю, куколка. – Он прикусил мочку ее уха. – Что ты хочешь мне сказать?
Руки, недавно отталкивавшие его, уже гладили жаркую атласную кожу груди.
– Ты пытаешься отвлечь меня? Сбить с толку? – спросила она, не настолько раздраженная его коварной тактикой, насколько следовало бы.
Его губы задержались в уголке ее рта.
– По-моему, мои намерения совершенно очевидны, но если ты желаешь более подробных объяснений, я буду счастлив их дать по мере развертывания своих действий.
Дыхание Порции прервалось, когда его умелые и чуткие пальцы прошлись по ее нежной плоти.
О милость Господня! Этот несносный повеса явно старался избежать ее вопросов и бесстыдно манипулировал ее страстью.
Однако в эту минуту Порция сочла не столь важным, каким образом он доведет ее до пика наслаждения. Только чтобы он не сдерживал своих аппетитов и фантазий.
– Право же, не думаю, что нужны какие-то объяснения, – пробормотала Порция.
– Уверена? У меня наготове множество пикантных подробностей, которыми я мог бы поделиться…
– Фредерик, не будешь ли так любезен поцеловать меня? – спросила Порция, трепеща всем телом.
За удивлением последовал приступ отчаянного желания, отразившегося на золотистом лице при столь неожиданной и дерзкой просьбе с ее стороны. И, испустив глухой стон, он поцеловал ее с яростью и отчаянием.
– Ты этого хотела? – прошептал он, почти не отрываясь от ее губ.
– О да. – Порция задрожала, когда его руки обвились вокруг ее талии, не спеша прогулялись и остановились, прикрыв полные груди ладонями. – Да, это именно то, чего я хотела.
С ее губ сорвался легкий вздох, поглощенный его жадными губами. Пальцы его рук легонько обхватили соски Порции, дразня их и превращая в тугие бутоны.
Святые небеса! Как могло случиться, что это божественное наслаждение оставалось для нее незнакомым? Как могла она жить, не испытывая прикосновений Фредерика?
Веки ее затрепетали, а глаза закрылись под осыпавшими ее лицо обжигающими поцелуями.
– Никогда я еще не желал женщины так, как желаю тебя, – хрипло прошелестел он. – И не считай себя развлечением или отвлечением от дела. Ты очень стремительно становишься моим наваждением.
Руки Порции вцепились в его плечи в ответ на нежные покусывания ее шеи. Фредерик остановился на том месте, где бурно билась жилка, и его язык почувствовал вкус ее кожи.
Порция застонала – пьянящие ощущения затопили ее тело. Ей захотелось закрыть глаза и потонуть в наслаждении, которое ей дарили его прикосновения, но столь же сильной была потребность вернуть ему эти жаркие ласки. Ей хотелось слышать его стоны, как эхо своих собственных.
Проведя рукой по его груди, она помедлила, гладя выпуклые мускулы на животе, и на ее губах появилась слабая улыбка, потому что Фредерик с шумом втянул воздух.
Порция провела рукой по его животy, спустившись еще ниже, и наконец встретила на пути сильный толчок его возбужденной плоти. Порция принялась нежно поглаживать атласную кожу.
В горле Фредерика зародился глухой и низкий стон. Его руки коснулись ее разгоряченной кожи и сжали ее бедра. И тотчас же он стремительно повернул ее так, что она оказалась лежащей лицом на матрасе.
Изумленная его столь необычным поведением, она посмотрела на него через плечо:
– Фредерик…
– Не пугайся, куколка, – пробормотал он, изменяя позу, чтобы плотно прижаться к ней сзади. Он слегка прикусил ее плечо. – Существует множество способов наслаждения.
– Но ведь ты не можешь… О!
Ее слова потрясенно прервались, когда пальцы Фредерика заскользили вниз по ее полого спускающемуся животу.
– Тебе приятно, любовь моя?
Он зарылся лицом в изгиб ее шеи, а палец его принялся пробиваться вперед медленно, но настойчиво.
– Я хочу услышать слова, слетающие с твоих сладостных губ.
Она не сводила глаз с его пальца, нырнувшего во влажную глубину.
– Да, ты доставляешь мне наслаждение, – выдохнула Порция. Внизу ее живота начало нарастать восхитительное напряжение. – О! Да… да!
Пальцы Порции зарылись в подушки.
Дыхание вырывалось из ее уст неравномерно. Оно стало частым и неглубоким. Какая-то ее часть отчаянно жаждала его проникновения на всю глубину ее тела. Быть так тесно соединенной с ним было бы райским блаженством.
Но даже когда губы Порции разомкнулись, чтобы попросить его войти в нее, она издала всего лишь сдавленный стон. Острое наслаждение вышло из-под ее власти, и нарастающее напряжение завершилось внезапным взрывом восторга, пронзившего тело, лишив ее возможности дышать и очистив сознание от всего постороннего, оставив только ощущение прикосновения Фредерика.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бурная ночь - Рэли Дебора



Незаслужено низкие оценки. Читайте, история о любви двух интересных людей.
Бурная ночь - Рэли Деборалена
24.11.2013, 6.34





Неплохой роман! Мне понравилось!
Бурная ночь - Рэли ДебораЕлена
12.12.2014, 20.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100