Читать онлайн Самая большая ошибка, автора - Рэдкомб Люси, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самая большая ошибка - Рэдкомб Люси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.66 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самая большая ошибка - Рэдкомб Люси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самая большая ошибка - Рэдкомб Люси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэдкомб Люси

Самая большая ошибка

Читать онлайн

Аннотация

Двадцатилетняя Кэтрин Келвей в шестнадцать лет пережила сильное неразделенное чувство к известному журналисту и писателю Реджинальду Кристу.
Разочаровавшись в любви, она решает не повторять прежних ошибок и обручается с преуспевающим молодым человеком. Но судьба вновь уготовила ей встречу с Реджинальдом... Однако Кэтрин уже далеко не та наивная, простодушная девочка, которой была прежде...


Пролог

Кэтрин, не оглядываясь, все бежала и бежала. Она уже миновала старую беседку и вот-вот должна была увидеть ручей... Господи, только не это! Она вздрогнула, вспомнив кудрявую голову кузена и ухоженные пальцы с маникюром. Поза его не оставляла никаких сомнений... Как часто она раньше думала о Редди, мечтала о нем, - стройном, таком не похожем на окружающих. Но что за дама рядом с ним? Боже, да это же мамина подруга, Вирджиния! Как он мог, как мог? Она снова вспомнила только что увиденную сцену и содрогнулась. Волосы ее растрепались, из горла вырвался стон, а она все продолжала и продолжала свой бег через кусты колючего терновника и заросли малины... Подальше, подальше от дома...
Внезапно вспыхнувший свет прервал мучительное сновидение. Сначала она не поняла, где находится. Перед ней стоял Реджинальд, Редди. Но почему опять он? Как будто не Ред только что обнимался со зрелой, годящейся ему в матери, матроной. Кэтрин медленно приходила в себя. Сон еще путался с явью, но она уже начинала понимать, где находится, и что произошло всего несколько дней назад...

***

Темная фигура бесшумно возникла из-за буйно разросшейся зелени, и Кэтрин не смогла удержаться от испуганного возгласа. Лунный свет высветил черты лица незнакомца, и она узнала его.
- Господи, ну можно ли появляться как тень? Ты чуть не довел меня до сердечного приступа! - Она нахмурилась. - Я думала, что ты на Кубе или где-то еще... Что ты здесь делаешь?
- Я знал, что ты обрадуешься моему появлению, - нежно прошептал мужчина низким голосом. - Как давно мы не виделись? - Кэтрин заметила блеснувшие в улыбке белоснежные зубы. - На самом деле я был на Гренаде.
- Ну, в общем, там, где жарко, - согласилась Кэтрин, обозначив легким движением руки несколько миль океанских просторов.
- Кстати, о жаре, крошка. Почему ты прячешься в оранжерее? - Он ослабил галстук и рассеянно сорвал спелую виноградину с ветки, висевшей прямо над его головой.
Кэтрин поджала губы от огорчения, следя за тем, как он надкусывает темную спелую ягоду. "Крошка"... Он использовал слово их детства с добродушным презрением. Ред всегда сознавал, что был на десять лет ее старше. Даже когда она была маленькой, это слово "крошка" ей не нравилось. Она уверена, что, несмотря на его снисходительность, он специально выбрал такую форму обращения: все действия Реда были тщательно продуманы. С помощью своего ядовитого юмора он наслаждался, поддразнивая и высмеивая Кэт и ее семейство.
- Мне хотелось побыть в одиночестве, - твердо сказала она, пытаясь скрыть свое раздражение.
Даже Реджинальд Крист не испортит радости сегодняшнего события.
- Невероятно скучный вечер, - сочувственно произнес он и посоветовал: - Не скрипи так зубами, это очень вредно для зубной эмали.
- Если эта вечеринка столь скучна для тебя, зачем ты вообще пришел сюда? - прошипела Кэтрин в ответ.
- Что? Упустить такой случай! Юная мисс Келвей празднует помолвку! Думаю, моя обязанность быть здесь!
Она насмешливо фыркнула.
- С каких это пор ты признаешь обязательства?
- Знаешь, если я провожу больше пяти минут в обществе Женни, меня клонит ко сну, а у твоего брата ум и обаяние восковой персоны. Если бы еще он и был ею, я смог бы выносить его компанию, но, как только он открывает рот, тут же становится ясно - он неисправимый зануда.
- Моя сестра... - начала Кэтрин, и глаза ее сверкнули.
Честно говоря, в душе она была согласна с резкой оценкой ее брата, чья напыщенная глупая чопорность мешала общению даже в семье. К счастью, виделись они редко, но сестра... Она сразу встала на ее защиту. Пусть Женни не обладала широким кругозором, но в ней было гораздо больше хорошего, чем предполагала уничижающая реплика Реда.
- Откуда в тебе столько неприязни к Женни? Не случайно она чувствует в каждом твоем слове какой-то злой подтекст.
- А в тебе я тоже вызываю подобный необъяснимый страх?
- Есть что-то мрачное во всех твоих тирадах, - честно призналась она. - Но, если ты появился здесь сегодня, чтобы испортить мой вечер, берегись... Я не стану этого терпеть...
Ред сделал шаг вперед, и она смогла его разглядеть. Его лицо с четкими чертами было красиво какой-то особой красотой. В отличие от нее, он мало изменился с тех пор, как Кэтрин видела его в последний раз. А ведь прошло чуть ли не четыре года! Она же за эти четыре года превратилась в милую девушку из нескладного, вечно смущенного подростка, хотя и не потрясала окружающих ослепительной, неземной красотой.
Кэтрин неодобрительно щелкнула языком, припоминая все те случаи, когда он появлялся на семейных торжествах, - его облик и облик его экстравагантных спутниц всегда могли оскорбить строгие правила.
- Ты здесь один? - C иронией поинтересовалась она, вспоминая роскошную актрису, в компании которой он появился на торжестве по случаю серебряной свадьбы ее родителей.
Отец очень старался, хотя и без особого успеха, отвести взгляд от нескромного декольте сопровождавшей Реда леди. Весьма "кстати" появившийся фотограф местной газеты запечатлел этот момент для светской хроники.
- Я ведь прямо с самолета. - Он потер ладонью колючий подбородок. - Даже не успел побриться и все еще не пришел в себя - разница во времени. Разве тебе это не льстит, Кэт? - Он тяжело вздохнул. - Вот, посмотри...
Кэтрин была слишком удивлена, чтобы возражать, когда он, взяв ее руку, крепко прижал к своему подбородку и провел кончиками пальцев по грубоватой темной поросли. Она заморгала, стараясь освободиться от внезапно возникшего смущения, ее глаза встретились с настойчивым взглядом.
- Не будь смешным, - отрезала она, пытаясь выдернуть руку, и невольно обратила внимание на его длинные пальцы, очень загорелые по сравнению с ее рукой. Ред медленно улыбнулся и отпустил ее, но перед этим ласково погладил ее запястье. - Я не хотела, чтобы ты из-за меня беспокоился, - сказала Кэтрин, потирая руку, на которой, казалось, остался след от его легкого прикосновения.
- Я буду паинькой, воплощением гордого достоинства и превосходства, как и подобает Келвеям.
- Но ты же не Келвей, - заметила Кэтрин.
- Как мило с твоей стороны напомнить мне об этом. - Ироничная улыбка тронула его губы. - Узнав, что значит быть настоящим Келвеем, я понял, что скорее должен радоваться, что не стал членом вашей семьи. Помнится, ты и раньше часто укоряла меня этим.
- Я уже выросла, Ред, - ответила она. Было неприятно сознавать, что чувство вины за детскую жестокость сохранилось, она не могла понять, почему это так, - ведь ее детские выпады как будто не трогали его. - Теперь я уже взрослая.
- И ты выходишь замуж, Кэтрин, чтобы доказать это окружающим?
Кэтрин смутилась. Она сжала руки в кулаки, легкая морщинка появилась и исчезла на ее переносице.
- Мне не надо ничего доказывать, Ред, особенно тебе.
- Почему особенно мне? - моментально подхватил он. - Почему, Кэт? - В его глубоком голосе таилась насмешка.
- Ну, конечно, ты же уверен, что являешься центром мироздания. - Губы Кэтрин сжались, ее колючие слова вызвали довольную усмешку в его глазах.
- Ну что ты так горячишься, крошка, ну просто неподобающая пылкость. Ты уверена, что ты истинная Келвей? - насмешливо протянул он. - Тебе не кажется ребячеством такое открытое выражение чувств?
- Надеюсь, ты не думаешь, что меня подменили в роддоме?
Она не смогла удержаться от ехидного замечания. В их семье никогда не существовало настоящей близости, и она рано убедилась в том, что открытое выражение теплоты и привязанности, в лучшем случае, вызывало неудобства.
- Ну, и как он тебе, твой избранник? - Ред вернулся к теме их разговора, с улыбкой приняв ее острое замечание. В глазах застыло скептическое выражение.
- А тебе это действительно интересно? - Ее испепеляющий взгляд не оказал на него никакого воздействия. - Надо же, как ты снисходителен, - прошептала она, покусывая нижнюю губу.
Он приподнял черную бровь и сорвал еще виноградину.
- Я спросил, потому что мне действительно интересно, кто же сумел заставить тебя покинуть столь уютное гнездышко или, точнее, перебраться из одного гнездышка в другое, - добавил он. - Я ведь надеюсь, что он не нищий?
Только Ред со свойственным ему откровенным цинизмом мог намекать на материальное положение ее избранника.
- Какое отношение к этому имеют деньги? - высокомерно поинтересовалась она.
- О, никакого, - сразу согласился он, - когда один и так сказочно богат. - Он продолжил с презрительной усмешкой: - Я имею в виду, что тебе никогда не пришло бы в голову совершить что-то из ряда вон выходящее, например, полюбить человека бедного, не так ли, крошка?
Он не испортит мне вечер, твердила она про себя, явно осознавая грозящую опасность. Он делает это специально, не поддавайся, не глотай наживку.
- Значит, ты решил, что мой жених недостоин меня, даже не познакомившись с ним? - сказала она с напряженной улыбкой.
- Некоторые вещи в жизни неизбежны, Кэтрин. В тот день, когда ты позволила своему отцу контролировать твою жизнь, возникла определенная последовательность событий. Мне кажется, я знаю твоего Карла почти всю жизнь.
- Отец вовсе не контролирует меня.
- Перестань, Кэтрин. Ты же никогда по-настоящему и не выходила за пределы этого роскошного дома. Ты всегда следовала правилам его обитателей, с тех пор как научилась ходить. Папочка выбрал для тебя жениха сам или все-таки представил список подходящих кандидатур?
Кэтрин вонзила ногти в ладони, чтобы сдержать гнев и не взорваться. Как он смеет появляться здесь и еще утверждать, что знает каждое ее побуждение? Это столкновение с проклятым Реджинальдом Кристом помогло понять, как ей повезло, что она встретила Карла - полную противоположность Реду.
- Представь себе, я сама познакомилась с Карлом, - сказала она с вызовом.
- Впечатляет. А чем он занимается?
Почему я должна оправдываться? Почему Карл не может работать в торговом банке, принадлежавшем моей семье? Она задавала эти вопросы себе, агрессивно вскинув подбородок.
- Карл работает в банке.
- И он, конечно, человек вашего круга?
- Мне было бы все равно, даже если бы он был и незаконнорожденным, - отозвалась она.
Как Ред смеет появляться здесь и обсуждать ее поступки? Ей хотелось, чтобы он продолжал оставаться в том же далеком месте, откуда прилетел.
- Очень благородно с твоей стороны еще раз намекнуть мне на мое происхождение. Это я говорю как незаконнорожденный в первом поколении.
- Я думаю, тебя самого тяготит твое происхождение, Реджинальд Крист. Ты сам...
Палец, прижавшийся к ее губам, заставил оборвать фразу... Ред предостерегающе покачал головой. Кэтрин оттолкнула его руку, но длинные пальцы сжали ее подбородок.
- Я не советую тебе, Кэтрин...
- Что?.. - произнесла она, в глазах ее засверкали признаки приближавшейся бури. Кэтрин, безусловно, пыталась освободиться, но поняла, что в его руках скрывалась недюжинная сила.
- Ты собиралась кусаться? Разве не инстинкт заставляет тебя скрежетать зубами? Зря злишься, - протянул он снисходительно, что придало мысли расцарапать его лицо еще большую привлекательность. - И сколько же человек знают, что под обликом спокойного достоинства скрывается маленькая дикарка?
- Единственный дикарь здесь ты, Ред, - прошипела Кэтрин. Она и на самом деле испугалась силы своего желания вонзить в него зубы. - Не сомневаюсь, что у тебя есть свои причины для приезда сюда, и забота о моем благосостоянии вряд ли является одной из них. Мне придется терпеть твое присутствие, потому что моя семья...
- ...Не выгонит меня, - продолжил он с безошибочной точностью. - Ты же в этом уверена, крошка? - медленно произнес он, скользя пальцем по ее пухлым губам. - Это публичное мероприятие. Я уверен, что все сливки общества здесь присутствуют, и необходимо продемонстрировать единство клана. И хотя Скотт с удовольствием выгнал бы меня из Келвей-Холла, он этого не сделает.
С чувством обреченности она покачала головой и, к ее облегчению, цепкие руки отпустили ее. И все же ее как током ударило - ощущение было слишком сильным для обычного случайного соприкосновения. Сказалось, видимо, напряжение всего вечера, слишком официального и утомительного, а совсем не спокойного семейного праздника, о котором она мечтала. Но во время обсуждения деталей вечера Карл был на стороне родителей, и она не стала настаивать на своем.
- Наверное, ты считаешь, что как знаменитость просто обязан здесь присутствовать, - продолжала насмехаться она, пытаясь успокоиться. Кэтрин решила проигнорировать безошибочную точность его оценки; по крайней мере, публично ее семья признает Реджинальда.
- То, что я известная и узнаваемая публикой личность, имеет большее значение для твоего отца, но не для меня. Он просто вынужден не только принять меня, но и показать, насколько мною гордится. - Улыбка Реда была слишком самодовольна. - Ты принимаешь события, как они есть, не задумываясь о том, что движет людьми и событиями, не так ли? - спросил он с неприязнью. - Так ты совсем превратишься в лицемерку, Кэтрин!
- Это ты продолжаешь сеять вражду. Мне кажется, пора положить этому конец и забыть о прошлом. Мне все равно, что ты обо мне думаешь, все это ко мне не относится, - устало ответила она. Эта затяжная война претила ей; в презрительном ироническом отношении Реда была какая-то односторонность, даже злоба.
- До тех пор, пока ты носишь фамилию Келвей, Кэтрин, ты не можешь остаться в стороне, - сказал он с неприятной интонацией.
- Ты же понимаешь, осталось уже немного, скоро одной Келвей станет меньше для ненависти, - воскликнула Кэтрин. - Похоже, тебе не очень по душе моя предстоящая свадьба, - удивленно заметила она, вдруг осознав, что Ред проявляет не присущую ему заинтересованность.
Ред пожал плечами. Полуприкрытые веками голубые глаза выражали откровенную скуку.
- Тебе необходимо всеобщее одобрение, Кэтти? Конечно, несколько семейных откровений с моей стороны вряд ли могут иметь значение. Но, быть может, в этой хорошенькой головке живут какие-то сомнения?
Нет... Ты не должна заводиться... Конечно, он не прав... Мелькали обрывки мыслей. Его взгляд вызвал краску на ее лице.
- У тебя превратное представление обо всем, - запротестовала она.
Что-то вдруг отвлекло ее. Она отвела взгляд от ироничных голубых глаз. И в этот момент поняла, что окружающим покажется странным, если она выйдет из зарослей кустарника не с женихом, а с другим мужчиной. Особенно если этим мужчиной будет красавец Ред. Она тут же услышала голос Карла и поморщилась: ей не нужно было терять время на раздумья - надо было сразу же дать себя обнаружить.
Она не смотрела на Реда, так как была уверена, что он воспользуется случаем и сделает положение еще более неприятным. Конечно, Карл ни на минуту не усомнится в правдивости ее объяснений: в отличие от Реда у него не было столь циничного мнения о человеческой натуре.
- Карл, мы не должны...
Кэтрин застыла на месте.
- Нам надо сказать ей, Женни. - Во влажном воздухе послышались мягкие протестующие возгласы и звуки поцелуев.
Кэтрин почувствовала себя такой отстраненной, как будто услышанное ею не имело к ней никакого отношения, как будто она слушала передачу по радио, И это двое актеров в студии, а не ее собственный жених и сестра обмениваются страстными объятиями. Звук ее дыхания громко звучал в ушах, сопровождаемый отчаянным биением сердца.
- Карл, мы не должны так поступать с Кэтрин... она же моя сестра. - Кэт слышала, как нежный голос Женни прервался от волнения, и на веранде раздались всхлипывания.
Беззвучный крик застыл у нее в горле. Это же происходит наяву, это на самом деле случилось! Ей казалось, что голова вот-вот лопнет; Кэтрин не могла закричать и освободиться от боли, безжалостно терзавшей ее. Моя собственная сестра?.. Мысли вихрем кружились у нее в голове. Только не Женни, беззвучно молилась она, это было слишком ужасно... Ответ Карла не оставил никаких сомнений.
- Но я не могу без встреч с тобой, дорогая.
- Это уже невозможно, ведь я разрушаю счастье своей сестры. Как я буду жить с этим?
Кэтрин коснулась пальцами своей щеки и удивилась, обнаружив, что она мокра от слез. Прикусив нижнюю губу, она закрыла глаза. Женни не может с этим жить, бедная... Промелькнула горькая мысль: Женни - обманщица! Ярость смешалась с подступившей к горлу тошнотой. Слишком поздно сожалеть, дорогая сестренка!
- Но мне нужна ты...
Кэтрин никогда прежде не слышала такой интимной интонации в голосе Карла. Ей не хотелось слышать ее и сейчас. Боль была слишком сильна, и унижение слишком глубоко, чем что-либо, испытанное ею прежде. Эти чувства вызвали в памяти давно забытое, так же как какой-то запах вдруг напоминает о месте, событии, оставшемся далеко в прошлом.
- Ты жених Кэтрин.
Кэтрин вдруг отвлеклась от происходящего, пытаясь отогнать воспоминания о ярко накрашенных красных ногтях, запутавшихся в темных волосах высокого мужчины. Видение было удивительно четким. Тут же рядом возникли розовые ноготки на нежных пальчиках сестры и светлые волосы Карла. Боль была острой, но, несмотря на нее, Кэтрин чувствовала оттенки голосов и представляла себе каждый жест и каждое прикосновение.
- Кэтрин нужен кто-то, кто бы подчинялся ей. - Горечь в голосе Карла была подлинной, и Кэтрин прикусила губу, сдержав страдальческий стон, готовый сорваться с уст. - Она никогда меня не слушает.
Эта сцена явилась для Кэтрин почти физическим ударом. Она не могла больше слушать, ей казалось, что стены надвигаются на нее со всех сторон. Зажав уши, она бросилась бежать, куда глаза глядят. Она бежала так быстро, что смогла остановиться, только когда от бега закололо в груди. Кэтрин упала на колени, уронив голову, ее каштановые волосы рассыпались по плечам. Прикосновение чьей-то ладони заставило ее вздрогнуть и поднять вверх залитое слезами лицо.
- Убирайся! - злобно выкрикнула она. Меньше всего в этот момент она нуждалась в ядовитых комментариях Реда. Случившееся было ужасно само по себе, но то, что именно Ред явился свидетелем происшедшего, было еще страшнее.
Он спокойно посмотрел в карие с золотыми искорками заплаканные глаза.
- Хорошо, - помедлив минуту, согласился он. Она смотрела, как он повернулся и легкими грациозными шагами двинулся по дорожке.
- Нет, не уходи!
Ред обернулся.
- Тебе нужен козел отпущения? - Ред вопросительно изогнул бровь.
- Если бы мне требовалось только сочувствие, я не обратилась бы к тебе, - возразила Кэтрин и громко всхлипнула; надо было хоть как-то объяснить свой жест, и она была рада, что он опередил ее, так как не смогла бы подобрать нужных слов. Почему она держится за Реда? Кэтрин откинула тяжелую шелковистую прядь со лба и расправила шелковую юбку. - Ой, я вся запачкалась, - произнесла она, сама удивляясь, как может обсуждать состояние своего платья, когда все ее будущее рассыпалось на кусочки...
Как они могли! Ужас заставил ее забыть об окружающих; она не думала о человеке рядом, глядящем на ее поникшую фигуру со страдальческими глазами. Неужели они любовники?.. Инстинкт подсказывал ей, что она не ошибается в своих подозрениях. В их голосах звучала глубокая интимность...
Она вспомнила улыбающееся лицо Карла, когда родители произносили тост в их с Кэтрин честь; ничто в его поведении не давало повода подозревать его в неверности... Может, он не был уверен в чувствах Женни и поэтому продолжал обманывать ее, Кэтрин? Неужели он просто держал ее про запас, на всякий случай?
Ред подошел к ней совсем близко и протянул руку, чтобы помочь подняться.
- Кэт, на тебе такое платье, что никто не будет обращать внимания на подол юбки, - успокоил он ее. Его глаза беззастенчиво задержались на ее высокой груди, белевшей в вырезе черного лифа без бретелек.
- Ну, не у всех же столь определенные желания, как у тебя, - произнесла она.
Намек был новым, ничего подобного в их отношениях прежде не было... была дружба... и он не всегда был таким несносным, как сегодня. Ред спорил с ней, подтрунивал над ней, насмехался, и иногда его слова шокировали ее, но во всем этом не было и налета интимности. Даже сейчас в своем жалком состоянии она заметила, что ее не слишком-то и волнуют эти намеки, она была уверена, что он сказал ей комплимент для того, чтобы отвлечь, а не по какой-то иной причине. Но его последующие слова резко изменили ее мысли и заставили затаить дыхание.
- Ты считаешь непристойным естественное восхищение при виде красивой груди? Может, поэтому твой жених и стал смотреть на сторону, - безжалостно предположил он.
Бессердечность его замечания увеличила и без того сильное желание разразиться слезами боли и ярости. В небесно-голубых глазах Реда таились лишь холод и лед, но гордость заставила ее сдержаться. Удовольствие от пощечины сойдет на нет, так как он, без сомнения, ответит ей тем же. В далеком детстве она уже пыталась сделать это, а некоторые вещи никогда не забываются.
- Моя личная жизнь тебя не касается.
- Конечно. Давай, поднимайся с колен, крошка, - мягко промурлыкал он.
- Ты, конечно, получаешь удовольствие от ситуации, - обвиняла она дрожащим голосом. - Я только что...
- ...Обнаружила, что твой жених предпочитает тебе старшую сестру. - Он закончил фразу и пожал широкими плечами. - Зачем же так волноваться? Ты только что слышала - Женни готова принести себя в жертву на алтарь сестринской любви. - Ред хмыкнул. - Неприятная ситуация, но ты можешь промолчать и сделать вид, что ничего не случилось.
- Ты думаешь, я так и поступлю? - недоверчиво задохнулась она.
Ред внимательно изучал лицо Кэтрин.
- Действительно, я думал, что ты проглотишь наживку. Однако у тебя очень взрывной темперамент, Кэт, - заметил он.
На лице Реда читалось странное выражение, смысл которого не доходил до нее, но ведь он был достаточно искусен, чтобы скрывать мысли. Это искусство оттачивалось на протяжении многих лет...
Что-то в его голосе, сделавшем нажим на слове "взрывной", вызвало холодок, пробежавший по спине; бархатные модуляции сумели придать голосу Реда странный чувственный смысл.
- В отличие от прежних времен я стараюсь сначала думать, а лишь потом действовать, - хриплым голосом отозвалась Кэтрин.
Для него это было развлечением, возможностью наблюдать за страданиями одного из членов семейства Келвей. Ред никогда не пытался скрыть своей неприязни к их семье, и она не думала, что он сделает для нее исключение.
- Жаль, я всегда считал твою непосредственность очень симпатичной. Видимо, Карл способствовал развитию корыстных черт твоего характера. Возникает ужасная мысль, крошка, ты все больше становишься похожей на свою мать...
Она бесстрастно слушала его. Странно, что в такой тяжелый момент Кэтрин пришлось обратиться именно к Реду. Нельзя было даже назвать это "хватанием за соломинку", потому что с Редом она никогда не могла быть уверенной, потопит он ее или поможет выплыть; его побуждения оставались для нее всегда тайной, хотя она и знала его всю жизнь. "Явный признак душевного неблагополучия, - подумала она с усмешкой, - искать общества такого человека". Может быть, броситься в объятия матери и поделиться с ней своими невзгодами? На самом деле она никогда так не поступала: всегда существовала вероятность испортить материнское платье или прическу. Что же ей делать? Разорвать помолвку?.. Одна эта мысль вызвала горькую усмешку. Мать посчитает это верхом безумия, каковы бы ни были причины: что скажут окружающие?!
- Смешно?
Кэтрин почти призналась ему в своих мыслях; он мог оценить шутку по достоинству. "Приличия должны быть соблюдены любой ценой!" - вот мнение ее матери.
- А что мне остается? - предположила она, широко разводя руки. - В конце концов, твой приезд не будет бесполезным. Подумай о скандале, который разразится, когда я заявлю, что свадьба не состоится! Вот ты и развлечешься!
Ред уселся на поваленное дерево, и она вдруг осознала, что убежала на самый берег реки; огни дома сверкали сквозь деревья.
- Значит, ты не собираешься бороться за него? - произнес он, не обратив внимания на ее сарказм.
- Бороться? - откликнулась она. - Ему нужна моя сестра, - напомнила Кэтрин надтреснутым голосом.
Воспоминание о случившемся заставило ее сердце сжаться; казалось, вокруг пустота, а окружающий ландшафт превратился в незнакомый и пугающий. Неужели я была так слепа? - спрашивала она себя снова и снова. Гнев, частично направленный и против себя самой, опять зажег огонь в крови. Она поднялась и начала шагать по мокрой траве. Ложь, обман... Где же истина? Нравилась ли она ему когда-нибудь?
Кэтрин в отчаянии стиснула руки, и пальцы ее побелели.
- Это была ошибка, - пробормотала она, обращаясь к себе, но в голосе не было убежденности, просто чувство отчаяния. - Мне потребовались недели, чтобы дать свое согласие. И вот результат! Значит, мое умение разбираться в людях - ничто?
- Перестань, Кэт, не было ничего случайного. Твой Карл прекрасно знает, что делает, и Женни тоже, несмотря на слезы и раскаяние. Они понимали, что значит их поведение, но не остановились, - резко добавил Ред.
- Вспомни, как я защищала Карла, и можешь гордиться собой, что оказался прав. - На ее лице отразилась ярость, требующая выхода; она повернулась и уставилась на него с вызовом: - Можно подумать, что я ждала обмана, - видит Бог, я сталкиваюсь с враньем ежедневно. Мои родители живут под одной крышей лишь ради приличия... Я думала, моя семейная жизнь будет иной...
- Хочешь - верь, хочешь - нет, но я совсем не ожидал такого драматического развития событий, - произнес Ред. - Но раз это случилось, что ты собираешься делать? Будешь ли ты за него бороться? - настаивал Ред.
Кэтрин была удивлена и вопросом, и необычным тоном его голоса.
- Он мне не нужен, - гневно ответила она.
- Ты его любишь?
- Не будь смешным - я собиралась выйти за него замуж.
- Это не ответ: люди вступают в брак в силу множества различных причин... - Он стряхнул сухой лист со своих брюк и выжидающе смотрел на нее из-под густых ресниц.
- Женни любит его, - чуть слышно произнесла она.
- В конце концов, ты можешь позволить гневу Скотта пасть на ее голову; ты останешься невиновной, ибо ты - пострадавшая сторона. Женни оскорбила тебя... Ты понимаешь, она ведь не сможет наслаждаться счастьем за счет своей сестры. В ней слишком силен инстинкт мученичества.
Кэтрин нахмурилась от его насмешливого тона, но поняла, что в этих словах есть доля правды. Ее охватило чувство яростного удовлетворения - прекрасно!
- Я уверен, что симпатии будут на твоей стороне, как только детали выплывут на свет Божий. Ты прекрасно отомстишь своей старшей сестре. К тому же ты даже не любишь Карла, не так ли?
Его слова были как пощечина, они эхом прозвучали в пространстве.
- Как ты смеешь?.. - начала она.
- Побереги свой учительский тон для тех, на кого он может произвести впечатление, крошка, - мягко посоветовал Ред. - Твоя сестра только что похитила твоего жениха, а сам он втоптал в грязь твою гордость, что весьма больно. Однако твоя реакция - это не реакция девушки, чье сердце разбито, поэтому не жди от меня жалости.
"Реджинальд - самый бесчувственный и жестокий человек на земле", - решила Кэтрин.
- Меня восхищают твои представления о любви. Ты что - эксперт? Тебе тридцать два года, и ты не женат, из чего можно сделать определенные выводы, - в ярости выпалила она.
Ред воспринял этот выпад, даже не моргнув глазом.
- Я умею видеть поверх пальм в кадках, - мягко произнес он, намекая на недавнюю сцену в оранжерее и преимуществах своего роста - шесть футов и три дюйма - по сравнению с ее средним ростом. - Красивый юноша, ты его выбрала за внешние данные, чтобы увеличить число ему подобных?
- Меня вовсе не так привлекает мужская красота, как, видимо, тебя.
- Ты не хочешь ответить на простой вопрос, - произнес он, подходя к ней с особой, хищной грацией, которая отличала все его движения.
Глядя ему в лицо, она подумала, что он не сердится по поводу ее комментария. Отсутствие реакции ее даже удивило, она задрожала, неожиданно почувствовав прохладу ночи.
- Ты просишь меня доказать тебе, что я мужчина? - вдруг спросил он столь ровным голосом, как будто они обсуждали погоду.
- Ред-ди. - Она начала заикаться, напуганная его вопросом.
Никогда ей не приходило в голову сомневаться в мужественности Реда, эта мысль была просто глупа! Она непроизвольно сжала кулачки, готовая к самозащите.
- Мужское тщеславие очень уязвимо, Кэтрин, - промурлыкал он, делая, к ее ужасу, шаг в ее направлении. - С ним нужно обращаться осторожнее.
- Уязвимо! Ты столь же хрупок, как железнодорожная шпала, и почти так же тонок.
Мысль о том, что она может разрушить его непроницаемую оболочку, заставила понять, что он рассчитывает напугать ее. Если бы она была более внимательна, то давно поняла бы это. Кэтрин, конечно, знала Реда, но теперь оценила, насколько неполным было это знание.
Ред и ее брат Кристиан учились в школе, когда она была маленькой девочкой. Ред учился не в такой первоклассной школе, как брат: обязанность ее отца перед сыном кузины так далеко не заходила. Мать Реда не была членом семьи Келвей, о чем отец неоднократно напоминал. Происхождение Эвелин так и осталось тайной. И как она отплатила за их щедрость! Родила Реда - жестокий, но предсказуемый в глазах ее отца поступок. Она предпочла воспитывать сына без отца, и приемные родители отвернулись от нее. Ред, кукушонок в их гнезде, был источником постоянного раздражения для Келвеев и, кроме того, далеко по всем статьям превзошел их собственного наследника. Впоследствии молодые люди учились в одном университете, но Ред получал стипендию, а ее брат еле справлялся с экзаменами.
Кристиан, по его словам, трудился изо всех сил, а Редди вел бурную жизнь, одно время был даже хиппи, и все же неизменно оставался первым в учебе. Конечно, она могла понять недовольство и зависть брата...
Поэтому, когда Ред отказался от поста, предложенного ему в коммерческом банке, созданном ее дедом, Кэтрин была даже рада. Хотя в то время его отказ вызвал в семье скандал. "После всего, что мы для него сделали" и "Дурная кровь всегда себя покажет" - эти две фразы повторялись неоднократно. В конце концов, Кристиану не пришлось начинать карьеру в тени своего яркого и, без сомнения, более способного кузена.
Как она подозревала, все надеялись, что Ред пожалеет о своем решении самостоятельно прокладывать себе дорогу в жизни и гордом отказе от помощи. Конечно, он об этом не пожалел, и его визиты в дом Келвеев были крайне редкими. Он поддерживал с ними связь, чтобы они знали о его успехах и специфическом образе жизни, нимало не беспокоясь, что это было анафемой для их семейного уклада.
Все это она вспомнила за доли секунды, решив обвинить Реда в полном отсутствии такта. Воспоминание о том, что она потеряла за несколько мгновений, заставило ее побледнеть. Все ее мечты... планы. И позор. Как давно они?.. Ее преследовала мысль о том, что, когда она обсуждала свадебные планы с Женни, ее сестра... Кэтрин закрыла глаза, из ее горла вырвалось сдавленное рыдание.
- Не смей падать в обморок! - Его голос был нетерпелив, а в руках, помогавших ей сесть, вовсе не было ни намека на нежность.
Кэтрин сделала несколько глубоких вздохов и осторожно подняла голову.
- Мне всегда казалось, что ты не принадлежишь к числу женщин, легко падающих в обморок.
Туманным взглядом она посмотрела на резкие черты своего собеседника.
- Не каждый день мой жених отдает предпочтение моей сестре. Хотя я понимаю, что душевные раны для тебя пустой звук, - выпалила она.
Не к месту вспомнив, как плакала, читая его первую опубликованную книгу, она все же подумала, что он самый безжалостный и бессердечный из всех встреченных ею людей. А перед глазами всплывали великолепные черно-белые фотографии и несколько кратких строчек под каждой, ярко свидетельствующие о невыносимой жизни людей в одной из азиатских стран с жестоким диктаторским режимом.
- Ты спокойно переживешь сегодняшний день. Подумаешь, трагедия!
Это высказывание заставило ее отбросить попытки понять парадоксальность личности Реда. Каким-то образом в нем сочетались глубина сочувствия и сострадания человеческой боли, - она разглядела это в его фотографиях - и цинизм, помноженный на острый язык, и жесткое чувство юмора, которыми он тоже очень часто пользовался.
- Не знаю, как завтра, а сейчас мне очень тяжело...
Глаза Кэт неожиданно встретились с его насмешливым взглядом. Она совсем не надеялась найти с его помощью решение проблемы.
- Что же мне делать? - уныло спросила Кэтрин, задавая вопрос в первую очередь себе.
- Никто не собирается тебя обвинять!
Она вздрогнула, задетая невысказанным предположением, что каким-то образом вина за случившееся ложится и на нее.
- Что же меня ждет? Все посчитают, что я сама виновата в том, что Карл переметнулся к Женни. Я понимаю... Наверное, у меня не хватает женственности... Понимающие взгляды, участие, а также жалость. Мне не нужна их жалость!
- Я-то не собираюсь жалеть тебя, - уверил ее Ред. - Я надеюсь, Кэтрин, ты не будешь спорить, если я напомню, что, когда ты начинаешь жалеть саму себя, у тебя появляются такие противные нотки в голосе... - Он погладил ее по голове. - Ты должна иметь это в виду.
Она в ярости сделала шаг назад.
- Ты самый отвратительный... тип из всех, кого я знаю!
Он ухмыльнулся, вовсе не обескураженный ее заявлением.
- Я просто хотел тебе помочь, крошка.
- Слушай, убирайся прочь и постарайся попасть под автобус.
Только в тот момент, как слова слетели с ее губ, она поняла, что сказала.
- О Боже! Я не имела в виду... - В отчаянии она прижала руку к губам. - Я просто...
- Ты думаешь, что это наследственное, не так ли, крошка? Но уверяю тебя, что у меня нет в настоящее время склонности к самоубийству.
- Откуда ты знаешь, было ли это самоубийством?! - На мгновение ее проблемы ушли в сторону, и она заговорила, пытаясь облегчить боль, которую нечаянно вызвала. - Твоя мать была больна, свидетели не могли сказать, упала ли она или... или... - Кэт потупила взор и замолчала.
- Или специально шагнула, - закончил он ее фразу бесстрастным голосом. - Моя мать действительно шагнула под автобус.
- Ред, ты не можешь этого знать! - запротестовала Кэтрин, инстинктивно взяв его за руку.
В его глазах отразилась жесткая и твердая убежденность, что снова заставило болезненно забиться ее сердце, когда он посмотрел ей прямо в глаза.
- Эвелин шагнула под автобус, но это не было самоубийством. Это было убийство, Кэтрин, - продолжил он, не обращая внимания на то, что она в ужасе задержала дыхание. - Твой отец убил ее, и это так же верно, как если бы он вонзил ей нож прямо в сердце. Я даже думаю - это было бы милосерднее.
Кэтрин сделала шаг назад.
- Ты жесток и несправедлив.
- Дорогая Кэтти, ты даже еще и не начала понимать значение моих слов. Этот дом пропитан злобой. - Он сделал жест рукой. - Она способна убить твои мечты, проникнуть в самую душу.
Она попыталась, было, протестовать, затем, как будто завеса вновь вернулась на свое место, на его губах заиграла циничная усмешка, и Кэтрин почти обрадовалась возвращению к нормальному состоянию.
- Неужели ты не понимаешь, что из тебя сделали дурочку? Я же был свидетелем таких кровопролитий и зверств, что это притупило мои чувства, и если ты от меня ожидаешь жалости и сочувствия... - В его глазах появились льдинки.
- Конечно, я понимаю, что по сравнению с мировыми проблемами моя - слишком мала и тривиальна, - сказала она, как ни странно, успокоенная его короткой и впечатляющей фразой.
Неужели у Реда есть свои уязвимые стороны? Само предположение было странным. До сих пор она никогда не видела его растерянным и в чем-либо сомневающимся. Он не признавал никаких авторитетов и, по-видимому, обладал безграничной верой в свои способности.
Кэтрин отряхнула длинную юбку и подняла глаза, чтобы увидеть его лицо. Жизнь закалила, а не ослабила Реджинальда Криста, и опыт, о котором она не имела представления, также оставил в нем свой неизгладимый след. Голубые глаза пронзительно смотрели на нее, и Кэт вздрогнула. Мысленный образ Реда, который она создала за эти годы, за мгновение рассыпался. У нее было странное чувство, что она видит перед собой незнакомца, причем невероятно красивого незнакомца.
- Меня, наверное, уже ищут, - прошептала Кэтрин, пытаясь взять себя в руки. Существовали более неотложные проблемы, требующие разрешения, чем проблема Реджинальда Криста. Она приподняла юбку над мокрой травой и направилась вверх по склону в сторону дома.
- Что ты собираешься делать? - Ред догнал ее и зашагал рядом, но она предпочла не обращать на него внимания.
- Я еще не решила, - призналась она.
- Никаких планов?
- Я жду, когда меня посетит вдохновение, - с иронией произнесла Кэтрин.
В голове было пусто, и она лишь знала, что этим вечером ее проблемы еще больше усложнятся.
- Слушай, Ред, а почему ты идешь за мной? Наши мелкие домашние проблемы не представляют для тебя интереса, не так ли?
В ответ Ред лишь многозначительно усмехнулся.

***

Они вошли в дом через боковую дверь. Кэтрин чувствовала себя прескверно, понимая, что скандал, связанный с ее помолвкой, неизбежен.
Карл, как ты мог? Вопрос неотступно вертелся у нее в голове. Казалось, он был искренне увлечен ею, иногда его привязанность была даже утомительна. В нем она видела все, что требуется от мужа. Он был внимателен, добр, умен и, по сравнению с другими в ее семье, необыкновенно внимателен к ее чувствам. То, что ее чувства ставились превыше всего, было для нее внове; ощущение, что ее балуют, было приятно и давало уверенность, что так будет и впредь.
Женни. Кэт вспомнила о ее вероломстве и вновь почувствовала себя несчастной и обманутой... Неужели она найдет в себе силы встретиться с Женни и остаться хотя бы относительно спокойной?
- Я хотела бы, чтобы ты ушел. - Она взглянула на Реда, пытаясь переложить часть своего гнева на его широкие более подходящие плечи. Кажется, он наслаждается происходящим, подумала она, переполненная злостью. Похоже, что созерцание ее несчастья действует на него стимулирующе.
- Я здесь для того, чтобы поддержать тебя.
- Почему-то я не чувствую поддержки, скорее наоборот, - громко заявила она. Кэтрин оборвала фразу, так как они одновременно услышали голоса. Дверь отворилась, и в маленький холл ворвались звуки музыки. - Я не могу... Боюсь, что я не смогу с этим справиться. - Слепая паника вызвала в ней желание убежать. - Я должна идти... - Широко раскрытыми глазами она оглядывала комнату в поисках удобного пути для бегства.
Неожиданно Ред повернулся к ней, заключив ее в ловушку между собой и стеной. Он был высоким и статным, великолепно сложенным мужчиной. Никогда прежде Кэтрин не обращала внимания на его физическое совершенство. Он находился достаточно близко от нее, хотя и не соприкасаясь с ней вплотную, и она могла ощутить жар его тела. Бессознательно Кэтрин подняла руки ладонями вверх, пытаясь освободиться.
- Ты слишком долго думаешь, - нетерпеливо заметил он, глядя на ее встревоженное лицо.
- Что ты имеешь в виду?
- Вдохновение, помнишь? Если ты хочешь выбраться из этой мерзкой ситуации, сохранив свою драгоценную гордость, то подчиняйся мне, - хрипло сказал он. Ред наклонил свою темную голову, и она обречено закрыла глаза.
Вдохновение все не приходило, но она вдруг ощутила свои руки, прижатые к его груди; он наклонился вперед, пригвоздив ее к стене. Она заметила, как его рука скользнула ей на затылок, и поняла; из этой ловушки она вряд ли выберется самостоятельно. Кэтрин выдохнула его имя, полная неистового желания освободиться, но этот звук поглотили его приблизившиеся вплотную губы.
Ред целовал ее! Она не сразу поняла, в чем дело, и была шокирована. Ощущение его мускулистых бедер, прижавшихся к ней, еще больше смутило ее...
- Разожми губы, крошка. - В голосе Реда звучало раздражение.
Что, черт возьми, он делает! Обращается с ней как с куклой и отдает дурацкие приказы, как будто она какая-то марионетка. Она решила сказать ему об этом, но не успела... Внезапный поцелуй был как удар и отозвался в ней сильным возбуждением. Это разом нарушило все ее попытки о чем-то думать. Она была на грани обморока. И если бы руки Реда не поддерживали ее, Кэтрин в этот момент сползла бы на пол.
Она была совершенно не подготовлена к взрыву чувств, охвативших ее. Ей даже не пришло в голову сопротивляться: Кэтрин позволила потоку чувств подхватить и нести ее. Она была полностью захвачена прикосновением его губ к своему рту, и это ощущение было совершенно новым для нее. Наконец Ред поднял голову. Кэт смотрела на него, испуганная и очарованная одновременно, когда вдруг услышала голос собственного отца. В голубых глазах Реда застыло двойственное выражение насмешки и гнева. Почему он злится? - подумала Кэтрин. Это я должна злиться...
- Что ты здесь делаешь? Чем вы здесь занимаетесь?
Ред отстранился, предварительно подмигнув ей, на лице его явно читалось ожидание...
- Скотт, я думаю, что это совершенно очевидно, - сказал он, улыбаясь мягкой провоцирующей улыбкой. Казалось, его пальцы просто автоматически скользят по обнаженным плечам Кэтрин, гладя ее горячую кожу.
В любое другое время Кэт рассмеялась бы, увидев выражение полного недоверия на лице отца. Сейчас же она чувствовала себя ошеломленной и подавленной. Отец часто задышал, его лицо приобрело лиловатый оттенок, резко контрастирующий с львиной гривой седых волос, которой он так гордился. Ему нельзя так волноваться, пронеслась в голове смутная мысль.
- Привет, папа, - едва слышно произнесла она.
Ситуация была ужасной, а Ред, по-видимому, наслаждался каждой минутой и даже не старался как-то помочь ей. Остатки ее достоинства таяли на глазах. Она должна убить его, решила Кэтрин.
- Что ты здесь делаешь с ним? - Глаза отца с отвращением остановились на Реде. Похоже, он обратил внимание на детали, ускользнувшие от него прежде: испачканное платье, спутанные волосы. Детали, которые сама Кэтрин до сих пор не замечала. А между тем картина заслуживала внимания!
Она поднесла дрожащую руку к губам, влажным и слегка припухлым - без сомнения, Ред добивался именно этого. Кэтрин почувствовала, что в груди закипает ярость. Неужели он вообразил, что она согласится таким невероятным способом отказаться от замужества и "сохранить лицо"? А что касается его обращения с ней, она никогда, никогда не простит его, даже ради своего отца.
Стоит ли придавать значение поцелую? - упрямо твердила она себе. И все же чувство беспокойства росло. Если бы я могла это предусмотреть, сказала она себе, бросая на Реда уничтожающий взгляд, я бы не реагировала таким образом. Ред улыбнулся ей в ответ, и твердые, жесткие черты его приобрели более теплые очертания.
- Кэтрин помогла мне преодолеть мои несчастья, Скотт, - сказал Ред с натуральным волнением в голосе.
Глядя в его ясные голубые глаза, Кэт ощутила жалость к любой женщине, которая поверит его обаянию. Было очень трудно не поверить его словам, столь искренне они звучали.
- Я обращаюсь не к тебе, - прорычал Скотт Келвей, и выражение его лица еще больше потемнело, когда он увидел, как Ред ласково отбросил прядь волос с ее лба.
Кэтрин пассивно подчинялась его движениям, хотя жаждала сбросить его пальцы со своего плеча. Чувство было малоприятным и создавало дискомфорт. Нужно скорее прекратить этот фарс, думала она, вся дрожа.
Между тем его губы коснулись уха.
- Что ты предпочитаешь, крошка, быть жертвой? - прошептал он; его голос был тихим, но четким. Их глаза встретились. - Или падшей женщиной?
Внутренняя борьба была бурной, но короткой. Ред загнал ее в угол, теперь она в этом не сомневалась, но он предоставил ей выбор. Жалость, понимающие взгляды... Нет, это не ее путь!
- Я понимаю, отец, для тебя это травма, - сказала она.
Ред довольно улыбнулся. Он хорошо знал ее слабые стороны: она не переносила жалости. Кэтрин хотела отодвинуться, но Ред обнял ее за талию. Его рука двинулась по шелку, и мысли Кэт смешались. Пальцы Реда на мягкой ткани - это было одновременно возбуждающее и успокаивающее ощущение. Успокаивающее... Я сошла с ума, решила она, поймав себя на этой мысли.
- Скотт, Кэтрин знала, как ты отнесешься, - его глаза на мгновение задержались на ней, как будто они обменивались чем-то тайным, - к нам, - сказал он очень искренне. Кэтрин про себя удивилась, как ловко он врет. Чем оскорбительнее были претензии, тем убедительнее - ответы. Если бы она не была так поглощена своей ненавистью к нему, она могла бы прийти в восторг от такого таланта. - Она сошлась с Карлом, чтобы забыть меня, но некоторые вещи...
Кэтрин ахнула. Что он несет! Но, посмотрев на Реда, она подумала, что Ред все же великолепный актер: отец уже почти верит его словам.
Кэтрин никогда не была особенно близка ни с одним из своих родителей, и в то же время чувствовала себя неуютно, принимая сторону Реда в этой интриге.
- Отец, в подобных обстоятельствах я вряд ли смогу сохранить свою помолвку, - как можно мягче произнесла она. Отец и Ред посмотрели на нее, и Кэт поняла, что они на секунду совсем забыли о ее существовании. - Я рада, что привлекла ваше внимание. - В ее голосе послышалось глубокое возмущение. - Чувствую, что должна обсудить создавшееся положение с моим... прежде всего с Карлом. Понимаю, отец, что у тебя было много хлопот и расходов, - добавила она, - но ведь я предлагала ограничиться простым объявлением о помолвке. Лучше, что ясность наступила сейчас, - сказала она, хмурясь от тривиальности фразы, слетевшей с ее губ. - Это произошло непреднамеренно.
- Как это верно, - выдохнул Ред прямо в ухо. - Ты смотришь так глубоко, крошка.
Кэтрин довольно кивнула, черты ее лица излучали восхищение, на губах играла улыбка.
Отец не мог слышать содержание их разговора, но ему не понравилась заметная интимность их шепота. Он горько рассмеялся, в выражении его лица смешались презрение и злоба.
- Непреднамеренно?! - воскликнул он. - Если ты ему веришь, ты еще более глупа, чем я считал. Не думаешь ли ты, - он с отвращением посмотрел на Реда, - что он стал бы тратить время, если бы ты не была моей дочерью? Карл стоит сотни таких, как он. Ты пожалеешь о своем поступке, Кэтрин, и очень скоро, - предупредил он. - Ты не можешь оставить прошлое в покое. - Скотт снова обратился к Реду.
- Я всегда выполняю свои обещания, Скотт, - мягко произнес Ред. - Возникают новые возможности, а не ты ли всегда учил, что за них надо хвататься обеими руками?
- Тогда ты согласен со мной, - хрипло заявил Скотт.
- Отец, пожалуйста, успокойся, - настойчиво проговорила Кэтрин. Выступавшая на его виске вена сильно пульсировала, и от тревоги за него она внутренне сжалась. И без напоминания Реда она знала, насколько сильна будет отцовская злость, но сейчас положение выходило из-под контроля.
- Замолчи! - крикнул отец. - Я поговорю с тобой позже!
- Твое сердце... - в тревоге начала она. Она должна сказать ему правду. Может, тогда ситуация не покажется ему такой ужасной. Было бы эгоизмом спасать свою гордость, рискуя здоровьем отца, решила Кэтрин, презирая собственную слабость.
- С моим сердцем все в порядке, негодяйка, - презрительно отрезал он.
Кэтрин ничего не понимала.
- Но... Ты, правда, считаешь, что с сердцем у тебя все в порядке? - выдохнула Кэтрин удивленно.
- А почему ты думаешь, что это не так, крошка? - включился Ред в их разговор.
- Но ведь доктор сказал, что он болен, и серьезно.
- Не смей обсуждать наши семейные проблемы! - категорично потребовал отец.
Но ведь я слышала, что сказал врач. Это вышло случайно, я не должна была это услышать. Кэтрин говорила про себя. С ее губ не слетело ни звука. И вдруг ужасное подозрение пронзило ее существо: Кэтрин ощутила, что она уже ничего не понимает.
- Я не должна была слышать, - громко произнесла она. В глазах, устремленных на отца, возник ужас. - Не должна?..
На лице Скотта Келвея появилось злобное выражение.
- Эта свинья уже заразила тебя... мою собственную дочь!

***

...Она собиралась покинуть родительский дом и устроиться в небольшой собственной квартире. Яростное сопротивление этим планам не удивило ее: она знала - у отца викторианские представления о месте и роли женщины в обществе. Он хотел следить за ней и контролировать ее, хотя она стала уже вполне взрослой. Убеждать его было бесполезно, но помешать ей Скотт мог, лишь заточив ее в тюрьму, поэтому, к ее удивлению, он неожиданно сдался и благословил ее. Она витала в облаках- ее первая работа с испытательным сроком в качестве учительницы начальных классов и собственная крошечная квартирка. Даже после того, как она невольно подслушала этот разговор с врачом, он продолжал с несвойственным ему благородством настаивать - его нездоровье не должно помешать ей жить своей жизнью.
Она поговорила с доктором. Он уверял, что лечение должно быть консервативным, необходимости в операции нет. Стресс усилит и ускорит неизбежное, согласился врач, когда она робко поинтересовалась его мнением. Эти слова потрясли ее, заставили переменить решение.
Отец был благодарен, узнав, что она решила остаться, и признался, что у него будет меньше причин для беспокойства. Он взял с нее обещание молчать; одно слово о его состоянии - и банк будет скомпрометирован. Скотт обещал легче относиться к жизненным проблемам, но Кэтрин могла понять и даже восхищалась его твердым намерением "не становиться" инвалидом...

***

- Значит, ты мне лгал, - медленно произнесла она дрожащим голосом. - Это был обман.
- Для твоей же пользы. Какая это ложь? - протестовал отец. - Только преувеличение. Ты и Карл были предназначены друг для друга. Не нужно тратить время и энергию на ужасную маленькую квартирку и работу, которая тебе не нужна.
Кэтрин резко выдохнула: как ей хотелось ошибиться!
- Для твоей жизни, ты имеешь в виду. Мне рассказывали, что не во всех семьях царит такой эгоизм, - и все же в это трудно поверить.
Выражение ее лица стало твердым. Она повернулась к Реду, наблюдавшему за происходящим с нескрываемым интересом.
- Увези меня отсюда, - скомандовала она ровным голосом.
Она не собиралась объяснять значение обмена репликами. За один вечер она узнала, что три близких человека, которых, как ей казалось, она прекрасно знала, обманывали ее. Неужели на ней так ясно написано: "доверчивая идиотка"?
- Я никогда, до сегодняшнего дня, не считал тебя дурочкой. - Лицо Скотта стало презрительным, когда он увидел, что Кэтрин прижалась к Реду, как будто только сила его высокой фигуры поддерживала ее и не позволяла упасть. - Что ж, если ты настолько глупа, оставайся с ним. Но ты зря рассчитываешь, что он женится на тебе...
- В самом деле, отец, - прервала Кэтрин, слегка краснея, - мы еще не говорили об этом. - Она и сама была удивлена тем, что приняла невероятное предложение Реда как должное, не очень задумываясь о последствиях.
- Подумай! - Руки Скотта Келвея сжались в кулаки, когда он посмотрел на Реда, наблюдавшего за разговором из-под полуприкрытых век очень спокойно и не скрывавшего удовольствия от происходящего. - Я сомневаюсь, чтобы ты подумала о чем-либо. Не считай, что, побывав в его постели, ты получишь какие-то особые права. Он такой же, как и его мать, - не очень разборчивый.
Кэтрин предпочла бы спрятаться, если бы могла, чтобы не слышать неприкрытой ненависти и отвращения в голосе отца. Она почувствовала, как внезапно окаменел Ред. Он все еще стоял позади нее - непреодолимое препятствие к отступлению.
- Ты претенциозный и напыщенный дурак, - сдержанно произнес Ред. Кэтрин, глядя на его профиль, могла видеть жилку, часто пульсирующую на его виске. - И если ты еще раз позволишь себе упомянуть о моей матери. - Угроза была высказана ровным тихим голосом, что каким-то образом сделало ее еще более зловещей. Она увидела, что отец отпрянул и попытался сохранить свои позиции, посмотрев Реду в глаза.
- Вот я и пожалел, что когда-то взял тебя, неблагодарного, под свою крышу... И если ты, - он указал пальцем на Кэтрин, - если ты уйдешь с ним, ты больше мне не дочь, - произнес он голосом, дрожащим от гнева. - Подожди, пока твоя мать узнает об этом. - Это прозвучало так по-детски после всех громких слов, что Кэтрин не знала, смеяться ей или плакать.
Она вытерла глаза, беспокоясь, не размазалась ли по лицу тушь. Посмотрев на Реда, она поняла, что наконец-то удивила его.
- Ты не слишком взволнована, хотя тебя только что лишили семьи, - произнес он, протягивая ей чистый носовой платок.
- Просто легкий приступ истерии, и все. Кроме того, разве мои чувства интересуют кого-нибудь на самом деле? Тебя или моего отца? - спросила она, возвращая ему платок и глядя прямо в глаза, решительно задрав подбородок. Они оба одинаковы, решила Кэтрин. Манипулируют любым, кто окажется под рукой.
- Оставь платок себе, - посоветовал Ред. - Тебе он еще пригодится до конца вечера. Может, расскажешь мне, каков был действительный смысл этой сцены?
- Нет. - Кэтрин совсем не собиралась давать Реду повод для насмешек. Она вернула платок. - Мне некуда его положить, - сказала Кэтрин и пожалела об этом, так как сказанное вновь привлекло внимание Реда к ее платью.
Его глаза лениво разглядывали стройную, но женственно округлую - слишком округлую, по ее мнению, - фигурку Кэтрин в довольно открытом платье.
- Совершенно справедливо, - согласился он. Во взгляде, вновь обращенном к ней, сквозило любопытство и что-то еще, что она не могла понять, хотя это и заставило ее внутренне сжаться.
- Я сохраню платок для тебя.
- Мне ничего от тебя не надо, Ред, - выдавила она сквозь стиснутые зубы. Если он считает, что может отвлечь ее лишь с помощью секса, то зря рассчитывает на победу. - Я все равно не могу поверить в то, что ты делаешь, - она покачала головой. - Ты не можешь не подлить масла в огонь, не так ли? - хрипло обвинила она.
- Я просто помог тебе воплотить в жизнь твое вдохновение. Ты же собиралась убежать прочь. - Великолепное владение собой, редкое высокомерие ошеломили ее.
- Насмехайся, сколько хочешь, но гораздо менее болезненно иногда просто убежать. Открытое столкновение не всегда решает все проблемы.
- И бегство тоже, оно просто откладывает неизбежное.
- Весьма ценное наблюдение, - злобно отрезала она. Обвинение, прозвучавшее в его голосе, вызвало желание перейти в открытую атаку. - В конце концов, мой отец достаточно умен, чтобы скрыть, что он манипулировал мною. Разница между вами в том, что я знаю, что ты делаешь. Но теперь с этим покончено. - Она спрячется и будет зализывать свои раны, постарается разобраться в том, чего же она хочет от жизни.
- О, в этой ситуации существует еще масса возможностей...
Кэтрин откинула голову назад, волосы рассыпались по плечам.
- Забудь об этом, Ред. Я устала от тебя. Я хочу остаться одна, - прошипела она, ярость зажгла золотые огоньки в ее глазах. - И, пожалуйста, не надо больше никаких театральных представлений...
- Я не думаю, что ты правильно оценила ситуацию, - холодно ответил он, поводя своими широкими плечами и как бы пытаясь сбросить с себя тяжесть.
- Что ты от меня хочешь? Да, я не успела продумать ситуацию! - гневно воскликнула она. - Да, я опустошена, обижена, моя жизнь разрушена. Не так просто в этот момент думать! В других обстоятельствах я вряд ли позволила бы тебе разыграть эту комедию в твоих собственных интересах.
- Я уверен, что в этом браке не было бы места сюрпризам, - сказал он с легкой насмешкой. - Впрочем, тебе всегда нравилось строить планы; наверное, ты уже распланировала следующие двадцать лет жизни. Твоя ошибка заключается в том, что ты рассказала своему красавчику, какое место сам он занимает в твоих планах, вероятно, поэтому он и сбежал в панике к твоей безгрешной сестре.
- Что ты об этом знаешь? - отрезала она, краснея. - И что дурного в том, чтобы строить планы; мы же не можем всю жизнь плыть по течению, как какие-то цыгане!
Он удовлетворенно рассмеялся, этот смех показался ей совсем уж неуместным и стал еще одним доказательством его бессердечия...
- Планы составляются для того, чтобы их нарушать, крошка, неужели ты этого еще не поняла? Даже если мужчина оказался в таком безвыходном положении, что вся его последующая жизнь неминуемо расписана, ему не надо говорить об этом. Ты, наверное, уже с математической точностью распланировала и рождение потомства.
- Нет ничего неприличного в обязательствах, - ответила она, удивленная его неожиданным выпадом. Ему кажется, что она бесчувственна! Карл никогда не жаловался, видя, как она радостно планирует их будущее; она была уверена, что их желания совпадали. Кэтрин застонала и закусила губу. И только что выяснилось, что он хотел совсем другого; это было так больно осознавать.
- Почему ты не хочешь признать это, Кэтрин?
Твой Карл был просто удобным человеком, отвечавшим всем твоим требованиям, подходящим кандидатом в мужья.
От такого обвинения она задохнулась.
- Я люблю Карла, - яростно настаивала она.
Ее страстная декларация не произвела никакого впечатления на Реда.
- Тогда, наверное, нужно было больше времени проводить с ним в постели, доказывая ему свою любовь. У юноши оказалось чуть больше ума, чем ты предположила. И слишком рано начала лепить его по своему представлению. Надо было подождать до свадьбы.
Кэт почувствовала, что на ресницах выступили слезы. В ярости она смахнула их; она не доставит ему удовольствия зрелищем своих слез.
- Я ненавижу тебя, - произнесла Кэтрин, не сумев отыскать более достойный ответ. Но хуже всего то, что в его словах была доля правды.
Ей нравился Карл, она уважала его. Ей казалось, что это был единственный из встретившихся ей мужчин, с кем она могла бы прожить свою жизнь. Изредка она задумывалась, имело ли отношение к его усердному ухаживанию то, что ее отец возглавлял банк...
- Теперь ты вряд ли можешь позволить себе такие слова, крошка, ведь мы теперь... являемся новостью, - произнес Ред. Его глаза следили за ее вспыхнувшим лицом, язвительная усмешка притаилась в уголках губ.
- Пусть тебя не обманывает твоя выдумка, с ней покончено. Не было необходимости досаждать мне публично, - произнесла она с отвращением. - Если бы ты счел нужным посоветоваться со мной, я бы тебя об этом предупредила.
- Ты хочешь, чтобы с глазу на глаз? - спросил он с интересом. - Я мог бы...
- Держи свои руки подальше от меня, Ред, - холодно отрезала Кэтрин. - Я не нахожу это занимательным: то, что для тебя игра, для меня - жизнь. И она у меня одна!
- Я очень серьезно отношусь к играм. Для человека, любящего строить планы, очень странно не подумать о следующем часе, не так ли? - спросил он, меняя тему с необыкновенной легкостью.
Кэтрин подозрительно взглянула на него.
- Ты думаешь?
- Ты забыла, что отец только что отказался от тебя, и, кроме того, наша глубокая и продолжительная страсть...
Он смеется над ней, решила Кэт. Если бы ее мозг не был в таком смятении, она могла бы понять, на что он намекает.
- Наши отношения не могут так сразу оборваться.
- Отношения? У нас нет никаких отношений, - выдохнула она, объятая паникой.
Он продолжал, не обратив внимания на ее слова.
- Стоическое терпение, которое ты проявила во время моих страстных объятий, окажется бесполезным. Даже недалекая Женни сможет разгадать эту загадку. Все подумают - бедная маленькая Кэтрин не смогла даже удержать своего жениха. Он предпочел ей ее сестру.
- Я не умею так хорошо лгать, как ты, поэтому, боюсь, нам надо остановиться, - сказала она, даже обрадованная, что от этой идеи можно будет отказаться. Появился обнадеживающий факт: она была свободна от вынужденного нахождения в Келвей-Холле.
- Ты недооцениваешь мои способности, крошка.
Кэтрин закрыла глаза и представляла себе, как сотрет эту раздражающе самодовольную ухмылку с его лица.
- Не называй меня так!
- Подумать только, а я считал, что тебе нравится!
- Ты знаешь, что я ненавижу это слово, - возразила она. - Именно поэтому ты использовал его.
Ред удостоил ее сардонического взгляда, его удивленные глаза были синими, как небо в прекрасный летний день, и такими же колкими, как острые льдинки. Ей вдруг отчаянно захотелось растопить эту льдину.
Внезапно она представила, как Ред среди отчаянных криков, дыма и мелькавших пуль ведет репортаж с места событий. Лаконично, но ясно, как будто для него не существовало опасности разделить судьбу репортера, чью рану он пытался перебинтовать как раз в это время. Она видела репортаж по телевидению: это было в первый, но не в последний раз, когда Ред находился перед камерой, а не позади нее, как обычно. После этого Ред часто описывал события в "горячих точках" земного шара. Однако первой его любовью оставалась фотография, и он от нее также не отказывался.
Работу фотографа в ежедневной газете Ред предпочел работе в банке отца. Затем - новая независимая телестудия. Ее отец, ненавидевший успешное продвижение Реда, обнаружил, что ему гораздо легче мириться с его анонимными успехами за объективом камеры, чем с общественным признанием, которое пришло к Реду, когда он стал сам делать репортажи. Стиснув зубы, Скотт принимал поздравления по поводу успеха своего знаменитого родственника. Наибольшую радость он испытал бы, если бы Ред потерпел поражение во всех своих действиях. Он едва сдержал свою ярость, когда была опубликована первая книга фотографий Реда. Реджинальд же не хотел успокаиваться и удовлетворяться успехом; казалось, он может быть первым одновременно в различных областях. Следующим шагом были политические триллеры. Помимо успеха они принесли деньги, так как неприлично долго находились в списках бестселлеров. Отец еле сдерживался, и Кэтрин думала, что он почти заставил себя привыкнуть к способности Реда работать в нескольких областях сразу и создавать впечатление, что он использует всего лишь небольшую часть своего таланта. У нее самой было смешанное чувство зависти и восхищения; но в тот момент она разделяла недовольство отца. Ред всегда был так непроницаем, что ей часто хотелось ударить его!
- Мне кажется, что ты совершенно лишен человеческих чувств, - заявила она.
- Ты думаешь, прилично нападать на... своего спасителя? - Ред вскинул брови, услышав, как она закашлялась. - И ни одного слова по поводу бесчестного поведения своего женишка, - задумчиво добавил он. - Я уже пытался тебе сказать, что собираюсь поработать над книгой в Шотландии, где у меня есть свой домишко.
- Я не знала, что у тебя есть недвижимость в Шотландии, - удивленно отозвалась она.
- А почему, собственно, ты должна была об этом знать? - произнес Ред тоном, заставившим ее покраснеть. - Так вот, ты можешь поехать со мной...
- Спасибо, увольте, - отвергла она его предложение, даже не задумавшись над ним, как следует.
- Я вижу, ты опять не можешь думать рационально, - с добродушной иронией отозвался он. - Ты исчезаешь со мной на какое-то время, а затем вновь появляешься, как следует, разобравшись, что я представляю собой на самом деле, или придумываешь любую другую историю, какую хочешь. Я предпочитаю сильную, яркую, но кратковременную страсть, а детали оставляю тебе.
- Ты удивляешь меня, - вновь рассердилась Кэтрин. - А я имею право слова? Мне не нравится, когда за меня принимают решения, - прошипела Кэт злобно. Она совершенно не собиралась ехать куда-то дальше подъездной дорожки к дому вместе с Редом. Он помог ей выбраться из неловкого положения - ей просто нужно время, чтобы все обдумать. И совершенно не собиралась - даже мысль об этом вызвала в ней панику - оставаться с Редом и дальше.
- Я знаю, что ты предпочитаешь сама строить планы, но смотри, куда это тебя завело! Властные женщины не особенно привлекательны.
Она выпрямилась во весь рост и зло посмотрела на него.
- Мне так жаль, что я недостаточно женственная и трепетная, - с сарказмом процедила она. - Но ты-то и вовсе свинья! Тебе нравится приказывать мне. А я должна кротко подчиняться!
- Кроткое подчинение не свойственно тебе, Кэтти, - хмуро сказал он. - Я просто собирался кое-что уточнить. Ты не слишком хитра, не так ли? А что касается моего предложения, то оно остается в силе. И мне все равно, какое решение ты примешь, - объявил он небрежно, как будто ему уже стал надоедать этот разговор. - Идея казалась мне логичной, а если ты можешь печатать или обрабатывать документы, твое присутствие может быть еще и полезным, - задумчиво добавил он.
Ни за что, если мне удастся этого избежать, думала она с яростью.
- Ты сможешь мучить моего отца еще какое-то время - я думаю, это главная причина.
Ред неожиданно улыбнулся, в его глазах загорелись дьявольские огоньки.
- Мне кажется, что у тебя есть причины быть недовольной своим отцом, Кэтрин. Меня забавляет мысль, что Скотт будет страдать, представляя, что происходит у нас в постели.
Кэтрин почувствовала, как к ее щекам прилила кровь. Ред пристально смотрел на нее оценивающим взглядом. Она отметила темные круги у него под глазами - результат сильной усталости. Ред всегда следил за своей формой; он не мог бы выдержать столь интенсивного образа жизни, если бы не умел контролировать себя. Женщины - это была другая проблема. Возил ли ее кузен женщин в Шотландию? Если да, то что ожидает ее?.. Глаза Кэт внезапно тревожно заблестели.
- Ты действительно предлагаешь, чтобы мы... - Она остановилась, пытаясь отыскать подходящие слова, но слова не приходили на ум.
- Я бы очень хотел причинить беспокойство твоей семье, Кэтрин, но я не буду слишком себя утруждать, крошка.
Пощечина была чисто рефлекторным жестом. Она отметила потемневшее пятно на его щеке, с тревогой ожидая, ответит ли он ей тем же. Однако Ред никак не отреагировал.
- Хвастун! - Она была в ярости от своего необдуманного поступка.
- А ты капризная, избалованная девчонка! - спокойно ответил он. Она замерла, когда он взял ее за подбородок, вынудив смотреть прямо в глаза. - Я вспоминаю, что ты всегда старалась привлечь внимание окружающих к своей персоне.
Кэтрин пыталась освободиться, на губах горели слова отрицания.
- У тебя очень избирательная память, крошка. О, я совсем забыл, что теперь ты взрослая женщина, - насмешливо продолжал он. - Странно, но я в этом сомневаюсь, несмотря на внешнее впечатление. - Свободной рукой он небрежно коснулся указательным пальцем ложбинки между ее грудей, выглядывавших из лифа платья.
Этот мимолетный интимный жест вызвал мгновенную реакцию с ее стороны. Она явственно ощутила прикосновение его пальца к коже. Неожиданно лиф платья показался ей слишком тесным.
- У меня такое чувство, будто ты сбросил меня в озеро в ноябре. - Она глубоко дышала, снова обретая равновесие. Его рука больше не касалась ее, хотя его прохладный палец, казалось, оставил след. - Или в грязную лужу, - добавила она, довольная своими словами.
- И все же это предпочтительнее, чем равнодушие.
Он, должно быть, заметил, как в ее глазах появились признаки понимания.
- Ты ужасно относился ко мне, - пролепетала она.
- Я верю, что наказание должно соответствовать преступлению.
- Может быть, у детей и мало прав, - возразила она, едва справляясь со странным ощущением, что ей не хватает воздуха. - Но сейчас я независимый человек. И я не собираюсь ехать куда-либо с тобой, только хочу немедленно покинуть Келвей-Холл.
- И как скоро ты вернешься сюда? - насмехался Ред. - Ты жила дома до двадцати лет, и это до определенной степени замедлило твое эмоциональное развитие. - Он посмотрел на нее с легким презрением. - Неудивительно, что до сих пор ты ведешь себя, как испорченный ребенок.
- То, как я живу, тебя совершенно не касается.
- Живешь? - медленно протянул он с сарказмом.
- Я могла бы покинуть дом, - заметила Кэтрин, уязвленная его презрением. Ему было легко - дома его ничто не удерживало. Она завидовала его свободе. Я тоже свободна теперь, напомнила она себе; не надо принимать во внимание ни жениха, ни неизлечимо больного отца. Должна ли я радоваться? В ней зарождалась истерика.
Ред внимательно следил за ней... с симпатией? Нет, этого не может быть, решила она.
- Кэтрин... - Он с негодованием произнес ее имя, с настойчивостью, которая заглушила ее нервный смех.
- Итак, это правда. - Резкий голос ее матери прервал короткое напряженное молчание.
Кэтрин вздохнула, чувствуя внезапную опустошенность. Она не слышала, как отец призвал подкрепление. "О, опять начинается", - подумала она. Как будто почувствовав прилив энергии, покидающей ее, Ред встал между матерью и дочерью. Но совсем не для того, чтобы охранять ее, подумала она, охваченная странным, необъяснимым чувством. По-видимому, он не хотел прекращать этот фарс, прежде чем воспользуется всеми преимуществами создавшейся ситуации.
Элинор была холодна настолько, насколько горяч и неистов был отец; суть ее слов заключалась в том, что ее не удивляет поведение Кэтрин. Кэт услышала, что вся ее жизнь состояла из череды поступков, доводящих родителей до полного отчаяния. Убедившись в неблагодарности дочери, мать как будто почувствовала облегчение.
Кэтрин стояла и молча смотрела, как ее мать покидает комнату, отказываясь от своей младшей дочери. Похоже, мысли Элинор занимал лишь вопрос, каким образом свести к минимуму скандал по поводу расторжения помолвки.
- Какая теплота, какое сочувствие, - услышала она шепот Реда.
Кэтрин взглянула на него, ее глаза удивленно распахнулись, когда он снял свой пиджак и набросил ей на плечи. Ткань еще хранила тепло его тела. Кэтрин внезапно охватила нервная дрожь.
Посмотрев на Реда, она не увидела на его лице обычной усмешки. Стараясь унять дрожь, Кэт кусала губы. Это непроизвольное движение не ускользнуло от внимания Реда. Его глаза следили за каждым жестом Кэтрин.
- Еще не все кончено, - кратко предостерег он. - Держи себя в руках.
Кэтрин проглотила слюну и опустила глаза, почувствовав, как напряжение оставляет ее. Неужели она действительно дождалась сочувствия, понимания?
Я схожу с ума, напомнила она себе. Ей не нужна такая поддержка. Она видела, как безразличие ее родителей превратило Женни в существо, пытавшееся всем угодить, безвольное и слабое, нуждавшееся в сильном спутнике. Она даже во многом зависела от Кэтрин, хотя была старше. В отношениях с представителями другого пола она также полагалась на совершенно неподходящих мужчин, у которых была одна общая черта - высокое мнение о себе. Женни ошибочно принимала это за силу. Кэтрин же, напротив, избегала случайных знакомых; она замкнулась в себе и гордилась своей независимостью.
Кэтрин сбросила пиджак Реда, хотя все ее косточки протестовали. Доброта Реда неискренна, она почти забыла об этом. Он так внимателен потому лишь, что стремится отомстить. Она не знала, чем же так насолили Реду ее родители, чтобы заслужить многолетнюю вражду, да никогда и не пыталась узнать, не видя смысла в том, чтобы ворошить старое. Если у Реда и были благородные чувства, они никогда не будут обращены к Келвеям.
Она вспомнила его неслыханные обвинения: ее отца Ред считал виновным в смерти его матери. Мысль об этом вызвала в ней душевный трепет.
- Я не собираюсь рассыпаться перед тобой в благодарностях, - тем не менее, сказала она ему со спокойным достоинством. Он взял пиджак, который она протягивала, на губах играла улыбка. - Можешь подождать меня в машине? Я хочу сама поговорить с Карлом и собрать кое-какие вещи. - Практичность удивила ее саму. - Ты можешь отвезти меня в гостиницу.
- Я даю тебе полчаса и затем приду за тобой.
Она встретила эту фразу яростным взглядом, но удержалась от ответной колкости, вертевшейся у нее на языке.

***

- Мы сегодня остановимся у меня.
Кэтрин кивнула в знак согласия, не обратив внимания на осторожную удовлетворенную улыбку, которая появилась на губах Реда, когда он вел приземистую мощную машину по узким улочкам пригорода. Она даже не смогла проявить достаточно интереса. Она найдет гостиницу завтра - сегодня уже очень поздно.
Кэтрин сидела, выпрямив спину: ее тело не могло расслабиться в роскоши обтянутого кожей сиденья. Она не успокаивалась и все вспоминала о своем разговоре с Карлом. Это был разговор с незнакомцем, а не человеком, с которым она всего несколько часов назад собиралась связать свою судьбу. Неужели я и впрямь была готова выйти за него замуж? Неужели ее побуждения были так эгоистичны, как предположил Ред? Она не могла в это поверить.
Реакция Карла на ее "признания" была смешанной. Она заметила легкий проблеск облегчения, но настолько мимолетный, что, если она не ожидала бы этого, возможно, и не заметила бы его. Гораздо более удивили ее гнев и возмущение Карла. Они остановили те извинения, которые она собиралась заставить себя произнести. Такое лицемерие было даже хуже его предательства. Она видела, что, хотя он и был рад безболезненному выходу из создавшегося положения, все же разозлился, что она осмелилась искать утешения в другом месте.
Слушая, как Карл говорит о своем разочаровании, Кэтрин почти забыла, что сама является невинной жертвой и это он предал ее. Она кусала губу до тех пор, пока не почувствовала во рту солоноватый привкус крови, чтобы воздержаться от злого, резкого ответа. Я, я, я - неужели он не думает о чем-либо еще? О ней, о Женни? Его красивое лицо приобрело такое ханжеское выражение, что ей хотелось бы выложить ему всю правду, превратить свое отступление в атаку, но для этого она была слишком горда. Лучше сейчас ей самой опустить занавес за этим эпизодом жизни.
- Ты видела Женни?
Мгновенно вернувшись в настоящее, она взглянула на Реда. Огни машин отразились в глазах удивленного ночного зверя, удиравшего по дороге, и Ред автоматически отреагировал, сбавив скорость, чтобы позволить зверю убежать.
- Я решила, что не стоит. - Она была не в силах встретиться с сестрой; смешанные чувства гнева и, как ни странно, сочувствия переполняли ее. Она не доверяла своей реакции; могла выдать себя и рассказать Женни правду. Кэт не понимала, как могла ее сестра, ее собственная сестра, намеренно причинить ей боль.
- Ну и как ты будешь себя чувствовать, если Карл на ней женится?
- Не притворяйся, что тебя интересуют мои чувства, лучше прямо спроси, что тебе нужно, - ответила она с иронией; ее карие глаза гневно сверкнули. - Мне кажется, ты крутишься рядом с различными происшествиями, наслаждаясь болью и кровью. - Она перевела разговор на другое.
- В обществе существует известный нездоровый интерес к несчастьям, - спокойно согласился он. - Я так же виноват в этом, как и большинство других; трудно определить, где кончается сочувствие и начинается поиск сенсации. Но в данном случае не может быть ошибки. У меня нет жалости к тебе, Кэтрин, я считаю, что судьба, к счастью, вступилась и остановила тебя, разрушив иллюзию уютной семейной жизни, которую ты сама выдумала.
У нее перехватило дыхание.
- Как глупо с моей стороны. До тех пор, пока ты не рассказал мне, я и не предполагала, что мне так повезло!
- Всегда к твоим услугам, - сказал он, выезжая на дорогу.
Кэтрин промолчала. Сейчас она вряд ли могла ответить ему достойно. Его самодовольство было почти непереносимо. Незаметно сон подкрался к ней, и она уже не слышала, как Ред остановил машину и поудобнее устроил ее на сиденье.
Они ехали еще какое-то время. Неожиданно громкий звук и внезапный свет фар заставили ее открыть глаза.
- Что случилось?
- Если я не ошибаюсь, рокеры направляются в ближайшее ортопедическое отделение.
Кэтрин подавила зевок и потянулась, мышцы ее одеревенели от долгого и неподвижного сидения. Дорога была ей незнакома.
- Долго я спала? - Она чувствовала себя отвратительно, во рту было сухо, к тому же начиналась пульсирующая головная боль.
- Четыре часа.
Кэтрин сжалась и мельком взглянула на сидящего рядом мужчину. Ред внимательно следил за дорогой.
- Сколько? - Ее охватила паника. Наверное, она неправильно услышала ответ. От Келвей-Холла до дома Реда, переделанного из складского помещения, самое большее - полтора часа езды. - Не пытайся меня обмануть, - отрезала она. - Где, черт возьми, мы находимся? И куда едем?
Ред искоса посмотрел на нее:
- Я же говорил, что мы едем ко мне.
Кэтрин чувствовала, как жаркая волна поднимается по ее шее и заливает щеки. Если бы он не был за рулем, она бы...
- Ты сказал, - снова запротестовала она, - что мы проведем ночь у тебя, в твоей квартире...
- Я не уточнял адрес, - вежливо заметил он. - Я не сказал, куда именно мы поедем. Не хочу хвастаться, но у меня есть ферма в Тоскане, правда, без водопровода, но такой потрясающий вид из окна - умереть можно!
- Вот этого я бы и хотела, - огрызнулась она. Он прищелкнул языком.
- Итак, ферма в Тоскане, скромная квартирка в Нью-Йорке и уединенный домик в Шотландии.
- Я тебе не верю. - Глазами, полными ужаса, она уставилась на него; даже Ред не мог проделать с ней подобный трюк.
Ред бросил на нее взгляд обиженной невинности.
- Зачем мне врать?
- Значит, ты везешь меня в Шотландию?
- А ты бы предпочла Нью-Йорк? - спросил он ехидно. - Может быть, когда-нибудь, если мы с тобой поладим, я и приглашу тебя!
Она застонала от ярости и бессилия.
- Немедленно останови машину!
Он нахмурился и потер ухо.
- В голову тут же приходит одна мысль - манеры жены рыбака. - Он расхохотался таким спокойным и естественным смехом, что только инстинкт самосохранения остановил ее и не позволил броситься в драку. Хорошенькое завершение прекрасного дня - оказаться в кювете! - Не кажется ли тебе, что ты реагируешь слишком бурно? - заключил он, съезжая на обочину дороги, чтобы обогнать огромный грузовик с прицепом.
- Слишком сильно?! - взвизгнула она. - Я вижу, что это очень неблагоразумно с моей стороны, но, думаю, мое недовольство понятно... - Она с негодованием уставилась на его совершенный профиль. - Особенно когда тебя похищают...
- Это слишком сильное слово, - сказал он тоном, показавшим, что он все еще относится к происходящему несерьезно.
- Это точное определение.
- Я сказал, что мы едем ко мне, и ты не протестовала, - напомнил он ей.
- Подразумевалось, что мы едем к тебе в Лондон, а не в Богом забытое место на севере. Мне кажется, я совершенно ясно сказала, что не собираюсь ехать ни в какую Шотландию.
- Тебе не нравятся сельские красоты?
- Мне не нравишься ты. - На долю секунды их глаза встретились. Выражение, мелькнувшее в густой синеве его глаз, было непонятным. Оно подействовало на нее как какой-то коварный наркотик, и слова протеста замерли на губах. - Следи за дорогой, - хрипло произнесла Кэтрин. Она выдержала еще несколько мучительных секунд, затем он отвел глаза. Ее охватило странное ощущение ярости и пустоты. - Это же абсурд, Ред. - Кэтрин пыталась привнести в происходящее долю здравого смысла. - В наше время похищать человека.
- Я давно собирался в Шотландию. И не вижу никаких причин, чтобы из-за тебя, крошка, менять свои планы.
- Я же тебя об этом не просила, так же как и вмешиваться в свою личную жизнь.
Мрачная улыбка скривила губы Реда.
- Мне доставило это удовольствие, - заявил он уклончиво, оставив ее теряться в догадках, получил ли он удовольствие, приведя в ярость ее отца, или от тех вольностей, которые позволил себе по отношению к ней.
- Я не поеду с тобой.
- Поздно. Ты уже едешь со мной, - спокойно произнес он.
Ей казалось, она пытается пробить головой кирпичную стену.
- У тебя совсем нет совести? Это бесчестно, наконец! - задохнулась она.
Взгляд, которым он окинул Кэтрин, был откровенно беспощаден.
- Мне жаль, если ты считаешь мои методы грубыми... в большинстве случаев они наиболее эффективны. Соблюдение норм цивилизованного мира требует чертовски много времени, - заметил он.
Один взгляд на его жесткий профиль показал, что она попусту тратит время. С чувством обреченности она схватила ручку двери и стала дергать ее.
- На скорости семьдесят миль в час пытаться выпорхнуть на свободу? - ухмыльнулся он. - Удачный шаг, Кэтрин. Благодари судьбу за то, что в машине центральная система блокировки дверей.
- Это преступление. Тебя арестуют, - попыталась пригрозить Кэтрин. Она провела рукой по лицу, смахивая слезы. - Я пожалуюсь отцу, - добавила она жалобно.
- Надеюсь на это.
Кэтрин с возмущением посмотрела на него.
- Значит, в этом-то все дело, - вяло произнесла она. - Ты готов на все, чтобы уязвить отца?
- Уязвить? - сказал он, даже не пытаясь отвергнуть ее обвинение. - Я думаю, что ты недооцениваешь свое значение, крошка. Ты его единственное сокровище, - усмехнулся он. - Ты зеница его ока. Мысль о том, что ты находишься со мной, в моем скромном убежище, и все, что это может подразумевать, должна иметь достаточный эффект.
- Рада быть полезной, - сухо отозвалась она. - Я думаю, мои чувства не играют роли в твоих интригах.
- Мне кажется, смена обстановки будет тебе полезна.
- О Господи, дай мне силу, - застонала Кэтрин. - Я уже по горло сыта всеми, кто знает, что для меня лучше. Я все время должна делать то, что мне скажут. Хорошо, ты смог привезти меня в свое убежище, но не жди, что я здесь останусь. При первой же возможности я уеду и расскажу обо всем.
- Я буду помнить об этом, Кэтрин, - серьезно отозвался он.
Казалось, она кипела от возмущения. На лице Реда играла ухмылка. Ничего, скоро он обнаружит, что она может быть очень неприятным гостем.
- Включить музыку? - спросил он, видя, что она надулась.
Кэтрин скривила губы и пожала плечами. Волшебные звуки Дебюсси не смогли успокоить ее. Чувство беспомощности и невозможности переломить ситуацию заставляли ее испытывать сильное желание кричать и царапаться, но она не собиралась доставлять ему удовольствия, неожиданно поняв, насколько сильно он задел ее чувства в действительности. Она инстинктивно понимала, что одиночество и Ред были тем сочетанием, которого она должна была бы избегать.
Он остановился только один раз, и то по ее просьбе.
На удивление, он все еще сохранял достаточно сил и бодрости. Она же чувствовала себя, как выжатый лимон.
- Аллапул, - объявил он, когда они проезжали городок, живописно раскинувшийся на берегах залива. - В ясную погоду здесь можно увидеть русские рыболовецкие суда, - он показал рукой в сторону моря.
Ночь была на исходе, и слабый утренний свет освещал окружающие холмы, покрытые плотными облаками тумана. На горизонте они превращались в горы, угрожающе темные, мрачные, а море лишь угадывалось вдалеке. Привыкшая к аккуратно огражденным полям, она чувствовала угрозу в окружающей дикой природе.
- Ты еще многое увидишь.
- Вряд ли я останусь здесь достаточно долго, - возразила Кэтрин. - Нам еще далеко ехать? Я уже устала. - Ей казалось, что еще немного, и она упадет без чувств.
- Двадцать пять миль. И не думай, что мы уже в самой глуши, - заметил он.
Она была почти рада, что не пришлось искать защитные реплики - они ехали по проселочной дороге, временами весьма опасной. Ред должен был собрать все силы, чтобы благополучно доехать до цели. Кэтрин хотелось кричать от страха, когда они делали очередной опасный поворот, она не могла не заметить, как спокойно и уверенно Ред вел большой автомобиль.

***

Кэтрин оглядела просторную, почти без мебели кухню. Сложенный из камня камин занимал почти всю стену. В центре находилась плита, дрова для нее были аккуратно сложены в сторонке.
К ее удивлению, в доме были все современные удобства. Потолок, состоявший из балок, был низким, выкрашенным светлой краской, и это придавало помещению легкость и уют.
- Здесь довольно мило, - нехотя признала она, в ее голосе слышалось неподдельное удивление.
Ред бросил принесенные сумки на длинный обеденный стол.
- А чего ты ожидала? Отсутствия водопровода, электричества и туалет во дворе? - Он насмешливо взглянул на нее. - Как будто я могу подвергнуть столь нежный редкостный цветок таким страшным испытаниям!
"Нежный цветок" резко выбросил кулак в его сторону, но он ухитрился отклониться от удара.
- Ты ждешь благодарности?
- Благодарности от Келвеев? Едва ли. А сейчас помоги-ка лучше мне внести вещи.
Она обратила внимание на то, что он взял в руки белый конверт, лежавший на столе, и вскрыл его.
- Сам неси свои вещи, - капризно отрезала она. Кэтрин заметила на конверте его имя, написанное округлым женским почерком, и почему-то огорчилась. Глаза Реда потемнели, и он сунул письмо в карман брюк.
- Если вам нужны ваши вещи, мисс Келвей, я не собираюсь выполнять роль лакея. А если ты собираешься обследовать дом, то будь осторожней, это единственная жилая комната внизу. Я переделываю дом комната за комнатой, и некоторые из них находятся пока в полном беспорядке.
- Я хочу домой, Ред, - сказала она; в ее дрожащем голосе послышалась жалобная нота.
Ред поставил свою ношу на вымощенный каменными плитами пол и захлопнул тяжелую дубовую дверь. Задумчивые глаза скользнули по легкой фигурке Кэтрин.
- Разведи огонь, - сказал он, заметив, что она дрожит и обхватила себя руками, чтобы согреться. - Спички в нижнем ящике шкафа.
То, что он был твердо уверен в том, что она сразу же бросится выполнять его поручение, вновь воспламенило ощущение творящейся несправедливости.
- Я сказала тебе, что хочу домой, - повторила она. Невероятно, как ему удалось заманить ее сюда. Еще больше оскорбляло то, что ее роль во всем этом была почти случайной; подумать только, просто инструмент, с помощью которого в ее отца вонзили и повернули нож... отвратительно.
- Я считал, что тебя выгнали из дома и тебе некуда идти, - произнес Ред, все еще отвернувшись. Он согнулся у огня и закатывал рукава. - А на самом деле ты планировала через пару дней вернуться и снова стать послушной дочкой своего отца? Уверен, что даже Карл примет тебя обратно, как только заметит ошибку в своих действиях. - Он повернул голову, его глаза презрительно сверкнули.
- Скорее я выйду замуж... - Ее грудь яростно вздымалась, пока она лихорадочно подыскивала худшую судьбу, какую только могла себе представить, - за тебя, чем за Карла.
Чувство триумфа покинуло ее сразу же, как только она увидела довольное выражение, промелькнувшее в его глазах.
- Будет о чем написать домой, не так ли, дорогая? - Его улыбка была коварной. - Твои слова следует расценить как предложение?
- Не будь глупцом, - отрезала Кэтрин, сбитая с толку его реакцией. - Где спички? - спросила она с целью скорее отвлечь его, чем помочь.
Ироническая улыбка дала ей понять, что ее тактика была легко им разгадана.
- В нижнем ящике шкафа, - повторил он, не обращая внимания на ее вызывающий взгляд. - Спасибо. - Он задержал ее руку в своей, когда она передавала ему коробок, большим пальцем ласково погладил внутреннюю сторону ее запястья.
Прежде чем Кэтрин отдернула руку, ее удивленные глаза на секунду встретились с глазами Реда. Как будто электрический разряд пронзил ее с головы до ног. Это длилось секунду, потом все исчезло и не оставило неприятного чувства. И все же вскоре она рухнула в виндзорское кресло с высокой спинкой, боясь позорно свалиться без чувств.
- Почему ты так нас ненавидишь?
Раздалось шипенье, и огонь стал разгораться. Когда он повернулся, его глаза блестели, как драгоценные камни. Он выпрямился с элегантностью, которая была его неотъемлемой частью.
- Нас?..
Кэтрин глубоко вздохнула; теперь она собиралась добраться до самой сути запрещенной темы. Она уже не ребенок, от вопросов которого можно отмахнуться.
- Ты же знаешь, что я имею в виду, - нетерпеливо отозвалась она. - Какой грех совершили Келвеи? - Этот вопрос волновал ее почти всю сознательную жизнь. Это была не просто антипатия с его стороны, это было что-то гораздо более сложное. Под маской его обычного презрения скрывалось нечто, ускользавшее от нее.
- Ты хочешь сказать, что не знаешь? - В его голосе появились нотки недоверия.
- Я знаю, что твоя мать была лишена наследства своей приемной матерью и убежала, потому что... - Она внезапно смутилась, ей было трудно откровенно обсуждать жизнь Реда... Она опасалась, не выглядит ли ее любопытство грубым и неуклюжим. Но в то же время была уверена, что все это связано с настоящим, ей хотелось наконец-то докопаться до сути.
- ...Потому что была беременна мною, - закончил Ред. На его губах появилась циничная усмешка. - Банально, но точно. Не надо скромничать - я могу вспомнить несколько случаев, когда в ярости ты бросала эти факты мне прямо в лицо.
Кэтрин глубоко вздохнула, на губах ее горели слова горячего отрицания.
- Я... - Обиженная, она поняла, что его обвинения были правдой. Иногда она бывала несносной.
- Мы жили вдвоем с матерью до того, как мне исполнилось десять лет. Не буду утомлять тебя подробностями нашей жизни, которая по твоим меркам, думаю, была нищенской, - проворчал он. - В то время она узнала, что больна и, вероятно, вскоре я стану сиротой.
Кэтрин напряглась, слушая этот монолог, произносимый ровным голосом. Ее глаза потемнели при мысли о дилемме, стоявшей перед незнакомой женщиной; она думала о том, смогла бы она, никогда не сталкивавшаяся с жестокой реальностью, решиться одна воспитывать ребенка?
- Поэтому она проглотила свою гордость и решила вернуться в семью. Приемная мать Эвелин к тому времени умерла, у нее не было прямых наследников, и она оставила наследство твоему отцу, своему племяннику, указав, что он несет ответственность за ее внука в случае смерти его матери. Скотт напомнил это условие моей матери и заявил, что она же еще жива. - Реджинальд поднял глаза на застывшее от ужаса лицо Кэтрин.
Неприязненное отношение Реда, его ненависть и насмешки - все это приобрело новое значение в ее глазах. Неужели она была так глупа, что ничего не видела и не слышала раньше? Этот вопрос вертелся у нее в голове вместе с множеством других. Услышанное потрясло ее до глубины души...
- Я не буду вдаваться в подробности того, как она страдала, -сказал он; его голос был спокойным, только в глазах светился яростный гнев. - Эвелин была сильной женщиной, но я видел, как она таяла. Я не мог ей помочь. И тогда я поклялся отомстить за ее страдания.
- Ты был ребенком, - глухо запротестовала она.
- Дети способны на сильную страсть, так же как некоторые взрослые - на вялую апатию. - Он взглянул на нее с неприязнью.
Кэтрин не сомневалась, что замечание Реда было обращено к ней, но была слишком занята своими мыслями, чтобы отреагировать на это.
- И ты собираешься использовать меня?
Сумасшедшая мысль, что ее теперешнее положение - результат поставленной им цели, не исчезала, хотя логика подсказывала ей, что это подозрение вряд ли обоснованно. Та "милая" сцена в оранжерее была шоком для нее, но ведь Ред там был ни при чем. Нет, просто он воспользовался возможностью причинить как можно больше боли семейству Келвей, и, с его точки зрения, она помогала ему...
Глаза Реда были откровенно дразнящими.
- Я думал, мы уже договорились, что это взаимовыгодно, - протянул он.
- Меня просто загнали в угол. Кроме того, это было прежде, чем... - нерешительно начала она.
То, что он сказал, было правдой, но правда эта имела совсем другой смысл. Ее испугал накал его чувств. Отношение Реда всегда, казалось, было результатом какого-то извращенного желания сделать вызов самодовольному и сытому отношению к жизни ее родителей; но теперь эта мрачная ненависть, возникшая много лет назад, казалась совершенно иной. Под внешним цивилизованным обликом жила страсть, требующая восстановления справедливости. Глядя в глаза Реда, она гадала, как далеко он готов пойти в своем крестовом походе. Внезапно Кэтрин ощутила холод в комнате, который, казалось, исходил от самих каменных стен.

***

- Прежде чем ты познакомилась с реальным миром?
- Все это кажется мне нереальным, - отозвалась она; в голосе ее ощущалась опустошенность, она почти падала от усталости. - Я не просила привозить меня сюда, на самом деле я ведь говорила тебе, что не хочу этого. Ты не обратил внимания ни на одно мое слово с самого начала. Что с тобой случилось? Тебе необходима эта проповедь святого Реда? - Она покачала головой. - Почему ты не позволишь прошлому умереть?
- Так же, как умерла моя мать?
- Ты сказал раньше, что мой отец убил твою мать. Но она сама решила свести счеты с жизнью, Ред. - У нее не было желания, особенно в данный момент, защищать отца, но обвинение казалось ей несправедливым.
- Она больше не могла содержать меня, - ответил он холодным, резким тоном. - Скотт дал ясно понять, что он выполнит то, что написано в завещании буквально. - Сузившимися глазами Ред наблюдал за ее побелевшим лицом. - Можешь представить себе отчаяние Эвелин, заставившее ее шагнуть под автобус? Она сделала это ради меня, чтобы у меня был дом, еда, безопасность - все то, что ты, дорогая, принимала как должное всю свою жизнь.
Она подняла обведенные темными кругами глаза с застывшим в них вопросом.
- И поэтому ты решил разрушить мою жизнь? - бросила она ему гневно.
Он схватился за спинку кресла, суставы его пальцев побелели и четко выделялись на темном дереве.
- Мелодрама, не так ли? Особенно если принять во внимание, что я просто старался быть полезным, и теперь на моих руках оказалась угрюмая неврастеничка, которая ждет, что ей будут постоянно прислуживать.
- Что? Грехи отцов падут на детей? - выпалила она, задыхаясь от возмущения. - Я с самого начала не должна была дать вовлечь себя в этот фарс.
Если бы она знала, как далеко он способен зайти, она хорошенько подумала бы, прежде чем принять его предложение о помощи. "Как я могла быть настолько слепа?" - с недоверием спрашивала она себя.
- Самое время для тебя, Кэтрин, научиться отвечать за свои поступки. Ты очень хотела сохранить свою драгоценную гордость, как я припоминаю. С моей стороны не было никакого нажима. Ты всегда, видимо, хочешь найти самый легкий выход из положения?
В этот момент ей казалось, что было бы легче испытать унижение от обмана жениха, чем еще хоть на секунду остаться в компании Реда.
- Твоя мать заплатила за последствия своего поступка, разве не так? Или тебя беспокоят деньги? Отец получил деньги, которые должны были принадлежать тебе.
Его пальцы до боли сжали ее запястья. Таким образом он надеялся остановить поток ее гневных слов, вызванных желанием бросить вызов его жгучему презрению.
Оправдывая отца, она говорила то, во что не верила сама. На самом деле ей хотелось зарыдать, узнав о том, что ее отец способен на такое хладнокровное бесчестное поведение. Она нападала, чтобы защитить себя, но выбор оружия был плохо продуман. Ей очень хотелось причинить ему такую же боль, как он ей. Было так унизительно служить пешкой в руках двух мужчин.
- Мысль о грехах отцов, возникшая в твоей голове, становится все привлекательней с каждой минутой, - мрачно произнес Ред. Выражение гнева в его глазах заставило Кэтрин сжаться: она скорее умерла бы, чем показала ему, насколько в действительности она была напугана. - Ты его любимица. Насколько сам Скотт, - он произнес его имя с отвращением, - способен любить кого-то, настолько он любит тебя, младшую в семье, опекаемую и лелеемую.
Она хотела добавить - заключенную в клетку, задыхающуюся среди красивых тряпок и жаждущую любви.
- Я могу продолжить, - вместо этого заявила она дрожащим от волнения голосом. - После всего, что случилось, грехи матери, очевидно, пали на тебя. Почему же ты ее не винишь?
- Ты маленькая негодяйка, - медленно произнес он. - У тебя даже меньше совести, чем я предполагал. Что ж, в глазах многих гораздо большим грехом является хладнокровный выбор подходящего для воспроизведения потомства жениха, чем уступка в момент страсти... Безо всяких гарантий, без мысли о последствиях. Вы, Келвеи, думаете... слишком много о происхождении и родословной, не так ли? Моя мать только оправдала ваши ожидания - что можно ожидать от заблудшей овцы, родословная которой не прослеживается до Вильгельма Завоевателя?
Голова у Кэтрин кружилась, она не могла отвести взгляда от пренебрежительных голубых глаз. Первоначальное обвинение Реда вызвало в ней инстинктивный протест. С Карлом у нее было по-другому. Может быть, у нее и не было сильного чувства к чему, о котором она так много слышала, но она уже перестала ждать, когда ее "настигнет гром среди ясного неба". Когда-то у нее были подобные мечты, но они так и остались мечтами. Страдания, которые она испытала после сердечной травмы, полученной в юном возрасте, когда ей было всего шестнадцать лет, заставили ее не доверять больше собственному инстинкту, опасаясь эмоциональных травм. Постепенно она стала воспринимать случившееся, как должное. Либо она не способна на сильную страсть, либо разговоры о ней не соответствуют действительным чувствам.
- Ты говоришь исключительно о сексе, - огрызнулась она. Здраво оценивая свои действия, она видела, что для некоторых людей обвинения Реда могут показаться оправданными. - Что же плохого в дружбе, в общих интересах и совместимости как основе для брака? Это же гораздо более разумное основание, чем короткая вспышка страсти, так похожая на безумие.
- Когда встречаются двое... - В его голосе появилась внезапная мягкость и хрипотца, и этот переход от яростного гнева был обескураживающим.
Глядя в глаза Реда, Кэтрин чувствовала настойчивое желание прекратить бесплодные словопрения.
- Теперь еще заяви, что ты романтик, - отозвалась она, совсем уже дрожа от усталости. Она видела свои собственные черты, отражающиеся в его глазах, - странных гипнотических глазах.
Эти глаза скользили по ее лицу лениво, как будто уступая необходимости, нежелательной и ненужной. Его взгляд задержался на ее шее, на которой яростно пульсировала жилка.
- Не смей! - глухо произнесла она дрожащими губами.
Кэтрин не знала, что с ней происходит, она чувствовала себя бессильной к сопротивлению, ощущая слабость собственного тела, странное сочетание страха и нетерпения.
С ее губ сорвался стон, заглушенный его ртом. Движение было резким и жадным; чувство блаженства, разлившееся в груди, делало тело Кэтрин податливым и покорным.
С неожиданным возгласом, беспомощная в руках Реда, она обняла его за талию и добровольно, ужасаясь тому, что делает, прильнула к нему.
Оторваться от него в эту минуту было для Кэтрин невозможно, и прошло несколько секунд, прежде чем она смогла перевести дыхание. Предательское чувство, которое лишило ее рассудка, теперь было вытеснено ощущением униженности. Она была охвачена отвратительной слабостью, что сделало ее покорной, впрочем, нет, активной участницей этих объятий.
Она думала, что сможет справиться с этой опасностью, ощущением агрессивной напористости, исходившей от Реда, и не отзываться на нее. Но это! Внутри у нее все сжалось при воспоминании о том, с каким желанием она отвечала на его грубый выпад. Он даже не пытался быть нежным, поняла вдруг Кэтрин, и именно он все остановил. Это было верхом ее унижения.
Ее грудь вздымалась от усилий справиться с чувствами, которые он пробудил в ней. Кэтрин встретилась с ним взглядом и ужаснулась насмешливому выражению его лица.
- Мне помнится, ты что-то упоминала о сексе, - медленно протянул он, наблюдая, как она кусает нижнюю губу; в ее лице читался вызов, высокие скулы все еще розовели на бледном лице. - Не очень изысканный способ, но, мне кажется, ты поняла суть!
Усмешка Реда охладила ее. Как она могла позволить себе так расслабиться? - настойчиво спрашивала она себя. С каждой секундой ее глупость становилась все очевидней. Впрочем, самой большой ошибкой было приехать сюда, где она, если у нее только не вырастут крылья, должна довольствоваться компанией этого ужасного человека. Но она ничего не могла сделать!
- Зачем ты это сделал? - с вызовом спросила Кэт.
Он пожал плечами.
- Ты сама этого захотела, - спокойно заявил он; губы его превратились в тонкую полоску и выражали отчаянную скуку, когда она горячо запротестовала. - Не думаешь ли ты, что у меня есть желание целовать дочь твоего отца? - пренебрежительно бросил он, резким движением придвигая к себе кресло. - Ты всегда была коварной малышкой, - язвительным тоном произнес он. - Твои глаза всегда смотрели на окружающих с вызовом и пренебрежением. Твои глаза могли заставить человека забыть о том, что ты всего лишь маленькая девочка, у которой есть все, включая и врожденное чувство превосходства, а также глубокое убеждение, что все будет к ее услугам, стоит только захотеть. А если даже чего-то и не хватает, папочка все устроит. Ведь именно поэтому тебе так больно было обнаружить, что Карл тебя обманывает, Кэтти? Ты не можешь смириться с мыслью, что кто-то нарушает твои планы?
Легкая морщинка залегла на ее лбу и сразу исчезла, пока она слушала его. Взрыв яростного презрения был мгновенным. Ее детство вовсе не было таким безоблачным, как ему казалось, и если она ощущала странную близость к Реду, то лишь потому, что он, единственный из всех окружающих, обращался с ней по-человечески. Что-то не совпадало. То казалось, что он питает к ней симпатию, а в следующее мгновение он вел себя так, словно она ненавистна ему. Неужели мужчины могут так ловко притворяться? - тоскливо думала она, краснея при одном воспоминании о его узких бедрах, только что прижимавшихся к ней.
- Если ты осмелишься еще раз дотронуться до меня, я... я заставлю тебя пожалеть об этом, - запинаясь, крикнула она.
- Возможно, я просто хотел смутить твой прагматичный умишко. С помощью секса можно это сделать, - засмеялся Ред. - Это слово оскорбляет твою невинность? Карл использовал другой подход? Ты всегда так моментально вспыхиваешь? - продолжал он с неприкрытым любопытством. - Я не понимаю, почему ты сердишься, крошка? Или ты хранишь свою страсть для тех, у кого серьезные намерения?
- Если тебя так волнует мое происхождение, то я не понимаю, какая тебе разница - сексуальна я или нет, - бросила она в ответ, чувствуя себя глубоко оскорбленной его издевательским тоном.
Она проклинала себя за то, что ее тело так бурно реагирует на поцелуи единственного человека, который определенно не был ей предназначен. Теперь она вдруг поняла, чего именно ей не хватает, но предпочла бы этого не знать.
- Мужчина может забыть об угрызениях совести и воспользоваться ситуацией... Ты не боишься меня?
Кэтрин была уверена, что он блефует, но тем не менее... Она вспомнила отвращение на его лице чуть раньше, когда решила, что он хотел заняться с ней любовью, чтобы наказать ее за происхождение... Он вряд ли зайдет так далеко в своей мести... Страх и неопределенность вернулись вновь. Она бросила на Реда взгляд из-под длинных пушистых ресниц - его невыносимое спокойствие вызывало в ней желание закричать.
Он был ничем не лучше ее отца. Нет, хуже, решила она, вспоминая колдовское прикосновение мужских рук к ее телу... Боже, он мог превратить ее в дрожащее от желания существо, даже не дотрагиваясь и пальцем, подумала она с растущим чувством отчаяния.
- Я должна тебя бояться? - спросила она спокойно, что противоречило странному ощущению - смешанному чувству страха и радости, охватившему ее. - Если это твоя цель - берегись, - резко посоветовала она. - Ты можешь обмануть людей, которые тебя не знают, но я-то тебя хорошо знаю и ты никогда не был мне симпатичен, - произнесла она дрожащим голосом. - Какая фальшь! Какое презрительное превосходство! Конечно, поведение моего отца заслуживает осуждения - я не совсем идиотка и могу это понять. Но он мой отец. Ты смотришь на него с превосходством, а сам не прочь развлечься на его манер. Ты ничем не лучше его!
В этот момент полагалось бы с достоинством удалиться, но, сделав шаг, она поняла, что не знает, где выход. Она в растерянности замерла в центре комнаты, чувствуя себя ужасно глупо.
Молчание становилось гнетущим.
- Интересно, Карл знал о твоем бурном темпераменте? - сказал Ред, обращаясь вроде бы сам к себе. - Думаю, он соглашался с тобой, крошка, боясь твоего острого язычка.
- Карл никогда не делал ничего предосудительного... - начала она, прежде чем вспомнила, что он в действительности совершил.
- Кроме того, что регулярно спал с твоей сестрой? - Он пожал плечами. - Но все это дело семейное, да? Мне кажется странной твоя столь бурная реакция на мои мужские инстинкты. В конце концов, поцелуй в глазах большинства людей не является таким уж грехом по сравнению с предательством, не так ли?
Глаза Реда сузились и, сунув руки в карманы своих джинсов, он откинул голову назад, следя за ней немигающим взглядом, который так ее беспокоил. Кэтрин почувствовала, как по ее спине побежали мурашки. Она слишком быстро забыла о вероломстве Карла, а ведь всего несколько часов назад собиралась связать с ним свою жизнь.
- Впрочем, все эти вещи взаимосвязаны, - промурлыкал он своим хрипловатым голосом, заставившим ее вонзить ногти в ладони.
Отвратительный, ненавистный... думала Кэтрин, распрямляя плечи. Его основной целью было мучить ее!
- Я хочу домой!
- Куда домой? - язвительно осведомился Ред. - Разве тебя оттуда не выгнали?
- Радуешься этому, не так ли? Кстати, у меня нет и работы. Карла собирались... послать в Париж, поэтому я отказалась от работы учителя. Это должно тебя радовать! Мне пришло в голову, что теперь, когда меня выгнали из семьи, нет необходимости оставаться здесь с тобой. Я не понимаю, какой еще вред ты можешь причинить моей семье, удерживая меня здесь.
Впрочем, он мог сильно навредить им, но она не собиралась ему об этом рассказывать.
- Может быть, я хочу, чтобы ты здесь оставалась, - тут же отозвался он тоном, который трудно было понять.
- И ты не боишься испачкаться? - хрипло пробормотала она. Если бы он хотел ее... Запрещенная мысль вызвала приступ отчаяния. - Я больше не буду ягненком для заклания, Ред, - предупредила она.
- Что же ты можешь положить на алтарь, Кэтрин? Свое роскошное тело? Но я уже отказался от него раньше, - грубо напомнил он. - Я уверен, что все эти эмоциональные встряски лишили тебя последних сил. - Он бросил ей ее сумку с вещами, которую она автоматически схватила за ручки. - У меня здесь пока только одна спальня. - Да не беспокойся так, крошка, - сказал он. - Наверху есть еще раскладной диван, думаю, ты на нем поместишься.
Напоминание о юношеском увлечении заставило Кэтрин нахмуриться. С этим моментом никак не вязалась нежность; она вспомнила то лето, когда убедила себя, что на ее чувства отвечают взаимностью. Ред, конечно, знал об этом, но впервые упомянул. Это задело ее. Она опустила глаза, чтобы скрыть свои чувства.
- Где это? - напряженным голосом поинтересовалась она.
- Наверху. Ванная - налево. - Ред следил, как она поднималась по ступеням, натянутая как струна.
Как только она скрылась, его плечи поникли, на лице проступила глубокая усталость. Он потянулся к шкафу, вытащил бутылку виски и плеснул из нее в стакан. Осушил одним глотком, поморщился и продолжал стоять, глядя на лестницу... На лице было написано отвращение... К самому себе?

***

Когда Кэтрин закончила стелить постель, глаза ее совсем сдирались. Решив не искать ночную рубашку, она сбросила одежду и, оставшись лишь в узких шелковых трусиках, скользнула в спальный мешок, радуясь освобождению, хотя и временному.
На нее тут же обрушились кошмары, никакого покоя не получилось. Не успев, как следует, заснуть, она проснулась. Горло болело от крика, разорвавшего тишину и закончившегося прерывистыми рыданиями. Кошмары исчезли, но ощущение страха осталось. Ребенком и даже подростком она часто просыпалась с таким ощущением, но этого давно уже не происходило. Ее всю трясло, как в лихорадке.
Она села, вся в холодном поту, и в темноте попыталась отыскать выключатель. Ее рука коснулась чего-то теплого и живого, и она вновь вскрикнула. В комнате зажегся свет, который почти ослепил ее.
- Успокойся. - Ред наклонился к ней - высокая темная фигура с мужественным строгим лицом.
Его голос был сердитым, вероятно, из-за того, что прервали его сон, подумала она. В этот момент она отчетливо вспомнила основные детали ночного кошмара: Ред и роскошная блондинка на диване в гостиной, а она сама на пороге комнаты, не в силах сдвинуться с места, все ее девичьи фантазии рушатся. Что она сделала потом? Ах да, бросилась бежать... А их смех преследовал ее. Кэтрин предали, унизили. Происходящие события каким-то образом отбросили ее в прошлое. Ее подсознание в полудреме сыграло с ней странную шутку. Было бы легко отбросить воспоминания о ее полудетском увлечении, гораздо труднее забыть чувства боли и унижения, которые вызвала после всех этих лет тень прошлого. Непреодолимая тяга, почти страсть, ослабла с годами, оставив после себя враждебность и осторожность в отношениях с Редом. Она замкнулась и больше не позволяла себе испытывать ничего подобного.
Кэтрин пыталась собраться с силами и успокоить дыхание. Диван скрипнул, когда Ред присел на его край. Она открыла глаза, казавшиеся огромными на ее осунувшемся лице.
- Извини, что разбудила тебя. - Голос был хриплым, каждое усилие причиняло физическую боль. Она хотела, чтобы Ред ушел и оставил ее одну. Она могла хотя бы выплакаться в надежде, что станет легче. В его присутствии это было невозможно. Ей было очень важно не показать ему эту боль, эту слабость.
Ред сердито и резко свел брови.
- Ради Бога, оставь свое благородство и расслабься, - сердито и с грубым нетерпением проворчал он, схватил ее за плечи и привлек к себе. Она была слишком потрясена, чтобы сопротивляться, обнаружив, что крепко прижимается к его груди. Это не было нежностью, но оказалось достаточным, чтобы плотина ее чувств прорвалась. Он молча обнимал ее, а она плакала, плакала до тех пор, пока не успокоилась.
Чувствуя, как он заворочался, Кэтрин поняла, что его терпению приходит конец. Почти в тот же момент, когда она собралась отодвинуться, ее внимание привлекли детали, на которые она не обратила внимания. Она была почти совершенно раздета, и ее обнаженная грудь прижималась к его покрытой курчавыми волосками груди. Первой мыслью было: как могла она так долго не чувствовать этого жестокого прикосновения? Кэтрин отпрянула, испуганно вскрикнув. Только сейчас она поняла, что полностью беззащитна перед его беззастенчивым взором. Голубые глаза светились, оглядывая ее покрасневшее лицо, переходя вниз к мягким холмикам грудей, белевшим в полутьме. Дыхание Реда стало прерывистым. Он казался пораженным представшей перед ним картиной. В его глазах она прочитала нескрываемое желание.
Сила этого взгляда, казалось, лишила ее способности двигаться. На нем был только черный халат до колен, небрежно схваченный поясом и распахнутый на груди, к которой только что была прижата ее голова. Глаза сами собой опустились вниз, к его загорелым ногам.
Кэтрин попыталась проанализировать свои чувства.
Угрожающая настойчивость горящих глаз Реда заставила ее моментально ощутить прирожденную чувственность, бьющую сейчас через край.
В голове Кэт все смешалось: чувства, наполовину сформировавшиеся представления; она жаждала одиночества, чтобы разобраться в себе. Почему Ред, похоже, всегда знает что-то, что ей недоступно?
- Твой жених не стоит того, чтобы о нем так сокрушаться, - небрежным тоном сказал Ред.
- Карл? При чем здесь Карл? - Она непонимающе уставилась на него.
Ред говорил о Карле, наконец, поняла она, с недоверием вдумываясь в его слова. Ред, видимо, считал, что она видела во сне своего бывшего жениха.
Она все еще сидела почти обнаженная, и мысль об этом заставила ее покраснеть. Дрожащими руками она схватила край своего спального мешка и натянула его до подбородка.
- Это был просто ночной кошмар, - хрипло произнесла она. - Он не имеет никакого отношения к Карлу.
Выражение глаз Реда, следящих за ее лихорадочной попыткой прикрыться, заставило ее смутиться. Она испытала тем большую неловкость, что раздетой ее застал не кто-нибудь, а Ред. Кэтрин неохотно призналась себе в этом. Если бы рядом был Карл, у нее не было бы такого болезненного ощущения своего собственного тела; она просто рассмеялась бы и отвергла его притязания воспользоваться ситуацией. Ред не стал бы ухаживать за одной из Келвей, напомнила она себе, если бы, как это было раньше, он не хотел чего-то доказать. Сердце ее вдруг замерло и снова забилось. Он не будет... Неужели никогда не... При одной мысли о невозможном ее бросило в жар. Интересно, что она почувствует, если он вновь коснется своей горячей ладонью ее кожи?..
- Так это был страшный сон?
Кэтрин сжалась, затем попыталась расслабиться, удивленная тем, что его слова вызвали такую реакцию. Смысл его слов был ни при чем: это была слепая реакция на звук его голоса. Реду ведь она безразлична, напомнила себе Кэтрин. Он использовал ее, прекрасно, она тоже постарается использовать его. Огорчало только нежелательное появление в ее лишенной чувственности жизни жгучего интереса к этому. В определенном смысле она жила спокойно, а теперь вот проснувшийся интерес грозит превратить шелковые нити в стальные узы, и тогда прости-прощай ее естественная сдержанность и чувство самосохранения. Мысли были навязчивы, и она любой ценой хотела избавиться от них.
- Не знаю. - В голосе ее ощущалась пустота. - Я имею в виду, что у меня обычно остается только смутное представление. А сейчас уже все позади. - Она нервно рассмеялась.
- Похоже, тебя немного лихорадит. - Его взгляд был спокоен, и она подумала, что сходит с ума, пытаясь отыскать скрытый смысл в простом замечании. Знает ли он о ее подспудных желаниях, которые она пытается в себе подавить?
- Да нет, нисколько, - хрипло произнесла она, пытаясь придать голосу обыденность и забыть о том влиянии, которое оказывает его присутствие на ее тело и душу. Он продолжал сидеть и улыбаться, и эта улыбка волновала ее. Неужели он понимает, какие мысли пробегают в ее голове?
Он потянулся с присущей ему грацией, халат еще больше распахнулся, открывая гладкий мускулистый торс. Кэтрин с ужасом поняла, что не может отвести взгляд от его тела; она безнадежно пыталась побороть странное пьянящее ощущение, во власти которого находилась.
Что со мной происходит? - думала она и, закрыв глаза, попыталась подавить свои эмоции.
- Ты, должно быть, устал, Ред. Прости, что я побеспокоила тебя, но сейчас со мной все в порядке.
Она радовалась, что ее голос звучит спокойно и ровно и даже более вежливо, чем обычно в разговорах с Редом. Но это было гораздо лучше, чем истеричный крик, застрявший у нее в горле. Почему же он до сих пор не уходит, не оставит ее в покое? - думала она раздраженно.
- Я могу и остаться, - отозвался Ред после короткой паузы.
Удивленная, Кэтрин бросила на него взгляд. Смысл его предложения был очевиден. В его глазах светилась насмешка и подозрительная теплота, она сознательно проигнорировала их, чувствуя лишь унижение, от которого вся сжималась и дрожала.
Он точно знал, как его присутствие будоражит ее, и, по-видимому, ситуация веселила его. Трудно было представить, что он не знает о своем гипнотическом взгляде и мужском обаянии и не использует их для развлечения или выгоды. Она мысленно встряхнулась, чтобы отогнать теплое расслабляющее чувство.
- Я слишком уважаю тебя и не хочу, чтобы ты заменил отсутствующего, - усмехнулась Кэтрин.
Она вдруг вспомнила его поцелуй и нарочно тут же изгнала из памяти воспоминание о томительном чувстве близости, испытанном ею тогда.
- Лучше смерть, чем позор, - предположил он, рассмеявшись, когда она отпрянула при легком прикосновении его руки. - Или, лучше сказать, - крушение надежд.
- Я слишком устала, чтобы продолжать словесные баталии, - отрезала Кэтрин. Его интуиция пугала ее.
- Я просто решил, что мое присутствие может успокоить тебя, если твои кошмары вернутся.
- Нужно совсем потерять рассудок, чтобы принять помощь от человека, не способного отличить сочувствие от похоти! - бросила она, разозлившись одновременно и на себя за то, что в самой неподходящий момент отозвалась на вызывающую сексуальность Реда, не желающего скрывать, что он хочет ее.
- Между прочим, я никогда и не считал минутную страсть основанием для свадьбы, - произнес он, явно издеваясь над ней. - Так что не волнуйся, под венец я тебя не потащу.
Она побелела, и пальцы соскользнули с одеяла.
- Как ты смеешь? - гневно выдохнула она.
- Очень просто, - ответил Ред и протянул руку, коснувшись отворота спального мешка и прикрывая ее обнаженную грудь. - Не надо демонстрировать товар, если он не продается, - грубо предостерег он, и это заставило Кэтрин вздрогнуть еще сильнее, чем в тот краткий миг, когда пальцы Реда коснулись ее кожи.
- Вот именно, не продается! Надеюсь, ты уяснишь себе это, хотя бы на то время, пока я буду находиться в твоем доме.
Он игриво ухмыльнулся:
- Ты слишком безжалостна ко мне, крошка.
- Если тебе кажется, что я мечтаю оказаться с тобой в постели, то ты совершенно не разбираешься в женщинах! - выпалила она в сердцах.
- Стало быть, я не так тебя понял? - продолжал он язвить, не спуская глаз с ее испуганного лица.
Кэтрин казалось, что желание оказаться в его объятиях, написано на ее лице крупными буквами. Она была обручена с Карлом больше восьми месяцев, и ей без труда удавалось отвергать его сексуальные притязания. Видимо, он совершенно не возбуждал ее чувственности. Карл иногда смеялся над ее старомодностью. Но она думала, что если она может ждать, то почему бы и ему не согласиться с ней? Казалось, их отношения основаны на чем-то более прочном, чем преходящее чувственное влечение, но как чудовищно она ошибалась!
А сейчас, видимо, просто ее гормоны взбунтовались после нескольких лет воздержания, и Ред лишь случайно спровоцировал взрыв сексуальности. Она могла представить, какое циничное удовольствие он получил бы, если бы узнал истину о ее так называемой "сексуальной" жизни. Чувство ужаса вытеснило все остальные чувства при одной мысли о такой возможности. Нет, она должна сохранить последние остатки гордости - по крайней мере, перед лицом столь опасного человека. В конце концов, неужели так трудно подавить в себе это учащение пульса, это томление плоти? Она однажды уже пережила подобное. Кэтрин не принадлежит к числу людей, являющихся жертвами своих страстей. Кроме того, она уже не восторженный подросток: она взрослая женщина.
- Я понимаю, тебе грех не воспользоваться ситуацией, - сухо продолжила она, - но потребуется нечто большее, чем эта близость, чтобы заставить меня искать утешения в твоих объятиях. - Она крепко держалась за края спального мешка, чтобы не дать ему съехать с ее плеч.
Ред слушал ее с явным интересом.
- Успокойся, крошка, я не так уж стремлюсь к близости с тобой. Конечно же, я не откажусь от нее, если ты меня сама попросишь об этом, или как-то намекаешь... - Он следил за тем, как краска залила ее лицо, и его губы сложились в презрительную гримасу.
Кэтрин лихорадочно пыталась сгладить правду его резких слов.
- Этого ты не дождешься никогда, - категорично заявила она, прекрасно понимая, что обманывает не только его, но и себя.
Ред, наконец, поднялся. Он был столь гармонично сложен, что ей было трудно не смотреть на него без восхищения.
- Я думаю, Карл в это время ищет успокоения в объятиях прелестной Женни, - поддразнил ее Ред. В его голосе послышалось злорадство.
Кэтрин вдруг снова вспомнила о своем несчастье, о своей неудаче... и чуть не заревела от досады.
- Если ты все еще играешь в куклы, то, видимо, само небо послало ему Женни. Я же, крошка, предлагал тебе насладиться таким же утешением...
- Ты настоящий рыцарь, Ред, но я не желаю пользоваться твоим благородством, - ответила она с иронией.
Он встретил ее яростный взгляд с небесным спокойствием, затем повернул дверную ручку.
- И еще, Кэтрин, ты бы надела на себя что- нибудь - просто на всякий случай, вдруг тебе опять привидится кошмарный сон. - Он отвел глаза, и она ощутила суровость, отразившуюся в его и без того жестких чертах лица. - На твоем месте я бы не стал слишком доверять моему благородству.
Вся дрожа, Кэтрин сидела на постели, обуреваемая противоречивыми чувствами. В последнем выпаде Реда содержалась неприкрытая угроза. Кэтрин чувствовала, что начинает уставать от этой изнурительной войны. В маленькой стычке она почти одержала победу, но только что начала осознавать присущую этому положению опасность.
Кэтрин сумела перерасти свои юношеские увлечения, но переживать страсть ей еще не приходилось. Наиболее болезненным переживанием ее жизни было столкновение с абсурдностью своих же фантазий.
О чем я думаю? - одернула она себя. Сегодня самый ужасный день в моей жизни - как можно сравнивать унижение, испытанное четыре года назад, с предательством самых близких людей?
Было понятно, что чувства, разбуженные в ней Редом, в основном объясняются переживаниями последнего дня. Кэтрин твердо отвергла любое другое объяснение.
Все себе объяснив, она надела ночную рубашку и, забравшись в спальный мешок, вновь попыталась заснуть. Мысли вернулись к тому моменту, когда их тела соприкоснулись. Она попыталась забыть о своих ощущениях... И не могла. Прикосновение к крепкому мужскому телу не прошло бесследно.
Если бы Ред вполне серьезно предложил ей провести вместе ночь, а она была бы достаточно сумасшедшей, чтобы поддержать его, она наверняка перестала бы думать о Карле. В Реде было что-то, что могло заставить ее забыть обо всех других, даже очень важных, сторонах жизни. В темноте глаза Кэт широко распахнулись. Ее мысли все время возвращались к Реду, а не к бывшему жениху.
Она закрыла глаза и стала сознательно жалеть себя - ведь ее предали два близких человека. Казалось, что эти страдания предпочтительнее мучений, вызванных мыслями о Реде.
- Чай и тосты.
Кэтрин вздрогнула. Короткий стук в дверь не дал ей времени проснуться полностью. Ред склонился перед ней, удерживая поднос в одной руке. Под его оценивающим взглядом она сразу почувствовала, что ее волосы растрепаны, а на лицо страшно смотреть. Она подтянула ночную рубашку, соскользнувшую с плеч, и уселась на постели.
Ред поставил поднос на кровать.
- Я не добавлял в чай ничего такого, что могло бы вызвать галлюцинации, - сухо заверил он, когда она окинула еду подозрительным взглядом. Он поднял крышку одной из баночек: - Это брусничный джем, а не мышьяк.
Подняв охапку одежды, которую она бросила на стул в маленькой комнате, он переложил ее на пол, затем подвинул стул и уселся на него верхом, положив руки на деревянную спинку. С любопытством взглянул на девушку.
- Спасибо, - выдавила она. Его поведение было на удивление спокойным, словно он забыл их ночную стычку несколько часов назад.
- Попробуй теперь скажи, что я не внимателен? - произнес он с елейной улыбкой.
Кэтрин нахмурилась.
- Я бы обошлась без помощи посторонних.
Конечно, это было проявлением внимания с его стороны, если забыть о том, что Ред завлек ее сюда обманом. Чем меньше она будет обращать внимания на его поведение, тем будет для нее лучше, а что касается его мнения о роли ее отца в смерти его матери... Она вздохнула и отпила глоток чая. Ко всем проявлениям дружбы со стороны Реда нужно отнестись настороженно - они всегда будут только завуалированным способом отомстить ее семейству.
- Ты всегда такая сердитая по утрам? - спросил Ред с иронической ухмылкой. - Или это зависит от того, как ты провела ночь? Я рекомендую пробежку. Очень помогает.
Простое замечание, намек, что он тоже расстроен.
- Если бы не ты, я провела бы ночь в удобной постели в гостинице, - с укоризной буркнула она. Броситься в атаку ей было проще, чем просто поблагодарить его за завтрак. - Это ты виноват, что я не выспалась.
В глубине его глаз мелькнул злой огонек.
- Я ведь могу обвинить тебя в том же, - просто сказал он. Ред повел плечами и потер шею. - Моя кровать гораздо удобнее... Не забывай об этом.
Он совершенно невыносим, решила она, нехотя отводя глаза от его мускулистого торса, обтянутого белой трикотажной футболкой. Потом попыталась заговорить, но издала лишь хриплый вздох.
- Ты собираешься есть? После всех моих трудов! - напомнил ей он.
- Я припоминаю что-то о данайцах, дары приносящих. - Его самодовольная ухмылка заставила ее ощетиниться. - Кстати, откуда взялась еда? Мне помнится, ты ничего не покупал из продуктов по дороге.
- Моя милая соседка любезно закупила для меня продукты, когда я сообщил ей о моем приезде.
- Очень мило с ее стороны, - сердито согласилась Кэтрин, нисколько не удивляясь, что соседом оказалась женщина. - Записка на столе...
- Была от Рут. Чудесная женщина... - задумчиво сказал он, не отрывая взгляда от ее лица.
Удостаивалась ли эта Рут завтрака в постели? - цинично подумала Кэтрин, почти уверенная в том, что ей не понравится это создание.
- Вы могли бы познакомиться, если бы ей не пришлось уехать в Лондон.
- Какая страшная потеря! - с усмешкой заявила Кэтрин.
- Я надеюсь, ты оценила мое гостеприимство. Смотри, я в полном твоем распоряжении.
Она уронила ложку с брусничным джемом на поднос и злобно сверкнула глазами:
- Я не нуждаюсь в твоей заботе. Единственное мое желание - поскорее убраться отсюда. Похоже, ты не хочешь воспринимать мои слова всерьез. - Она почти кричала от ярости.
- Напротив, Кэтти, я очень серьезно отношусь к тебе. Ты же еще не оценила уникальной возможности пребывания здесь. И учти, я никогда прежде не привозил сюда женщин.
- Которых, без сомнения, у тебя пруд пруди, - уже чуть спокойнее произнесла она.
- Что это? Я улавливаю нотку ревности в твоих словах, крошка? - протянул он.
Она глубоко втянула воздух и почувствовала, как краска залила ее щеки.
- Единственное, что ты мог уловить, Ред, - это нотку жалости к этим женщинам. Последние четыре года, что я тебя не видела, прошли безмятежно, счастливо, поэтому мне жалко женщин, попавшихся к тебе на крючок.
Она очень вовремя забыла тот первый год, когда старательно собирала все новости, даже отдаленно касавшиеся его. Не говоря уж о том, что не отходила от телевизора, когда шел его репортаж о курдских беженцах.
- Да, я заметил, насколько ты была счастлива, когда тушь растекалась по твоему лицу. Жалко, что я оказался рядом и разрушил это веселье.
Она отвернулась, смущенная, глубоко дыша и пытаясь успокоиться.
- Ты напоминаешь это на всякий случай, чтобы я не забывала, во что теперь превратилась моя жизнь?
- Кэтрин, скажи, ты хоть раз вспомнила о Карле сегодня?
Испуг отразился в ее широко распахнутых глазах.
- Конечно...
Он знал, что она лжет, и она тоже знала, но считала необходимым притворяться до последнего. Ей хотелось отложить момент, когда она должна будет взглянуть в лицо правде.
- Во всяком случае, я сомневаюсь, что женщинам, с которыми ты обычно общаешься, понравится такое место, где нет возможности попасть в светскую хронику, - произнесла она с сарказмом, резко меняя тему. - Ведь твоя благосклонность наверняка тешит их самолюбие. Я никак не пойму, зачем ты покупаешь собственность по всему свету. Зачем это тебе - четыре дома?
- Просто я ненавижу гостиницы; возможно, это реакция на те дни, когда у меня не было крыши над головой.
Эти слова смутили ее.
- Я не понимаю, Ред... Как... Когда же у тебя не было дома?
Лицо Реда оставалось очень спокойным, не выражало никаких эмоций, почти как лицо античной статуи, но в глазах появилась грусть, как будто он вспомнил те дни.
- Ты не знала, что меня отправили в сиротский приют, когда мать погибла? - резко спросил он.
Их глаза встретились. Теплота понимания, смягчившая выражение ее глаз, вызвала сердитую ухмылку на его губах.
Кэтрин опустила ресницы, почувствовав странную обиду оттого, что он отверг ее естественный порыв. Она заморгала, стараясь удержаться от слез, сама удивляясь неожиданному участию, которое она почувствовала к этому колючему и независимому человеку. Подобные чувства ей лучше задавить в зародыше, думала она в смятении.
- Я сбежал прежде, чем они сообщили о происшедшем твоим родителям. Почти целый год я провел на улицах, пока меня нашли и отправили в ласковые объятия твоей семьи.
Она задумалась над тем, что означали эти слова. Ее ужаснула мысль о том, что ему пришлось пережить, и стало легче понимать его агрессивность, то открытое неповиновение и презрение, из-за которых он быстро настроил против себя всех взрослых членов ее семьи. Скорее всего, это было результатом полученных им в детстве моральных травм, а не просто из-за его ершистого характера.
Она знала, что Ред таил в себе некую угрозу для их безмятежной жизни, не подчиняясь никаким авторитетам. Интересно, какова же была реакция школы на воинственное состояние, которое было ему присуще? Как подсказывал ей ее собственный опыт, вряд ли ему было просто в школе, но, к счастью, он обладал достаточным интеллектом и внутренней силой, чтобы противостоять окружающей его косности.
- Почему ты сбежал?
- Ты же знаешь, я никогда не признавал авторитетов, тем более дутых. - Он пожал плечами. - Мне не хотелось, чтобы мои поступки разбирала по косточкам кучка людей, которые сами нуждались в воспитании.
- Но они ведь желали тебе добра, Ред. Они наверняка спасли немало детей, подобных тебе.
- Я не был подобен кому-либо; я это был я, Кэтрин. Я предпочитал и предпочитаю до сих пор самостоятельно решать свои проблемы. Не могу сказать, что мне приятно вспоминать тот период своей жизни, но тогда я научился важным вещам, и главное - опираться только на собственные силы.
- Стало быть, тебе никто не нужен, - поддразнила его Кэтрин. - Ты никого не подпускаешь к себе.
Ред никогда не признавал компромиссов. Она всегда знала, что он живет по своим собственным правилам и не способен идти на уступки.
- Ты имеешь в виду "теплые ласковые объятия моей семьи"? - В голосе его звучала ирония. - И как же они заботились обо мне? - хрипло спросил Ред, и Кэтрин не смогла выдержать его иронического взгляда. - Возможно, они простили бы меня, если бы я был достаточно благодарен за те крохи, которые они мне бросали. К их чести, все было сделано очень тонко - просто дали понять, что из бедного Реда ничего не получится. О да, твой отец обеспечил меня, правда, лишь потому, что это поддерживало его образ альтруиста, человека с большим и добрым сердцем.
Никогда прежде Кэтрин не приходило в голову думать о Реде как о жертве: он был человеком, которому удавалось все, что он задумал. Она завидовала его свободе и независимости. Ред всегда оставался самим собой, никогда не искал ни у кого одобрения. Он, должно быть, ненавидел свое униженное положение в ее доме. Кэтрин смотрела на него как на соперника своего брата, бельмо на глазу для родителей и никогда - она поняла это только сейчас - не пыталась посмотреть с другой точки зрения.
- Мне очень жаль. - Она поморщилась, слова прозвучали как-то фальшиво.
- Почему, Кэтти? Из-за того, что у тебя был пони, тебя возили в школу на машине и все, о чем бы ты ни попросила, тут же исполнялось?
- Синдром испорченного ребенка, я знаю, - сердито отрезала она. - То, что дорого отцу, ты ненавидишь. В этом все дело. Неужели мне нужно было пережить кучу несчастий, чтобы заслужить твое уважение, Реджинальд Крист? Я думаю, пребывание здесь можно засчитать за полосу страданий и унижений, - усмехнулась она. - Но ты специально это подстроил, да, Ред?
Внезапно она расплакалась.
Ред удивленно уставился на нее, потом отрицательно покачал головой:
- Ты даже не представляешь себе, о чем говоришь, - хрипло произнес он.
Глаза Кэт были полны слез, поэтому она не видела, что он едва сдерживает ярость: опасный огонь зажегся в глазах.
- Я не настолько глупа, Ред, чтобы не замечать, что мои несчастья радуют тебя, не так ли? - обвиняла она. - Главная моя ошибка в том, что я не поняла, насколько далеко ты зашел в своей жажде мести. Ты действительно хочешь заниматься со мной любовью, чтобы отомстить и унизить? Хотя слово "любовь" здесь абсолютно неуместно, ты не находишь? - На мгновение слезы прервали поток ее слов. - Что ты собрался делать, Ред? Придумывать мне новые испытания? Нет такой жертвы, на которую не мог бы пойти мужчина ради своих целей. Но знай: мне противны твои прикосновения, - добавила она с вызовом. - Может быть, ты подумаешь о других способах достижения своей цели, потому что, черт возьми, я не дам тебе такой возможности.
Его нога раздавила осколки упавшей на пол чашки, когда он двинулся к ней. Он уселся на край диванчика и сжал в ладонях ее лицо. Глаза его метали молнии, и от страха она была вынуждена приподняться.
- Ну, бей! - с вызовом бросила она. - Я знаю, что ты ненавидишь меня за то, что я из семьи Келвей. По крайней мере, это честнее, чем притворяться...
- Притворяться? - Его голос стал хриплым.
- Притворяться, будто я тебе нравлюсь, - выпалила она. - Знаешь, я не настолько глупа, чтобы поверить тебе. Быть пешкой в твоих руках - это верх унижения. Я чувствую себя запятнанной.
Голубые глаза Реда злобно сверкали, и Кэтрин инстинктивно попыталась отпрянуть, но его пальцы запутались в ее волосах, и она вскрикнула от боли.
- Врешь, - прорычал он, - ты чувствуешь мои прикосновения по-другому.
Эти слова вызвали в ней бурную реакцию. Она закрыла глаза, не в силах протестовать, хотя это было единственным ее разумным желанием. Она услышала его хриплое дыхание и стон. У Кэтрин не было сил противиться его поцелую. Он упал вместе с ней на постель, и они лежали, прижавшись бедрами и грудью друг к другу.
Желание, охватившее Кэтрин, было всепоглощающим; его могла утолить лишь агрессивная мужественность Реда, заставлявшая ее дрожать как в лихорадке.
- Так, стало быть, ты считаешь себя запятнанной, Кэтрин? - Хриплый голос был почти неузнаваем. Мгновение Ред изучал ее покрасневшее испуганное лицо; в глазах его пылал огонь. Он попытался пресечь ее попытку отодвинуться, затем, немного подумав, перевернулся на бок, провел дрожащими руками по своим спутанным волосам и поднялся с дивана. - Если ты собираешься нападать на меня, используя голую правду, крошка, то постарайся, чтобы она на самом деле была таковой, - медленно произнес он. - И если это послужит тебе утешением, то я вовсе не хотел, - он презрительно усмехнулся, но глаза его пробегали по телу Кэтрин с чувством, которое он пытался побороть, - касаться тебя, крошка, - хрипло закончил он фразу.
Он наклонился к ней, поднял прядь ее тяжелых волос, пропустив их сквозь пальцы; на лице его застыло почти отстраненное выражение.
Кэтрин охватило чувство смятения: она, чего греха таить, страстно жаждала его прикосновений. Ощущение было бессознательным ответом на эротические волны, все еще сотрясавшие ее тело. Она обеими руками взяла его руку и, повернув ее ладонью к себе, прижала к губам.
Он вздрогнул, как будто от удара, и из груди вырвался хрип.
- Что это значит, Кэтти, роли переменились?
Понимая, что полностью выдала себя, Кэтрин опустила глаза.
- Я хотела... - Она закусила губу, подумав, что может написать целый трактат о том, как сделать нелегкое положение еще более затруднительным.
- Через час, ну, может, через два, ты вновь обвинишь меня в том, что желание заниматься с тобой любовью вызвано моим чувством мести...
Она взглянула на него, вне себя от волнения:
- Ты не можешь отрицать, что это так. Как далеко заходит твоя стратегия, Ред?
- Ты так предсказуема, - бросил он, и выражение его лица стало циничным и жестоким. - Я даже вижу, как крутятся колесики у тебя в голове.
- Предсказуема?! - вскипела она, натягивая повыше рубашку, зная, что его глаза постоянно прикованы к ее обнаженным плечам. - Это ты предсказуем, - воскликнула она, разрываемая желанием броситься в его объятия и инстинктом самосохранения, который подсказывал ей проявлять максимальную осторожность. -Ты сделаешь все, что можно, чтобы насолить моему отцу... - Гнев растаял, и на ее лице появилось выражение печали. - Именно поэтому ты держишь меня в плену, Ред.
Она пожала плечами. Я ничего для него не значу, твердила она себе, просто орудие мести. Не становись жертвой своих собственных чувств, Кэтрин, продолжай ненавидеть его. Иначе пропадешь.
- Если бы это было так, Кэтти, я бы вступил с тобой в связь, когда тебе было шестнадцать лет. Ты смотрела на меня такими глазами, что, казалось, растаешь, если я коснусь тебя, - напомнил он, и жилка на его виске забилась с отчаянной силой. - Подумай об этом и постарайся вспомнить, что у тебя самые выразительные глаза, которые я когда-либо видел. Они не умеют лгать. - Он произнес фразу медленно и веско, а затем направился к двери.

***

- Пытаешься быть полезной?
Кэтрин продолжала печатать, с трудом продираясь сквозь исписанные мелким корявым почерком страницы записной книжки. Она слышала, как Ред вошел в комнату, и ощутила запах костра, торфа и моря, ворвавшийся в комнату вместе с ним.
- Не хочу, чтобы меня обвинили в том, что я живу за твой счет... - пробормотала она, не поднимая глаз. На самом деле ей нужно было сосредоточиться на чем-то, отвлечься от обуревавших ее мыслей. - Или тебе неприятно, что кто-то видит твои наброски?
- У меня нет абсолютно никаких возражений, только по поводу твоего тона.
- Я сознательно пытаюсь взбесить тебя. - Весело сказала она.
Он накрыл своей большой ладонью ее пальцы, прижав их к клавиатуре, и предостерегающе произнес:
- Я тебе этого не советую.
Она подняла голову и посмотрела на него с нескрываемым презрением:
- Я не просила тебя привозить меня сюда. Если тебе не нравится мое общество, отвези меня к ближайшей автобусной станции и высади. Я уже обошла всю округу по миле во всех направлениях, и единственным признаком, что эти места обитаемы, были стада овец.
- Какая любознательность, крошка, - заметил он иронично. - Если бы ты меня спросила, я бы тебе сказал, что нашей ближайшей соседкой является Рут Кроули. Она живет в маленьком замке... в семи милях от моего скромного пристанища.
- Тебя не было здесь, у кого бы я спросила? - отозвалась она, расстроенная его сообщением.
Утром она медленно одевалась, откладывая неизбежную стычку, которая произойдет, когда они встретятся внизу. А потому была сильно разочарована, обнаружив, что в доме одна-одинешенька.
- Ты скучала по мне, крошка. Я тронут.
Она встала и повернулась к нему лицом. Даже выпрямившись во весь рост, она едва достигала его плеча.
- Сколько времени ты намерен держать меня здесь как пленницу, Ред? Отпусти меня, - потребовала она.
- Не стоит бродить по окрестностям, Кэтрин. Это не Гайд-парк. Очень легко потеряться, если не знаешь, куда идти.
Она вздохнула огорченно.
- Твое внимание очень трогательно, но ты все еще не ответил на мой вопрос.
Его голубые глаза изучающе скользили по ее фигуре:
- Какой вопрос? Ты сделала совершенно нелепое заявление. Ты моя гостья, а не пленница, и ты будешь находиться здесь, пока я не отвезу тебя в какое-нибудь другое место.
Ее глаза засверкали:
- Это неслыханно. Пока ты не отвезешь меня? Это звучит, как будто я - куль с мукой!
Ты меня держишь здесь против моей воли, ты понимаешь это? Мне кажется, ты просто похитил меня.
- Моя дорогая Кэтрин, - произнес он, как будто ее очередной выпад оказался для него большой неожиданностью, - если ты считаешь себя пленницей, позвони в полицию или домой, пригласи спасателей.
Она уставилась на него:
- Позвонить?..
- Надо объяснить по буквам или все-таки поймешь и так?
- У тебя действительно есть здесь телефон? - с недоверием переспросила она. Почему-то это не приходило ей в голову.
- На всякий пожарный случай.
- Где?
- В спальне, неужели ты не заметила? - дразнил он ее.
Она задумалась и прошла через его комнату с опущенными в пол глазами.
- Надо позвонить отцу, он, наверное, волнуется.
- Пожалуйста, изволь.
Кэтрин нахмурилась: его тон был обманчиво дружелюбным.
- Слушай, чего ты от меня все-таки хочешь?
- Я пытаюсь завлечь тебя в спальню и заняться там страстной любовью.
- Не сходи с ума! - Сердце Кэтрин сладостно заныло, но она усилием воли отогнала эротические образы, возникшие у нее в голове после слов Реда.
- Хорошо, не буду, - согласился он задумчиво. Затем, заметив разочарование в ее глазах, которое она не смогла скрыть, ухмыльнулся. - Тем более что я совершенно не бужу в тебе никаких эмоций, Кэтти, не так ли?
Тон его голоса был равнодушным, но глаза выражали совершенно иные чувства.
Кэтрин тяжело вздохнула, ненавидя себя за то, что не умеет притворяться. Она была бессильна, как мотылек, которого притягивало пламя.
- Ты очень уверен в себе, Ред, не так ли?
- Теплые объятия клана Келвеев уже давно бы втоптали в грязь уверенность в более покорной душе, - подтвердил он.
- Но ты никогда и не пытался войти в семью, - заметила она.
- Я делаю уступки только тем людям, которые относятся ко мне по-человечески.
Да, он может быть самым верным из друзей, но только тронь его, и тогда берегись! Впрочем, это не было для нее новостью.
- Ты действительно хочешь, чтобы я позвонила отцу, Ред? - Она увидела на его губах холодную улыбку и подумала, что совершенно не понимает этого человека. - Думаешь, я сделаю за тебя твою грязную работу? Если я позвоню отцу и скажу, что ты похитил меня...
- Ответ будет впечатляющим, я уверен.
Кэтрин замерла на месте.
- Ты так мстителен, так циничен... ты внушаешь мне отвращение! - Она выпалила фразу и почувствовала себя еще хуже, чем до того.
Телефон находился на подставке возле умывальника. Кэтрин сдвинула в сторону книги, которые почти полностью загораживали его. Набирая номер отца, она пыталась успокоиться. Надо было, по крайней мере, поставить его в известность, что она жива и здорова. Она сердилась на Скотта и в гневе хотела заставить его страдать, но никогда не могла злиться долго.
- Кэтрин, это ты? - Она услышала вздох облегчения. - Где ты, черт возьми? Ты с ним...
Не нужно было спрашивать, кого он имеет в виду.
- Со мной все в порядке, отец... Мне нужно время, чтобы подумать.
- В одиночестве?
- Я видела Реда, - осторожно произнесла она. Ее заявление вызвало взрыв эмоций на другом конце провода. С отчаянием Кэтрин ждала, когда он успокоится.
- Возвращайся домой, Кэтти... Ты можешь не выходить замуж за Карла... ты можешь вообще никогда не выходить замуж. Но только возвращайся.
Кэтрин закусила губу. Ее отец никогда не был так близок к мольбе, как сейчас.
- Пока это невозможно, папа. - Она была уверена, что дома с ней будут обращаться, как с запутавшимся подростком, - это был обычный стиль общения ее родителей с дочерьми.
Единственное, что она поняла, - отец действительно волнуется.
И вдруг трубку неожиданно вырвали у нее из рук. Кэтрин вскрикнула от испуга, поняв, что произошло. Ред держал трубку так, что она не могла дотянуться до нее. В результате короткой борьбы он каким-то образом ухитрился прижать Кэтрин к себе, стиснув ее руки железной хваткой. Она еще пыталась бороться, хотя понимала, что все ее усилия бесполезны: Ред держал ее крепко.
- Ты царапаешься до крови, кошечка, - признал он, когда, в конце концов, ей пришлось подчиниться.
- Вот и хорошо! - крикнула она, увидев краснеющие царапины на его руке. - Немедленно отдай трубку!
Глаза Реда пристально смотрели на ее пухлые губы, дрожащие от волнения. С очевидным усилием он отвел взгляд.
- Все в свое время, - сказал он, совершенно овладев собой. - Ты еще здесь, Скотт? - спросил он, поднося трубку к уху. - Да, он здесь, - шепнул он Кэтрин, которая ухитрилась ударить его в голень. Он сморщился от боли и снова заговорил в трубку: - Что-то нас прервало, извини. Ты не должен волноваться за свою дочку, Скотт. Я о ней хорошо забочусь. Мне кажется, что ты не так все понял, - сказал он после короткой паузы. - Мои намерения чисты, если это тебя беспокоит. Честно говоря, я уже думал, что мне пора остепениться.
Кэтрин вскрикнула, ошеломленная, и ее тело ослабло.
Ред облегченно вздохнул:
- Великий человек закончил разговор, - объявил он, кладя трубку на место. - Я сказал что-то не то, крошка?
Кэтрин выскользнула из его ослабевших объятий.
- Ну что, ты доволен результатом? - нервно сказала она. - Да, ты великий интриган! В этом тебе не откажешь!
- Благодарю за комплимент, - ответил он с иронией.
- Я думаю, что ты все заранее запланировал.
- Только в общих чертах. Я просто ускорил события, - ответил он с самодовольной улыбкой. - Должен признаться, я доволен результатом. Мне понравилось, как тараторил Скотт, в этом было что-то чарующее...
Краска залила щеки Кэтрин.
- Нет, ты все же самый отвратительный негодяй из всех, кого я видела!
- Не хочу тебя прерывать, но против чего ты, собственно, так возражаешь?
Она задохнулась.
- И ты еще спрашиваешь? Ты убедил меня позвонить отцу, и как ты воспользовался этим?
- Милая, ты же выросла в Келвей-Холле. Я удивлен, какой наивной ты бываешь иногда, Кэтти. Я просто сказал твоему отцу правду.
- Правду... - пробормотала она растерянно. - Ты не признаешь правду, даже если она будет еще более очевидной, чем сейчас. Вот ты и выдумал невесть что.
- Я ясно помню, как ты обмолвилась, что скорее выйдешь замуж за меня, чем за Карла.
Кэтрин насмешливо фыркнула.
- В этом ты весь! Выхватываешь слова из контекста и перевираешь их, как тебе выгодно.
- Твои слова заставляют меня задуматься, - продолжал он, как будто не слыша ее последних слов. - Какая прекрасная мысль - жениться на женщине из рода Келвей... - Его чувственный рот перекосила циничная усмешка, и в голубых глазах застыло жесткое выражение. - Похоже, это будет идеальным решением.
Кэтрин уставилась на него с выражением полнейшего недоверия на лице. Неужели он серьезно... но это невозможно... даже Ред не может быть настолько циничен.
- Ты что, совсем спятил? Может быть, я наивна, но в моих жилах нет ни капли жертвенности. Я никогда ни при каких обстоятельствах не выйду за тебя замуж.
- Ты собиралась выйти замуж за Карла.
- Я любила... - начала она, но он перебил ее.
- Выдумка, и ты сама это знаешь!
Она не могла найти в себе сил, чтобы опровергнуть сказанное. К сожалению, слова Реда были правдой. Но даже и это обстоятельство не могло заставить ее задуматься над совершенно невероятным предложением.
- Тебе удалось обманом привезти меня сюда, но жениться на мне против моей воли не удастся даже тебе! Сама мысль об этом кажется мне чудовищной. - Кэтрин не могла поверить, что Ред действительно может хотеть этого.
- А что, мне нравится быть с тобой, Кэтти, - медленно произнес он обманчиво-ласковым голосом. Брови его взлетели вверх, когда он увидел, что она закрыла лицо руками. - Я нахожу, что ты одна из самых привлекательных женщин среди тех, что я встречал. Я надеюсь, крошка, мы составим прекрасную пару.
Глаза ее от удивления округлились. Неужели он не шутит?
- Полагаю, наш брак будет временным соглашением? - сказала она намеренно осторожным тоном.
- Опыт показывает, что большинство из них таковы, - отозвался он, удивляясь ее вопросу.
- И я полагаю, что секс - конечно, в определенных рамках - будет присутствовать в этом соглашении? - Она вдруг почувствовала необыкновенную смелость. - Видишь ли, хотя Карлу и мне не было суждено стать партнерами на всю жизнь, он был... очень хорошим любовником. А что, если я вдруг встречу человека, который...
Она услышала, как скрипнули его зубы, и увидела, что на его скулах заиграли желваки от ярости.
- Моей жене вряд ли понадобится другой любовник!
Ред сейчас внушал страх, поэтому Кэтрин инстинктивно сжалась, но, стряхнув с себя страх, бесшабашно заявила:
- Увы, Ред, меня никогда не удовлетворит один мужчина.
Кэтрин играла с огнем, она понимала это, но игра стоила свеч. Как он смеет быть уверенным в том, что она готова отдаться ему по первому же требованию!
Она чувствовала, что он вот-вот взорвется. Однако Ред лишь рассмеялся.
- Ты права, Кэтрин, извини, если мое предложение показалось для тебя неприемлемым.
Кэтрин была обижена, оскорблена, хотя, возможно, с ее стороны было слишком амбициозно затевать игру с гроссмейстером.
- Так ты действительно серьезно? - Наконец-то она поняла, что он не шутит. - Ты на самом деле готов жениться на мне? Ты что, считаешь это наиболее изощренной формой мести мне и моей семье?
Его глаза сузились, когда выражение отвращения исказило ее черты.
- Ты считаешь, может быть, какая-либо иная причина? - Ред улыбнулся, и Кэтрин сразу поняла, что ее неприятно поразит то, что он собирается ей сказать. - Я подумал, что скажет папочка, когда узнает, что его забота о маленькой девочке опоздала на четыре года? Что, Кэтрин, подумает твой отец, узнав, что его маленькая девочка пробралась в мою постель уже четыре года назад... прямо под крышей его дома? - Ред следил, как краска сползает с ее лица.
Ее глаза расширились и потемнели от ужаса.
- Мы не... я не... - промямлила она, качая головой. - Ред? - Мольба и смущение в ее голосе не тронули Реда.
- Итак, ситуация напоминает старую дилемму: является ли прелюбодеяние истинным, если оно существует лишь в воображении двоих?
- Двоих?.. - отозвалась она безжизненным голосом.
- Неужели ты думаешь, что я не догадывался, о чем ты думала, чего ты хотела, Кэтрин? - хрипло спросил он. - Интимность отношений вырастает постепенно благодаря невысказанным чувствам, даже безо всяких слов твои намерения были очевидны. Возможно, ты удивишься, но я всегда догадывался о твоих чувствах.
Что он говорит! Она не знала, что унижение может причинить и физическую боль. В то давно ушедшее время он не мог согласиться с мыслью заняться любовью с одной из сестер Келвей. Он был целиком поглощен своей местью - единственное объяснение, почему он не ответил тогда на ее призыв.
Кэтрин вдруг застонала, почувствовав боль в сердце. Ей так и не удалось забыть свое девичье увлечение; оно взрослело вместе с ней. Она все еще любила Реда - и ничто не могло опровергнуть этой истины. А он презирал ее... до такой степени, что готов был жениться на ней. Ирония судьбы заставила ее рассмеяться.
- Ты на самом деле готов пасть так низко? - произнесла она срывающимся от волнения голосом.
- Хватит препираться! Подумай лучше над моим предложением, Кэтрин. В нем есть свои положительные стороны... Если ты будешь честна перед собой, то...
Честна! Он произнес это слово, даже не моргнув глазом.
- Ты шантажируешь меня, Ред!
- Когда я хочу чего-то добиться, то использую для этого любые средства, - выдохнул он.
- Неужели ты так сильно ненавидишь меня? Или я для тебя лишь орудие ненависти?
Горькая ирония светилась в усталых глазах Реда.
- Крошка, - мягко сказал он, его рука чуть дрожала, приглаживая волосы. - Я могу лишь сказать, что ты занимаешь немалое место в моих планах. Ну, так что, ты подумаешь о моем предложении?
- Это ультиматум?
Ред смотрел на нее строго, но молчал, а Кэтрин с восхищением глядела на его мускулистый торс и вдруг заметила шрам на спине.
Она вспомнила о том, что спрашивала его об этой ране в то роковое лето. Тогда Ред показал ей еще красный рубец, оставшийся после пулевого ранения.
Ред оценил ее реакцию как ужас, хотя на самом деле Кэтрин испытала тогда другое чувство. Он действительно был близок к смерти или, по крайней мере, мог остаться калекой - вот что потрясло ее до глубины души. Сознание того, что он страдал от боли, заставило ее ощутить бессильную ярость, потому что она не могла ни облегчить эту боль, ни разделить ее с ним. Неожиданно она ощутила себя снова той шестнадцатилетней девочкой, сбитой с толку и испуганной пробудившимися чувствами и своей неспособностью управлять ими. Когда, наконец, она подняла глаза, он по-прежнему смотрел на нее и ждал ответа.
- Я никогда не поддамся шантажу! - прошептала она.
Она вдруг захотела коснуться ладонью его небритой щеки, провести пальцем по линии его чувственных губ, уступить призывному блеску его вожделеющих глаз. В то же время она ощущала свою полную беспомощность перед этим мужчиной. Он был в состоянии выполнить любую угрозу, а это означало, что он обязательно обнаружит истинную природу ее чувств. Не обращая внимания на то, что он настойчиво звал ее, она выбежала на улицу, хлопнув дверью.
Горизонт был кристально ясен, все оттенки голубого сливались там в один великолепный цвет, сглаживающий линию между небом и морем. Кэтрин смотрела на раскинувшуюся перед ней панораму невидящими глазами; ни один из этих лазурных оттенков не имел той же глубины и силы, как необыкновенные глаза Реда.
- Мне уже не шестнадцать лет, Ред.
Ей не нужно было поворачиваться - она и так знала, что он следует за ней на берег озера.
- Я заметил разницу, Кэтрин. Но все же, я надеюсь, ты еще не отрешилась от своей фантазии четырехлетней давности. Может, мы вдвоем попытаемся осуществить ее?..
Кэтрин глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и резко повернулась, чтобы взглянуть ему прямо в глаза.
- Похоже, ты медленно соображаешь, Ред, - прошипела она, хотя сердце ее сильно билось. - Я давно отрешилась от всех фантазий прошлого.
И увидела в его глазах холод.
- Мы оба знаем, что это неправда, - сказал он, четко выговаривая каждое слово.
Борясь с растущей тревогой, она отшатнулась, но он успел схватить ее за руку. В его взгляде не было ни намека на нежность. Она глубоко вздохнула. Господи, помоги мне избавиться от влечения к этому человеку...
- Не смей отворачиваться от меня, - прорычал он. - Прекрати обманывать и себя и меня. Неужели твои обжигающие взгляды и агрессивность по отношению ко мне я приму за безразличие?
- На что ты намекаешь? - отозвалась она дрожащим голосом.
- Я ни на что не намекаю, - резко сказал он. - Отрицание не делает вещи менее реальными. Наше пребывание здесь вместе может послужить самым большим наказанием для Скотта, но дело ведь не только в этом, мы же оба хотим быть вместе.
- Я до сих пор люблю Карла, - запротестовала она, прекрасно сознавая, что это неправда.
Она давно уже поняла, что никогда не любила Карла. Просто он обещал ей спокойную жизнь, не требовавшую сильных эмоциональных затрат, и это и привлекло ее. Она же ведь хотела покоя, хотела жить без стрессов и драм.
- То, что ты предлагаешь, превращает в насмешку то, что называется браком. Ты хочешь одним ударом убить двух зайцев! Но как только ты достаточно унизишь мою семью и потеряешь интерес к постели со мной, ты бросишь меня без зазрения совести. - В ее голосе послышалась горечь.
- Спать с тобой, Кэтрин? Разве только о постели идет речь? Хотя от близости с тобой, чего скрывать, я бы не отказался. - Она заметила глубокие тени под глазами. - Между нами происходит нечто более глубокое. - Низкий вибрирующий звук его голоса гипнотизировал ее. Она поняла, что он заметил ее смятение, которое из последних сил пыталась скрыть.
Неожиданный ветерок, налетевший с озера, унес с собой ее короткий насмешливый смешок.
- Я думаю, что ты слишком увлекся своими фантазиями, чтобы отчетливо видеть прозу жизни.
В ее голосе ощущалась предательская дрожь. Она как завороженная следила за тем, как он наклонился, подобрал камешек и бросил его в озеро. По воде пошли круги. Его очевидное спокойствие действовало ей на нервы. Разве можно верить его словам? Он же явно насмехается над ней, желая заманить в постель, а потом посмеяться над ее чувствами.
- Тебе удалось использовать мои несчастья к своей выгоде. - Кэтрин прикусила нижнюю губу, когда он повернулся к ней лицом, насмешливо заломив темную бровь. - И не надо больше говорить о взаимной выгоде и доброте твоего сердца, - добавила она. - Ты успешно спланировал весь этот кошмар.
- Я не связывал тебя по рукам и ногам и не засовывал в рот кляп, чтобы доставить сюда. Ты согласилась ехать, потому что в глубине души хотела быть здесь... вместе со мной. Признайся, Кэтрин, что я прав.
Его самонадеянность была потрясающей.
- В тот жуткий день я не могла правильно оценивать свои поступки, я думаю, тебе понятно почему. Ты похитил меня!
Уголки его рта дрогнули, глаза расширились от удивления.
- Что случилось, Кэт! Ты же сама решила подыграть мне и тем самым отомстить своим обидчикам!
Ее брови сошлись на переносице в искреннем недоумении.
- Разве не этого ты добивалась, крошка? Дать негодяю почувствовать, насколько ему понравится мысль о том, что и ты можешь находиться в чужой постели?
- Ты думаешь, что я хотела переспать с тобой, чтобы доказать Карлу, что тоже могу совершать опрометчивые и неразумные поступки? - Ее голос задрожал от негодования. Она знала, что он о ней невысокого мнения... но не до такой же степени! - Если ты думаешь, что я унижусь до того, что начну сводить счеты с Карлом подобным образом, ты очень ошибаешься, - продолжила она, игнорируя его насмешки. - Я понимаю, ты считаешь себя совершенно неотразимым мужчиной, но я обрела иммунитет, когда мне было шестнадцать. В моей крови слишком много антител, вызывающих тошноту при мысли о том, как ты... - От его яростного взгляда во рту у нее пересохло.
- ...Как я расстегиваю пуговицы на твоей блузке? - охотно завершил он фразу.
Она замерла на месте, когда пальцы Реда начали делать то же самое наяву. Завороженная, Кэтрин не знала, как реагировать на это. Если бы она вышла замуж за Карла, это было бы его правом - снимать с нее одежду и касаться ее тела с уверенностью собственника. Но могла ли она позволить подобное другому?
Ее язык прирос к гортани, она следила за Редом - точнее, за его длинными изящными пальцами. Куда же исчезло инстинктивное чувство отвращения? То чувство, которое, между прочим, охватило ее при мысли о Карле, совершающем все эти действия. Она вздрогнула, все еще не веря себе, что позволила Реду такие вольности. Откуда-то из глубины ее тела поднимались жаркие волны, заставлявшие забыть обо всем, тормозившие ход мыслей.
Она столько раз рисовала себе эту картину, что та стала почти реальностью. Ред проводил больше времени, чем обычно, в Келвей-Холле тем летом, когда ей исполнилось шестнадцать лет. Он выздоравливал после ранения, полученного им в одной из африканских стран третьего мира. Это неординарное событие придавало ему еще больше шарма в глазах Кэтрин, убежденной, что только разница в возрасте удерживает его от выражения своих чувств к ней. Целыми днями она мечтала о том магическом мгновении, когда его чувство к ней обнаружит себя. Даже сама мысль о Реджинальде Кристе заставляла ее тело откликаться на воображаемое прикосновение. У нее в голове роились буйные фантазии: она оказывается в смертельной опасности, и он спасает ее... Глаза девушки с нескрываемой тоской следили за ним. Эти воспоминания сейчас заставили ее покраснеть от стыда. Как выяснилось, в действительности он видел в ней только неуклюжего подростка.
Сейчас то, о чем она мечтала, становилось реальностью, но происходило это иначе... болезненнее, но приятные ощущения охватывали ее тело и душу. Кэтрин собиралась остановить его... но разве она могла?.. Прохладные пальцы Реда ласково дотронулись сначала до одной, затем до другой груди. Сладкое томление разлилось по ее телу, усиливая невыразимую тягу к этому удивительному мужчине.
Тревога и осторожность отступили на задний план, поскольку колдовское очарование его голоса и волшебные движения рук полностью парализовали ее волю.
- Ты так похорошела за эти пять лет, - нежно шептал он.
Кэтрин была слишком поглощена хаотическим вихрем своих чувств и ощущений, чтобы обратить внимание на легкую дрожь в его глубоком низком голосе.
- Четыре года... - отозвалась она, желая поскорее успокоиться. Чувства, которые будил в ней Ред, были настолько сильны, что даже причиняли боль.
Рука Реда скользнула на затылок, захватив пряди ее тяжелых шелковистых волос.
- Увлечение - ты помнишь?

***

...Они смеялись, когда она застала их вместе. Блондинка была гораздо старше его... Она была подругой ее матери, рано овдовевшей и старавшейся получить от жизни как можно больше удовольствий. Кэтрин чувствовала себя отвергнутой и преданной, но, как ни странно, ощущала и облегчение, что все ее чувства и фантазии остались невысказанными. Оказалось, что Ред все заметил. Не случайно Карла она выбрала как полную противоположность Реду. Первый неудачный опыт заставил ее с осторожностью относиться к качествам, так прельстившим ее в Реде. Карл казался ей спасительным выходом...
- Ты, кажется, что-то говорила об антителах?
Кэтрин почувствовала, что возвращается к реальности. Она рывком высвободилась из его рук.
- Ты мне отвратителен, - прошипела она, сжимая края блузки.
Ред лишь усмехнулся, продолжая ласкать взором ее стройную фигуру.
- Боже мой, Ред, ты что, считаешь меня совершенной дурой? Ты настолько коварен, что, вероятно, можешь послать моему отцу подробный отчет обо всем происходящем, приписав и то, чего не было, - заявила она со злостью. Я ведь больше не глупый подросток, думала она в отчаянии. Впрочем, лучше бы я им осталась. В конце концов, я сохраняла тогда какую-то гордость. Но я не знала, насколько глубоко и сильно стремление Реда к возмездию.
- По крайней мере, тогда ты была честна, - прервал он ее, как бы читая ее мысли. - Тебе не приходило в голову, что если бы я стремился лишь к возмездию, то мог бы нанести гораздо больший ущерб гордости семьи Келвей? Просто взяв то, что ты так охотно мне предлагала в то время.
- В то время тебя больше привлекала веселая вдовушка, - отрезала она. - Провидение спасло меня от грехопадения и развеяло мои дурацкие фантазии.
Ред хмыкнул.
- Ты никогда не задумывалась, что эта маленькая сценка произошла не случайно? Скажем, была подстроена в надежде излечить тебя от твоего увлечения? Взрослый мужчина может чувствовать себя неловко, когда его обожествляет девочка подросткового возраста, ты не находишь? Выбор был один - либо сделать то, что сделал я, либо пойти навстречу твоим желаниям. Думаешь, ты была готова к взрослым отношениям?
Жестокое напоминание о наивности ее девичьего увлечения смутило Кэтрин.
- Ты думаешь, я могу этому поверить, - огрызнулась она, - после того, как почувствовала ненависть, которую ты питаешь к моим родителям?
- Естественно, ты думала, что я воспользуюсь ситуацией. - Ред отвернулся, обиженный. - В то время мне казалось, что в этих огромных карих глазах может быть что-то стоящее, требующее защиты и поддержки. Несмотря на твою избалованность, я думал, что благодаря какому-то чуду тебя не коснулась гнетущая атмосфера всей семьи. - Он горько рассмеялся и продолжал: -Я не мог предугадать, какой обманщицей ты станешь. Но, в конце концов, ты же Келвей. И так же эгоистична, как все они, - с явным презрением закончил он.
Кэтрин отступила на шаг, как будто он ее ударил. Его слова вызвали в ней желание наброситься на него с кулаками.
- Посмотри на меня! - закричала она, хватая его за руку и чувствуя ее железную твердость. - Ты осмеливаешься критиковать меня... Ты! Кто дал тебе такое право? - возмущенно крикнула она.
- Почему, ради Бога, ты еще тогда не сбежала? Закончив университет, ты снова вернулась в этот чертов мавзолей. У тебя совершенно нет силы воли? Я ожидал от тебя большего, гораздо большего. Я думал, что разглядел в твоих глазах протест.
Неожиданность этого обвинения и подтверждение того, что Ред думал о ней, заставили ее задохнуться от волнения.
- Прости, что оказалась таким разочарованием для тебя, - усмехнулась она с горькой иронией, подавляя неожиданное чувство вины - как будто ей было необходимо оправдываться перед ним.
- Чем тебя так привлекает Келвей-Холл? Общением со своей нежной сестричкой Женни, отнявшей у тебя жениха? Твоя Женни, несмотря на свой имидж беззащитной маленькой девочки, может устраиваться очень удачно и выгодно. Что ты собиралась делать? Взять ее в приживалки, когда ты выйдешь замуж? Я думаю, что и муженек не стал бы возражать.
Значит, единственное, что может в ней привлечь мужчину, это богатство и положение ее семьи? Сквозь проступившие слезы она видела гримасу отвращения на его лице.
- А ты негодяй, Ред! Я не понимаю, почему ты так ненавидишь меня и мой образ жизни?
- Я ненавижу неискренность, крошка! - Внезапный блеск в глазах Реда заставил Кэтрин попятиться. - Ты хотела стерильной жизни без проблем. Мужа, которого бы ты водила за нос. Ты даже не можешь признаться себе честно, что он был безразличен тебе. Чего стоят все эти слезливые уверения в том, что ты его по-прежнему любишь? Ты даже себе врешь! Я знаю, что в пределах стен дома Келвеев нет места искренним чувствам. Тебе давно надо было порвать семейные оковы, самой попробовать вкус жизни, жить, в конце концов, а не коптить небо...
- Ты самоуверенный, самодовольный... - Кэт яростно подбирала слова, способные выразить ее ярость. - Я понимаю, зачем ты мучаешь меня. Ты считаешь, что я должна следовать твоему примеру? Естественно, первым делом я должна отправиться к тебе в постель - чтобы познать вкус жизни и превратиться в более опытного и умного человека! Как и множество других женщин, бывших здесь до меня! - Она чуть не поперхнулась. - Их ты тоже шантажировал?
Я знаю тебя, Реджинальд Крист. Тебе нет дела до меня и до моих чувств. Я просто средство давления на моих родителей, орудие возмездия. Кстати, к твоему сведению, они мне нравятся не больше, чем тебе. Я никогда ни искала у них утешения, я видела, как бедная Женни пыталась это делать. Может быть, я ошиблась в Карле, но, по крайней мере, я не была ослеплена животной похотью, возведенной ради соблюдения приличий до высот романтического идеала. Не собираюсь прыгать из постели в постель и теперь. - Неожиданные рыдания прервали поток ее слов. - И мне наплевать, что с твоей точки зрения я неудачница. Кстати, мои родители такого же мнения обо мне. - Кэтрин вытянула руки, чтобы предотвратить его попытки схватить ее, не поняв, собирается ли он утешить ее или продолжать свои обвинения.
- Ты вряд ли можешь обвинить меня в неразборчивости и случайных связях, Кэтрин. Я предлагаю тебе выйти за меня замуж. Вообще-то, я предпочитаю спокойных, уверенных в себе женщин, которые не требуют ежеминутной поддержки. Когда ты успела превратиться в бездушного маленького циника, Кэт? Ты выйдешь за меня замуж, потому что боишься своего отца. Какова будет его реакция, если он поверит, что четыре года назад мы были любовниками? Когда ты успокоишься, то поймешь, что, несмотря на ершистость, ты все еще послушная маленькая девочка, - насмешливо произнес он. - Ты можешь оставаться ханжой, если тебе нравится, рассказывать о похоти, которую, ты ясно дала мне понять, ты находишь отвратительной. Правда, Кэтрин, заключается в том, что ты не можешь справиться со своими собственными желаниями. Я же не слепой, я вижу, что тебе нравится, когда я целую тебя, ты жаждешь моих поцелуев. Тебе до боли хочется, чтобы я касался тебя, Кэт. Но если тебе нравится представляться жертвой, - пожалуйста. - Он пожал плечами.
- Я не понимаю, что, ты имеешь в виду, - задохнулась она.
- До тебя не доходит, крошка, что жертву приношу я? В мои жизненные планы едва ли входит женитьба на представительнице вашего семейства. Для меня главное - расплатиться по моим долгам и сохранить безупречной мою репутацию.
- И в этом причина твоего сумасшедшего плана? Если я выйду за тебя замуж, Ред, чтобы ты не рассказал отцу всю эту ужасную ложь, это вряд ли будет настоящий брак.
Он разглядывал ее с отсутствующим выражением лица, явно размышляя о чем-то.
- Как только мы вернемся в Лондон, мне надо будет получить разрешение на брак... У тебя есть достаточно времени, чтобы передумать, Кэтти.
- Я не передумаю, - горячо отозвалась она. Слишком горячо.
- А если ты передумаешь, - прервал он, губы его тронула зловещая усмешка, - ты еще не раз пожалеешь об этом! - Даже не взглянув на нее, он пошел прочь решительной и быстрой походкой. Расстояние между ними увеличивалось с каждой секундой.
- Никогда, никогда, никогда... - прошептала Кэтрин, хотя сердце ее сладостно заныло.

***

- Ты собираешься так старательно работать весь вечер или поужинаешь со мной? Это должен быть праздничный ужин, - насмешливо напомнил Ред.
Кэтрин уже заканчивала и невольно напряглась, когда почувствовала, что он наклоняется к ней, чтобы рассмотреть напечатанное на машинке.
- Я не сомневаюсь, что для тебя это праздник, - холодно отозвалась она.
Он вынудил ее согласиться на этот фарс с замужеством, его месть семейству Келвей близка к осуществлению. Но не может же он заставить ее еще и радоваться этому! Не один год он ждал этой возможности. Что ж, пусть злорадствует!
- Какое удобство! При такой трудолюбивой невесте, как ты, мне не придется тратиться на секретаря.
Кэтрин потерла затекшую шею.
- По крайней мере, издателям не придется расшифровывать твои каракули, - угрюмо пробормотала она.
Заняв руки делом, но, к сожалению, не мысли, она могла избегать общения с ним. Но постепенно ее заинтересовало написанное. Рассказы Реда были оригинальны по форме, события в них развивались динамично, что, без сомнения, свидетельствовало о глубине его знаний, почерпнутых в бесконечных путешествиях, командировках, и недюжинном уме.
Она поежилась, когда длинные нервные пальцы Реда стали массировать напряженные мышцы ее шеи и плеч. Ощущения были приятными, но опасно расслабляющими.
- Я могу придумать и другое занятие, чтобы использовать твою энергию, - промурлыкал он.
Ей вдруг стало удивительно хорошо, но она мгновенно насторожилась, ощутив опасность, таившуюся в его пальцах и соблазнительной интонации.
- Спасибо. Мне и так не скучно, - ответила она, вставая. - Мне кажется, пора ужинать. И нет необходимости так вульгарно ухмыляться, - вскипела она.
- Мне нравится быть чуточку вульгарным, крошка. Я ведь не Келвей, не так ли? - сказал он, отодвигая стул. - Ты права, пора ужинать. Ты должна поддерживать силы.
Кэтрин едва сдерживалась, чтобы не влепить ему пощечину. Впрочем, он прав, ей действительно понадобятся силы.
- Я тебя понимаю. Обычное нервное состояние перед свадьбой, - улыбнулся Ред.
Кэтрин, проигнорировав его усмешку, уселась за стол, а он отошел к кухонному столу и начал поливать спагетти соусом.
- Неужели ты не видишь, крошка, что лучшего мужа, чем я, тебе не найти? Я умею готовить, стирать, пришивать пуговицы...
- Да, у тебя сплошные достоинства, - ответила она язвительно. - Шантажист, лицемер. Да, мне страшно "повезет", если я окажусь настолько дурой, что действительно выйду за тебя замуж. - Она чуть ли не задыхалась от возмущения.
Ред поставил перед ней полную тарелку спагетти и предостерегающе произнес:
- Будь осторожней, крошка, иначе я могу подумать, что ты переигрываешь. Пармезан? - спросил он, не дав ей открыть и рта.
Кэтрин взяла сыр и сердито смотрела, как он усаживается напротив нее.
- Может, я и выйду за тебя замуж, Ред, но поверь мне, я не стану женой, с которой ты будешь с удовольствием знакомить своих друзей. Ты не поверишь, какой взбалмошной и неблагоразумной я могу быть, если захочу! - предупредила она, желая заставить его понять, что его устрашающая тактика не производит на нее впечатления.
- Это просто заставит их еще больше симпатизировать мне, - сухо ответил он.
После короткой внутренней борьбы благоразумие победило, и их разговор приобрел более спокойное течение. Спагетти оказались прекрасными, и, лишь начав есть, Кэтрин поняла, насколько она голодна. Вино растопило ее гнев и враждебность.
- Ты пишешь книги для себя или исключительно для продажи? - Эти слова разрушили продолжительную паузу, возникшую в разговоре.
Ред, вытирая случайно разлитое ею вино, удивленно спросил:
- Что ты сказала, Кэт?
И она поняла, что он не так уж внимателен к ее словам. Его мысли витали где-то далеко, подумала она с затаенной грустью. Она повторила свой вопрос с ноткой недовольства в голосе.
Он выпрямился и закатал рукава рубашки, открыв загорелые руки, поросшие темными волосками.
- Ты интересуешься моим творчеством? С каких это пор? - спросил он ее с легкой иронией в голосе, к которой она уже привыкла. - Мне повезло, что я смог совместить приятное с полезным без необходимости идти на компромиссы. - Он приподнял брови, увидев, как она наполняет снова свой бокал, - Разве благоразумно так много пить?
Кэтрин сузила глаза.
- А что, мне уже нужно твое разрешение?
- Можешь хоть напиться и качаться на люстре, крошка, мне все равно, - почти безучастно отозвался он.
- Думаю, что твоей люстре ничего не грозит, - отрезала она, и краска выступила на ее щеках. - Я думала, что авторы наделяют своих героев собственными чертами характера. Твои же герои всегда такие... обычные... заурядные...
- А разве я сам не такой?
Небесно-голубые глаза Реда в упор смотрели на Кэтрин. Его невозмутимость действовала ей на нервы; единственная предсказуемая черта в Реде, думала она, это его непредсказуемость. Обыкновенным он никогда не будет.
- Ты считаешь обычным то, что ухитрился совместить карьеру фотожурналиста, репортера новостей и писателя? - продолжала она таким тоном, словно такой избыток талантов был преступлением.
Ред пожал плечами.
- Множество женщин одновременно работают, воспитывают детей и ведут дом. Что здесь особенного? Я могу позволить себе быть эгоистом. Мне некого ублажать, поэтому я все делаю для себя.
- Но тебе-то самому, что тебе нравится больше всего? - настаивала она, несколько удивленная его скромностью.
Это совсем не соответствовало ее представлению о Реде. В ее доме так часто отзывались о нем как о высокомерном, чванливом, надменном человеке, что Кэтрин постепенно поверила в это. Интересно, какие еще предубеждения о нем ей удастся развеять?
- С чего вдруг такое любопытство, крошка? - Он держал свой фужер с вином на расстоянии вытянутой руки и следил за ней сквозь темно-красную жидкость, вращая тонкую ножку в пальцах. - Поверь, у меня нет стремления прославиться на весь мир и написать великую книгу, поэтому я не боюсь растратить свой талант. Возникает потребность высказаться, и я пишу. Конечно, приятно, когда мои мысли и наблюдения интересны окружающим. Но избытком тщеславия я не страдаю...
Он говорит так логично, так понятно, подумала она с невольным уважением.
- Люди вообще ведут себя, как правило, заурядно, - продолжил он. - Только экстремальные ситуации заставляют их вести себя как-то необычно. Именно это я и хочу показать в моих героях. - Он сделал глоток вина и поставил фужер на стол.
- Ред, как долго ты собираешься здесь оставаться? - переменила Кэтрин тему.
На его губах заиграла легкая улыбка.
- Тебе так быстро надоела моя компания?
- Я чувствую себя здесь как в тюрьме... Я задыхаюсь! - произнесла она, сама почти поверив в сказанное. Этот всплеск эмоций заставил его посмотреть на нее с пугающей настойчивостью, она нервно играла с верхней пуговицей своей блузки, притягивая его взгляд...
- Кругом такой простор, мили открытого пространства... и тебе не хватает воздуха?
Она удрученно смотрела на него и молчала.
- Или это из-за меня ты хочешь сбежать?..
- Я просто хочу поскорее покончить с этим фарсом и устроить свою жизнь. У меня нет таких талантов, как у тебя, но я думаю, что могла бы стать хорошей учительницей. Сколько времени ты собираешься держать меня в этой темнице?
Она сама была удивлена прагматизмом своих слов, ничего общего не имевших с состоянием ее действительных мыслей и чувств.
В глазах Реда промелькнул проблеск интереса.
- Твои родители не хотели, чтобы ты преподавала? - Его пристальный настойчивый взгляд противоречил обычному легкому тону.
- Мне прочили роль менеджера в одной из отцовских фирм. Но у меня не оказалось нужной хватки для этой должности. К тому же ты знаешь отца, его мнение о женском интеллекте не является секретом: самый глупый из мужчин гораздо умнее любой женщины, даже если она получила Пулитцеровскую премию.
Ред покачал головой.
- И, в конце концов, ты сдалась... Я полагаю, что Карл не поддерживал твое стремление заняться бизнесом? Ему, как мне показалось, нужна жена-домохозяйка. Да и ты любишь плавать в тихой заводи...
- Да, я хочу тихой, размеренной жизни, - дерзко ответила Кэтрин.
- Мне кажется, ты обманываешь сама себя.
- Нет, я люблю Келвей-Холл, - солгала она.
Ей не хотелось говорить о тактике своего отца, бесчеловечном плане, жертвой которого она стала. Ред никогда ничего не принимал за чистую монету; он посчитает ее совершенной дурочкой. Почему-то она чувствовала себя ответственной за все упреки Реда в адрес ее семьи. Может быть, именно потому, что Ред постоянно как бы обвинял ее в принадлежности к семье Келвей.
- Я не верю тебе.
- Как хочешь. - Она пожала плечами. - Тем не менее, мне бы хотелось знать, когда я смогу вернуться в родительский дом.
- Неужели тебе так не нравится моя компания? Или тебе действительно не терпится погрузиться в атмосферу ханжества и лицемерия, царящую в твоем доме? - На его загорелом лице блеснули белоснежные зубы. - А может, ты боишься, что не сможешь сдержать себя и уступишь своим плотским желаниям? Я готов ответить на них, крошка.
- Надеюсь, ты шутишь?
Он наклонил голову, на лице появилось лукавое выражение.
- Не совсем, и ты хорошо об этом знаешь. Я уже говорил тебе раньше, что думаю на сей счет. Ты можешь беспокоиться только о собственных инстинктах, - холодно напомнил он.
Кровь звенела у нее в ушах, перед глазами стоял туман.
- Позволь мне уехать, Ред, - почти умоляла Кэтрин.
Как легко ему вывести ее из себя, как легко он читает ее мысли и угадывает истинные желания, думала она, злясь на себя.
- Ред, умоляю, оставим эту глупую затею. Твоя шутка перестала быть смешной. Отец никогда не поверит, что мы занимались тогда любовью... Я же была еще совсем ребенком.
- Шестнадцать лет - это вовсе не так мало, по крайней мере, для той цели, о которой мы говорим.
А я антихрист в глазах твоей семьи и способен на любую подлость. - Он зловеще рассмеялся. - И в твоих глазах тоже, - добавил он с горькой усмешкой. - Впрочем, я думаю, что смогу убедить твоего отца в том, что ты сама искушала меня, Кэтти. Что мне оставалось делать? Человек слаб. Он снова загнал ее в угол.
- Прекрати! - просила его Кэтрин, в то время как Ред, скрестив пальцы, смотрел на нее немигающим взглядом.
- Что прекратить?
- Не смотри на меня... так. - Взгляд Реда был колючим, и все равно этот мужчина вызывал в ней всепоглощающее желание. Она чувствовала, как в ее крови загорается пожар.
- Ты красивая женщина. Неужели ты не понимаешь, что мужчины не могут смотреть на тебя равнодушно?
- Мне полагается быть польщенной? - сердито спросила она. - Я вижу, что ты считаешь меня каким-то трофеем. - Действительно, только это объясняло его настойчивость. - Ты тоже весьма привлекательный мужчина, и я польщена твоей оценкой моих скромных достоинств, но не настолько глупа, чтобы быть пешкой в твоей игре. Если ты ждешь, что я сама приглашу тебя к себе в постель, то будешь ждать до бесконечности, - выпалила она.
Кэтрин пыталась любым способом разозлить Реда. лишь бы не показать, как легко она может уступить чувству, неудержимо влекущему ее к этому мужчине. Ведь одним своим прикосновением он мог заставить ее не только замолчать, но и упасть в его объятия и покрыть его лицо поцелуями.
- Получаешь удовольствие от самоотречения, не так ли, Кэт? - Ред откровенно потешался над ней, всем своим видом показывая, что у него самого такого стремления нет.
Почему она раньше не понимала, какая опасная сила таится под этой яркой мужественной внешностью? Ведь Ред и под пулями мог вести себя так, как будто находится на пресс-конференции. Стойкость, решительность были его неотъемлемыми чертами, впрочем, так же как и цинизм. Работая корреспондентом журнала, он постоянно подвергался тяжелейшим испытаниям. Он как-то рассказал ей, что видел человеческие страдания в таких количествах, что потерял чувствительность к ним. Что это? Душевная черствость? И все же она в это не поверила, прочитав несколько часов назад его книгу. Наоборот, она свидетельствовала об обратном.
- Ну, так к какому решению мы придем, крошка? Я готов ждать, оттягивая миг блаженства, но нельзя же испытывать мое терпение бесконечно.
- Сколько раз я должна повторять, Ред, что не собираюсь заниматься с тобой любовью! - воскликнула Кэтрин, подавляя в себе неистовое желание именно этим с ним и заняться. - Я очень серьезно выбираю партнеров для секса и, если уж быть совсем откровенной, все это мне неприятно, - произнесла она холодно, пытаясь казаться циничной.
- Неприятно? - Ред помедлил. В мягком тоне явно ощущалась угроза. И действительно, его глаза метали молнии.
- Ты что, не понимаешь, мы же родственники...
Его брови изумленно взметнулись вверх.
- Наши родители считались двоюродными толъко потому, что моя мать была удочерена. Мы родственники на бумаге, а не по крови. Можешь спокойно отбросить мысль об инцесте.
- Я ничего не хочу слышать! - прошептала Кэтрин, вставая. - Неужели я должна объяснить тебе, почему не хочу ложиться с тобой в постель? Можешь жениться на мне с помощью шантажа, но слов любви от меня ты не дождешься. - Она вдруг громко вскрикнула, нечаянно задев рукавом кофейник и обварив руку. - Не трогай меня! - закричала она, увидев, что он сделал к ней шаг. Еще один шаг, слово сочувствия, и она окончательно покорится ему...
- Надо же как-то обработать ожог, - сказал Ред после минутной паузы.
- Я сама сделаю все, что нужно, - пролепетала Кэтрин.
- Я и не предлагал тебе свою помощь, - произнес он небрежным тоном. - Я не врач. Впрочем, я могу успокоить твою боль иным способом...
Сунув обожженную руку под струю холодной воды, Кэтрин не могла остудить жара, обдавшего ее с головы до ног после его слов. Она и не подозревала, что бороться со своими чувствами к этому человеку будет так сложно. Заранее оплакивая свою еще не утраченную невинность, она заперлась в комнате. Маленький шкафчик, который она придвинула к двери, должен помешать ему войти, подумала Кэтрин печально, забираясь в узкую постель.

***

Кэтрин снова приснился кошмарный сон, и она проснулась в холодном поту, явственно услышав свой собственный крик.
Звук ломающейся двери и грохот упавшего шкафчика испугали ее еще больше. Свет из коридора ослепил ее, и Кэтрин в страхе закрыла лицо руками.
Глаза Реда все же отметили перевернутую мебель и ее бледное лицо, залитое слезами.
- Ты занималась перестановкой мебели, крошка? - спросил он, но желваки на его скулах явно противоречили его спокойному тону. - Ты зря старалась, - неприязненно произнес он. - Я не собирался приставать к тебе.
Кэтрин все еще била дрожь.
- Н-ночные кошмары, - пробормотала она. - В последнее время я от них почти избавилась. - Она схватила край покрывала и сжала его дрожащими руками. - Мне кажется, я что-то кричала.
- Мое имя! Ты звала меня.
Она закрыла глаза. Страх, который она испытала во сне, не был так ужасен, как чувство стыда, охватившее ее сейчас. Она звала его, как выжившая из ума идиотка... "Ты же ничего не значишь для него, Кэтрин... Сохрани хоть немного достоинства!" - прошептал ей внутренний голос. Но она не могла оторвать глаз от него...
- Прости, что побеспокоила тебя, Ред.
Голос ее, казалось, стал более спокойным. По крайней мере, это были уже четко произнесенные слова, а не истеричный крик!
- Побеспокоила? Как легко ты обращаешься со словами, крошка! - протянул Ред. - Да ты кричала, как резаная. Неужели ты на самом деле считаешь, что нужно бороться с неизбежным, Кэтрин? - хрипло произнес он, и глаза его загорелись.
Кэтрин глубоко вздохнула. Чего она ожидала, объяснения в любви? Как глупо, усмехнулась она про себя.
- У меня нет твоей самоуверенности и амбициозности, Ред. Я не считаю, что цель оправдывает средства, и не таю свои обиды годами, - произнесла она устало. - Я понимаю только, что неизбежно возненавижу тебя, если ты возьмешь меня силой. Брак с тобой будет похож на ночной кошмар... Тебя не пугает это?
Ред сжал кулаки и, процедив сквозь зубы какое-то проклятие, одним прыжком оказался в ее постели.
- Что тебе надо? - отчаянно закричала она.
- У тебя дурная привычка задавать вопросы, ответы на которые ясны каждому, если только он не полный идиот, - прорычал Ред. Он смотрел на нее, насупившись. - Мне надоело всякий раз ломать двери, чтобы прийти тебе на помощь! Лучше, если ты будешь спать в моей постели.
- Я не нуждаюсь в твоей помощи! - закричала она, когда он поднял ее на руки. Ей безумно хотелось склонить голову на его плечо, так что потребовалось немало сил, чтобы удержаться от этого желания, пока он нес ее в свою комнату.
- Если ты не можешь помолчать, то придется заставить тебя, - мрачно пообещал он и чуть ли не швырнул ее на свою кровать.
- Я не смогу здесь уснуть! - капризно протянула Кэтрин, непослушными пальцами натягивая ночную рубашку на колени.
- Дорогуша, ты злоупотребляешь моим терпением, - грозно прорычал Ред.
- Не говори глупостей, - проворчала Кэтрин, рассерженная несправедливым обвинением Реда.
Боже, он же дикарь. Кожа казалась бронзовой в полутьме, четкие линии лица освещены, придавая ему суровую, почти зловещую красоту. Она с трудом отвела глаза. Сейчас он казался ей символом мужественности.
- Хватит препираться, Кэт! Ложись и постарайся уснуть. Впрочем, если ты хочешь предложить мне что-то более интересное, я буду рад. Ну, так как?..
От возмущения ей стало трудно дышать. Как он смеет! И все же сладкая дрожь пробежала по телу, когда он откинул одеяло и скользнул в постель. Ред приподнялся на локте и посмотрел на нее с ироничной улыбкой.
- Надеюсь, здесь ты будешь в полной безопасности.
Ничего себе безопасность, делить ложе с мужчиной, одна лишь мысль о котором наполняет тело сладким томлением! Жар его тела уже заполнил небольшое пространство, разделявшее их. Стоит лишь коснуться его - и она сгорит в пожаре страсти.
Ред лениво потянулся.
- Надеюсь, теперь тебе приснятся сладкие эротические грезы, - сказал он ей, протягивая руку, чтобы выключить лампу.
- Ночные кошмары! - прошипела Кэтрин.
- Эротические ночные кошмары, - уступил он. - Спокойной ночи, Кэт. - Он повернулся на бок, и его дыхание быстро стало ровным и спокойным.
Кэтрин лежала рядом с ним, злясь на него и одновременно желая до безумия. Томление, охватившее каждую клеточку ее тела, было изнуряющим и... мучительным. А Ред мог спокойно спать! Значит, его тяга к ней не более чем блеф и вызвана лишь его беспощадной решимостью поставить ее отца перед фактом их связи; бесполезно было искать более достойную причину.
В конце концов, ей удалось заснуть, и, к удивлению, кошмары больше не беспокоили. Когда она проснулась, было уже светло. Ее взгляд на секунду задержался на деревянной балке потолка. Она попыталась повернуться на другой бок и вдруг нахмурилась, обнаружив какое-то препятствие.
Радостное ощущение покоя сменилось осознанием реальности. Она огляделась и вспомнила детали прошедшей ночи. Рука Реда покоилась на ее плече, а от его тела исходило такое тепло! Подавив страх, Кэтрин осторожно выскользнула из-под его руки. Боясь разбудить его, она замерла, прислушиваясь к любому звуку, означавшему, что он просыпается. Слегка успокоившись оттого, что не разбудила его, она осторожно приподняла край одеяла, намереваясь поскорее покинуть комнату. Невольно она бросила взгляд на спящего мужчину. Во сне лицо Реда утратило всю жесткость, стало почти мальчишеским и таким уязвимым, что у нее заныло сердце от нежности к нему. Не подчиняясь ее воле, глаза опустились ниже. Дыхание ее перехватило. От его полуобнаженного мускулистого тела исходила такая сила и мощь, что отвести взгляд не представлялось возможности. Впечатление было подобно электрическому разряду. Во рту Кэтрин пересохло, когда она воззрилась на курчавые волосы, покрывавшие его широкую грудь и сужавшиеся к поясу его трусов. Сильные мускулистые ноги атлета были согнуты в коленях.
Она с огромным трудом удержалась от желания коснуться его. Эротические образы заполнили ее мысли. Эти образы вызывали чувства, которые она жаждала испытать. Голова ее закружилась от дикого желания вновь нырнуть под одеяло и прижаться к его сильному телу.
- Ну как, тебе удалось поспать?
Ошеломленная, она перевела взгляд на его лицо.
Как давно он не спит, наблюдая за ней? Чувство стыда овладело ею, язык отнялся.
Она должна что-нибудь сказать, он следил за ней с непроницаемым выражением лица.
- Ты такой загорелый... - Она вся вдруг поникла, услышав собственные бессмысленные слова, и приготовилась к насмешливому ответу.
Он лениво потянулся. Она заворожено следила за игрой его мускулов, когда он одним движением изменил положение своего тела. Ну почему, почему ее так неудержимо влечет к этому человеку! Ведь к Карлу она не испытывала ничего подобного.
- Я же был в Колумбии, ты разве не помнишь?
- А что ты там делал? - Она делала невероятные усилия, чтобы хотя бы не смотреть на него так пристально.
- Я брал интервью у Фернандо Родригеса, - напомнил он, потирая свою небритую щеку.
Она искренне удивилась:
- У знаменитого скульптора?
Он кивнул.
- Ты знаешь его работы?
- Видела только их копии. Как тебе это удалось, Ред? Я думала, что он отшельник. Никто не видел его многие годы.
- Поймал миг удачи, как говорится.
- Да! Ты всегда добиваешься, чего хочешь.
- Возможно. Дело лишь во времени... - В его взгляде читался красноречивый намек.
Кэтрин поняла его и испугалась.
- Как же ты смог уговорить его дать тебе интервью? - поспешно произнесла она, пытаясь отвлечь его от своей персоны. - Мне кажется, ему уже много лет?..
Лицо Реда приняло сардоническое выражение, и губы сложились в кривую ухмылку.
- Возраст, крошка, весьма относительное понятие. А Фернандо - наиболее теплый и открытый человек из тех, кого я встречал. Он, оказывается, читал мою статью о его творчестве в журнале "Лайф" в прошлом году, и она ему понравилась.
Во время долгой паузы она успела заметить особую хриплую нотку в его голосе и голодный блеск, на минуту вспыхнувший в его глазах. Кэтрин поняла, что он вовсе не был так спокоен, как ей казалось. Да, он казался спокойным, но во всем его облике чувствовалась какая-то с трудом сдерживаемая энергия, сильные чувства, природу которых она боялась узнать. Кэтрин вскочила с постели.
- Я хочу... - началу она, сердце ее сильно билось. Встретив его горящий взгляд, она на мгновение лишилась дара речи.
- Продолжай, Кэтрин, это интересно, - подбодрил он. - Чего ты хочешь?
Его усмешка привела ее в чувство.
- Чашку чая, - выпалила она первые подавшиеся слова.
- Неужели только этого? Фи, как скучно. Судя по твоим глазам, ты хочешь чего-то другого.
Она отчаянно покраснела, А Ред продолжал:
- Я думаю, ты готова выйти за меня замуж, чтобы спасти своего отца от обвинений в том, что его дочь стала распутницей в шестнадцать лет. Не так ли?
- Но ведь ничего не было!
- Однако Скотт-то поверит мне, а не тебе, - безжалостно заявил Ред.
- У моего отца слабое сердце, - тихо произнесла она, устав от препирательств. Это было правдой, хотя положение и не было столь критическим, как ее убедили врачи.
- А что, у Скотта есть сердце?
- Да, в отличие от тебя, - заметила Кэтрин негодующе. - Брак не должен становиться средством возмездия, Ред!
- Он для тебя настолько священен, что ты собиралась выйти замуж за Карла, не испытывая к нему никаких чувств. Ты выбрала его как новое покрывало для постели, что очень соответствовало роли, которую ты отводила ему, - произнес он безжалостно. - Как я уже говорил, мне трудно понять твою логику. Ты строишь из себя послушную дочь, а когда речь заходит о выгодах наших отношений, начинаешь лгать и изворачиваться. Я же вижу, что тебе хочется коснуться моего тела, ты же вся дрожишь от желания броситься в мои объятия.
- Замолчи! - прервала его Кэтрин, инстинктивно сжимая кулаки и пытаясь защититься от его волнующего низкого голоса. - Ты самый презренный представитель рода человеческого, циник и шантажист... Ты вызываешь у меня омерзение! - Она натолкнулась на пламенный взгляд голубых глаз: противоречивое выражение неприязни и тоски на лице Реда так точно отражало ее собственные чувства, что она вскрикнула в ужасе и бросилась вон из дома, забыв о том, что на ней только коротенькая ночная рубашка. Он догнал ее уже у самого берега озера.
- Оставь меня в покое! - закричала она, когда Ред оказался рядом.
Ред замер в нескольких шагах от нее и смотрел на нее с таким удивлением, что девушка поняла, какую жуткую картину собой представляет - босиком, в одной тоненькой ночной рубашке, которую ветер прижимал к телу, как вторую кожу. Сам же он надел джинсы и сандалеты, хотя торс его был обнажен и смущал ее.
- Мне трудно оставить тебя в покое крошка. Проснувшись, я обнаружил, как ты буквально пожираешь меня своими огромными глазами.
- Неужели я не могу просто так посмотреть на тебя?..
Она почувствовала себя униженной оттого, что пришлось выкручиваться. Кэтрин постаралась - хотя, видимо, без особого успеха - придать лицу безразличное выражение.
- Если это столь важно для тебя, то я могу притвориться, что являюсь рабыней твоих мужских чар. Не спорю, ты красивый мужчина... - В самый неподходящий момент ее голос потерял весь сарказм и зазвучал так пылко, что она заторопилась, почти проглатывая слова, чтобы скрыть обуревавшие ее эмоции. - Но я встречали мужчин и красивее тебя. Так что твой шарм не трогает. Да и, признайся честно, я тебе тоже совершенно не нужна. Не забудь, что в моих жилах течет ненавистная тебе кровь...
- В твоих словах появилась хоть какая-то логика, - вполне серьезно ответил он.
Так я и знала, что ненавистна ему, пронеслась в голове Кэтрин горькая мысль. Вслух же она пробормотала:
- Прекрасно! - Желая лишь одного - вернуться в дом и закрыться в своей комнатке наверху. Кэтрин не успела сделать и шага, как Ред схватил ее руку и грубо развернул, почти сбив с ног.
- Я еще не отпускал тебя, - хрипло произнес он, и его нервное напряжение моментально передалось ей. Она перестала сопротивляться и замерла, чувствуя опасность и в то же время возбужденная ею. Он коснулся рукой ее подбородка, вынуждая смотреть ему прямо в глаза.
- Чего ты от меня хочешь? - спросила она дрожащим голосом.
- Мне думается, пора отбросить все эти чертовы ухищрения и деликатность. Ты сразу, не сомневаюсь, перестанешь хныкать и лицемерить.
Неужели в нем настолько сильны первобытные инстинкты, что он готов взять ее силой? Он всегда казался ей, с некоторыми оговорками, конечно, вполне цивилизованным человеком. Но сейчас он явно находился под властью сильных чувств, которые, по всей видимости, лишили его обычного самообладания. Она знала, что Ред может сохранять самообладание даже под пулями. Но, видимо, она довела его до предела.
- Я тебе уже не раз говорила, что не намерена играть роль пешки в твоей злой игре, - с вызовом бросила ему Кэтрин.
На его скулах заиграли желваки.
- Ты все продолжаешь настаивать, что я безразличен тебе? Уверяю, мне потребуется лишь несколько секунд, чтобы заставить тебя умолять меня на коленях, чтобы я подарил тебе свои ласки. Я прекрасно вижу, что ты хочешь меня не меньше, чем я тебя. Впрочем, даже больше.
Ноги Кэтрин чуть ли не подкосились от этих яростных слов, и она покачнулась.
- Если бы я носил другое имя, ты бы давно лежала в моей постели... и стонала от наслаждения. Теперь ты станешь говорить мне о том, что дала обет целомудрия, - продолжал он насмехаться над ней. - Карл едва ли был первым в твоих жарких объятиях. - Он вдруг запнулся, схватил ее за плечи и попытался притянуть к себе.
Нарисованная им картина заставила ее покраснеть. Сейчас же она прижала ладони к его обнаженной груди и попыталась высвободиться. Но Ред был гораздо сильнее ее, и, в конце концов, она обречено затихла в его объятиях. Указательным, пальцем он отвел прядь волос с ее щеки.
- Я не отвечаю требованиям, предъявляемым твоим семейством, не так ли, крошка? В этом причина твоей неуступчивости? Именно поэтому тебе пытались подсунуть в мужья Карла, девиз которого - умеренность и аккуратность. Уж он точно не ударит лицом в грязь и не подмочит репутацию твоего отца. Ты настоящая лицемерка, по рождению и по воспитанию, - продолжил он. - Как много мужчин ты заманила своим голодным призывным взглядом - "подойди и возьми меня", а затем отвергла? Вероятно, многих ты и не отвергала, и они давали тебе то, о чем ты просила. Я должен был догадаться об этом и раньше. Впрочем, последнее время, к счастью, я довольно редко бывая в вашем доме...
Если бы в этот момент она подняла на него глаза, она прочитала бы в них глубокую печаль, и отчаяние.
Но глаза ее были наполнены слезами.
И вдруг он на секунду разжал свои объятия, и она воспользовалась моментом, чтобы вырваться из его рук я убежать. Его оскорбления все еще звенели в ее ушах. Она не слышала, что он звал ее по имени, и бежала, сама не зная куда. Берег озера был неровным, каменистым и резко обрывался у самой воды. Острые камни резали босые ступни, и Кэтрин удалось пробежать всего несколько метров, как земля ушла из-под ног, она поскользнулась и упала в воду.
От холодной воды у нее перехватило дыхание, и она погрузилась на самое дно, потом вынырнула на поверхность и снова ушла с головой под воду, прежде чем ей удалось встать на ноги.
Он стоял на берегу, хладнокровно наблюдая за ее попытками отбросить промокшие пряди со лба. Лицо его было бесстрастно.
- Уходи! - закричала она, ударяя рукой по воде.
- Вылезай, Кэтрин! Хватит дурачиться!
- Нет! - с вызовом прокричала она. Холодная вода сводила ноги, дрожь сотрясала тело, но она чувствовала, что не должна уступать.
Ред выругался, вошел в воду и направился к ней. Кэтрин вскрикнула, когда он поднял ее на руки и вынес из озера. Бросив на него полный ненависти взгляд, она плотно зажмурила глаза. Уж слишком он наблюдателен и наверняка поймет, как приятны ей его прикосновения. Она была пленницей не только его рук, но и тех сладостных чувств, которые охватывали ее всякий раз, как он касался ее. Она чувствовала себя совершенно беззащитной перед силой желания, вызванного одним лишь его прикосновением. Он молчал, когда Кэтрин обвила его шею руками, хотя она и чувствовала, как бурно вздымается и опускается его грудь. Она положила голову ему на плечо, сознавая, что будет об этом сожалеть. Безопасность была иллюзией, но она была столь благодатной. Она впитывала в себя его приятный мужской запах, с наслаждением прижималась к его теплому мускулистому телу, понимая, что за все это ей придется расплачиваться...
Он поставил ее, мокрую, на ноги на кухне, и что-то внутри нее запротестовало, когда он отстранился.
- Очень глупо было так вести себя! - Низкий голос Реда был сдержанным, но несколько натянутым. Она с неохотой взглянула на него. Ноги его были мокрые до самых бедер, узкие джинсы прилипли к ногам. Кэтрин зарделась и отвела глаза в сторону. - Если бы ты сделала несколько шагов от берега, то попала бы в яму, где глубина достигает нескольких метров.
- Я неплохо умею плавать, - ответила она с вызовом и сквозь полуопущенные ресницы увидела, что ее заявление его страшно разозлило. Пусть! У нее возникло упрямое желание раздражать его и дальше.
- Ты замерзла, - заметил он чуть мягче, увидев, что она не может сдержать дрожи. - Иди переоденься.
Глаза его горели и буквально прожигали ее насквозь. В мокрой ночной рубашке она казалась гораздо более обнаженной, чем совсем без одежды. Она обтягивала ее упругую полную грудь, узкую талию, изящной формы бедра. Его глаза не упустили ни одной детали.
Кэтрин не двигалась, не могла. Она ждала, затаив дыхание, все ее тело было охвачено огнем, пожиравшим ее, изнутри. Она не хотела бежать, она хотела совсем другого... Он шагнул к ней, не сводя с нее глаз.
О Боже, неужели он подойдет? Слова мольбы были уже почти высказаны. Но он лишь поднял с дивана плед и набросил ей на плечи.
- Вытрись насухо и переоденься, - произнес он, резко вскинув рюкзак на плечо. - Я вернусь только к вечеру.
- Я ненавижу тебя, Реджинальд Крист!
Но ее крик был обращен к полуоткрытой двери. Прижав к себе плед, она опустилась на пол и зарыдала. Через некоторое время рыдания стихли, но она обнаружила, что они не принесли ей никакого облегчения. Он смог просто так взять и уйти - после того как вызвал в ней такое жгучее желание. Он совершенно бесчувственный человек! А она уже готова была забыть о своей гордости. Какое безумие эта страсть! Но она настолько сильна, что заглушает все остальные чувства.
Она поднялась наверх, сняла мокрую ночную рубашку и насухо вытерлась махровым полотенцем. А Ред ушел, почти полностью промокший. Она подавила в себе чувство заботы, которое могло бы вызвать в нем лишь усмешку, в этом она была уверена. Она должна радоваться, что он ушел. Понял ли он, что она была готова уступить? Именно этого он хочет? Сломить меня? В этом состоит цель его утонченной пытки? Он вовсе не заинтересован в конечном результате; ему просто нужно, чтобы я созналась в своей слабости. Затем она вспомнила выражение непреодолимого голода в его глазах, лишившее ее способности двигаться, и вся ее теория разлетелась в прах...

***

Это был самый несчастный день в жизни Кэтрин. Ей пришлось выдержать телефонный разговор с отцом, который ухитрился узнать ее телефонный номер, хотя, она была уверена, он не был включен в телефонную книгу. Так же как и Ред, ее отец мог быть настойчивым до одержимости. Видимо, это было одной из причин их взаимной враждебности с Редом.
Кэтрин уклончиво отвечала на его вопросы, спокойно реагируя на мольбы и угрозы. Когда отец потребовал от нее ответа, сознает ли она, что Ред просто использует ее как орудие против их семьи, она едва смогла сдержать рыдания, но больше всего ее потряс прямой вопрос отца: "Ты его любишь?". Этот вопрос прозвучал как удар молнии. Она услышала, как ее отец тяжело вздохнул, когда она ответила "да", не сумев солгать.
- Передай ему, что я сдеру с него шкуру живьем, если он обидит тебя! - Это были последние слова отца, перед тем как он повесил трубку.
Она не сообщила Реду об этом телефонном разговоре, когда тот вернулся: они общались в основном лишь с помощью холодных взглядов. Он обращался с ней, как с деталью обстановки, и, в конце концов, она ушла в свою маленькую комнатку до темноты. Книжка, которую она взяла с полки, в обычных условиях могла бы заставить ее забыть об окружающем хотя бы на час, но сегодня она не могла сосредоточиться, хотя старалась вчитываться в каждую фразу и почти выучила наизусть первую страницу.
Она заметила свет под дверью, показавший, что Ред тоже пошел отдыхать, затем он погас. Сон бежал от нее, рука, обожженная предыдущей ночью, болела. Ожог был незначительный, но все же болезненный. Она вдруг вспомнила, что видела в шкафу аптечку, и решила попробовать поискать что-нибудь болеутоляющее. Кэтрин осторожно прокралась через комнату Реда, стараясь не обращать внимания на укутанную пледом фигуру, лежащую в постели. Внизу она направилась сразу к шкафу и, к своему облегчению, обнаружила там пластмассовую банку с лекарством.
- Что ты здесь делаешь?!
Кэтрин вздрогнула, баночка выпала из ее рук, таблетки рассыпались по полу.
- Что ты наделал? - прошептала она, готовая расплакаться.
Ред поднял банку и внимательно посмотрел на этикетку.
- Зачем тебе это нужно? - Он вдруг заметил, как она попыталась спрятать руку за спиной. - А, это кофе, который ты пролила на руку? - Он взял ее за руку, которую она пыталась спрятать, и внимательно посмотрел на ладонь. - Если ты будешь скрывать свой ожог, боль не исчезнет. Она болела все время?
- Ничего, пройдет.
- Да, это поверхностный ожог, - согласился он и внимательно посмотрел на нее, отметив следы страдания на лице и темные круги под ее огромными глазами. - Хотя это должно быть очень больно.
Он продолжал смотреть на красное пятно на руке. Кэтрин затаила дыхание. От его слов сочувствия комок встал в горле, а слезы готовы были вот-вот пролиться из глаз. Нежность и Ред, казалось, несовместимы друг с другом.
- Немного, - шепотом согласилась она.
Его голубые глаза излучали такое тепло и сочувствие, что Кэтрин почувствовала, как сжалось ее сердце, когда исподлобья взглянула на него.
- Ты еще не ложился? - Она вдруг заметила, что он в клетчатой рубашке и джинсах.
- Я не собирался спать. - Он по привычке усмехнулся, в ироничном тоне голоса послышалась хрипотца. Кэтрин вдруг поняла, насколько он близок к тому, чтобы сорвать с себя маску холодного и равнодушного человека.
Она вдруг подняла свою обожженную руку, желая дотронуться до его плеча, ей удивительно трудно было противостоять этому импульсу. Затем, вдруг опомнившись, она отдернула руку.
Внешнее спокойствие Реда было почти угрожающим; чувствовалось, что еще немного, и он взорвется. Его дыхание стало медленным и затрудненным, как будто он сознательно контролировал его.
- Посиди здесь.
Краткий приказ так чудовищно противоречил тому, что жаждало воображение Кэтрин, что ей показалось, что вся эта молчаливая сексуальная напряженность была плодом ее воображения. Вновь вернулась боль в руке, и она упала в кресло, потерянная и разочарованная.
- Подержи руку в воде, я возьму пластырь в машине, - вновь приказал он, появившись на пороге.
Кэтрин задрожала, когда холодная вода коснулась ее обожженной кожи, но это помогло успокоить боль. Ред оставил дверь открытой: прохладный воздух заполнил комнату, и она вздохнула и немного расслабилась.
Сонно приподняв голову, она увидела, как он вошел в комнату, неся с собой какой-то пакет. Молча, он стал вынимать из него бинты и упаковку пластыря.
- Ты уже принимала болеутоляющее?
- Обойдусь. - Его присутствие усилило томление ее тела, которое было гораздо сильнее, чем боль от ожога.
- Хватит играть в жертвенность, и проглоти это, - сказал он тоном, говорившим о том, что он способен затолкать лекарство ей в горло, если она станет сопротивляться. - А теперь давай посмотрим на рану. - Он наклонился, рассматривая ожог. - Рана уже покрылась пузырями. - Его прикосновение было таким нежным, хотя в голосе чувствовалось недовольство. - Если бы у тебя хватило ума помазать руку кремом от ожога... - сказал он, доставая пластырь. - Придется наложить повязку. О чем ты только думала?
- Я думала о... - произнесла она и запнулась, но он и не обратил внимания на ее слова. Она следила за тем, как умело он накладывает повязку на ее рану. Что он ответил бы, если бы она сказала ему правду, о чем она постоянно думает? Белый бинт и его смуглые длинные пальцы плясали перед ее глазами, пока не слились в одно пятно; молчание становилось все напряженнее.
- Ред...
Она ощутила, как он вдруг крепко обнял ее и прижал к себе. Она понимала, что должна открыть глаза, но ей было страшно нарушить очарование минуты.
- Кэтрин, ты спишь?
Сердитый тон его голоса разрушил ее фантазию.
- Нет, я вовсе не сплю, - обиженно отозвалась она.
- Заговорила! Тогда, ради Бога открой эту чертову дверь!
Она широко распахнула глаза.
- Совсем не обязательно кричать на меня, - проворчала она.
- Если я толкну тебя, ты же упадешь на пол. Ты совершенно сонная.
- Попробуй - толкни!
И он толкнул ее. Она очутилась на полу, не веря тому, что он был способен на такое.
- Как ты мог? - Кэтрин вскочила на ноги и заорала: - Ты дикарь! - Затем вдруг замерла на месте, завороженная его действиями. - Что ты делаешь?
Невозмутимо он расстегнул ремень на джинсах, а затем стал стягивать их с себя. Кэтрин хотелось убежать, но нет, ее тянуло к нему как магнитом.
- Ладно, я пойду к себе...
- Зачем? Ты хочешь обеспечить мне очередную бессонную ночь? - Поинтересовался он с иронической улыбкой. - Я должен думать о том, какой трюк еще ты придумаешь? Может быть, опять бросишься в озеро? Ты способна на любые глупости! Ты взяла и прыгнула в озеро, просто так! Я видел котят с гораздо большим чувством самосохранения, - бушевал он.
- Успокойся. Я не собираюсь доставлять тебе никаких хлопот. К тому же, если бы не ты, у меня не было бы причины ошпаривать себя. И я случайно упала в озеро, а не прыгнула туда, - пыталась оправдываться она. - К тому же... - Она всхлипнула и сделала робкий шаг к нему. - Ред, я не знаю, что со мной происходит...
В выражении его лица не было никакого поощрения к тому, чтобы она продолжала, и Кэтрин охватило чувство стыда за слова, готовые, было, сорваться с ее уст.
- Прекрати мучить меня, скажи лучше, что движет твоими поступками, кроме мести. Какие у тебя планы?
- Завтрашний план уже готов, - сказал он холодным, ничего не выражающим голосом. - Мы отправляемся в Лондон, где объявим о нашем намечающемся браке.
Она пожала плечами, чувствуя полное отчаяние. Она не ожидала, что ее слова что-нибудь изменят; она лишь мелкая пешка в его игре...
- Я не думаю, что отец очень удивится. Он звонил сегодня...
- Ты ему уже сообщила? - На лице его было написано недоверие.
Она улыбнулась горькой улыбкой.
- Я не могла лишить тебя такого удовольствия, - угрюмо сказала она. - Скажем так, я просто... намекнула ему. - Она снова пожала плечами. - Я не помню точно, что именно сказала отцу. А вот ты действительно можешь рассказать ему кучу небылиц обо мне...
- Это была бы для тебя верхом унижения, не так ли? - Задумчиво произнес он. - Твоему отцу даже и представить трудно, что я соблазнил его малышку... в его собственном доме. Я думаю, для него это был бы серьезный удар. Ну, так как, Кэт? Обрадовать его? - холодно терзал он ее. - Это было бы весьма забавно - меня принимают в вашу милую семью. Улыбки сквозь стиснутые зубы. "Мой зять..." Я жду с нетерпением этого фарса.
Гораздо легче было понять и принять его открытую ненависть, чем эту расчетливую войну на изнурение, в которой она вынуждена принимать участие.
- Да, этот брак действительно будет фарсом, насмешкой над здравым смыслом, - произнесла она с грустью в голосе.
О Боже, какой перед ней жестокий и страшный человек! Но она любит его вопреки всем законам логики, и, видимо, ей суждено любить его всегда.
- Что, твой брак с Карлом не был бы фарсом? - натянуто спросил он. - В браке со мной ты же получишь то, о чем так страстно мечтаешь...
Кэтрин громко рассмеялась.
- Ты имеешь в виду секс? - спросила она со злой иронией.
- А что, разве не так? Ты уже прекрасно угадываешь и отзываешься на мои желания. Похоже, ты постоянно об этом думаешь, крошка, - мягко произнес он.
Кэтрин затрясло от негодования.
- Я ненавижу тебя и хотела бы, чтобы ты сквозь землю провалился! - закричала она. - Четыре года! Я думала, что ты никогда не вернешься.
- И поэтому ты решила выйти замуж за Карла?
- А почему бы и нет, - усмехнулась она. Но с ужасом поняла, что и впрямь подсознательно отказывалась от всяких знакомств, ожидая его!
- Ты говоришь о сексе как будто это что-то грязное, нечистое. Я думаю, что для нас секс может быть прекрасен, - добавил он хриплым голосом, жадно взирая на нее. - Чего ты боишься, Кэт?
- Я же ношу фамилию Келвей, - напомнила она ему. Его голос, его удивительные бархатные интонации вновь возродили ее непреодолимую тягу к нему, тягу, полную горечи.
- Мне не нужно напоминать об этом, - резко отозвался он, пока, она облизывала пересохшие губы. - Почему ты такая грустная, Кэт? У тебя болит рука? - спросил он и коснулся указательным пальцем ее щеки, по которой катилась слеза.
- Нет, уже не болит, - уклончиво отозвалась она, молча проклиная свою неспособность ко лжи. Следующего непременного вопроса как-то необходимо избежать. Она ждала неизбежного, и ее мозг лихорадочно подыскивал подходящий ответ.
- Тогда отчего ты плачешь? - На этот раз палец последовал за слезинкой. Она попыталась отстраниться, но он не обратил внимания на ее протестующий жест.
- Свет слишком яркий. Режет глаза. Выключи его, - жалобно попросила она, указывая на лампу. Она уже трепетала от прикосновения его пальца. Только Бог знал, что он прочитал в ее лице, в ее глазах.
- Я не хочу, чтобы ты пряталась в темноте, Кэт. Не сегодня.
Что-то в его голосе - чувственная тоска, неприкрытое желание? - заставило ее открыть глаза и посмотреть на него. Его лицо, полное тоски, горячечный блеск глаз лишали ее последних сил к сопротивлению. У нее уже не было ни моральных сил, ни желания бороться с непреодолимой тягой, влекущей ее к этому мужчине. Главное, что он хотел ее сейчас, и она должна принять то, что он может ей предложить.
Она вдруг подняла руку и коснулась ладонью его колючей небритой щеки.
- Ред? - Она почувствовала, как по его телу пробежала дрожь.
- Ты понимаешь, что ты со мной делаешь, женщина? - спросил он ее полушепотом.
Это была минута, которая решает все. Она слегка вскрикнула и шагнула в его раскрытые объятия. Руки его сомкнулись вокруг ее талии, и они как подкошенные упали на его разобранную постель. - Ред, я хочу тебя, - выпалила она, чувствуя себя преображенной этими откровенными словами, наконец-то сорвавшимися с ее уст.
Он склонился над ней, не касаясь ее. Она чувствовала, что должна как-то определеннее выразить свою жажду, но не могла больше произнести ни слова. Ее охватил неожиданный страх - она не чувствовала в нем отклика; она ошиблась в нем! Она похолодела от унижения. Только вес его тела остановил ее и не дал возможности немедленно убежать прочь. Но все равно она попробовала вырваться.
- Прекрати брыкаться, дурочка. - Его голос звучал возле самого уха, она ощущала теплоту его дыхания на своей шее. Сжав ладонями ее лицо, он заставил ее смотреть ему прямо в глаза. - Что, черт возьми, ты собираешься делать? - пробормотал он.
- Я хочу уйти! Отпусти меня, Ред!.. - прошептала она с мольбой.
Но он накрыл горячими губами ее открытые уста и не позволил ей произнести больше ни слова. Она вдруг почувствовала, что плавится от полноты ощущений.
- Ред?.. - прошептала она, когда он снял с нее последнюю одежду.
- Я должен видеть твои глаза, когда буду любить тебя, - произнес он, сжав в ладонях ее пылающие жаром груди. Его ласковые прикосновения были подобны разрядам электричества, они были такими возбуждающими, такими волнующими...
Он ласкал ее тело с мучительной медлительностью, пытаясь как бы полностью вобрать его в себя. Когда же он стал покусывать ее затвердевшие от возбуждения соски, она вскрикнула, не в силах сдержать этой сладостной муки.
В тяжелом чувственном молчании их глаза встретились. Оба тяжело дышали. О, как долго они шли к этим восхитительным мгновениям! Кэтрин с наслаждением гладила его покрытую потом кожу. Почти застенчиво она позволила своим ладоням прикоснуться к его ягодицам, затем начала массировать их все сильнее и сильнее. Глубокий стон исторгся из его горла, тем самым вызвав в ней новую, неистовую волну желания, и ее ногти впились в его спину, в то время как зубы покусывали его плотный плоский сосок.
- Я тоже хочу видеть твои глаза, - хрипло прошептала она.
- Прекрасно, милая, так и должно быть... - В его голосе было все - радость, нежность, мужская гордость. Кэтрин с радостью ощущала на себе тяжесть его тела. - Хочешь я скажу тебе, Кэт, что я собираюсь с тобой делать? Сейчас мы с тобой станем единым целым... - шептал он ей в ухо, слегка покусывая его мочку. Она смотрела на него затуманенными желанием глазами из-под полуприкрытых век, и он принял это как знак согласия.
Слушая его теплый, глубокий голос, Кэтрин чувствовала все большее вожделение. О, как долго еще будет продолжаться эта сладостная мука? У нее уже не было сил терпеть ее.
- Кэт, любимая, я больше не могу, - выдохнул он, опалив горячим дыханием ее шею. Он гладил ее живот, ведя ладонь все ниже и ниже, и вот, наконец, достиг шелковистого холмика - средоточия страсти, сжигавшей ее.
- Тогда возьми меня, - умоляла его она. Ну почему он медлит? Она развела бедра, продолжая крепко сжимать его в своих объятиях. - Ред, прошу тебя!..
Он проник в ее лоно одним резким движением. Острая боль пронзила тело Кэтрин, и она попыталась отстраниться. Но уже через секунду вскричала "нет", когда он попытался отодвинуться, и сжала бедрами его ягодицы, испугавшись, что продолжения не будет. Затем боль отступила, она уловила его ритм и позволила своему телу подчиниться ему.
В тот момент, когда она думала, что умрет от доселе неизведанного блаженства, затопившего ее, движения Реда стали замедленными. Несколько резких толчков, и он крепко сжал ее в объятиях, без конца повторяя ее имя, которое волшебной музыкой отзывалось в ней. Кэтрин закричала, когда волна удовлетворенного желания захлестнула ее и повлекла за собой. Из груди Реда вырвался стон, слившийся с ее собственным криком, и после они долго лежали, сплетенные вместе, обессиленные и счастливые, купаясь в сладостном чувстве взаимного обладания.

***

Когда Кэтрин проснулась, комнату освещал слабый солнечный свет, пробивавшийся сквозь занавески. Память вернулась к ней мгновенно, и она медленно повернулась, встретив устремленный на нее взгляд голубых глаз, призывающий ее вспомнить происшедшее. Чего он ждет от нее? Слов благодарности за ласки, подаренные им ночью? Насколько беззаботной ей нужно быть? Чутье подсказывало ей, что она должна выказать ему всю свою любовь, которая и впрямь переполняла ее. Но в то же время она стеснялась высоких слов. Кто знает, как он их воспримет? Ред - человек непредсказуемый.
Для нее прошедшая ночь была уникальной, неповторимой. Подобной ночи у нее не было ни с кем прежде. А для Реда это, видимо, рядовая ситуация.
У него до нее было много женщин, несомненно... Неужели он так и будет унижать ее до бесконечности, и слова любви, которые он шептал ей ночью, не иначе как блеф? Неужели он по-прежнему мстит ей, мстит ее семье, ее отцу таким образом?..
Она, видимо, совершила большую ошибку, не устояв перед его мужским обаянием, но знала, что, если бы ситуация вновь повторилась, она сделала бы то же самое.
Кэтрин боялась сейчас смотреть в его глаза, не желая видеть в них огонек триумфа. Как скоро он воспользуется создавшейся ситуацией? Она принадлежит к Келвеям, к той семье, которая, по его мнению, ответственна за смерть его матери, той самой семье, которая пыталась подавить его самостоятельность, его независимость. Поэтому он и решил отомстить одной из них.
И все-таки что-то противилось в ней этим мыслям. Но Кэтрин безжалостно подавила в себе слабый голосок оптимизма. Она не могла позволить себе быть околдованной его искусством любовника, хотя благодаря Реду она открыла в себе такие глубины, о существовании которых даже не подозревала прежде. Она потеряла уверенность в том, что может теперь вновь подавить в себе разбуженные женские чувства, но также понимала, что только один человек мог их пробудить в ней и никто не сможет заменить.
- Который час? - Трудно было найти более прозаический вопрос, подумала она с горькой улыбкой.
- Кэтрин, сбрось оковы цивилизации хотя бы на несколько часов. Неужели тебе так важно узнать, сколько сейчас времени? - спросил он довольно строгим тоном.
Он приподнялся на локте, одеяло соскользнуло с его бедер, и Кэтрин почувствовала, что краснеет. Образ искушенной женщины, который она пыталась создать в течение последних дней, явно не отвечал этому девическому румянцу.
- Но мы же не можем оставаться в постели весь день, - прошептала она, пряча глаза за длинными ресницами. Именно этого ей больше всего и хотелось в глубине души.
- А почему бы и нет?..
Она удивленно взглянула на него.
- Люди обычно так не делают. - Его голубые глаза были безоблачны, как летнее неба, и она ощутила неловкость. - Я просто так спросила о времени, - пробормотала она, теребя пальцами простыню. - Совершенно естественный вопрос. Я не понимаю, почему ты ищешь подвоха в моих словах.
Ред повернулся на спину, не сводя с нее изучающих глаз.
- Естественное упрямство?
- Ты тоже не лишен его.
- Как я понимаю, мы должны избегать всякого упоминания о прошедшей ночи? Ладно, тогда скажи, как твоя рука?
- Все в порядке, спасибо.
Ред тихонько присвистнул.
- Кэтрин, крошка... - В его тоне появилась предостерегающая нотка.
- Я не хочу заострять внимание на случайном эпизоде в твоей и моей жизни, - осторожно отозвалась она.
- И что, у тебя было много таких случайных эпизодов? - произнес он лукаво.
- Я бы так не сказала. - Идиотка, подумала она печально. Что я несу? Он же все прекрасно понял!
- Я никогда прежде не спал с девственницами, но в состоянии заметить разницу. - Он вдруг приподнялся, схватил ее за талию и притянул к себе, глядя ей прямо в глаза.
- Извини, что я не отвечаю твоим требованиям, - процедила она сквозь зубы. И он еще смеет сердиться на нее! Разве она не сделала ему подарок? Конечно, он, видимо, не слишком-то нуждался в подобном подарке, но все равно он не имеет права быть таким грубым.
- Почему ты стараешься неправильно истолковать любое мое слово? -возмущённо воскликнул он. - Тебе уже двадцать лет, ты была помолвлена, извини, но я думал, что ты...
- ...достаточно компетентна в сексуальных вопросах, - с горечью закончила она.
Ред вдруг выругался.
- Я не хотел причинять тебе боли. - Нечто похожее на сожаление мелькнуло в его лице. - Я мог бы быть более сдержанным, терпеливым, осторожным...
Кэтрин почувствовала себя полностью обескураженной.
- Успокойся, ты не причинил мне никакого вреда, - сердито отозвалась она. - У меня нет к тебе никаких претензий, скорее наоборот...
В глазах его заплясали веселые чертики. - Спасибо за комплимент. Это так мило с твоей стороны.
- Я не считаю, что делаю тебе комплимент, - пробормотала она, сама смущенная словами, сорвавшимися с ее уст.
- Для мужчины всегда лестно оказаться первым у женщины, но скажи мне, почему ты ждала меня, Кэтти? - Его голос был глубоким и чувственным, так же как и влажные губы, нежно касавшиеся ее щеки.
А ведь она действительно всегда ждала только Реда, сама не сознавая этого; судьба как бы сама подталкивала ее к нему. Волна неистового желания вновь слиться с ним воедино охватила ее, и она, сама не понимая, что делает, зарылась лицом в мягкий пух на его груди, с наслаждением вдыхая запах его кожи.
"Что я делаю? - подумала она. - Я же схожу с ума". Попытавшись взять себя в руки, она прошептала, понимая, что почти выдала себя:
- Я очень любопытна, - сказала она как можно спокойнее. - Я действительно хотела узнать тебя, Ред. Конечно, я не принимала обета целомудрия, просто так сложились обстоятельства. Карл уважал мои желания, но я сейчас вижу, что в этом была изрядная доля лицемерия, - добавила она, совершенно не испытывая никакого сожаления по поводу неверности своего бывшего жениха.
- Так ты действительно хотела узнать меня, Кэтти? - Его глаза лихорадочно заблестели, голос стал хриплым. - Я очень долго ждал этого признания, Кэт, и я хочу, чтобы ты повторила эти слова.
Она чувствовала, что сходит с ума от этой мольбы.
- Да, я хочу тебя, Ред, хочу безумно!
Ему нужна ее полная капитуляция? Пусть! Она готова капитулировать перед ним, лишь бы он целовал ее, гладил ее тело...
- Я хочу чувствовать тепло твоей кожи, пробовать тебя на вкус... - всхлипывала она, сжав его в объятиях и раздвигая бедра...

***

Надеть ли ей то зеленое платье или оно слишком уж официально? С тяжелым вздохом она бросила его в кучу других, лежащих на постели. Постели, которую она делила с Редом последние три недели. Его лондонская квартира занимала весь этаж перестроенного складского помещения; в ней было мало мебели, натертый до блеска паркетный пол покрывали разноцветные восточные коврики, а по стенам стояли стеллажи, битком забитые книгами.
- Ты собираешься принять душ?
Кэтрин не повернулась, услышав его голос.
- Ты хочешь сказать, что это необходимо? - спокойно произнесла она, хотя, как всегда, ее пульс участился в его присутствии.
- Да, только вместе со мной, как вчера днем, - сказал он, подходя к ней сзади, и обхватил ее груди ладонями, коснувшись указательными пальцами ее твердых сосков, которые прощупывались сквозь тонкую ткань халата.
Она посмотрела на него вполоборота затуманенным желанием взглядом. Ей не нужно было напоминать о вчерашнем дне, который они полностью посвятили друг другу. Перед ее глазами пронеслись чувственные эротические образы; она взяла его за руку и прижала его ладонь к своей щеке. Медленная улыбка коснулась ее губ, когда ее взгляд упал на скомканные простыни. Он наклонил голову и провел губами по ее шее.
Недели, проведенные Кэтрин вместе с Редом, заставили ее осознать чувственную сторону своей натуры, что было одновременно шокирующим и приятным. Она с радостью играла свою роль послушной и талантливой ученицы. Единственное, чего она не делала, это не говорила ему о своей любви с помощью слов. Она считала это необходимым. Что бы ни случилось в будущем, у нее останутся ее, только ее воспоминания.
- Ты нервничаешь? - спросил Ред.
- Тебе так важно это знать? - бросила Кэтрин и отшатнулась.
Он не пытался удержать ее. Она посмотрела на него с неприязнью; его вопрос нарушил сладость минуты.
- Тебе же нужно с ними иногда встречаться. Они как-никак твои родители.
- Конечно, - с горечью в голосе ответила она. Как будто ей надо об этом напоминать. - Слава Богу, это произойдет на нейтральной территории. В сложившихся обстоятельствах я должна быть тебе благодарна за такую милость. Не думаю, что ты и отец сможете драться в общественном месте.
Сегодня она впервые встретится со своей семьей, с тех пор как Ред сообщил им об их помолвке. Семейство Келвей на людях делало вид, что довольна предстоящим браком Кэтрин, несмотря на явную неприязнь к Реджинальду Кристу.
- Ты чем-то недовольна? - Его чувственный рот превратился в тонкую линию.
- Почему? Я заранее знаю, что наши отношения не продлятся вечно, - холодно отрезала она. - Такая страсть не может длиться долго, тем более, я вижу, ты не готов к чему-нибудь более продолжительному. С твоей цыганской кровью! - Она прикусила нижнюю губу, чтобы та не дрожала.
- Ты намекаешь на мое неопределенное происхождение? - спросил он, и голос его стал жестким. - Да, я всегда любил свободу и не собираюсь ее терять даже в браке с тобой. - Он бросил на нее неприязненный взгляд. - Что с тобой? Похоже, тебе нравится, когда мы оскорбляем друг друга.
Она тяжело вздохнула. Она не хотела взаимных обвинений, но не могла спокойно сносить его циничного тона, его пренебрежительного отношения к себе. Только в постели он был с ней нежным и ласковым...
- Ты первый даешь мне повод для подобного отношения к тебе!
- Неужели? Я бы так не сказал, - прошипел он. - Ты ведешь себя со мной, как оскорбленная принцесса, вынужденная опуститься до связи с безродным мужланом. А твоя семья всегда относилась ко мне, как к бедному родственнику, которого можно показывать гостям по особым случаям, чтобы продемонстрировать великодушие знаменитых Келвеев!
- Ах, какой ты ранимый! Какой несчастный! Ты всегда мог отлично постоять за себя! - закричала она.
Можно подумать, что она сама была счастлива. У нее был брат, с которым не было ничего общего, сестра, укравшая у нее жениха, что оказалось к лучшему, и родители, которые не скрывали, что она оказалась для них большим разочарованием. Родители, для которых ее желания, ее мечты всегда вызывали только досаду и неудобство.
- Мне тоже было нелегко в семье, Ред. Может быть, я даже завидовала тебе. Я думаю, что ты просто мучаешься от жалости к себе - великий Реджинальд Крист снедаем обычным мелким эгоизмом.
- Да, понимаю, - вдруг с грустью в голосе произнес Ред. - Тебе просто не повезло. Я сомневаюсь, что ты когда-нибудь видела настоящие искренние чувства. Я хоть, по крайней мере, часть своего детства провел с матерью, и, хотя по вашим стандартам мы были бедны, я узнал, что значит испытывать привязанность и дарить ее. - Он пожал плечами. - Ты же никогда этого не знала, а говорят, что тот, кто никогда не любил, тот не способен дарить любовь другим! Надо же - остаться девственницей в двадцать лет!
- Ты отнял ее у меня! - закричала она, невероятно уязвленная его несправедливыми словами. Ведь именно из-за своей способности любить она так страдала в этот момент.
- Поправка принята, - проворчал он.
- Я едва ли могу назвать занятия сексом с тобой как очень эмоциональное переживание! - закричала она, желая уязвить его как можно больше.
- В самом деле так? - спросил он, злобно сузив глаза. - А как же ты это назовешь? - вкрадчиво поинтересовался он.
- Технический опыт, - отрезала она.
Он бросился к ней, черты его лица исказила гримаса ненависти.
- Ты действительно настоящая маленькая шлюха!
- Ну что же, вини в этом мое происхождение, тебе ведь так удобнее! - закричала она и стала вырываться из его рук. Ред презирал ее так сильно, что в те моменты, когда ей казалось, они могут стать друзьями, его предубежденность тут же всплывала на поверхность, как нефть на воде.
- Я виню во всем твою дурацкую гордость, маленькая мстительная негодяйка, - прохрипел он. - Ты чувственная маленькая колдунья! Я убью тебя!
Кэтрин задрожала, когда он грубо привлек ее к себе, и ответила на его яростный жадный поцелуй, одновременно настойчивый и злой. Лихорадочная страсть горела в его глазах.
- Ну что, продолжим дальше твое сексуальное образование, Кэт? Я передал тебе еще не весь свой технический опыт...
Он улыбнулся с жестоким удовлетворением, когда она застонала, почувствовав, как его рука проникла в вырез ее блузки и отыскала упругий бутон ее соска.
Кэтрин замерла, ощутив острое желание, возникавшее всякий раз, когда этот удивительный мужчина прикасался к ней. С горечью она подумала, что его стремление к ней не продлится долго. Он почти открыто заявил, что собирается расстаться с ней; брачное свидетельство, на котором будет стоять завтрашнее число, будет только официально связывать их до развода. Он бросит ее, ославив тем самым ее семью, непременно бросит! Я же всегда знала об этом, напомнила она себе. Только пусть это будет не так больно... пусть он ничего не узнает... Она сбежит от него до того, как он пресытится ею, поклялась она себе.
- Ты хочешь мне что-то сказать, Кэтти? - прорычал он, обхватив ее за талию и прижимая спиной к стене своим телом.
Она откинула назад голову, и его губы яростно впились в ее нежные мягкие уста. Прижатая к стене его телом, она не могла не чувствовать его возбуждения, которое всегда сразу же передавалось ей. Уже не хватало воздуха, и голова кружилась.
- Ред, дверь... - Кэтрин вздохнула, услышав неприятный скрип двери.
- К черту все! - хрипло отозвался он.
- Я должна одеваться, - напомнила она ему, пытаясь вырваться и стягивая вместе полы халатика. Голубые глаза, потемневшие от неистового желания, разочарованно блеснули.
- Надень голубое платье, - бросил он через плечо, когда она зашлепала босиком к ванной. Она тут же предпочла зеленое...
- Мой дорогой Ред, очень дурно с твоей стороны не сообщить мне, что ты здесь, в Лондоне.
Последовавшее молчание заставило Кэтрин отойти от двери ванной комнаты, потуже стянуть поясом халата и тоже войти в гостиную.
Она остановилась, приоткрыв рот в удивлении, увидев незнакомую элегантную блондинку. Ее длинные волосы были аккуратно зачесаны назад, открывая лебединую шею. Она обнимала Реда за шею. Ее безукоризненно сшитый костюм ясно свидетельствовал о солидном финансовом и общественном положении хозяйки.
Кэтрин издала нечленораздельный звук; волна гнева накатила на нее, и она не смогла произнести больше ни слова.
- Ты не познакомишь нас, Реджинальд? - Стального цвета глаза холодно взирали на взъерошенную Кэтрин. - Случайно я узнала, - улыбка появилась на губах женщины, - что мистер Крист в Лондоне. Я ближайшая соседка Реда в Шотландии, - объяснила она, ее холеные пальчики ласково гладили его руку. - Иногда я проверяю его дом, чтобы он полностью не развалился в отсутствие хозяина, и слежу за тем, чтобы дыры на крыше были вовремя залатаны.
Кэтрин натянуто улыбнулась.
- Ред должен быть вам очень благодарен, - пробормотала она сухо.
- Ред может быть таким душкой, когда захочет! Не так ли, мой друг? Все остальное время он совершенный дикарь! Вы так не думаете? - Лукавый кокетливый взгляд задержался на невозмутимом лице Реда. Узкая ручка протянулась к Кэтрин: - Я Рут Кроули. Ред совершенно забыл нас представить друг другу. Можете называть меня по имени.
Кэтрин каким-то образом сумела пожать протянутую руку.
- Кэтрин Келвей, приятно познакомиться.
Она сознательно сделала легкое ударение на своей фамилии и бросила на Реда вызывающий взгляд из-под длинных ресниц. "Пусть я провалюсь сквозь землю, если буду извиняться перед тобой, перед ней, перед кем угодно за свое имя", - подумала она, и блеск в его глазах показал, что Ред все прекрасно понял. Она попыталась отыскать следы удивления на лице блондинки, но оно хранило невозмутимость.
- Катрин, ты уже давно остановилась здесь с Редом или это просто послеполуденный визит? - Подтекст читался совершенно явно.
Ред спокойно взирал на покрасневшее от гнева лицо Кэтрин.
- У Кэтти высшая привилегия. Она живет здесь постоянно.
- Своего рода домоправительница? Когда ты уезжаешь, Ред?
Эта женщина была либо слишком глупа, либо преднамеренно слепа и, совершенно очевидно, без ума от Реда. Оскорбления, высказанные прекрасно поставленным голосом, вызвали в Кэтрин желание вцепиться ей в волосы. Но она решила повести себя иначе. Какая женщина может смириться с тем, что мужчина, на которого она имеет виды, спит с другой?
- Очень благородно с вашей стороны было привести в порядок коттедж Реда, - спокойно ответила Кэтрин. - Нам там было очень комфортно.
В этой игре могут принять участие и двое! Кэтрин с удовольствием отметила, что Рут насторожилась. Ну что ж, очень хорошо. Пусть ревнует.
- Я, наверное, заблуждалась, думая, что он приезжает в Шотландию поработать в одиночестве, - визгливым тоном произнесла блондинка, почувствовав себя лишней.
Эта дама, видимо, считала Реда своей собственностью, по крайней мере, там, в Шотландии. Присутствие Кэтрин явно подрывало эту уверенность.
- Кэтрин помогала мне печатать...
- Да, так оно и было, в тот момент я оказалась рядом и предложила свою помощь, - кивнула Кэтрин с кроткой доброжелательной улыбкой.
Но взгляд, который она бросила затем на Реда, показывал, что она отомстит ему за это зачисление в ряды "наемной рабочей силы". Усмешка, с которой он встретил ее слова, заставила ее сжать кулачки, а лицевые мышцы заболели от усилия сохранить на лице вежливую улыбку.
- Я бы тоже с радостью помогала тебе, Ред.
- Но ты уже и так много для меня сделала, дорогая, - многозначительно протянул Ред, улыбнулся и с вызовом посмотрел на Кэтрин. - Я не смел быть навязчивым...
Кэтрин с трудом подавила в себе желание дать ему пощечину. Если они думают, что я собираюсь тактично удалиться, яростно думала она, то напрасно. Внезапно привлекательность Шотландии приобрела новое значение. Она бранила себя за глупость, за неумение понять, что Реда всегда будут окружать женщины, где бы он ни находился. Таков Ред на самом деле - нежная заботливость и старомодное обаяние. А это всегда в цене.
- Есть ли что-нибудь, с чем вы не могли бы справиться, мисс Келвей?
Кэтрин чувствовала внимательный взгляд Реда, когда вызов был брошен.
- Зовите меня просто Кэтрин, Рут, пожалуйста.
Ей всегда было трудно притворяться. Если Ред думает, что она собирается драться за его благосклонность, то его ждет разочарование. У Кэтрин не было никакого желания соревноваться с этой женщиной.
- Действительно, есть небольшая проблема с завтрашней свадьбой: если бы мы могли поменяться местами, я была бы вечно вам благодарна!
И пусть эта женщина сама сделает вывод, мстительно думала она. Эта высокая элегантная блондинка явилась воплощением всех тех роскошных незнакомок, которых она видела когда-либо рядом с Редом, и не вызывала в ней никаких симпатий.
Рут напряглась, ее хорошенькое личико побелело, глаза растерянно искали Реда в надежде, что он опровергнет эти слова.
- Подожди, пожалуйста, в спальне, Кэтрин, - холодно произнес Ред.
Кэтрин поняла, что, видимо, поступила жестоко. Ей вдруг стало стыдно за то, что она наслаждалась причиненной ею же болью.
Она вышла из комнаты и остановилась за дверью. Сердце ее сильно стучало. Так будет всегда! Ред не собирается менять свой образ жизни; он может приводить своих женщин прямо сюда, как будто ее и не существует. Он же просто выгнал ее. Дверь была прикрыта неплотно, и она отчетливо слышала голоса, несмотря на шум в ушах.
- Ты же не собираешься обмануть эту девочку, Ред?
- Я действительно женюсь на Кэтрин, Рут.
- Я понимаю. Ты был так терпелив со мной. - В голосе послышалась боль. Кэтрин затаила, дыхание, стараясь не пропустить ни слова.
- При чем здесь терпение, Рут?
- Я бы не выжила без тебя после смерти Эдварда. Такое отчаяние... Полная потеря опоры...
- Совершенно естественно.
- Потребовалось много времени, чтобы пережить все это.
Новый взрыв чувств, уязвимость другой женщины вызывали в Кэтрин желание протестующе закричать.
- Рут, дорогая, ты должна смотреть в будущее и не чувствовать себя виновной за нормальную реакцию на несчастье. У тебя сейчас есть почти все, что ты желаешь.
- Ты заметил, что я сняла кольцо? - Голос был взволнованный и печальный.
- Заметил и рад за тебя, Рут.
- За нас, Ред. Разве ты не видишь, что я готова начать с тобой новую жизнь? Я, наконец, похоронила Эдварда окончательно и теперь могу думать о будущем. Но будущего без тебя я просто не представляю. А ты, что будешь делать ты с этой девочкой?..
Молчание за дверью казалось бесконечным. Кэтрин осторожно прикрыла дверь.

***

К тому времени, как Ред вернулся, Кэтрин, уже упаковала небольшую сумку. Она была холодна, спокойна, но что-то в ней умерло.
Ред мгновенно оценил ситуацию.
- Что, черт возьми, происходит?
- Я ухожу, - "Вот как бывает, когда у тебя нет никаких надежд", - думала Кэтрин, беря в руки жакет и набрасывая его на себя. - Я не выйду за тебя замуж, Ред. Извини, если это лишает тебя возможности торжествовать. - Она пожала плечами и нагнулась за сумкой.
Ред схватил сумку и вывалил все ее содержимое на пол, наступив ногой на эту груду тряпья.
- Ты никуда не пойдешь! - Глаза его метали молнии, но он полностью контролировал себя.
- Ты можешь оставить это себе, - сказала Кэтрин, не обращая внимания на его слова. - Я уйду и без вещей, - решительно заявила она. - Утешайся мыслью, какой удар ты нанесешь моему отцу, когда расскажешь ему свою ложь. Это поможет тебе теми ночами, когда Рут не будет рядом. Надеюсь, ты передашь ей мои извинения.
- Рут ушла, - ответил он.
- Вереница женщин может быть утомительной. Сегодня Рут, а завтра... - сказала она насмешливо.
- Я не люблю Рут, Кэтрин. Послушай...
- Любовь! - фыркнула она. - Я ни мгновение об этом не думала. Я сомневаюсь, что ты способен на столь сильное чувство, но она-то тебя любит.
- Эдвард, репортер, ее муж, был моим другом. Я был вместе с ним, когда три года назад он был убит в Бейруте.
- Поэтому она чувствует себя виноватой? Мне кажется, ты был ей лучшим утешением. Как удобно: теперь, когда она хочет узаконить ваши отношения, ты решил жениться на другой. Все твои связи должны быть легко устранимы, не так ли? А благодаря мне ты теперь можешь держать ее на расстоянии?
- Ты несправедлива, Кэтти! - Ред явно начал злиться. - Нельзя делать выводы, услышав только часть разговора, - мрачно произнес он. - Верь мне, Кэт! Отбрось ревность.
Она горько рассмеялась.
- Верить тебе? С твоим именем у меня инстинктивно связаны слова "недоверие, подозрение, расчетливость". Я не могу этого больше выносить. Что же касается ревности, - она ядовито усмехнулась, - то ты, похоже, забыл, по какой причине я нахожусь здесь. Неужели ты думаешь, что я выбрала бы тебя в любовники, если бы ты меня не шантажировал? Ты, видимо, по-прежнему считаешь меня наивной маленькой девочкой и чуть ли не ухитрился убедить меня в этом. Я больше не поддамся тебе, Ред... Все что угодно лучше, чем брак с тобой, - с горечью продолжала она. - Я сделала ошибку, что легла с тобой в постель, но я не собираюсь повторять эту ошибку еще раз.
Она с грустью посмотрела на постель; неужели они никогда больше не лягут в нее вместе? Ее глаза оставались сухими, хотя ей ужасно хотелось расплакаться.
- Ну, я даже и не знаю, что тебе ответить! - Глаза его внезапно потухли. - Ты, в самом деле, считаешь, что нравственные правила не для меня, не говоря уж о соблюдении их? Да, Кэтрин?
Их глаза встретились, и она вздрогнула от его ледяного взгляда.
- Я думаю, что ты бережешь свои моральные принципы для своих книг. А твоя личная жизнь, похоже, подчинена лишь стремлению к мести.
- Спасибо тебе за столь лестную характеристику, - протянул он с неприязнью. - Я всегда получал удовольствие, если мне удавалось хоть немного потревожить добропорядочное семейство Келвей, но неужели ты считаешь, что я настолько мерзок, что позволю этому чувству главенствовать в моей жизни. Неужели ты думаешь, что я не способен забыть обо всех предубеждениях ради женщины, способной любить и верить?! Конечно, у мужчин тоже есть свои слабые стороны, но...
- И ты нашел такую женщину в лице Рут Кроули? - крикнула Кэтрин, полностью убежденная в том, что это действительно так.
О, как она надеялась, что он сейчас же опровергнет ее слова. Но нет, выражение его лица стало каменным, далеким, неуступчивым. Выходит, она не нужна ему ни при каких условиях. Она вышла за дверь, сердце ее разрывалось от боли. И Ред не остановил ее...

***

Кэтрин поправила свое простое голубое шелковое платье; оно подчеркивало достоинства ее стройной фигуры, а старинная золотая цепочка вокруг шеи придавала ее облику элегантность. Скоро все будет выглядеть иначе, подумала она, глядя на свою округлившуюся грудь. Она позволила Карлу взять ее жакет и встряхнула головой, чтобы освободить легкие прядки волос. - Ты выглядишь потрясающе! Кэтрин теплой улыбкой поблагодарила его за комплимент. Они вновь стали друзьями, и Карл, по-видимому, понял, что их отношения могут быть лишь дружескими. Однажды она буквально налетела на него в магазине и растерялась, но его одобрение сняло напряженность ситуации. Теперь Кэт получала даже удовольствие от редких обедов с ним, с тех пор как переехала в свою собственную маленькую квартирку.
Лучшая подруга Кэт Мишель предоставила ей убежище, в котором она так нуждалась после разрыва с Редом. Шум и тепло кипящего энергией и весельем дома, в котором недавно появился новый жилец - крошечная девочка, ставшая ее крестницей, заполнили пустоту в ее душе. И все же первые несколько недель Кэтрин провела в полном оцепенении. Она не хотела вспоминать это мрачное время. Но теперь у нее появилось желание выйти из этого состояния и продолжать жить. У нее будет ребенок - ее ребенок, потому что Ред не должен об этом узнать. Она была убеждена - ребенок не должен стать оружием против нее. У нее может не быть супружеского счастья, но ребенок у нее будет, и никто его у нее не отнимет. Когда Кэт окончательно удостоверилась в своей беременности, единственное чувство которое она испытала, была радость.
Первым инстинктивным желанием Кэтрин было уехать как можно дальше, но она прислушалась к дружескому совету и поняла, что лучше быть рядом с друзьями. Она не собиралась возвращаться в Келвей-Холл, но полностью терять связь со своими родными она тоже не хотела.
Сегодняшний вечер был благотворительным, и она думала, что наверняка столкнется с кем-нибудь из членов своей семьи. Это был один из тех вечеров, которые она соглашалась удостоить своим присутствием.
- Женни собиралась прийти? - спросила она невинно, кивком головы отказываясь от предложенных напитков.
- Не знаю.
Кэтрин слегка улыбнулась. Несмотря на недавнюю размолвку, она считала, что ее сестра и Карл скоро опять помирятся. Она любила смотреть на присутствующих. Бриллианты на дамах соперничали блеском со сверканием люстр, и она невольно подумала, что могла бы сказать те миллионы голодающих, ради которых устраиваются такие вечера.
Они вторично пересекали зал, как вдруг Кэтрин замерла и смертельно побледнела. Правой рукой она схватилась за Карла.
- Я не могу здесь оставаться... понимаешь? Мне нехорошо.
На лице ее спутника появилось тревожное выражение, он огляделся - не обращает ли на себя внимания необычное поведение Кэтти.
- Ты больна? Может, позвать доктора?
Заметив пронзительный взгляд на лице приближавшегося Реда, Кэтрин подумала, что это неплохая идея.
- Ред... - прошептала она на ухо Карлу. Что он здесь делает? Он же никогда не ходит на подобные мероприятия, мелькнуло в голове.
В тот момент, когда она увидела высокую статную фигуру Реда в безукоризненном вечернем костюме, она поняла, что ее выздоровление было мнимым. Она не только не забыла его, но, более того, по-прежнему не видела никого, кто мог бы сравниться с ним. Все вокруг были зауряднее, проще, примитивнее.
- Привет, Ред, - она решила заговорить первой, заставив свой голос звучать ровно и спокойно. - Рут! - Она почувствовала почти физическую ненависть к этой женщине. То, что они опять вместе, не явилось для Кэтрин неожиданностью. Они выглядели прекрасно - высокие, элегантные. Рут, ослепительная блондинка, Ред загорелый, красивый шатен, - блестящая пара. Кэтрин чувствовала себя, как лохматый маленький шотландский пони рядом с двумя чистокровными арабскими скакунами.
- Надо же, настоящая семейная встреча! Я думаю, папаша Скотт где-нибудь поблизости, - мягко произнес Ред.
Он наградил Карла откровенно враждебным взглядом и сосредоточил все внимание на Кэтрин. Напряженная голубизна его глаз ударила ее, как луч лазера, она ожидала полного безразличия, и эта ситуация еще больше сбила ее с толку.
- Разве вы с Кэтрин родственники? - Рут казалась удивленной.
- Мы двоюродные брат и сестра.
- Я темная лошадка в этом очень уважаемом клане, Рут. Но Кэтрин сильно преувеличивает наше родство. Моя мать была приемной в семье Скотта Келвея; в моих жилах нет их священной крови.
- Ты - темная лошадка?! - Рут задорно рассмеялась. - Я и не думала, что ты так опасен, дорогой.
Кэтрин до боли стиснула зубы. Интересно, миссис Кроули долго работала над такой страстной улыбкой или это естественное кокетство? Так или иначе, Кэтрин была уверена, что сама она не способна улыбаться так обольстительно.
- Ред может не носить фамилию Келвей, но у него есть семейное свойство использовать других в своих интересах. - Кэтрин улыбнулась своей самой обаятельной улыбкой, которая должна была заставить собеседников усомниться, хотела ли она на самом деле кого-либо оскорбить.
Она с вызовом вздернула подбородок и крепко ухватилась за руку Карла.
- Наша мелодия, Кэтрин.
У нее не было времени отказаться, и Ред, обняв ее за талию, повел в танце среди других пар.
- Как ты посмел? - в ярости задохнулась она, не решаясь поднять глаза. И совсем не к месту добавила: - Я не помню никаких наших мелодий!
Было так трудно думать, когда их тела соприкасались. Рука Реда нежно поглаживала Кэтрин по спине и притягивала все ближе к себе. Его тело, упругое, живое, совершенно определенно реагировало на Кэтрин. Насколько, что Ред был смущен.
- Извини, дорогая, - только и произнес он. - Если бы ты тогда не убежала...
Кэтрин подняла голову, глаза ее протестующе заблестели. Как он может быть таким жестоким?
- Мои воспоминания отличаются от твоих. - Кэт была слишком потрясена, чтобы соблюдать осторожность. - Твой идеал жизни втроем, - сказала она, и в ее огромных глазах заблестели гневные золотые искорки, - не устраивает меня.
- У тебя вызывающее платье, - сказал Ред насмешливо. - А Карл его одобрил? Ты действительно сохраняешь старые привычки, не так ли, Кэтрин? Снова собираешься за него замуж?..
- Ты узнаешь об этом в последнюю очередь. - Легкий стон сорвался с губ Кэтрин, когда его рука начала медленными движениями поглаживать ее талию.
- Твоего огня хватит, чтобы осветить целый город, - сказал Ред, наклоняя голову. Она чувствовала его губы на своих волосах. - Карл уже знает, что мы были любовниками, и что я мог заставить тебя умолять о моих ласках?.. - Единственное, что она ощущала в этот момент, был чувственный ласковый шепот и буря возникших желаний. - Твоя кожа такая атласная, Кэтти, такая прозрачная. Я люблю касаться тебя. Ты чувствуешь, как сильно я хочу касаться тебя?
Кэтрин медленно подняла глаза; их тела двигались синхронно, покачиваясь в такт с музыкой.
- Прекрати, Ред, - хрипло взмолилась Кэтрин. Она слышала гулкие удары его сердца, а пальцы чуть ли не физически ощущали шрам на его груди. Когда-то она целовала следы этой старой раны, и сейчас воспоминание об этом вызывало к ней сладкий трепет. Но к приятному чувству примешивалась грусть оттого, что все это была в прошлом, Он взял ее руку и поднес к губам. Намеренно медленно Ред провел кончиком пальца по своим губам. Он сумел превратить этот простой жест в невероятно эротический. У нее кружилась голова, и подгибались колени, она чуть ли не задохнулась от наслаждения.
- Не хочу останавливаться... Я ведь гедонист, Кэтрин, если ты помнишь; самоотречение мне не свойственно. В совершенном мире человек получает то, о чем он терпеливо просит; но этот мир, крошка, далек от совершенства.
- Рут, как никто другой, должна подойти тебе - произнесла Кэтрин достаточно твердым голосом. Она следит за нами, напомнила Кэтрин себе, ища предлог, чтобы спастись от желания сдаться, уступить, которое он вызывал в ней.
Сделав над собой невероятное усилие, она мысленно отдалилась от него. Рут! Только ее по-настоящему любит Ред. Он же ей об этом сказал. И разозлился, потому что Кэтрин первая ушла от него. Ред никогда не лгал ей, она это знала. Но все же очередное предательство глубоко ее ранило.
- Я здесь с Карлом, а ты с миссис Кроули. Не вижу причины менять спутников. Понимаю, что могла послужить тебе, Ред, средством возмездия, только и всего. Я знаю, что Рут сходит с ума по тебе, но даже она... - Лицо Кэтрин исказила гримаса неприязни, и Ред отпустил ее. -Я недавно освободилась от власти отца... от всех вас.
- Разве ты не вернулась в Келвей-Холл? - спросил он, нахмурившись.
- У меня своя квартира.
- С Карлом?
Она отмахнулась от вопроса.
- И работа, хоть и временная.
Наследство, оставленное бабушкой по материнской линии, поможет ей в ближайшем будущем, когда Кэт не сможет работать.
Глаза Реда продолжали следить за лицом Кэтрин.
- В тебе появилось что-то... что-то новое.
Глаза Кэтрин стали круглыми от испуга. Он пока не мог ничего заметить сейчас, но в скором будущем... Иногда ей казалось, что Ред видит ее насквозь.
- Вы устраиваете спектакль для всех любопытных и скучающих...
Голос отца заставил Кэтрин вздрогнуть. Она покраснела, увидела полупустую площадку и заинтересованные взгляды окружающих. Лицо Реда приняло такое недоброе выражение, что даже Скотт Келвей потерял долю своей обходительности и уверенности.
- Не лезь не в свое дело. - Ред четко произносил слова. - Я не знаю, как ты осмелился предупредить меня.
- Это была единственная возможность заставить тебя прийти.
Вновь зазвучала музыка, только они трое оставались неподвижными, Кэтрин увидела, что появление отца полностью приковало внимание Реда. И поняла, что лишняя. Она убежала, скрывшись в толпе, прежде чем мужчины вспомнили о ее существовании.

***

...Кэтрин сидела, скрестив ноги, на полированном дубовом полу, на восстановление которого она потратила бездну усилий. Лучше тратить время и силы на изнуряющую работу, не требующую умственных усилий, чем разрываться от грустных мыслей.
Вечер был кошмарным. Она чувствовала себя такой опустошенной... Увидеть Реда, да еще не зная об этом заранее, было тяжело. Сбежав с вечера, она поймала такси и уехала в свое убежище. В состоянии, похожем на транс, она сбросила туфли, вытащила шпильки из волос и уселась на пол. Ее внимание привлек настойчивый звук дверного колокольчика. Сначала она хотела не реагировать, но колокольчик все звонил и звонил...
Ступеньки, ведущие к входной двери, были крутые; она шла с осторожностью, думая о том, как ей в скором времени удастся справляться с детской коляской на этих ступеньках, и распахнула дверь.
У нее перехватило дыхание.
- Ред! - Нет, это не была галлюцинация. Ред был здесь, воплощение дикой кипящей злобы. Как он ее нашел? Кэтрин попросила Карла хранить адрес квартиры в тайне.
- Ты все-таки помнишь мое имя?
Ред вошел в узкий холл и заполнил собой все помещение. Он стоял так близко, что Кэтрин могла коснуться его, хотела коснуться... Галстук его был сбит набок, волосы взъерошены.
У Кэтрин закружилась голова, она не решалась поднять глаза на Реда и лишь тупо уставилась на пуговицу на его рубашке.
- Я не понимаю, что ты здесь делаешь, Ред. Мне бы хотелось, чтобы ты ушел, - сказала она на удивление ровным голосом. - Мы уже давно выяснили все отношения.
Он, вероятно, выполнил, наконец, свою угрозу и рассказал ее отцу то, что собирался. Все эти десять недель Кэтрин ждала, что это произойдет. А он, видимо, выбирал подходящий момент. Теперь Ред пришел сюда позлорадствовать, наказать ее, описывая детали.
- Неужели?! - закричал он.
- Говори потише, пожалуйста, - отозвалась Кэтрин, - Здесь живут люди.
Ред не изменился. Все такой же самодовольный, самоуверенный тип! Как она могла в него влюбиться? Кэтрин злилась на себя, на моментальный чувственный отклик своего тела при виде Реда.
- А как они посмотрят, что здесь будет жить незамужняя женщина с ребенком?
Кэтрин подняла глаза, кровь мгновенно отлила от ее лица.
- Как?.. Мишель... нет, Мишель не могла, - залепетала она. Мишель дала ей обещание не говорить ни о чем Реду, когда Кэтрин ей во всем призналась, и была единственной, кто знал о предстоящем событии.
Выражение липа Реда было агрессивным, глаза горели.
- Кто такой Мишель, Кэтрин? Еще один поклонник? Разве тебе не хватает этого придурка Карла? - спросил он с угрожающей улыбкой. Кэтрин едва удержалась от крика.
- Думай что хочешь, - с вызовом отозвалась она.
- Значит, это правда, ты ждешь ребенка? - Ред следил за ней, он был напряжен, как крепко сжатая пружина.
Грустная улыбка тронула губы Кэт.
- Правда только помешает тебе, Ред.
Он резко втянул в себя воздух.
- Пошли наверх.
- Я очень разборчива в приглашении гостей...
Недолго думая, Ред отодвинул ее в сторону и стал подниматься по ступенькам. Проигнорировав ее протестующие возгласы, он распахнул дверь.
- Как ты можешь врываться сюда, как дикарь! - Кэтрин села на диван, негодование вытеснило инстинктивный страх, который она ощущала в присутствии Реда. Страх этот имел основания. Он узнал о ребенке. Как ему это удалось, оставалось для нее загадкой. Однако ее планы рушились: если Ред думает, что сможет отнять у нее ребенка...
Ред тем временем оглядывал комнату, но почувствовал на себе ее испуганный взгляд, обернулся.
- Ты считаешь меня дикарем, Кэтти? Именно поэтому ты сбежала?
- Тебе было явно не до меня, - холодно отозвалась она.
Значит, это грызет его? Недостаточно было просто отыскать меня, горько думала Кэт. Нет, я могу поклясться, что он был занят еще с какой-нибудь веселой вдовой. В памяти снова всплыла Рут.
Ред устроился на диване рядом с ней, положив руку ей на плечи.
- Я повторю вопрос, - сказал он с иронией. - Ты ждешь нашего ребенка? - Произнося эти слова, он коснулся свободной рукой ее подбородка, заставив откинуть голову и смотреть прямо ему в глаза.
- Моего ребенка, - поправила Кэтрин. От этих слов где-то в глубине его глаз загорелся огонек. - Как ты ухитрился узнать?
Ред помолчал, как бы обдумывая ее слова. Глаза его оставались холодными.
- Это ирония судьбы, крошка. Твой отец сделал все, чтобы я оказался на вечеринке.
- Я не понимаю...
- Много непонятного происходит в этой жизни, крошка, - отозвался он. - Твой дорогой папочка сумел заставить меня появиться на вечеринке, потому что я не отвечал на его телефонные звонки. Ты не поверишь, но он хотел прочесть мне лекцию об отцовских обязанностях! Невероятно, - с иронией продолжил он. - Он обвинил меня в том, что я тебя бросил, объяснил, какой, в сущности, я негодяй. Мы обменялись вежливыми словами и расстались.
Кэтрин не находила никакого юмора в данной ситуации. Мысль об отце, разговаривающем с Редом, заставила ее воображение заработать. Откуда стало известно о ее беременности отцу?
- Не понимаю, как отец мог узнать. Я ему не говорила.
- Ты всегда недооценивала своего отца, крошка. Он следил за тобой с тех пор, как ты вернулась в город. Визит к местному гинекологу поставил все на свои места.
- Это невероятно! - задыхаясь, воскликнула она. Мысль о том, что за ней следили, заставила ее задрожать от негодования.
- Однако в данном случае я могу только приветствовать осведомленность Скотта.
- Ты такой же, как он, - произнесла она, не веря в этот невероятный союз Реда и своего отца.
- Он просто заботился о тебе, Кэтти. Ты же все-таки его дочь.
- Ты защищаешь моего отца? - задохнулась она.
- Я могу понять причину его поступка, - спокойно поправил он. - У тебя должна быть трехмесячная беременность, - добавил он.
- Если бы ребенок был твой. - В голосе Кэтрин не было решительности. Она могла бы точно назвать день и час, когда это случилось.
Ред взял ее за плечи и посмотрел прямо в глаза; лицо его стало печальным. Кэтрин не поняла его реакции, а почувствовала недоумение. Может, он рад такому разрешению проблемы? Пожалуй, это будет самый простой выход для всех.
- Ты хочешь сказать, что это не мой ребенок? - Его глаза обежали ее фигуру и вновь остановились на лице. - Я тебе не верю, - сказал Ред уверенно.
- Ну и зря!
- Ты считаешь, что я не имею к этому никакого отношения?
- Ты очень понятлив, - произнесла Кэтрин удовлетворенно.
- А ты существуешь в воображаемом мире. Неужели ты думала, что твоя семья, проживающая всего в десяти милях отсюда, не заметит, как у тебя родится ребенок? Как, по-твоему, я нашел эту квартиру? - Он недобро рассмеялся. - Надо отдать должное Скотту, он искренне беспокоится о своей дочери. Я думаю, ты испугала его реакцией на его маленький обман. Вероятно, впервые в жизни он почувствовал себя виноватым, - коротко добавил Ред. Он продолжал говорить, а Кэтрин, ошеломленная, хранила молчание. Вспышка нежности в глазах Реда поразила Кэтрин. - Твоя мать сошла бы с ума от сознания того, что ее дочь растит незаконного ребенка у самых дверей ее дома... - Ред прищелкнул языком и покачал головой. - Это могло испортить репутацию Скотта. Вот если бы ты стала наркоманкой или связалась с каким-нибудь хиппи, они могли бы это понять - в их окружении встречается такое. - Выражение лица Реда говорило, что именно он думает об этом окружении. - Но бедность так непривлекательна!
- Это же не лачуга, - стояла на своем Кэтрин. Она, как могла, защищала себя.
- Все зависит от того, с какой стороны смотреть. Но мой ребенок не должен расти в этом скворечнике.
Услышав это, Кэтрин похолодела. Неужели Ред собирается отнять у нее все - не только ее любовь, дар, который не был ему нужен, но и новую жизнь - плод этой любви? Она не позволит отшвырнуть себя в сторону. Кэт совершенно растерялась. Похоже, что Ред хочет ребенка - она не могла себе это представить. Ведь ребенок создаст неудобства? Ей казалось, в жизни этого человека не было места для отцовских чувств и обязанностей и, кроме того, он и Рут... Зачем создавать новые проблемы?
- Я не дам тебе повторить ситуацию моей матери, - холодно ответил он. - Это и есть причина, по которой ты выйдешь за меня замуж.
У Кэтрин вновь перехватило дыхание. Дело было не только в невероятности слов Реда, но и в том, как он их произнес - категорично, как будто вопрос не подлежал дальнейшему обсуждению.
- Я думаю, это ты живешь в воображаемом мире, Реджинальд Крист! Я вполне могу обойтись без тебя и без твоего чувства юмора. - У Кэтрин вырвался звук, похожий на сдавленное рыдание, но ее глаза оставались сухими. - И вообще, что произошло, Ред? Отец велел тебе жениться на мне или, наоборот, приказал не делать этого? Но я не хочу быть пешкой в ваших руках. Меня не пугает, что моя мать станет предметом обсуждения среди партнеров по бриджу; это мой ребенок, и я не беспокоюсь о законности его рождения! Я прекрасно знаю о семьях без любви и не желаю такой семьи для себя и своего ребенка. Кроме того, почему ты забываешь о прекрасной миссис Кроули?
Краска медленно сошла с лица Реда. Кэтрин заметила, как он осунулся. Он всегда был таким свежим и бодрым, но сейчас черты его лица заострились, складки возле уголков рта стали глубже. Ред провел рукой по волосам, я Кэтрин обратила внимание на легкую седину его висков. Может, он болен?
- Если ты думаешь, что я позволю чужому мужчине воспитывать моего ребенка... - хрипло произнес он.
- Неужели обязательно должен быть мужчина? - отрезала Кэтрин. Рука, опустившаяся на ее живот, заставила ее вздрогнуть. Чувства вновь вспыхнули в ней от этого ласкового, но невероятно собственнического жеста. "Я не буду плакать, - думала она, поднимая на Реда испуганные глаза... - не буду!"
- Жаль, что тебе так не нравится идея брака, но я не соглашусь ни на что другое. - Выражение лица Реда было мрачным, неуступчивым. - Кроме того, я нужен тебе... я это знаю. Почему ты это постоянно отрицаешь?
- Твоя самоуверенность меня просто восхищает, - слезы обожгли Кэтрин глаза. "Отчего же так трудно скрыть свои чувства?" - думала она в отчаянии. - А как же Рут? Как ты можешь бросить ее?
На лице Реда появилось нетерпеливое выражение.
- Почему, ради всего святого, ты продолжаешь твердить о Рут? Объясни, пожалуйста, что значат все эти намеки?
Но почему он продолжает притворяться? Будет ли это продолжаться до тех пор, пока он не узаконит своего ребенка, что, видимо, очень важно для него?
- Я слышала весь ваш разговор тогда, в твоей квартире, - сказала она, опустив глаза. - Я знаю, что ты ждал, пока она придет в себя после смерти своего мужа... чтобы вы могли быть вместе. Она так сказала. Разве не об этом вы говорили с ней в тот самый день?
Жениться на мне, когда ты любишь другую, безнравственно, Ред. - Она вдруг всхлипнула и откинула голову на спинку дивана. - Все так перепуталось! Я знаю, что должна была рассказать тебе о ребенке, - призналась она. - Мишель постоянно твердит мне об этом, но...
- Кто это, Мишель? - Ярость его была почти ощутима.
- У меня будет ребенок, твой ребенок! - Кэт впервые сказала об этом вслух, и ей вдруг стало удивительно спокойно.
- Он живет здесь с тобой? - Ред оглядел комнату, которая прежде была такой веселой и удобной, а сейчас казалась дешевой и грязной.
- Мишель - моя подруга, - ответила Кэтрин с улыбкой.
Теперь Ред казался очень довольным... Он взял ее руку и подвес к губам.
- Не надо! - робко произнесла она.
Но Ред знал, что Кэтрин его любит. Ее последняя защита рушилась на глазах.
- Кэтрин, моя дорогая, глупая крошка! - Ред говорил таким ласковым и нежным тоном, что в глазах ее застыло недоумение. - Ты сбежала от меня тогда, вообразив, что Рут и я любим друг друга?
- Я слышала... - начала она.
"Это какой-то подвох. Он хочет отнять у меня ребенка", - билась в мозгу одна-единственная мысль.
- Ты слышала только часть разговора, - прервал он; ярость и гнев снова проступили на его лице. - Как обычно, ты поверила тому, что хотела услышать обо мне. Если бы ты продолжала подслушивать...
- Ты целовал ее! - обиженно закричала Кэтрин. "Боже мой, неужели я ревную?" - подумала она, услышав свой голос. - Я видела тебя... с ней!
- Но ведь это Рут поцеловала меня!
- Конечно, тебя взяли силой! - отрезала она язвительно.
Странная улыбка заиграла на его губах.
- Твоя ревность является для меня откровением, Кэтти. А сейчас помолчи и послушай. - Он прижал палец к ее губам, и что-то в выражении его глаз заставило ее умолкнуть. - Я знаком с Рут несколько лет, с тех самых пор, как она вышла замуж. У них с Эдвардом были бурные взаимоотношения, но, несмотря на это, они были счастливы. Когда ее мужа убили, Рут совершенно потеряла голову от горя. Неделями она отказывалась понимать, что Эдвард мертв. Я был только другом, не больше. - Ред внимательно посмотрел на Кэтрин, и впервые она заметила на его лице признаки смущения. - Похоже, - и я виню в этом прежде всего себя, - я стал значить для нее больше, чем человек, которому она может поплакаться в жилетку. Целый год я старался заставить ее делать то, что она действительно хочет, и вернуться в Лондон. У нее свое рекламное агентство. Я был рад, что она решила начать новую жизнь, но не намеревался стать ее частью.
Чувство облегчения охватило Кэтрин. Наконец-то она поняла, что это правда, правда, которая внезапно все изменила.
- Но ты был с ней сегодня вечером!
- А ты была с Карлом, - напомнил Ред.
- Я уже давно его простила, - объяснила Кэтрин. - Мы остались друзьями и, скорее всего, он станет моим зятем. Сегодня я была с ним вместо Женни, которая отказалась пойти в последнюю минуту. У них небольшая размолвка...
- А я пришел, потому что твой отец прислал мне записку, запрещающую появляться там, - сообщил Ред, с чувством удовлетворения приняв объяснения Кэтрин. - Рут же и организовывала этот дурацкий вечер. Твое присутствие в моей квартире отрезвило ее, хотя ей было тяжело отказаться от плодов своего воображения. Между нами никогда ничего не было. Я позволил Рут слишком долго опираться на себя, - произнес Ред задумчиво. - Мы пережили трудные минуты, но я думаю, мы сохранили нашу дружбу. - Внезапно Ред резко повернулся и привлек Кэтрин к себе.
- И все-таки, Ред, почему ты позволил мне уйти?
В его голубых глазах, которые она так любила, казалось, видевших ее насквозь, читалось обожание.
- Мне было обидно обнаружить, что, несмотря на нашу близость, ты мне не доверяешь. - Кэтрин почувствовала, как он тяжело вздохнул. - Я пришел сегодня не потому, что ты ждешь ребенка или по просьбе твоего отца. Я пришел... потому что должен был прийти. - Руки Реда, впервые неуклюжие и неловкие, дрожали, когда он обнял ее. Его голова склонилась на плечо Кэтрин, дыхание обжигало ее. - Боже мой... - Слова вырвались, казалось, из самой души, когда он начал целовать ее волосы.
Кэтрин с трудом удавалось сдержать дрожь желания. Такую же самую дрожь, волны которой пробегали по сильному мускулистому телу Реда.
Руки Кэтрин робко обвились вокруг его шеи - сначала нерешительно, а затем с растущей уверенностью. Она душой и телом стремилась к близости с ним, хотела разделить с Редом все на свете... Повторяла и повторяла его имя... Вдруг Ред слегка отстранился.
- Как ты могла подумать, что я люблю Рут, после того как мы были вместе? - почти сердито спросил он.
"О чем он говорит?" - мелькнула в голове мысль.
- Ты ведь не скрывал, что с моей помощью хочешь отомстить отцу. А когда появилась Рут, ты говорил мне о той власти, которую может иметь над тобой настоящая женщина.
- Настоящая женщина... - произнес он, - это ты, Кэтрин. Кэт Келвей - единственная женщина, которую я когда-либо любил. - Он вдруг хрипло рассмеялся, заметив изумленное выражение на ее лице. - Ты хочешь сказать, что для тебя это так уж неожиданно?
- Ты ненавидишь моего отца, презираешь мою семью, - слабо протестовала Кэтрин.
Ред не собирался возражать.
- Именно поэтому я пережил ад, пытаясь отрицать очевидное. Я пытался разлюбить тебя, верил всем ужасным вещам, в которых обвинял тебя. Ты еще была ребенком, а я уже знал, что когда-нибудь ты станешь моей. Как восхитительна ты была в шестнадцать лет! - Он покачал головой. - Мне стыдно говорить об этом, но я должен был повторять себе снова и снова, что ты еще совсем ребенок. Почему, ты думаешь, я не приезжал почти четыре года? Только на расстоянии я мог доверять себе, - шептал ей он. Он улыбнулся ей, и в улыбке были только ласка и теплота.
Ред провел кончиком пальца по щеке Кэтрин.
- Ты знаешь, почему я приехал на твою помолвку? Это не было совпадением. - Рука Реда стерла одинокую слезу на ее щеке. - Я был на Ближнем Востоке, когда из-за строчки в письме старого друга из Англии потерял покой. Разозлился, узнав о твоих брачных планах. Не мог выкинуть эти мысли из головы. И когда Бернис Ковано, женщина очень умная, спросила меня, что меня беспокоит - сам брак, жених или то, что ты выходишь замуж, - я не мог ответить, и она посоветовала мне выяснить это самому, лично, пока не поздно.
Во время нашей встречи я действовал по наитию. Понимал, что должен увезти тебя подальше от твоей семьи, если хочу добиться чего-нибудь. Если бы я прямо сказал тебе всю правду, то ты либо убежала бы от меня подальше, либо рассмеялась бы мне в лицо. Я хотел добиться тебя, и, если для этого нужно было сыграть роль беспринципного негодяя, я готов был пойти и на это. Честно говоря, я все еще надеялся, что сумею перебороть эту одержимость тобой, избавиться от непреодолимой тяги к тебе. Но я быстро обнаружил, что это невозможно, и признал свое поражение, - продолжил он. - Физически ты откликалась, и я находил в этом успокоение. Я думал, что, если мы будем вместе долгое время, ты полюбишь меня. Пожалуй, мои методы трудно назвать щепетильными...
Светлая радость охватила Кэтрин. Слова Реда укрепили новое для нее чувство - чувство уверенности в себе.
- Я счастлива, что ты не сумел избавиться от этого наваждения, - твердо произнесла она. Ее глаза сияли, когда она сжала в ладонях его лицо. - Я люблю тебя, Ред, и мне стыдно, что у меня не хватило смелости признаться в этом. Я неправильно судила о тебе, но ведь мне с детства внушали Бог знает что! Зная о вашей с отцом взаимной неприязни, я думала, что просто пешка в этой смертельной игре. А в шестнадцать лет я влюбилась в тебя так, что уже не смогла бы полюбить никого другого. Ты должен это знать...
- Кэтрин, я пытался достучаться до тебя всеми возможными способами.
- Но не словами.
Он согласно кивнул.
- Но не словами. Наверное, мы оба боялись быть отвергнутыми.
Ред был так же уязвим, как и она, и сжигаем тем же огнем. Это открытие потрясло Кэтрин.
- Я всегда буду дочерью своего отца, Ред, ты никогда не сможешь об этом забыть, - произнесла она с чувством горечи, слегка затуманившим ее радость.
- Прежде всего, ты будешь моей женой, - сказал он, высокомерно поднимая голову. В его глазах светилась неизбывная нежность, и она предназначалась ей одной. - Я же собираюсь жениться не на твоем отце! Ты понимаешь, что, сам того не подозревая, он сыграл сегодня роль посредника? Думаю, теперь он не будет возражать против нашего брака. Сегодня он рассказал мне о некоторых вещах, которые объясняют, но не извиняют, конечно, его поведение. Оказывается, он любил мою мать. - Ред иронически усмехнулся, увидев неподдельное удивление в глазах Кэтрин. - У меня была такая же реакция. По-видимому, Эвелин не любила его, но он не терял надежды, пока не появился мой отец. Кажется, я очень похож на своего отца... Таков конец этой истории.
- Это не оправдание, - возразила Кэтрин. - Если бы мой ребенок, - она коснулась своего живота, - не был твоим, ты мог бы перенести на него свое разочарование?
- Нет, Кэтти, я бы так не сделал, - спокойно согласился Ред. - Значит, ты мне все-таки доверяешь? Я никогда не позволю другому мужчине украсть тебя, - хрипло предупредил он.
- Но ты не стал меня искать, - напомнила она.
- Гордость, - произнес он, - превратила эти месяцы в ад. Я ждал, когда ты сделаешь первый шаг. Боже, Кэтрин, ты просто сбежала, мало что объяснив. Мне казалось, ты не выносишь меня! Хотя я понимал, что не могла ты быть такой нежной и прекрасной, когда мы занимались любовью, если бы у тебя не было ко мне никакого чувства. - Отчаяние вновь появилось на его лице. - Если бы ты знала, каким это было кошмаром - желать тебя, стремиться к тебе и пытаться убедить себя, что ты этого не стоишь. Я так боялся, что ты нашла кого-то еще... Кэтти, я был очень тронут тем, что стал твоим первым мужчиной. Но я хочу быть последним и единственным.
Жадные губы Реда впитывали теплоту и нежность ее уст, как будто он не мог ими насытиться. Она страстно отвечала ему, такая же жажда сжигала и ее.
Когда они, наконец, пришли в себя, оба были сильно взволнованны.
- Ребенок, Кэтти, - что ты к нему чувствуешь?
- Когда я думала, что это все, что у меня осталось от тебя, ребенок стал для меня всем на свете. А теперь ты и ребенок - это мой мир, моя жизнь. А что чувствуешь ты?
- Я счастлив от мысли, что ты ждешь от меня ребенка. - Он откинулся назад и притянул ее к себе. - Ну что, уже заметно? - с любопытством спросил он, поглаживая ее упругий живот.
- А ты сам как считаешь? - спросила Кэтрин с улыбкой.
- Знаешь, как ты мне нужна, крошка? - хрипло прошептал Ред.


Читать онлайн любовный роман - Самая большая ошибка - Рэдкомб Люси

Разделы:
Пролог

Ваши комментарии
к роману Самая большая ошибка - Рэдкомб Люси



Можно скоротать время)
Самая большая ошибка - Рэдкомб ЛюсиАлиша
8.11.2012, 10.39





Весь роман построен на оскорблениях героев друг друга. Героиня говорит одно, делает другое, сама себе противоречит. А он молодец все спланировал и увез её, переспал с ней, она как обычно не верит ему уходит, в итоге мир дружба печенюшка. Так вечер провести можно за чтением 7 баллов
Самая большая ошибка - Рэдкомб Люсианя
20.11.2012, 4.53





Страсти кипят!!!!Супер!!!!
Самая большая ошибка - Рэдкомб ЛюсиВера Яр.
24.11.2012, 20.57





класс комментарии Ани,аж захотелась почитать
Самая большая ошибка - Рэдкомб Люсизара
5.06.2013, 8.18





Мне нравится книга, хотя постоянные перебранки и явное отсутствие воспитания у обоих героев мешали получать удовольствие от их мучений.
Самая большая ошибка - Рэдкомб ЛюсиЕлена
13.09.2014, 14.59





8
Самая большая ошибка - Рэдкомб Люситася
13.09.2014, 19.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100