Читать онлайн Маскарад любви, автора - Рэдкомб Люси, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад любви - Рэдкомб Люси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад любви - Рэдкомб Люси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад любви - Рэдкомб Люси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэдкомб Люси

Маскарад любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

На следующее утро Дорис проснулась с тяжелой головой и в подавленном настроении. Взглянув на часы, она отметила, что уже довольно поздно, и огорчилась. У нее даже не будет возможности осмыслить события вчерашнего дня. Она обещала своей подруге Кетлин посидеть с ее маленькой дочкой, пока та сбегает в парикмахерскую.
Бедная Кетлин сейчас, как никогда, нуждалась в поддержке и помощи. Материнство, уверяла она, лучшее средство для старения, а постоянный дефицит сна неминуемо ведет к одряхлению.
Вспоминая комментарии подруги, Дорис решила, что с удовольствием поменяла бы на все невзгоды Кетлин причины собственной бессонницы.
Когда появилась подруга, Дорис уже успела привести себя в порядок и приготовить кофе. Малютка спокойно спала в коляске, не подозревая о том, что мама скоро покинет ее.
– Послушай, ты уверена, что справишься?
В ответ Дорис красноречиво вздохнула и подтолкнула Кетлин к дверям, напомнив той о быстротечности времени.
– Не думаю, что у Джулии произойдет нервный срыв, если ее мама немного времени посвятит себе. Обещаю не забыть, с какого конца кормить ребенка, – торжественно заверила она Кетлин. Уходя та порывисто обняла подругу:
– Буду не позднее одиннадцати.
– Попробуй расслабиться и отдохнуть, – крикнула ей вслед Дорис, улыбаясь собственной наивности.
Зная любовь Кетлин к вечеринкам, нельзя было не удивляться переменам, произошедшим с ней за не такое уж долгое время.
Она только собралась выпить чашечку кофе, как зазвенел дверной звонок. И Дорис направилась к двери, вслух поругивая безалаберную приятельницу:
– Кетлин, Кетлин, что ты ухитрилась забыть такое нужное, что даже возвращаешься. Или ты все же не доверяешь…
Закончить фразу она не смогла, остолбенев от изумления: в дверном проеме стоял Брюс.
– Это точно, не доверяю, – подхватил он ее тираду, адресованную Кетлин. – Что ваш приятель тоже, наверное, с норовом? Отношения между партнерами, при условии, что у одного сексуальный аппетит сильнее, чем у другого, простыми быть не могут.
– Уходите! – Ее попытка захлопнуть дверь вызвала у Брюса недовольство. Тогда она повернулась и пошла в гостиную, оставив его в прихожей. – Вы не имеете права вламываться сюда, – бросила она через плечо.
– Неужели вы думаете, что я позволю ситуации застыть на достигнутой вчера точке? – Эти слова он сказал хрипло, скрипнув зубами. Через секунду он уже оказался в комнате и с искренним любопытством разглядывал окружающую обстановку. – Не знаю, о чем вы думали вчера, скрываясь с места событий, как в скверной мелодраме. Временами вы ведете себя до противности инфантильно!
– Не надо на меня орать, я не глухая, – дала она ему отпор. – Меня не интересуете вы и все, что с вами связано. Я покинула ваш дом, потому что у вас не было желания до конца выслушать меня… Вы меня вообще никогда не слушаете, – добавила Дорис, встревоженная тем, что, несмотря на обвинительный тон ее выступления, голос стал предательски дрожать.
Вдруг ей показалось, что ее комната выглядит очень примитивно – этот человек с его неуемной жизненной энергией подавлял, делал банальным все, что находилось рядом с ним.
– Так вы все еще намерены добиваться большего, чем то, что было предложено мной? Имейте в виду, я могу всерьез увлечься шкуркой прелестной лисички, – Брюс выразительно посмотрел на копну ее огненных волос, – но это вовсе не означает, что я намерен представить ей место у семейного очага. Мне надоели ваши игры, я утомился от них. Я предложил вам вполне определенные условия, и чем быстрее вы их примете, тем быстрее каждый из нас получит то, что он хочет.
То, что хочет? Да разве в голову ему может прийти то, чего хочется ей. Нет, то, о чем она страстно мечтает!
– Я буквально опустошена и очень устала. Уж очень нудное это занятие – служить раздражителем для последнего из величайших деспотов нашего времени. – А потом добавила уже значительно злее: – Вы так толстокожи и невежественны, Брюс Кейпшоу, что до вас не может дойти такая простая истина: я просыпаюсь по утрам вовсе не с вашим именем на устах и мысли мои тоже не о вас. И засыпая, я думаю о чем угодно, только не о вас.
Дорис не могла не отдавать себе отчета, что ведет себя как истеричный подросток… или как влюбленная женщина. Последнее сравнение ей услужливо подбросил ее внутренний голос.
Брюс сжал кулаки, и женщина физически ощутила флюиды, идущие от его мощного тела.
– Вам что, доставляет какое-то извращенное удовольствие издеваться надо мной? – В голосе Брюса было столько искреннего осуждения, что Дорис просто растерялась. О чем он вообще говорит? – спрашивала она себя. А он между тем продолжил: – Признаюсь, я говорил сам себе: что ты удивляешься? Разве ты не представлял с кем имеешь дело? С обыкновенной маленькой сучкой. Единственное, в чем я хотел бы убедиться, так это в том, что сердце у вас не на месте так же, как и у меня. Я хочу знать, больно ли вам так же, как и мне! – Брюс заметил на ее щеках румянец и замолчал.
– Зачем вам знать, что у меня на сердце? Уверена, что вчера вы решили все ваши проблемы в обществе очаровательной Милдред… – Слова вырвались у нее в запале. И в глазах Брюса она увидела удовлетворение.
– Вас это так глубоко задело, – поинтересовался он, напустив на себя безразличие.
– Совершенно нет! Просто пришлось к слову. Прошу вас, уйдите. Сейчас должен возвратиться Лэм.
– Лэм! Лэм? Лэм… – Это простое имя он повторял с разными интонациями, но все они не сулили его обладателю ничего хорошего.
Когда он сделал шаг в направлении Дорис, она даже не успела испугаться, потому что в этот момент из спальни донесся детский плач.
– Что это? – с неподдельным изумлением спросил Брюс. Гнев и злость в его глазах уступили место растерянности.
– Вот видите, что вы наделали! – вскричала Дорис, глядя на него в упор. – Вы разбудили малышку.
– Малышку? – спросил он в полном недоумении.
– Это такое маленькое создание, мистер Кейпшоу, которое требует огромной любви и терпения. Мне жаль, что вам не довелось испытать все муки и радости, связанные со становлением человечка, и эти ощущения вам неведомы. – Дорис одарила Брюса всепрощающей улыбкой и направилась к коляске, установленной в спальне перед камином. Она извлекла оттуда орущий комочек и, глядя в раскрасневшееся от напряжения личико, проговорила:
– Ну что, этот ужасный дядя разбудил тебя?
Брюс не оставался в долгу.
– Между прочим, вы орали гораздо громче, чем я! – При этом он подозрительно уставился на женщину.
– Чей это ребенок?
Дорис не глядя на него принялась успокаивать Джулию.
– Уж не думаете ли вы, что мой? Если бы это было так, то родиться он был должен уже после нашей первой встречи. И вы вряд ли бы не заметили моего интересного положения. К тому же я была в купальнике. – В противном случае в длинный перечень обвинений в ее адрес он с удовольствием бы внес: распутная мать-одиночка, подумала она.
– Так где же этот… как его там… Лэм?
– А зачем он вам? – Дорис рассмеялась, представив себе лицо своего друга, узнай он, что стал героем вымышленного любовного приключения. – Кстати, знаете, чем он принципиально отличается от вас: он не лишен чувства ответственности. – Брюс понял ее намек по-своему. Голова его дернулась, как от удара.
– У вас очень злой язык! – тихо сказал он.
Дорис стало неудобно за вырвавшиеся у нее обидные для Брюса слова. В том, что он безответственный отец, его обвинить было нельзя. И она тут же постаралась загладить свою вину.
– Простите, я считаю, что вы очень внимательно относитесь к воспитанию Пола, а он отвечает вам сыновней любовью. – Она волновалась, говоря это. Брюс собрался произнести что-то, но Дорис перебила его: – Мне пора кормить ребенка.
Она повернулась спиной к нему, и вовремя, потому что на глаза у нее навернулись непрошеные слезы. Когда Дорис возвратилась из кухни с бутылочкой подогретой молочной смеси, от слез не осталось и следа, зато опять появилось желание дерзить Брюсу.
– Вы все еще здесь? – спросила она с сарказмом и осеклась.
Он стоял над коляской и внимательно рассматривал малышку, как бы стараясь найти знакомые черты. Брюс смутился, когда она застала его за этим немужским занятием.
– Смотрите, смотрите, я могу подождать, – сказала Дорис смиренно.
– Вот уж никогда не думал, что терпение может быть одним из ваших достоинств, – в тон ей ответил Брюс.
– Как видите…
– Это доказывает, что в каждом человеке можно отыскать что-нибудь хорошее. В вас, например, любовь к детишкам…
Дорис взяла малышку на руки и села в кресло. Проголодавшаяся Джулия стала искать материнскую грудь, при этом громко чмокая. Она сначала ткнулась в шею, потом в грудь Дорис. Та рассмеялась:
– Я бы не возражала, дорогая, но мама оставила тебе кое-что повкуснее.
На какое-то время, занявшись ребенком, Дорис забыла о существовании непрошеного гостя. На ее лице появилось новое просветленное выражение, а он неотрывно смотрел на нее с застывшей полуулыбкой.
Когда Дорис, наконец, подняла глаза, то поймала взгляд Брюса, от которого у нее перехватило дыхание, и она растерянно замерла.
К действительности ее возвратил писк ребенка.
– Мне надо поменять ей пеленки, – сказала она, укладывая девочку на кровать. А вы, пожалуйста, идите домой. Здесь вам делать нечего.
– Я уйду тогда, когда получу то, за чем пришел, – оповестил ее Брюс напряженным голосом, заставившим ее повернуть к нему голову.
– Но я же сказала вам, что скоро возвратится Лэм, и может возникнуть неловкая ситуация.
– Пусть возвращается. Я как раз собираюсь сообщить ему, что вы скоро переедете отсюда. Где он шлялся, когда вы болели и нуждались в помощи? – Возмущение Брюса было столь неподдельным и искренним, что просто поражало. Неужели он так переживал из-за нее?
Дорис уложила в коляску засыпающего ребенка и, повернув лицо к Брюсу, твердо сказала:
– Я останусь здесь. А вы поезжайте в свои владения и там ведите себя как тиран. Здесь это не пройдет.
– Вы никогда не сможете простить мне, что я купил Блэквуд. – Ей подумалось, что любовь к дому связана неразрывно с теми, кто там обитает или обитал. – Я могу понять тех, кому дорог родной очаг и все, что с ним связано, – продолжил свою мысль Брюс. – Я заботился о нашем доме.
– Тогда почему же вы не постарались вернуть его, вместо того чтобы покупать Блэквуд? – Дорис интересовал его ответ, потому что нетрудно было представить, что дом, оказавшийся в руках мачехи, он забрал бы назад с превеликим удовольствием. И неожиданно она добавила: – И тогда вы не влезли бы в мою жизнь.
Его глаза блеснули, но он ответил на вопрос:
– Моя обожаемая мачеха решила получить за усадьбу большую страховку. Но в страховой компании ей не поверили, что пожар, не оставивший камня на камне от строений, произошел сам по себе.
– Вы уверены, что она способна на такой шаг, что все это не игра случая?
– Не будьте наивны, Дорис, – горько усмехнулся Брюс. – Доказать преступление не смогли, не хватило улик. Но никто не сомневался, что оно имело место. Кстати, она не прогадала, заработав хорошие деньги на восстановлении усадьбы. Не исключено, что это и было ее изначальной целью. – Привычным жестом он запустил пятерню в свои густые волосы и злобно изрек: – Дальновидная стерва! Я не желаю о ней знать, но вряд ли она бедствует. Вы могли бы воспользоваться ее богатым опытом.
Дорис стало дурно от приступа негодования, вызванного очередным голословным обвинением. Как же он должен ее презирать и ненавидеть, если наделяет самыми мерзкими и отвратительными чертами, не давая при этом ни малейшего шанса оправдаться или просто объяснить что к чему. Колени Дорис подогнулись, и она опустилась в ближайшее кресло. Было самое время переменить тему.
– Как Пол? Ему нравится в новой школе?
Брюс, посмотрев на Дорис с удивлением, заметил на ее лице отсутствующее выражение, словно она унеслась мыслями куда-то очень далеко и вопрос ее был просто данью вежливости.
– Я не хотел бы сейчас говорить о Поле.
– Ну, конечно, жизнь вашего сына – не моего ума дело! – в голосе Дорис было столько горечи и обиды… – Даже если Милдред и мать Пола, то она его не любит… Она просто не умеет любить… А я умею и люблю! Ну почему мне так не везет с мужчинами по фамилии Кейпшоу?
– Послушайте, Дорис! Постарайтесь быть справедливой. Как я могу позволить ему привязаться к вам, если вы в любой момент можете исчезнуть навсегда, оставив его с занозой в сердце. Ему ведь нужна мать, а не подружка! – добавил он жестко.
– Ну, естественно, куда уж мне, я не подхожу ни по каким параметрам! Но неужели вы собираетесь рассказать мальчику историю его появления на свет. Пол же возненавидит женщину, подарившую ему жизнь. Зачем вам это?
Впервые Брюс избегал смотреть ей в глаза, однако вопрос, заданный им, поразил ее своей бестактностью:
– Почему у вас нет детей? Я наблюдал, как вы обращаетесь к этой малышкой, и понял, что вы их любите.
– Считаю, что от родов безвозвратно портится фигура, – заявила она с деланным легкомыслием, резко контрастировавшим с общей тональностью их разговора. Но она понимала, что этот вопрос может перевести беседу в опасное русло. Ее ответ откровенно разозлил Брюса, и она сочла нужным смягчить его: – Просто как-то не получалось! – Да, появление у нее в браке с Дейвом ребенка было бы равносильно непорочному зачатию.
– Я не имел возможности видеть Пола, когда он был совсем маленьким. Его мать прятала его от меня, набивая будущую цену.
– Как же вам везло на женщин!
Дорис сделала попытку встать, но он быстрым движением руки удержал ее на месте. На лице его появилось извиняющееся выражение, и она задумалась, что бы он мог поставить себе в вину в отношении ее, какие его мучили угрызения совести?
– Нет, Дорис, на женщин мне не везло, – просто сказал он. Появившаяся на его губах улыбка была такой необыкновенной, что Дорис даже сощурилась, представив себе, каково тем, кого он решил пленить своим обаянием. – Не заключить ли нам перемирие? – неожиданно предложил Брюс.
– С чего бы это? Что вы сделали такого, чтобы я вдруг изменила свое отношение к вам?
– А очень просто, мы смогли бы более приятно проводить время вместе. – Его низкий, интимно звучащий голос обволакивал Дорис, лишая воли. Она обреченно вздохнула – опять он нагло, в открытую заявляет на нее свои неизвестно откуда взявшиеся права. Но она не могла не признать, что оборону держать сможет недолго.
– Вы не раз давали мне понять, что для вас не существует такого понятия, как «чувства», поэтому, надеюсь, это наш последний разговор. – Но его пронзительный взгляд рушил внутри нее какие-то преграды, и поток нерастраченных чувств уже грозил вырваться на свободу.
Брюс легко опустился на колени рядом с креслом, в котором сидела Дорис.
– На меня удивительно подействовала сцена, когда вы держали на руках ребенка, а он искал вашу грудь. – Голос Брюса дрожал от возбуждения, глаза уперлись в полные, слегка колыхавшиеся груди Дорис, обтянутые тонкой тканью джемпера. – Я завидовал ему. Я хочу попробовать вас на вкус, почувствовать вашу реакцию на мои прикосновения…
– Не-ет! – Дорис попыталась его оттолкнуть, действуя скорее инстинктивно, боясь, что он может прочитать в ее глазах желание, ничуть не меньшее, чем его собственное.
Он обхватил ее и стал пригибать к себе, пока его лицо не оказалось между ее грудями. Дорис вскрикнула и запустила пальцы в его густые темные волосы. Теперь ею владела всего одна мысль – скорее бы он взял ее жаждущее любви тело. Она желала его прикосновений и ласк, несущих удовлетворение – она не сомневалась в этом – не только ему, но и ей.
– Дорис, ну скажи же, что ты меня хочешь! Я мечтаю услышать, как эти слова слетят с твоих сладких губ!
– Да, Брюс, я тебя хочу. – Она с трудом узнала собственный голос.
Из глубины его тела исторгся громкий триумфальный рык самца.
– Ты удивительная! С первого момента, как я увидел тебя, мне до боли захотелось обладать тобой, каждым дюймом твоего тела… – Он целовал ее полуоткрытый рот жестко и требовательно и говорил, говорил низким голосом. Дыхание его стало таким же частым, как у нее. – Я думал, что сумею подавить вожделение, но оно нарастало, крепло и стало жить как бы своей собственной жизнью. – Его руки проскользнули под ее джемпер, кончики пальцев коснулись ее грудей.
Великая женская интуиция подсказала Дорис, что он так уверенно ведет себя сейчас потому, что мысленно проделал все это не один десяток раз. Он предвкушал, как будет раздевать и соблазнять ее! Эта мысль опьяняла Дорис. Она смотрела на него со смесью страсти и страха в глазах…
Звонок звонил уже не в первый раз, когда они осознали, откуда происходит этот противный звук.
– Это, наверное, Кетлин – мама малышки… Она не уйдет, здесь ее ребенок! – Дорис бросилась к дверям, но Брюс перехватил ее.
– Подожди, куда ты в таком виде? Приведи себя в порядок.
Наконец она открыла дверь.
– Что случилось? – закричала перепуганная Кетлин. – Я уже стала впадать в панику. – Но она не была бы женщиной, если бы, бросив взгляд в зеркало и оглядев себя, не спросила: – Ну что, я тебе нравлюсь? Слушай, а как вел себя мой ангелочек?
– С Джулией все в порядке, один раз я поменяла пеленки и один раз покормила.
И тут Кетлин остолбенела от удивления, узрев вдруг незнакомого мужчину.
– Здравствуйте…
– Кетлин, это Брюс Кейпшоу… – Дорис заметила скрытый вопрос в остром взгляде подруги и сочла нужным пояснить причину появления его здесь. – Мистер Кейпшоу купил Блэквуд у Патрика.
Брюс протянул руку и выдавил из себя дежурную улыбку.
– У вас очень хорошенькая дочь, Кетлин… такая же, как и ее мама.
Господи! – закатила глаза Дорис, ну неужели он не мог убраться попросту, не сморозив такую банальность. С неприятным удивлением она отметила, что в ответ на столь неуклюжий комплимент Кетлин по-девчоночьи захихикала. Когда молодая мама наклонилась к ребенку, Брюс заговорщически подмигнул Дорис. Она собиралась было надуться, но признала, что вел себя Брюс довольно симпатично.
Кетлин, бросая на подругу выразительные взгляды, заспешила и отказалась от предложения задержаться и выпить чего-нибудь.
– Я позвоню тебе, – пообещала она Дорис так многозначительно, что та чуть не рассмеялась. Возвратившись в комнату, после того как закрыла дверь, она услышала наглое заявление Брюса:
– По-моему, твоя подруга положила на меня глаз.
– Возможно. Потому что все то, что в штанах, с детства приводило ее в трепет, вне зависимости от внешних данных и богатства внутреннего мира.
– Почему ей не показалось странным, что ты принимаешь постороннего мужчину в квартире Лэма, когда того нет? – Этот серьезный вопрос был задан серьезным тоном.
Она вздохнула и приняла важное решение.
– Я хочу сказать вам кое-что о Лэме.
– Нет, только не сейчас! – воскликнул Брюс. – Сейчас не надо! Меня не интересуют твои любовники, так же как тебя не должны интересовать мои приятельницы.
– Вы не поняли меня… – Но Дорис не успела закончить фразу.
Двигаясь как лунатик, она направилась к Брюсу, когда он ее поманил. Поймав руку Дорис, он потянул ее вниз на коврик и сам опустился рядом на колени. На камине стоял букет осенних роз, и их насыщенный запах всегда возникал в ее мозгу, когда потом Дорис вспоминала этот момент. Она чувствовала, наверное, то, что ощущает человек, захваченный смерчем. Волосы ее растрепались, сердце громко стучало в груди.
– Я хочу раздеть тебя. – Он облизнул пересохшие губы, в глазах затаилась странная мольба о помощи.
– Я помогу тебе, дорогой, – прошептала она, удивляясь сама себе.
Из его груди вырвался стон. Трудно было сказать, кто кого раздевал, но уже через минуту оба оказались абсолютно нагими.
Дорис купалась в сладострастном восторге, когда его губы дразнили и терзали розовые соски ее грудей, ставших вдруг средоточием чувственности. Он по очереди ласкал каждую из них, и чувство обладания этими сокровищами переполняло его восторгом. Тело Дорис сотрясали волны экстаза, когда он касался его в самых чувствительных точках. Он представлялся ей сейчас восхитительным хищником, в объятиях которого она чувствовала себя в безопасности! Она повторяла его имя, а он прижимался к ней все теснее. Его руки и губы скользили по ее телу, доставляя огромное чувственное наслаждение. Дорис задыхалась, потому что не могла набрать в легкие достаточно воздуха.
– Брюс, я не вынесу…
– Нет, это я не вынесу, я пьянею от твоего аромата, от твоего вкуса. – Он приподнялся над ней, и она замерла от зрелища его мужского великолепия. Он был готов к любовному сражению. – О Дорис, я заставлю тебя забыть всех, кого ты знала раньше, – бормотал он страстно…
И несмотря на то что чувство реальности покинуло ее, Дорис, внутренне усмехнувшись, подумала, что нельзя забыть того, чего не было вообще.
Руки Брюса скользнули под округлости ее ягодиц, он стал поднимать их вверх. Порыв желания затопил затаившиеся в ее душе страхи. Она чувствовала его своей нежной кожей – это было великолепное ощущение. Но разве можно было сравнить что-либо с тем моментом, когда он вошел в нее! Веки Дорис опустились в сладкой истоме, и она не могла увидеть недоумение и ужас, вспыхнувшие в глазах Брюса. Ощущения поглотили ее. Сила страсти нарастала; в реальности все было мощней и острее, чем она себе воображала. Наконец в избытке чувств Дорис закричала, боясь задохнуться от переполнявших ее эмоций. Взрыв животной страсти заставил ее вцепиться ногтями в спину Брюса, и она не отпустила его, даже когда сама любовная игра завершилась.
И как следствие эмоционального взрыва, она без всякой видимой причины заплакала. Она рыдала, утирая слезы тыльной стороной ладони.
И только тут Дорис впервые ощутила, какой грубой была ткань коврика, давшая приют их любви. Она провела рукой по бедру Брюса, наслаждаясь эластичностью его кожи. А он, неожиданно больно схватив ее за запястье, притянул к себе и посмотрел в глаза.
– Мне кажется, ты должна объяснить мне кое-что. – Он своими бедрами обхватил ее стройную ногу, как бы взяв в плен. Ей совсем не хотелось говорить, она все еще пребывала во власти только что изведанных чувств.
– Не понимаю, что ты имеешь в виду…
Брюс не сомневался, что она хитрит, и решил добиваться правды и только правды.
– Скажи мне, как могло произойти, чтобы вдова, известная своими многочисленными похождениями, досталась мне нетронутой? Не скрою, мой личный опыт соблазнения девственниц маловат.
Дорис почувствовала, как место всепоглощающего счастья заняла жгучая обида. Совсем не этого ждала она сейчас от Брюса. Все возвращалось на круги своя. Опять он все портит, подумала она.
– Означает ли твое неудовольствие, – спросила она, – что, знай ты об этом прискорбном факте, ничего бы просто не случилось?
Он обмотал ее волосы вокруг своей ладони, на лице его появилась странная смесь самоиронии и жестокости.
– Если бы я мог догадываться об этом, то принял бы совершенно другое решение. Какое, это теперь останется вопросом теории. И все же, Дорис, я жду объяснения.
– Может быть, мне еще и извиниться за то, что не поставила вас в известность, с кем вы имеете дело?
Пронзительно вскрикнув, Дорис вырвалась из его рук и побежала в спальню. Хотя в окно пробивались теплые лучи солнца, ее знобило. Она накинула халат и присела на край кровати. Чтобы хоть немного прийти в себя, стала разглядывать кончики пальцев.
– Я жду, – услышала она требовательный голос.
Он стоял в дверном проеме.
– Что еще не так, Брюс? Вас обескуражило то, что я играла не по вашим правилам, но это дело поправимое. Можете не беспокоиться, я не собираюсь учинять вам скандалы.
Он сел рядом с ней на кровать, которая жалобно скрипнула под его тяжестью, и еще раз с монотонной нудностью повторил:
– Ну так как же ты объяснишь мне все это? Стало быть, ты не делила это скрипучее ложе с Лэмом?
– Лэм сейчас в Канаде, у него там невеста. – Дорис сделала это признание тихим, но твердым голосом. Она достала из кармана халата платок и прозаически высморкалась. – Он оставил меня присматривать за квартирой.
– Думаешь, все это смешно, – вдруг громыхнул Брюс, – заставлять меня терзаться из-за твоих, как оказалось, мнимых похождений? Ты делала из меня дурака!
– А, вот в чем дело? Неужели это самое главное из того, что произошло между нами? Ах, ах, ах! Всемогущий Брюс Кейпшоу оказался в дураках. – Голос Дорис поднялся на целую октаву выше обычного.
– Сядь. – Брюс толкнул Дорис на постель, когда она попыталась привстать. – Что будет, если я тебе врежу и выкину в том, в чем ты есть, на улицу… чтобы ты не вела себя впредь как самодовольная маленькая идиотка.
– Мне кажется, вы делаете из мухи слона, – сказала Дорис нарочито небрежным тоном и отметила, как он побледнел от гнева.
– Значит, это пустяк для тебя?!
– Может, вы успокоитесь, если я пообещаю во всеуслышание подтвердить вашу репутацию непревзойденного любовника?
– О нет! Кому нужны комплименты бывшей девственницы! Хотя, не могла бы ты все же объяснить, как, побывав замужем, ты ухитрилась ею остаться?
– Могу, – коротко согласилась Дорис. – Дейвид стал импотентом еще до нашего брака. Это было следствием его болезни.
– И ты об этом знала? Знала еще до?.. – тихо спросил Брюс.
– Конечно, Дейвид был откровенен со мной.
– Вот ведь старая эгоистичная сволочь! – Он произнес эти слова так, что голова Дорис вздернулась от возмущения.
– Какое вы имеете право… – начала она.
Он явно не слышал ничего, что она говорила, потому что был погружен в свои мысли.
– Зачем ты пошла на это? Зачем?
– Я его любила. Он был так добр ко мне, научил меня многому хорошему. Чувство благодарности к нему перевесило все остальное.
– Доктор рассказал мне, сколько тебе досталось. Это была непосильная ноша. Выходит, все ваши деньги ушли на лечение, не так ли?
Возможно, хоть теперь, понадеялась Дорис, до него дойдет, как он был не прав, считая ее любительницей легкой наживы, искательницей приключений, попросту шлюхой. Ей пришло в голову, как мерзко по сути своей слово «переспать». А ведь Брюс заявлял не раз, что она хочет «переспать» с ним, чтобы завладеть его чековой книжкой.
Между тем его самоирония затухала, а ярость набирала силу. Он, считавший себя крупным знатоком психологии, оказался одурачен маленькой девственницей.
– Ну какого черта ты мне не сказала обо всем раньше! – воскликнул он в сердцах.
– Не видела в этом какого-либо смысла! – парировала она. – Все равно вы не поверили бы ни одному моему слову. Вы же меня приговорили и распяли с первого момента нашей встречи.
– Будь ты проклята… ведь это ты заставила меня так думать о тебе!
– Мне просто не хотелось огорчать вас. По-моему, предполагать гадости обо мне доставляло вам какую-то извращенную радость. А может, вас возбуждают только потаскухи? С порядочными вам скучно, и вы теряете форму.
Дорис сыпала обвинения и домыслы как из рога изобилия. Он долго порывался вставить хоть одну фразу и наконец, ему это удалось.
– И в качестве страшной мести собственного изготовления ты решила всучить мне свою невинность и теперь станешь болтать за чашкой кофе с подружками об еще одном старом дураке.
Ей не верилось, что Брюс способен мыслить так примитивно. Куда пропал его тонкий интеллект?
– Право похвастаться в компании очередной победой я оставляю за вами. Мне такое поведение несвойственно. – Голос Дорис был крайне холоден. Сейчас ей очень хотелось, чтобы как можно скорее Брюс ушел. Она не доверяла себе в его присутствии и в то же время не хотела бы вновь попасть под его влияние, поэтому предпринимала отчаянные попытки вывести его из равновесия. – Я буду молчать и еще по одной причине. Мне было бы стыдно кому-нибудь признаться, что я разделила постель с вами. – И тут же подумала: хороша постель – пыльный коврик на полу!
Брюс никак внешне не реагировал на выпады Дорис. Но глаза его замерли на ее обнажившемся плече, когда она инстинктивным движением отбросила назад копну волос.
Наконец, словно выходя из спячки, Брюс медленно произнес:
– Думаю, мне лучше уйти.
– Отлично, – согласилась Дорис, ощущая, как он буквально отдирает свой взгляд от ее голого плеча. Он никогда не простит меня, думала она, за то, что, по его понятиям, я оскорбила его, оставив в дураках. Что бы она ни чувствовала по отношению к Брюсу, их, увы, не связывало ничего, кроме того, что произошло на коврике. Да и он много раз говорил ей фактически то же – ему нужно было ее тело… и все!
Несчастная, отвергнутая женщина смотрела ему вслед, когда он выходил из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маскарад любви - Рэдкомб Люси

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Маскарад любви - Рэдкомб Люси



Даже не знаю как назвать это. Герои что-то с чем-то. Весь роман спорят, ругаются, а сути как таковой нет. Короче не читайте. Бред сплошной.
Маскарад любви - Рэдкомб ЛюсиАнна
26.03.2013, 14.18





полностью поддерживаю
Маскарад любви - Рэдкомб Люсинадежда
20.04.2015, 22.42





Все-таки прочла и полностью согласна с предыдущим комментарием. Это не первый ЛР,rnв котором ГГ-ой оскорбляет,ругает ГГ-ю, аrnона все равно его любит и не может устоять перед ним.И вдруг оказывается,что он тожеrnлюбит, а гнобил от избытка чувств.Бред.
Маскарад любви - Рэдкомб ЛюсиТесса
20.11.2015, 20.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100