Читать онлайн Исполнение желаний, автора - Рэдкомб Люси, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исполнение желаний - Рэдкомб Люси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исполнение желаний - Рэдкомб Люси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исполнение желаний - Рэдкомб Люси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэдкомб Люси

Исполнение желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– Прекратите. – Должно быть, она ошиблась.
К счастью, перед тем как просветить Сесил, Уэйн-старший предложил ей сесть, иначе она грохнулась бы на пушистый ковер.
Сказать Ралфу, что она о нем думает? И мечтать нечего. Потом она горько пожалела бы о своей глупости.
– Вы хотите, чтобы я спала с вашим сыном?
Ее догадка не рассмешила, но и не разгневала Ралфа.
– Я этого не говорил.
– Но намекали! – Кажется, она должна была предложить себя Го, чтобы как-то повлиять на него. Похоже, возмутительные предложения были фамильной чертой Уэйнов.
– Вы очень проницательная молодая женщина, мисс Киган. Мне это нравится. – Он посмотрел на нее с одобрением и довольно улыбнулся.
– Думаю, я неподходящий материал для… – сухо начала она.
– Признаю, что в прошлый раз я слегка поспешил с выводами. Мне не хотелось, чтобы мой сын одним махом получил готовую семью.
– Могу заверить вас, что я не ищу богатого мужа.
– С тех пор я пристально наблюдал за вами. – Успокоил, называется, хмуро подумала она. – То, что я увидел, произвело на меня сильное впечатление.
Этому фарсу пора положить конец, решила Сесил.
– Знаете, вы неправильно оценили ситуацию. Го уезжает не из-за меня, – серьезно сказала она. Выходит, даже великие мужи не застрахованы от ошибок.
При мысли о разлуке сердце Сесил сжал стальной обруч. Она понимала, что не переубедила Ралфа. Разве можно переубедить человека, который привык считать себя непогрешимым? Когда Сесил получила приказ явиться в кабинет большого босса, она решила, что ее либо уволят, либо прочитают нотацию и потребуют немедленно оставить Го в покое.
– Вы не из тех женщин, с которыми он обычно имеет дело. – Видимо, отец Го считал этот аргумент решающим, но Сесил так и не поняла почему. – Он убежден, что любит вас. Это видно невооруженным глазом.
– Ваш сын не любит меня. – Она сумела сказать это, не покраснев; к несчастью, сердцем Сесил владела хуже, чем лицом. Понимание этого причиняло ей боль.
Ралф Уэйн неторопливо кивнул, признавая, что она может быть права. Ему и в голову не приходило, насколько это бестактно. Через секунду раздражение Сесил стало еще сильнее.
– Однако он может думать, что влюблен. Он не привык к отказам.
Выходит, плохие у него шпионы… Отказам! Еще немного, и у нее началась бы истерика.
– Говард принял это решение еще до своего возвращения в Бостон.
– Ха! – воскликнул Ралф. – Он делился с вами; я так и думал. Го никогда ни с кем не делится. Вот вам и доказательство.
– Доказательство чего?
– Того, что он испытывает к вам серьезное чувство.
– Я не имею на вашего сына никакого влияния.
– Тем не менее, ваше влияние на него сильнее моего. – Только тут Сесил поняла всю глубину его досады и тревоги. – Я прошу вас воспользоваться им, чтобы не дать моему сыну совершить ужасную ошибку. В конце концов, он скажет нам за это спасибо.
– Не думаю, что Го скажет спасибо тому, кто устроит против него тайный заговор. – Легко представить себе, что случится, если он узнает об этой маленькой беседе…
– Заговор чересчур сильное слово.
– Но точное, – стояла на своем Сесил.
Было видно, что Ралф Уэйн не привык просить. Неожиданно Сесил почувствовала к нему симпатию. Должно быть, ему было очень трудно поступиться гордостью и призвать ее на помощь. Наверное, он потерял надежду уговорить Го остаться. Однако Сесил решила не давать воли этой симпатии, ведь за внешностью заботливого отца скрывается беспощадный человек, который ради достижения своей цели готов на все.
– Не думаю, что это решение далось Го легко.
– Вы хоть знаете, насколько он талантлив? – спросил Ралф, стукнув кулаком по столу. – Его ждет блестящее будущее. А он готов все бросить! И ради чего? Ради какой-то пыльной пустыни! – презрительно бросил он. – Неужели вы не понимаете, что это нелепо? Каприз, и ничего больше Вы сами-то хотите, чтобы он уехал? – Сесил отвернулась, но сделала это слишком медленно. – Я так и думал. – Он удовлетворенно фыркнул.
– Мои желания не играют здесь никакой роли.
– Вы любовники?
Сесил собрала остатки достоинства и встала.
– У вас как работодателя много прав, но право задавать подобные вопросы к ним не относится.
– Не обижайтесь, дорогая. – Переход от оскорбительного тона к тону доброго дядюшки был совершен с умопомрачительной скоростью. – Если мужчина вам нравится, почему бы не побороться за него? В вашем арсенале есть оружие, которым я не обладаю.
У Сесил гневно раздулись ноздри. Она не собиралась верить улыбке крокодила.
– Думаю, мне лучше уйти, – решительно сказала она.
– Ребенок… дитя… заставит Говарда понять, в чем состоит его долг.
Сесил застыла на полпути и обернулась к человеку за широким письменным столом, побледнев от изумления.
– Вы всерьез думаете, что я могу забеременеть, чтобы удержать Говарда?
– Это должно было прийти вам в голову.
– Вы так думаете?
– В положении женщины есть недостатки: отсутствие системы дружеских связей, дискриминация при приеме на работу, но есть и преимущества. Я всегда восхищался женщинами, которые пользовались своей женственностью, чтобы получить то, что им хочется. Низкое декольте более эффективное средство, чем школьный галстук.
– Для меня ваше предложение неприемлемо, – ответила Сесил.
– Я предлагаю только одно: воспользоваться оружием, которое у вас имеется. Понимаю, мысль о настоящей беременности может оказаться вам не по душе. Но достаточно одного намека на это, чтобы привести Говарда в чувство. А потом… Многие женщины теряют детей… – Фраза осталась незаконченной.
– Вы хотите, чтобы я притворилась беременной?
– Детали оставляю вам.
– И вы думаете, я соглашусь на это? – мертвым голосом сказала она.
– Нам обоим есть что терять.
Сесил гневно втянула в себя воздух.
– Я посоветую Го как можно скорее уехать и избавиться от ваших дьявольских махинаций! – заявила она, вздернув подбородок и сверкнув глазами. – То, что вы предлагаете, чудовищно и аморально! Я никогда не воспользуюсь ребенком… и даже намеком на ребенка, чтобы заманить мужчину в ловушку! Думаю, мистер Уэйн, у вас совершенно превратное представление о том, что такое любовь. Та любовь, в которую верю я, не позволяет манипулировать людьми!
– Значит, вы любите моего сына, – задумчиво произнес Уэйн-старший.
– Сомневаюсь, что вам знакомо значение этого слова.
Ралф внезапно рассмеялся.
– Знаете, именно это сказала мне жена, когда я делал ей предложение. И с тем же презрительным выражением лица, – мечтательно вздохнув, добавил он.
– Как вам удалось добиться ее согласия? Угрожали разорить ее отца или похитить больную бабушку?
К удивлению Сесил, ее сарказм ничуть не задел его.
– Моя дорогая, возможно, она расскажет вам об этом сама. Надеюсь, я не слишком задел ваши чувства; цель оправдывает средства. Я сделал бы все, чтобы Говард не портил себе карьеру, – просто сказал он.
– Мистер Уэйн, вы можете сколько угодно оправдывать свои действия родительским долгом, но я придерживаюсь другого мнения. Мне кажется, вы гораздо больше заботитесь о собственных чувствах. – Она резко повернулась и вышла. Пэр королевства растерянно посмотрел ей вслед.
– Значит, Кэм отнеслась к новости положительно?
– Более чем, – заверила его Сесил. И этот вечер прошел замечательно. Пьер действительно оказался приятным спутником. Вполне естественная неловкость быстро прошла. Он был не только отличным собеседником, но и хорошим, добрым человеком. – Мысль о встрече с родственниками, которых она никогда не видела, просто очаровала ее. Когда я уходила, Кэм штудировала учебник французского языка. Легкое чтение, правда? – засмеялась она.
– Значит, смешанное происхождение действительно дает прекрасные плоды?
– Иногда, – призналась Сесил. – Она выжала меня досуха и заставила рассказать о вашей семье все. Раньше я не понимала, как ей хочется знать об отце. Если бы я… Кто знает? – Она резко одернула себя: если бы да кабы… Все это бесполезно. – Думаю, теперь она начнет допрашивать вас.
– Ты пугаешь меня.
– Я разрешила Кэм лечь попозже, на случай если вам захочется с ней увидеться.
Берни широко улыбнулся.
– Захочется. Иветт хотела прилететь, но я сказал, что не стоит торопить события. Я не желаю пугать девочку.
– Кэм не так уж легко напугать, – иронически ответила Сесил. – Но я тоже думаю, что торопиться не стоит.
– Выглядит соблазнительно. – Пьер с удовольствием вдохнул аромат поставленного перед ним дымящегося блюда. – Ты уверена, что не хочешь кусочек? – Он потер руки, предвкушая райское наслаждение.
Когда Берни с энтузиазмом школьника набросился на чудовищную порцию десерта, Сесил улыбнулась.
– Я думала, что обед будет чисто французским, – шутливо сказала она. Выбранный Пьером ресторан славился традиционной непритязательной американской кухней.
– Что может быть лучше яблочного пирога после сытного обеда? – спросил Берни. – У меня слабость к питательной американской пище. Я правильно выразился?
Она кивнула.
– Да, но я думаю, что кардиолог этого не одобрил бы.
– Немножко того, что тебе нельзя, иногда бывает только на пользу.
Сесил могла бы поспорить с этим. Немножко Говарда никогда не пошло бы ей на пользу. Все ее попытки сосредоточиться тут же пошли прахом. У нее давно пропал аппетит. Что же касается сна, то она не столько спала, сколько ворочалась с боку на бок. Это скоро пройдет, повторяла она себе сто раз на дню, но без всякого успеха.
Слава Богу, что она досрочно вернулась к Эдварду. Мистер Уэйн более не нуждался в ее услугах. Во всяком случае, так гласило полученное ею краткое уведомление. К сожалению, Говард не удосужился сообщить об этом своему отцу, иначе ужасный разговор (становившийся все более абсурдным, когда Сесил в очередной раз пыталась восстановить его), возможно, вообще не имел бы места. С тех пор она видела Говарда только один раз, да и то издали; не узнать его широкую спину и писклявое хихиканье Берты было невозможно.
– Хочешь кофе? – в третий раз спросил ее Пьер.
– Извините, я задумалась. – Сесил разжала побелевшие пальцы и заставила себя улыбнуться. О чем или о ком она думала, она рассказывать не собиралась. Берни терпеливо повторил сказанное.
– Если вы не против, выпьем кофе у меня дома. Вы сможете подольше побыть с Кэм.
Сесил попрощалась с Пьером уже после полуночи. Не успела она подняться наверх, как прозвучал звонок в дверь. Наверное, он что-то забыл, решила она, торопливо спускаясь по лестнице.
– Что?.. – Когда Сесил увидела маячившую в темноте высокую фигуру, ее улыбка тут же померкла. – Уходи! – Захлопнуть дверь перед носом Говарда помешал внушительный ботинок последнего. За ботинком последовало мускулистое бедро. Сесил отлетела в сторону и наткнулась на старинную стойку для зонтиков.
– Можешь не трудиться закрывать дверь: ты уже уходишь, – мрачно сказала она.
– Я не уйду до тех пор, пока не получу объяснений.
– Ты сам должен кое-что объяснить. По какому праву ты врываешься в мой дом?
– Я ждал ухода Берни. Это потребовало от меня немалого такта. – Любезное выражение лица Говарда разительно не сочеталось с гневом, сочившимся изо всех пор его поджарого тела.
– Значит, ты сидел в засаде и ждал! – При мысли об этом Сесил похолодела. – Шпионил за мной! – возмущенно воскликнула она.
– Я знаю.
Что бы ни имел в виду Говард, было видно, что это знание не доставляет ему ни малейшего удовольствия. Вена, пульсировавшая у него на лбу, была готова лопнуть. Врачу хватило бы одного взгляда, чтобы поставить диагноз «предынсультное состояние».
– Рада за тебя. Вернее, была бы рада, если бы имела хотя бы малейшее представление, о чем идет речь. – Она подняла рассыпавшиеся разномастные зонтики и поставила их на место.
Говард сунул руки в карманы джинсов и посмотрел на нее с нескрываемым осуждением.
– И о том, что ты ходила к моему отцу, ты тоже не имеешь представления? – спросил он свистящим шепотом, который мог бы напугать человека и посмелее Сесил.
Она повернулась к нему лицом, продолжая сжимать в руках красный зонтик от солнца.
– Думала, он ничего мне не расскажет?
Кровь отхлынула от лица Сесил.
– Думала, – в конце концов, призналась она.
Голова кружилась. Ралф Уэйн не из тех людей, которые делают что-нибудь просто так. Но она никак не могла взять в толк, зачем ему это понадобилось.
– Какого черта ты пошла к нему, а не ко мне? – с болью в голосе воскликнул Говард. Он нетерпеливо провел рукой по волосам, влажным от мелкого летнего дождя. Мокрая рубашка туго обтягивала его туловище, подчеркивая рельефные мышцы.
Удивлению Сесил не было предела. Го почему-то считает, что именно она настояла на этом разговоре. Неужели Ралф по каким-то неведомым причинам сказал сыну, что она пришла к нему сама?
– Я знаю, ты сердишься, и не осуждаю тебя. Но ты тоже не можешь осуждать меня.
– Осуждать тебя? – эхом повторил он. Лицо Говарда медленно заливал темный румянец. – Вот какого ты обо мне мнения? – хрипло спросил он. – Ты решила, что я рассержусь?
– Но ты же рассердился, правда? – пролепетала Сесил, пораженная его реакцией.
– На то, что ты ничего не сказала мне, а не на то, что…
– Слушай, неужели с этим нельзя подождать до утра, а еще лучше до понедельника? Гo, думаю, ты принимаешь эту историю слишком близко к сердцу.
Она пыталась собраться с мыслями и не впадать в панику. Если он притронется к ней… Когда дело касалось его, она теряла власть над собой. Ясно одно: выпроводить Уэйна ей будет не по силам.
– Ты думаешь, я… – Он не мог найти подходящих слов. – Извини, если моя несдержанность оскорбляет тебя, но я не каждый день узнаю, что должен стать отцом. Возможно, ты к этому привыкла, но со мной такое происходит впервые.
Теперь уже Сесил потеряла дар речи. Она пыталась толковать слова Говарда и так и сяк, но каждый раз выходило одно и то же.
– Ты решил, что я?.. Отец сказал тебе, что я?..
– Впервые в жизни отец совершил достойный поступок. На который, по твоему мнению, я неспособен.
Почему-то ирония Го показалась ей ужасно забавной. Сесил засмеялась. Судорожный смешок быстро сменился истерикой. Когда Сесил была девушкой, ей часто приходилось бороться со смущением. В драматические моменты ее начинал душить смех, оскорблявший собеседника. Теперь она видела, что не потеряла старой сноровки: Го готов был придушить ее!
– По-твоему, это смешно? – ледяным тоном спросил он.
Она с трудом втянула в себя воздух и выдохнула:
– Идиот, у меня истерика! – Потом она схватилась за живот и заплакала в три ручья.
– Какую щеку ты предпочитаешь? – спросил Го, взяв ее за подбородок и по очереди любуясь то правым, то левым профилем. – Хочу прибегнуть к традиционному средству.
– Ты… не посмеешь! – Она начала икать и, в конце концов, пришла в себя.
Го не оспаривал и не подтверждал ее догадку. Только улыбался, причем, на взгляд Сесил, весьма зловеще.
– Ты не думала, что я имею право знать? Как-никак, я был непосредственным участником этого дела! – саркастически бросил он. – Ты уже оставила одного ребенка без отца. Не могу поверить, что ты собираешься сделать это снова. Ну, Сесил, какие бы планы ты ни строила, тебе лучше включить в них меня.
– Это смешно, Го. Ты выслушаешь меня?
– Я уже смирился, что ты считаешь меня легкомысленным прожигателем жизни, но неужели ты действительно думаешь, что я могу бросить женщину, которая носит моего ребенка?
Уэйн обвел взглядом ее тело. Когда этот яростный, властный взгляд остановился на ее плоском животе, Сесил ощутила странное чувство, похожее на возбуждение. Не сходи с ума! – решительно приказала она себе. Она не имеет права забывать, что беременность фикция, плод дьявольски извращенного ума.
– Или мои чувства тут не в счет?
– Ах, так главное здесь твои чувства? – Она подбоченилась и смерила Уэйна презрительным взглядом. – Твое хрупкое мужское самолюбие?
– Мисс Киган, у вас все в порядке? – На пороге вырос облаченный в пижаму сосед из нижней квартиры. – Мне послышался какой-то шум. – При виде лица Говарда отставной бухгалтер невольно попятился и поправил очки в проволочной оправе, от души надеясь, что мисс Киган в помощи не нуждается.
– Извините, что мы потревожили вас и миссис Тейт, – начала Сесил, вытирая испарину на лбу.
– Я советовал ей не начинать вторую бутылку. Когда она позволяет себе лишнее, то начинает чересчур громко говорить, – тоном заговорщика произнес Говард. – Мы пойдем наверх. Обопрись на мою руку, любимая, – соболезнующим тоном сказал он.
Сесил заскрежетала зубами и перевела взгляд со смущенного соседа на Говарда. Оставалось только подчиниться, иначе она переполошила бы всю округу.
– Спасибо, сама справлюсь, – злобно прошипела Сесил и отстранила руку, властно взявшую ее за локоть. Когда дверь закрылась, она повернулась к Говарду. – Один Бог знает, что теперь подумает мистер Тейт. Он видел, как я уходила с одним, а пришла с другим!
– Что, заботишься о своей репутации? Поздновато, не правда ли?
– Мне нечего стыдиться!
– Рад слышать, потому что иначе… – не разжимая губ, улыбнулся Говард и пристально посмотрел ей в лицо, – мне пришлось бы сломать его роскошные зубные протезы.
– Если я захочу переспать со всей сборной Штатов по бейсболу, это не твое дело! Занимайся своими делами и не вмешивайся в мои!
– Хочешь сказать, что ты решила оставить меня в неведении из-за моей дурной репутации?
– С чего ты взял, что меня хоть чуть-чуть интересует твоя репутация? – насмешливо огрызнулась она.
– Ты разбила мне сердце, – ответил Уэйн. – Всю сознательную жизнь я пытался тщательно скрывать свой моральный облик… Кэм спит? – неожиданно спросил он, обводя взглядом комнату.
Сесил неохотно кивнула; после долгого вечера Кэм уснула без задних ног.
– Она познакомилась с Берни? – Говард увидел роскошный букет, стоявший на обеденном столе, и презрительно усмехнулся. – Чересчур крикливо, – прокомментировал он.
– Они отлично поладили. – Сесил не собиралась говорить, что Кэм одобрила Пьера с небольшой оговоркой: «Он нравится мне меньше, чем Го».
– Ты решила, что иметь дело с двумя отцами одновременно слишком сложно?
– Го, ты не отец моего ребенка.
– Будущий отец, если быть педантично точным.
– Я не беременна, Го.
– Придумай что-нибудь получше. – Его насмешка могла разъесть и металл. – Сесил, не морочь мне голову.
– Это правда. – Как убедить его?
– Тебе так нравится быть матерью-одиночкой, что ты решила повторить опыт? Или ты надеешься, что Берни усыновит и этого ребенка? Если надеешься, то напрасно.
Сесил обуздала гнев; справиться с ним было легче, чем с чувством бессилия.
– Я не осуждаю тебя за то, что ты держишься как опереточный диктатор. Наверное, твой отец всегда так говорил с твоей матерью. Но если ты еще раз заговоришь со мной в подобном тоне, я…
Впервые за все время их беседы Говард слегка повеселел. Во всяком случае, его красивое лицо перестало быть таким мрачным.
– Что здесь смешного?
– Ты поймешь это, когда познакомишься г. моей матерью.
– Я не собираюсь знакомиться с твоей матерью!
Выражение его лица было равнозначно отеческому поглаживанию по голове, и Сесил захотелось завыть. Остановило ее только то, что в соседней комнате спал ребенок.
– Похоже, ты поверила, что я уезжаю. И решила привлечь на свою сторону отца, который пытался поссорить нас. Так вот, ты ошиблась в расчетах: единственное, что для него свято, это его семья!
– О, я прекрасно знаю, как он предан семье! Твой отец пойдет на все, чтобы сохранить ее. Го, ты можешь представить его в роди заботливого дедушки?
– Мы говорим о нас, а не о моем отце, – отмахнулся Уэйн.
– Ну, хорошо, на минутку допустим, что это правда.
– Он сказал, что ты ничего не собиралась ему говорить. Просто ты была подавлена, и признание вырвалось у тебя само собой.
– Он сказал, он сказал! – передразнила Сесил. Ух, если бы этот бессовестный старик оказался здесь, ему бы не поздоровилось! – А мои слова что-нибудь значат? Как я могу быть беременной?
Если бы Го на мгновение задумался, то сам понял бы, что это невозможно.
– Я говорила тебе, что в первый раз это было безопасно, а потом мы предохранялись. – Она разозлилась на себя за то, что покраснела как школьница. Для взрослой женщины это было непростительно. – Кроме того, это случилось всего три недели назад. – Аргумент убедительный, подумала она и облегченно вздохнула.
Однако облегчение оказалось преждевременным. Говард тут же обнаружил брешь в ее несокрушимой логике.
– Единственный надежный способ предохранения – полное воздержание. А мы были не слишком воздержанными.
Точнее, жадными, неохотно подумала Сесил; понимая, что все осталось по-прежнему.
– В наши дни с помощью анализа можно выяснить правду через несколько часов.
– Я не знала…
– Может, ты просто почувствовала, что беременна? Некоторые женщины это могут.
– Перестань! – крикнула она, заткнув уши. – Я не беременна! Твой отец солгал!
– О да, он на это способен, но зачем ему лгать именно сейчас? И к чему эта ложь? Чего он хотел добиться?
Наконец-то! Наконец-то она могла объясниться.
– Он думает, что, если я забеременею, ты не уйдешь из фирмы и не уедешь на ранчо. – В собственном изложении эта идея казалась ей еще более нелепой.
– Сесил, неужели ты не могла придумать что-нибудь получше? С чего он это взял? Растить ребенка в Блуфилде лучше всего на свете.
Она дорого дала бы за то, чтобы увидеть, как Говард скажет это своему папочке. Конечно, это ничего не изменит, но зато она будет отомщена. Несмотря на все происки отца, Говард по-прежнему не собирается продолжать карьеру адвоката! Ирония судьбы… В других обстоятельствах она бы засмеялась.
– И Кэм там тоже понравится, – мечтательно продолжил Говард. – Когда мы поженимся…
– Поженимся? – эхом повторила она.
– Сесил, я не желаю быть приходящим отцом. – Уэйн посмотрел на нее как на дурочку и пригладил волосы надо лбом, прорезанным глубокой морщиной.
Жест был усталым; когда рука опустилась, Сесил показалось, что Го физически стряхнул с себя утомление. Она тоже должна была стряхнуть чувства, которые лишали ее силы воли. Эй, детка, не приставай к крутому парню! Он не нуждается в том, чтобы ты разглаживала ему морщины! – сказала она себе.
– А как же планы, в которые я должна включить тебя? – резко спросила она. – Похоже, меня уже лишили права голоса.
– Неприятное чувство, верно? – Едва Уэйн увидел ее побледневшее лицо, как его насмешка тут же сменилась тревогой. – Ради Бога, женщина, сядь, пока не упала!
– Ты перестанешь или нет? Не хочу я садиться! – воскликнула Сесил, когда Говард чуть ли не на руках отнес ее к резному дубовому креслу, оставшемуся в наследство от тетушки. Руки Сесил легли на отполированные до блеска ручки; как ни странно, прикосновение к твердому дереву помогло ей успокоиться.
– Ты должна следить за собой, – проворчал Говард, отходя в сторону.
Значит, вот как он представляет себе обхождение с беременной женщиной… Где-то в глубине ее души раздался тоскливый вздох. Если бы это случилось в действительности, она была бы рада поручить себя заботам Го Уэйна. Мысль забеременеть от него была пугающе соблазнительной. Хотя идея принадлежала сэру Ралфу, это не мешало Сесил фантазировать.
– Я не больна!
– Беременность не болезнь, – степенно кивнул Говард. – Кстати, как ты перенесла первую беременность? Я видел шрам.
Она вздрогнула. При воспоминании о том, при каких обстоятельствах он увидел этот шрам, у Сесил свело мышцы живота. Но если бы она попыталась прикрыть занывшие груди, это только подчеркнуло бы эффект его случайно сказанных слов.
Впрочем, волноваться было не из-за чего: Го уже перестал испытывать к ней всякий интерес. Когда он прекратил преследовать ее, Сесил вздохнула с облегчением. Наверняка Берта с удовольствием составила ему компанию. Но теперь Сесил отводили роль инкубатора!
– Мне сделали кесарево сечение. – Пусть знает. Нечего тут нюни распускать.
– Ты хочешь сказать, что?.. – начал он, испытывая куда меньше смущения перед этой деликатной темой, чем сама Сесил.
– Я не беременна, Го, – с досадливым вздохом сказала она. Еще немного, и она сама поверит в это!
– Если беременность далась тебе тяжело, я понимаю, почему ты хотела ее скрыть. Но… что случилось, то случилось.
– Не нужно мне твое сочувствие! Скоро выяснится, что я говорила правду, и ты поймешь, какого свалял дурака!
– О Боже! – Внезапно его глаза подозрительно сузились. – Уж не подумываешь ли ты об аборте? Тогда вот что я тебе скажу… – Когда Сесил стала искать взглядом что-нибудь тяжелое, лицо Уэйна прояснилось. – Нет, ты на это неспособна! – Эти властно сказанные слова заставили Сесил ощутить комок в горле.
– Ну что мне еще сказать? – Сесил шмыгнула носом, и в ее руке тут же оказался мужской носовой платок. Нет, в том, что она не беременна, Го убедит разве что голос Всевышнего…
– Я знаю.
– Ничего ты не знаешь!
– Нет, знаю. Конечно, сначала эта новость, тем более полученная из такого источника, меня ошеломила. Я не думал, что это случится так скоро.
Если случится вообще, подумала Сесил, невольно тронутая столь нежной заботой.
– Но мысль о жизни, которую я зародил в тебе, это… невероятно, – хрипло признался он.
Когда Сесил поняла всю глубину эмоций, звучавших в голосе Говарда, у нее дрогнуло сердце. Уэйн опустился на колени, обнял ее бедра и посмотрел в глаза. У Сесил не хватило сил отвести взгляд.
– Если под невероятным ты имеешь в виду неправдоподобное, то я совершенно согласна.
– Под невероятным я имею в виду поразительное, чудесное, удивительное, сверхъестественное… – Большие руки Уэйна крепко обхватили ее стройные бедра.
– В беременности нет ничего сверхъестественного. Это самая обычная вещь.
– Только не для меня, Сесил. Я хочу быть ее свидетелем. И не пытайся оттолкнуть меня.
Беглый анализ собственных чувств позволил Сесил открыть пугающую правду: ей хотелось, чтобы это было правдой. Часть сознания желала, чтобы в ее лоне рос ребенок Говарда. Другая часть радовалась законному поводу последовать за ним на край света и начать новую совместную жизнь. Не на эту ли слабость рассчитывал его отец?
Да, в данный момент Го не любит ее. Но и не ненавидит. Однако непременно возненавидит впоследствии, если она будет настолько глупа, чтобы подчиниться первобытным инстинктам.
– На минутку забудем, что я не беременна… С чего ты взял, что я соглашусь уехать с тобой на край земли? Знаю, даже в наш просвещенный век все еще господствует мнение, что женщина должна следовать за своим мужчиной… – Она коротко рассмеялась и увидела, как напряглись мышцы вокруг чувственного рта Го. – Но каждый согласится, что столь экстравагантный способ принесения себя в жертву должен быть вдохновлен любовью. Мы пылаем друг к другу безудержной страстью, но любовь?.. Думаю, я бы запомнила, если бы ты хоть раз произнес это слово. Даже случайно.
– А что было бы, если бы я его произнес? – По выражению лица Уэйна было невозможно сказать, считает ли он ее прямоту оскорбительной.
Ты произнес его… в моих мечтах…
– Ты его не произнес, я тоже, а я не выйду замуж за того, кого не люблю.
– Тогда мне придется заставить тебя полюбить. – Сесил показалось, что на этот раз она сумела пробить брешь в его доспехах. Однако, увидев пламя, вспыхнувшее в его глазах, она сильно усомнилась в том, что поступила благоразумно.
– Не говори глупостей.
– Сесил, ты нервничаешь.
– Я не нервничаю. Просто устала. Заставить полюбить невозможно. Люди либо любят, либо нет. – Кому это знать, как не ей?
– Тогда тебе не о чем беспокоиться, верно?
– Я и не беспокоюсь. А что касается разговора о женитьбе, то ты скоро поймешь, что это была непроизвольная реакция.
– Ты очень удивишься, если узнаешь, что в последнее время я много думал об этом?
– Да, – решительно сказала она, – удивлюсь. Если ты собираешься цветисто врать, что безумно влюблен в меня, то можешь не трудиться!
– А разве я сказал, что думал о тебе? – Уэйн слегка откинул голову и прикрыл глаза, но продолжал зорко следить за ее реакцией.
Сесил вздернула подбородок, борясь с окатившей ее горячей волной унижения.
– Ты изобрел новый способ заставить женщину полюбить!
– Я пытаюсь внушить тебе фальшивое чувство безопасности.
– Зачем же разоблачать свою тактику? А что касается безопасности, то подумай, каково мне будет, когда ты начнешь водить по ресторанам других женщин.
– Берта – славная девушка, но разве ее можно представить себе в деревенской глуши? У тебя нет причины ревновать меня к Берте.
– Значит, ты ищешь женщину с крепкой спиной и широкими бедрами, пригодными для деторождения? Я польщена.
– Мысль интересная. Особенно насчет бедер. – Руки Говарда скользнули вверх, и большие пальцы уперлись в выступающие косточки ее таза. – Ты уже доказала свою плодовитость и внесена в племенную книгу. – Когда женщина возмущенно ахнула, он только усмехнулся. – Сесил, думаю, у тебя сложилось превратное представление о том, что такое Блуфилд. Знаешь, там не такие уж первобытные условия. Хотя это и захолустье, но к нашим услугам будет самолет. Отец любит называть ранчо жалкой лачугой, однако, на самом деле это не так. С точки зрения культуры Блуфилд вовсе не пустыня.
– Ты умеешь водить самолет? – против воли вырвалось у Сесил. Ей всегда хотелось научиться этому.
– Когда мне исполнилось восемнадцать, бабушка стала учить меня управлять самолетом. Я увлекся; не сомневаюсь, что именно этого она и добивалась. Джулия не уступала в коварстве моему отцу. Она не скрывала, что хочет оставить ранчо именно мне.
– Так оно и вышло.
– Наверное, сейчас она смотрит на нас сверху и смеется.
– Прошу прощения, что не могу присоединиться к вашему веселью. Обращение со мной как с племенной коровой притупило мое чувство юмора.
– Ты ни на секунду не верила, что я говорю серьезно, – парировал Говард. – Но зато перестала отрицать, что беременна. Это уже что-то.
– Я не беременна!
– Я мог бы ответить «нет, беременна», но это было бы недостойно взрослого и ответственного человека, которым я усиленно притворяюсь.
– Ты намекаешь, что я веду себя как девчонка?
Прежде чем ответить, он поймал и удержал руки Сесил.
– Я намекаю на то, что твоя беременность многое меняет, нравится тебе это или нет.
Итак, несмотря на клятвенные заверения в обратном, ему самому это не нравится. Никакие слова и поступки Уэйна не могли бы переубедить ее.
– Ты хорошо воспитала Кэм, но тебе прекрасно известно, что ребенку нужны оба родителя.
– Любящих родителя.
– Ну, чего-чего, а любви нам с тобой хватает.
– Я говорю не о сексе! – гневно воскликнула она. – Секс в браке не главное!
– Спасибо, Сесил. Я тоже так думаю. – Довольный Уэйн смотрел на нее как хищник, вонзивший когти в свою жертву. – Но я имел в виду другое. Дело в том, что Кэм любит и меня тоже.
– Пользоваться чувствами ребенка низко!
– Ну почему же? – спросил он, не испытывая ни малейших угрызений совести. – Мужское влияние пойдет Кэм только на пользу. Ты должна признаться, что в данном отношении Берни до меня далеко.
– Это не имеет никакого значения. Ты же сам рьяно отстаиваешь права биологического отца!
– Он женат. И давно потерял все отцовские права… если вообще имел их. – У Говарда раздулись ноздри от возмущения. – И вскоре я доведу это до его сведения.
– Нет! Не смей! – ахнула Сесил, представив себе реакцию бедного Пьера. Берни наверняка решит, что она сделала это нарочно. А что будет, если об этом узнает Иветт?
– Давай договоримся. Я оставлю Берни в покое, а ты перестанешь притворяться. Я не смогу говорить с тобой о практических приготовлениях, если ты будешь продолжать отрицать, что беременна.
Она хотела отказаться, но сдержалась. Черт с ним, пусть подавится, лишь бы держался подальше от Пьера! А завтра она пойдет к Ралфу Уэйну и силой заставит его признаться во лжи.
– Практических приготовлениях?
– Я имею в виду предписания твоего гинеколога. Мне бы хотелось выполнять их вместе с тобой.
– У меня нет своего гинеколога.
– Ты что, вообще не посещаешь врачей? – Когда она кивнула, Уэйн недовольно нахмурился. – Тогда первым делом мы…
– Го, наверное, ты прав, но сейчас я ужасно устала. – Притвориться измученной было нетрудно; Сесил была на грани нервного истощения. Увидев встревоженное лицо Уэйна, она ощутила чувство вины.
– Значит, до завтра? – Он нежно погладил ее по щеке.
Сесил задумчиво кивнула; ей отчаянно хотелось потереться щекой об эту ласковую руку. Когда Го убрал ладонь, она испытала противоречивые чувства.
Уэйн давно закрыл за собой дверь, а Сесил все еще ощущала прикосновение его пальцев. Это ощущение нельзя было смыть никакими слезами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Исполнение желаний - Рэдкомб Люси

Разделы:


12345678Эпилог

Ваши комментарии
к роману Исполнение желаний - Рэдкомб Люси



Как быстро исполнить желание Создайте в своем воображении картину достигнутой цели. Вы должны представить себе конечный результат, не уточняя способов его достижения. Когда вы выберете нужную картину, продолжайте следующим образом: 1). Расслабьтесь. 2). Глубоко дышите, проецируя образ вашей цели на воздух, который вы вдыхаете в ваши легкие. Ваше сознание функционирует наподобие слайдоскопа и вы проецируете этот образ цели на воздух, который входит к вам в ноздри. Представьте, что этот образ висит в воздухе, втягиваясь в ваши легкие и впитываясь во все клетки вашего тела. 3). Чтобы придать этому упражнению еще больше энергии, проецируйте этот образ цели также на воду, которую вы пьете и на пищу, которую едите. http://www.fantasiya.net
Исполнение желаний - Рэдкомб Люсиanna
2.01.2011, 0.31





Так интересно все начиналось.Но как только малая заметила на руке Гг дорогие часы,роман сразу превратился в заурядный.Хотя,для того.что бы отвлечься и скоротать вечерок сойдет...
Исполнение желаний - Рэдкомб ЛюсиТаЯна
1.07.2014, 14.15





Эту книжонку нужно было назвать Семейка Адамс или добро пожаловать в сумасшедший дом. Еле дочитала. Итак, краткое содержание. В юности барышня не совладала с инстинктом "слюноотделения" на фразу я тебя лю.. и залетела. Само собой он сделал ей ручкой, а вскоре разбился. Десять лет спустя некий хирург делает ей предложение, готовый взять ее в жены не смотря на то, что ее дочка терпеть его не может. Но она встречает мужичка, похожего на бродяжку, который оказывается ее новым боссом (уже интересно, не правда ли). Хирургу делает ручкой. Потом долго мусолится тема типа ой мы оба хотим друг друга. Но с койкой они тянут. Так как он "догадывается" что она ни с кем не ложилась в нее после отца ее дочки. Затем она слышит как папаша "возлюбленного" говорит что она просто жаждит его захомутать ввиду того что он боХатый... Само собой они тут же облюбовывают диванчик в его кабинете. После сих событий он резко решает уехать на другой конец света. Но перед этим он приходит к ней в дом и говорит я тебя хочу.. Слово за слово и они сотрясают матрас до 5 утра. После чего она говорит сим сим закрой дверь с той стороны, дочка скоро проснется. Он уходит напоследок сказав, что она его использовала. Все вроде как бы финиш ан нет. Опять в фокусе появляется его папаня.. Заявляя ей, что он хочет чтобы она с ним спала, а еще лучше забеременела или хотя бы притворилась беременной, чтобы он не уехал на ранчо и не забросил карьеру. Она отказывается. После чего папаша сам говорит сыну, мол барышня тютю мальца потяжелела. Он приходит к ней и долго орет на нее мол как ты могла промолчать так же как не сказала ничего отцу дочки. Она пытается вякать мол я то ни ни не беременна ни разу.. Он не верит. Она в слезах едет к его отцу, там оказывается мать... Она ей плачется в жилетку, мол ах он паршивец не верит. И само собой туда же заявляется и он. Они остаются наедине. Он говорит что "прижал" отца и тот сказал правду. А мол я расстроился, потому как хотел, чтоб ты была беременна. Хэппи энд все цУлУются. Но сюжет не главное в этой книжонке каждый диалог строится так будто бы герой говорит со стенкой.. Если я хочу мол так и будет и все равно что ты отвечаешь. Диалоги не согласованы. Если бы с любой вменяемой женщиной кто то хоть раз себя так повел то обзавелся бы вазой на голове, но героиня на передок слабая потому она за это лишь хочет его... В общем читать не просто трудно читать можно только со скрипом. 1 из 10
Исполнение желаний - Рэдкомб ЛюсиВарёна
2.06.2016, 16.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100