Читать онлайн Исполнение желаний, автора - Рэдкомб Люси, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исполнение желаний - Рэдкомб Люси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исполнение желаний - Рэдкомб Люси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исполнение желаний - Рэдкомб Люси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэдкомб Люси

Исполнение желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

Официант широким жестом снял крышку с серебряной супницы. Романтик в душе, он не смог удержаться от довольной улыбки, когда привлекательная молодая женщина ахнула от удивления.
Сесил действительно удивилась. Она знала, что сегодня вечером Нед сделает ей предложение – намеков на это было более чем достаточно, – но не ожидала от него столь широкого и щедрого жеста. Сесил уставилась на бархатную подушечку с такой опаской, словно покоившийся на ней бриллиант в любую минуту мог подпрыгнуть и цапнуть ее за нос.
Нед Маршалл, довольный реакцией своей спутницы, с видом заговорщика улыбнулся официанту и кивком отпустил его.
– Оно не кусается, – сказал он, накрывая ладонью руку Сесил. – Примерь. О Боже, да ты дрожишь! – Неужели это Сесил, всегда такая собранная и хладнокровная? Нед был приятно удивлен тем, что его усилия увенчались таким успехом.
Сесил отвела глаза от кольца и посмотрела на большую ладонь, прикрывшую ее изящную кисть.
– Вот это сюрприз! – срывающимся голосом солгала она.
Она смотрела на красивое, уверенное лицо Неда, на тронутые сединой волосы, придававшие ему благообразный вид и безошибочно действовавшие на пациентов. У Маршалла был классический имидж преуспевающего хирурга. Чем вызван этот холодок под ложечкой? Возбуждением или страхом? Некоторые сами не знают своего счастья. Видимо, она такая и есть.
Нед ожидал, что она ответит согласием, и имел на это полное право. Он был мужчиной, о котором мечтает каждая женщина: красивым, добрым и богатым. Иногда Сесил недоумевала, как он сумел остаться холостяком до сорока с лишним лет. Ей становилось неуютно, когда Нед называл ее идеальной женщиной, которую ждал всю жизнь. Столь высокая оценка заставляла Сесил чувствовать себя самозванкой. Идеальные женщины в нужный момент всегда находят нужные слова. Что он скажет, если узнает ее не с лучшей стороны?
Он должен был любить ее до безумия, чтобы не обращать внимания на открытое противодействие Камиллы, дочери Сесил. А она сама? Любит ли она его? Но имеет ли это значение? Может быть, куда важнее совместимость и взаимопонимание? Ей тридцать лет; возраст, когда ждут исполнения девичьих фантазий, давно миновал.
За одно мгновение в мозгу Сесил пронеслось множество мыслей. Лихорадочно подбирая слова, молодая женщина почувствовала, что между лопаток потекла струйка пота, Что со мной? – подумала она. Когда на лице Неда появились первые признаки нетерпения, вновь подошел официант и извиняющимся тоном сказал, что мисс Киган срочно просят к телефону.
Сесил поспешно поднялась. Желание любым способом выиграть время было тут ни при чем; единственным человеком, который знал, что она здесь, была приходящая няня. Что-то случилось с Камиллой, тревожно подумала она.
Она вернулась через несколько минут, и ее спутнику тут же стало ясно: стряслась беда.
– Что случилось, милая? – Нед немедленно оказался рядом.
Сесил боролась со слезами.
– Кэм исчезла!
– Вот ты где! – Говард Уэйн вздрогнул, когда его талию внезапно обвила пара маленьких ручек. – Говорили же вам, что он здесь!
Последняя фраза была адресована не ему, а солидной паре средних лет, которая смотрела на Уэйна с нескрываемым неодобрением.
Говард, обычно вызывавший у приличных людей совсем другую реакцию, иронически улыбнулся. Еще одно подтверждение старой пословицы: «По одежке встречают…» Но откуда взялся этот парнишка, черт бы его побрал?
– Это твой отец? – В голосе женщины звучали жалость и недоверие.
– Ничего подобного! – ответил Говард и попятился.
Убедившись, что бумажник находится на прежнем месте – во внутреннем кармане кожаной куртки, – он облегченно вздохнул. Куртка была летной, доставшейся в наследство от деда, и лишний раз доказывала, что он унаследовал от человека, которого никогда не видел, не только черты лица, но и фигуру.
Куртка сочеталась с подозрительно длинными волосами и темной щетиной на подбородке, придававшей ему зловещий вид. Говард первым признал бы что, когда такой тип обнимает ребенка, это вызывает у окружающих подозрение. Но, с другой стороны, он никого не обнимал.
Тонкие руки разжались, и на Говарда с укоризной уставились темно-синие глаза. Только посмотрев на нежное личико, Уэйн понял, что перед ним не мальчик, а девочка, одетая в джинсы и майку. Осознание этого факта его ничуть не смягчило; но грозное выражение лица, которое могло бы заставить чувствительного человека перейти на другую сторону улицы, не произвело на ребенка ни малейшего впечатления.
– Это мой брат, – продолжила девочка, не сводя с него глаз, синева которых напоминала кобальтовый фарфор. – Точнее, сводный брат; мой отец женился на его матери, – сочиняла она на ходу. Потом наморщила лоб и завершила семейную историю фразой: – А его отец умер. Говард, которого только что жестоко лишили отца, испуганно заморгал. Ай да ребенок! Надо отдать девчонке должное: может, она воровка, может, сумасшедшая, может, и то и другое, но врет она виртуозно. У него дрогнули губы.
– Не иначе как от пьянства. – Врать так, врать.
Однако в словах Говарда была доля правды: Ралф Уэйн обожает хорошее вино. А сын потакает ему в этом.
Услышав шумный вздох облегчения и увидев одобрительный взгляд улыбающихся синих глаз, он тут же пожалел о своей фривольной реплике: меньше всего на свете ему хотелось возиться с этим чокнутым ребенком. Теперь придется срочно что-то придумывать. У него свои планы. Едва ли Берта, несмотря на все ее клятвы, бросила его. Тем более что участок земли в новозеландской глуши, оставленный ему покойной бабушкой, не отличается обилием представительниц прекрасного пола…
– Вы считаете, что можно позволять такому маленькому ребенку одному ночью бегать по городу? – Женщина поджала губы и смерила его суровым взглядом с головы до ног.
Выражение лица мужчины было не менее осуждающим, но более осторожным. Он явно старался держаться подальше от подозрительного субъекта.
– Нет, не считаю, – честно ответил Говард, всецело разделяя ее возмущение.
Он подумал о безответственных родителях, которые позволяют невинным созданиям вроде этой девочки шастать по улицам в одиночку, и прищурился от гнева.
– Да, но… – заикаясь, пролепетала женщина, сбитая с толку злобой, неожиданно вспыхнувшей в темных глазах собеседника.
– Джимми, они хотели забрать меня с собой! – У девочки оказался очень звонкий и громкий голос. Мужская половина пары смутилась и встревожилась, когда на них уставились несколько человек, шедших по тротуару. – Мама говорит, что я не должна разговаривать с незнакомыми!
– Мы просто хотели отвести ее в полицейский участок.
– Сделайте одолжение. – Он почувствовал симпатию к этим добрым самаритянам. Больше всего на свете Говарду хотелось, чтобы ответственность за этого беспризорного ребенка взял на себя кто-нибудь другой. Шутка зашла слишком далеко. Но стоило ему шагнуть к паре, как мужчина быстро попятился.
– Ну что ж, все хорошо, что хорошо кончается, – сказал он и решительно взял за руку не желавшую сдаваться жену. – Спокойной ночи.
Женщина, которую уводили почти насильно, продолжала оборачиваться и бросать на него подозрительные взгляды. Говард разочарованно смотрел им вслед.
– Я думала, они никогда не уйдут. – Худенькая девочка резко, вырвала руку. – Ты оказался очень полезным.
Говард вздохнул; оказывается, совесть иногда бывает весьма обременительной.
– Они хотели помочь тебе. Это похвально.
– Не нужна мне их помощь!
– А насчет полицейского участка – это мысль… – Даже если девочка беспризорница со стажем, нельзя бросать ее на произвол судьбы в месте, которое так и кишит нежелательными элементами.
Следующие слова девочки недвусмысленно свидетельствовали, что она относит к этим элементам и самого Уэйна.
– Копы поверили бы им. – Она кивнула в том направлении, где исчезла растворившаяся в толпе пара. – Ты совсем не похож на людей, которым верит полиция. Я и выбрала тебя из-за подозрительного вида. Тот мужчина думал, что ты хочешь его ударить, – ликующим тоном закончила она.
Логика девчонки была безукоризненной, а ее самообладание просто устрашающим. Говард посмотрел на свое отражение в зеркале и убедился, что она права.
При виде своего младшего сына мать упала бы в обморок. Слава Богу, его отец имеет более широкий взгляд на жизнь. «О Боже, да он просто дикарь!» и «Сейчас же долой эти проклятые лохмы!» – вот самые невинные советы, которые пришлось бы выслушать Говарду. Реакция его младшей сестры-подростка была менее предсказуемой.
– Тебе не будет отбою от женщин. Каждой захочется узнать, что кроется под твоей разбойничьей внешностью. Ты страшно сексуальный.
Говард слегка поежился. Необычная наблюдательность для столь нежного возраста… Даже он, привыкший к женскому вниманию, по возвращении домой почувствовал, что дамы стали смотреть на него по-другому. Но женщины странные существа. А если говорить об этой скороспелой представительнице прекрасной половины человечества, то у него были более веские причины для тревоги, чем собственная прическа.
– Ну, если ты не хочешь в полицию… – У Уэйна возникло предчувствие, что этот ребенок уже хорошо там известен. Мысль о социальной несправедливости, которая делает будущее таких детей прискорбно предсказуемым, заставила его почувствовать приступ гнева. – А как насчет дома? – Говард сомневался, что слово «дом» означает для этого ребенка то же самое, что для него.
Девчонка продолжала держаться самоуверенно, но последняя реплика Говарда заставила ее задуматься.
– Шофер такси сказал, что у меня не хватит денег доехать до дому. Ладно, остальное пройду пешком. Я хотела вернуться, до того как… – Она с напускной храбростью пожала плечами, но при этом закусила губу. – Все будет в порядке.
Несмотря на маску стоика, она не смогла скрыть дрожь в голосе, и Говард заподозрил, что девчонка далеко не так бесстрашна, как притворяется. Похоже, бедняжка напугана до полусмерти.
– Я заплачу за такси.
– Ты? – Губы юного создания скептически скривились.
– Думаешь, у меня не хватит на это денег?
– Я не сяду в машину с незнакомым человеком.
– Рад слышать. Потому что мне в другую сторону. – Прогулка по минному полю была бы куда легче!
– Почему ты хочешь помочь мне?
Хороший вопрос. Эта девочка умеет брать быка за рога.
– Такой цинизм в столь молодом возрасте! – Внезапно он вспомнил, что говорит с ребенком. – Цинизм – это… – добродушно начал он.
– Я знаю, что такое цинизм. Я маленькая, но не дура.
Лихо она поставила меня на место, подумал Говард, пытаясь скрыть улыбку, вызванную замечанием представителя младшего поколения.
– Скажем так: я твой ангел-хранитель. Ну что, принимаешь мое предложение или нет? – Уэйн говорил таким тоном, словно это ему совершенно безразлично.
– Похоже, ты чокнутый, но я натерла ногу до мозоли. Новые кроссовки. – Девочка шаркнула подошвой об асфальт.
– Поезжайте за той машиной!
Шофер с удовольствием послушался, потому что Говард заплатил вперед. Он решил сказать родителям этой беспризорницы все, что он о них думает! Неожиданно пробудившийся в нем инстинкт защитника взывал к мести.
Дом, перед которым остановилось такси, оказался совсем не таким, как он думал. Вдоль улицы стояли ряды вилл, построенных в начале века; здесь царили тишина и покой. Подождав, пока она миновала калитку, Говард вышел из машины.
Она увидела его лишь тогда, когда вставила ключ в дверь.
– Ты зачем приехал?
– Хочу сказать пару слов твоему отцу. – На самом деле ему хотелось придушить, этого мерзавца.
– У меня нет отца.
– Тогда матери.
– Ее нет. Она вернется очень поздно. – Дверь со скрипом открылась; верткая как уж, девчонка исчезла внутри и щелкнула замком. – Сегодня вечером ее бой-френд будет делать ей предложение! – Последние слова прозвучали еле слышно.
При мысли о бессердечной, эгоистичной женщине, ради удовольствия готовой забыть о собственном ребенке, Говард чуть не лопнул от справедливого негодования. В голосе девочки явно слышались слезы. Понятия не имея, что он скажет подколодной змее, смеющей называть себя матерью, Говард чертыхнулся и решительно нажал на кнопку звонка.
При упоминании о полиции приходящая няня вновь забилась в истерике.
– Полиция? Сесил, по-твоему, это необходимо?
Сесил Киган обернулась к своему провожатому; в ее серых глазах полыхнул гнев.
– Необходимо! Нед, уже половина двенадцатого, а девочке только десять лет! Господи, где же она?!
При воспоминании о споре, который состоялся днем, у Сесил возникло острое подозрение. Кажется, она знает, куда могла сбежать ее блудная дочь. Однако это подозрение только усугубило ее страх. Она посмотрела на няньку, которая валялась на диване в полуобморочном состоянии. Нельзя было давать себе волю; на сегодня драм вполне достаточно! Ногти Сесил впились в ладони, но внешне она сохраняла спокойствие.
– Я… не виновата!
– А я и не говорю, что виноваты. Кэм очень… находчива. Ты что-то сказал, Нед? – ледяным тоном спросила она, когда ее кавалер пренебрежительно фыркнул.
– Слишком мягко сказано. Я бы назвал это по-другому. – Маршалла настолько расстроили события, так тщательно подготовленного им вечера, что он забыл о своей всегдашней сдержанности.
– Я с удовольствием выслушаю твое мнение как-нибудь в другой раз.
– Сесил, дорогая, я…
– Кстати… – Она с простительной жестокостью отстранила руку, которой Нед обнял ее за плечи. – Лорен, в котором часу вы в последний раз видели Кэм? Не слышали музыку в спальне девочки, а действительно видели ее? Я знаю, вы расстроены, но это очень важно. – Сесил подавила желание придушить эту размазню и заставила себя говорить спокойно. Правда, для этого понадобилась вся ее сила воли. – Мы должны знать, как долго она отсутствует.
– Я… я не уверена… – Девушка высморкалась. – Я готовилась… На следующей неделе у меня выпускные экзамены.
С языка Сесил готова была сорваться язвительная реплика, но она промолчала. Сказать, что будущее этой девицы вызывало у нее хоть малейший интерес, было бы явным преувеличением.
– Вам платят за то, чтобы вы смотрели за ребенком, а не занимались. – Справедливые, но не к месту сказанные слова Неда снова заставили девушку зарыдать.
– Нед, – бросила Сесил, – ты не мог бы помолчать? – Ее слова прервал громкий и настойчивый звонок в дверь. – Кэм! – с надеждой и облегчением выдохнула она.
– Перестань! Уходи! – Дверь немного приоткрылась. – Я не хочу, чтобы Лорен знала, что я…
– Кэм!
– Мама! – Девочка отпустила дверь.
Воспользовавшись этим, Говард распахнул ее настежь. С лестницы в холл спускалась женщина, рукой придерживавшая подол длинного вечернего платья цвета лаванды. Позади нее шел высокий, представительный мужчина с седеющей шевелюрой.
– Я убью тебя, дрянь такая! – Низкий, завораживающе-хрипловатый голос вызывал ощущение ласкового поглаживания по спине.
Говард подумал, что тон женщины не слишком вяжется с ее желанием задушить собственного отпрыска. Женщина опустилась на колени, и ребенок устремился в ее объятия.
– Ты цела? Как ты могла? – Сесил не знала, что ей делать: то ли целовать свое чадо, то ли ругать его. – Тихо! Теперь все в порядке, – пробормотала она, видя, что хрупкая фигурка затряслась от рыданий.
Наконец Сесил увидела мужчину, стоявшего за спиной дочери. Лицо, исполненное грешной красоты, но без проблеска ума, который заставил бы засветиться эти черные глаза, прикрытые тяжелыми веками… Она прижала к груди мокрую физиономию девочки, продолжая коситься на это равнодушное лицо. Подбородок, покрытый щетиной, глаза блестящие и пустые, взгляд тупой и вялый. Классический латинский тип, подумала Сесил; в его оливково-смуглой коже и блестящих черных волосах не было ничего от англосакса.
– Кто это, Кэм?
– Это… Джимми. Он привез меня домой. Мама, я думала вернуться до твоего прихода. Как ты узнала?..
– Лорен позвонила.
– Обычно после прихода Стэна Лорен ко мне не заглядывает. Вот не везет!
– Стэн? – Сесил повернулась к встревоженной няньке, стоявшей позади всех.
– Это мой бой-френд. Он иногда приходит составить мне компанию. Сегодня ему нужно было пораньше уйти. – Заплаканная девушка потупилась, избегая взгляда Сесил.
– Какое счастье для всех нас, что хотя бы он помнит свои обязанности.
Сесил отвела в сторону прядь мягких каштановых волос, выбившуюся из прически. Искра гнева в ее глазах погасла. Сейчас, когда дочь вернулась, можно позволить себе великодушие. Она провела рукой по светлым шелковым волосам Кэм и облегченно вздохнула. Все могло кончиться куда хуже. Она с благодарностью посмотрела на красавца, стоявшего в дверях, и подумала, что тот не слишком похож на доброго самаритянина.
Говард не мог оторвать от нее взгляд. Невероятно! Матовая, почти прозрачная кожа и миндалевидные глаза, заставляющие не обращать внимания на легкую асимметрию черт.
– Прошу прощения, мисс Киган… Мы со Стэном не так уж часто видимся. На одну стипендию не проживешь, поэтому мы оба подрабатываем, и…
Усталый голос Сесил прервал лепет девушки.
– Лорен, я не возражаю, что вы проводите время в компании своего друга. Мне лишь не нравится, когда при этом вы забываете о Кэм.
Вечер был длинный. Наверное, вы хотите домой?
– Да… конечно. Я только возьму свои вещи.
Сесил снова обратила внимание на дочь и заметила, что та буквально падает с ног.
– Ну что, юная леди, дело того стоило? – С казнью и посмертным вскрытием можно подождать.
– Ты знаешь, где я была?
– Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться.
Днем они поспорили из-за того, что Кэм отчаянно хотелось постоять среди толпы юных поклонников перед театром, где в течение двух дней продолжалась церемония вручения премий, и хоть одним глазком увидеть кого-нибудь из ее любимой рок-группы. Сесил была обязана ощутить тревогу: Кэм сдалась слишком быстро.
– Вообще-то собралась такая куча народу, что я ничего не видела, – созналась девочка. – Шофер такси заломил бешеную цену, а люди там были ужасно шумные…
– В общем, маленькое приключение, – пробормотала Сесил, сдерживаясь изо всех сил. Думать о том, что могло случиться, было бессмысленно, но она не могла справиться с воображением.
– И это все, что ты можешь сказать? – недоверчиво спросил Нед.
Мать и дочь дружно повернулись и смерили его хмурыми взглядами. Хотя физического сходства между ними было мало, но в данный момент их родство не подлежало сомнению. Сесил грациозно выпрямилась и обняла девочку за плечи; было ясно, что они бессознательно объединились.
– В данный момент да, – спокойно сказала мать.
– Девочку надо наказать; она должна знать, что провинилась.
– Не ваше дело! – выпалила Кэм, вырываясь из материнских объятий.
– Так нельзя разговаривать с Недом. Он очень беспокоился о тебе. – Сесил вздохнула.
– Неправда! Он меня терпеть не может!
Сесил поморщилась, когда дочь скрылась в гостиной, хлопнув дверью. Маршалл поджал губы, и это ей тоже не понравилось.
– Извини, Нед.
Хотя Сесил знала, что реплики Неда вызваны благими намерениями, в душе она не могла не сочувствовать дочери. Они слишком долго прожили вдвоем, и временами Сесил искренне раздражали добросовестные усилия Неда разделить с ней бремя ответственности.
– В самом деле? – Он вздохнул. – И ты меня извини. Просто сегодняшний вечер должен был стать особенным…
– Да уж, теперь мы его долго не забудем. – Лукавая усмешка померкла, когда Сесил увидела, что красивое лицо Неда осталось бесстрастным. – Хотя, возможно, следовало бы забыть.
– Ты хочешь сказать, что не выйдешь за меня? – В голосе Маршалла звучало недоверие.
– Конечно, нет. – Или да?
На лице Неда отразилась боль, и это заставило Сесил испытать чувство вины. Она шагнула вперед, собираясь поцеловать его. Туфли на высоких каблуках она скинула раньше, и подол шелкового платья задел за шляпку гвоздя, торчавшую из половицы.
– О черт, – пробормотала она, когда ткань затрещала.
Большая, сильная рука с неожиданной легкостью освободила подол.
– Спасибо. – Она невольно заметила, что, несмотря на простецкий вид незнакомца, руки у него красивые и ухоженные.
Молодой человек поднял глаза и посмотрел ей в лицо; этот взгляд заставил Сесил слегка улыбнуться.
Навешенный ему ранее ярлык «простой, но добрый» пришлось сменить. Во взгляде темных глаз не было намека ни на простоту, ни на доброту. Под ложечкой возник холодок, и она на миг затаила дыхание, дабы это ощущение улеглось. Еще ни разу в жизни она не встречала столь откровенной мужественности. Шум, возникший в ушах, напоминал сигнал боевой тревоги.
Сесил по-прежнему была благодарна незнакомцу, но теперь к благодарности примешивалась осторожность. В этих черных как ночь глазах горел не только ум, но и уверенность в себе, граничившая с дерзостью и самомнением, обычными для всех красивых самцов, считающих себя солью земли. Однако это была совсем не та уверенность, которую чувствуют люди, хорошо знающие, где они будут обедать в следующий раз.
Впрочем, заморышем незнакомец не был. Отнюдь. Когда Сесил увидела его худощавую мускулистую фигуру и широкие плечи, по ее телу внезапно разлилось тепло. Как ни одень такого мужчину, он будет заметен в любой толпе. Более того – толпа раздастся и пропустит его!
– Не знаю, как вас благодарить, – довольно чопорно сказала она, разозлившись на то, что ее смогла отвлечь такая мелочь, как мужская привлекательность.
Сесил, как тебе не стыдно? Он спас Кэм один Бог знает от чего, а ты задираешь нос, потому что этот мужчина обращает на себя внимание и из него так и сочится сексуальный магнетизм?
Как бы она смогла отблагодарить его? Думать об этом было ниже достоинства Говарда, но он не мог ошибиться в оценке реакции собственного тела. Что ж, по крайней мере, к нему возвратилась способность думать. Ему приходилось испытывать влечение с первого взгляда, но такого умопомрачения он еще не знал. Сесил. Ему нравился звук этого имени, нравилось…
– Вот вам за хлопоты.
Говард посмотрел на купюры, зажатые в протянутой руке ее бой-френда, прищурился и медленно посмотрел ему в лицо. Боже, да этому малому за сорок, удивился Уэйн. Что она в нем нашла? Конечно, кроме богатства, цинично подумал он.
– Не нужны мне ваши деньги, – сказал Говард, не скрывая презрения.
Сесил толкнула Неда локтем в бок и умоляюще посмотрела на незнакомца.
– Пожалуйста, не обижайтесь! – с жаром сказала она. – Нед хотел только…
– Возместить расходы? Как водится между соседями?
– Да вы только посмотрите… – Нед явно потерял свою обычную спесь.
Впрочем, подумала Сесил, эта кровожадная улыбка и прищуренные глаза могли бы лишить уверенности в себе кого угодно. Она сомневалась, что Маршаллу приходилось когда-нибудь сталкиваться со столь явным пренебрежением.
– Нед! – воскликнула она тоном, в котором звучало скорее раздражение, чем сочувствие. Он ведет себя так, словно это его дом и его дочь. Неужели он не видит, что оскорбляет гордость этого человека? Ее коробила такая бестактность. – Наверное, будет лучше, если мы попрощаемся. Кэм…
– Ты просишь меня уйти? Чудесно…
– Не глупи, Нед!
– Ты так заботишься о его чувствах? – Это неожиданное обвинение заставило ее потерять дар речи. – А как же я? Сесил, мне нравится твоя уравновешенность и рассудительность, но временами хотелось бы… Ладно, все! – сказал он, поджав губы и бросив прощальный взгляд на незнакомца. – Сесил, я позвоню утром. Не забудь, что во вторник мы обедаем с Брендонами. Надень что-нибудь менее… – он критически посмотрел на ее декольте, – открытое. Ты же знаешь, как консервативна Констанс.
Обычно Сесил не обращала внимания на его замечания, делавшиеся в шутливой форме. Однако сегодня он выказал свое недовольство недвусмысленно.
Она нахмурилась и осмотрела себя. Бретельки были такими тонкими, что надеть лифчик не представлялось возможным, но сказать, что она слишком обнажила ложбинку между грудями, было нельзя хотя бы потому, что обнажать было нечего! Правда, плоскогрудой ее тоже никто не назвал бы. Сесил натянула ткань, прищурилась и посмотрела на очертания своей девически упругой груди.
– Будь оно все проклято! – с чувством сказала она.
В конце концов, она устала ходить по натянутому канату, ублажая то Кэм, то Неда. Но больше всего она устала от ощущения собственной вины.
Сесил закинула голову, обнажив красивую длинную шею. Что бы она сделала, если бы я поцеловал ее в то место над ключицей, где пульсирует жилка? – мельком успел подумать Говард. Заверещала бы, как будто ее убивают? Замолчи, дурак, сурово приказал он себе, ставя крест на этой глупой фантазии.
– Это вы про меня?
Сесил подняла глаза, и Говард понял, что она напрочь забыла о его существовании. Ее бледные щеки залила краска. Она тревожно покосилась на свое декольте, и у Говарда дрогнули губы.
– Нет, конечно, нет. Знаете, я действительно очень признательна вам и с удовольствием сделала бы для вас что-нибудь приятное, что-нибудь такое, что…
– … Не оскорбило бы мои чувства? – догадался он.
В глазах Сесил блеснула искорка смеха.
– Как я могу…
– Я пропустил обед, отвозя… Кэм домой. Может быть, сандвич? – Эти слова сопровождались улыбкой, от которой женские сердца таяли еще тогда, когда Говард был пятилетним мальчиком.
Приглашать к себе мужчину с такой внешностью? Осторожность, к которой ее приучали с детства, вступила в короткую битву с материнской благодарностью.
Она едва заметно кивнула.
– Пойдемте со мной.
Он уже доказал, что заслуживает доверия, когда привез Кэм домой. Длинные волосы и небритое лицо придавали ему угрожающий вид, не говоря о сексапильных темных глазах, но все это было чисто наружным, а она сама учила Кэм не судить по внешности… Однако эти мысли не мешали ей ощущать холодок в животе. Похоже, она впускала в дом волка, когда впору было заколачивать дверь семидюймовыми гвоздями.
Кэм появилась, как только они вошли в гостиную, и у Сесил сжалось сердце при виде усталого лица дочери.
– Он ушел? – Девочка осеклась, увидев за спиной матери высокую мужскую фигуру. – Что ты здесь делаешь? – В этих словах звучало скорее любопытство, чем осуждение.
– Мистер… Джеймс проголодался.
– Я тоже.
– Умываться и марш в постель! – К удивлению Говарда, Кэм пожала плечами, улыбнулась и послушалась. – Садитесь, – пригласила Сесил.
Он сел и с нескрываемым любопытством огляделся по сторонам. Если верно, что комната отражает личность владельца, то за очаровательной внешностью мисс Сесил Киган скрывались доброта, отсутствие суетности и тщеславия. Жить здесь было намного легче, чем в его собственной квартире, которую дизайнер отделал в стиле семидесятых… Он вытянул длинные ноги и довольно вздохнул. Все равно ехать к Берте было уже поздно.
– У вас… у вас есть, где ночевать? – Она заставила себя отвести глаза от дыр на его потертых джинсах. Живое воображение подсказывало, что перед ней грязный бродяга.
Говард посмотрел в ее озабоченные серые глаза и понял, что она смущена. Наверное, эта женщина считает, что он сравнивает ее богатство со своей бедностью.
– Есть. – Она явно испытала облегчение, и Говард устыдился за свое самозванство. – Правда, мое жилье не такое красивое, как ваше, – искренне сказал он.
Знай, Сесил его адрес, она едва ли поверила бы в искренность Уэйна.
– Я не хотела совать нос в ваши дела; просто на свете столько бездомных…
– Значит, вы благотворительница, Сесил?
Женщина тут же заметила, как непринужденно «бродяга» назвал ее по имени. У него был красивый голос – глубокий и приятный. Нет, больше чем приятный, с огорчением призналась она. Обольстительный.
– В ваших устах это звучит оскорблением. Знаете, некоторые искренне заботятся о других. Я понимаю, что мне повезло больше, чем многим, и что жалость не слишком созидательное чувство.
– Но вполне естественное, – ответил он.
– Похоже, для беседы о социальном неравенстве уже слегка поздновато, – непринужденно заметила она. – Я сделаю вам сандвич. – Внезапно Сесил поняла, что пользуется любым предлогом, лишь бы не смотреть в эти бархатные темно-карие глаза.
– Могу я помочь вам?
Когда незнакомец следом за ней пошел на кухню, Сесил встревожилась. Крошечная комната в его присутствии стала еще меньше. Впрочем, какими бы ни были домашние условия этого малого, с личной гигиеной у него было все в порядке. Будь по-другому, в замкнутом пространстве это сразу почувствовалось бы. Слава Богу, он не пользовался таким сладким одеколоном, как Нед. Она с удовольствием вдохнула запах \ чистого мужского тела и тут же опомнилась. По спине побежали мурашки. Что я делаю? – подумала она.
– Нет, не нужно… С сыром? Увы, припасов у меня негусто: я собиралась за продуктами только завтра. – Господи, какое ему до этого дело?
Она знала, что несет вздор, но не могла остановиться.
Впрочем, похоже, он привык очаровывать женщин и; может, даже сделал это источником существования. Этот тип, наверное, хорошо изучил не только женскую психологию, но и женскую анатомию! Внезапно она представила себе длинные, чувствительные пальцы, нежно прикасающиеся к белой коже, и вздрогнула.
– Да, сыра будет вполне достаточно… Кэм говорила мне, что вы собираетесь замуж. – Он заложил руки за спину и прислонился к полке.
Сесил выронила нож и нагнулась за ним, пытаясь скрыть румянец. Господи, что эта девчонка успела наболтать совершенно незнакомому человеку? – с тревогой подумала она. Тревога усиливалась сознанием того, что в видении кожа, к которой прикасались мужские пальцы, была ее собственной. Кажется, голод повлиял на ее умственные способности. Она сунула в рот кусочек сыра, надеясь, что это позволит быстро поднять уровень сахара в крови.
– Дети весьма наблюдательны, – сказал он с уверенностью человека, хорошо знакомого с такими вещами. На самом деле Уэйн не знал о детях почти ничего. Если бы эти слова услышала жена брата Грейс, она бы упала в обморок: племяннице Говарда был год и пять месяцев, и за все это время любящий дядюшка видел ее от силы два раза.
– А Кэм особенно. – Сесил бросила нож в раковину и достала из ящика новый. – Она очень сообразительна. Ее умственный коэффициент настолько высок, что я иногда чувствую себя дура дурой. Легко забыть, что она еще ребенок. – Она начинала подумывать, что напрасно переехала в город, поближе к школе для одаренных детей; Кэм там никак не приживалась.
– Значит, вы решились? Я имею в виду замужество, – добавил он, видя, что Сесил задумалась.
– Сама не знаю. – Какого дьявола я перед ним исповедуюсь? А с другой стороны?.. Почему бы и не поговорить с человеком, который не имеет к этому делу никакого отношения и может быть беспристрастен?
– Должно быть, трудно растить ребенка в одиночку, – непринужденно заметил Уэйн. – Хочется найти человека, с которым можно разделить ответственность. Особенно если он хорошо обеспечен…
– Я не ищу отца для Кэм. А тем более обеспеченности! – тут же ощетинилась Сесил. Что это, попытка взять быка за рога или просто грубость?
– Это понятно. Особенно насчет Отца. – Сесил громко ахнула. Увидев ее помрачневшее лицо, Говард примирительно улыбнулся. – Кажется, Кэм его искренне ненавидит.
Сесил невольно улыбнулась, хотя и испытывала неловкость от столь откровенной беседы с незнакомым человеком.
– Кэм никогда не скрывает своего мнения, – призналась она. – И все же… Я люблю свою дочь, но с кем мне встречаться, а с кем нет, решаю сама. – Если бы подразумеваемое множественное число было правдой, светская жизнь Сесил была бы куда насыщеннее. Сколько мужчин было у нее за последние десять лет? Калькулятора не потребуется, насмешливо подумала она. – С майонезом?
– Да, пожалуйста.
– Ешьте. – Она придвинула Говарду тарелку.
– Спасибо. – Он достал одну из задвинутых под стол табуреток. – А вы сами? – Табуреток было две, а не три; стало быть, бой-френд оставался здесь нечасто. Эта мысль доставила ему удовольствие.
Сесил подумала об обеде, к которому так и не успела прикоснуться.
– Пока я искала ребенка и ссорилась с женихом, у меня пропал аппетит.
Она посмотрела на свой палец и вспомнила, что так и не примерила кольцо. И не сказала «да». В судьбу Сесил не верила, но казалось, что та пытается ей что-то сказать. Должно быть, она так и осталась романтической дурочкой, мечтающей выйти за человека, без которого действительно нельзя жить. Без объятий, которого она умрет. За человека, с которым можно будет делиться самыми сокровенными мечтами и страхами. Который заставит ее почувствовать всю полноту любви.
– И часто такое бывает?
На мгновение Сесил показалось, что она грезила вслух. Прошло несколько секунд, прежде чем она поняла, что незнакомец имеет в виду не ее фантазии, а просто отвечает на предыдущую реплику.
– До сих пор Кэм не исчезала. – Господи, что за вечер? Ничего удивительного, что она так рассеянна…
– Я имею в виду ссору с вашим бой-френдом. Впрочем, это слово к нему не подходит. Его едва ли можно назвать мальчиком, верно? – Говард откусил большой кусок сандвича.
– Неду сорок два года, – бросила Сесил, барабаня пальцами по поверхности кухонного стола. – Понятия не имею, почему я перед вами оправдываюсь, – пробормотала она себе под нос.
– Не волнуйтесь…
– И не думала!
– Возможно, вас беспокоит большая разница в возрасте…
– Какая еще разница? – Благодарность благодарностью, но этот человек явно злоупотребляет ее терпением. – Да мне самой тридцать!
– Серьезно? Ни за что не сказал бы? – При таких чертах она останется красавицей до глубокой старости…
– Это что, комплимент? – резко спросила Сесил, пытаясь скрыть, что бродяга заставляет ее испытывать чувства, о которых она давно забыла.
– Я мог бы сделать комплимент и получше.
– Не сомневаюсь.
– Но я действительно не предполагал…
– А вот в это поверить трудно. – Судя по выражению лица незнакомца, он мог предположить что угодно.
– Он был женат?
– Честно говоря, нет. Но он вовсе не голубой!
– Вы правильно сделали, что спросили его прямо.
– Ничего я не спрашивала! Просто Нед очень осторожный человек и слишком часто видел крах семейной жизни своих друзей. – Она не стала добавлять, что Неда приводили в ужас главным образом финансовые последствия развода людей, которые были ему ровней. – В такой осторожности нет ничего плохого. – С какой стати она оправдывается перед этим человеком?
– Конечно, нет. Если только она не заставляет вас забыть голос сердца.
– Нед для этого не годится, – сухо сказала она и закусила губу, поняв, что реплика прозвучала пренебрежительно.
– А вы?
– Простите? – Ледяная нотка, прозвучавшая в ее голосе, не произвела на наглеца ни малейшего впечатления.
– Думаю, что такая женщина, как вы, не может позволить себе прислушаться к голосу сердца, – неторопливо произнес он. Сесил смерила его подозрительным взглядом; несмотря на серьезное выражение лица незнакомца, она была уверена, что над ней насмехаются. – Я хочу сказать, что вы едва ли стали бы иметь дело с первым встречным. Наверное, вы составляете список? Профессия, жалованье и тому подобное…
– Если вы хотите сказать, что я сноб…
– Я толком не знаю, кто вы, – сознался он. – И пытаюсь почувствовать.
– А я не хочу, чтобы меня чувствовали!
– Это объясняет причину расстройства Неда.
– Если вы уже наелись… – решительно сказала Сесил, но по лицу гостя поняла, что даром тратит время. Высокомерный тон на него не действовал.
– Вы всегда так относились друг к другу?
– А вы всегда так интересуетесь незнакомыми людьми?
– Кэм заставила меня почувствовать себя членом вашей семьи. – В его глазах мелькнула смешинка, уголок рта приподнялся. Смысл шутки был понятен только ему самому.
– В самом деле? – Ее выгнутые брови взлетели вверх. – Это на нее не похоже.
– Разве с вами никогда не бывало такого?
Иногда встречаешь человека, и начинает казаться, что ты знал его всю жизнь. Щелк – и готово!
Незнакомец понизил голос и заговорил так мягко и интимно, что Сесил показалось, будто он прикасается к ней… гладит ее. Она быстро отогнала от себя это ощущение.
– Я не люблю принимать поспешные решения. – Ощущение неловкости сменилось комком в горле. – Я уверена, что это «щелк» случалось с вами гораздо чаще, чем со мной, – ядовито парировала она.
До Сесил с опозданием дошло, что она совершила ошибку. Не надо было делать сексуальных намеков человеку, от которого следует держаться подальше. Он мог это неверно истолковать.
У Говарда вырвался смешок.
– Похоже, вы судите обо мне слишком поспешно.
– Я не имела в виду… – пролепетала испуганная Сесил и вдруг осеклась. Именно это она и имела в виду. У него была внешность профессионального соблазнителя.
– Сексуальные маньяки обычно носят очки в роговой оправе и имеют лощеную внешность, – с улыбкой предупредил он. – Что, по-вашему, делает меня обитателем запретной зоны: социальное положение или одежда?
Он сбросил маску и перестал притворяться, что их беседа носит светский характер: У Сесил, обычно предпочитавшей выражаться прямо, закружилась голова и ей захотелось спрятаться за закрытой дверью.
– Мне не нравятся такие разговоры.
– А я вообще никогда не вел таких разговоров.
– Мама, я готова!
Сесил обернулась и придала лицу оживленное выражение. Наконец-то Кэм ведет себя как примерный ребенок.
– Хорошо, – лаконично сказала она. При взгляде на маленькую фигурку сердце сжалось от любви. Разве можно сердиться на ребенка с такими глазами? Особенно если под этими глазами залегли темные круги. – Скажи спасибо мистеру…
– Просто Джимми. – Он протянул руку, и рукав куртки приоткрыл циферблат роскошного «роллекса». Го небрежно одернул рукав, но пара темно-синих глаз тут же заметила этот жест.
– Спасибо… Джимми… – В его руку легла маленькая ладошка; невинный взгляд на самом деле был понимающим и довольно самоуверенным.
– Пойду, уложу Кэм.
Говард задумчиво смотрел им вслед. Кэм очень наблюдательна…
Сесил почти не сомневалась, что от гостя избавиться будет нелегко, и гадала, как бы потактичнее намекнуть ему, что пора уходить. Поэтому она несказанно удивилась и в то же время испытала чувство облегчения – да, именно облегчения, – обнаружив, что «Джимми» стоит посреди гостиной и ждет ее возвращения из детской, чтобы попрощаться.
– Спасибо за сандвич.
– Вы не рассказали мне, где нашли Кэм и как…
На самом деле он не собирался ничего рассказывать. Иначе его живо вывели бы на чистую воду.
– Скорее это она нашла меня, – сказал он и снова загадочно улыбнулся.
– Я никогда не забуду того, что вы сделали.
– А меня самого?
На этот дерзкий вопрос Сесил решила не отвечать. Она обхватила ладонь Говарда обеими руками.
– Не могу сказать, какое облегчение я испытала, когда услышала звонок в дверь. Вы наверняка подумали, что я худшая в мире мать. – Незнакомец смотрел на ее пальцы с таким странным выражением, что Сесил поторопилась отпустить его руку.
– Первое впечатление о человеке может быть ошибочным.
Но его слова она истолковала неправильно.
– Я думала, что у вас было много… Принимая во внимание, как вы… – Она закрыла глаза и тяжело вздохнула. Сесил, остановись, пока не поздно… – У вас вполне приличная внешность. – Нужно было чем-то искупить свою невольную грубость…
– И у вас тоже, что бы ни говорил ваш бой-френд. – В его низком теплом голосе не было ничего обидного. – Человек, который командует, что вам носить, вскоре захочет командовать и вашими мыслями. Конечно, если вы дадите ему такую возможность. Спокойной ночи, Сесил.
– Я никому не дам такой возможности.
– Умница. – Он взял ее за подбородок, заставил поднять лицо и поцеловал в губы.
Если это целомудренное прощание должно было заставить ее захотеть большего, то он добился своего! От чувственного прикосновения горячих губ ее тело напряглось как струна. Поцелуй ее «Джимми» еще раз, Сесил повела бы себя как изголодавшаяся по сексу идиотка, но он этого не сделал.
– Я прощаюсь не навсегда. Думаю, мы еще увидимся. И очень скоро.
Ошеломленная Сесил долго смотрела ему вслед. Это были всего лишь слова, но она не могла отделаться от мысли о том, что случится, если в один прекрасный день он снова позвонит в ее дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Исполнение желаний - Рэдкомб Люси

Разделы:


12345678Эпилог

Ваши комментарии
к роману Исполнение желаний - Рэдкомб Люси



Как быстро исполнить желание Создайте в своем воображении картину достигнутой цели. Вы должны представить себе конечный результат, не уточняя способов его достижения. Когда вы выберете нужную картину, продолжайте следующим образом: 1). Расслабьтесь. 2). Глубоко дышите, проецируя образ вашей цели на воздух, который вы вдыхаете в ваши легкие. Ваше сознание функционирует наподобие слайдоскопа и вы проецируете этот образ цели на воздух, который входит к вам в ноздри. Представьте, что этот образ висит в воздухе, втягиваясь в ваши легкие и впитываясь во все клетки вашего тела. 3). Чтобы придать этому упражнению еще больше энергии, проецируйте этот образ цели также на воду, которую вы пьете и на пищу, которую едите. http://www.fantasiya.net
Исполнение желаний - Рэдкомб Люсиanna
2.01.2011, 0.31





Так интересно все начиналось.Но как только малая заметила на руке Гг дорогие часы,роман сразу превратился в заурядный.Хотя,для того.что бы отвлечься и скоротать вечерок сойдет...
Исполнение желаний - Рэдкомб ЛюсиТаЯна
1.07.2014, 14.15





Эту книжонку нужно было назвать Семейка Адамс или добро пожаловать в сумасшедший дом. Еле дочитала. Итак, краткое содержание. В юности барышня не совладала с инстинктом "слюноотделения" на фразу я тебя лю.. и залетела. Само собой он сделал ей ручкой, а вскоре разбился. Десять лет спустя некий хирург делает ей предложение, готовый взять ее в жены не смотря на то, что ее дочка терпеть его не может. Но она встречает мужичка, похожего на бродяжку, который оказывается ее новым боссом (уже интересно, не правда ли). Хирургу делает ручкой. Потом долго мусолится тема типа ой мы оба хотим друг друга. Но с койкой они тянут. Так как он "догадывается" что она ни с кем не ложилась в нее после отца ее дочки. Затем она слышит как папаша "возлюбленного" говорит что она просто жаждит его захомутать ввиду того что он боХатый... Само собой они тут же облюбовывают диванчик в его кабинете. После сих событий он резко решает уехать на другой конец света. Но перед этим он приходит к ней в дом и говорит я тебя хочу.. Слово за слово и они сотрясают матрас до 5 утра. После чего она говорит сим сим закрой дверь с той стороны, дочка скоро проснется. Он уходит напоследок сказав, что она его использовала. Все вроде как бы финиш ан нет. Опять в фокусе появляется его папаня.. Заявляя ей, что он хочет чтобы она с ним спала, а еще лучше забеременела или хотя бы притворилась беременной, чтобы он не уехал на ранчо и не забросил карьеру. Она отказывается. После чего папаша сам говорит сыну, мол барышня тютю мальца потяжелела. Он приходит к ней и долго орет на нее мол как ты могла промолчать так же как не сказала ничего отцу дочки. Она пытается вякать мол я то ни ни не беременна ни разу.. Он не верит. Она в слезах едет к его отцу, там оказывается мать... Она ей плачется в жилетку, мол ах он паршивец не верит. И само собой туда же заявляется и он. Они остаются наедине. Он говорит что "прижал" отца и тот сказал правду. А мол я расстроился, потому как хотел, чтоб ты была беременна. Хэппи энд все цУлУются. Но сюжет не главное в этой книжонке каждый диалог строится так будто бы герой говорит со стенкой.. Если я хочу мол так и будет и все равно что ты отвечаешь. Диалоги не согласованы. Если бы с любой вменяемой женщиной кто то хоть раз себя так повел то обзавелся бы вазой на голове, но героиня на передок слабая потому она за это лишь хочет его... В общем читать не просто трудно читать можно только со скрипом. 1 из 10
Исполнение желаний - Рэдкомб ЛюсиВарёна
2.06.2016, 16.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100