Читать онлайн Навеки моя, автора - Рэддон Шарлин, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навеки моя - Рэддон Шарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навеки моя - Рэддон Шарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навеки моя - Рэддон Шарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рэддон Шарлин

Навеки моя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Поезд уже стоял на путях, когда Бартоломью остановил свою повозку на стоянке и поспешил на платформу. Локомотив пыхтел паром и отдувался клубами черного дыма, расставаясь со своими пассажирами. Они спешили обняться со своими родными и знакомыми, их радостные возгласы и смех смешивались с пыхтением работающего на холостом ходу локомотива и громыханием багажных тележек по деревянной платформе.
Несколько мгновений Бартоломью стоял неподвижно, вдыхая запахи разогретого металла, исходящие от локомотива, смешанные с ароматом духов, запахом пота и дымом сгоревших дров. Воздух был наэлектризован возбуждением, которого он не разделял. Просьба Причарда избавить его невесту от опасностей и тягот поездки на дилижансе из Ямхилла в Тилламук все еще раздражала Бартоломью.
Что, черт побери, ему делать с ней во время долгой поездки к дому? О чем им говорить? Даже если погода останется нормальной, а дорога – в хорошем состоянии, им предстоит провести четыре бесконечных дня в обществе друг друга. Дни, в течение которых они будут совершенно одни, потому что Хестер сказалась больной и предпочла дожидаться его возвращения у друзей в Тилламуке.
Дни, когда он будет свободен от Хестер и от ответственности. Дни, которых Бартоломью ждал с таким нетерпением, с каким ребенок ожидает прихода Рождества.
А ведь будут еще и ночи, которые придут вслед за этими днями. Мисс Эрия Скотт была горожанкой до мозга костей. Из того немногого, что Причард знал о ней, явствовало, что ранее она никогда не выезжала из Цинциннати. Во время своих поездок в город Бартоломью обычно останавливался у друзей – у Олуэллов, Апхемов и Рудов – но вдруг им придется ночевать под открытым небом? Как отнесется столь неопытная молодая девушка к перспективе провести ночь в дороге с незнакомым мужчиной? А что подумают его друзья, узнав, что он путешествует с молодой незамужней женщиной? Впрочем, вскоре он это узнает.
На платформе стояло несколько женщин, ожидавших встречающих. У их ног были сложены чемоданы и сумки. Двоим перевалило за пятьдесят. Третья была с ребенком, который прятался за ее юбки.
И тогда он увидел ее – мисс Эрию Скотт. На три-четыре дюйма выше Причарда, она казалась эфемерной и невесомой, как облачко дыма. Несмотря на вошедшие в моду осиную талию и крупные формы, эта женщина явно с презрением относилась к накладным плечам и груди, которыми отнюдь не пренебрегала Хестер. У мисс Скотт было длинное вытянутое лицо, на которое хотелось надеть уздечку, это лицо было столь же приятным, как прокисшее молоко.
Бартоломью сделал шаг вперед, испытывая одновременно сочувствие к ней и раздражение на своего идиота-племянника, но едва он преодолел половину расстояния к этой тростинке с лошадиной физиономией, как она пронзительно взвизгнула и кинулась в объятия высокого мужчины. Бартоломью ощутил некоторое облегчение и принялся изучать толпу.
Пассажиры сошли с поезда, и большинство уже покинуло станцию. Из здания вокзала вышла молодая женщина и подошла к пожилой леди. Он сразу же отверг возможность, что это она, поскольку она была слишком красива для того, чтобы вступить в заочный брак с мужчиной, которого она в глаза не видела. Она огляделась по сторонам и с явным нетерпением принялась раскачиваться на каблучках. Когда она обернулась в его сторону, у него перехватило дыхание – так изысканна была ее красота.
Притаившись в тени перегруженной багажной тележки, Бартоломью впитывал исходящую от нее притягательность с такой же жадностью, с какой осушает первую кружку пива матрос, проведший не один месяц в море. Ее волосы имели естественный каштановый оттенок. Ее фигурка, скрытая хорошо сшитым дорожным костюмом цвета оранжерейной орхидеи, выглядела такой хрупкой! Ее лицо вряд ли можно было назвать идеальным – его черты были чересчур симметричны, а кожа слишком безупречна; лицо слишком правильное, без изюминки. Брови ее были очень густыми, а нос слишком маленьким и прямым. Но рот… Боже всемогущий, этот изящно очерченный ротик с крошечной соблазнительной родинкой над верхней губой прямо-таки умолял, чтобы его поцеловали.
Однако, несмотря на ее ротик и свежую, невинную чувственность, которую она излучала, он бы не смог объяснить, в чем состояла ее привлекательность. Затем он услышал переливы ее смеха, звучавшего как птичьи трели, – чистого, звучного, живого – и понял. Ее лицо было подвижным и одушевленным, жесты – быстрыми и грациозными. Она была живым воплощением кипящей от избытка энергии юности. И жизни.
Впервые за много лет, не оставивших и следа в его памяти, он был рад, что все еще жив. С благоговейным трепетом наблюдая за этой девушкой, Бартоломью забыл о мисс Эрии Скотт. Он забыл о Хестер и Причарде, он забыл о маяке, где был главным смотрителем. Если бы дальнейшие события не вывели его из транса, он так бы и стоял на одном месте, любуясь этим очаровательным созданием в ее великолепном одеянии цвета орхидеи. Но в этот момент появился седовласый мужчина. Издав радостный возглас, девушка бросилась к нему. Она уже хотела крепко обнять его и едва не упала, когда он быстро отстранился.
– Эй, эй, молодая леди, – недовольно воскликнул мужчина. – Это еще что за глупости?
Пожилая женщина поспешила к ним:
– Энтони, что здесь происходит? Кто эта… эта особа? Ну-ка, признавайся, или тебе придется ночевать на садовой скамейке до конца твоей подлой изменнической жизни, вместе со своей дворнягой.
Энтони воздел руки в знак того, что он невиновен. Разгневанная супруга ухватила его за ухо и повлекла к экипажу, одарив девушку презрительным взглядом на прощание. Инстинктивно Бартоломью сделал несколько шагов по направлению к трио, подчиняясь стремлению защитить девушку. Но та уже спешила обратно к своей компаньонке. Он отвернулся, чтобы она не догадалась, что он стал свидетелем этой неприятной сцены.
– Ой, миссис Дауни, – запричитала девушка, подбежав к пожилой женщине, – ну, почему я сначала делаю, а потом думаю? Моя мама всегда говорила мне, что я слишком импульсивна и что у меня нет ни капли здравого смысла.
– Все хорошо, что хорошо кончается, моя дорогая, – женщина ласково потрепала девушку по затянутой в перчатку руке. – Ты просто немножко волнуешься, вот и все. Чуточку терпения, молодой человек обязательно появится.
– Боюсь, нетерпение – это еще один из моих недостатков. Какая же из меня получится жена, если…
Девушка подняла глаза и увидела, что Бартоломью пристально рассматривает ее. В ее глазах вспыхнула надежда. Они были так полны нетерпения и пыла, эти глаза, так полны жизни, невинности и ожидания счастья… Ошеломляющие глаза. В точности как незабудки.
Смутившись оттого, что его застали за столь неприличным занятием, Бартоломью выступил вперед:
– Прошу прощения, я не хотел смутить вас. Я…
– Вы мистер Нун? – спросила она.
Ошеломленный, Бартоломью пробормотал:
– Вообще-то, да. То-есть… не хотите ли вы сказать, что вы…
– О, я знала, что вы приедете, – с этими словами Эрия бросилась к нему на шею.
Бартоломью замер от неожиданности и закрыл глаза, чувствуя, что его тело поддается исходящему от нее теплу. Его руки сомкнулись вокруг нее. Это был рай. И это был ад. Стиснув зубы, он старался подавить желание поднять ее на руки и унести далеко-далеко. Он решительно взял ее за руки и отстранил от себя. Миссис Дауни подмигнула ему через ее плечо. Покраснев от смущения, он поклонился девушке и заговорил с ней официальным тоном.
– Я полагаю, вы – мисс Эрия Скотт из Цинциннати?
Она весело рассмеялась.
– Конечно, это я. Кто еще?..– она начала запинаться, улыбка ее угасла. – Святые угодники, я опять сделала все не так. – Она закрыла лило руками и с ужасом посмотрела сначала на Бартоломью, а потом на миссис Дауни. – Я опять вела себя как дура. Я безнадежна, так ведь?
– Вовсе нет, моя дорогая, – одобрила ее миссис Дауни. Я уверена, что мистер Нун, так же как и я, приятно удивлен тем, что вы не похожи на этих чопорных мисс с Востока. Не так ли, сэр?
Бартоломью улыбнулся, с облегчением перенеся внимание с девушки на нее.
– Совершенно верно, мадам. И я вдвойне счастлив видеть, что кто-то сумел убедить ее взять с собой компаньонку в поездку, – он отвесил пожилой женщине глубокий поклон. – Бартоломью Нун, к вашим услугам.
Хихикнув, миссис Дауни исполнила старомодный реверанс.
– Просто очаровательно. Если манеры вашего племянника столь же изысканны, как и ваши, молодой человек, я буду счастлива знать, что моя мисс Скотт нашла себе хорошего мужа. Однако я не являюсь ее компаньонкой, я просто старая женщина, которой посчастливилось познакомиться с ней, когда я села на поезд в Пендлитоне, чтобы нанести ежегодный визит моему сыну здесь, в Портленде.
– А какая у меня нужда в компаньонке, позвольте спросить? – Эри Скотт уставилась на обоих, подбоченясь и нахмурив милое личико. – В конце концов, на дворе девятнадцатый век, а не средневековье. Хотя, судя по тому, как с женщинами обращаются в некоторых странах, этого не скажешь. Знаете ли вы, что гречанок изгоняют из их домов и заставляют попрошайничать на дорогах или загоняют и забивают до смерти, и все это только потому, что они надоели какому-нибудь мужчине? Здесь, на Западе, даже дикари проявляют большую гуманность по отношению к своим женщинам, – произнесла она, глядя на Бартоломью.
Впервые за столь долгое время, что ему было страшно признаться в этом даже самому себе, Бартоломью улыбнулся с искренним удовольствием.
– Тот факт, что мужчина мог совершить такое с этой вашей гречанкой, лишний раз доказывает необходимость и полезность хорошей компаньонки.
Эри с негодованием уставилась на него;
– Это лишь доказывает только то, что она была достаточно глупа, чтоб попасть в положение, с которым она не могла справиться. В любом случае здесь Америка, а не Греция. Здесь женщины привыкли распоряжаться своей судьбой. Вы когда-нибудь слышали об Аризоне Мэри?
Он отрицательно покачал головой, не сумев сдержать улыбку. Мисс Эрия Скотт была более чем красива. Она была единственной и неповторимой: пылкая суфражистка
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
в облачении нимфы, к тому же совершенно неотразимая.
– Аризона Мэри управляла своей упряжкой буйволов в шестнадцать голов и ни в чем не уступала мужчинам, занимавшимся перевозками и фрахтом, – продолжала мисс Скотт. – А как насчет Чарли Панкхерст, которая много лет водила почтовый дилижанс, и только когда она умерла, люди обнаружили, что она была женщиной? А знаете ли вы, что в одном только штате Канзас на должность мэра были избраны десять женщин?
– Нет, я этого не знал, – Бартоломью едва сдерживался, чтобы не рассмеяться. – Кого-нибудь из них избрали на второй срок?
Озадаченная, Эри сняла руки с бедер и растерянно уставилась на него.
– Я не знаю. В статье об этом ничего не говорилось.
Миссис Дауни вежливо прочистила горло:
– Все это ужасно интересно, моя дорогая, но теперь, раз твой молодой человек уже здесь, я полагаю, что мне самое время нанять экипаж и отправиться в дом моего сына. Это путешествие было самым приятным из всех, какие я могу припомнить, но я довольно сильно устала.
– Вас никто не встречает? – спросил Бартоломью.
– Нет. Мой сын не женат, мистер Бартоломью, он очень занятой врач. Давным-давно я обнаружила, что самой добраться до его дома и скинуть туфли у меня выходит значительно быстрее, чем полагаться на него и отрывать его от пациентов ради того, чтобы он вовремя меня встретил. Такое положение вещей устраивает нас обоих.
– Может быть, я могу вас подвезти?
– На чем вы приехали, если мне будет позволено задать столь невежливый вопрос?
– Не беспокойтесь о вежливости. Боюсь, что в моем распоряжении всего лишь фермерская повозка, она гораздо лучше подходит для перевозки припасов, чем экипаж.
– Разумеется. К сожалению, у нее есть только одно сиденье, да и то не слишком удобное. Перед зданием вокзала я вижу мужчин, восседающих в снабженных мягкими подушками экипажах, которые надеются заработать пару монет, согласившись подвезти таких пожилых леди, как я, к гостинице или еще куда-нибудь. Я уверена, вы не будете возражать, если я вверю себя кому-нибудь из них, и вы сможете отправиться в путь.
Внезапно Бартоломью охватила паника при мысли о том, что он останется наедине с очаровательным ребенком, стоящим рядом, но он сумел сохранить внешнее спокойствие и невозмутимость.
– Ну конечно же, не буду.
– Ах, миссис Дауни, – Эрия крепко обняла пожилую женщину. – Мне будет так не хватать вас. Вы были очень добры.
– Глупости, дитя мое. Давненько мне не было так весело. Дождаться, пока за тобой приедет дядя твоего жениха, – это самое меньшее, что я могла для тебя сделать, – она оглядела Бартоломью с головы до ног и снова подмигнула. – И оно того стоило. Мистер Нун чертовски привлекателен. Теперь ты можешь представить, как выглядит твой молодой человек.
Эрия выпустила ее из своих объятий и посмотрела на него:
– Вы правы, он выглядит привлекательно. И этого следовало ожидать, учитывая его описание, которое мистер Монтир дал в своей телеграмме. Я так переволновалась, что совсем забыла о ней.
От ее мальчишеской улыбки у Бартоломью защемило сердце. Этого просто не может быть. Не может быть, чтобы такому неуклюжему сопляку, как Причард, досталась загадочная нимфа, которая стояла сейчас перед ним. Это было неправильно, преступно, дико.
Бартоломью вспомнил о Хестер и ощутил такую горечь, что даже зажмурился, так его напугала и подавила сила собственных эмоций. Он чувствовал себя так, как будто кто-то посторонний вывернул его душу наизнанку и вывалял в грязи все его самые сокровенные мысли и чувства. Он отчаянно попытался сохранить остатки своего самоконтроля, равнодушия к жизни, которые он так болезненно и тщательно культивировал в себе все эти годы для того, чтобы выжить.
– Собственно, я должен извиниться за то, что заставил вас дожидаться меня так долго, – он выдавил улыбку. – Я также представлял вас несколько иной.
Миссис Дауни издала короткий смешок и погрозила ему пальцем:
– Я знаю, чего вы ожидали, молодой человек. Старая клуша-служанка, с волосами, собранными в такой тугой пучок, что к нему можно было бы подцепить ее чулки. Я права?
Комок в груди на мгновение исчез, когда он взглянул на морщинистое лицо с живыми, смеющимися глазами.
– Сознаюсь, вы правы, – он отвесил миссис Дауни галантный поклон, но взгляд его при этом был устремлен на девушку. – Именно этого я и ожидал.
Мисс Эрия Скотт улыбнулась.
Эри. Наверное, друзья называли ее так. Это имя шло ей легкое и воздушное, прекрасно подходящее нимфе. Он попытался обрести хладнокровие и вспомнить, для чего он здесь.
Вокруг них садились на поезд пассажиры, направляющиеся в Гобл, где состав и все, кто в нем находится, будут переправлены через реку Колумбия, перед тем как возобновить свое путешествие в Сиэтл. Вскоре на платформе не останется никого, кроме носильщиков и железнодорожных служащих. И внезапно Бартоломью понял, как ему хочется отправиться в путь; он не мог дождаться момента, когда останется с мисс Эрией Скотт наедине.
– Собственно говоря, – сказала она, – я бы никогда не догадалась, что вы – дядя мистера Монтира. Вы выглядите слишком молодо. А сколько вам лет, если это не тайна?
Бартоломью разразился раскатистым глубоким мужским смехом, который казался ржавым от нечастого употребления и в котором потонуло вежливое предупредительное покашливание миссис Дауни.
– Боже милосердный! – Эри мило покраснела. – Мне на самом деле надо постараться держать рот на замке. Похоже, это единственный способ не вляпываться в неприятности.
«Никогда!» – хотелось ему крикнуть. Эти восхитительные губки созданы для того, чтобы болтать, хотя на уме у него совсем другой способ их употребления.
– В этом году мне исполняется тридцать, я на восемь лет старше Причарда.
– Прекрасный возраст, – миссис Дауни одобрительно кивнула своей седой головой. – Достаточно взрослый для того, чтобы, как говорится, засеять свою пашню, то есть чтобы добиться чего-нибудь, и в то же время достаточно молод, чтобы приспосабливаться к причудам судьбы, которые она раздает направо и налево, не так ли?
Бартоломью посмотрел на мисс Скотт, размышляя, не является ли она одной из таких причуд судьбы. Что-то зашевелилось у него в памяти. Он отогнал прочь это воспоминание.
– Я уверен, что вы правы. А теперь, мисс Скотт, если вы покажете мне ваш остальной багаж, я займусь его погрузкой, пока вы закончите прощаться. У нас впереди долгий путь.
– О да, конечно, – она указала на две маленькие корзины и большой чемодан. – Вон они стоят.
Бартоломью взвалил чемодан на плечо с такой легкостью, как будто в нем ничего не было, кроме воздуха, и с чемоданом на плече нагнулся, чтобы взять одну из корзинок.
Отдалившись от двух женщин на некоторое расстояние, он усмехнулся про себя, вспоминая, как размышлял о том, что они будут делать на протяжении четырех долгих дней пути домой. Не было никаких сомнений в том, что он хотел бы делать. Его руки болезненно заныли от желания ласкать эту гладкую, бархатистую кожу, искать и находить потаенные уголки ее тела. Когда он думал об этом, четыре дня уже не представлялись ему длинным сроком.
Он поставил корзинку рядом с узорчатой этажеркой палисандрового дерева, которую купил по настоянию Хестер, и опустил чемодан на дно повозки.
Хестер. Мысли Бартоломью понеслись, как семена одуванчика от ветра.
Хестер была его женой – «пока смерть не разлучит их» – независимо от того, насколько сильно он хотел, чтобы это было не так. А Эри Скотт принадлежала Причарду.
Плечи его опустились – эту ношу ему никогда не сбросить. Он положил руки на боковую стойку повозки, опустил на них голову, затем закрыл глаза и попытался отогнать видение сладкого обольстительного ротика девушки, такого свежего, такого…
Теплая ручка накрыла его руку.
– С вами все в порядке, мистер Нун? Не могу ли я что-либо сделать для вас?
Он посмотрел вниз и увидел, что Эри Скотт стоит на расстоянии вытянутой руки, глядя на него этими невероятными незабудковыми глазами, ее сладкие полные губы были приоткрыты, на лице у нее было выражение мягкой и простодушной озабоченности.
И он бросился в ад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навеки моя - Рэддон Шарлин



в целом интересная книга.
Навеки моя - Рэддон Шарлининна
13.05.2013, 9.14





Инфантильная наивная дурочка - стандартный плод воспитания той эпохи и мужик, который мужик - всегла хочет, а жена не дает, а тут такой противовес жене. Только очень нудно описано.
Навеки моя - Рэддон ШарлинKotyana
15.07.2013, 6.15





Насчет инфантильной дурочки в этом романе, мнение не разделяю. Эри скорее наивна и невежда в отношениях между мужчиной и женщиной. Теперь о романе... Роман понравился! Есть, конечно, некоторые моменты..., но они есть в каждом романе. А роман о трудной, запретной любви человека с тяжелым прошлым, но человека - чести, и любви к нему молодой девочки и их страсти. И с предыдущим коментомм полностью не согласна, потому как увидела героев совсем другими. И Барт не просто мужик с похотью, как представляют его в коменте, а любящий Эри больше жизни, но он никогда не сможет признаться ей в этом. Лучше прочесть и сделать свои выводы. ИМХО. 9 баллов.
Навеки моя - Рэддон ШарлинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
27.10.2015, 15.49





Так себе.
Навеки моя - Рэддон ШарлинКэт
17.01.2016, 16.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100