Читать онлайн Почти джентльмен, автора - Розенталь Пэм, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почти джентльмен - Розенталь Пэм бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почти джентльмен - Розенталь Пэм - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почти джентльмен - Розенталь Пэм - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Розенталь Пэм

Почти джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

На другой день, в полдень, мистеру Симмсу пришлось буквально вытянуть Фебу из постели. Ее руки и ноги ныли после вчерашних упражнений, под глазами пролегли темные круги.
Мистер Симмс нахмурился:
– Вы нездоровы, сэр. Вам надо отменить встречу с графом Линсли. Хотите, я пошлю гонца с сообщением?
Но Феба лишь покачала головой и знаком велела ему уйти.
«Я совершенно здорова, черт возьми! По крайней мере я вполне могу рискнуть всем тем, что я создала за последние три года».
Усиленные занятия фехтованием помогли Фебе сосредоточиться. Она проснулась с ясной головой и готовым решением.
Феба с наслаждением потянулась, высоко вскинув руки. Вчера она дралась с редкостной энергией, ее тело горело от новой страсти, и она победила, доказав себе, что может выиграть любое сражение. Ее движения фехтовальщика были точными, безукоризненными. Значит, нет причин бояться, что она утратила мужские качества и превратилась в мягкую, беспечную дамочку. Она могла и дальше наслаждаться свободой, которую ей давала личина Марстона.
Погода была под стать настроению. В окна лился яркий дневной свет. Феба выпила чашку крепкого кофе, приняла горячую ванну и хорошенько растерлась полотенцем, прежде чем обмотать свою грудь муслиновыми лентами.
Она тщательно скрывала от посторонних глаз свои формы, и все же лорд Линсли догадался о том, что она женщина.
Феба облачилась в мужской костюм: рубашка, брюки, жилет, сюртук, сапоги. Эти вещи служили ей защитной броней и потому напоминали рыцарские доспехи. Держа в руке галстук, она оглядела в зеркале свою тонкую изящную шею.
Чтобы нарядиться мужчиной, надо было прикрыть горло полоской белоснежной льняной ткани. Она ловко проделала этот трюк.
«Он смотрел на меня с вершины холма, когда на мне были розовое платье и белый тюрбан. Он видел мою обнаженную шею».
Ей нравилось прятать свои женские прелести под мужской одеждой. Это давало свободу. Однако облегающие брюки подчеркивали контуры ее длинных стройных ног.
Феба пожала плечами. Законы моды были жестоки, они подминали под себя светское общество с его вечной погоней за превосходством. За годы замужества она научилась преподносить себя в качестве элегантного дорогого объекта, доказательства богатства и положения Генри. Она была изящной пустышкой – такой же, как разбитая ею китайская ваза.
Ей прекрасно удавалась ее роль. Мужчины желали ее и завидовали Генри. Воздух, которым она дышала, был отравлен холодным вниманием и похотью.
Она посмотрела на себя в зеркало. На бесстрастном лице Фица Марстона блестели глаза Фебы Вон. Она хотела вновь ощутить на себе пристальный взгляд лорда Линсли. И не только взгляд. Впрочем, не в ее власти было повлиять на ход их сегодняшней встречи.
– Да, спасибо, мистер Марстон, – пробормотал лорд Линсли. – От шампанского я не откажусь.
«Сегодня она выглядит по-другому, – подумал Дэвид. – Бледная и такая же уставшая, как и я». Ему хотелось поцеловать темную тонкую кожу у нее под глазами.
Ее движения были более скупыми, чем вчера, но в них осталась прежняя угловатость. Дэвид понял по ее суровому лицу, что она приняла решение.
Она провела лорда в маленький, заставленный книгами кабинет. На изящном овальном столике в центре комнаты стояла шкатулка из сандалового дерева и лежала кипа бумаг.
Он взял первое письмо и начал читать, стараясь не отвлекаться на хозяйку дома, от которой пахло огуречным мылом и свежевыглаженным льном.
Эти запахи сглаживали его впечатление от гнусной писанины.
– Какая мерзость! – заключил он полчаса спустя, невольно сжав кулаки. – Все эти письма ужасны, но последние три выбиваются из общего ряда.
Он разложил на полированной столешнице из орехового дерева листки бумаги с приклеенными газетными буквами.
– Значит, вы тоже почувствовали ту злобу, которая исходит от этих грязных анонимок? – спросила Феба.
Второе письмо гласило: «Тебе не стоит возвращаться из Д». В третьем содержался ряд оскорблений, выписанных в столбик: «Ведьма карга мегера распутница».
– Это письмо пришло всего несколько часов назад, – сказала Феба бесцветным голосом.
– Буква Д, насколько я понял, означает Девоншир? – спросил Дэвид.
Она кивнула.
– Как видите, вы не единственный, кто знает пункт назначения моих путешествий.
– Ну, что касается меня, то я просто догадался. Она вздохнула:
– И все-таки странно, не правда ли, что после трех лет успешной маскировки мою тайну раскрыли сразу два человека? Вы…
– Я сделал это, потому что вы мне небезразличны.
– Но вы меня совсем не знаете. Впрочем, я тоже отношусь к вам с симпатией. Но всему свое время.
Лорд уставился на собеседницу, пораженный ее прямотой.
– Но этот аноним меня ненавидит, – продолжала она. – Его послания дышат непримиримой ненавистью. В других письмах этого нет. Они скорее забавны, чем опасны.
– Вы находите их забавными? Смелая женщина! Интересно, какими поступками вы снискали подобную злобу?
Она пожала плечами:
– Наверное, все дело в том, что я обыгрываю других джентльменов за карточным столом. И мешаю им стать членами клуба «Уайтс». Так или иначе, я недвусмысленно даю им понять, как они мелки и ничтожны. Это совсем нетрудно. Гораздо сложнее сражаться с ними в парламенте, как делаете вы.
Линсли покачал головой:
– Мне кажется, что ваше поведение куда опаснее моего. Вы играете в мужские игры. Даже если ваши враги не подозревают…
Он осекся, вспомнив обстановку ее дома. Посторонний наблюдатель не мог догадаться о том, что хозяйка этих комнат – женщина. По крайней мере те помещения, которые находились на первом этаже, вполне соответствовали образу Фица Марстона. Он запретил себе думать о ее спальне, гардеробной и ванной…
– Почему вы замолчали, милорд?
– Ах да, простите. Я говорил о том, что ваши враги, какими бы они ни были забавными, наверняка чувствуют что-то необычное. Возможно, дело в том, что вы слишком идеально разыгрываете мужчину. Вы чересчур убедительны в этой роли. Кроме того, мистер Марстон, вы очень привлекательный молодой человек.
Феба сдержала улыбку.
– В вас есть что-то… необычное.
– В вас тоже.
– Когда-нибудь я вам это докажу, мистер Марстон. Но давайте вернемся к насущному вопросу…
Дэвид предложил Фебе составить список джентльменов, у которых есть повод быть недовольными мистером Марстоном.
Однако это оказалось труднее, чем он ожидал. В свое время она насолила большинству представителей высшего света. «Откуда в ней это неистребимое желание бороться со снобизмом, ханжеством и самодовольством?»
И все же его восхитила та живость ума, с которой она чинила препятствия своим жертвам. Он посмеялся, когда она рассказала, как ей удалось не пропустить того или иного джентльмена в клуб «Уайтс». В ход шли самые мелкие, на первый взгляд незначительные детали: жеманные манеры Смайт-Кокрана за обеденным столом; преклонение Рейкса перед Смайт-Кокраном; плохо вычищенные сапоги Крашоу.
– Гуталин Драмблстона? Надо будет спросить у моего лакея, слышал ли он о таком.
– Успокойтесь, милорд. Я могу вас заверить, что ваши сапоги начищены другим средством.
– Но как…
Он хотел спросить, откуда она узнала, каким гуталином пользуется лакей лорда Крашоу. Но вопрос повис в воздухе. Ее взгляд прошелся по его сапогам и заскользил выше, по ногам. Дэвид вспомнил, как вчера с такой же возмутительной откровенностью он сам рассматривал ее стройные ножки. Подобная дерзость превышала границы дозволенного. Даже проститутки не позволяли себе столь недвусмысленных взглядов.
– Вы грозный противник, мистер Марстон, – заметил он. – Отныне я буду скрывать от вас свои мелкие слабости и грешки.
Ее губы скривились в усмешке. Дэвид прочистил горло.
– Ну что ж, я думаю, мы можем ограничить наш список тремя личностями, не считая барона Банбери.
Она кивнула.
– Рейке, Смайт-Кокран…
– И наш любимец, лорд Крашоу, характер которого чернее его сапог.
Линсли нахмурился:
– Но здесь нам придется столкнуться с серьезной проблемой. Я хотел напрямую переговорить с этими джентльменами и выяснить, насколько сильно они вас ненавидят. Мне не составит труда встретиться с Рейксом и Смайт-Кокраном, однако Крашоу ни за что не примет меня у себя. И не захочет разговаривать со мной на светском сборище.
Дэвид не без гордости поведал Фебе о том, что он скупил на аукционе те земли, на которые зарился Крашоу. Она так внимательно его слушала, что он невольно выболтал больше, чем собирался. Феба узнала, что в настоящее время у него почти не осталось наличности и что ему придется экономить, живя в Лондоне (конечно, не настолько, чтобы отказаться от чистки сапог).
– И все же овчинка стоит выделки, – сказал Дэвид. – Теперь я уверен, что мои фермеры не сбегут из моего поместья.
– Это для вас так важно?
– Да. Я хочу, чтобы следующий урожай был таким же хорошим, как предыдущий. Жаль, что мне придется провести зиму в Лондоне. Это дорогое удовольствие.
– Тогда почему вы здесь?
– Вы сами знаете почему.
Феба посмотрела на его большие руки, лежавшие на письменном столе.
– Я вам очень признательна.
Она принялась складывать письма. Он накрыл ее руку своей, почувствовав обжигающее тепло ее пальцев.
– Подождите, – прошептала Феба.
Лорд убрал руку. Она вышла в фойе и что-то сказала слуге, потом вернулась в комнату и заперла двойные двери.
– Я сказала мистеру Симмсу, чтобы в ближайшие полчаса нас не беспокоили.
– А потом? Она улыбнулась:
– Потом нас обязательно побеспокоят.
Двери кабинета были выполнены по французской моде прошлого века: на панелях красовались витиеватые фруктово-цветочные узоры.
– Нам еще многое надо обсудить, – сказала Феба, ослабив узел галстука. – Но мне кажется, мы заслужили маленький перерыв.
Дэвид не стал возражать.
Феба быстро размотала с шеи длинную полоску льна, и галстук скользнул на персидский ковер, упав к ее ногам. Она подцепила его мыском сапога и отбросила в сторону, потом прислонилась к двери, ожидая, когда Дэвид подойдет поближе.
Линсли видел, как бьется пульс у нее на шее. Ему хотелось прижаться пахом к ее бедрам, но он сдержал этот порыв, осторожно нагнул голову и принялся водить губами и языком по изгибам и впадинкам ее тела. У него кружилась голова от ее пьянящего аромата.
Он расстегнул верхнюю пуговицу ее рубашки, схватил хрупкие плечи и уткнулся лицом в нежную ложбинку над ключицей. Феба тихо постанывала, млея в его объятиях.
Наконец его губы завладели ее губами.
Она задрожала и попыталась вырваться.
– Я не собиралась вас целовать, милорд.
– Я знаю, мистер Марстон. Но вы меня и не целуете. Это я целую вас.
– Я не собиралась это вам позволять.
– А я не собирался спрашивать у вас разрешения. Она опустила глаза.
– Возможно, – пробормотала она. – Но почему бы вам не взять больше? Возьмите… все.
– Я не любитель грубых удовольствий. Мне нравится предвкушать. Быть может, в следующий раз, когда у вас будет настроение, вы сами мне отдадитесь.
– Вы так терпеливы?
– Я уже не юноша. У меня есть преимущества зрелого возраста.
– Вас трудно назвать стариком, лорд Линсли. – Она опять оглядела его тело.
– Да, я не настолько стар, чтобы не поддаваться таким распутным взглядам. Я знаю: вы игрок, но не переоценивайте свою удачу, мистер Марстон. – Он посмотрел на часы, стоявшие на каминной полке. – У нас есть еще пятнадцать минут.
– Спасибо. Я думаю, мне понадобится это время, чтобы успокоиться и снова завязать галстук.
– Если я завяжу его сам, у нас будет время для очередного поцелуя.
– Нет. В другой раз. Мне еще нужно причесаться. Вы растрепали мои волосы.
Дэвид нежно провел большим пальцем по ее ушку. Феба откинула голову и тихо вздохнула, слегка приоткрыв рот.
– С растрепанными волосами вы похожи на маленького шалунишку, который стащил из кухни пирог и с ужасом ждет наказания.
– Пирог был очень вкусным.
Она облизнула губы и усмехнулась. Дэвид принялся завязывать на ней галстук.
– У меня такое чувство, как будто я прячу сокровище, – признался лорд. – Это грустно и вместе с тем приятно. Только я один знаю, где следует его искать.
– Когда вы уйдете, я исследую узел на галстуке, – прошептала Феба.
Он отступил назад, и она причесала свои кудрявые волосы.
– Да, спасибо, Симмс! – крикнула она, когда несколько минут спустя в дверь осторожно постучали.
Она открыла дверь, чтобы немного проветрить кабинет… а заодно дать знак лакею, что мистер Марстон остался живым после встречи со своим гостем.
– Итак, на чем мы с вами остановились? – быстро спросила она, опять закрывая дверь. – Ах да, мы решили, что моими врагами могут быть Рейкс, Смайт-Кокран и Крашоу. И еще Банбери. Но вам будет трудно договориться с Крашоу.
Удивительно, но Дэвид почувствовал просветление в голове.
– Кажется, я придумал, мистер Марстон.
За эту идею ему стоило поблагодарить Стоукса.
– В конце концов, – рассудил он, когда они снова сели за стол, – весь высший свет знает, как сильно я потратился на земельном аукционе. Ни для кого не будет открытием то, что я нуждаюсь в деньгах. А теперь скажите мне, что делает джентльмен, когда хочет быстро пополнить свою казну?
– Наверное, пытается взять взаймы, – ответила Феба. Он поднял руку.
– Я скажу нескольким знатным особам, что пытался занять у вас денег и получил суровый отказ. После этого…
Она кивнула.
– Вы пойдете играть в клуб «Вивьенс».
– Точно. Это будет в следующий понедельник. Я проиграю вам кучу денег и затаю на вас большую обиду. Заранее прошу меня простить, если я буду с вами слишком резок.
Линсли усмехнулся:
– Мне будет нетрудно продуться в карты. Я слишком плохой игрок. Итак, я стану вашим заклятым врагом. Все остальные ваши враги захотят заполучить меня в союзники.
– Даже Крашоу?
– У Крашоу могут быть другие причины для визита ко мне. Услышав о моем банкротстве, он захочет выкупить у меня пару земельных участков. Вот тогда-то я и расспрошу его о вас. Не беспокойтесь, – поспешно сказал Дэвид, заметив тревогу в глазах девушки, – все мои работники останутся на своих местах. Я предложу лорду Крашоу самые плохие участки. Они нуждаются в дренаже, но Крашоу ничего не смыслит в сельском хозяйстве. Думаю, он не станет возражать.
Лорд улыбнулся, увидев ее облегчение.
– Мне придется остаться в Лондоне и провести здесь праздничный сезон.
Дэвид сам удивился тому, с какой легкостью он произнес эти слова. Став графом, он еще ни разу не проводил Рождество вдали от своего поместья.
– Конечно, – добавил он, – превратившись во врагов, мы с вами уже не сможем встречаться. Тем более что за вами следят.
– Вы правы. Я об этом не подумала.
Ее лицо вдруг потемнело. Дэвид с радостью понял, что она разочарована. Во всяком случае, он на это надеялся. Феба нахмурилась:
– Но как же мы будем общаться?
– С помощью писем.
– А если нам понадобится что-то обсудить?
– У вас есть надежная подруга, которая могла бы передавать сообщения? – спросил он.
– Конечно. Я во всем ей доверяю. Кстати, вы ее уже видели.
– Дама в желтом?
– Да. Леди Кейт Беверидж. Но не будет ли это опасно для нее? Ведь за мной шпионят.
– Нам надо как можно чаще бывать на людях. Ваши враги предпочитают действовать тайно. Ваша подруга не будет возражать, если я приглашу ее на танец в «Олмаке»?
Феба улыбнулась. Робкая Кейт уже согласилась посетить новогодний бал в «Олмаке», хотя это согласие далось ей нелегко.
– Да, Кейт будет с вами танцевать. Она прекрасно вальсирует.
– Отлично. Значит, она сможет передать мне все, что вы захотите, а потом пересказать вам мой ответ.
– Получается, что это последняя наша встреча наедине?
– Возможно, со временем я придумаю какой-нибудь предлог, который позволит нам увидеться, но пока мне ничего не приходит в голову. Обещайте мне, что будете крайне осторожны. Подмечайте все, что вам покажется подозрительным.
Феба передернула плечами:
– Конечно.
Дэвиду не понравилось это движение плеч. «Она слишком смела и беспечна», – подумал он.
– И еще, мистер Марстон. Вы должны назвать мне всех, кто знает вашу тайну. Мы не можем довериться каждому из них.
– Пожалуй, вы правы… но только теоретически. Я отказываюсь верить, что кто-то из моих друзей может меня предать. И вообще, их очень мало. Это, разумеется, леди Кейт; мой брат и его жена в Девоншире. Погодите-ка… еще та женщина, с которой вы встретились, когда за мной шпионили…
– Болтливая особа, сказавшая, что вы уехали в Озерный край?
– Да. Миссис Грэйнджер приглядывает за теми домами, куда я заезжаю с целью маскировки. Еще мистер Симмс и мистер Эндрюс.
Феба быстро объяснила, кто это такие.
– Я вижу, вы умеете хранить секреты. Что ж, это благоразумно. Поздравляю. I
– Спасибо. Итак, встретимся в следующий понедельник в клубе «Вивьенс». Я думаю, лучше всего разыграть наш спектакль в полночь.
– Отлично. А теперь… – Он хотел что-то сказать в заключение, но с опозданием понял, что говорить больше нечего.
Неловкая пауза затянулась.
– А теперь давайте закончим наш разговор, – подытожила Феба, глядя ему прямо в глаза.
– Давайте. Кстати, вы не хотите сказать мне ваше настоящее имя?
Она покачала головой:
– В этом нет необходимости. Продолжайте называть меня «мистер Марстон». Мне нравится.
– Дело не в том, что вам нравится, а что нет. Я должен узнать о вас как можно больше – в интересах вашей же безопасности.
Она опять пожала плечами.
– В конце концов, я не требовала вашей защиты. Я просто просила у вас помощи. А это разные вещи.
В ее лице читалась такая беспечность, что Дэвид растерялся.
Она усмехнулась, наслаждаясь своей властью.
– Вам пора уходить, милорд. Но поскольку никто из нас не знает, когда нам удастся встретиться снова, предлагаю скрепить наш разговор…
– Поцелуем? – подхватил он.
– Вот именно. Это вдохновит меня перед маленьким спектаклем, ведь через несколько мгновений мистер Марстон сурово откажет графу в его просьбе ссудить ему десять тысяч фунтов стерлингов.
Все слуги мистера Марстона могли засвидетельствовать жуткую ссору, которая положила конец визиту лорда Линсли. Опрокинув одно-два кресла, оба джентльмена выскочили из кабинета – красные и запыхавшиеся. Лорд Линсли поспешно пересек фойе и вышел из дома, громко хлопнув дверью. Обычно невозмутимый мистер Марстон посылал ему вслед оскорбления.
Один лишь мистер Симмс заметил, что его хозяйка приглушенно хихикала в перерывах между проклятиями. Кроме того, умный лакей Фебы обратил внимание, что перед бурной ссорой в кабинете мистера Марстона долгое время царила подозрительная тишина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Почти джентльмен - Розенталь Пэм



Роман неплохой, но слишком много повествования мало диалогов.
Почти джентльмен - Розенталь ПэмВиктория
17.01.2013, 10.11





Понятно! Г-героиня пережила стресс. Но в ее стремлении стать мужчиной попахивает лейсбизмом. Как многие из нетрадиционалов, балансирует на грани. Хорошо, что ей достался сильный мужик и она вернулась в свой пол.
Почти джентльмен - Розенталь ПэмВ.З.,65л
30.04.2013, 11.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100