Читать онлайн Почти джентльмен, автора - Розенталь Пэм, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почти джентльмен - Розенталь Пэм бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почти джентльмен - Розенталь Пэм - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почти джентльмен - Розенталь Пэм - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Розенталь Пэм

Почти джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Дурак, какой же он был дурак!
Дэвид скомкал письмо Фебы. Лицо его пылало от стыда. За ту неделю, что они провели вместе, он то и дело намекал на свое желание сделать ее беременной. Ему оставалось только нанять глашатая и объявить об этом во всеуслышание.
Пока она мучилась, не зная, как сказать о своем горе, он радостно ухмылялся и расхаживал гоголем. Впрочем, откуда он знал, что творится у нее в душе?
Он мог бы заметить неладное, если бы не был отравлен страстью и мечтами о супружеской жизни.
Феба совершенно очаровала его своей красотой. Он потерял голову, пытаясь ублажить ее в постели.
Письмо Фебы оказалось для него полной неожиданностью. Ему было так же трудно его читать, как ей – писать.
«Понимаешь, я не могу иметь детей. Врач сказал мне об этом после аварии, и это было для меня страшным ударом. Вот почему я стала Фицем Марстоном. Я решила: если мне заказано самое главное женское счастье, то я буду наслаждаться теми свободами и привилегиями, которые доступны мужчинам.
Но теперь я не совсем уверена, что дети – главное счастье женщины. Любовь к тебе сделала меня безмерно счастливой. Эта неделя была самой чудесной неделей в моей жизни.
И в то же время я поняла, как важны дети для мужчины – по крайней мере для такого мужчины, как ты. Я видела, как сильно ты желал ребенка. Я читала это в каждом твоем слове, в каждом жесте.
Но к сожалению, я не способна подарить тебе детей.
Мне надо было сказать об этом, но я струсила. Я с удовольствием провела с тобой время в поместье Линсли-Мэнор, но все, что я здесь видела и к чему прикасалась, обвиняло меня в стерильности.
Я по-прежнему люблю тебя, Дэвид. Но я хочу, чтобы мы были вместе в Лондоне, а не в Линкольншире. Я больше не могу оставаться в твоем поместье.
Я буду любить тебя всю жизнь, но если ты решишь от меня отказаться, я не стану тебя осуждать. Я не та женщина, о которой ты мечтал. Раз за разом ты узнаешь обо мне не слишком приятные вещи, верно?»
Письмо было подписано одной буквой – «Ф». Увидев этот инициал, Дэвид немного огорчился: «Ф» могло означать и Фиц, и Феба. Из текста он понял, что она намерена опять превратиться в Марстона. Она хотела, чтобы он, Дэвид, стал ее тайным любовником. Ради него она будет развязывать галстук и сбрасывать маску мужчины, но эти волшебные мгновения так и останутся мгновениями.
Он вспомнил ее обтягивающие брюки, элегантный сюртук и циничную усмешку. Многие лондонские джентльмены находили Марстона привлекательным и мечтали увидеть его обнаженным…
Дэвид поморщился. Нет, он не хочет быть любовником Фица.
Впрочем, да! Он согласен на все, лишь бы быть с ней рядом.
Черт возьми, ведь они любят друг друга! Было бы богохульством свести их отношения к серии коротких свиданий, тогда как он желал провести с Фебой целую жизнь.
Но в этой жизни не будет детей. Сможет ли он отказаться от своей самой сокровенной мечты? Дэвид не знал ответа.
Он послал мистера Дикерсона за лошадью. Феба написала, что поставит Оберона в линкольнскую конюшню рядом с гостиницей и там же пересядет в почтовый экипаж, идущий в Лондон.
Сначала Дэвид хотел сам поехать за Фебой. Его быстрая карета наверняка догнала бы неуклюжий почтовый экипаж. Он представлял себя в роли разбойника: вот он распахивает дверцу, подхватывает Фебу на руки и выносит ее из салона.
– Поедем домой. Немедленно. Я люблю тебя. И не важно…
Но на самом деле это было важно. В своих мечтах он вынашивал образ Фебы с его ребенком на руках. Ему хотелось, чтобы из его семени зародилась новая жизнь.
Он понимал ту боль, которая владела сердцем Фебы. Но с каждым мгновением его собственное сердце наполнялось горечью разочарования.
Возможно, это и к лучшему, что он не погнался за ней сегодня.
Он просто не мог оставить поместье. Вчера в парадном холле его особняка была совершена попытка убийства. Гости графа и его подчиненные находились под угрозой – так же, как и он сам. В такой ответственный момент граф Линсли не имел права уезжать. Ему надо было остаться и провести расследование. Найти злоумышленника и отправить его под суд. Прежде всего ему надлежало навести порядок в своих владениях, а уж потом думать о себе самом.
Он позвал себе в помощь мистера Невилла и нескольких очень проворных юношей. Все вместе они осмотрели каждую люстру по очереди. Тридцать семь железных обручей свисали с потолка, закрепленные мощными цепями и прочными крючьями. На их фоне единственная упавшая люстра выглядела еще более зловещей.
– Вот оно что, милорд!
Зоркий молодой человек достал что-то из-под скамьи. Это было звено цепи, которое выглядело как все остальные звенья. Покрашенное в темный серо-коричневый цвет, оно было сделано не из железа, а из тонкой мягкой меди. Под действием жара от свечей медь разогнулась, и цепь распалась. Они нашли на полу несколько таких же звеньев. Пока бригада парней счищала с люстр вековой налет свечного жира, кто-то заменил хорошие звенья на слабые.
– Неплохо придумано, – пробормотал Дэвид.
Где же искать злоумышленника? За это время он мог уехать далеко от поместья.
– Вы знаете, как зовут мужчин из бригады, мистер Невилл?
– Не всех, – признался управляющий. Разумеется, по большей части это были местные парни.
Начальник бригады, Джереми Патерностер, играл Даму в праздничном спектакле. Это он нанял людей со стороны. Возможно, ему известны их имена.
Но Патерностер (его белокурые локоны были коротко острижены, а на лице уже пробивалась симпатичная бородка) не смог сказать ничего нового. По его словам, в бригаде было несколько чужаков, но он не спрашивал их имен, потому что был занят репетицией роли…
– Хотя… погодите-ка, милорд. Я кое-что вспомнил. Там был один высокий парень с лондонским акцентом… Этот тип сказал, что ему надоела городская суета. Он ехал домой, в Дербишир, и в пути поиздержался. Я с радостью помог ему заработать. Как его звали? Хм-м, дайте вспомнить… Уильям Смит? Уильям Джонс? Уильям. Берд? Одним словом, что-то в этом духе, милорд.
Незнакомец оказался мастеровитым малым. У него был навык работы с металлами. Он вполне мог незаметно подменить звенья цепи.
– Нет, милорд, – ответил Джереми на очередной вопрос Дэвида. – Я не видел этого парня с тех пор, как заплатил ему за работу. Он сказал, что хочет вернуться домой и принять участие в праздновании пахотного понедельника у себя в деревне.
Дэвид нахмурился.
– А мы не искали подозрительных личностей в нашем поместье до пахотного понедельника, не так ли, Невилл? – спросил он.
Управляющий печально кивнул.
– Он от нас ускользнул, – подытожил Дэвид. – Мы могли бы послать человека в Дербишир, чтобы он разыскал там всех Смитов, Джонсов и Бердов, но я сомневаюсь, что это поможет. Этот парень наверняка уже вернулся к своему работодателю и сообщил, что план не сработал: люстра обрушилась, но все остались целы и невредимы.
Интересно, кто же послал сюда злоумышленника? Крашоу? Может быть, Смит или Джонс сидит сейчас в какой-нибудь гостинице и ждет лорда Крашоу, чтобы сообщить ему о случившемся?
Дэвид мрачно усмехнулся, представив себе гнев и досаду Крашоу. Завтра этот джентльмен приедет к нему с визитом. Если повезет, он, Дэвид, узнает у него всю правду.
«Но способен ли Крашоу на такую жестокость? – думал Линсли, сидя в пустой столовой и в одиночестве поедая холодный ужин. – Да, этот человек ценит деньги и членство в элитном клубе превыше всего остального. Да, он издевается над юношами, которые призваны ублажать его низменные инстинкты. Да, он подлец и развратник. Но можно ли назвать его убийцей?»
В глубине души Дэвида шевельнулось сомнение.
Ничего, он заставит Крашоу раскрыть свою сущность, даже если для этого ему придется прибегнуть к помощи кулаков.
Он на мгновение представил себе, что могло случиться, если бы Феба не сумела вовремя почуять опасность. Тяжелая груда железа просто погребла бы ее под собой.
Лорд приложил салфетку к губам, отодвинул тарелку и закрыл лицо руками, пытаясь стереть из своего воображения образ раздавленной, окровавленной Фебы.
Он долго сидел в такой позе, пока лакей не тронул его за плечо, думая, что хозяин уснул за кружкой эля.
– Спасибо, Харпер, – сказал Дэвид. – Со мной все в порядке. Я не сплю. Пожалуй, я допью эль в своей спальне, перед камином. И тебе тоже спокойной ночи.
«Самое главное – не думать о том, что с ней может произойти что-то плохое», – сказал он себе, устроившись в кресле.
Лучше сосредоточиться на завтрашней встрече с Крашоу и заранее спланировать разговор.
Может быть, этот человек – и впрямь настоящий злодей, придумавший дьявольски хитрый план?
Он подстраивает несчастный случай, в результате которого Линсли и Марстон (или юная дама, рядившаяся в одежды Марстона) должны быть убиты.
Потом как ни в чем не бывало приезжает в Линкольншир – как раз к похоронам.
И наконец, воспользовавшись ситуацией, забирает себе все те земли, на которые зарился.
Кто заподозрит неладное? Разумеется, Крашоу изобразил бы шок, удивление и даже скорбь, услышав о печальной участи аристократа-парламентария, погибшего в самом расцвете сил. Смерть возлюбленной лорда Линсли – загадочной мисс Браун – тоже вызвала бы у него печальные вздохи.
Мало того, в этот трагический момент Крашоу мог бы помочь девятому графу Линсли, на которого внезапно свалились бы все заботы о поместье. Юный джентльмен, горюющий по безвременно ушедшему из жизни отцу, с радостью продал бы лорду Крашоу несколько полей и получил бы наличные деньги, всегда нужные в хозяйстве. Дэвид поморщился. Вполне возможно, что неопытный Алек сбыл бы с рук большую часть полей.
Какое коварство – одурачить невинного мальчика!
Впрочем, в действительности все могло быть совсем не так. Дэвид пожал плечами и допил оставшийся эль. Все-таки удивительно, как далеко могут завести человека его фантазии! Вообще-то он никогда не считал себя фантазером. Но если дело и дальше пойдет таким образом, он скоро начнет слагать стихи.
Линсли усмехнулся. Они с Фебой живы. Алек не продавал его поля, а Крашоу еще не доказал своей виновности.
Завтра все выяснится. Пока он будет беседовать с гостем, в соседней комнате будет сидеть констебль. А потом – независимо от того, что выяснится из разговора – Дэвид поедет в Лондон и попросит… нет, потребует, чтобы Феба вернулась в его поместье.
Он не хочет новых детей. У него уже есть замечательный сын, который только вступает в пору зрелости. В этот критический момент жизни ему как никогда нужна поддержка отца.
Алек нуждается в Дэвиде точно так же, как Дэвид – в Фебе.
А что, если она откажется?
Линсли зевнул. Хватит строить предположения. Для одного вечера их было вполне достаточно.
Дэвид потянулся и встал с кресла. Надо поспать. Или хотя бы просто отдохнуть. Он сомневался, что сможет уснуть в пустой постели.
В окна заглядывала почти полная луна. Он не стал задергивать шторы. Улегшись в кровать, он смотрел на яркое ночное светило, которое плыло сквозь летящие облака, и представлял себе, что Феба сейчас также любуется луной. В конце концов это помогло ему заснуть.
Его воображение рисовало ему Фебу с бледным, осунувшимся лицом.
Дэвид не ошибся: Феба действительно смотрела на луну из своего номера в гостинице, где остановились на ночь пассажиры лондонской почтовой кареты.
Гостиница была гораздо хуже, чем «Лебедь», но Фебу не расстроили ни комковатый матрац, ни грубо заштопанные простыни.
Ее лицо, как и представлял себе Дэвид, было бледным и осунувшимся. Ей пришлось целый день играть в мужчину, используя характерные жесты и выражения лица. А может, сказалось то, что она не спала прошлой ночью.
Она злилась на саму себя за то, что целый день пялилась в окно кареты, ожидая увидеть Дэвида. Ей казалось, что он обязательно бросится за ней в погоню. Какая глупость!
Он не смог бы за ней погнаться, даже если бы захотел. Ему надо было расследовать покушение на убийство. К тому же завтра к нему приедет лорд Крашоу.
Впрочем, вполне возможно, что он вовсе не хотел пускаться в погоню. Ее внезапный отъезд наверняка разозлил Линсли и вверг в пучину разочарования. Он наконец-то узнал, что она не может иметь детей, и решил окончательно с ней порвать.
Она слышала завывания ветра. Интересно, успеет ли их карета приехать в Лондон до снегопада?
Феба заставила себя уснуть. Завтра она проснется Марстоном и будет жить, как раньше. Все, что с ней приключилось, было просто чудесным сном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Почти джентльмен - Розенталь Пэм



Роман неплохой, но слишком много повествования мало диалогов.
Почти джентльмен - Розенталь ПэмВиктория
17.01.2013, 10.11





Понятно! Г-героиня пережила стресс. Но в ее стремлении стать мужчиной попахивает лейсбизмом. Как многие из нетрадиционалов, балансирует на грани. Хорошо, что ей достался сильный мужик и она вернулась в свой пол.
Почти джентльмен - Розенталь ПэмВ.З.,65л
30.04.2013, 11.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100