Читать онлайн Почти джентльмен, автора - Розенталь Пэм, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почти джентльмен - Розенталь Пэм бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почти джентльмен - Розенталь Пэм - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почти джентльмен - Розенталь Пэм - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Розенталь Пэм

Почти джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Мистер Хью Смайт-Кокран небрежно откинулся на спинку кресла, похлопывая пухлой рукой с маникюром по своему яркому парчовому жилету. В уголке его губ застряли крошки вкусного яблочного пирога. Отменно приготовленный обед подходил к концу.
– Хотите нюхнуть табачку? – Дэвид протянул гостю маленькую эмалевую табакерку.
– Спасибо, Линсли, не откажусь.
Смайт-Кокран обнажил свои крупные коричневые зубы. Его дыхание не было свежим даже до того, как он умял восхитительные блюда, приготовленные кухаркой Дэвида.
– Отличное жаркое. – Судя по всему, этот джентльмен мнил себя специалистом по части кулинарии. – Прекрасное заливное из семги. Сладкий пирог, или, как его называют французы, tarte tartan. А кларет… в наши дни не часто доводится отведать такое замечательное вино.
Дэвид сохранял серьезную мину, хотя было трудно не улыбнуться, услышав замечание насчет яблочного десерта, украшенного решеткой из теста.
– Это моя последняя бутылка. Видите ли, мои финансы… в последнее время сильно пошатнулись.
– Да-да, я слышал. Всему виной этот проклятый Марстон. Удивительно, что его так пестует высший свет. Вы зря с ним поссорились.
– Да, пожалуй.
Дэвид задумчиво наклонил голову. Отлично! Его сотрапезник сам завел речь про Марстона.
Мутно-карие глаза Смайт-Кокрана покраснели. Впрочем, возможно, это была всего лишь реакция на нюхательный табак.
– Этого щенка не мешало бы выпороть розгами. Прилюдно.
– Хм-м. Мне бы хотелось узнать поподробнее, что вы думаете по этому поводу. Не возражаете, если мы допьем кларет в гостиной?
– Отлично.
Дэвид подвел гостя к большому креслу. Смайт-Кокран вольготно раскинулся перед камином. По всему было видно, что он любит комфорт.
Дэвид поворошил угли и переложил получше самое большое полено. Пламя взметнуло в воздух сноп искр.
– Как видите, я пытаюсь придерживаться определенных правил гостеприимства, хотя Марстон сильно подпортил мне жизнь.
Гость рассеянно кивнул.
– Вы предлагаете устроить ему публичную порку, мистер Смайт-Кокран? – Дэвид понизил голос.
Полено занялось огнем. Смайт-Кокран издал хриплый смешок:
– Лучше сделать это по-тихому, без лишних свидетелей. Поймать его, когда он предпримет очередную загадочную вылазку из города, затащить в какое-нибудь старое нежилое здание и задать хорошую взбучку. Пусть каждый джентльмен, которого он оскорбил, настучит по его хорошенькой заднице. Да так, чтобы он взмолился о пощаде.
Он опять усмехнулся.
Дэвид поднял бокал и задумчиво посмотрел в глаза своего гостя, отражавшие пламя камина.
– Надо заставить его ползать на коленях и лизать наши сапоги. – Эту последнюю фразу Смайт-Кокран сказал свистящим шепотом.
– Я вижу, вы много думали над этим вопросом, – заметил Дэвид.
– О, не я один! Мы с Рейксом все спланировали и решили, что нам двоим вполне под силу осуществить этот план. Мы наняли двоих уличных бандитов и поехали следом за Марстоном. Это было прошлой весной, в апреле. Погода стояла вполне подходящая. Мы собирались сбросить его в канаву, чтобы он продрогло костей и вывалялся в грязи. Марстон остановился на ночь в Роуэн-он-Клоуз, а на следующее утро взял и исчез – испарился в воздушном пространстве, черт побери!
– Неужели?
– Да, представьте себе!
– Вы хотите попробовать еще раз?
– Нет, мы отказались от этой затеи. Что толку гоняться за химерами? Теперь мы с Рейксом с удовольствием предаемся мечтам о расправе. А почему вы спрашиваете, милорд? Хотите составить нам компанию?
«Я составлю тебе компанию в аду», – подумал Дэвид, сжимая кулаки и едва сдерживая порыв надавать этому обжоре тумаков и вышвырнуть его из своего дома.
Однако гнев и отвращение в душе Дэвида быстро сменились другими чувствами. Здесь было разочарование: он ясно понял, что Смайт-Кокран не является автором угрожающих писем. Было и облегчение: по крайней мере теперь он мог спокойно вычеркнуть из списка подозреваемых сразу двоих мужчин. Необходимость личной встречи с Рейксом отпала.
Дэвид лишний раз убедился в правоте своей догадки: в этом деле замешан Крашоу. Бедная Феба! Сколько же ненависти пробудил ее маскарад в рядах знатной публики! Ну ничего, он обязательно ее спасет.
Когда часы пробили половину одиннадцатого, из глубокого кресла донесся громкий храп. Смайт-Кокрана разморило от сытной еды, тепла и хорошего вина. Он закутался в кокон своих сладких фантазий и благополучно уснул. Слава Богу! Дэвид был рад, что ему не придется продолжать беседу с этим джентльменом.
Посмотрев в огонь, он быстро принял решение и позвонил дворецкому.
– Вот что, Граймз, позови лакея и вместе с ним переложи мистера Смайт-Кокрана в гостевую спальню. Если завтра утром мы с ним не увидимся, на что я сильно надеюсь, принеси ему мои извинения. Я решил уехать в Линкольншир на несколько дней раньше, чем планировал. Пусть Дикерсон подготовит лошадей и карету, а Крофт уложит мои вещи в маленькую сумку. Да, и скажи кухарке, чтобы она приготовила завтрак пораньше и дала нам с Крофтом корзинку с ленчем в дорогу. Но прежде поблагодари ее от моего имени за чудесный обед. Мы отправимся на рассвете.
Надо будет отправить письма Вулфу, Стоуксу и Фебе, сообщив им о своих изменившихся планах. Он надеялся, что Феба поймет, как трудно ему быть в Лондоне и не видеться с ней. Лучше уехать домой и снять тяжкое бремя со своего управляющего. Бедному парню пришлось самому раздавать сельским жителям целый вагон рождественских подарков.
Он встал, раскинул руки в стороны и расправил мощные плечи, сделав несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Его сердце билось слишком часто, живот слегка скрутило. Нельзя есть хорошую пищу и вести отвратительный разговор. Но ничего, он почувствует себя лучше, как только тронется в путь.
Письмо Фебе Дэвид приберег напоследок. Как и следовало ожидать, он испортил несколько листов бумаги в тщетной попытке составить правильные фразы. Первый набросок получился слишком сухим и по-детски невинным, второй – витиеватым и многословным. Он бросил оба письма в огонь и лишь с третьего раза написал то, что хотел. Правда, послание получилось несколько официальным. Было бы легче, если бы она разрешила ему называть ее по имени. И потом, он должен был сказать ей о своей любви.
Эта последняя мысль ошеломила Дэвида. Он любит Фебу! Неудивительно, что ему было так трудно писать письмо: он поведал ей все, кроме самого главного.
Любовь… Почему он никогда не думал об этом чувстве? Секс, свадьба, даже дети. Жизнь, проведенная вместе с желанной женщиной. Но любовь? До сих пор он прекрасно обходился без нее.
Теперь же Дэвид понял, что влюбился – окончательно и бесповоротно.
«Вы не настолько хорошо меня знаете, чтобы обо мне заботиться», – предупредила его Феба. Но она ошибалась. Он будет о ней заботиться, что бы ни случилось.
Линсли рассеянно смотрел в огонь, слушая его тихое потрескивание. Но постепенно в его сознание просочился другой звук. Кто-то стучал в парадную дверь – да так сильно, что дрожали оконные стекла.
На лестнице раздались шаги дворецкого. Черт возьми, кого это принесло в такой час?
Дэвид вскочил с кресла и поспешно вышел в фойе.
– Прошу прощения, милорд, – начал Граймз, – но к вам пришел мистер Стоукс. Сэр, он настаивает…
Стоукс отпихнул Граймза в сторону:
– Идемте со мной, сударь. Эта дама… О Боже!
– С ней что-то случилось, Стоукс?
– Нет, сударь, с ней все в порядке. Беда стряслась с… молодым человеком.
Дэвид впервые увидел, как Стоукс краснеет. И впервые услышал, как он запинается. Казалось, он хотел что-то сказать, но стеснялся.
– Она велела мне зайти за вами. У крыльца ждет кеб. Стоуксу нелегко далось объяснение с лордом Линсли. К сожалению, улицы были запружены транспортом, и кеб слишком долго ехал на Брансвик-сквер. Бледный рассерженный граф сидел с таким ошеломленным видом, как будто ему неожиданно дали под дых.
«Не мое дело – говорить подобные веши, – думал Стоукс. – Дама должна была сама сообщить лорду Линсли о случившемся. В конце концов, это по ее вине избили бедного юношу».
Но кеб прочно застрял в дорожной пробке. В большом доме неподалеку только что закончилась светская вечеринка. Из парадных дверей выходили расфранченные джентльмены и их дамы. Конные экипажи заполонили ближайшие улицы. Между тем граф Линсли хотел знать, причем немедленно, что именно произошло в доме интересующей его дамы. У Стоукса не было выбора: он рассказал все, что знал.
Впрочем, знал он совсем немного. Симпатичный белокурый юноша приходил к даме по вторникам и субботам, но вчера вечером он явился в неурочный час, о чем любезно поведал Стоуксу мистер Симмс.
Стоуксу нравился старый лакей. Они подружились в один ненастный день, когда Симмс пригласил его на кухню и угостил чашкой чая.
– Ни к чему тебе ошиваться на улице в такую непогоду. Так недолго и простудиться, – сказал он. – Насколько я знаю, в ближайшие несколько часов она не собирается выходить из дома.
Они поговорили о хозяйке дома и о ее чудачествах. Выяснилось, что и Симмс, и его госпожа знают, что Стоукс ее охраняет. Это был удар по самолюбию здоровяка: ему казалось, что он чертовски хитер.
– Я вам очень признателен, мистер Стоукс, – добавил Симмс. – Я так за нее волнуюсь!
Он говорил, как добрый старый дядюшка. Похоже, он знал эту даму еще ребенком. Стоукс понял, что Симмсу не по душе визиты юноши.
Билли должен был прийти в одиннадцать. Около девяти Стоукс ушел со своего поста. По правде говоря, у него тоже было свидание. С тех пор как у него завелись лишние деньги, грудастая Долли Мартин охотно проводила с ним время.
– Но, явившись в таверну «Веселая ворона», я увидел, что она сидит в обнимку с Камменсом Смоллом. Я надавал Смоллу по морде и вышел на улицу освежить голову. И тут вдруг почувствовал, что мне надо быть на своем посту – на Брансвик-сквер. Я вернулся слишком поздно. На ее крыльце лежало тело юноши. Он был жив – я не думаю, что его хотели убить, – но сильно избит.
– Если бы ты был там, ты мог бы задержать негодяев. И мы узнали бы, кто их нанял.
Стоукс кивнул:
– Верно, сэр. Я не мог ничем помочь бедному парню, но…
– К черту парня! Я нанял тебя, чтобы ты защищал ее! Ведь я говорил тебе, что она в опасности.
– Да, сэр. Я вас подвел.
Однако все шишки свалились на бедного парня, подумал Стоукс. Ему изуродовали лицо и, судя по всему, сломали ногу. Если внутренности юноши пострадали так же сильно, как и его внешность, то он вряд ли доживет до утра. А если и доживет, то уже не сможет зарабатывать на жизнь привычным способом.
– Симмс велел мне отнести юношу в дом и уложить на диван, а сам послал слугу за врачом.
– А дама?
– Я ее не видел. Симмс поднялся на второй этаж и известил ее о случившемся. Я думал, она сразу спустится вниз, но Симмс сказал, что ей надо одеться. Он послал меня за вами – по ее просьбе.
К удивлению Стоукса, граф не обрадовался, узнав о ее желании с ним увидеться. Его лицо стало еще бледнее, а глаза еще больше потемнели.
– Ей надо одеться, – медленно повторил Дэвид, делая акцент на каждом слоге.
Ну конечно! Она должна была переодеться мужчиной и предстать перед своими слугами и врачом в образе Марстона.
Из этого следовало, что, ожидая наверху юношу, приходившего к ней дважды в неделю поздно вечером, она была одета как женщина. Она была Фебой – той дамой, о которой грезил Дэвид. Грезил и терпеливо ждал, когда она позволит ему называть ее по имени.
Какой же он был идиот! Ему казалось, что она тоже ждет его. Ждет, когда он закончит свое расследование и придет к ней. Он представлял ее сказочной принцессой, заточенной в замке…
Дэвид вспомнил письма, которые писал ей сегодня ночью, пытаясь выразить свою преданность. А в это время она готовилась к свиданию с платным любовником – принимала ванну, причесывалась, душилась и обворожительно улыбалась, глядя в зеркало. Совсем недавно он воображал, что когда-нибудь она будет делать все эти вещи ради него.
Для этого юноши она была Фебой, тогда как ему, Дэвиду, приходилось называть ее «мистер Марстон». Стоукс весьма деликатно описал ситуацию, но Дэвид сразу понял, что к чему.
«Она держала меня за дурака, – думал он. – Она просто меня использовала». Да, он целовал Фебу, касался ее тела, ловил на себе ее дразнящие взгляды – она позволяла ему это делать, потому что хотела заручиться помощью. Все это время она принимала у себя смазливого юнца, который профессионально обхаживал ее в постели.
У Линсли шумело в ушах. Ему хотелось взорваться от ярости, что-нибудь разбить, отметелить Стоукса, принесшего ему эту новость.
Между тем Стоукс продолжал говорить. Дэвид видел, как он шевелит губами, но в его сознание проникали лишь отдельные, ничего не значащие слова: «записка… рубашка… свиней».
Свиней? Дэвид насторожился. При чем здесь свиньи? Он сжал кулаки и размахнулся, целясь Стоуксу в челюсть.
Большая мясистая рука перехватила его запястье. Стоукс грубо оттолкнул Дэвида в угол кеба. Тот растерянно заморгал. Черт возьми! Этот парень недаром брал у него еженедельные уроки бокса.
– Простите, сударь, но я не думаю, что вы действительно хотите это сделать. Сегодня ночью уже пролилось слишком много крови.
Он протянул Дэвиду видавшую виды фляжку:
– Хлебните, милорд. Вы, конечно, привыкли к другим напиткам, но…
Лорд повиновался. Крепкое пойло обожгло рот, туман в голове рассеялся, и в его сознание начали проникать обычные звуки улицы: людские голоса, крики извозчика, понукавшего лошадей, топот копыт по булыжнику. Он выглянул в окно. Они преодолели транспортный поток и уверенно приближались к Брансвик-сквер.
– Спасибо, Стоукс.
– Благодарите самого себя, сударь. Ведь это вы научили меня отражать удары.
– Прости меня за то, что я хотел тебя ударить.
– И вы меня простите – за то, что я вас подвел.
– Ты честно выполнял свою работу. Я не просил тебя приглядывать за домом по ночам… – Дэвид поморщился, – и пасти ее любовников.
Они по очереди пили из фляжки.
– Может быть, он ей вовсе не любовник? – спросил Стоукс, решив успокоить Дэвида. – Мы ведь не знаем…
– Не любовник? А.кто же?
Стоукс промолчал. Это молчание было красноречивее всяких слов.
– О чем ты говорил, Стоукс, в тот момент, когда я хотел тебя ударить? Что-то насчет поросят. Нет-нет, не поросят, а свиней.
– Записка, сэр. К рубашке избитого юноши была приколота записка. Довольно странная: буквы, вырезанные из газет. Кто-то Немало потрудился, чтобы сказать всего несколько слов – причем невразумительных.
– Что там было написано?
– Дайте-ка вспомнить. Ага. В записке значилось: «То же самое – мужчинам, которых она содержит как свиней».
Феба расхаживала по комнате, сжимая в руке скомканную записку.
«Мой злобный враг мнит себя поэтом, хоть его романтизм не помешал ему жутко избить моего бедного, невинного Билли», – думала она.
Это послание было явным продолжением того, которое она получила на прошлой неделе. Их следовало читать вместе: «Неестественной женщине – неестественная смерть. То же самое – мужчинам, которых она содержит как свиней».
Казалось, ненависть, которая вдохновляла ее таинственного недруга, не умещалась в одной записке.
Но кто сказал, что на этом гнусные письма закончатся? Они будут и дальше сыпаться на ее голову – до тех пор, пока она не встретит свою неестественную смерть, как предсказывал мерзкий аноним. Но Феба не хотела об этом думать.
Она вскинула подбородок. Нет, ее не запутают грязные угрозы! Во всяком случае, она не покажет виду, что боится. Мистер Симмс стоял в темноте у дверей и явно ей сочувствовал. Ей хотелось бросить записку в огонь, но она приказала себе набраться терпения и здравого смысла. Листок бумаги не причинит ей зла. Она уберет его в шкатулку – туда, где лежат остальные анонимки, – и сохранит как улику. Превозмогая отвращение, Феба разгладила письмо, потом аккуратно его сложила и спрятала в карман черного халата. Вопреки ее ожиданиям, оно не прожгло дыру в ткани и не опалило ее бедро.
«Вот видишь? Это только слова», – сказала она себе. Чтобы обуздать панику, она несколько раз глубоко, судорожно вздохнула и посмотрела на Билли.
Он лежал, скрючившись на маленьком диванчике. Но, наверное, мистер Симмс прав: пока не стоит переносить его на второй этаж. Сначала надо узнать, как сильно он покалечен.
Где же, черт возьми, доктор Риггз? Ее губы скривились в горькой усмешке. Она не подумала об этом, когда посылала за ним лакея, но теперь с опозданием вспомнила, что он скорее всего в гостях у леди Кларингуорт. Ничего страшного, он все равно придет. Ему наверняка надоело скучать в душной гостиной у матери Генри, и он с радостью переключится на что-то другое.
«Приходите скорее! – мысленно молила она Риггза. – Я обеспечу вас развлечениями: вы сможете несколько недель подряд обедать у Марстона дома. Только приходите скорее и позаботьтесь о моем бедном Билли!»
Один глаз юноши заплыл и не открывался. Израненная плоть напоминала сырое мясо, а нос – изящный греческий нос, придававший его лицу благородство, – был разбит и потерял свою форму. Из окровавленных губ вырывалось прерывистое дыхание.
Она виновато погладила его лоб, ощутив под пальцами холодную влажную кожу. Здоровый глаз Билли пару раз приоткрылся. Фебе показалось, что он ее узнал. Его губы слабо зашевелились, и она услышала тихое «м».
«Только бы он не назвал меня «мисс»! – в страхе подумала Феба, косясь на лакея, разводившего огонь в камине.
Но в следующее мгновение она одернула себя. «Черт возьми, о чем я думаю в такую минуту? И потом, вполне может быть, что Билли хотел сказать «Марстон» или «мистер Марстон». Хватит и того, что, узнав о случившемся, я не кинулась вниз по лестнице, чтобы увидеть Билли, а принялась маскироваться под мужчину, теряя драгоценное время. Я заботилась о собственной безопасности, тогда как Билли – невинный Билли – мог умереть – из-за меня!»
Еще одно невинное создание… «Прекрати, Феба! – сказала она себе. – Выбрось это из головы».
Но она не могла не думать о той опасности, которая грозила лорду Линсли и мистеру Симмсу. Да и всем ее слугам.
Это мистер Симмс посоветовал ей позвать лорда Линсли. Она нехотя согласилась: природная честность пересилила страх.
Теперь он будет ее ненавидеть, даже если и не откажется помогать ей дальше. Несмотря ни на что, Феба очень рассчитывала на его помощь. Она не хотела, чтобы с кем-то из ее друзей случилось то, что случилось с Билли.
И все же Дэвид должен был узнать ее секрет. Она со страхом и нетерпением ждала его приезда. Чем скорее они увидятся, тем лучше.
А вдруг это он искалечил Билли? У нее закружилась голова от этой неожиданной мысли. Она перестала расхаживать по комнате и ухватилась за стену, чтобы не упасть.
Мистер Симмс, который стоял у камина, протянул к ней руку. Феба отмахнулась, давая понять, что с ней все в порядке. Головокружение прошло, уступив место спокойствию и решимости. Нет смысла бесконечно корить себя. Надо сосредоточиться и сделать что-то полезное.
– Кажется, ты предлагал мне бренди, Симмс? Хорошо, я выпью рюмочку-другую, – сказала Феба, усаживаясь на диван возле Билли и беря его за руку. – Только не умирай, Билли! Ты должен жить, милый, – ласково прошептала она.
Ее голос утратил циничные нотки Марстона. Хорошо, что мистер Симмс выпроводил из комнаты всех остальных слуг. У нее появилась возможность немного побыть самой собой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Почти джентльмен - Розенталь Пэм



Роман неплохой, но слишком много повествования мало диалогов.
Почти джентльмен - Розенталь ПэмВиктория
17.01.2013, 10.11





Понятно! Г-героиня пережила стресс. Но в ее стремлении стать мужчиной попахивает лейсбизмом. Как многие из нетрадиционалов, балансирует на грани. Хорошо, что ей достался сильный мужик и она вернулась в свой пол.
Почти джентльмен - Розенталь ПэмВ.З.,65л
30.04.2013, 11.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100