Читать онлайн Всесилие страсти, автора - Роуз Эмили, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всесилие страсти - Роуз Эмили бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всесилие страсти - Роуз Эмили - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всесилие страсти - Роуз Эмили - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роуз Эмили

Всесилие страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Дя-дя-дя.
Корт с трудом оторвался от распухших губ Трейси и наклонился к ребенку у своих ног. Его сын смотрел на него снизу вверх — одна крохотная ручка нашла его штанину, вторая держится за рубашку Трейси.
— Дя-дя-дя.
— Он что, говорит со мной или просто упражняется?
Трейси отняла от него свою руку, уперла ее в бок и вошла в роль учительницы. Как она так перевоплощалась, он не понимал, но в позе и наклоне головы у нее сразу появилось что-то такое, что не оставляло сомнений: она здесь начальник.
— Обычно девятимесячный ребенок узнает отца и уже зовет его.
Он присел и поднял Джоша. Маленький кулачок продолжал держаться за край рубашки Трейси, и, когда Корт выпрямился, этот край пополз вверх.
На мгновение обнажились длинные и стройные бедра — прежде чем Трейси торопливо одернула рубашку. Скоро он будет трогать эти бедра. Сколько времени понадобится Джошу, чтобы уснуть?
И вдруг Корта точно обдало холодной водой.
Он не готов. Черт!
— Трейси, у меня нет никаких предохранительных средств. Я ничем не болен, уверен, что ты также здорова, но я не хочу рисковать еще одной незапланированной беременностью. Ты запаслась презервативами, когда все это придумала?
Трейси залилась густым румянцем. Глаз она не поднимала.
— Я не придумывала этого заранее. Решила под влиянием момента.
Внутри у него все оборвалось, будто при рывке вниз с «американских горок».
— Хочешь подумать еще?
— Нет, но в городе покупать презервативы нам нельзя. Станет известно всем…
— Я проеду в Лома-Альту.
Она закрыла горло рукой, но между тонкими пальцами бился учащенный пульс. Эти пальцы скоро будут гладить его, возбуждать… Желание разгорелось с новой силой. Корт прочистил горло.
— Трейси, если ты не вполне уверена…
— Вполне. — Она расправила плечи. — А теперь давай мне Джоша, иди мойся и одевайся на работу.
— Иди первой. — Он поймал ее руку и прижался губами к кончикам пальцев. — А когда твои руки, скользкие от мыла, будут касаться твоего тела, знай: я хотел бы, чтобы это были мои руки.
Все время, пока ребенок спал, Трейси готовилась к встрече Корта и жалела, что пропускала мимо ушей болтовню Либби о том, как та наводит марафет. И ведь нельзя позвонить и попросить рассказать все еще раз. Либби, чего доброго, разнесет новость о ее связи с Кортом по всему графству.
Наведение марафета не понадобилось. Позвонил Корт и сказал, что в Лома-Альту заехать не сможет, слишком занят. Так что сегодня они не смогут иметь близость. Несмотря на это, Трейси выбрила ноги, выщипала брови, надушилась.
Когда Трейси услышала, что грузовичок Корта въезжает во двор, ее руки затряслись так, что пришлось отложить лопаточку для помешивания или же весь обед непременно расплескался бы по плите. Она взяла Джоша на руки и подошла к входной двери. Корт шел по дорожке к дому такой лощеный и видный в своем темно-синем костюме, что внутри у Трейси все перевернулось.
— Папа пришел домой!
На этот раз Джош не стал прятаться, но и не потянулся к Корту, когда дверь открылась. Поколебавшись мгновение, Корт провел рукой по головке сына.
— Привет, малыш.
Шагнув внутрь, он закрыл за собой массивную деревянную входную дверь и прислонился к ней.
Ослабив галстук, расстегнул две верхние пуговицы на рубашке и наконец обнял Трейси за талию, чтобы привлечь ближе. Сердце девушки едва не выпрыгнуло из груди.
Легчайшие поцелуи — лоб, нос, губы.
— Привет, Трейси. Как прошел день? — Опять эти задорные огоньки в глазах. Выбил человека из равновесия, а теперь хочет, чтобы она вела умные разговоры?
Медленно выдохнув, она отстранилась немного и попыталась связать несколько слов:
— У нас с Джошем все было хорошо, А у тебя?
— Сплошное расстройство. Все время думал о том, как приду домой и мы займемся любовью.
Трейси потеряла дар речи. Завозившийся Джош вывел ее из столбняка. Она посадила мальчика на пол. Тот заторопился по направлению к игрушкам, которые она успела распаковать и сложить на стеганом одеяле в углу кабинета.
— Вообще-то я спрашивала про пациентов.
— Работаю как со связанными руками. Я мало что имею право делать, пока мне не пришлют лицензию. Доктор Финни должен меня контролировать и подписывать каждый мой рецепт. Тоже расстройство. Весь расстроенный пришел. — Он покачался на пятках и улыбнулся.
Прежде чем она сообразила, что Корт хочет делать, он вытащил у нее из волос заколку, рассыпав густые пряди по плечам. Расправил пальцем запутавшиеся. Явное удовольствие, которое он при этом не мог скрыть, заглушило ее желание протестовать.
— Мне нравится, когда твои волосы распущены.
— Да я вообще-то не хотела их отращивать. Нет времени подстригаться. Хотя Эми все время меня изводит, чтобы я что-нибудь с ними сделала. Она теперь парикмахер.
— Хорошо, что ты ей этого не позволила. Мужчина должен предвкушать, как длинные пряди скользнут по его обнаженной груди, потом ниже…
Хищная улыбка желания в его глазах стеснила дыхание в груди Трейси. Может быть, она спустила с цепи зверя? Не собирается ли он дразнить ее подобным образом, пока они не доведут свои отношения до кульминации? Трейси сомневалась, что сможет выдержать дни словесной любовной игры.
— У меня… — В голове смешалось, голос ее срывался. Она сглотнула и попробовала опять:
— Креветки пригорят, а лапша выкипит. — Выплеснуться через край грозило не только содержимое кастрюльки. Не рискуя больше ни словом, она бросилась в кухню — так быстро, как только могли нести ее ослабевшие ноги.
Корт беззвучно рассмеялся. Не следовало до такой степени ее доводить, но очень уж занимательно следить, как румянец с ее щек распространяется на шею и дальше на грудь. Расширившиеся зрачки почти закрыли золотисто-коричневую радужку, а если она будет дышать еще взволнованней, на ее сарафане обязательно лопнет шов. А уж ноги… Он глубоко втянул в себя воздух, чтобы успокоиться, и неверной рукой провел по волосам.
Кто бы мог подумать, что он и Трейси когда-нибудь сблизятся? В школьные годы она гоняла его суровей всех учителей. Грозилась, и ругала, и всегда заставляла выжимать себя до конца, чтобы добиться лучших результатов. И ни разу не показала, что хотела бы других отношений с ним.
Когда ее брат Дэвид сказал Корту, что сестру некому вести на выпускной вечер, он предложил выручить и сразу же пригласил ее. Трейси была ему приятна: принимала его таким, каков он есть, не стараясь переделать. Она не будет ворчать, что он не может позволить себе ни роскошный обед для нее, ни смокинг.
Тот вечер начинался прекрасно. Пообедали они в Тилдене, в ее любимом заведении, где жарили мясо на решетке. Не слишком изысканно, но лучше, чем кухня в его или ее доме, а где-либо еще обедать вместе им не случалось. И дальше шло все прекрасно, пока они не добрались до физкультурного зала, где, протанцевав час-другой, Трейси вернулась из дамской комнаты с жалобами на головную боль и просьбой, чтобы ее отвезли домой.
А на следующий день она походила на айсберг: тверда и холодна, как ледышка. Что-то пошло не так, и он не понял, что. Учеба пришла к концу, и их пути разошлись.
Но это было тогда. А теперь двое взрослых людей пришли к соглашению, и, поскольку ни один из них не ожидает чего-то большего, чем приятно проведенное лето, разочарований не предвидится.
Все, что надо, — это вести себя достаточно осторожно и не дразнить окружающих.
Пиджак и галстук полетели на спинку стула, он пересек комнату и сел на край одеяла рядом с Джошем.
— Думается, мы ей нравимся, приятель.
Он потрогал медальон со святым Кристофером, висящий у него на шее, — это осталось ему от женщины, родившей его ребенка, но бросившей его самого.
— Я упаковал вещи твоей мамы, и дядя Патрик сохранит их для тебя. А когда ты будешь старше, мы просмотрим их вместе.
— Обед готов. — В дверях, едва сдерживая слезы, стояла Трейси.
— Слыхал, парень? Пора подкрепиться, — бодро сказал Корт, хотя от этих ее слез сжалось сердце.
Он подкинул Джоша в воздух, и послышался звук, очень похожий на смех. Это поразило его, он подкинул малыша опять. В ответ Джош наградил его своим радостным лепетом.
— Прогресс, дружок. Может, у нас с тобой что и получится.
Трейси подняла взгляд от блюда, которое ставила на стол.
— Конечно, получится. Не бывало еще, чтобы тебе не удавалось то, чего ты хотел.
— Матери своей я не удержал. — Смерть Кэйт растревожила в нем чувства, с которыми он, как думал, покончил. Нет, совсем ни к чему портить вечер грустными воспоминаниями! Например, что он любил только двух женщин в своей жизни — и обе его бросили.
— Корт, тебе же было тогда два года!
— Ну да, но… — Только Трейси он доверял настолько, чтобы высказать вслух давние сомнения. — Может, я был таким чудовищем, что она меня терпеть не могла? И уехала из-за меня? Последняя капля, так сказать.
Трейси положила руку ему на плечо.
— Поговори с отцом.
— Говорил. Он считает, что это из-за него она уехала.
— Так и Либби говорит.
Он невесело засмеялся.
— А, агент разведки графства!
— Все же лучше, чем кабельное телевидение, а то, что Патрик — внебрачный сын, только подтверждает: твои родители не были счастливы в браке уже до твоего появления.
— Жаль, что я не мог поддержать Патрика, когда эта новость разошлась.
— Шуму было — точно приземлились инопланетяне, — согласилась Трейси. Но они с Лианной держались хорошо, к тому же Патрик очень много сделал для города, когда унаследовал миллионы своего родного отца.
Корт пристегнул Джоша к стульчику и сел сам.
Трейси наклонилась, чтобы поставить перед ним обед. Аромат креветок, масла и чеснока возбуждал аппетит, но вот мягкие волосы защекотали его сзади по шее, и тут же о себе напомнил совсем другой голод.
— Хорошо, что ты сохранил вещи Кэйт для Джоша.
Он с трудом подавил желание запустить в ее волосы пальцы и целовать, целовать — пока оба окажутся не в силах оставаться в вертикальном положении.
— Она все завещала ему. Одежду я отдал в приют, но мне показалось, что не следует продавать все остальное, пока сын это не увидит.
Он взялся было за вилку, но отложил ее.
— Трейси, Финни составил расписание. Ходит вирус, и он хочет, чтобы в ближайшие две недели я работал с утра до ночи. Аптека в Лома-Альте все еще работает только днем и в воскресенье закрыта?
— Да.
— Ты могла бы купить презервативы сама?
— Мм.., конечно. — Судя по ее тону, она предпочла бы пробежаться по главной улице городка голышом.
— Ты их хоть раз покупала? — сощурился Корт.
— Нет. — Неужели он не понимает, что это ее смущает?
— Я изменю расписание.
— Не надо. Я справлюсь. Женщина должна сознавать свою ответственность. — Выглядела она так, будто собирается с силами, чтобы вытащить здоровенную занозу. — Завтра мы с Джошем пойдем по магазинам.
Шаги направились вниз, лестница скрипнула.
Завтра. Завтра будет любовь, замирало сердечко Трейси. Завтра, когда она сделает нужную покупку. Так почему — если нынешней ночью ничего не случится — сердце стучит как сумасшедшее, а в животе точно гогочет большая стая гусей?
Корт появился переодетым. Вместо костюма выцветшие джинсы и обтягивающая белая футболка. Так одевался школьник, которого она когда-то обожала. Босиком, а волосы гладкие — можно подумать, он уделил своей прическе внимание.
— Джош заснул?
— Да, минут десять назад.
Он пересек комнату, взял у нее из рук журнал и швырнул на кофейный столик.
Встревоженная, она выпрямилась на сиденье.
— Ты что делаешь?
От выражения его глаз пересохло во рту и стали мокрыми ладони.
— Мы делаем. Вольные упражнения на твоем диване.
— Но.., нам же нечем предохраняться.
Он уютно устроился рядышком с ней — рука обнимает ее плечи, бедро прижалось к бедру. Запахи одеколона и крема для бритья дразнили обоняние.
А улыбка.., такие заставляют отцов юных дочерей запирать двери и заряжать дробовики.
— Сегодня нам это не понадобится. — Он прижал ее еще крепче, дыхание, пропитанное мятой, согревает ее губы. — Если тебе это не надо, только скажи «нет».
— Да. — Она прикусила нижнюю губу.
— Ты знаешь, я мечтал об этом весь день. — Он поцеловал ее неторопливо, жгуче — Трейси была рада, что не стоит, а сидит.
Он ласкал ее, пока она не открылась ему. Его язык танцевал, прикасаясь к ее языку, и это заставляло трепетать ее желудок, а мышцы — напрягаться.
Она не знала, куда деть свои руки. Поцелуй обжег ее щеку, затем шею, ключицу. Его лицо в ложбинке между ее грудями, и она ахнула, почувствовав, как его дыхание греет плоть. Боже.
Он чуть отодвинулся, поймал ее в ловушку горящих темных глаз.
— Ты когда-нибудь занималась любовью на диване?
— Нет.
Он даже отпрянул от удивления. Туман страстного возбуждения слегка рассеялся.
— Я же была первой зубрилой в классе, помнишь? Кто бы меня звал на свиданки?
— Подростки не славятся сообразительностью, но в колледже-то?
Последние искры сексуального возбуждения угасли, и теперь ее щеки горели уже со стыда. Целиком занятая воспитанием младших сестричек и братишек, чтобы помочь заваленным работой родителям, она пропустила большую часть подростковых ритуалов, которые ее сверстники считали само собой разумеющимся. А поступив в колледж, зубрила, сутками не отрываясь от книг и конспектов, чтобы не потерять стипендию — свою единственную возможность получить образование.
— Я не уезжала учиться. Жила дома и ездила в Техасский университет в Кингсвилл.
Корт был ошеломлен.
— Трейси, может быть, ты девственница?
— Да. — Как жаль, что нельзя соврать. Это не в ее правилах.
Корт встал, сунул руки в карманы и подошел к окну: не любоваться видом, конечно, ведь шторы задернуты.
— Тебе надо получше подумать, прежде чем соглашаться на летние развлечения, — заявил он, не оглядываясь.
— Нет, Корт, не надо. Я знакома со всеми свободными мужчинами в округе и не имею желания вступить в более близкие отношения ни с одним из них. А тебе я доверяю. Мы знаем друг друга целую вечность, и, кроме того, ты уедешь. Мне не придется вспоминать, что ты видел меня голой, каждый раз, когда я натыкаюсь на тебя в бакалее.
— Но, Трейси…
Как больно, что он не хочет ее, — даже щиплет глаза. Она резко встала и влезла в сандалии. Нельзя опускаться до такой глупости, как слезы.
— Забудь об этом. Я понимаю: большинство мужчин шарахаются от девственниц, как от заразной болезни.
Корт преградил ей дорогу.
— Трейси, это не так…
— Ладно, я ничего не просила. И вообще, я только разочарую тебя, наверно.
Решительно сжав дрожащие губы и стиснув зубы, она попыталась обойти его. Но он не пускал ее. Нежно провел пальцем по ее щеке, приподнял подбородок, так, что их взгляды встретились.
— Это ведь вещь такая: сделав — не воротишь. Темные глаза смотрели трогательно-нежно.
— Я знаю. Но мне уже двадцать восемь, и ты единственный мужчина, который разбудил во мне женщину. Только с тобой я перестаю быть противной училкой.
Он улыбнулся уголком рта — по-мальчишески криво.
— В таком случае, мисс Салливен, предоставьте мне честь стать вашим учителем — для разнообразия.
Она оставалась стоять как стояла — точно тряпичная кукла, — пока он не поднял ее руки и не обвил ими свою шею, а затем взял ее за талию и пододвинулся ближе. Шаг, другой — их бедра и животы соприкоснулись.
— Если я сделаю что-нибудь, что тебе не понравится, или начну слишком быстро, скажи или дай мне по башке. Как тебе удобнее.
— Корт, тебе не обязательно…
Он прервал ее быстрым поцелуем.
— Я хочу любить тебя, Трейси. — И потянул к себе. Она не носила лифчика, и ее груди трепетно прижались к твердой, как стена, мужской груди.
Тепло его тела проникло сквозь тонкую материю, ее соски затвердели, когда он начал ласкать их руками.
Как он близок! Только не терять голову. Что она должна делать? Если верить прочитанному, мужчинам тоже нравится, чтобы их ласкали. Но как?
Она запустила пальцы в короткие волосы Корта. Они щекотали ладони, рассеивая внимание, а очередной поцелуй вообще помутил зрение. Она провела руками по плотной мускулатуре плеч, вниз по спине. Как неловко у нее это получается.
Он оторвался от ее губ, чтобы резко втянуть в себя воздух и застонать. Хорошо. Хоть одному из нас это нравится.
Новый поцелуй, сильнее, интенсивнее. Карту мужских эрогенных зон она хранила в памяти, но память эта расплывалась… Корт принялся за ее язык, и все исчезло окончательно. Боже, как же хорошо он это умеет! Если так пойдет дальше, она и не придумает, как доставить ему удовольствие.
Тем временем Корт расставил ноги пошире и стиснул ее между своими бедрами. Мозги Трейси расплавились окончательно. Попробуй тут вспомнить, что было написано в статье о соблазнении мужчин, когда его руки гладят пониже спины и возбужденная плоть прижимается к твоей.
И все-таки, где сейчас следует быть ее рукам? Уж наверно, не висеть по швам словно макаронины.
Корт отодвинулся и впился в нее взглядом.
— Трейси, сколько ты прочитала научных книжек про любовные отношения?
Недостаточно, по-видимому.
— С полдюжины. А что?
Он кивнул, не удивившись ответу.
— Ты слишком старательно их вспоминаешь.
Трейси вспыхнула. Наверняка покраснели даже пальцы ног. Она попробовала высвободиться, но вместо того, чтобы выпустить, его руки вцепились в ее талию крепче.
— Расслабься. Ты напряжена как струна. — Прижавшись к ее виску, он отдавал распоряжения низким, завораживающим голосом. — Попробуй сосредоточиться на том, что чувствуешь, когда мои пальцы скользят по твоей коже.
Как будто она может сейчас думать о чем-то еще!
— Любовная игра — это ощущения, а не рассуждения.
Она встрепенулась.
— Но мы же не будем сейчас заниматься любовью?
— Позвольте поправить ошибку, учительница.
Мы не собираемся добраться до конечного пункта, но вволю насладимся ведущей туда дорогой, — и он улыбнулся так, что слова отдались в ней точно взрывная волна.
Он целовал ее веки, заставив закрыть глаза, затем перешел ко рту, который так и не желал закрываться.
— Не открывай глаз, Трейси. Почувствуй.
Она сосредоточилась, вдыхая мужской запах, отмечая прикосновения, ощущая шероховатость ладоней, гладящих голые плечи, спину, вниз до выпуклости бедер и обратно — пока по ее телу не пробежала дрожь.
— Гусиная кожа. — Теплый воздух шевелил волоски вокруг ее уха. — Знала бы ты, как меня возбуждает, что я вызвал такую реакцию. — Губы слегка касались мочки уха — он слегка прикусил чувствительную кожу.
Поцелуи вдоль щеки.., вниз по шее, сбоку.., любовные узоры на ее плече, выведенные горячим языком. Зубы царапнули ее кожу и вырвали у нее стон. Она закусила губу и сжалась.
Корт высвободил губу большим пальцем и ждал, пока она не открыла глаза и не взглянула на него.
— Не делай этого. Я хочу знать, что тебе нравится, а что — нет.
Подняв ее руку к своим губам, он поцеловал ладонь, а потом его язык стал рисовать на этой ладони круги. Трейси сглотнула — незабываемое ощущение!
Подведя Трейси к дивану, Корт сел сам и посадил ее к себе на колени. Она бедром почувствовала напряженную мужскую плоть, и в низу ее живота заныло. Тепло мужской груди согрело ее плечо, и она прижалась к нему плотнее.
— Закрой глаза.
И кончики пальцев, легкие как пух, очертили границу ее волос, линию бровей, носа. Затем скулы, губы. Большой палец раздвинул эти губы, дразня нежную кожу внутри, но, только ей захотелось попробовать его языком, он двинулся дальше: к ушной раковине, к напряженным мышцам на шее. Как это волнует: не знаешь, до чего он дотронется в следующий момент.
Трейси шумно втягивала воздух, ее соски, предчувствуя его прикосновение, затвердели. Она выгнула спину, а Корт, добравшись до лямок ее платья, потянул их. Дышать сразу стало труднее и не ей одной. Какая радость: он тоже возбуждается, лаская ее, доказательство этого горячит ее бедро, торопливые выдохи взвивают ее волосы с плеча и шеи.
— Так приятно трогать тебя, Трейси. У тебя очень нежная кожа.
И, как если бы его прикосновение недостаточно будоражило, он прислонил ее спиной к изголовью дивана и поцеловал. Долгий, неторопливый, одуряющий поцелуй, и не понять, когда он кончается и начинается следующий. Голова Трейси кружилась. Она вцепилась в его волосы и уже не отпускала. И когда, наконец, его рука проникла под платье и обхватила ее грудь, Трейси ахнула. Его рука была горяча, а грудь Трейси — настолько чувствительна, что ощущала каждый из пальцев, окруживших ее плоть.
Корт поднял голову и следил за ее взглядом, в то же время поглаживая большим пальцем напрягшийся, болезненный сосок.
— Хорошо?
Трейси едва могла кивнуть. Прикосновения разогревали тело, заставляя желать большего. Не только поцелуев. Корт разминал чувствительную кожу между указательным и большим пальцами, и у нее вырвался стон.
Трейси прикусила губу. Ну вот сейчас он разочаруется. До роскошного бюста Памелы Андерсон ей, прямо скажем, далеко. Но он нагнул голову прежде, чем она могла прочесть выражение его лица, и забрал ее плоть в свой горячий влажный рот.
Наслаждение было столь острое, что ее едва не снесло с дивана, а наслаждение росло и росло.
Она крепче сжала пальцы, запутавшиеся в его волосах, и у нее вырвался стон желания.
— Корт, пожалуйста. — О чем просит, она не имела ни малейшего понятия, лишь бы снять это напряжение, разрывающее ее изнутри.
Корт вернулся к поцелуям, словно стремясь поглотить ее. Его рука скользнула под край юбки, и она едва не откусила его язык. Он поднял голову и глядел ей в глаза, а его пальцы искали ее влажные трусики, и нашли, и рисовали круги над тем местом, где сосредоточивались ее желания. Лежа в его объятиях, Трейси вся дрожала.
Рука проникла под резинку и нашла то, что искала. Ее дыхание вырывалось неровными толчками. Все ее сознание сосредоточилось на том, что он делал, ведя ее все дальше и дальше по пути наслаждения. И наконец ее тело сотрясла судорога освобождения. Она выгнулась в его руках, все мышцы напряглись, и она выкрикнула его имя.
Он поцеловал ее лоб, коснулся губами ее губ, потом горла, уха. Не успела Трейси смутиться от того, как шумно она выразила свое удовольствие, он опустился к ее грудям и снова принялся мучить ее теми же ласками. На этот раз кульминация пришла быстрее, секунды понадобились, чтобы она стала изгибаться, бесстыдно прижимаясь к его руке.
Утолив свой любовный голод, Трейси захотела отплатить Корту тем же. Подтянув его ближе, она впилась в его рот с той страстью, которой он только что научил ее. Корт задеревенел в ее объятиях, и она решила было, что ему неприятна такая агрессивность. Но тут плач Джоша проник сквозь туман, которым заволокла ее сознание жажда любви.
Корт нагнулся, и они соприкоснулись лбами.
— Пожалуй, на этом кончается урок номер один.
Жаль, очень жаль, но второй урок будет намного интереснее.
Он встал, не выпуская ее, потом уложил девушку на диван и быстро, но крепко поцеловал в губы.
— Спокойных снов, Трейси.
Натянув на обнаженное тело платье, она села.
— А ты будешь спать спокойно?
В его лице читалось напряжение, но он подмигнул ей.
— До завтра. — И ушел — оставив ей новообретенное знание и желание отплатить ему равным удовольствием за то удовольствие, какое он только что доставил ей.
Больше Трейси уже не боялась похода в аптеку.
Наоборот, сгорала от нетерпения отправиться туда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Всесилие страсти - Роуз Эмили

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Всесилие страсти - Роуз Эмили



очень понравилась советую
Всесилие страсти - Роуз ЭмилиНаталья
27.09.2011, 16.06





Когда он начал обучение любви, то мне очень захотелось быть на ее месте.
Всесилие страсти - Роуз ЭмилиЛена
7.01.2012, 18.45





Читала и не могла оторваться...часы показывают три ночи,а я сижу вся такая под впечатлениями...rnАгр...rnХочу такого доктора...
Всесилие страсти - Роуз ЭмилиТаЯна
25.06.2014, 0.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100