Читать онлайн Счастье за доллар, автора - Роуз Эмили, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье за доллар - Роуз Эмили бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье за доллар - Роуз Эмили - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье за доллар - Роуз Эмили - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роуз Эмили

Счастье за доллар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ



Тихо как в могиле.
Вот уже восемь недель она послушно исполняла роль пай-девочки и теперь чувствовала себя заживо похороненной в роскошном пентхаусе.
Хотя склеп комфортный, ничего не скажешь. Но все-таки склеп.
Рядом не было даже соседей, с кем можно поболтать. Единственный дом, расположенный ближе к центру города, пустовал. Лишь на первом его этаже располагались офисы, заходить в которые у нее не было никакого желания. Даже когда надоедало экспериментировать с кулинарными рецептами.
Надя уперла руки в бока и в раздумье принялась разглядывать присланные Рэндом книги и видеокассеты на полке. Она усмехнулась, вспомнив, как сначала собиралась обойтись без помощи братьев. Но потом здраво рассудила, что помирать с голоду тоже не годится, и решила-таки воспользоваться предложенными рецептами. Таким образом, с помощью видеозаписей, книг и передач по кабельному телевидению, она научилась готовить сама. В связи с чем ей пришлось научиться еще и убираться. Потому что кроме как самой больше это делать было некому. В итоге она не только успешно освоила стиральную машину, но и вполне прилично справлялась с теми несложными домашними делами, которые раньше за нее делали другие. В общем, было чем погордиться: у нее получилось, если не считать пары промахов.
«Вот так, папочка. Два месяца, а я еще жива. Уверена, этого ты не ожидал».
За два с лишним месяца своего заточения в золотой клетке она успела пересмотреть все фильмы, вышедшие в прокат за последнее десятилетие. Но главное — обнаружила дешевый, но вполне приличный магазинчик, который поставлял товары на дом. Это было гораздо выгоднее, чем каждый раз брать такси и ехать в Даллас за продуктами.
Правда, она еще не научилась водить. И это было единственным условием отца, которое она пока не выполнила.
Воспоминания опять нахлынули на нее, и чтобы избавиться от них, пришлось заняться уборкой. Она принялась пылесосить пол и чистить ковер, стараясь заглушить в душе гнев на отца.
В голову лезли мысли, что он снова недооценил ее, послав в этот дурацкий пентхаус и заставив «искать себя». В то время как братьям выпали менее обременительные условия:
Рэнду предписано, вернуться в компанию «Кинкейд Круиз Лайн» и занять место отца. А Митч, продолжая занимать свою прежнюю должность в компании, будет вынужден играть роль дорогого младшего сына Эверетта.
Гнев забурлил в ней с новой силой.
Но вскоре его сменила глухая горечь. Да, она злилась на отца за то, что он отнесся к ней как к неразумному ребенку. Но ощущение утраты чего-то важного, значившего для нее гораздо больше, чем это казалось, было сильнее. Неужели больше не будет жарких споров? И этих порой изматывавших, но таких азартных словесных баталий? Она не могла представить себе того, что больше никто не прочтет занудную лекцию о том, как надо правильно себя вести. И что теперь не надо бояться неудач. И неужели можно жить как-то еще без этого противного липкого страха от того, что за каждым твоим движением следит невидимый чужой глаз?
Надя была вынуждена признаться себе, что все прежние ужасные поступки она совершала только с одной целью: поразить его. Так хотелось чувствовать, что она кому-то нужна в этой жизни, кто-то ее ценит. Конечно, братья всегда заботились о ней, но у них своя жизнь, и отсутствие рядом сестры не слишком их напрягает.
«Постой, а ведь ты и сама виновата в том, что не хочешь ни с кем сближаться и никого не пускаешь к себе в душу. Потому что обратная сторона близости — это горечь потерь, а тебе больше этого не надо. Так ведь? То-то. И нечего теперь себя жалеть. Давай-ка переставай нюни тут распускать».


Наде казалось, что за всеми этими домашними хлопотами она окончательно отупела и ее разум закоснел окончательно. Несмотря на то что она, как могла, старалась не впадать в состояние оцепенения. Наниматься на работу ей было запрещено. А готовить целыми днями — кто не сойдет с ума от скуки?
Наверняка охрана и Элла, домработница из соседней квартиры, считали ее сумасшедшей, потому что каждый раз, едва только открывались двери лифта, она бросалась болтать с ними, словно голодный на хлеб.
День пролетел незаметно. Надя кинула взгляд на окно, но не увидела ничего, кроме собственного отражения в стекле. Потом, отвернувшись, рассеянным взглядом заскользила по комнате, пока не остановилась на старинных дедушкиных часах. Одиннадцать?! И куда только девался день? Казалось, что время улетучивалось само собой. Дни таяли, словно лед под солнцем.
Неужели когда-то, в прошлой жизни, это ей вышколенный дворецкий желал приятного дня? И толпы друзей каждый вечер после работы — неужели и такое тоже было?
Короче, надо срочно найти новое хобби. И звонок другу за подсказкой в ее положении исключен. Придется полагаться на саму себя. Но, пожалуй, этим она займется завтра.
А сейчас надо как-то убить время перед сном. Если днем в делах часы летели незаметно, то вечером немилосердно тянулись, как резина. Ну как еще измотать себя, чтобы заснуть? Даже братьям нельзя позвонить! Отчаяние вот-вот готово было охватить ее с новой силой. Нет, она должна победить!
Надя заставила себя улыбнуться и, повернувшись к окну, кивнула своему отражению с гораздо большим энтузиазмом, чем испытывала на самом деле. Может, пойти включить видео?
Но как только она направилась к DVD-плееру, ей вдруг послышался какой-то непонятный приглушенный звук. Кажется, он донесся из холла… Интересно, кто это ходит в такой час? Для прислуги из соседней квартиры слишком поздно, а грабителю проникнуть сюда через бдительную охрану можно только в том случае, если он человек-невидимка.
Кто же это может быть? Может, Грампи? Или Гэри, ночной охранник, который с первого дня невзлюбил ее? Впрочем, никто из охраны ей не симпатизировал.
Нет, Грампи в это время не дежурит. Изнемогая от любопытства, она крадучись направилась в коридор и приникла к дверному глазку.
На площадке спиной к ее двери стоял какой-то высокий мужчина и собирался ключом открыть дверь квартиры напротив. Она невольно отметила, про себя, как прекрасно он сложен. А отлично сидевший серый костюм из дорогой ткани только подчеркивал его широкие плечи и длинные крепкие ноги. В руке у него была папка с бумагами, а на полу стоял кожаный кейс.
Похоже, это ее сосед. Ну слава богу! Хоть будет теперь с кем пообщаться. Она распахнула дверь. О неожиданности мужчина резко обернулся.
Нет. Не может быть. Словно жесткая когтистая лапа сжала вдруг сердце. Голова закружилась, и пришлось схватиться за дверной косяк, чтобы не упасть. Давняя боль взорвалась в ее душе, словно бомба.
Нет.
Только не это.
Это не Лукас.
С тех пор как он умер, прошло одиннадцать лет. Это просто безумие.
— Надя? — неуверенно проговорил знакомый голос.
Чертики и звездочки заплясали перед ее глазами. Спина покрылась холодным потом. Ей вдруг перестало хватать воздуха, и она вцепилась в косяк так, что побелели пальцы.
— Надя, с тобой все в порядке?
Она не могла двинуться с места. Не могла дышать. Даже моргнуть была не в состоянии. Завороженная, до тех пор смотрела на призрак, который махал рукой перед ее лицом, пока не подогнулись ноги и она не грохнулась на колени.
Словно в тумане она смотрела, как папка из его рук полетела на пол, и он, шагнув к ней, поддержал ее под локоть.
«Ну все. Вот это и случилось. Ты сломалась, как отец и предсказывал. Когда ты откроешь глаза, то увидишь незнакомца. А не мертвого мужа. Или, может, вообще никого не увидишь».
Однако крепкая теплая рука была живее живых, очевиднее самой истины.
Да к тому же очень знакомой.
Надя заморгала, пытаясь прогнать наваждение. Но это не очень помогло. Мужчина, присевший на корточки рядом с ней, был как две капли воды похож на Лукаса Стоуна. Только теперь его светло-русые волосы стали короче, и стрижка сделана явно в дорогом салоне, а не в дешевой парикмахерской. Это уж она могла определить. А еще на лице появились новые морщинки, но это все тот же Лукас. Эти серо-голубые глаза, и чуть косящий в правую сторону нос, и упрямый квадратный подбородок… Без сомненья, это он — человек, мысли о котором столько лет доставляли ей боль и горечь.
— Т-ты же умер…
Уголки губ, которые она так любила целовать, поднялись в ироничной усмешке, а глаза заблестели.
— Да вроде был жив до недавнего времени.
— Отец сказал мне… И я пропустила похороны… Я… Он сказал, что ты умер. Из-за травмы, полученной тогда в автокатастрофе.
Морщинка на его лбу обозначилась резче, двойник Лукаса прислонился к стене:
— Кинкейд сказал тебе, что я умер?
Во рту у нее пересохло так, что Надя была не в состоянии произнести ни слова, словно язык стал каменным. Она только молча кивнула.
— Вот сукин сын! — выругался он в сердцах. Потом вскочил на ноги и предложил руку ей.
Поднимаясь с колен, Надя все еще не переставала сомневаться, что происходящее — не сон.
Мужчина распахнул дверь ее квартиры и, пропустив даму вперед, вошел следом.
— Поверить не могу, что твой отец способен на такое! А что еще он сказал?
Она, изо всех сил пытаясь унять беспорядочный вихрь мыслей в голове, вяло ответила:
— Н-ничего.
Он встал рядом, и она явственно ощутила аромат его туалетной воды… «Кеннет Коул Блэк»?
«Хм, интересно, есть ли у галлюцинаций запахи?»
Все еще сомневаясь в том, что Лукас — действительно не плод ее разыгравшегося в заточении воображения, Надя осторожно вытянула руку вперед. Дотронувшись до его груди, замирая, ощутила под пальцами сперва тонкую ткань рубашки, затем плотный шелк галстука. Словно в тумане почувствовала его ладонь на своей руке, которую он передвинул чуть левее, туда, где бьется сердце. Она одновременно ощутила его мерный ритм и бешеный стук своего.
Значит, это правда. Он жив.
Лукас не умер.
Радость взметнулась в ней огнем и опалила, разлившись живительным теплом по онемевшему телу, а сердце вот-вот готово было выпрыгнуть из груди. Она уже хотела наброситься на него с объятиями, как вдруг в голове мелькнула мысль, от которой весь восторг растаял, словно яркий салют.
— Погоди-ка. Раз ты не умер, получается, ты меня бросил? То есть поступил как самый настоящий негодяй!
— Ты сама захотела, чтобы я ушел, — ответил он бесстрастно.
От изумления у нее открылся рот.
— С ума сошел? Я же рисковала правом наследования, выйдя за тебя! Так зачем это мне?!
— Отец сообщил, что ты пожалела о своем «маленьком бунте». И осознала, что простая жизнь не для тебя, и теперь стыдишься своего мужа-рабочего. И попросила развод.
Ах вот как! Отец солгал Лукасу и развел их без их взаимного согласия?!
— Не было ничего подобного.
— Он еще сказал, что ты не выносишь меня, потому что… — На его щеке дрогнул мускул, а глаза наполнились грустью, но голос по-прежнему звучал ровно: — Потому что я убил нашего ребенка, а с ним и все твои чувства ко мне.
Веки ее затрепетали, как и сердце. Дыхание участилось, а в горле встал горький ком. В смятении Надя опустила глаза, машинально дотронувшись до своего живота. Но затем собралась с силами и посмотрела в лицо самому любимому человеку.
— Лукас, это не ты убил нашего ребенка, а я. — Такие слова она еще никогда не произносила вслух. И говорить их было больнее и труднее, чем казалось.
Лицо его словно окаменело.
— Что ты такое говоришь, Надя?
Его ледяной взгляд и холодный тон, которым был задан вопрос, поразили ее в самое сердце.
— Ведь авария случилась по моей вине.
— Но это же я вел. — Его голос слегка смягчился.
Значит, виновником случившегося он считает себя. Да уж, такого не пожелаешь и врагу. Никто, кроме них, не знает, как в действительности обстояло дело. Сколько раз она проклинала себя за то, что по дороге флиртовала с мужем, который вел машину! И хотя им обоим прекрасно было известно, что шутки с огнем плохи, это их не остановило. Они тогда ехали в отель, в котором собирались провести свой медовый месяц! А все закончилось аварией и больничной койкой. Это из-за того, что она думала только о себе и своем желании. Расплата за эгоизм оказалась слишком скорой и жестокой.
В ее голове будто мелькнула вспышка, и тот страшный день во всех мельчайших подробностях вдруг вспомнился, словно все это было только вчера. Она снова, как тогда, почувствовала себя игрушкой в руках судьбы. Но Лукас не должен считать себя виноватым.
— Ведь это я целовала тебя, несмотря на то, что ты был за рулем, — напомнила она, с горечью глядя в его глаза.
Ее боль отразилась на его лице.
— Но ведь тот знак «стоп» пропустил я…
— Если бы ты не отвлекся тогда из-за меня… — Она провела пальцем по локтю Лукаса, в который раз желая удостовериться, что это не сон. Его мышцы тут же напряглись под рукавом рубашки. — Лукас, я неделю была в коме и не в состоянии была тебя навестить.
Он всматривался в ее лицо, словно бы пытаясь увидеть там какую-то тайну. Но внезапно его глаза вспыхнули гневом.
— Лживый ублюдок!
— Кто?
— Твой отец! — Лукас выплюнул эти слова с такой необычайной ненавистью, что его губы сжались в тонкую полоску.
В свое время Эверетт Кинкейд не гнушался делать людям гадости. А потому он ясно дал понять Наде, что лишит дочь наследства, если она выйдет замуж за Лукаса. И когда она все-таки поступила по-своему, то даже отказался присутствовать на скромной церемонии венчания. Однако после того как она попала в аварию, отец вел себя так, словно между ними и не было той размолвки. Надя решила, что он, наконец, осознал то, как она ему дорога.
Как же она ошибалась… Отец никогда в жизни не признавал свои промахи и считал Лукаса самой большой оплошностью Нади. Ничего удивительного, если он и в самом деле солгал Лукасу, чтобы уничтожить их брак.
Хуже всего другое: Лукас позволил ему это сделать. Надя считала его сильным человеком, способным противостоять ее отцу.
— Если бы ты любил меня, то обязательно пришел бы навестить.
Он процедил:
— Я не мог.
— Да ладно. Помнится, ты был самым решительным человеком, которого я когда-либо встречала. Не верю, что ты не смог найти способ к моей больничной палате. Я лежала в реанимации, прикованная к миллиону приборов. И никуда убежать или спрятаться не могла.
Он вдруг впервые за все время их разговора опустил глаза и отвернулся. Его плечи были опущены, и она отметила, что они стали шире, чем раньше.
Он сжал кулаки и с усилием проговорил:
— Я был парализован от пояса и ниже. Врачи говорили, что шансы когда-нибудь снова встать на ноги — равны нулю.
Ее рот открылся сам собой от изумления, она не могла выговорить ни слова. Взгляд Нади блуждал по его широкой спине. Лукас всегда был таким живым и активным. Вообще-то, именно его прекрасное сильное тело поначалу привлекло ее тем летом, когда он начал работать на компанию «Кинкейд» в команде дизайнеров по ландшафтам.
— А как же твои мать и сестры?
Лукас повернулся, и ей не понравился этот напряженный взгляд.
— Твой отец сказал, что ты не собираешься связывать свою судьбу с инвалидом, — не отвечая на ее вопрос, проговорил он.
— И ты ему поверил? А как же клятва у алтаря «в болезни и здравии»? Забыл? Или не веришь?
— Ты всю свою жизнь была избалованной принцессой. Думаешь, я не понимал, что тебе не захочется жить в бедности и играть роль сиделки для человека, который даже помочиться сам не способен? Нет!
Она поморщилась от жестокости его слов. А потом рассердилась. Да почему же все считают ее бесполезным довеском?
Ладно, может, она и сделала в своей жизни пару глупых ошибок, но все равно… Отец и Лукас не имели права так о ней думать.
— Ты должен был дать мне шанс, а не предсказывать провал.
Надя смерила его взглядом с ног до головы, пытаясь вообразить этого человека беспомощным. Определенно, с тех пор, как они виделись последний раз, он расцвел и похорошел. Если она не ошибалась, то теперь на нем красовался костюм от фирмы «Гермес» и ботинки от «Прада». Значит ли это, что он теперь не простой рабочий, а при деньгах, и притом немалых?
— И как же ты сумел встать на ноги?
— Только благодаря многочисленным операциям.
— И ты здесь… — Она неопределенно махнула рукой, имея в виду роскошный пентхаус. — Но почему? Как это случилось?
Ей показалось или он действительно замялся с ответом?
— Дело в том… что я владелец этого здания и живу напротив тебя.
— Ты — собственник пятидесятиэтажного элитного небоскреба в Далласе?
Наверняка это немалые деньги.
— Да. — Гордость и сила уверенного в себе человека — вот что слышалось в его тоне. — А вот как ты здесь оказалась?
— Эта квартира принадлежала моему отцу.
Его глаза превратились в две узенькие щелочки.
— Но мой риэлтор продавал ее директору одной инвестиционной компании.
— Нет, это отец купил ее на имя одной фиктивной корпорации. Иногда он так поступал.
Лукас выглядел сбитым с толку. Как и она. И тут ее словно осенило:
— Неужели он это все специально подстроил!
— Что подстроил?
— Эту встречу. Как ты, наверное, слышал, отец умер, и по его завещанию я должна прожить в этом самом пентхаусе год. Он знал, что рано или поздно я на тебя наткнусь. Но зачем ему это было надо? — Она нарезала круги по фойе и, сверкая глазами, бросала на Лукаса недоуменные взгляды. — Если только… Неужели он хотел уладить наши с тобой отношения?
Лукас с сомнением скривился:
— Уж этого точно не может быть.
— Наверняка! Едва ли покупка пентхауса напротив именно твоей квартиры была случайностью.
— Надя, отец заплатил мне, чтобы я убрался из твоей жизни! Он угрожал разрушить все, что у меня было. Вряд ли он стал бы сводить нас.
Сердце ее ухнуло в тартарары, как «Титаник» — в глубины океана, и покрылось льдом. Платить деньги людям, чтобы откупиться от них, — это было излюбленной тактикой ее отца.
— И ты взял эти деньги, чтобы избавиться от меня?!
Лукас мрачно глянул на нее исподлобья:
— Он уверил меня, что таково твое желание.
— Сколько?
— Надя…
Глаза ее горели от накипавших слез. Ее мутило от одной мысли об этом.
— Ну и сколько же я стою? Сколько стоит моя любовь? Мне интересно знать!
— Он оплатил все мои операции и восстановительный период, дал деньги на обучение моим сестрам и мне, чтобы мы учились в том колледже, который выбрали.
— Сколько? Мне нужна сумма!
Он тяжело вздохнул:
— Если округлить, два миллиона.
На нее вдруг навалилась такая тяжелая усталость, словно вся жизненная сила улетучилась из ее тела в одно мгновение. Она присела на краешек стула и, закрыв глаза, в изнеможении уперлась лбом в скрещенные руки. Вокруг — одни предатели! И отец вовсе не предполагал счастливого воссоединения. Он доказал: человек, которого она выбрала себе в мужья, продается и покупается. Надя ощущала себя ничтожной, нелюбимой и несчастной. Она любила Лукаса так сильно, что ради него была готова оставить все, только бы стать его женой.
А он предал ее. Продал.
Отец был прав. Лукас был самой большой ее ошибкой. И любить его, и потерять его — было одинаково больно.
— Уж лучше бы ты умер. — Она изо всех терла виски пальцами, стараясь сохранить самообладание. — То есть… не так. Лучше бы мы не встречались. Знаешь что, Лукас. Ты выбрал деньги и тем самым доказал, что ты ничтожество. С такими, как ты, я не имею ничего общего.
Надо избавиться от него. Ноги ее подгибались, она даже сомневалась, что дойдет до двери.
— Уходи.
— Надя…
— Убирайся вон. Пока я не вызвала охрану.
— Эти люди работают на меня и не вышвырнут. — Он одним шагом оказался рядом с ней и встал рядом. — Не надо меня винить. Интриги твоего отца меня не касаются.
— Ты предал меня и оставил горевать по тебе и ребенку. Да знаешь ли ты, как часто я была близка к… — Она задохнулась и замолчала, хватая ртом воздух. Потом перевела дух и проговорила: — Ты — эгоист, Лукас Стоун. Не хочу тебя больше видеть. Уходи.
Он смотрел на нее таким долгим взглядом, что она засомневалась, не вызвать ли в самом деле охрану. Впрочем, теперь это было бы бесполезно. Ей никто не поможет, и даже братья не придут на помощь. Придется справляться самой.
Наконец Лукас прошагал мимо нее и вышел, захлопнув входную дверь и дверь в ее счастье.
Думать о том, что он погиб в аварии, было гораздо легче, чем знать горькую правду.
Она ощущала себя до такой степени ненужной, что готова была зарыдать в голос. Но слез не было. Только боль и опустошение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Счастье за доллар - Роуз Эмили

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Счастье за доллар - Роуз Эмили



Хорошая книга
Счастье за доллар - Роуз ЭмилиВалентина
21.07.2011, 22.44





Это вторая часть книги "Операция "Обольщение". Как и предыдущая книга - мне очень понравилось. только оченьжаль героев, когда страсть затмевает разум, и результат - абсолютное бесплодие. Но что мне еще очень понравилось, это то, что отец героини признает свои ошибки. Не каждый человек на таеое способен.
Счастье за доллар - Роуз ЭмилиЛена
6.01.2012, 14.53





Это 2-я часть книги не "Операции Обольщения",а "Рокового наследства".А если папаша бы прожил еще десятки лет,то дочка что ли с мужем в старости бы встретились?Ведь судя,что у отца двухлетний сын,он еще сам не старый был.Белиберда с этим завещанием,не понравилось.
Счастье за доллар - Роуз ЭмилиОсоба
26.10.2013, 0.48





КАК ХОРОШО, КОГДА ВСЕ ХОРОШО ЗАКАНЧИВАЕТСЯ...
Счастье за доллар - Роуз ЭмилиВАЛЕНТИНА
8.01.2014, 19.03





Продолжение не лучше первого романа. "Да, ему удалось вытащить из нужды свою семью, и теперь можно было гордиться собой" и это за 2 лимона взятых у отца жены, которую ты продал. Ты мужик, а остальное просто отговорки.... 5/10.
Счастье за доллар - Роуз ЭмилиВероника
21.02.2014, 23.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100