Читать онлайн Девушка у орлинного перевала, автора - Роум Маргарет, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роум Маргарет

Девушка у орлинного перевала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Проснувшись на следующее утро, Джорджина изумленно осмотрела чужую комнату, и в какое-то мгновение ей показалось, что она потеряла рассудок. Десятки смутных противоречивых образов смешались в ее памяти. В самом ли деле она находилась на борту самолета? Почему она думала очутиться, проснувшись, на заднем сиденье несущегося автомобиля? Последним ясным воспоминанием была ссора с дядей, а после этого — провал. Но нет, что-то еще! Она вспомнила сильную пару рук, обнимающих ее так уверенно, что она сразу почувствовала себя в безопасности. И голос, низкий голос с акцентом — ирландским акцентом!
Она резко поднялась, вмиг проснувшись: в ее сердце закралось подозрение. Она вспомнила другие ирландские голоса, женский — ее называли Кейтой, но других имен она не знала, за исключением дяди, чей акцент усиливался, чем ближе к Ирландии он находился: вчера вечером он произносил слова с четко выраженными провинциальным ирландским акцентом!
Она выскочила из старомодной, с балдахином, кровати, подбежала к окну, но на последних шагах пошатнулась от головокружения. Ловя воздух ртом, она схватилась за тяжелые шторы, которые закрывали окно, и, приложив огромные усилия, едва смогла их раздвинуть. Ее самые худшие опасения подтвердились. Предстал вписавшийся в большую раму окна вид, который мог быть только в одной стране мира и только в одном графстве. Сотни раз она слышала описание покрытых травой склонов холмов, которые она видела сейчас далеко слева, и озера, разместившегося у их подножия, с молочным отливом, но меняющее свой цвет в зависимости от цвета неба. Справа от нее находились усыпанные валунами горы, которые служили приютом для царственной птицы — орла. Глядя вниз, она представила, как орел осматривает суровые владения — свои владения, прилегающие к зубчатой цепи вершин. Дом стоял высоко на вершине холма, каменистый склон которого обрывался под окном и исчезал в хаосе океана, пенящегося и вздымающегося у его основания. Камни, отколовшиеся от основной массы неизвестно сколько лет назад, образовали когтистую лапу, протягивающую костяшки своих пальцев в бурлящий океан; шелестящий ветер подхватывал среди темных расселин и глубоких трещин мрачные крики кружащих морских птиц в их нестройном горестном пении, которое заставило ее отпрянуть от окна.
Услышав сзади шум, она обернулась, но так быстро, что почти потеряла равновесие. Чтобы устоять, она схватилась за тяжелые шторы, испуганными глазами поискала источник шума.
— Боже мой, дитя мое! — Пожилая женщина поставила поднос и поспешила к ней. — Вы не должны вставать с кровати. — Она взяла руку Джорджины и твердо отвела ее от окна. — Сам будет мной недоволен, если вы схватите простуду в его собственном доме после успешно проделанного и такого тяжелого пути из Англии!
— Сам?
Путающееся сознание Джорджины ухватилось за эту ниточку информации и потребовало большего. Пожилая женщина энергично закивала.
— Если быть точной, то именно сам перенес вас сюда на руках вчера вечером и именно он сказал мне: «Присмотри за ней, Кейта,» — что я и делаю. Идите обратно в постель, дитя мое, и быстро ешьте свой завтрак, пока он не присох к тарелке.
Запах поджаренного с корочкой бекона, доносившийся с подноса, напомнил Джорджине о смертельном голоде, и потому без дальнейших колебаний она повиновалась приказу Кейты, убедив себя, что требовать ответы на вопросы, которые срывались с губ, лучше после еды.
Кейта уселась на дежурство у постели с намерением проследить, чтобы было съедено все до последнего кусочка. Во время еды Джорджина украдкой изучала своего надзирателя. По виду ей можно было дать и шестьдесят, и все девяносто. Складки на лице указывали на возраст, и тем не менее на приятной мягкой коже не было морщин, но только до тех пор, пока на ее лице не появлялась улыбка. Уголки рта приподнимались, мгновенно появлялось множество смешинок, ясно говоря, что только долгие годы могли оставить такие неизгладимые следы.
Она была крупного телосложения с красноватыми от многолетней работы руками. Однако, судя по мягкому спокойствию, с каким она ожидала, когда Джорджина закончит еду, положение прислуги не вызывало в ней чувства горечи. Ее возраст, решила Джорджина, можно определить по фасону одежды: множеству юбок, которые доходили до верха высоко зашнурованных ботинок, и легкой шали, накинутой поверх чопорной блузки, застегнутой на шее брошью из витой золотой проволоки, сложенной в слово «Мама». Тот, кто носит на груди символ преданности матери, не опасен, решила Джорджина, и на сердце у нее потеплело.
— Скажи мне, Кейта, что я делаю в этом доме? Кейта недоуменно посмотрела на нее.
— Ваш дядя, Майкл Руни, привез вас сюда, чтобы вы поправились после тяжелой болезни, разве не знаете?
Ее проницательные глаза встретились с дымчато-серыми, выделяющимися на заостренном лице глазами Джорджины; на какое-то мгновенье облачко недовольства пробежало по ее лицу.
— Бьюсь об заклад, это самый мудрый поступок из когда-либо совершенных молодым негодником. Лучшего, чем у нас, воздуха для выздоровления больного не найти, а вам, я вижу, дитя мое, он необходим. Как семья позволила вам дойти до такого состояния?
Она сжала губы и, не ожидая ответа, потянулась к опустевшему подносу.
— Не волнуйтесь, — успокоила она и поднялась, собираясь уйти, — ко времени, когда соберетесь уезжать, вы станете самой красивой девушкой Ирландии! А теперь еще немного поспите и затем, если наберетесь сил, можете за часок до ланча встать.
Джорджина открыла рот, чтобы возразить, но затем передумала и положила голову на подушки. Еда придала ей сил, и она чувствовала себя отдохнувшей, голова прояснилась. Но для предстоящей схватки с дядей, когда она потребует вернуть ее в Англию, ей необходимо собрать силы. Она вняла совету Кейты и еще раз удобно устроилась на подушках.
Пару часов спустя Джорджина проснулась, чувствуя себя значительно лучше, чем долгие месяцы до того, и готовая встретиться лицом к лицу с дядей Майклом. Поднявшись с постели, она с радостью обнаружила, что слабость и головокружение прошли. Она направилась к задней двери, за которой оказалась ванная комната, и чтобы принять ванну, включила воду. К ее удовольствию, вода оказалась достаточно горячей. Джорджина погрузилась в старомодную ванну, наслаждаясь мягкой водой, затем насухо вытерлась и вернулась в комнату за одеждой.
Майкл не забыл ничего. Она вынула из ящика голубой джемпер и кремовую юбку из гардероба. Туфли, колготки, белье находились именно там, где должны находиться, а щетки и расчески разложены на туалетном столике с зеркалом. Она не торопясь наслаждалась роскошью быть свободной, что случилось с ней, похоже, первый раз в жизни. Она праздно уселась за столиком и расчесывала свои черные волосы, пока они не стали достаточно мягкими, чтобы зачесать их назад в обычный валик.
Наконец, почувствовав, что готова спуститься вниз, она направилась к двери, решительно повернула ручку и вышла в коридор в поисках Майкла. Но вдруг остановилась. Долгое время проведя в спальне, Джорджина не готова была увидеть громадный дом. Высокий коридор тянулся так далеко, что обе стены терялись в непроглядном пугающем мраке. Выгоревшая пыльная обивка закрывала верхнюю часть стен, а темные дубовые панели, потемневшие от времени, доходили до пола; потертая ковровая дорожка безуспешно пыталась сберечь тепло от холодного каменного пола. Высоко наверху через застекленные прорези в толстых стенах еле-еле проникал слабый солнечный свет и рассеивался еще до того, как его лучи могли разогнать темноту. Девушка несмело шла по коридору к балюстраде, указывающей, что лестница где-то там впереди, и когда нашла ее и начала спускаться мелкими шажками, вдруг услышала низкие голоса, идущие снизу. Ступив на нижнюю площадку, она оглядела громадный холл, напоминающий средневековые иллюстрации в школьном учебнике истории. По сторонам было множество дверей, но только одна из них приоткрыта, и она направилась к ней. Голоса стали громче, слава Богу, один из них дядин, и она уже готова была постучать и войти в комнату, когда услышала с особой значительностью произнесенные им слова:
— Скажу тебе, Лиан, это необыкновенная возможность и ее нельзя упускать! Я пытался — Бог знает как старался, — чтобы она прислушалась к моим доводам, но она так же упряма, как мать, ее ничем не убедишь. Уверен, если кто-то и сможет это сделать, так только ты. Все, что от тебя требуется, — пустить в дело свое обаяние и немного польстить ей. Не успеешь оглянуться, — она будет приручена, а «Электроник интернейшнл» переедет сюда и начнет подыскивать землю под свой завод. Что скажешь, Лиан?
Джорджина замерла в изумлении. Она услышала низкий смешок и затем:
— А разве не вы говорили, Руни, что ваша племянница — состоятельная, сильная и практичная деловая женщина, у которой нет времени на сантименты и обычные женские занятия? Не потрачу ли я время зря, нашептывая любезности на ухо… как вы описали ее?., на ухо бесполого компьютера!
Смешок повторился, но еще более легкомысленный, затем заскрипел стул и тот, кто занимал его, пошел к двери. Охваченная необъяснимым страхом, Джорджина побежала обратно по лестнице и не останавливалась, пока не укрылась в своей спальне.
Очутившись там и закрыв спиной дверь, она, приложив к горящим щекам дрожащие руки, с болезненным чувством неловкости стала анализировать необычный разговор. Острое чувство стыда и боли охватило девушку. Как мог дядя так унизительно отзываться о ней? Да, конечно, у них случались размолвки, но всегда, даже сквозь запальчивые слова, звучала привязанность, и ей тогда казалось, она была взаимной. И вдруг такое! Он фактически поощряет — нет, призывает! — этого незнакомца спровоцировать ее на покупку бесполезной земли и какими средствами! Лестью, игрой на ее чувствах, чтобы она поддалась его ирландским чарам и стала безумно, по собственной воле, ссыпать доллары в ею пустые сундуки. Она почувствовала физическую боль. Если поразмыслить, мать права в своем мнении об ирландцах вообще и о семье Руни в частности. Ребенком Джорджина часто спорила с матерью, когда та обвиняла ирландцев в слабости и медлительности. Да и позднее, не откликаясь вслух на убедительные доводы матери, про себя отказывалась согласиться, что обожаемый ею дядя полное ничтожество, как утверждала мать. Она поежилась, когда стала размышлять на болезненную тему.
У нее был небольшой опыт общения с мужчинами вне делового мира. И в этом тоже вина матери. Ее неприятные воспоминания о замужестве с Бренданом Руни обсуждались так часто и детально, что Джорджина подсознательно обросла панцирем недоверия, которым отвращала каждого питающего надежды воздыхателя. Всех, за исключением Уолли. Джорджина вспомнила его подчеркнутое внимание: на заботу и очевидное восхищение она отозвалась растущей привязанностью, которая расцвела под теплым одобрением матери. Конкретно ничего не обсуждалось, но Джорджина знала: только громадный объем работы не позволил Уолли сделать ей предложение выйти за него замуж.
Мысли об Уолли в какой-то мере восстановили утерянную уверенность в себе, и Джорджина начала действовать. С тихим раздражением она опустошала ящики, чтобы упаковать вещи и отряхнуть пыль Ирландии со своих ног. Она вернется к людям, которые знают и понимают ее, и постарается забыть спланированное дядей предательство. Неожиданно в голову пришла мысль: почему дьявольские козни этих беспринципных мошенников должны заставить ее бежать? Есть другие, более доверчивые души, которые могут попасть в их лапы, и было бы непростительной слабостью позволить мошенникам безнаказанно обманывать их.
В задумчивости она подошла к окну. По неписанным правилам, существующим в бизнесе, следует сначала поймать противника на оплошности, а затем побить его же оружием. Не принятый дядей в расчет, ее ум холодно разрабатывал план действий. Она взвешивала каждую деталь, выстраивала систему, пока не уверилась, что план сработает. После этого с холодной улыбкой прошествовала к чемодану и стала его распаковывать.
Она была погружена в свои размышления и не услышала, как в комнату вошла Кейта. Ее удивленное приветствие явилось для Джорджины неожиданностью.
— Рада, что вы уже на ногах, дитя мое. Как себя чувствуете? Джорджина вздрогнула.
— О, я чувствую себя превосходно, спасибо, Кейта. Достаточно здоровой, уверенно заявила она, — чтобы спуститься вниз к ланчу.
Кейта почувствовала, что спорить бесполезно, и согласно кивнула.
Отлично, тогда я пойду и скажу самому, что вы составите приятную компанию. Ланч уже готов, я потороплюсь накрыть на стол.
Джорджина спустилась вместе с ней в холл и не торопясь пошла к двери, которая, как указала Кейта, вела в столовую. Когда женщина скрылась из вида, она сделала глубокий вдох, чтобы отогнать вдруг возникшую панику, прежде чем повернуть ручку и уверенно войти в комнату.
Дядя вскочил на ноги и подбежал к ней, приветствуя:
— Джорджина! — он схватил ее руки в свои. — Ты выглядишь уже намного лучше.
Ее мать одобрила бы метод, выбранный Джорджиной для борьбы. Не показывая, какую рану он нанес ей, она ответила на его приветствие любящей улыбкой и сделала еще один шаг к цели, ответив:
— Как можно не почувствовать себя лучше в столь прекрасном месте, дядя Майкл? Никогда в жизни я не видела более захватывающего вида и такого дома!.. Когда я гляжу из окна спальни, у меня возникает чувство, что нахожусь высоко во владениях орла!
— Рад, что вам нравится дом, мисс Руки. Обладатель голоса, который она не в силах была забыть, появился перед ней и стоял, улыбаясь сверху вниз.
— Он и в самом деле зовется Орлинное Гнездо. Буду польщен, если вы останетесь в нем моей гостьей столько, сколько захотите.
Джорджина подняла черные ресницы и взглянула в глубокие голубые глаза, которые посылали ей радостное приветствие.
Ее взгляд неторопливо пробежал по высокой худощавой фигуре, отметив и легкую небрежность, с которой он носил поношенные простые брюки, и упругие мышцы, которые обозначались под рукавами старенькой, когда-то дорогой куртки. Белые ровные зубы, твердо очерченный рот и волосы, такие же черные и непослушные, как у сына дьявола, — так выглядел человек, которого она поклялась ненавидеть; но на ее лице, обращенном к нему, как и в тихом голосе, не было и следа враждебности.
— Вы так великодушны, господин..? Майкл воспользовался моментом. Приятное изумление, что удача не покидает его и что племянница, похоже, хочет остаться в Ирландии, удерживало его в стороне во время короткого обмена любезностями. Но теперь плотину прорвало, и он взволнованно представил:
— Джорджина, это наш хозяин, Лиан Ардулиан, глава рода.
Последнее было сказано с такой гордостью и уважением, что ей пришлось изобразить глубоко произведенное впечатление. Дядя повернулся к хозяину:
— Лиан, моя племянница Джорджина. Черные брови приподнялись.
— Джорджина! — насмешливо произнес он. — Никогда бы не дал мужское имя такой прелестной молодой женщине! Вы не будете возражать, — он дерзко улыбнулся ей, — если я стану называть вас коротко — Джина?
Ей пришлось заставить себя не реагировать на дерзкий выпад. Хладнокровие чуть не покинуло ее, когда она почувствовала мощь оружия противника, но быстро оправилась и, слегка помедлив, привела в порядок свои чувства, вернувшись к той роли, которую должна играть. С выражением потревоженной застенчивости она с запинкой ответила:
— Почему бы и нет? Конечно, не возражаю; думаю, Джина звучит восхитительно.
— Тогда давайте обходиться без формальностей и зовите меня Лиан, предложил он.
— Хорошо… Лиан.
Ее щеки вспыхнули, но казалось, это ему нравилось, глаза его подразнивающе блестели, пока он вел ее к столу, где их ждала Кейта.
Во время ланча Майкл деликатно ушел в тень, в то время как Лиан полностью завладел ее вниманием. Несмотря на предвзятое мнение, Джорджина невольно была заворожена его низким мелодичным голосом, рассказывающим об истории дома и об отчаянно смелых поступках основателя рода Ардулианов, который возглавлял соплеменников в походах на многочисленных соперников. Ему сопутствовала удача., и он продолжил путь через всю Ирландию, до самого западного побережья, где, угомонившись наконец, он и его люди построили крепость на самом берегу Атлантики.
— Ты не удивилась. Джина, впервые увидев дом, что люди хотят жить в таком уединенном месте?
— Забываешь, — ответила она, — пока все, что я видела, — вид из окна.
Он кивнул, и на мгновенье выражение его лица стало пасмурным.
— Боюсь, это так. Место достаточно уединенное, чтобы дать приют орлу, чье имя носит дом. Птицы сейчас почти вымерли, уцелели лишь немногие, на некоторых островах Шотландии. Они могут выжить только здесь, где нет ни промышленности, ни транспорта, ни многолюдия. Насколько меня радует соседство гордых птиц, настолько желал бы, чтобы в остальном дела обстояли по-другому.
— Как по-другому? — спросила она, заранее зная его ответ.
Он постучал нетерпеливыми пальцами по столу и продолжал:
— Я хочу, чтобы в Ардулиан вернулась жизнь! Жизнь — это люди, людям нужна работа и жилье, им нужен отдых и транспорт, чтобы добираться до места, а это означает строительство дорог. Боже упаси нас от небольших квадратных домиков и уродливых фабричных зданий, но у меня болит сердце, когда я вижу умирающую местность и пожилых жителей, тоскующих по сыновьям и дочерям, уехавшим в чуждые места!
Она не показала своего чувства торжества, когда он, глубоко погруженный в свои мысли, смотрел вниз. Какой актер! Если бы она не подслушала разговор между ним и дядей, то подумала бы, что он всем сердцем печалится о людях, а не о своих пустых карманах. Негодование трудно было спрятать, и она резко ответила:
— Простым желанием ничего не достигнешь, но даже если бы этого было достаточно, значение достигнутого меньше, когда не прилагаешь усилий, не правда ли?
Он удивленно поднял голову, услышав критические нотки в ее голосе, и она пожалела о том, что выдала себя. Поспешно она попыталась выйти из неловкой ситуации, напустив на себя простодушие, и положила свою руку на его крепко сжатые пальцы.
— Вижу, ты принимаешь близко к сердцу происходящее в округе. Лиан, но я уверена, ты сделал все возможное для здешних жителей. Как бы и я хотела чем-нибудь помочь!
С задумчивым видом она посмотрела на него. Мгновенно тени из его глаз ушли и мрачный взгляд посветлел, сделав лицо живым. Сильная темная рука легко накрыла ее руку.
— Благодарю за участие. Джина, которое ты проявляешь к моим проблемам. Я уверен, если бы было в твоей власти, ты помогла бы нам. Но это не так, и давай не говорить на эту тему, а найдем что-нибудь более интересное для твоего первого дня пребывания в доме у Орлиного перевала.
Джорджина расслабилась, ее тревоги улеглись; она с трудом пыталась удержать рвущийся изнутри торжествующий смех. Если каждый день будет таким же забавным, а похоже на то, — она получит большое удовольствие от вынужденных своих каникул!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет



нуу...один раз можно прочитать))
Девушка у орлинного перевала - Роум МаргаретИнна
9.05.2015, 18.26





Очень люблю этот романчик! Перечитываю его уже третий раз. Нет постельных сцен. Зато море очарования и приятных волнений за героев! Советую всем!
Девушка у орлинного перевала - Роум Маргаретлера
23.11.2015, 20.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100