Читать онлайн Девушка у орлинного перевала, автора - Роум Маргарет, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роум Маргарет

Девушка у орлинного перевала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Стелла не испытывала желания снова сойтись в схватке с Лианом, под его острым взглядом она неважно себя чувствовала, и ей вовсе было не по вкусу, что последнее слово в спорах всегда оставалось за ним. Она решила не выходить из своей комнаты и попросила Джорджину извиниться перед Дейдрой.
— Скажи ей, голубка, что я страшно устала и не могу спуститься, — велела она, снимая платье и надевая толстый стеганый халат. — Но я была бы благодарна, если бы ты выпросила у этой с ястребиным взглядом экономки стакан горячего молока.
Джорджина помедлила у двери и, слабо улыбнувшись, возразила:
— Ты о Кейте? Стоит только тебе узнать ее поближе, мама, и ты поймешь, как она добра. Стелла состроила гримасу:
— Я поверю, дитя мое, если ты принесешь мне молоко.
Легким шагом Джорджина прошла по слабо освещенному коридору, хранящему мрачное молчание, к лестнице. Тихие голоса из холла снизу заставили ее задержаться. Она смертельно устала, и все, чего ей хотелось, это отнести молоко матери, побыстрее добраться до своей постели и заснуть. Не желая ни с кем встречаться, она спряталась в полутьме, ожидая, пока говорящий уйдет. Осторожно вытянув шею, она заглянула вниз. Из холла все еще доносился гул голосов, сопровождаемый слабым запахом особого сорта сигар, аромат которых ей был так мучительно знаком и напоминал только об одном человеке. Голоса становились все отчетливее, и в центр зала прошла Дейдра с Лианом; ее лицо было спокойно, а рука Лиана лежала на плече девушки, как бы защищая ее. Джорджина отпрянула, словно от опасности, сердце готово было выскочить из груди.
— Значит, вы никогда не собирались доводить дело до конца? — ясно прозвучал голос Дейдры, в котором слышалось облегчение. — Тогда зачем надо было связываться с этим, Лиан, дорогой? — упрекнула она его. — Я удивлена, что ты, кто так не любит сплетен, подверг себя опасности и сделался объектом пересудов в таком деликатном деле. Что заставило тебя пойти на это?
Джорджина едва не выдала себя: склонившись с балкона, рискуя быть замеченной, она ждала его ответа, но расслышать ей так ничего и не удалось: он сказал что-то слишком быстро и тихо. Она увидела только, как его темноволосая голова склонилась и он быстро поцеловал Д сидру в висок, когда они входили в библиотеку, и дверь за ними закрылась. Удивительно, как один поцелуй может сделать одного человека счастливым, а другого смертельно ранить. Не приходилось сомневаться, что Дейдра испытывала радость: ее журчащий голос доносился даже через закрытые двери, а Джорджине пришлось крепко зажмуриться и изо всех сил сжать кулаки, чтобы перетерпеть обжигающую, рвущую на части боль. Он сейчас обсуждает ее, рассказывает Дейре об их мнимой помолвке и, возможно, о многом другом тоже… Она оперлась о перила и постояла так, ожидая, пока не схлынет горячая волна стыда. На дрожащих ногах она еле-еле сумела спуститься вниз по лестнице и прошла на кухню, молясь про себя:
— Пожалуйста, Лиан, не рассказывай ей всего… и что я почти умоляла любить меня и быть со мной!…
С ее губ сорвалось приглушенное рыдание и, подхваченное эхом, покатилось по сводчатому потолку. Холодный камень усилил и вернул звуки, которые раздались неожиданно громко и дико среди стен с развешенными на них повсюду потрепанными выцветшими шелковыми стягами и стоящими будто на страже рыцарскими доспехами. Звуки взвились высоко, в самый центр потолка, и запутались среди дрожащих льдинок хрусталя, составляющих старинную люстру. Потревоженные хрусталинки тоненько и жалобно зазвенели, словно откликаясь на ее грустные мысли, и ее исстрадавшийся мозг воспринял это как выражение сочувствия.
Она замерла, глядя на дверь в библиотеку, и стояла так, не смея пошевелиться, страшась, что Лиан, услышав эти звуки, может выйти, но дверь оставалась закрытой, и зал снова погрузился в свое обычное состояние вековой дремоты. От волнения Джорджина до крови прикусила губу. Осторожно она двинулась по коридору, ведущему к кухне. Оттуда не доносилось ни звука, Кейта, работая по дому, любила напевать; Джорджина с облегчением вздохнула: если ей повезет, она добудет молока и вернется в свою комнату через несколько минут.
Не тут-то было! Вылив в стакан разогретое молоко, она поставила его на серебряный поднос и двинулась назад к лестнице, стараясь держаться в тени. Но едва она добралась до первой ступеньки, тяжелую тишину прервал мужской голос:
— Джорджина, подожди, мне надо с тобой поговорить!
— О, нет! — с отчаяньем выдохнула она, прежде чем обернулась. Пожалуйста, Уолли, не сейчас, мы поговорим завтра, я так устала…
Но когда Стеллы не было поблизости, Уолли умел настоять на своем.
— Нам необходимо объясниться, Джорджина, и ты должна это понимать, укоризненно сказал он.
Она нехотя признала, что его требование обоснованно и попыталась хотя бы на время выкинуть из головы мысли о Лиане, чтобы сосредоточиться и правильно ответить на вопросы Уолли. Она не возражала, когда он взял из ее рук поднос и повел в гостиную, где камин дарил теплом от еще не погасшего огня.
— Сядь сюда, — он подвел ее к дивану, придвинутому к очагу, и сел рядом.
Какое-то время стояла тишина, пока он решал, с чего начать, но после первых слов речь полилась потоком.
— Не знаю, с чего начать, Джорджина… Как ты думаешь, что я почувствовал сегодня вечером, когда попал на это странное мероприятие и увидел тебя в амбаре целующейся с незнакомым мужчиной на виду всего народа — и ты выглядела так, словно тебе все это доставляет удовольствие! Насколько я знаю, ты сказала матери, что между нами ничего определенного не говорилось, но ведь мы прекрасно понимали друг друга. Ты знала, что я хотел упрочить свое положение в фирме, прежде чем просить твоей руки, считал, что ты готова ждать. Что случилось, Джорджина? Почему ты позволила Майклу увезти тебя, не обсудив это со мной? Я с ума сходил от беспокойства, когда, вернувшись в отель, обнаружил, что ты уехала несколько часов тому назад, даже не оставив адреса. Задумалась ли ты о моих чувствах хоть на минутку?
Он остановился, будто задохнувшись от недостатка кислорода, его квадратное невыразительное лицо исказилось от волнения. Джорджина очень устала и даже не пыталась ничего объяснять, она только молча смотрела на него, как бы желая заставить понять ее без слов.
Негодование переполняло Уолли: он ждал от нее компенсации в виде раскаяния и сочувствия за доставленное беспокойство. Но вдруг его охватила паника: что если в этом странном случае с помолвкой дело обстоит вовсе не так, как представил сладкоречивый Ардулиан? Возникшее подозрение мучило его больше, чем задетое самолюбие.
В Джорджине он не мог не заметить разительную перемену, это точно был другой человек. Прежде ему особенно нравились в ней холодная собранность, изысканный вкус и безупречный стиль в одежде. Первое, что бросилось в глаза, когда он приехал и увидел ее, — отсутствие ухоженности. Джорджину можно было принять за кузину любой из деревенских девушек, с румяным простым лицом, в дешевом ярком платье, так раскованно чувствующих себя в толпе прибывших на праздник. Уолли пристально всматривался в расстроенное лицо, — изменилась не только внешность. Никогда раньше не обнажала она своих чувств перед другими. Он мог лишь угадывать, что таят ее дымчато-серые глаза. Но сейчас он был потрясен отражавшейся в ее взгляде болью, скрыть которую у нее не находилось сил.
Почти боясь услышать ее ответ, он все-таки спросил отрывисто:
— Джорджина, что для тебя значит Лиан Ардулиан? И опять этот измученный пугливый взгляд ответил ему все без слов. Но он не стал спорить, когда она прошептала:
— Ничего! Он ничего для меня не значит. Да и что между нами может быть, если он обманул меня. Они с дядей разработали целый план действий, как получше меня одурачить.
Нервное напряжение, которое он испытывал, ослабло; верит он или нет, уже не имеет значения, у него все-таки остается шанс.
— Значит, ты уезжаешь завтра с нами? — спросил он, ожидая услышать ее уверенный голос, но она была слишком измучена, чтобы говорить, и ему пришлось удовлетвориться слабым покорным кивком.
У него даже голова закружилась от радости, и он попытался утешить ее:
— Бедняжка, я позабочусь о тебе. Как только мы вернемся в Штаты, официально объявим о помолвке и назначим день свадьбы. Я стану твоим мужем и тогда смогу облегчить твою ношу, родная, так что тебе ни о чем не придется беспокоиться.
Джорджина не ответила. Тепло камина и монотонный голос Уолли подействовал усыпляюще на ее сознание. Измученная, она не воспринимала смысл слов и тем более была не в состоянии возражать или спорить, и когда он осторожно обнял ее, Джорджина не сопротивлялась, а положила голову ему на плечо и позволила глазам, потемневшим от усталости, закрыться.
Но несколько мгновений спустя прохладная струя воздуха пробежала по ее щеке, и, вздрогнув, Джорджина очнулась. Она посмотрела через плечо Уолли, желая выяснить причину сквозняка, и побледнела, встретившись с жестким взглядом синих глаз Лиана, стоящего в дверях. Когда Уолли обернулся к нему, Лиан, едва поклонившись, холодно произнес:
— Прошу простить за невольное вторжение, я не знал, что вы вместе. Миссис Руни в нетерпении: целых десять минут она звонила в колокольчик и явившейся на зов Кейте приказала найти вас, Джорджина. По ее предположению, — тут он сделал легкое, но многозначительное ударение, — вы должны принести ей горячего молока. Естественно, я забеспокоился, когда Кейта сказала, что на кухне никого нет, поэтому и начал поиски. Извините, если прервал ваш… разговор.
Джорджина сразу почувствовала, что под внешними обходительными манерами Лиана скрыт вулкан гнева. Его губы изображали дежурную улыбку, но она, испытавшая на себе обаяние его искренней улыбки, приняла ее за гримасу неудовольствия. Недовольство усиливалось холодным пронзительным взглядом, задержавшимся на руке, обнимавшей ее за плечи; взглядом, в глубине которого таилась опасность. Она поежилась, подумав, что ей видна только капля гнева, и забеспокоилась, как бы в ответ на некстати сказанное Уолли слово не прорвался с таким трудом сдерживаемый бурный кельтский темперамент.
Она поспешно вскочила на ноги, не дожидаясь, пока Уолли очнется от удивления, и подхватила поднос со стаканом уже остывшего молока.
— Я отнесу его матери, — пробормотала она и скользнула мимо Лиана.
Конечно, с ее стороны было наивно предполагать, что он, столь мрачно настроенный, позволит ей так легко сбежать. Когда она проходила мимо него, он схватил ее за руку, и Джорджина поняла, что попала в плен. Удерживая ее, он учтиво произнес фразу, предназначенную для ушей Уолли:
— Не думаю, что ваша мать обрадуется остывшему молоку, если просила горячего. Мы пойдем на кухню и приготовим свежее.
Джорджина тяжело вздохнула и послала через плечо умоляющий взгляд Уолли. Но тот, не чувствуя подводных течений, только пожал плечами и, зевнув, сказал:
— Ну тогда я пойду в свою комнату. Страшно устал.
Он направился к лестнице и, проходя мимо нее, небрежно чмокнул в бледную щеку.
— Спокойной ночи, Джорджи, не забудь, завтра рано вставать, нам предстоит долгая дорога и лучше выехать пораньше.
Коротко кивнув Лиану, он ушел, оставив их одних в полумраке зала, наполненном тяжелой выжидающей тишиной.
— Джорджи! — голосом, полным презрения, прошипел сквозь зубы Лиан.
Нетерпеливым жестом он направил ее к кухне, где на белых стенах бродили зловещие тени, а умирающий огонь время от времени вспыхивал в массивной черной кухонной печи. Он подождал, пока она налила свежего молока в кастрюлю и поставила греться, прежде чем начал допрос.
— Итак, ты уезжаешь завтра с Уолли, даже не объяснившись со мной?
— Но ты и сам знаешь, что я собиралась… — ей было горько от его несправедливых упреков.
— Ты собираешься за него замуж? — прервал он раздраженно.
В сумраке его лицо казалось еще мрачнее. Она подошла к раковине и дрожащей рукой вылила ненужное молоко, стараясь на этом простом действии сосредоточить все свое внимание. Он подошел к ней, больно схватил за плечи и повернул к себе лицом.
— Отвечай! — вышел он из себя, разозленный ее молчанием.
Стараясь скрыть боль, которую вызвало его прикосновение, она заставила себя рассердиться.
— Если даже и так, что с того? — дерзко бросила она, вызывающе вздернув подбородок, не поднимая, однако, на него глаз, которые могли выдать ее истинные чувства. Для этой обороны понадобилась, как никогда, вся ее храбрость. — Уолли хороший, добрый человек, и он меня любит, так почему я не могу выйти за него замуж?
Лицо Лиана напряглось так, что походило на застывшую маску; живыми оставались только сверкающие гневом голубые глаза. Она посмотрела на него снизу вверх; никакие смелые ее речи не могли бы скрыть испуга широко распахнутых серых глаз. Почувствовав, как его руки кольцом сжимаются вокруг нее, Джорджина попыталась освободиться, но ей не позволили. Его объятия становились все крепче и не расслабились, пока их сердца не оказались рядом, а губы почти соприкоснулись.
— Почему бы нет, в самом деле? — его дыхание обдало теплом ее щеку, когда он наклонился к ней. Взгляд его полыхнул синим пламенем, он пронзил ее, как рентгеном, испугав своей силой.
— Почему бы нет, если, когда он обнимает тебя вот так, как я сейчас, ты пылаешь от восторга! Если, когда он глядит в твои глаза вот так, как я сейчас, ты читаешь в его взоре обещание страсти, способной вознести тебя к небесам. И если, — голос его окреп, обрел твердость, — если тебе хочется забыть весь мир ради любви всякий раз, когда он… делает вот так! — Его жесткие губы прижались к ее дрожащему рту в поцелуе настолько безжалостном, что вместо желаемого он достиг обратного результата.
В этом поцелуе она разгадала панику человека, который понимает, что все его планы рушатся, — его безжалостная сила проложила пропасть между ними. Он пытался вызвать к жизни чувства, в существовании которых был уверен, но она оставалась пассивной и никак не откликнулась на его объятия. Веки болели от закипающих слез, но им не позволено было пролиться: никогда она не доставит ему удовольствия узнать, какой кричащей болью отзывается жестокая игра в ее сердце. Поверив, наконец, что она не ответит на поцелуй, рассерженный и разочарованный, он неохотно отпустил ее, стараясь, однако, скрыть свое поражение под маской безразличия. Его губы изогнулись в презрительной усмешке, когда он подвел итог своим наблюдениям.
— Итак, ты намерена поставить на безопасный вариант? С Касселом Уолли ты никогда не узнаешь ни высот, ни глубин, только земное. Ты уверена, что тебе необходимо именно это?
Своими словами он рвал на части свое и ее сердце, нанося раны, которые, она знала, никогда не заживут.
— Скажи мне, — продолжал он дьявольскую пытку, — с ним ты так же пуглива и робка, как со мной, или только дикий варвар ирландец способен разрушить твое равнодушие? Неужели только я могу заставить тебя забыться хотя бы на мгновение, отбросив честолюбивые мысли о положении в обществе, и неужели только в моей власти заставить тебя вспомнить, что ты женщина, — теплая, нежная, страстная женщина! И если это так, то выйдя замуж за Уолли, ты вынуждена будешь отказаться от своих естественных желаний и превратишься вскоре в автомат, просто говорящий автомат, напоминающий женщину, но без той пленительной слабости, которая выдает истинную женщину. Мужчинам, сидящим рядом с тобой на собраниях правления, никогда и в голову не придет, что ты можешь иметь чувства и слабости, свойственные женщине. Никогда больше не прильнешь ты к мужчине с мольбой во взоре, никогда не откроешь сердечную боль человеку, способному понять без слов твои желания…
— И похожему на тебя, я полагаю! — яростно набросилась Джорджина на своего мучителя; ее тело била дрожь. — Как смеешь ты воображать, что я прочитанная книга, ты, кто еще неделю назад был мне незнаком!
С самого начала разговора она хотела избежать боли и щадила его, но доведенная до отчаяния его безжалостностью, она перестала выбирать слова.
— Ты настолько самоуверен, что считаешь себя неотразимым мужчиной, которому нет равных. Допустим, это так, господин Ардулиан, но кроме умения целоваться, на ваш взгляд, какие качества в мужчине могут привлечь женщину, когда она выбирает мужа? С Уолли я чувствую себя в безопасности, нас объединяют общие интересы, и самое главное, он мне надежный друг. Я могу довериться Уолли, но никогда не смогу поверить тебе, потому что он заботится о моих интересах, а ты только о своих собственных. И я тебе скажу, что этими качествами ты не обладаешь ни в коей мере!
Лицо Лиана потемнело. Он понял, что прозвучал окончательный приговор. Последовало долгое молчание. Гнев оставил Джорджину, сердце больно билось. У нее вдруг появилось предчувствие, что никогда больше она не узнает счастья. Раненая гордость отомстила за себя, и теперь девушка должна была сознаться, что его слова содержали правду, хотя она и вынуждена отрицать ее, чтоб не сгореть от стыда. Но победа, одержанная ложью, ненадежна и не приносит радости. Она знала, если он продолжит свой безжалостный допрос, все ее надуманные доводы лопнут, как мыльный пузырь.
Но он и не пытался возражать. Ни один мускул не дрогнул на его лице, оно по-прежнему оставалось сумрачным. Он выпрямился и ответил ей голосом безнадежным и холодным, как ветер с Атлантики, сотрясавший сейчас стены старого дома:
— Ну что ж, мне не остается ничего, как пожелать вам спокойной ночи, мисс Руни.
Когда он повернулся, чтоб покинуть ее, она вскрикнула от боли, но придушенный звук не достиг его ушей, и она осталась так стоять, прикрывая рукой дрожащий рот и вслушиваясь в звук его удаляющихся безвозвратно шагов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Девушка у орлинного перевала - Роум Маргарет



нуу...один раз можно прочитать))
Девушка у орлинного перевала - Роум МаргаретИнна
9.05.2015, 18.26





Очень люблю этот романчик! Перечитываю его уже третий раз. Нет постельных сцен. Зато море очарования и приятных волнений за героев! Советую всем!
Девушка у орлинного перевала - Роум Маргаретлера
23.11.2015, 20.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100