Читать онлайн Плененное сердце, автора - Ротман Марси Элиас, Раздел - Глава 42 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененное сердце - Ротман Марси Элиас бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененное сердце - Ротман Марси Элиас - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененное сердце - Ротман Марси Элиас - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ротман Марси Элиас

Плененное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 42

С утра Колби ходила смотреть, насколько продвинулись дела у строителей, и вернулась в прекрасном расположении духа, смеясь и держа за руку Марка.
Со свойственной ей энергией она исправляла упущение последних нескольких дней. Вскоре после приезда Нэвила она вдруг осознала, что ее младший брат совершенно заброшен и лишен ее внимания. Увидев, что он отчаянно крутится вокруг Нэвила, ловя каждое его слово, она постаралась как можно быстрее положить этому конец, и теперь Марк редко покидал ее.
o Походка Колби стала легче, а ее лицо порозовело и светилось здоровьем. Впервые за долгое время у нее появился повод быть довольной. Нога Мэтью пошла на поправку, жар спал. Доктор Лоуренс действительно оказался настоящим волшебником, как и обещала леди Мириам. Дом приобретал уют и ухоженность, становясь тем воплощением великолепия, которое она воображала себе, когда отец рассказывал ей о своем идиллическом детстве в Броули.
Однако ее радость омрачалась некоторыми обстоятельствами. Пэнэман все еще был на свободе и вне досягаемости, а о Пирсе до сих пор никто ничего не слышал.
Да еще Нэвил. Он больше не пытался с ней разговаривать и держался подальше, больше не подвергая сомнению ее самостоятельность или какие-нибудь из ее идей, по большей части проводя время в обстоятельных совещаниях с Джоном Лиром или Тарном Мэйтлэндом. За трапезой - в Броули или Моуртоне - он сидел молча, нахохлившись в конце стола.
Она могла бы быть довольной, что добилась того, чего хотела, но это совершенно не радовало ее. Будет ли она вообще когда-нибудь довольна? Правда заключалась в том, что каждый раз при виде Нэвила она вспоминала день его возвращения, когда сердце чуть не вырвалось у нее из груди, а он, казалось, раскрыл ей свои объятия, и она почувствовала переполняющую до краев потребность потеряться там и спрятаться у его сердца. Это было так близко, буквально подать рукой. В тот день ей было тяжелее, чем когда-либо, и она разделила бы с ним свои несчастья, если бы он все не испортил и не стал снова властным, недоступным Нэвилом Браунингом, каким был при их первой встрече. Ей пришло в голову, что молчание - действительно золото, и если бы люди поменьше болтали, жизнь была бы куда как приятней.
Ей не понравились собственные мысли, и она пошла проведать Мэтью. Он играл с Нэвилом в карты. У него был ясный, живой взгляд, и он явно выглядел гораздо лучше, чем до визита доктора Лоуренса.
- Колби, Нэвил показывает мне, как играть в карты, - воскликнул он.
Колби была вне себя от ярости.
- Я полагала, милорд, что кто-кто, а уж вы-то не захотите увековечить проклятье Мэн- нерингов, - взорвалась она. - А тебе. Мэтью, известно мое отношение к игре.
Нэвил и Мэтью выглядели сконфуженными, но это не произвело на нее совершенно никакого впечатления.
- Лорд Нэвил предложил послать меня и Марка в школу, которую он основал для детей солдат и офицеров, воевавших в Пиренеях под командованием Веллингтона.
Колби сверкнула глазами.
- Вы будете учиться в Итоне. Папа говорил, что всю свою жизнь жалел об отсутствии у него классического образования, и не хотел, чтобы вы с Марком повторили его ошибку.
Она продолжала метать на Нэвила свирепые взгляды. Не прилагая к тому ни малейших усилий, ее муж ослаблял ее влияние на мальчиков, и она должна немедленно пресечь это.
- Пожалуйста, милорд, давайте прогуляемся.- Приглашение, так, как оно было высказано, сулило мало радости. Нэвил, не слишком довольный, вышел следом за ней через стеклянные двери на лужайку за домом.
Если он полагал, что прежде видел Колби в ярости, он сильно ошибался. Это было ничто по сравнению с тем резким тоном, которым она заговорила с ним, когда они остались одни.
- Как ты смеешь сводить на нет мое влияние на братьев?! - вопила Колби, не прилагая ни малейших усилий скрыть ссору от рабочих, снующих вокруг. - Я спланировала их жизни, и мне не нравится твое вмешательство.
Лицо Нэвила помрачнело, он взял ее за локоть и повел через лужайку подальше от чужих ушей.
- Я чудовищно устал от твоих скоропалительных заключений.- Его голос звучал резко. - Если бы ты послушала, то, возможно, поняла бы, что основная цель существования школы Браунинга - дать возможность мальчикам, не имеющим социальных преимуществ, сражаться за места в Итоне, Оксфорде и Кембридже наравне с другими, - добавил он с горячностью.
- Твоя школа занимается репетиторством, ничем больше, - отрезала Колби.- А репетиторов я и так могу нанять сколько угодно.
- Если тебе доставляет удовольствие опровергать все, что я ни скажу - ради Бога, продолжай в том же духе, - сдался Нэвил. Однако он все же предпринял еще попытку достучаться до ее разума.- Возможно, ты очень умна и очень предана своей семье, но позволь мне сказать, что ты ничего толком не знаешь о подходящем для мальчиков образовании и можешь принести им много вреда. Подумай об этом.
Нэвил повернулся, собираясь уходить. С него вполне достаточно. Он опасался сказать что-то, о чем потом мог пожалеть. Кроме того, он дал ей пищу для размышлений.
- Одну минутку, - окликнула его Колби. Он задел ее за живое, и даже ее хваленая гордость не простирались настолько далеко, чтобы рисковать будущим ее братьев.- Что ты имеешь в виду? - Она взяла его за руку и заставила остановиться.
Первым желанием Нэвила было отбросить ее руку, но это прикосновение вызвало в его воображении образы, которые он все еще не мог победить.
- Мальчишкам плевать на громкие титулы и состояния. Реальная жизнь развращает их гораздо позже, - сказал он печально.- Они придают большее значение школьной дружбе и предпочитают дружить с ребятами, которые знают славные шутки, свежие школьные анекдоты и остроумные каверзы, которые знают, как себя держать и одеваться. Им нравятся друзья, которые могут показать себя в играх, в спорте и во многом другом, о чем ты и представления не имеешь.
Колби застонала. Ну конечно же, она не знала всего этого. Она получила хороший урок, но ей совсем не нравилось, что именно Нэвил оказался ее учителем.
- А твое имя не поможет им избежать всего этого?
- Похоже, ты так ничего и не поняла.
На этот раз Нэвил был не настолько ослеплен ее близостью. В конце концов, она вышла за него замуж так же расчетливо, как и он женился на ней. Она считала себя защищенной от всего мира, и он испытывал бы к ней жалость, если бы не чувствовал, что сам стал жертвой собственных первоначальных заблуждений относительно их брака. И какого черта он вообще обсуждает преимущества учебы в публичных школах с этой фурией, которая ненавидит его и все, что с ним связано?
- Твои братья мало общаются с мальчиками своего возраста. Позже я смогу открыть для них двери в любое учебное заведение, но чтобы иметь успех в Итоне или в университете, им понадобятся верные друзья, которые сейчас будут значить для них гораздо больше, чем мое имя или деньги. Индивидуализм - это, конечно, хорошо, но в первые годы обучения в школе для мальчиков важнее не отличаться от других. Мальчики способны на совершенно безобразные поступки в отношении тех, кто не удовлетворяет принятым нормам. Ты хочешь, чтобы твои братья стали посмешищем?
- А чем отличается школа Браунинга? - скептически спросила она, поражаясь тому, что узнала о жизни своего мужа до их брака, о которой до сих пор ничего не знала.
- Мы всесторонне готовим мальчика к тому, чтобы он мог поступить в прекрасную школу. Если же ему это не удается, мы оставляем его у себя, обеспечивая хорошее образование и практические навыки, которые позволят ему добиться успеха в жизни. Многие из наших мальчиков просто не способны к учению.
Колби стало стыдно. Она снова переоценила могущество денег, полагая, что они решают все проблемы.
Нэвил был совсем не уверен, что ему удалось пробить брешь в упрямом непонимании Колби, но он, тем не менее, радовался тому, что сделал хоть что-то полезное для своих молодых шуринов. И что бы она ни решила, как бы плохо ни относилась к этому, он все равно будет приглядывать за ними, как за собственными сыновьями. За последние несколько дней они полностью завоевали его сердце, и если Колби будет так же воспитывать их ребенка, Нэвил сможет спокойно отдыхать и, хотя это ему и не нравилось, сдержит слово и будет издалека наблюдать, как она растит его наследника. К сожалению, события показали, что как бы он ни старался исправиться в ее глазах, она не изменила своего мнения о нем и не изменит условий договора.
Он отправился искать Тарна Мэйтлэнда. Бездействие, навязанное Колби в деле с Пэ-нэманом, вызывало у Нэвила внутренний протест, и его терпение наконец истощилось. Он больше не намерен был ее слушаться.
Как только Пэнэмана схватят, Нэвил решил, что он вернется в Лондон и займется подготовкой кругосветного путешествия. Великого путешествия. Того путешествия, которое украл у него в молодости Наполеон. Единственный вопрос, на который он еще себе не ответил: следует ему начать заниматься этим до или после рождения ребенка?

***

Колби уснула тревожным сном, и появление в ее комнате человека напугало ее до смерти, особенно если учесть, что Нэвил и Тарн разоружили и уложили его на пол прежде, чем она успела до конца проснуться.
- Что случилось? - спросила она, зажигая свечку у кровати.
- Ты же не думаешь, что мы позволим кому-нибудь убить тебя в постели? - сказал Нэвил, собираясь увести человека из комнаты.
- Оставь его. Это Шэд Пирс! - крикнула она.
- Черт побери, ты вполне соответствуешь своей репутации, - потрясение сказал Нэвил. - Теперь понятно, почему мы не заметили тебя раньше.
Тарн поднял Пирса с пола и рассыпался в извинениях.
- Почему бы нам не спуститься вниз и не выпить, пока моя жена не приведет себя в порядок.
Колби поспешно выбралась из постели.
- Не рассказывай им ничего, Шэд, пока я не приду.
Она нашла их на кухне в компании с бренди и сандвичами. Помещение выглядело так, будто здесь пронесся ураган.
Колби рассмеялась.
- Должны же мы были чем-то заняться, поджидая тебя, - с запинкой сказал Нэвил. - Теперь, когда ее милость здесь, можешь рассказать нам, что тебе удалось узнать.
В своей немногословной манере Пирс поведал им, что проследил Пэнэмана до замаскированной старой лесной пещеры, оборудованной для длительной осады.
- Я сделал ужасное открытие. У него гам разлагающийся труп, и я его нашел.
Нэвил взял бумажник, который достал Пирс.
- Харвей Кортнэйдж, Боже мой, - сказал Нэвил, вытряхивая содержимое. Там обнаружилось два комплекта проездных документов и банковская квитанция, из которой следовало, что со счета была снята крупная сумма денег.
- Кортнэйдж всегда оправдывал Пэнэмана. Но что общего могло быть между ними? - удивился Нэвил.
- Они тебя обирали, а ты об этом ничего не знал, - жестко отрубила Колби. - Спроси кого угодно. Моуртон самое преуспевающее поместье на пятьдесят миль в округе, а книги отчетности Пэнэмана этого не отражают. Откуда бы тебе знать, если ты не соизволял наведываться сюда?
Браунинг чувствовал себя простофилей. Однажды, если она даст ему такую возможность, он расскажет ей, почему для него так тяжелы воспоминания, связанные с Моурто-ном. Именно сюда приехал он после Бадайоса и Грэйсии, сломленный и совершенно опустошенный. Выслушает ли она его когда-нибудь? Захочет ли когда-нибудь понять? Вряд ли ей приходилось сомневаться в будущем и ругать судьбу так, как ему во время долгого и одинокого изгнания в Моуртоне.
Мэйтлэнд почувствовал, что должен вмешаться и вернуть Нэвила в настоящее.
- Все это не проливает света на то, где сейчас находится Пэнэман, не правда ли, Пирс?
Старый следопыт согласился.
- В пещере я как следует наследил. А насчет того, где он теперь может быть, у меня есть предположение.
- Так значит, ты его не видел? - Колби сидела на краешке стула. - Он все еще бродит на свободе?
- Теперь он знает, что кто-то идет по его следу. Как ты думаешь, что он сделает? - спросил Нэвил.
- Я бы на его месте взял того маленького пони, которого он держит у ведьмы, и умчался бы отсюда со скоростью пули.
- Но ты не думаешь, что он так сделает? - Нэвил мгновенно уловил интонацию Шэда.
- Разумеется, нет, - согласился Пирс. - Он ждет своего часа.
Ни у кого не возникало сомнений насчет того, что замышляет Пэнэман.
- Мне кажется, мы слишком церемонимся с мистером Пэнэманом, - сказал наконец Нэвил. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.- Тарн, уведи, пожалуйста, Колби в ее комнату.
Тон Нэвила не оставлял сомнений в том что ему вряд ли понравится, если она заупрямится. Мэйтлэнд, искушенный по части обращения со своенравными женщинами, проводил Колби до ее спальни.
- Я думаю, что ты и моя жена - самые восхитительные и смелые женщины, каких я когда-либо знал, но при всем моем уважении, Колби, сейчас тот самый момент, когда твое присутствие становится помехой, - сказал он нежно.- Доверься своему мужу вне зависимости от тех чувств, которые ты к нему питаешь. Он заботится о тебе, о твоей семье, о своей матери, а эти споры, пикировки, в которые ты его втягиваешь, твое стремление взять на себя командование, - все это лишь отвлекает его от дела и мешает сосредоточиться.
Колби не привыкла подчиняться чужой воле, она начала было возражать, однако Тарн был человеком, которого она уважала, и он не собирался уступать.
- Дорогая леди Браунинг, поверьте, что другие не менее вас наделены способностями и так же целеустремленны, как и вы сами.- Взгляд Тарна явно свидетельствовал о том, что он не намерен нянчиться с нею дальше. - И вот еще что. Этот мир весьма несовершенен, и, возможно, когда-нибудь все изменится. Но в 1820 году мужчины скорее положат свои жизни за мужчину, который вел других в битве и остался жив, нежели за неопытную, никак не зарекомендовавшую себя женщину, вне зависимости от ее способностей.
Мэйтлэнду в конце концов все же удалось заставить Колби замолчать. Она слишком хорошо знала изнанку армейской жизни, чтобы не придавать значения оценке и пониманию врага, преимуществам и недостаткам собственных сил. От Мэйтлэнда исходило такое чувство уверенности, и поэтому то, что он сказал дальше, полностью разрешило оставшиеся у нее сомнения.
- Нэвил был одним из самых находчивых и уважаемых младших офицеров в армии Веллингтона. Герцог лично говорил мне об этом. Нэв достойный соперник Аугустусу Пэнэману, независимо от того, следопыт он или нет.
Тарн довел Колби до. ее двери, поцеловал руку и пожелал спокойной ночи.
Вернувшись, Мэйтлэнд нашел Нэвила оживленным. На столе перед ним лежали разбросанные рисунки и планы.
- Вот, что мы собираемся сделать, Тарн, - сказал он. Пирс тем временем с восхищением продолжал рассматривать рисунки.- Завтра утром мы собираемся предпринять шумную атаку на Пэнэмана, при этом обойдя с фланга ферму немой.
- Но ведь Шэд здорово наследил в пещере, и Пэнэман был бы законченным идиотом, если бы остался поблизости, - возразил Тарн.
- А мне наплевать, где он находится. Я просто хочу, чтобы он знал, что за ним охотятся крупными силами. - Браунинг широко улыбнулся. - Я хочу, чтобы он начал нервничать и потерял осторожность, а мы тем временем осуществим другой план. Самое главное- в течение нескольких дней удерживать его подальше от Броули.
- А я постараюсь найти его вторую нору и, в соответствии с планом лорда Нэвила, дам понять Пэнэману, ч го знаю, где она находится. Он просто взбесится, - весело сказал Пирс.
- То есть, речь не идет о его захвате? - Тарн был явно озадачен.
- На данный момент это потребует слишком крупных затрат. Он очень хитер, - пояснил Нэвил.- Мой отец всегда говорил, что когда переоцениваешь противника, то предвосхищаешь даже то, до чего он сам бы никогда не додумался, и если он вдруг поведет себя непредсказуемо, это не застигнет тебя врасплох.
Мэйтлэнд согласился с ним и с нетерпением стал дожидаться событий следующего дня.

***

Аугустус Пэнэман закончил подстригать бороду и усы, а затем жестами показал фермерше, как нужно подстричь его волосы сзади. Теперь он был уверен, что совершенно не похож на себя прежнего. Он похудел на тридцать фунтов, волосы, которые он больше не красил, отросли и стали мышино-ceporo цвета. Закрасив черным два передних зуба и надев очки, он не сомневался, что сойдет за странствующего плотника.
Набег Пирса на окрестности второго убежища заставил Пэнэмана вернуться в пещеру. Шэд выполнил свою работу даже лучше, чем сам полагал. Пэнэман пришел в неистовство. Когда его бешенство несколько улеглось, он пытался придумать способ окончательного истребления Мэннерингов и Браунингов, прежде чем против него не выступила целая армия. А в том, что за ним началась настоящая охота, можно было не сомневаться, и это обстоятельство еще больше добавило ему решимости уничтожить своих мучителей.
Несколько дней назад в свой мощный полевой бинокль Пэнэман видел, как Нэвил и Колби жестоко спорили о чем-то на террасе среди рабочих, напоминавших издали пчелиный рой. Эти наблюдения и подали ему идею. Среди рабочих он узнал нескольких местных, которые могли бы облегчить его задачу. В эту ночь он выследил и убил рабочего, который был больше всего похож на него и забрал его одежду, документы и инструмент.
На восходе следующего дня по дороге в Броули, где он намеревался попроситься на работу в качестве плотника, Пэнэман заметил Нэвила и Тарна во главе дюжины вооруженных до зубов людей, которые шли от амбаров и создавали достаточно шума, чтобы разбудить мертвеца.
Пэнэман заколебался. Оставшись в Броули в облике рабочего, он сможет истребить семью Колби. С другой стороны, его ненависть к Нэ-вилу Браунингу была не меньше. Кроме того, Пэнэман понимал, что Браунинг не успокоится до тех пор, пока не поймает его. "С чего же начинать, - думал Пэнэман, - с головы дракона или с его хвоста?"

***

Нэвил и Тарн стояли на возвышении, наблюдая за своими людьми.
- Я восхищаюсь твоей тактикой, но не уверен, что она сработает, - пробормотал Тарн.
- Я тоже не уверен, однако много ночей я пролежал без сна, пытаясь влезть в его шкуру, - печально сказал Браунинг.- Проблема в том, что я недостаточно сумасшедший.
- В любом случае это гораздо лучше, чем просто сидеть и ничего не делать.
- Ну что ж, я больше не буду сидеть, - сказал Нэвил. Он слез с лошади и снял с себя грубую охотничью куртку, оставшись в красной фуфайке, заметной издалека.
- Какого черта ты делаешь?
. - Действительная сущность плана заключается в том, чтобы сделать из меня такую большую мишень, какую только возможно.
- Ты спятил! Нэвил рассмеялся.
- Я все еще пытаюсь думать как сумасшедший, разве ты не видишь? На месте Пэ- нэмана я ненавидел бы себя со всеми своими потрохами. Я выкинул его с самой лучшей работы, какую только подобный ему человек может иметь, лишил его настоящей синекуры. Я вступил в брак и зачал наследника с женщиной, которая стала первопричиной его падения. На его месте я бы стремился истребить всех, кто стал причиной моего краха. И ты на его месте поступил бы так же, Тарн.
- Это самоубийство, - запротестовал Мэйтлэнд, вставая на стременах.
- Едва ли. У меня под руками армия, которая прикрывает меня.
Браунинг начал пешком спускаться по склону холма, и в этот момент прогремели несколько ружейных выстрелов. Со смертоносной точностью, упреждая движение его тела вниз по склону, вокруг брызнули пули, одна из которых остановила Нэвила. В тот же миг началась беспорядочная стрельба со всех направлений, по которым занимала позиции крошечная армия. Ее задачей было либо дождаться атаки Пэнэмана, либо произвести как можно больше шума.
Пэнэман, спрятавший свою плотницкую одежду в сарае и сменивший ее на охотничий костюм, пристально наблюдал за Нэвилом, который неподвижно лежал в кустах. Пэнэмана трясло от возбуждения. "Я заполучил голову дракона, - злорадно поздравил себя Пэнэман, - и теперь могу отправляться за хвостом". Он уже собирался слезть с верхушки дерева, откуда с безопасной высоты наблюдал за своими врагами, когда услышал голос Шэда Пирса.
- Сиди и не рыпайся, бирюк. Ты попался.
Пэнэман выругался и швырнул свой полевой бинокль, отвлекая внимание Шэда всего лишь на мгновение, которого, впрочем, оказалось достаточно для него самого, чтобы успеть спустить курок одной рукой и метнуть нож другой.

***

Сама не зная почему, Колби упросила доктора Лоуренса остаться еще на один день, несмотря на то, что Мэтью продолжал поправляться. Билл Лоуренс решительно настроился уехать, чтобы вернуться в Лондон к своим пациентам, и сдался, лишь когда к просьбе Колби присоединилась леди Мириам.
Подозревая, что что-то происходит, Колби весь день ждала вестей от Нэвила и Тарна, вне себя от досады, что ее не посвятили в планы, которые - она не сомневалась - мужчины разработали несколькими ночами раньше. Она намеревалась, как только увидит их, потребовать, чтобы ее ввели в курс дела.
Втроем они сидели у кровати Мэтью, куда был подан чай с молоком, когда с улицы донеслись стрельба и крики. Из-за вершины холма появилась армия Нэвила и Тарна, которая несла пару самодельных носилок.
Колби первой стремглав выскочила за дверь, дико озираясь по сторонам. Она видела Тарна, но где же Нэвил? Страх за него заставил ее ринуться в толпу людей и лошадей к ближайшим носилкам.
На носилках лежал пепельно-бледный, ругающийся на чем свет стоит Шэд Пирс. Его голова и живот были кое-как перевязаны грубыми грязными бинтами, пропитавшимися кровью. Она взяла его за руку и крепко пожала.
- Не беспокойся, мы позаботимся о тебе, - пробормотала она, продолжая искать глазами мужа.
- Я держал Пэнэмана в руках и не убил его, госпожа.- Неподдельные слезы оставляли грязные следы на морщинистом лице Пирса.
- У тебя еще будет такая возможность, - утешила его Колби. Она направилась ко вторым носилкам.
Нэвил лежал с серым лицом, спутанными волосами и широкой повязкой на теле. Тарн приказал опустить его на землю, и Колби в ужасе склонилась над ним, причитая и покрывая его лицо поцелуями.
- Как ты мог пойти без меня? - всхлипывала она, мысленно призывая всех богов на небесах сохранить ему жизнь. - Это моя вина. Я заставила тебя...
Нэвил открыл глаза и, не веря, уставился на нее.
- Тарн, у меня галлюцинации или чего почище? - Браунинг засмеялся, но, закашлявшись, схватился за раненный бок. Он, тем не менее, попытался встать, и понадобились объединенные усилия Колби и Тарна, чтобы удержать его.
Нэвил взял Колби за руку, держа ее как нечто самое дорогое в жизни. Колби почувствовала это и своим прикосновением сказала ему все то, что хотело знать его сердце.

***

Доктор Лоуренс делил свое время между Шэдом Пирсом, чьи раны были очень серьезны, и Нэвилом, который пострадал незначительно.
- Пуля Пэнэмана лишь задела мой бок. Почему все делают из этого целую военную историю? - протестовал Нэвил. Вокруг него крутился настоящий водоворот из членов семьи и гостей во главе с Колби и его матерью.- Хотите вы этого или нет, я выйду к обеду.
Получив подтверждение доктора Лоуренса, что рана поверхностная, Колби летала по дому вне себя от радости, и даже угроза Пэнэмана отошла на второй план. Проследив, чтобы людей, учавствовавших в экспедиции, как следует накормили, и удостоверившись, что Пирс устроен и за ним хорошо ухаживают, она тихонько проскользнула в свою комнату, куда утром после возвращения из леса по ее настоянию поместили Нэвила. Она закрыла дверь за последним из его посетителей и повернулась, внезапно смутившись.
- Теперь скажи мне то, что я хочу услышать, ты, лисица, - сказал Нэвил, протягивая руки.
Колби нырнула в его объятия, с благодарностью скрываясь в тихой гавани - убежище, которое она искала всю свою жизнь.
- Повторяй за мной, - засмеялась она, как всегда бунтарка, но на этот раз с сияющими глазами, - я люблю тебя так же сильно, как Колби любит меня.
- Я обожаю тебя. - Он крепче прижал ее к себе, шепча в прекрасные черные волосы ласковые слова.
Колби лежала рядом с ним совершенно счастливая, боясь поверить, что это не очередной сон - один из тех, что омрачали ее ночи с той поры, как она познакомилась с Нэвилом, Она отодвинулась, чтобы взглянуть в его лицо, переполненная любовью и радостью. Взяв его руку, она стала водить ею вокруг своего слегка округлившегося живота. Слезы стояли в глазах Нэвила, и они вместе принялись возводить мост, который должен был перекрыть пропасть, разделявшую их с самого начала.
- Люби меня здесь и сейчас, - прошептал он.
- А как же твоя рана, дорогой?
- С Божьей помощью. Я не могу ждать. Я хотел тебя всю свою жизнь, - просил он.
"Я нужна ему. Он хочет меня", - выстукивало сердце Колби. Они стали раздевать друг друга быстрыми требовательными пальцами. Его губы искали ее грудь и тонули в этих прекрасных округлостях, жадно утоляя давнее неудовлетворенное желание.
Соски и все тело Колби трепетно пробуждались от его нежных прикосновений. Они со смехом пытались приспособиться так, чтобы не повредить его рану, впитывая наслаждение и вместе радуясь единению, которое - они знали это - принесет им акт любви.
Впервые они действительно полностью отдавались друг другу.

***

Пэнэман носился между деревьями и кустами, окружавшими его берлогу, ругая себя за то, что утром чуть было не потерпел поражение. Он должен был убить Браунинга и Пирса с первого же выстрела. Что с ним случилось? Он стал слабаком? Его не радовало то. что он скрылся от четырнадцати преследователей, и даже то, что он избежал смерти от руки Шэда, когда столкнулся с ним лицом к лицу. С его, Пэнэмана, точки зрения старый враг теперь будет презирать его, считая себя лучше, потому что застал его врасплох. Неистовая ярость Пэнэмана, вызванная тем, что он не убил никого из своих преследователей, спугнула птиц, и все крылатые создания, окружавшие его в темноте, с шумом взлетели с деревьев.
Наконец, утомившись, не в состоянии придумать ничего нового, Пэнэман заполз в свою берлогу, чтобы забыться в выпивке. Он всем нутром чувствовал, что в последующие несколько дней увидит конец Браунингов и Мэннерингов и после этого спокойно сможет покинуть страну. Но сначала ему нужно проверить свою плотницкую маскировку и подобраться поближе к Броули. Никогда больше он не позволит Нэвилу Браунингу и его прихвостню подобраться к нему так близко, как сегодня.
У него не было никакого плана, но он верил в свою удачу, надеясь, что какое-нибудь событие или обстоятельство поможет довести битву до успешного конца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плененное сердце - Ротман Марси Элиас



Роман не совсем похож на роман так, как всё по существу начинается со сделки, постоянное противостояние, недопонимание и т.п. К тому же, вначале очень скучно, а потом полно событий, но я не увидела ни любви, ни страсти - лишь сплошные обязанности и обязательства...
Плененное сердце - Ротман Марси ЭлиасItis
16.08.2014, 1.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100