Читать онлайн Плененное сердце, автора - Ротман Марси Элиас, Раздел - Глава 36 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененное сердце - Ротман Марси Элиас бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененное сердце - Ротман Марси Элиас - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененное сердце - Ротман Марси Элиас - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ротман Марси Элиас

Плененное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 36

На окраине Моуртоыа наемная карета, летевшая с бешеной скоростью, неожиданно круто повернула.
- Что теперь, ради всего святого; - крикнула Колби. Нетерпеливое желание оказаться дома делало ее сварливой. Однако прежде, чем она добилась от кучера ответа, ее ушей коснулся звук, более прекрасный, чем музыка: их путь преградило стадо блеющих овец, которых гнали на рынок. Кучер и пастух обменялись такими колоритными и самобытными ругательствами, каких Колби не слышала за все годы, проведенные ею среди солдат, после чего карета шагом двинулась дальше.
- Хорошо быть дома, миледи, правда? - сказала Айлин, наполовину высунувшись из окна. Англичанка до мозга костей, она обнаружила, что заграничные путешествия не в ее вкусе. Чистый деревенский воздух, вот что нужно им обеим, чтобы снять с себя напряжение и грязь путешествия.
Колби отбросила плед, которым, по настоянию Айлин, были укутаны ее плечи. Уловив радость девушки, она тоже высунулась из окна, пытаясь разглядеть вдали город. К черту приличия! Она богаче, чем когда-либо осмеливалась даже мечтать, и может позволить себе еще более вызывающее поведение, чем прежде. Горожане Моуртона именно этого от меня и ждут, весело подумала она.
Эксцентричность почиталась добрыми британцами за милое качество, и, имея необходимые средства на потворство своим прихотям, она могла начать наслаждаться прямо с этого момента. В пределах разумного, конечно. Ей предстояла обширная работа, направленная на укрепление ее социального статуса. Прежде всего ей предстоит добиться, чтобы Марк и Мэтью были немедленно введены в благородное общество. Им необходимо общение с мальчиками их возраста. Они так долго жили в изоляции из-за дурной репутации своих дядей, что теперь многое нужно наверстать.
Оба замечательные мальчики, обаятельные и симпатичные. У них безупречные манеры - она сама следила за этим. Чего им больше всего не хватало, так это хороших репетиторов, чтобы восполнить пробелы в образовании. Только Итон, Оксфорд или Кембридж годились для них. Отец был бы доволен. Он оставил сыновей под ее опекой, и она намеревалась защищать их всегда.
Если у нее родится мальчик - а она надеялась, что именно так и будет, - ей не придется приспосабливаться и бороться, работая с утра до ночи. У ее сына будет все, что сулит имя и родословная Браунингов.
Она довольно улыбнулась и сложила руки на животе. "Твое появление, - обратилась Колби к своему животу, - видимо, результат моего отчаяния и горя твоего отца. Но ты получишь всю любовь, какую я в состоянии дать". Она откинулась на спинку сиденья, удовлетворенная, как никогда. "Если бы только я смогла загнать твоего отца в какой-нибудь дальний уголок памяти, откуда бы он не смог приходить даже в мои сны". Это будет самой трудной задачей, но она изгонит Нэвила Браунинга из своего сердца.
Внимание Колби снова вернулось к пейзажам за окнами кареты. Она тревожно вглядывалась, не изменилось ли что-нибудь за то, казавшееся ей вечностью, время, с тех пор, как она последний раз была в городе. В отдалении маячила норманнская церковь. Хлебная биржа и строение, в котором размещались мэрия и ассамблеи, по-прежнему сторожили центр города. За окнами проносились милые домики с лоскутами садиков. Она уже почти дома.
Колби помахала нескольким горожанам, но никто из них не ответил на ее приветствие. Вовсе не сентиментальная мечтательница, она почувствовала что-то необъяснимо тревожное в том, как они смотрели на нее и отворачивались, пряча глаза. Неужели они до сих пор не простили ее за то, что она избавила их от этого зверя Пэнэмана? Ее следовало наградить орденом, а не избегать.
- Вот ублюдки, - пробормотала она.- Испортили мне возвращение домой.
Служанка, конечно, понятия не имела о том, что беспокоит ее госпожу. Ей было радостно видеть легкость и беззаботность, поселившиеся в душе леди Колби с той штормовой ночи.
- Подстегни лошадей, - крикнула Колби кучеру, - мы и так слишком задержались.
Кучер щелкнул бичом, и карета рванулась вперед так быстро, как только могла. Через полчаса они достигли вершины холма, с которого открывался вид на погруженный в утренний туман дом из серого камня, расположенный в четверти мили от него. Она не могла дождаться, когда же наконец увидит идеальную, всегда поражавшую ее, симметрию Броули.
- Труби в рог, возница! - крикнула Колби, высовываясь из окна.
Вот тут-то она и заметила что-то неправильное, то есть, что-то чудовищно неправильное. Очертания западного крыла, в котором вся семья жила, чтобы сэкономить топливо и труд немногочисленной прислуги, обуглились. Оконные проемы и камни стен вырисовывались в тумане щербатыми обломками. Колби пыталась обнаружить хоть какие-то признаки жизни, но все было мертво.
- Останови карету! - пронзительно закричала она, на ходу открывая дверь и не дожидаясь, пока опустятся ступени. Она тяжело рухнула на землю, но тут же поднялась. Она должна скорее увидеть, что произошло.
Колби побежала вниз по аллее, не ощущая ничего, кроме ужасного предчувствия катастрофы, ругая себя за то, что, бросив семью, наслаждалась жизнью в Париже.
По щекам ее бежали слезы: напрягая готовые взорваться легкие, она пыталась докричаться до домашних, но никто не отвечал. Наконец дверь медленно открылась. На пороге стояла тетя - изможденная, похожая на призрак, постаревшая сразу на несколько лет. Вцепившись в юбку, к ней жался Марк с широко распахнутыми, круглыми от испуга глазами.
Колби кинулась вперед и сгребла их в охапку, облегченно разрыдавшись. Она вытягивала шею, пытаясь увидеть у них за спиной Мэтью.
- А где Мэт?
- Он жив, - прошептала Сильвия Рэйнрайтер.
- Ему плохо, Колли, - сказал Марк.- Ему больно, и он плачет.
Братишка взял ее за руку и потащил в гостиную, где на грязной кушетке, скрючившись, лежал Мэтью. Он мужественно сдерживал рыдания, его правая нога была покалечена и гноилась, кожа рук почернела. Колби впилась ногтями в ладони, чтобы сдержать слезы. Она должна быть сильной ради него, ради них всех.
- Колби здесь, - сказала она, прижимая его голову к своей груди, ее сердце сжалось от жалости.- Все наладится, я обещаю, дорогой. Ты же ведь знаешь, я всегда выполняю свои обещания.
Айлин застряла в дверях, ей было нехорошо от тошнотворного запаха, стоявшего в комнате. Она опасалась за свою хозяйку.
- Миледи, я могу помочь?
- Да, пожалуйста.- Колби изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал как обычно.- Возьми мой ридикюль и расплатись с кучером, а затем принеси сюда сумки с подарками.
Айлин побежала к карете.
- Теперь давайте приведем все в порядок, - говорила Колби, загоняя ужас поглубже и отчаянно пытаясь передать им свое мужество. Она сняла плащ, закатала рукава, и ее мозг заработал с бешеной скоростью.
- Тетя Сильвия, пожалуйста, найдите нам что-нибудь поесть, мы умираем с голоду.- Ей было совершенно не до еды, но она хотела, чтобы домашнее хозяйство пришло в движение, пока она сможет решить, что делать дальше.
Вернулась Айлин с сумками, полными подарков. Хозяйка скупила, наверное, целый магазин, и при этом не приобрела для себя даже веера.
Колби открыла окна, чтобы впустить свежий воздух, без которого ей будет трудно противостоять тошноте. Вряд ли сейчас подходящий момент для жалости к себе. Плачевное состояние брата, омерзительный вид комнаты, ужасный беспорядок, царивший кругом, - все это говорило ей, что Сильвия не справилась с обрушившимися на нее событиями, и Колби снова должна взять на себя все заботы. Эта мысль вернула ей силы, и она с удвоенной энергией принялась за дело.
Колби пошла искать тетю и обнаружила ее на кухне, где та отдавала распоряжения насчет закуски на скорую руку. Перед свадьбой Колби дала Сильвии денег и попросила, чтобы в ее отсутствие та наняла садовника, служанку и помощницу на кухню. Но Сильвия ничего не сделала.
Здесь было от чего разрыдаться, но нет, она не станет плакать. Раны Мэтью и разрушения западного крыла дома - первое, что потребует ее внимания. Надо разбираться во всем этом немедленно. Только она и может это сделать.
Наконец-то она дома. Изменилось все и ничего, но, по крайней мере, у нее есть средства на то, чтобы устроить их жизнь. Теперь она видела перспективу и чувствовала себя уверенно.
Колби приняла поздравления прислуги, пообещала им устроить празднество, как только позаботится о ранах Мэтью, и направилась с тетей в столовую.
- Когда здесь последний раз был доктор?
- Несколько дней назад.
- Ничего удивительного, что мальчик так страдает, - возмутилась Колби.- Отправь за ним немедленно.
Лицо Сильвии сморщилось:
- Он хочет ампутировать Мэтью ногу.
- Я не позволю этого! - Колби не верила своим ушам.
- Он сказал, что не может отвечать за последствия, и я послала тебе письмо, не зная, что ты уже возвращаешься. С тех пор мы его не видели.
Впервые Колби почувствовала, что ей не хватает мужества. Она пребывала в полном замешательстве. Смерть своего отца и потерю Броули она встретила без страха, с непоколебимой верой в то, что как-нибудь справится с этим.
Но теперь ей необходима помощь, но у нее нет никого, к кому бы она могла обратиться.
- Что ты собираешься делать? - спросила Сильвия в полной уверенности, что Колби спасет Мэтью. Разве она всегда не заботилась о них?
Колби смотрела невидящим взглядом на запущенный, заросший травой сад за окнами.
- Ты не слушаешь.- Тетя теребила ее за руку.
- Я должна поговорить с доктором. Пошли за ним кого-нибудь немедленно.
Это был не самый лучший ответ, но что еще могла она сказать своей тете, с надеждой заглядывавшей ей в лицо в полной уверенности, что Колби знает все.
Сильвия тут же ушла, довольная возможностью сделать хоть что-нибудь. "Колби вернется домой, и все будет хорошо", - так говорила она мальчикам все это время после пожара. И вот Колби наконец здесь, как она и обещала.

***

До приезда доктора Колби дала всем задания. Гостиная была вычищена и проветрена, а они с Айлин, между тем, умудрились помыть Мэтью, подстричь ему волосы, сменить белье и поправить постель, на которой он лежал. Они старались двигать его как можно меньше и устроить поудобнее.
Доктор приехал как раз в тот момент, когда они закончили. Ричард Рид - толстый, неуклюжий человек - несмотря на гриву белых волос, которыми он явно гордился, был одним из наименее располагавших к себе людей из всех, кого она когда-либо встречала. Колби помнила его грязные ногти еще с того времени, когда в последние дни перед кончиной ее отца он приходил, распространяя вокруг себя запах дешевого бренди и табака. Он не внушал ни малейшего доверия, но это было лучшее, что мог предложить Моуртон. Став хозяйкой Мо-уртон-хаус, она все это изменит, пообещала себе Колби.
Колби и Айлин держали Мэтью, пока доктор чистил и перевязывал его раны. Руки у этого человека явно были пришиты не тем концом. Он был кто угодно, только не врач, и если бы могла, Колби не пустила бы его на порог. Мэтью жалобно стонал, и ей пришлось закрыть глаза, чтобы не потерять сознание от столь ужасного вида.
Обиднее всего была несправедливость. Мэтью не заслужил эти страдания. Ведь именно он спас семью, и именно благодаря его самообладанию Броули не сгорело дотла.
Закончив, доктор дал мальчику настойку опиума и попросил Колби выйти за ним в коридор. Однако перед этим он устремил нежный взгляд на бутылку бренди на боковом столике. Она налила ему порцию, и они вместе направились к двери.
- Я не могу чрезмерно настаивать, леди Браунинг, - произнес он с пафосом, - однако я вынужден говорить об ампутации. Имеет место очень нехороший перелом нижней конечности, которая, к тому же, еще и обгорела, когда мальчик пытался выбраться из огня. Его нога никогда уже не будет полноценной.
- Сколько у меня времени на то, чтобы принять решение? - Колби затаила дыхание.
- Я уже говорил вашей тете, это нужно было сделать еще вчера, - произнес он, самодовольно надувшись.
- Сколько у меня времени на то, чтобы дать свое согласие? - настойчиво повторила она.
- Как можно скорее, - он осушил стакан и вышел.
Тетя ждала ее у двери.
- Айлин сказала мне, что ты ждешь ребенка.
Племянница улыбнулась и дотронулась до живота.
- Нэвил знает?
- Да. Я оставила ему записку.
- И он не остановил тебя?
Колби кивнула и отошла, оставив тетю на пороге. Ей вовсе не хотелось, чтобы кто-нибудь наблюдал, как она борется со слезами, наворачивающимися каждый раз, когда она думала о своем муже. Никто не должен знать, как она жалеет о своем скоропалительном бегстве. Признание этого действовало на нее разрушительно: говоря Айлин, что семья нуждается в ней, Колби и понятия не имела, насколько была близка к истине.
Хватит о нем думать! Хватит! Союз с Нэви-лом был обречен с самого начала. Что может быть глупее, чем желать невозможного.
Колби без сна лежала на раскладушке в гостиной, чтобы быть поближе к Мэтью на тот случай, если ему понадобится помощь. Маленькая свечка отбрасывала тени по углам комнаты. Колби никак не могла расслабиться, ее беспокойство нарастало. Она встала и подошла к Мэтью, мысленно призывая его бороться за свою жизнь так же настойчиво, как он боролся с огнем.
Мысль о том, что она несет ответственность за решение, быть или не быть Мэтью калекой на всю жизнь, мучила ее с того самого момента, как тетя сказала ей, чего хочет доктор Рид. Как можно сказать "да" или "нет" по такому чудовищному поводу? Что, если она скажет "да", и Мэтью никогда не простит ее? Или она скажет "нет", и Мэтью умрет? Здесь не было выбора. Видит Бог, она вовсе не Соломон.
- Колби, я сплю? Ты правда здесь? Она вскочила и подошла к нему.
- Что такое, дорогой? - она взяла чистую тряпицу, намочила и мягко провела ею по его пересохшим губам.
- Я хочу кое-что тебе сказать.- Речь давалась ему с трудом, и слова звучали невнятно.- В ту ночь, когда случился пожар, я слышал шаги: кто-то бежал в сторону дома. Но я не обратил на это внимания, потому что собаки не лаяли.- Слезы бежали по его щекам.- Это все моя вина.
- Ты все сделал замечательно, Мэт.
Значит, это все-таки был поджог! Она не удивилась. В тот момент, когда она увидела результаты разрушительной работы огня, ей пришло в голову, что здесь, скорее всего, не обошлось без Пэнэмана.
В тот день, когда она вернулась из Лондона, разве тетя не говорила ей, что после того, как она отхлестала Пэнэмана кнутом, свидетели слышали, как тот клялся погубить ее? Конечно, говорила, но тогда она не обратила на это внимания. Почему она считает себя непобедимой? Почему вбила себе в голову, что должна быть судьей и присяжными одновременно и освободить округу от этого человека? Ей нечего было ответить, но все ее нутро говорило ей, что она права, и для нее этого было вполне достаточно.

***

Сильвия Рэйнрайтер сидела в постели и быстро писала. Она отлично знала решительность Колби и в обычной ситуации не посмела бы вмешиваться в ее дела. Однако ее дорогая девочка беременна, и она опасалась за будущую мать.
В душе ужасная трусиха, боящаяся любой конфронтации, Сильвия решила, что это тот случай, когда она должна быть сильной и храброй.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плененное сердце - Ротман Марси Элиас



Роман не совсем похож на роман так, как всё по существу начинается со сделки, постоянное противостояние, недопонимание и т.п. К тому же, вначале очень скучно, а потом полно событий, но я не увидела ни любви, ни страсти - лишь сплошные обязанности и обязательства...
Плененное сердце - Ротман Марси ЭлиасItis
16.08.2014, 1.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100