Читать онлайн Рискованное увлечение, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рискованное увлечение - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рискованное увлечение - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рискованное увлечение - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Рискованное увлечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

До Олдена дошло, что его завоевание едва не пошло прахом. Он быстро совладал с собой и вполне осознанно решил использовать следующий шанс.
Олден смутно помнил какого-то Ситона, у которого как-то раз выиграл шестьсот гиней за одну партию.
Он откинулся назад и улыбнулся.
– Мне описал вас хозяин «Трех бочек», и я подумал, что, возможно, мы с вашим покойным мужем однажды встречались в «Сент-Джеймсе». Это случайное стечение обстоятельств затем повлекло небольшой разговор о вас. Если вы усматриваете дерзость с моей стороны, прошу меня простить, миссис Ситон.
По ее щекам и шее медленно распространялся густой румянец. На этом фоне ее потемневшие глаза казались фиолетовыми.
– Вы мошенник! – воскликнула она. – Шарлатан! Это неслыханная наглость, сэр! Я прошу вас немедленно уйти.
Олден встал и отвесил церемонный поклон. Что вызвано такую бурную реакцию? Что он такого сказал?
– Миссис Ситон, вы были безмерно добры ко мне. Если я оскорбил вас, еще раз прошу прощения и рассчитываю на ваше снисхождение. Несколько часов в вашей компании не доставили мне ничего, кроме удовольствия.
– Оставьте! – сказала она сердито. – Здесь шатается много повес. Думаете, вы первый, кто пытается расточать пустые комплименты одинокой бедной вдове? Но я не считаю себя обделенной. И глупой тоже. Я не ищу ни любовника, ни другого мужа. Всего хорошего, сэр. Дождь кончился. Дорогу вы знаете!
Олден стоял на грязной улице и глядел на шляпу, которую держал в руках. Он учинил отменный беспорядок! Но что-то и вынес из этой кутерьмы. Миссис Ситон оказалась далеко не глупой, но подавленной и одинокой, хотя и отрицала это. Его упоминание о покойном муже спровоцировало у нее не печаль, не любовные воспоминания, а отчаяние – даже страх.
Почему? Ее брак был так ужасен или так хорош?
Олден тешил себя надеждой, что женщина пугалась силы собственной страсти. Страсть требовала выхода, чему он собирался помочь. На это у него оставалось еще четыре дня. Он водрузил на голову треуголку и зашагал к «Трем бочкам», а через полчаса уже скакал на север сквозь длинные летние сумерки.
Десять миль промелькнули пятном, в котором слились мокрые деревья и ряды изгородей. Наконец он остановил лошадь и посмотрел в долину. От средневекового аббатства почти ничего не осталось за исключением нескольких камней фундамента и руин монастыря. Там, где монахи некогда проводили часы в молитвах, теперь стоял огромный дом, уютно устроившийся среди деревьев.
Олден постоял с минуту, глядя на усадьбу и угодья со стадами коров. Его коров – если он не проиграет это пари.
Там были его поля, его посевы, его леса и его рыба в прудах. Его наследство, со всеми подопечными – арендаторами, слугами, а также ответственностью, которую он добровольно на себя взял. Тогда он полагал, что может себе это позволить. Грейсчерч-Эбби, дом его предков, было тем оплотом благополучия и той небольшой власти, которой он обладал… до вчерашней безумной ночи, когда он все это проиграл.
Ничто здесь больше не будет принадлежать ему. Ничто в этом мире не будет носить его имя. Он может лишиться этого навсегда.
До конца недели он должен побывать в постели Джульетты Ситон. Невозможно вообразить что-либо более соблазнительное, чем гладкая кремовая кожа, изящные запястья и округлые лодыжки. Он хотел, чтобы его руки лежали на ней и его губы касались ее рта. Он хотел зарыться в ее нежную женскую плоть.
Однако когда он вспомнил ее лицо – строгое, очаровательное лицо, склоненное над стручками гороха, желание почти растворилось в море вопросов. Женщина выглядит как леди, но живет самостоятельно и одна выполняет всю работу? Не может быть, чтобы у человека вообще не было семьи – ни двоюродных братьев и сестер, ни дядей с тетями. Даже если у нее не осталось живых родственников, у почтенной вдовы всегда найдутся друзья и связи в обществе, чтобы обеспечить себе дом. Как могло так случиться, что Джульетта Ситон оказалась совсем одна в целом мире?
Ее бесприютность, как и само имя, говорили о несчастье. Или о каком-то секрете. В сегодняшнем разговоре была упомянута мисс Паррет. Кто она, черт побери?! И почему выбор дома пал на Мэнстон-Мингейт?
Проклятие! Олден не хотел ничего этого знать. Но на карту была поставлена его судьба. Судьба и множество жизней – и особенно одна, значившая для него больше, чем все остальные, вместе взятые.
На секунду он подумал: а не поскакать ли к дому и выхватить из кроватки Шерри? Ребенок откроет сонные синие глазенки и радостно обовьет шею маленькими пухлыми ручками. А потом домашний учитель деликатно выговорит лорду Грейсчерчу, что не стоит из-за прихоти ломать детский сон и понапрасну будоражить ребенка. И мистер Примроуз будет прав.
Но Олден понимал – нельзя терять время. Он должен соблазнить вдову. Это был его единственный неоспоримый талант, а найти для себя достаточное оправдание будет несложно. Что такое целомудрие для Джульетты Ситон? Она не невинная девушка. Женщина была замужем. Он должен получить вожделенный приз и забрать ее медальон как вещественное доказательство. Но он с лихвой заплатит за эту кражу. Наслаждением. Благоговейно, восхитительно, медленно. Было ли ее замужество счастливым или печальным, она не останется внакладе.
Может, она даже не леди, а просто способная актриса, усвоившая правила хорошего тона. Но почему она живет одна? Оставалось еще одно предположение, не считая какого-то трагического события. Этим единственным объяснением был грех.
Грех. Чувственные образы, хлынувшие как из рога изобилия, разом вымыли все предположения.
Олден развернул лошадь и поскакал обратно в Мэнстон-Мингейт, в крошечную комнату в «Трех бочках».
На следующее утро Джульетта встала с головной болью. Было нестерпимо жарко, как обычно бывает перед назревающей грозой. Спала она плохо из-за тревожных снов. Джордж сердито сверкал глазами, глядя на нее из-под насупленных бровей. Она бежала по бесконечным коридорам огромного загородного дома, распахивая дверь за дверью. Все комнаты были пусты, но когда она подбежала к окну в конце холла и выглянула во двор, то увидела стоявшего там мистера Олдена Грэнвилла. Изящный и невероятно красивый, он бросился от нее к цветнику, прямо в гущу белых цветов. Ее обволокло всколыхнувшимся ароматом. «Пчелы! – закричала она через окно. – Пчелы!» Он выглянул поверх множества лепестков и засмеялся. В это время цветы сердито зашелестели, и она проснулась в испуге.
Покинув постель, Джульетта прошла к окну, выходящему на фасад дома. Прямо перед ней простирался сад с правильными рядами кустов и грядок. Итак, этот человек утверждает, что встречался с мистером Ситоном в «Сент-Джеймсе». Возможно. Но он не мог встречаться с Джорджем, ее несчастным супругом. И потом, если мистер Грэнвилл в то время находился в Лондоне, он мог слышать о скандале. Хотя… с какой стати ему связывать тот скандал с ней? Тогда она еще не носила фамилию Ситон.
Она заставила себя успокоиться. И все-таки смутный страх пробивался в сердце. Этот мистер Грэнвилл перед уходом еще раз показал себя обманщиком. Тот светский поклон и официальный стиль изъяснения выдавали в нем человека, сознающего свою власть. И самонадеянно считающего, что он может это показывать или скрывать по своему усмотрению. Он не просто удачливый джентльмен, он аристократ.
Но почему он предпочел не обнаруживать этого? И вообще, зачем он здесь, в Мэнстон-Мингейт? Джульетта отвернулась от окна. По всей вероятности, вчера она видела Олдена Грэнвилла последний раз. Вряд ли он вернется, чтобы в обмен на партию в шахматы получить какое-то лакейское поручение.
Бедняжка Тилли была больна, и в доме накопилось столько работы, что у Джульетты не хватило времени даже на головную боль. Управившись с обычными делами по хозяйству, она облачилась в свой синий балахон и прошла в кладовку. Подошел срок разливать в бутылки вино из первоцвета. Два с половиной фунта сахара, два лимона и четыре кварты дикого первоцвета от майского сбора на два галлона чистой воды. Вино бродило в бочке в течение месяца. Несколько бутылок заказал пасторат и несколько больше – миссис Кэкстон из Аппер-Мингейт, соседней деревни. Для Джульетты это был источник небольшого дополнительного дохода.
Она открыла крохотное оконце, выходящее на север, и оставила приоткрытой входную дверь, чтобы воздух из тенистого двора мог поступать в комнату. Каменный пол под ногами поддерживал в помещении приятную прохладу. Литая чугунная рукоятка приводила в движение насос для подачи воды из колодца. Излишки выливались в глубокую раковину.
Достав корзины с чистыми бутылками, Джульетта стала наполнять сосуды сверкающей жидкостью. Неожиданно в тишину влился мужской голос, точно мед, вытекший из сот:
– «Не допускается держать вино слишком долго в бочке. От этого может теряться сладкий вкус и аромат фруктов или цветов, из которых оно приготовлено. Следите за тем, чтобы ваша посуда была чистой и сухой. Прежде чем наливать вино, сполосните посуду небольшим количеством бренди». – Вслед за цитатой послышался короткий всплеск смеха. – Мне представляется, что в качестве альтернативы вы можете выпить бренди сами, – добавил голос. – Таким образом вы избавите себя от огромной работы.
Джульетта подняла глаза. В дверях стоял мистер Грэнвилл с небольшим томиком в кожаном переплете и зачитывал вслух рецепты для домохозяек.
Она поспешила поставить бутылку и покраснела.
Сегодня он был в вельветиновом камзоле и длинном жилете из персикового атласа, расшитого серебряной нитью. И без своих сапог для верховой езды. На этот раз он пришел пешком из «Трех бочек», и его черные туфли слегка запылились в дороге. Не считая отсутствия пудры на волосах, вид у него был холеный, как у всякого джентльмена перед визитом к леди – леди, за которой он ухаживает. Но, разумеется, он пришел сюда не для ухаживания. Он собирался пробыть здесь неделю и томился от скуки в деревне, только и всего. Его замечание по поводу ее покойного мужа носило случайный характер и ничего не значило. Их встреча произошла только потому, что мистер Грэнвилл внезапно занемог и оказался в беспомощном состоянии.
Однако сейчас он не был беспомощен. Он заполнил комнату дерзкой мужской силой, умеряемой лишь его грацией и еле сдерживаемым смехом. Несмотря ни на что, Джульетте это нравилось. Она сознавала, что ей импонирует его ум и юмор. Вопреки всему, она хотела, чтобы этот мужчина своим присутствием заполнил ужасающую пустоту ее дней.
Впрочем, теперь уже было поздно. Слишком поздно, По милости Джорджа она до конца жизни обречена на эту пустоту.
«О Боже, не позволь этому случиться! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!».
– «Когда вино отбродит, – продолжал читать мистер Грэнвилл, – плотно закупорьте сосуд, и при надлежащем хранении напиток будет отвечать вашим желаниям». Это так, мисс Ситон? – спросил он.
– Что вы здесь делаете, сэр? – Джульетта презирала себя за страх, который она услышала в своем голосе.
– Извините. Я вас напугал. Это непростительно. Позвольте помочь вам.
Она отпрянула назад, как дикая лань.
– Нет! Увольте! Зачем вы вернулись?
– Только чтобы сыграть в шахматы, мэм. – Он закрыл книгу и поставил ее на полку. – Одна партия в день. Таков был наш уговор. Вы дали мне слово, разве нет?
– У меня полно работы.
– Так позвольте мне помочь вам. Это тоже было частью нашей сделки.
– Нет! Позже! Я в состоянии сделать это сама.
– Тогда я подожду, пока вы закончите. Я побуду в саду. – С легким кивком мужчина удалился.
Джульетта наклонилась к каменной раковине и прислонила лицо к рукоятке насоса. Металл, покрывшийся крошечными капельками воды, холодил лоб. В следующую секунду она отерла влагу с лица.
Пари! Она обещала этому человеку по одной шахматной игре в день, всю неделю и… О глупая, глупая! Она этого хотела! Вино, пчелы и садовые цветы не умели играть в шахматы, а жители деревни по своим способностям не годились в соперники. И потом, при всей своей самодостаточности она была ужасающе одинока.
Джульетта повернулась и локтем задела бутылку с вином. Наполовину заполненный сосуд опрокинулся. Каким-то чудом отчаянным взмахом руки она подхватила зеленое стекло, не дав ему разбиться о каменный пол. Но содержимое выплеснулась на подол, пропитав его терпким запахом первоцвета. Она присела на секунду на треногий стул, влажные нижние юбки прилипли к ногам.
Черт бы его побрал! Черт бы его побрал вместе с его золотыми кудрями, очарованием и соблазнительным изгибом губ! И с его преследованием!
Теперь она ясно понимала, что все это продуманные уловки. Он предложил ей сыграть в шахматы. Знал, чем ее обезоружить. И знал, что он победит. В то же время, когда ему внезапно стало плохо, это выглядело достаточно естественно. Так что, возможно, его появление здесь просто случайное совпадение. И может, однажды он действительно встречал некоего мистера Ситона? Вполне возможно, что хозяин «Трех бочек» говорил о ней. Он и сообщил мистеру Грэнвиллу о ее вдовстве. Так, может, никакой реальной угрозы вовсе не существует?
Просто ему стало скучно – не более того. И он оказался здесь чисто случайно.
Вчера она заключила пари. Она дала обещание.
Что ей мешает принять его вызов?
Джульетта криво усмехнулась и, взяв с раковины чистое полотенце, промокнула юбки. Затем оглядела небольшое помещение. Аккуратные ряды бутылок. Слегка облупившаяся побелка в одном месте на северной стене, куда прокралась сырость. Истершийся каменный пол и отскобленные полки свидетельства ее стараний. И хотя она подсмеивалась над собой, бациллы одиночества были невосприимчивы к попыткам изгнать их. Даже тогда, когда в доме жила мисс Паррет, Джульетта оставалась одинокой. Теперь одиночество затаилось в пустых углах и эхом катилось по саду. Однако, она выработала в себе что-то близкое к хладнокровию – некое спокойное смирение. Это было возможно благодаря тяжелой работе и сохранившемуся чувству юмора.
Этот мужчина с дерзостью и уверенностью завоевателя угрожал ее спокойствию. Его натиск был подобен летним грозам с ветрами, которые вздымают облака и приносят град, чтобы побить цветы и побеги фасоли. Затопить водой курятник и ульи, разрушить все надежды обезопасить себя от грядущей зимы.
Среди подпертых колышками ростков фасоли блистательный мистер Грэнвилл выглядел несуразно. Джульетту обуял смех. Подавив приступ веселья, она продолжила заниматься своими бутылками. Если мистеру Олдену Грэнвиллу так угодно, то ему придется ждать ее среди душистого горошка по меньшей мере два часа. Может, за это время прилетит другая пчела и ужалит его.
Мистер Эдвард Вейн осадил свою лошадь и внимательно посмотрел через долину в сторону Мэнстон-Мингейт. Над густой рощей высился церковный шпиль, но домов не было видно. Исключительно элегантный, он держался в седле с непринужденной грацией. Поверх его парика плотно сидела черная треуголка. Лицо его было густо напудрено – как всегда. Однако мушки в форме сердечек – он носил их по вечерам – были заменены простыми, круглыми. Хотя это мало помогало маскировать оспины.
Сэр Реджинальд Денби хмуро глядел ему в спину. Он не любил, когда его принуждали ехать верхом.
– Значит, Грейсчерч приступил к ухаживанию, не так ли? Он уже получил доступ к ее дому? Вот дьявол, чтоб ему ослепнуть! Как ему удалось?
Сын герцога легонько постучал себя по губам рукояткой хлыста.
– Ухаживание? Вы думаете, он собирается на ней жениться, сэр? Ничего близкого к этому, мой дорогой. Уверяю вас.
– Я думаю, он очарует ее…
– Едва ли. Это вам не девушка, только что выхваченная со школьной скамьи, готовая с визгом броситься в объятия любовника. Боюсь, что миссис Джульетта Ситон лишит его мужества одним своим взглядом. Правда, Грейсчерч тот еще фрукт. У него по этой части блестящая репутация. Так хотелось бы чтобы это подтвердилось!
– Но тогда я потеряю эти проклятые деньги! – возмутился Денби.
Лорд Эдвард помолчал секунду, потом оглянулся назад и улыбнулся.
– Не расстраивайтесь, сэр Реджинальд. Умоляю вас! Это повлечет какой-нибудь неприятный физический недуг. Если Грейсчерч настаивает на добровольном желании миссис Джульетты Ситон, он наверняка проиграет, так как леди никогда не поддастся. Что я тогда сделаю с ним – мое личное дело. Но вам он в таком случае не сможет заплатить.
– Что, сэр? – Денби был в шоке.
– Несомненно, вы видели, что он был испуган. Если он проиграет это пари, он разорен. Он не сможет возместить нам даже толику долга, сэр. У человека нет даже пенни на дорогу, чтобы сбежать.
– Но Грейсчерч-Эбби… – начал Денби.
– …уже окончательно потеряно, – закончил лорд Эдвард. – Грейсчерч ни сном ни духом не знал о закладной до своего возвращения из Италии. Его отец был тот еще мот! Спустил все до последнего пенни, оставив сыну дырявое наследство и бесполезный титул – Он провел латунным наконечником между губ, прежде чем продолжить: – Увы, ценность предвкушаемого вами выигрыша гораздо ниже, нежели вы надеетесь.
– Тогда какого дьявола вы все это затеяли? Что вы хотите от него?
– Ничего существенного, дорогой сэр. Может, он задерет ее юбки, может, изнасилует ее. Но боюсь, что в случае проигрыша он со свистом улетит отсюда поправлять свою казну в Париже. Тогда вместе с этим человеком мы потеряем и те небольшие деньги, которыми он владеет. И еще лишимся восхитительного спектакля.
Возмущение сэра Денби превратилось в ярость.
– Черт возьми, что вы предлагаете?
Лорд Эдвард подмигнул ему и осклабился.
– Я предлагаю, – сказал он, неприятно приподняв уголок рта, – позволить мне сейчас выкупить у вас все его долги.
Джульетта оглядела аккуратные ряды бутылок. Кладовка была подметена и вымыта, все поставлено на свои места. Оттягивать время дальше было неудобно. Мистер Олден Грэнвилл ждал в саду. Она дала слово.
Сначала она увидела блеск его волос, отливающих золотом под сенью виноградных листьев. Он сидел за небольшим столом который кузнец из Мэнстон-Мингейт сделал для ее беседки. При появлении хозяйки дома мистер Грэнвилл тотчас встал.
Их взгляды встретились.
Ее опалило пламенем. Прежде чем мистер Грэнвилл опустил ресницы и слегка поклонился, Джульетта поняла, что он ощутил ответный жар.
– Мы будем играть здесь? – Он показал на шахматы, уже расставленные на доске. В сравнении с сильными мужскими руками дорогое кружево на манжетах, с узором из ангелочков и мелких колокольчиков, казалось очень тонким. – Теперь ваша очередь играть белыми, так что сегодня преимущество на вашей стороне.
Джульетта села. Запятнанное платье вызывало нервозность и неловкость. И еще мешались неубранные волосы, надоедливыми змейками падавшие вокруг щек. Джульетта заранее настроилась не делать никаких поблажек этому человеку. Поэтому она не стала прихорашиваться, чтобы выглядеть привлекательнее. Не потому, что она не испытывала такого порыва, напротив – наперекор ему.
Каждое утро в зеркале отражались округлый подбородок, пухлый рот, синие глаза и прекрасная кожа. Ее радовало, что у нее здоровые и густые волосы, и ей нравился их рыжеватый цвет. Однако Джульетту нельзя было назвать изящной. Она вообще никогда не отличалась ни достаточной стройностью, ни лебединой шеей. Ее формы были слишком округлы, чтобы она чувствовала себя комфортно в платьях с длинным узким лифом, придающим женщине элегантный вид.
Однако мужчины постоянно смотрели на нее особым взглядом.
Когда Джульетте было всего четырнадцать, она случайно подслушала, как мать сказала отцу: «Фелтон, мужчины всегда будут тянуть к ней руки. Нужно прямо сейчас выдавать ее замуж».
Но внешность обернулась для нее не счастьем, а гибелью!
В данный момент Джульетта жаждала вернуться в дом, хотя бы умыться и причесать волосы. В полдень стало невыносимо душно. Так хотелось услышать отдаленный рокот грома, ощутить прохладный ветерок…
Взамен этого на нее через шахматную доску смотрел золотоволосый мужчина и спокойно выжидал. Когда он положил ногу на ногу, полы его камзола элегантными складками легли вокруг бедер. Пряжки туфель на высоких каблуках тускловато поблескивали под тонким налетом дорожной пыли.
Слегка запачканные белые гольфы подчеркивали крепкие икры. Мужские икры. Мускулистые, твердые.
– Отлично. Мне начинать.
Джульетта резким движением двинула пешку. Нужно проиграть эту партию, чтобы скорее избавиться от визитера.
Олден удивленно поднял бровь и сделал стандартный ответный ход. Джульетта пошла пешкой на следующее поле и тем самым открыла дорогу к своему королю. Уже следующим ходом Олден мог объявить шах белым.
Он откинулся назад и внимательно посмотрел на Джульетту. Его глаза сделались темными. Темно-синими. Почему она считала их карими? Потому что синий цвет такой насыщенный, что кажется почти черным, когда освещение не такое яркое, как сейчас в саду? Или потому, что его зрачки, похоже, расширяются, когда он смотрит на нее?
– Это дебют «мата дураков», миссис Ситон. Мы так не договаривались. Вы согласились даровать мне игру, а не обижать поддавками. Я полагал, у вас больше собственного достоинства и смелости, – Олден оставил своего ферзя на месте и сделал ход королем. – Вот, доставьте мне удовольствие за мои деньги, мэм! Держу пари, вы можете выиграть, если пожелаете.
Огорчение распалило ее и ввело в краску.
– Какое еще пари, сэр? – сердито сказала Джульетта, чтобы скрыть замешательство. – Вы и так получили одну игру в день на всю неделю. И гарантию выполнять ваше желание – как победителя.
Когда он поднял глаза, вблизи уголков его глаз собрались крохотные морщинки.
– Вас беспокоит, что я могу потребовать больше, нежели плата за небольшую неустойку? Позвольте заверить вас, что в случае моей победы я попрошу что-нибудь безобидное.
– А что, если ваше определение «безобидного» и мое не одно и то же?
– Тогда вы, естественно, можете отказаться платить. – Олден посмотрел ей прямо в глаза. – Только маленькая и безобидная просьба. И вы сами вольны дать ей определение. Если проиграю я, вы можете взыскать что-то с меня. В дополнение к какой-то работе по хозяйству, как мы ранее договорились.
– И вы тоже оставляете за собой право на отказ?
– Нет, мэм. Мне по душе любой риск. Клянусь, я выполню все, что вы попросите. А сейчас даю вам время оправиться после вашего катастрофического дебюта, а после пятого хода – война.
Джульетта изучила позицию. В случае победы можно потребовать чтобы он покинул Мэнстон-Мингейт и никогда не возвращался. Но как поправить положение? Она пыталась сосредоточиться.
Оппонент оценил ее ход и сделал собственный.
Из дома вышел пестрый кот и растянулся в тени под столом. Мистер Грэнвилл наклонился и ласково потрепал его. Мисах замурлыкал.
Даже собственные коты ее предают!
– Очень жарко, мэм. Вы позволите мне снять камзол?
Она вскинула взгляд.
– Это будет невежливо, сэр. Я предпочла бы, чтобы вы остались в нем.
Олден достал из кармана носовой платок и приложил к лицу. Платок был окаймлен изысканным кружевом, прямо как женский, и подчеркивал разительный контраст между тонкими пальцами и жесткими скулами.
– Даже если я растаю от жары?
Джульетта опустила глаза. Пусть изнемогает от зноя!
– Это меня не касается, сэр.
– Вы бессердечны, мэм. Жестоки. – В голосе у него звучал нескрываемый юмор, – В результате вы получите в свое распоряжение лужу.
– Вы бездумно надели вельветин в такой жаркий день.
– Клянусь честью, – возмущенно сказал он, погладив рукой плюшевый рукав, – я сделал этот выбор очень даже обдуманно! Я хотел выглядеть в ваших глазах привлекательным.
– Привлекательным? – рассмеялась она, прежде чем успела себя остановить.
– Привлекательным. – Олден сделал ход ладьей.
– Со всем этим кружевом… таким… сугубо женским?
– Вы правы, мэм. В нем есть и женская изнеженность, и королевская изысканность. Это кружево – награда, завоеванная визитом к европейской принцессе.
– Финал еще одной игры?
– Если угодно. – Он улыбнулся. – А в чем конечная цель шахмат? Как вы полагаете, миссис Ситон?
Его позиция по-прежнему была сильнее, не считая небольшого огреха в обороне.
Джульетта этим воспользовалась.
– Разумеется, конечная цель шахматной игры – взять в плен короля противника. Шах!
Олден выставил заслон, сделав ход, которого она не предвидела.
– Но король никогда не может быть пленен, – сказал он. – Его можно только прижать и вынудить капитулировать, в то время как ферзь может стереть с лица земли любую другую фигуру. Леди, а обладает такой разрушительной силой! Вы не находите это странным, миссис Ситон?
Синие глаза рассматривали ее сквозь полуопущенные ресницы. Синий бархат. Под огромным сводом синего неба. Цвет воспроизводился снова и снова, набирая густоту и оттенки. Будто вторя этому молчаливому оркестру красок, в резонанс с ним бился ее пульс. Лицо ее вдруг обдало жаром. Она совершила смертельную ошибку, позволив усыпить бдительность. Поддалась ложному ощущению безопасности, после того как он неожиданно занемог на садовой дорожке.
Джульетта перевела взгляд на доску и передвинула слона с ферзевого фланга на два поля.
– Почему странно?
– Метафорически это означает, что шахматы являются орудием соблазна.
У нее резко подскочил пульс. Ей стало неспокойно и трудно сосредоточиться на выстраивании новой атаки. Она понимала, куда ведут его ходы, но это уже не имело большого значения. Для нее было слишком очевидно, что игра полностью перешла под его контроль.
– Мне казалось, мы с вами сошлись на том, что шахматы – эго война умов.
– Разумеется. А на войне, как и в любви, все средства хороши, гласит пословица. – Конь Олдена преградил Джульетте путь к наступлению. Вместе с тем этот ход открыл для нее еще одну брешь в обороне черных. – В том и другом случае капитуляция противника обязательна. Конечно, та или иная тактика может обеспечить победу, но есть определенные правила, которые должны соблюдаться, если претендующий на победу честен. Даже если в игре участвуют члены королевского семейства. Нет, что ни говорите, – продолжал он, – шахматы – это модель для соблазна, тут нет вопросов. Посмотрите, что происходит на доске. Вы преследуете своего оппонента, припираете его вилами к стене – и за этим следует шах, миссис Ситон.
Слова на мгновение зависли в воздухе, давая хороший повод для размышлений. Солнце припекало. Ей хотелось стянуть свое жаркое, липнущее платье и окунуться во что-то прохладное и темное вроде деревенского пруда. Вместо этого она была привязана к собственному садовому столу вместе с мужчиной, который сам сверкал подобно солнцу. Джульетта принудила себя вернуться к фигурам.
Олден увернулся от ее удара и объявил шах. Она сделала ход ладьей, как планировала, и снова бросила вызов. Вполне сознательно, потому что терпеть не могла неопределенности, ощущения надвигающейся катастрофы.
– Это абсолютно фальшивая аналогия, сэр! Следует ли понимать, что в конечном счете вы бесстыдно раскрываете вашу истинную цель?
Джульетта вложила в свои слова столько негодования, сколько сумела, но он засмеялся в ответ.
– Моя цель – только выиграть эту партию. Но мое желание… Я бы очень хотел соблазнить вас, миссис Ситон.
Она подняла глаза. Лицо ее раскраснелось от ненависти к себе за то, что она вынесла эту тему на открытое обсуждение. Теперь деликатная игра безнадежно разбита. Разве уже не минуло то время, когда флирт казался безобидной забавой?
– Этот внезапный крен в откровение ничего вам не даст, сэр. Мне это неинтересно.
Мужчина улыбнулся, самую малость. Солнце горело золотом в его волосах. Ни один мускул не шелохнулся на его лице. Но из глубины черных зрачков исходил испепеляющий огонь, приглашающий к эротическому наслаждению. В ней боролись два человека. Трус хотел выскочить из-за стола и убежать.
Вместо этого Джульетта направила свой гнев в другую сторону, и он превратился в решимость. Нужно побить этого человека, унизить его, оттеснить его короля к последним рубежам, сделав его беспомощным перед массированной атакой.
– О нет, мэм, – сказал Олден, – не надо лукавить. – Голос его был очень мягок. – Вас это интересует. Но не стоит волноваться. Мы с вами цивилизованные люди. Неужто мне следует делать вид, что я нахожу вас очаровательной и у меня загорается огонь в крови при виде вас? Зачем притворяться? Это было бы бессмысленной фальшью. Однако власть в ваших руках. Если леди не оставляет пространство для маневра, игра проиграна еще до ее начала.
«…у меня загорается огонь в крови при виде вас!» Кровь с бешеной силой устремилась в вены.
– А если эту леди заставляют обманом предоставлять пространство, сэр?
Еще два хода – и он окажется в капкане, если только не разгадает ее замысел. Если он продолжит так же прокладывать путь к шаху, выигрыш будет за белыми. По спине у нее пробежала тонкая, как жало, горячая струйка. Тело задыхалось под гнетом юбок.
Ее партнер промокнул носовым платком мелкие капельки влаги над верхней губой. Губа изогнулась и очень мило надулась в середине. Этот утонченный, элегантный и намеренно провокационный жест привел Джульетту в бешенство.
– Ее никто не обманывал, – сказан Олден. – Она была настроена на победу и проиграла. Но только потому, что в начале игры расслабилась и не смогла наверстать упущенное. – Он медленно прикрыл один глаз и подмигнул, затем двинулся ладьей на свободное поле вверх до конца. – Шах и мат.
Джульетта в недоумении смотрела на фигуры. Она не предвидела этого хода и даже сейчас не была уверена в своем поражении. Однако секундное изучение доски подтвердило, что противник прав. Она подняла на него глаза, в которых все расплывалось от постыдных слез.
– Вы очень коварный игрок, сэр. Превосходящий меня в мастерстве.
Он откинулся назад и наблюдал за ней. Ямочки на его щеках исчезли, вернув лицу прежний строгий и жесткий вид.
– Нет, мэм. У вас было неудачное начало, и восстановить равновесие было невозможно. Потому что вы неверно поняли мою реакцию на вашу стратегию. Вы предложили мне «мат дураков», полагая, что победа для меня важнее, чем игра. Теперь вы убедились, что это не так. Завтра вы начнете понимать, что мы в большей степени подходим друг другу. Если игра достойная, какая разница, кто победит?
– Большая, – сказала Джульетта со смесью гнева и нехорошего предчувствия, – потому что победитель может взимать штраф.
Она знала, что это будет. Мужчина захочет ее поцеловать. Это казалось таким же неизбежным, как душные гнетущие сумерки, которые последуют за этим сверкающим днем. Он потребует поцелуй в губы.
Джульетта прикрыла глаза. «Разумеется, ты можешь отказаться платить, – сказала она себе, чувствуя, как паника явственно подступает к горлу. – Короткий, безобидный поцелуй. И критерий ты определишь сама». Таким образом ее невозможно будет принудить. Но если он спросит, что отвечать? «Поцелуй никогда не бывает безобидным. Вот почему я предпочла бы, чтобы вы никогда не вторгались в мою жизнь». Но это будет еще одной ложью, в добавление к той, что она уже сказала.
Джульетта попыталась остановить себя, глядя на его рот. У него были подвижные, выразительные губы. Твердые и полные. Движимая гремучей смесью эмоций, она вскочила на ноги.
– Что вы попросите, сэр?
Его глаза прищурились от яркого солнца.
– Сейчас ваша очередь. – Он казался небрежным и куртуазным, хотя голос его подводил. – Сначала я должен отдать небольшой должок. Сделать что-то по хозяйству, как мы договорились. Итак…
Джульетта отвернулась. Солнце сияло над садом, ее миром, ее царством.
– Нижний луг, – сказала она через плечо. – Нужно скосить траву. Коса там, в сарае.
– Коса? – В голосе мужчины звучал неподдельный ужас. – Сколько акров?
– Два. Естественно, сегодня вы уже не успеете. Нужно начинать на рассвете. Вы можете приступить к этому завтра утром.
– Кто обычно выполняет эту работу?
– Фермер Хеймс. Его хозяйство чуть западнее, второй дом через дорогу. Он каждый год приводит своих людей заготавливать для меня сено. Но он не сможет прийти еще три дня…
– Сколько времени у фермера Хеймса и его людей уходит на этот ужасный луг? – спросил Олден.
Джульетта снова повернулась к нему лицом. Она уже пожалела о своих словах. Это был импульсивный поступок! И слишком явно показывал ее заботы. Нужно было выбрать что-то простенькое.
– В прошлом году четверо мужчин потратили на это четыре часа.
Мелкие морщинки, появлявшиеся вокруг его глаз, когда он смеялся, еще глубже обозначились на коже.
– Очень опасное задание, миссис Ситон.
– Опасное? Почему?
Он встал и, забрав ее пальцы, быстро их поцеловал. Затем коснулся ее щеки.
– Вы дали мне работу на двенадцать часов. У меня будет время подумать, какой штраф я потребую взамен.
Прежде чем Джульетта успела ответить, ею овладел легкий приступ паники.
– Что-то небольшое. Безобидное, как вы сказали.
– Так я сказал. Но мы играем в опасную игру, миссис Ситон. Вы знаете это. И я знаю. В любом случае я смогу помечтать о завтрашнем штрафе, пока буду махать косой.
Он отошел на несколько шагов.
Джульетта посмотрела на очертания сильной спины.
– Вы можете проиграть.
– Возможно. Завтра мы это выясним. Пока же я могу затребовать еще небольшую награду за сегодняшний день.
Из-за беседки появился Авденаго. Джульетта подобрала его, чувствуя, как колотится сердце.
– Что вы хотите?
Молчание несколько затянулось. Ее рот обожгло пламенем от почти забытых воспоминаний. На что это будет похоже: целовать мужчину такого, как он, горячего, золотистого, сверкающего на солнце? Что ей делать, если он этого потребует? Она облизнула губы и нервно сглотнула.
Он поклонился.
– Мэм, вы позволите мне снять этот проклятый бархат. Это будет мой сегодняшний штраф.
Джульетта прижала кота к подбородку, чувствуя себя одураченной. Потом едва не засмеялась вслух, осознав собственную глупость. Конечно же, он не стал бы требовать поцелуя – будучи совершенно посторонним человеком! Он просто заскучал и поэтому решил дать себе поблажку, немного пофлиртовать с подвернувшейся под руку вдовой. Это ничего для него не значит. В самом деле, это была только игра для праздного времяпрепровождения.
«Вы предложили мне «мат дураков», полагая, что победа для меня важнее, чем игра. Теперь вы убедились, что это не так».
Он вопросительно поднял брови:
– Мэм, вы хотите, чтобы я и впрямь растаял?
Джульетта потерлась лицом о белую кошачью шерстку. Авденаго замурлыкал.
– Как вам будет угодно.
– Благодарю вас, мэм.
Его фигура четко вырисовывалась на темном фоне виноградника. Очень медленно он стянул свой камзол. Синий бархат сморщился и под тяжестью рукавов плавно сполз с плеч. Могучих плеч. Мужчина свободно встряхнул материю и сбросил камзол. Сборчатые рукава белой льняной рубашки слегка увлажнились, очаровательно облепляя мускулы.
Джульетта почувствовала, как по телу побежали крошечные ручейки желания.
Расшитый жилет с павлинами идеально сидел на его фигуре. Когда он лениво, красиво, как кот, потянулся, демонстрируя свою силу, белые манжеты вспенились, точно гребни морских волн. Мышцы сократились, и персиковый атлас обхватил гибкий позвоночник, обрисовав сильные контуры спины. Павлины зашелестели золотистым опереньем в своем расшитом саду – великолепные портретики самоуверенности, заключенной в прочную мужскую плоть.
Джульетта подумала, что может разрыдаться от острого желания и ярости.
Мисах вскочил на сброшенный камзол и замурлыкал. Мужчина лениво наклонился и снял пестрого кота с камзола. Это было движение танцора, точное и грациозное. Возмущенный кот исчез в маргаритках.
Джульетта изнуренно опустилась на стул, вспомнив песенку:
…приятная наружность для него
Всего лишь мелочный каприз,
Чье назначение – уравновесить
Сокрытую внутри стальную твердь.
Так неужели, зная это,
Ты все же дашь себя красою одурачить?
«Нет, меня не одурачишь». Она подумала, что может даже произнести это вслух.
Гость улыбнулся ей. Сложенный камзол висел у него на руке.
– Ну как, мэм, это не слишком опасная просьба?
Джульетта поднялась. Авденаго заурчал у нее в руках.
– Незначительная. Если завтра вы снова выиграете, будет что-то более существенное?
– После того, как я скошу всю ту траву? О да! Судите сами, мэм. Если вы ставите передо мной такую геркулесову задачу, какого размера штраф я вправе наложить в случае моего выигрыша? Разве это будет несправедливо, если я в свою очередь уточню требование?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рискованное увлечение - Росс Джулия



Интересный незаштампованый сюжет, хотя конечно же пари на женщину идея не новая, однако в этом романе решение очень даже неординарное. И вообще, у автора красивый язык повествования.
Рискованное увлечение - Росс Джулиякуся
14.11.2012, 8.13





Читала через строчку, конец не дочитала вообще. Задумывалась может и интересная книга, но написали ее по моему мнению ужасно. На з-х страницах описывается как ГГ снимал пиджак.....
Рискованное увлечение - Росс Джулияsvet
13.05.2013, 15.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100