Читать онлайн Рискованное увлечение, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рискованное увлечение - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рискованное увлечение - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рискованное увлечение - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Рискованное увлечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Джульетта усилием воли заставила себя проснуться. Олден, уже одетый – в темном камзоле, бриджах и ботфортах, – стоял около кровати. Рукой он загораживав пламя, чтобы прямой свет не падал Джульетте в глаза.
– Что ты со мной сделал? – сказала она. – У меня такое ощущение, будто вся кровь вышла из тела и заместилась глупым восторгом.
– Почему глупым? – Олден ухмылялся, как Авденаго, которого накормили сметаной.
– О, я совсем оглупела от любви, Олден Грэнвилл Строн, – сказала Джульетта, взглядывая на его лицо. – Как я вынесу одиночество после всего этого?
– Так же, как я. – Он наклонился и поцеловал ее в губы. – День за днем.
Она села в постели, все еще чувствуя слабость в каждой клеточке тела.
– Сейчас утро?
– Почти рассвело. Уже минуло несколько часов после полуночи. Лорд Эдвард сейчас в дороге. Я должен его нагнать. Ты по-прежнему настроена ехать?
К чему эти глупые колебания? В конце концов, она не видела Фелтон-Холл с тех пор, как убежала с Джорджем, и, возможно, ее отец вовсе не уехал в Лондон. Она встала и быстро сполоснулась, стараясь не обращать внимания на Олдена, пожиравшего ее глазами. Наверняка своим видом она действовала на него возбуждающе. У нее почти не возникало сомнений, что он не устоит и вместо того, чтобы поспешить к врагу, захочет вновь предаться любовным утехам.
– Я бы с радостью сделал это, – сказал он, слово читая ее мысли. – Видит Бог, как я хочу тебя. Но раз уж меня ожидает холостяцкая жизнь на неопределенно долгое время, вероятно, лучше начать прямо сейчас. Кроме того, мы не должны пропустить лорда Эдварда.
Рассвет начинался молочно-белым отливом, напоминающим яичную скорлупу. Джульетта стояла рядом с Олденом под деревьями. Ее трясло – но не от холода. Вставший из мрака огромный дом пока еще спал. Это и был Фелтон-Холл. Здесь она выросла. Здесь она играла с Китом. Под сенью этих деревьев она мирно гуляла с матерью. И отсюда же убежала с Джорджем Хардкаслом, красивым и обаятельным, но лишенным глубоких чувств. И по существу – недобрым. В крови у нее пробежала легкая дрожь, словно сонм крошечных бесенят.
Олден молча взял ее за руку и потянул назад. Еще несколько минут они выжидали в полной тишине. Наконец из рощи напротив показались бесформенные тени, постепенно превратившиеся в уродливые фигуры. Казалось, что вперед движется маленькое стадо загадочных животных с необычно длинными шеями и головами, прыгающими при каждом шаге.
– Наш враг, – прошептал Олден. – Со своими приспешниками.
Тени подвигались все ближе, дергая причудливыми головами. Джульетта всматривалась в четырех мужчин с кирками и лопатами. Впереди группы, разбрасывая торф свирепыми шагами, выделялась фигура в плаще. Джульетта узнала лорда Эдварда Вейна.
Сын герцога остановился в углу пастбища и показал мужчинам, где начинать копать. Олден повернулся к Джульетте и, приложив палец к губам, улыбнулся.
Две кирки взметнулись вверх и затем с глухим стуком опустились на землю.
Заболоченный пятачок, приютившийся в основании небольшого холма, находился в том самом месте, которое Джульетта показывала Олдену на карте. Когда они с Китом были детьми, здесь журчал ручей, но позже ниже проложили дренажную канаву. В почве и теперь скапливалось достаточно естественной влаги для роста дикого ириса и низкорослой жесткой осоки. Но скот спускался на водопой по склону холма. С одной стороны от него были разбросаны руины кирпичного строения. Между этими развалинами бушевали заросли ежевики. С другой стороны холма тянулся разрозненный приземистый кустарник.
Бух-бух. Хлюп-Хлюп. Лепешки грязи летели во все стороны. Лорд Эдвард стоял поодаль и наблюдал.
Олден опустился на землю и потянул Джульетту вниз, усадив рядом с собой. Затем снял свой камзол и обернул вокруг ее плеч. Она совершенно не представляла его дальнейших планов, но ни о чем не спрашивала. Так они сидели бок о бок в молчании, пока люди трамбовали дикий ирис и рубили осоку. Чем бы ни кончились эти раскопки – найдет лорд Эдвард сокровища Харальда Хорфагера или нет, – Джульетта не ждала для себя ничего хорошего. Джордж Хардкасл по-прежнему оставался ее мужем.
Где-то на фермах прокричал петух, потом другой. Эхо повторило их сиплые голоса. С озера возле дома внезапно вспорхнули утки. С шумом рассекал крыльями воздух, стая пролетела мимо. Блеклые тона яичной скорлупы перешли в ясные небесные краски раннего летнего утра.
Позволяя своей руке покоиться на ладони Олдена, Джульетта прислушивалась к ударам собственного сердца, в такт взмахам и ударам землекопов. Сын герцога нетерпеливо вышагивал взад-вперед рядом с кучей грязи. Прошел час, может – два, прежде чем солнце, пробившись сквозь верхушки деревьев, осветило поляну. Тусклый камзол лорда Эдварда вспыхнул розовым пламенем. Застывшее лицо – в пудре, румянах и мушках, скрывающих шрамы, – попало в фокус. Сын герцога стянул свою треуголку и поскреб голову под париком.
После каждого удара пласт становился все влажнее. Теперь кирки уступили место лопатам. Джульетта с замиранием сердца следила за происходящим. Она знала, что там зарыто совсем другое сокровище. Но только не знала, что ей делать, если лорд Эдвард его найдет.
Олден наблюдал за работой мужчин. Он раскинул широкую сеть, сплетенную им для этой ловушки. Дюжина вещей могла не состояться. Черт побери, сотня вещей могла сорваться! Но ни одна из них, даже месть лорду Эдварду, не имела значения, пока существовала любовь Джульетты. Она, любящая женщина, в это сырое утро сидела рядом с ним, рука в руке. Это вторжение в дом ее детства причиняло ей беспокойство, но она не знала, что будет дальше. Олден рискнул отправить письмо ее отцу, в котором объяснил ему все. Поэтому лорд Фелтон должен быть дома. Если он не приехал, Джульетта никогда не узнает, что отец по-прежнему не хочет с ней знаться. А если приехал, то…
Желание защитить ее, уберечь от обид и тревог, обжигало ему сердце.
«Я готов сразиться с драконом ради тебя, Джульетта. Я готов штурмовать стены Трои. Я готов завоевать сокровища Чингисхана. Я сделаю все, чтобы оградить тебя от любых невзгод. Мое трепещущее сердце переполнено счастьем. Что это? Любовь?»
Но он не сможет избавить ее от предстоящих событий или их последствий, если его план не оправдает себя.
Ботинки лорда Эдварда оставляли темные следы на пропитанной росой траве. Небольшое стадо коров с дальнего поля начинало стекаться к своему месту для утренней дойки. Солнце грело все сильнее.
Мужчины теперь работали в одних рубашках. Яма постепенно углублялась. Когда лопата ударилась о что-то твердое, лорд Эдвард обернулся на звон.
– Нашли что-нибудь?
Один из работников наклонился и принялся скрести землю лопатой.
– Похоже, какой-то ящик, милорд.
– Ящик?! – Не обращая внимания на грязь, сын герцога опустился на оба колена у края ямы. – Браво, парень! Давай его сюда! – Он протянул руки.
Мужчина передал ему покрытый грязью куб.
В эту минуту Джульетте показалось, будто у нее на глазах разверзся сам ад.
Она вырвала у Олдена свою руку и с криком помчалась по склону.
Олден вскочил и бросился за ней.
Тогда из-за разрушенной кирпичной стены выскочили несколько мужчин и побежали к ним.
Но еще быстрее приближался всадник, скакавший галопом с дальнего поля.
Работники лорда Эдварда отбросили свои инструменты и поднялись на ноги.
– Как вы смеете?! – вскричала Джульетта. – Это мой сундучок!
Прижимая к груди ящик, сын герцога отступил назад и соскользнул в яму.
Джульетта скатилась по склону. Олден поймал ее как раз в тот момент, когда подоспели бежавшие за ними мужчины во главе с пожилым человеком – несомненно, пэром – в белом парике и дорогом зеленом камзоле.
Джульетта подняла голову и встретила суровый взгляд мужчины. В первую минуту они молча смотрели друг на друга.
– Глазам своим не верю! – произнесла она наконец. – Отец?
– Да, мадам. – Лицо лорда Фелтона напоминало бумагу, подхваченную ураганом. – Прошло много времени, но я, как видишь, еще жив, дочка. – Он протянул к ней руки.
Олден наблюдал, как Джульетта шагнула прямо в отцовские объятия.
Слава Богу!
– Может, кто-нибудь поможет лорду Эдварду выбраться из грязи? – спросил Олден слуг, стоявших с разинутыми ртами.
Несколько человек немедленно спустились в яму, и лорд Эдвард, весь в жидкой грязи, был вытащен на траву. Когда он встал, его парик упал, обнажив бритую голову с жесткой щетиной.
– Черт побери, лорд Эдвард! – воскликнул граф. – Что вы делаете на моей земле? Какого дьявола ваши люди выкопали эту огромную яму?
– Лорд Фелтон. – Сын герцога поклонился, по-прежнему сжимая в руках ящик. – Покорнейше прошу вашего снисхождения, сэр. – Оставшийся без парика лорд Эдвард в раннем свете зари блестел, как осколок льда – жесткий, твердый, сверкающий. – Мы с вашей дочерью, – сказал он, не роняя достоинства, – однажды были помолвлены…
– Я знаю, сэр, – сказал граф.
Лорд Эдвард вновь поклонился и сказал:
– Согласитесь, сэр, я был очень терпим. Даже перед лицом осмеяния и скандала. Я проявил постоянство. Даже перед лицом неверности. – Он бросил на Олдена многозначительный взгляд. – И даже сейчас, когда я еще раз застаю вашу дочь в такой неблаговидной компании…
Граф Фелтон, казалось, смутился. У него опустились руки, но потом он замахал своим слугам, чтобы те отошли подальше и не слышали этого разговора.
– Я не спорю с вами на сей счет, сэр. Моя дочь за многое в ответе, я этого не отрицаю.
Напудренное лицо лорда Эдварда заулыбалось.
– Тем не менее, – продолжал он, – я хочу только одного – снова завоевать ее расположение. Поиски сокровищ – это не что иное, как первый шаг к…
– Стало быть, вы признаете, – прервала его Джульетта, выступая вперед, – что это мой ящик?
– Мэм, мое сердце принадлежит вам. – Лорд Эдвард, блеснув глазами, повернул к ней свое лицо с дергающейся мышцей. Однако тон его оставался вежливым. – Но этот ящик… Может, вы забыли, что произошло в Мэрион-Холле?
В течение затянувшейся минуты Джульетта стояла ни жива ни мертва.
Розовые полы камзола вздулись колоколом, когда сын герцога опять повернулся к графу.
– В загородной резиденции сэра Реджинальда Денби…
Джульетта стояла с побелевшим лицом.
– Возможно, вы слышали об этом, сэр? – услужливо вмешался Олден. – Место, известное своей занятной архитектурной планировкой.
Граф недоуменно нахмурился и посмотрел на сына герцога. Затем прервал молчание, нарушив тишину подобно разбившемуся стеклу:
– Черт побери, о чем вы говорите, сэр? Моя дочь была в Мэрион-Холле?
– Увы, – сказал лорд Эдвард. – И при ней был Грейсчерч, чья репутация хорошо известна.
– Но несмотря на сей прискорбный факт, – сказал Олден, – лорд Эдвард вновь предложил вашей дочери руку и сердце. Вряд ли он сделал бы это предложение, если бы я каким-то образом скомпрометировал ее непостоянством моей персоны…
– Ваша дочь отказала мне, – зычным голосом произнес лорд Эдвард. – Но она передала мне медальон и права на этот ящик, если я сумею его найти.
Джульетта выглядела ошеломленной.
– Это правда? – спросил граф.
– Грейсчерч, несомненно, подтвердит мои слова, – с торжествующим видом сказал сын герцога, – если только ему не изменила память. Вы хорошо помните тот вечер, Грейсчерч? Вы не забыли, что леди Элизабет Джульетта Эмберли сказала и сделала в ту ночь? Мне не надо утомлять ее отца пересказом подробностей?
– Я уверен в этом совсем нет надобности, – угодливо, в тон ему сказал Олден. Безумный приступ смеха едва не испортил все дело.
– Тогда кто из присутствующих здесь будет оспаривать, что этот ящик действительно принадлежит мне?
– Никто, лорд Эдвард, – сказала Джульетта. – Во всяком случае, поскольку я, оказывается, уступила его вам по доброй воле, можете оставить его себе. Но я заплачу вам деньгами за его содержимое.
– За сокровища короля Харальда? Вы с ума сошли, мэм.
Олден отвесил сыну герцога поклон, достойный любой гостиной. Взмах носового платка добавил этому жесту особенную, вызывающе дерзкую красочность. Кружево, на которое попал яркий луч света, пробившегося сквозь деревья, на секунду мелькнуло, точно белая птица.
– Увы, сэр, – сказал он, – едва ли Харальд Хорфагер сложил свое золото в короб из-под чая. Боюсь, что для этого ему пришлось бы опередить свою эпоху. Я полагаю, этот сундучок сделан около двадцати лет назад.
– И я его однажды закопала здесь, – весело сказала Джульетта. – Мы с Китом. За это время почва, должно быть, осела. Поэтому он ушел так глубоко в землю.
Лорд Эдвард посмотрел вниз на обмазанное грязью дерево и, не говоря ни слова, откинул крышку. Его лицо под румянами и мушками сделалось белым как полотно.
Коробка упала на землю, когда он полез в карман и достал медальон. Пока он глядел на него несколько секунд, скривившийся рот застыл в странной гримасе.
Олден забрал из его обездвиженных пальцев золотой медальон Джульетты.
– Вы разочарованы, сэр?
– Ну что вы, сэр! – Сын герцога с бравадой поднял брови, сохраняя арктическое хладнокровие на лице, ставшем похожим на восковую маску. – Это сущий пустяк…
– В сравнении с русской кожевенно-меховой компанией? С прекрасными вложениями средств по рекомендации Роберта Давенби?
Лорд Эдвард задергался, как марионетка.
– Черт возьми, что вам об этом известно?
– Только то, что вас в свою очередь предали, – улыбнулся Олден. Он провел большим пальцем по медальону и передал его Джульетте. – Сэр, вы действительно считаете Дава своим другом? Боюсь, что вы разорены. Вы хотите услышать подробности?
Олден принялся перечислять несуществующие корабли, никогда не покупавшиеся грузы и целый перечень афер, принимавшихся так охотно и с такой алчностью.
Сын герцога, ссутулившись, трясущимися руками обхватил свою колючую голову. Вокруг стояла мертвая тишина.
Олден наклонился и подобран сундучок.
– Очаровательное ощущение, не правда ли? – тихо спросил он. – Полезное для кишечника.
Оставив сгорбившегося сына герцога возле кучи грязи, Олден протянул сундучок Джульетте:
– Так что там внутри? Я должен признаться в неподдельном любопытстве.
Она взяла у него носовой платок и расстелила на земле. Потом подняла крышку сундучка и вытряхнула содержимое. На льняной квадрат высыпалась кучка крошечных фигурок.
– Игрушечные солдатики! – ахнул Олден и опустился на одно колено, чтобы взглянуть поближе.
Джульетта встретила его взгляд и улыбнулась, прежде чем повернуться к отцу.
– Да, оловянные солдатики. Любимые игрушки Кита. Мы в шутку закопали их здесь, а потом не могли найти, сколько бы ни копали. Это была просто детская игра, на основе тех загадочных цифр в медальоне.
– Что? Детская игра? – Лорд Фелтон склонился над игрушками. – Значит, моя дочь подшутила над вами, лорд Эдвард, посылая вас сюда, в мои владения, копать яму в ад? И еще, – продолжал он, – после того, что мне написал лорд Грейсчерч – о ваших хитростях, вашем обмане и вашем обхождении с моей дочерью, притом с доказательствами, – моя дочь заслуживает лучшего мужчины, нежели вы, лорд Эдвард Вейн!
Сын герцога с повлажневшим, скользким, как тающий лед, лицом остановил глаза на Джульетте и вскочил на ноги. Все произошло слишком быстро, чтобы Олден мог упредить его следующий шаг.
«Я готов сразиться с драконом ради тебя, Джульетта. Я готов штурмовать стены Трои. Я готов завоевать сокровища Чингисхана. Я сделаю все, чтобы оградить тебя от любых невзгод». Но он стоял слишком далеко от своего врага, к тому же – на колене. Висевшая у бедра шпага была бесполезна.
Словно наблюдая откуда-то издали, он увидел, как лорд Эдвард улыбнулся Джульетте. Медленно, точно мед, капающий с ложки, сын герцога полез под камзол и достал что-то. Когда он повернул руку, блестящий предмет поймал солнечный луч. Яркая вспышка озарила холодное утро пронизывающим, ослепительным светом. Для Олдена это было все равно что удар ножом в сердце, хотя смертельное оружие предназначалось не для него.
Для Джульетты.
Она вскинула руку, когда лорд Эдвард приготовился метнуть кинжал.
Олден имел в своем распоряжении лишь ту кошмарную растянутую долю секунды, чтобы проскочить десять футов, выхватить пистолет, закричать и остановить время. Когда он бросился к Джульетте, ад, казалось, сомкнулся вокруг него, забивая уши демоническим ревом, заставляя холодеть сердце. Все, чего он смог достичь, был крик. Слово, которое могло быть последним, что она слышала на этой земле. Слово, вместившее все, что содержала его душа.
– Джульетта!
В ответ в ушах у него прогремело эхо выстрела. Лорд Эдвард выронил кинжал и, съежившись, осел на землю. Стиснув в руках Джульетту, живую и невредимую, Олден смотрел на дымящееся дуло пистолета и перекошенное от ярости лицо всадника.
Он, проскакавший через все пастбище, был вызван из Лондона одним из посланий Олдена.
– Ба! – воскликнул Олден. – Гамлет явился. Выстоит ли к концу пьесы кто-нибудь, кроме Горацио?
– Подонок! – выкрикнул всадник. – Проклятый подонок!
– Хардкасл? – Лорд Эдвард корчился на земле, зажимая плечо. Кровь из раны просачивалась у него между пальцами. – Вы стреляли в меня, сэр?
Джордж соскочил с лошади и с убийственным выражением на лице направился к сыну герцога. Прежде чем он успел к нему подойти, лорд Фелтон дал знак своим слугам. Несколько мужчин схватили Хардкасла. Граф прошел вперед и встал рядом с дочерью. Джульетта взглянула на отца и взяла его за руку, позволяя Олдену отойти прочь.
– Мы разорены, сэр! – зашипел Джордж, глядя в упор на лорда Эдварда. – Разорены! – Вырываясь из удерживавших его рук, он вытянул шею вперед и плюнул. – Ваши проклятые планы оказались пустой болтовней. Наши кредиторы уже знают об этом. Все знают об этом. Все лопнуло. Все!
– Увы, мистер Хардкасл, – сказал Олден. – Лорд Эдвард уже осознал, сколь серьезны последствия его собственной лжи. Ваше известие лишь подтверждает это.
– Сначала он уничтожил мой бизнес! Устроил конкуренцию моей торговле древесиной. Разорил меня, а потом предложил помощь, чтобы совсем прикончить. Нас разыскивают, сэр. Мы будем судимы за мошенничество и растрату. Я готов повеситься.
– Так вешайтесь, сэр! – Лорд Эдвард икнул и сплюнул в грязь. – И проклинайте мерзкую кровь своего отца, который не сможет спасти вас от виселицы.
– Черта с два, сэр! – закричал Джордж. – Если я пойду на виселицу, то вместе с вами!
– Увы, что бы он ни сделал, они не повесят сына пэра, – возразил Олден. – Зато вас они могут вздернуть, мистер Хардкасл. Хотя, если вы сейчас уедете во Францию, вы можете избежать петли. Но прежде мы с вами, естественно, должны урегулировать некоторые разногласия.
Кровь все сочилась сквозь длинные пальцы лорда Эдварда, вцепившегося в свой розовый камзол. Но сын герцога, бросая свой безумный вызов, засмеялся и привстал.
– Грейсчерч, вы будете драться на дуэли с такой мразью, как он?
– Право же, сэр, – сказал Олден, поднимая бровь, – я скорее буду драться на дуэли с ним, чем с такой мразью, как вы.
Сын герцога вскочил на ноги. Его обнаженная шпага блеснула на солнце. На секунду он, опытный фехтовальщик, один из лучших в Англии, принял стойку, готовый к смертельной схватке.
Олден выхватил из ножен свою шпагу. Лезвие со свистом прочертило воздух. Но, после короткого поклона, он сказал:
– Я никогда не сражаюсь с человеком, истекающим кровью, лорд Эдвард. Это делает мужчину слабым и… лишает игру всякого артистизма.
Лорд Эдвард, с безжизненным лицом, не обращая внимания на слова Олдена, жестким броском нацелился ему в сердце.
Олден парировал удар и отступил в сторону, а во время следующего броска выбил у противника шпагу. Затем подобрал ее и вместе с кинжалом отшвырнул в сторону, где оружие забрал кто-то из слуг. Олден собрался передать свою собственную шпагу лорду Фелтону, но в тот момент, когда он отвернулся, раздался крик Джульетты. Лорд Эдвард схватил оставленную возле ямы кирку и с бешеной силой опустил тяжелое стальное орудие, разбрызгивая грязь во все стороны. Шпага сломалась, и от удара сорвавшегося лезвия у Олдена онемела рука от кисти до плеча. Он сделал ныряющее движение и, подхватив лопату, отразил следующий удар.
– Клянусь, сэр, самый оригинальный выбор оружия. – Олден снова увернулся, когда кирка с треском ударилась о лопату рядом с его головой. – А как насчет состязания на косах?
– Нападайте же на меня, черт вас побери! – закричал лорд Эдвард, хотя алое пятно расползлось по рукаву до запястья.
– Давайте поправляйтесь, сэр, – добродушно сказал Олден, – и я встречусь с вами на косогоре. Я вам гарантирую, что к третьему ряду я вас обойду.
Снова лязгнул металл, когда Олден зацепил своей лопатой головку кирки. Он резко вывернул лопату в сторону – и кирка упала на землю.
Лорд Эдвард опустился на колени, точно марионетка, у которой кукловод ослабил шнурки.
– Мне следовало бы отравить вас, как червя… – начал он и осекся, посмотрев через плечо. Его лицо с застывшей улыбкой напоминало маску смерти.
Джордж вырвался от своих зазевавшихся стражей. Прежде чем кто-то успел его остановить, он бросился к лорду Эдварду и, повалив его наземь, обрушил кулак на его раненое плечо. Сын герцога пронзительно закричал и потерял сознание.
– Подонок! – кричал Джордж. – Подонок! – Отодвинувшись назад, присев на корточки, он выхватил из кучи земли камень и безжалостно ударил обидчика по бритой голове. Череп тошнотворно хрустнул.
Олден подскочил к Джорджу и, придавив коленом к земле, заломил ему локти. Затем снова передал его под надзор слугам графа.
– Мистер Хардкасл, – сказал Олден, – вы только что убили сына пэра. Мне чертовски жаль, потому что я сам имел все намерения это сделать, как только он восстановит форму. – Он вытер ладонь чистым носовым платком и подавил гнев. – Но будь я проклят, если б я позволил себе расправиться с раненым человеком в присутствии своей жены.
Джульетта прижала руку ко рту и повернулась, чтобы уйти. Олден проводил ее глазами.
– Она мне не жена! Потаскуха проклятая! – Хардкасл мотнул головой. – Когда мы только поженились, она вешалась на меня, как портовая шлюха, а теперь даже…
Лорд Фелтон своей тростью ударил Джорджа по губам.
Олден схватил графа за руку.
– Может, одной смерти за утро достаточно? Мой пример с Гамлетом отнюдь не следует понимать буквально. Мистер Хардкасл потерял рассудок из-за своих финансовых потерь. У него не было намерения становиться убийцей.
Лорд Фелтон повернул к Олдену лицо. Пэр королевства лицезрит свару в собственных владениях!
– Но убийство свершилось. Вы на это рассчитывали? Вы послали мне то письмо. Вы просили приехать сюда этим утром, поймать с поличным лорда Эдварда и встретиться с моей дочерью… Вы все это заранее планировали?
Планировал? Не совсем. Олден взглянул на Джорджа. Из ссадины на лице текла кровь. Это было странное ощущение. Будто в голове с шумом прокатилась игральная кость.
– Я хотел видеть, как мистер Хардкасл встретит свое разорение. Я надеялся, что, доведенный до крайней нужды, он согласится на более разумный развод. Я собирался заплатить достаточно, чтобы он с комфортом жил во Франции.
Лорд Фелтон указал на сына герцога.
– А лорд Эдвард, сэр, чье мертвое тело сейчас лежит здесь?
– Я надеялся увидеть, как он подтвердит свои воровские способности. Мне хотелось самому стать свидетелем наглого похищения, чтобы показать, какой он на самом деле. И погубить его репутацию в обществе, вместе с его семьей и его кредиторами. А потом, когда он будет посрамлен, я собирался вызвать его на дуэль.
– Значит, вы таки намеревались его убить, – без обиняков сказал лорд Фелтон.
– Намеревался, – согласился Олден. – Но не таким образом.
– Но тогда это было бы с риском для собственной жизни, – вмешалась Джульетта. – Лорд Эдвард Вейн, как известно, владел шпагой как сам дьявол. – Она вдруг содрогнулась, отошла к разрушенной кирпичной стене и присела на низкий выступ.
Лорд Фелтон снова посмотрел на Олдена, изучая его лицо.
– Я не забыл о вашем сватовстве, на чем вы настаивали в своем письме, сэр. Но на сегодняшний день она по-прежнему замужняя женщина. Я не собираюсь валить все это на вас, Грейсчерч, – он показал глазами на скорченное тело лорда Эдварда и Джорджа в руках своих слуг, – но я полагаю, нам с дочерью потребуется какое-то время, сэр. Нужно же как-то компенсировать пять лет, не правда ли? Пока муж еще жив, ее место здесь, в Фелтон-Холле.
– Конечно, – сказал Олден. – При данных обстоятельствах. Если это ее выбор…
Джульетта сидела, прикрыв глаза обеими руками.
– Я останусь с тобой, отец.
Граф покачал головой и посмотрел в сторону Фелтон-Холла.
– Я прочил ей сына герцога, моей единственной дочери. Виконт еще подойдет, но будь я проклят, если она второй раз выйдет замуж за простолюдина.
– Рожденный без титула теряет огромные преимущества, – сдержанно заметил Олден. Он закрыл глаза лорду Эдварду, и накинул жилет на его лицо.
Джордж облизнул разбитую губу и засмеялся:
– Позаботились бы о собственном титуле, лорд Грейсчерч! Лорд Эдвард рассказал мне забавнейшую вещь. Он приберегал ее до поры до времени, чтобы в нужный момент бросить вам в лицо. Возможно, моя женитьба была бутафорией, зато женитьба вашего драгоценного братца была реальной. Такой же реальной, как и существование его сына. Что вы на это скажете?
– Какого сына? Какая женитьба?
Джордж сплюнул.
– Какая женитьба? – повторил Олден.
– От меня вы это не узнаете, милорд, – с ударением на последнем слове ответил Джордж, – Но вы можете спросить свою мать.
Лорд Фелтон дал знак своим слугам.
– Что он городит? Уведите отсюда этого чертова парня.
Мужчины поволокли Джорджа через пастбище.
«Существование его сына». «Существование его сына». Олден нагнулся и подобрал носовой платок с игрушечными солдатиками. Потом подошел к Джульетте и вложил их ей в руки.
– Я понимаю, ты должна посвятить это время отцу, – сказал он. – Я сейчас возвращаюсь в Грейсчерч и выясню всю правду.
Джульетта подняла глаза и встретила его взгляд.
– Правда в том, что существует между нами. Она не изменится, что бы ни сказали в целом мире.
Лорд Фелтон подошел к дочери и подал ей руку. Олден поклонился и сделал шаг назад. Джульетта с поднятым подбородком положила руку отцу на рукав, позволяя увести себя в Фелтон-Холл.
Стоя у зияющей дыры в земле, Олден наблюдал, как они удаляются. Тело сына герцога лежало у его ног наподобие странной декорации.
Джульетта чувствовала полную опустошенность. Как однажды сказал Олден: «Все во мне онемело, как будто меня били палками». Джордж убил лорда Эдварда. Ей следовало бы радоваться. Страх, с которым она жила пять лет, рассеялся. Но видеть павшего врага, убитого у тебя на глазах твоим мужем? Нет, этого она никогда не хотела – ни сейчас, ни в будущем. И не приведи Бог видеть такое снова. Теперь Джордж будет повешен. Он предстанет перед судом и, признанный виновным в убийстве, будет отправлен на эшафот, испускать дух перед глумящейся толпой.
Но как бы то ни было, Джордж спас ей жизнь.
По-настоящему Джульетта никогда его не любила, но это было ее первое девическое увлечение. Они делили удовольствие на супружеском ложе с истинной страстью. Да, Джордж показал себя слабовольным и недобрым, но за отъявленного злодея она его никогда не держала. А теперь что она должна об этом думать? Что ее обольстил убийца? Или что все мужчины способны на убийство?
Дни, проведенные в Мэнстон-Мингейт, прошли словно в летаргическом сне, пока не появился Олден. Он заставил ее проснуться и снова вдохнул в нее жизнь.
Сейчас она должна посвятить свое время отцу. А дальше? Что делать с мужчиной, которого она любит? Хотя Джордж теперь гниет в городской тюрьме, они по-прежнему остаются мужем и женой. Это непреложный факт. И еще эта странная угроза… Олден в действительности не лорд Грейсчерч? Его брат Грегори оставил законного наследника?
Интересно, спрашивала себя Джульетта, значат ли что-то для лорда Фелтона все эти вещи?
Она отправила Джорджу свежую одежду и хорошую пищу. Ему разрешили носить свои вещи. У него была отдельная, прилично обставленная комната, откуда он мог видеть через зарешеченное окно двор ратуши. Ему даже позволили держать бумагу и перья.
Джордж сел в кресло и опустил голову на руки. Он испытывал жалость к себе. Джульетта прислала еду и чистые шейные платки, но не пришла повидаться с ним. Сука!
Когда наконец появился посетитель, он даже не стал вставать. Хотя Олден Грэнвилл почтительно поклонился, как будто перед ним был такой же сын пэра, а не внук мясника.
– Пришли позлорадствовать? – спросил Джордж. – Или выпытать побольше информации? От меня вы ее не получите.
– Сэр, – сказал Олден, – моя мать хоть и неохотно, но уже все мне рассказала. Все то, что лорд Эдвард Вейн выведал у Грегори. – Он улыбнулся совершенно беззлобно. – Боюсь, что эта новость не расстраивает меня так сильно, как вы, вероятно, надеетесь. Я пришел не поэтому.
– Тогда почему? – спросил Джордж. – Невмоготу ждать, когда увидите меня повешенным?
Белокурый мужчина, постукивая каблуками, подошел к зарешеченному окну и заглянул во двор. Джордж досконально изучил место, где он умрет.
– Почему обязательно веревка? Ведь лорд Эдвард мог убить Джульетту. Убив его, вы спасли ей жизнь. Правда, потом вы имели несчастье раскроить ему череп камнем. Но хорошая защита может спасти вас от виселицы.
– Я не могу позволить себе взять защитника.
– Если вы захотите иметь его, я заплачу, – сказал Олден, к удивлению Джорджа. Предложение ошеломило его на мгновение.
– Какого дьявола? – спросил он. – Чего ради вы будете избавлять меня от эшафота?
– Ради нее, – ответил Олден, поворачиваясь к Джорджу. – Отец лорда Эдварда – герцог. Его влияние огромно. Ему ничего не стоило бы оставить своего сына без пенни, но он никогда не простит его убийцу. К несчастью, это так. Поэтому вам не избежать высылки на каторгу или отправки на галеры, но у вас есть шанс выжить, если вы хотите бороться за него.
– Я предпочел бы умереть, – сказал Джордж.
– В самом деле? Так почему не повести себя с честью, первый раз в своей жизни?
Джордж чувствовал, как его пылающее лицо покрывается пятнами стыда. Он поднял глаза. Его посетитель выглядел безукоризненно, начиная от завитых волос и кончая каблуками туфель. Рядом с ним Джордж чувствовал себя убогим оборванцем.
– Черт побери, что вы подразумеваете под первым разом в жизни?
– Я подразумеваю вашу женитьбу, сэр, – сказал белокурый мужчина. – Я только что прочитал ваши брачные бумаги.
– Все было легально, – утверждал Джордж, – и в присутствии свидетелей. – Он чувствовал себя неуютно.
Олден Грэнвилл тряхнул своим кружевом и сложил руки.
– Это не совсем так. Несмотря на свидетелей, процедура исполнена не совсем корректно, если следовать всем пунктам Семейного кодекса, мистер Хардкасл. Законность этого акта может быть легко оспорена, и ваша женитьба будет признана недействительной. Вы, конечно, знали, что совершаете обман. Вы всегда это знали. Я полагаю, знал и лорд Эдвард. Он проявил себя деловым человеком, собирая информацию о каждом.
– Вы пытаетесь заключить со мной сделку? – сказал Джордж. – Вы оплатите гонорар моего адвоката, но только если я признаю, что наш брак был сфальсифицирован? Что вы хотите? Чтобы я дал письменные показания? Может, я должен заявить, что мы никогда не состояли в супружеских отношениях? Но это будет ложью! – Если он рассчитывал вывести из равновесия своего посетителя, то его надежды не оправдались.
– Ее отец – граф, – сказал Олден. – Он влиятельный человек и по праву занимает в этом деле не последнее место. Возможно, если его дочь…
Джордж вскочил на ноги.
– Так вы предлагаете мне жизнь в обмен на свободу Джульетты, чтобы самому жениться на ней?
– На самом деле мне наплевать на вашу жизнь, мистер Хардкасл, – сказал Олден. Его суровое лицо было спокойно, без тени торжества в синих глазах – только с едва заметным блеском завуалированного раздражения. – Я просто напоминаю вам факты. Так или иначе, я оплачу адвоката. Что касается вашей женитьбы, – продолжал он, – чтобы вы ни делали, процедурные огрехи позволят графу освободить свою дочь. Для этого есть очень простой способ. Если же вы умрете здесь, в этой клетке, вопрос, конечно, будет вынесен на обсуждение. Но в любом случае она перестанет быть вашей женой.
– Но вам совсем не по нраву, что какое-то время она была замужем за убийцей. Оглашение вопроса в суде вызовет адский скандал. Поэтому вы хотите видеть ее свободной сейчас, не так ли?
– Вам не кажется, что вы в большом долгу перед ней? Вы соблазнили ее и отлучили от родного дома, когда она была немногим старше ребенка. Вы покинули ее в то время, когда она столкнулась с величайшей трагедией в жизни, а пять лет спустя без зазрения совести разрушили ее новую жизнь. Когда-то Джульетта любила вас. Если бы вы хотели, вы могли бы сделать так, чтобы ей жилось намного легче.
– Что вы собираетесь делать? – спросил Джордж, чувствуя, как его руки становятся холодными и липкими.
– Я не знаю, – ответил Олден. – Скорее вам надо спросить себя, что вы намерены делать, сэр. Если, конечно, вы хотите остаться в памяти людей джентльменом.
Светловолосый мужчина повернулся и гордо удалился.
Джордж еще долго сидел за конторкой, уставившись на стены, пока сумерки не упали на его изнеженные пальцы. Ссылка, галеры или смерть на плахе. Он позволил Олдену Грэнвиллу кичиться обещанным адвокатом для защиты, но чтобы тот снисходительный голос смеялся над ним, когда его поведут на виселицу?! Нет, он скорее себя проклянет, чем это допустит.
Может, он и внук мясника, но он докажет им всем – этим чертовым лордам, что Джордж Хардкасл ничуть не меньший аристократ, чем они!
Наконец он поднялся. Вымыл лицо и руки, снял одежду и сменил носки. Затем натянул через голову чистую белую рубашку, тщательно поправил воротничок и манжеты, после чего надел свою темно-зеленую тройку. Это был его лучший костюм. Наскоро наведя блеск на черные туфли, Джордж освежил пудрой парик и аккуратно водрузил его на свою темноволосую голову.
Взглянув на секунду в зеркало, Джордж повернулся к открытому шифоньеру и достал длинный белый платок.
Шерри, как белка, прижался к ветвям раскидистого дуба в пятнадцати футах от земли. Олден лежал на траве и наблюдал. Если ребенок соскользнет и упадет, он может разбиться. Но в детстве все мальчики лазят по деревьям. Шерри никогда не вырастет мужчиной, не научившись рисковать. И потом, Олден был уверен, что успеет поймать сорванца, прежде чем тот свалится на траву.
У него за спиной на дорожке прохрустел гравий. Подошедший слуга поклонился и передал Олдену два пакета.
Дождавшись, пока Шерри благополучно спустится на землю и оставив его на попечение Питера Примроуза, Олден пошел обратно в аббатство.
Из двух пакетов он распечатал тот, что поменьше. Джульетта написала три предложения:
«Я люблю тебя. Верю в тебя. Будет ли это в настоящей или следующей жизни, но я выйду за тебя замуж».
В пакет был вложен комочек смятой бумаги, в которой, как в гнезде, лежал медальон. Олден открыл его и посмотрел на гравировку внутри. Ключ к сокровищам. Теперь на досуге можно самому попытаться расшифровать код.
Олден улыбнулся и вскрыл второй пакет. На письменный стол выпали любимые игрушки ее маленького брата. Оловянные солдатики, однажды зарытые у ручья, возле разрушенной кирпичной стены, Джульетта и Кит сделали подарок земле, не сумев забрать у нее сокровищ. В этой записке было только три слова:
«Для Шерри. Джульетта».
Для Шерри.
Олден взглянул в окно. Во дворе грелись на солнышке коты Джульетты.
Для Шерри.
Нет, откладывать дальше нельзя. Олден заточил перо и разгладил лист бумаги.
«Грейсчерч-Эбби
Достопочтенный граф Фелтон, в предыдущем письме, сообщая вашей светлости о своем намерении просить руки вашей дочери, я просил вашего позволения жениться на ней, как только она снова будет свободна. Милорд, я не отзываю своего прошения, но считаю себя обязанным информировать вашу светлость об изменении обстоятельств…»
Олден остановился и, на секунду оторвав глаза от письма, усмехнулся. Так не хотелось излагать на бумаге факты, которые он с трудом выведал у своей матери. Сколько было потрачено лести, апельсинового печенья и ажурных носовых платков для осушения обильных слез! Только после этого она показала бумаги, которые прятала все годы, и рассказала давно известную ей правду.
«Ребенок миссис Шервуд! – прорыдала леди Грейсчерч. – Я считаю, что это несправедливо!»
Но его мать не права. Конечно, это справедливо.
Олден окунул перо в чернильницу и продолжил письмо.
«Мой брат действительно состоял в законном браке. Теперь я имею доказательство этого.
Лорд Эдвард Вейн втерся в доверие к Грегори совершеннослучайно, во время одной попойки в Лондоне. Сын герцога держал это в секрете…»
Предусмотрительно. Ждал, пока найдет способ использовать это в своих личных целях! Если бы лорд Эдвард не был убит, можно не сомневаться, он распространил бы эти факты с гораздо большей беспощадностью, нежели Хардкасл. Владение секретом, должно быть, доставляло сыну герцога столько приятных минут все эти годы. Но он умер раньше, чем смог воспользоваться тем, что узнал.
Олден снова взялся за перо.
«Моя мать тоже об этом знала, но, находя открывшиеся обстоятельства…»
Он прервался и задумался на мгновение, подбирая нужное определение. Как охарактеризовать способность его матери вытеснять из сознания неприятные факты? Человеку типа лорда Фелтона этого не понять.
«…внушающими беспокойство, она вела себя так, будто тот брак никогда не существовал».
Обстоятельства, которые взорвали Грейсчерч-Эбби, пока он был в Италии. Можно вообразить, какую боль должна была вызвать ситуация. Неразборчивый молодой человек соблазняет любовницу своего отца! По какой-то причине – возможно даже, это была настоящая любовь – Грегори женился на ней. Но неудивительно, что они хранили его женитьбу в секрете.
Олден пытался описывать факты беспристрастно.
«Мой брат женился на вдове по имени миссис Шервуд, которая была любовницей моего отца.
Отец раскрыл их связь, но он не знал об их браке. Их брак был законным, но Грегори погиб раньше, чем успел заявить о своей женитьбе публично.
Миссис Шервуд умерла в родах».
Умерла, дав жизнь Шерри. Миссис Шерри, должно быть, полагалась на леди Грейсчерч, надеясь, что она позаботится о правах своего внука на собственность и титул. Вместо этого леди Грейсчерч, предав Грегори, удалилась во вдовий домик, будто младенца вообще не существовало.
«Таким образом, ребенок, живущий в Грейсчерч-Эбби под именем Джеймса Шервуда, в действительности – Джеймс Грэнвилл Строн, законнорожденный сын моего брата, настоящий виконт Грейсчерч. В отсутствие акта, закрепляющего порядок наследования собственности, я собираюсь передать Джеймсу, как законному правопреемнику, усадьбу и поместья (по достижении им совершеннолетия). До этого срока я остаюсь в резиденции как его попечитель».
Олден остановился. По сути, он никогда не был лордом Грейсчерчем и не будет. Он был просто младшим сыном, искателем приключений, без долгосрочных перспектив, не считая того, что он мог создать сам, собственными мозгами. Но теперешнее положение не вызывало в нем негодования, поскольку дело касалось Шерри.
«Я больше не могу предложить вашей дочери титул, и наши дети не смогут наследовать Грейсчерч-Эбби.
И все же, милорд, я верю, что любовь способна преодолеть все препятствия.
В этой связи ваша дочь вольна принять свое решение, и до этих пор я не отзываю свое прошение.
Ваш покорный и преданный слуга Олден Грэнвилл Строн».
Он промокнул чернила и перечитал написанное, прежде чем сложить бумагу. Теперь он уже не мог вдавить печать с фамильным гербом в красный воск. И ему нечего предложить дочери графа, кроме туманного будущего. Проклятие! Но, будь рядом Джульетта, он готов встретиться лицом к лицу с чем угодно.
Джульетта прошла в кабинет отца и остановилась как вкопанная. Граф стоял, сцепив руки за спиной, и смотрел в окно. Величественная фигура отца и его белый парик теперь были ей так знакомы и дороги. Почему она не делала попыток примирения все эти годы?
– Ну, дорогая моя, – сказал граф через плечо, – твой обожатель прислал письмо. Лорд Грейсчерч, как он себя называл… Впрочем, лучше прочитай сама.
«Как он себя называл»?
С портрета, висящего на стене, смотрели глаза матери. Они, казалось, сочувственно наблюдали, как Джульетта идет через комнату к письменному столу и берет письмо. С почерком Олдена.
Она присела и прочитала послание, дважды.
– Странный случай, не правда ли? – сказал граф.
Джульетта закрыла глаза, представив, какие страдания, должно быть, испытал Олден после этого открытия. Он слагает с себя права на владение Грейсчерч-Эбби – домом, который он страстно любил. Можно вообразить, чего ему стоило принять это решение. Но вместе с тем ведь от этого выигрывает Шерри!
– Так что мы теперь будем делать? – Граф повернулся к дочери.
– Мы поженимся, как только я стану свободна, – твердо сказала Джульетта.
Лорд Фелтон с удивлением посмотрел на нее:
– И ты возьмешь этого парня без всего, кроме той одежды, что у него на горбу?
– Прекрасной одежды, милорд, – улыбнулась Джульетта, – И на прекрасном парне. Конечно, я пойду за него.
– Проклятие! – Граф в прострации опустился на подоконник.
Джульетта прошла через комнату и присела на корточки рядом с отцом.
– Разве это не свидетельствует о его благородстве? Олден отдает свои поместья ребенку брата! Он не обязан это делать. Да, он не может сохранить титул, но может оставить за собой собственность. Вместо этого он собирается и впредь заботиться о благополучии Шерри…
– Шерри?
– Маленького Джеймса, виконта Грейсчерча.
Граф покачал головой, озадаченный:
– До последнего времени Олден Грэнвилл Строн думал, что это сын любовницы его отца и неведомого человека. И несмотря на это, безвестный ребенок жил в поместье?
– Шерри там родился, – сказала Джульетта. – Где же еще он должен был жить?
Лорд Фелтон молча похлопал себя по рукаву и через секунду продолжил:
– Но твой воздыхатель остался ни с чем! Всем известно, что он игрок и ловелас. Он разбил все женские сердца в Европе и Англии. Как я могу доверить ему мою единственную дочь?
– Очень легко, – сказала Джульетта. – Ты сделаешь, как я решила, и скажешь «да».
Граф поднялся на ноги.
– Есть еще и другие новости, дорогая. Но ты лучше присядь, – добавил он.
После внезапного изменения его тона Джульетта почувствовала, как кровь отхлынула от лица, и села в ближайшее кресло.
– Джордж Хардкасл… – начал граф. – Не хотелось бы сообщать, но лучше не оттягивать. Он повесился. Вчера. В своей лучшей одежде. И оставил записку. – Он швырнул второй клочок бумаги.
«Не судите меня слишком строго. Это единственный выход.
Хардкасл».
– Теперь ты свободна, – сказал граф. – И надобность в судебном разбирательстве отпадает. Парень каким-то образом нашел в себе мужество проявить благородство. Так ты по-прежнему хочешь видеть этого Олдена Грэнвилла своим мужем? Даже если он не имеет никаких прав на Грейсчерч?
Джульетта закрыла глаза, чтобы скрыть внезапно подступившие слезы.
– Да. Я хочу этого всем моим сердцем.
– Тогда, по прошествии приличествующего времени, – сказал граф, – можешь брать своего нового возлюбленного, если тебе так хочется. Но пусть он лучше сначала достойно себя проявит.
– Достойно себя проявит? Куда же более?
– Он прекрасный человек, я не отрицаю. Но он еще и общеизвестный распутник. Пусть он ждет тебя этак с год! Пусть докажет, что ему не нужна никакая другая женщина. Если он сохранит верность, тогда может на тебе жениться.
– Так долго? Это несправедливо!
– Ха! Так ты думаешь, что он не способен ждать? Значит, если он не будет в твоей постели, он будет искать утешения в другой?
– Будет или не будет, это ничего не докажет. Целый год, отец! Мне казалось, что после смерти мамы и Кита я еще заслуживала какого-то наказания. Но я не думаю, что его нужно продлевать. Я знаю, Олден любит меня, Я уверена, что мы будем счастливы вместе. Ты не считаешь, что мы и так достаточно настрадались?
Граф воздел глаза на портрет жены.
– Твоя мать всегда хотела, чтобы ты была счастлива. Хорошо, дорогая. Мы изберем компромиссный вариант. Отпусти Джорджу Хардкаслу пристойное время. Пусть он три месяца покоится в своей могиле. Это будет данью его памяти, хотя он и не заслуживает столь больших почестей. А Олден Грэнвилл тем временем пусть докажет свою верность. Если он сумеет это сделать, я не стану препятствовать вашему браку. Но если не выдержит, тогда ты выйдешь замуж за этого человека только через мой труп.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рискованное увлечение - Росс Джулия



Интересный незаштампованый сюжет, хотя конечно же пари на женщину идея не новая, однако в этом романе решение очень даже неординарное. И вообще, у автора красивый язык повествования.
Рискованное увлечение - Росс Джулиякуся
14.11.2012, 8.13





Читала через строчку, конец не дочитала вообще. Задумывалась может и интересная книга, но написали ее по моему мнению ужасно. На з-х страницах описывается как ГГ снимал пиджак.....
Рискованное увлечение - Росс Джулияsvet
13.05.2013, 15.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100