Читать онлайн Ночь греха, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь греха - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь греха - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь греха - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Ночь греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Он притянул ее к себе, и неистовство вскипело в ее крови. Мысли улетучились. Требовательное и настойчивое желание поглотило ее целиком.
Тело горело под его руками. Его губы пылали, влажные и сладкие. За это можно отдать все, все – за это чудо, наслаждение и восторг. Казалось, она тает под каким-то неведомым солнцем и превращается в другое существо.
Наконец Джек отпустил ее и посмотрел в глаза страстным опьяненным взглядом. Веки у нее отяжелели, словно и она тоже вдохнула какие-то опьяняющие пары.
– Не только поцелуй, – сказал он. – Я не могу этого обещать. Господи, да я просто сошел с ума! Что я делаю! Прошу вас, Энн! Идите в дом!
Но она ответила ему губами и языком и отпустила его только тогда, когда в меде его поцелуя ощутила привкус крови.
– Ах! – Она потрогала кончиком пальца уголок его рта. – Я сделала вам больно.
Он опустил голову на изгиб ее плеча и рассмеялся:
– Нет, вы не можете причинить мне боль. В этом состоянии ничто не может причинить мне боль. А вот я могу сделать вам больно.
Что-то навело Энн на мысль, что он более уязвим, чем сам это признает, уязвим перед желанием, любовью и страданием. Уязвим перед ней? От этого вопроса вся ее защита дала трещину, поглотив все негодование и здравые мысли.
Она погладила его по волосам, играя с влажными прядями. Провела раскрытой ладонью по горячему мускулистому телу – Прижалась губами к его шее, ощутив вкус мужчины и холодной воды. Его запах, чистый и прохладный, как падающий фонтан, наполнил ее ноздри.
– Ущерб нанесен давно, – сказала она. – Я знаю, что для вас это ничего не значит, но одним разом больше – какая разница?
Застонав, он усадил ее на себя верхом. Одна ее туфля упала на траву, потом другая. Ступни уперлись в край фонтана, ощутив мокрый камень. Она закрыла глаза и целовала его не отрываясь. Потом его губы нашли край ее ворота, и она изогнулась, а он поцеловал выпуклость ее грудей и лощину между ними. Она чувствовала его возбуждение, и ее обожгло воспоминание о том, как она прикасалась к этому обнаженному жару, открывая тайны мужчины. Страстное требование – соблазн, соблазн – властный и страшный.
Страшный? Она отбросила этот шепот страха в порыве слепой храбрости. Никаких страхов! Ей хотелось, чтобы это продолжалось вечно.
Поддерживая ее одной рукой, другой он провел там, где ее платье и нижняя юбка задрались и открыли подвязки и верхний край чулок. Его пальцы ласкали ее колено, потом пробежали по бедру, отодвигая ткань и кружево, а потом с озорством обхватили ягодицу.
Энн задохнулась и открыла глаза.
Вода лилась из фонтана каскадом. Радуги рассыпались и прыгали, как макрель, в ниспадающую воду. Джек откинулся назад, удерживая ее на себе. Солнце ласкало его лицо в синяках. Его веки были опущены, что лишало ее возможности видеть тигриные лесные угодья, но вид у него был восторженный.
Она это сделала? Она дала ему это блаженное забытье?
Холодная вода струилась за его спиной и плечами, время от времени плеща на его голую кожу. Джек казался полностью погруженным в медленное объятие ее тела. Он провел рукой по ее бедру и животу, потом его костяшки погладили сокровенное место между ее ног, и стыд и жаркое волнение смешались в одно – обжигающий пожар.
Энн обмякла в его поддерживающей руке. Она сдалась на волю этого экстаза полностью. Прикосновение его пальца к этому таинственному месту наполнило ее восторженным безумием.
– Да, – сказала она, – да.
Он слегка приподнял ее. Энн уперлась ногой в фонтан и прижалась к его плечам. Он чувствовала, что он возится с пуговицами, чтобы откинуть мешающую ткань. Она ощутила на своей голой коже обжигающий твердый жар. Она знала, что это значит. Она уже прикасалась к нему, уже была в страхе от его странности – первый урок греха. Теперь он опять пробивался в ее сокровенное место, горячий и шелковистый.
– Да, – сказала она. – О да, милорд… ми… о Джек! И медленно-медленно он опустил ее.
«Вот! О да! Вот! Вот так! Мой любимый падший ангел!» Медленно, медленно он вошел в нее, и она ощутила, что его тело крепко прижалось к ее. Неизмеримое наслаждение, неизмеримый грех.
– Ах, – сказала она. – Ах, Джек!
Он обхватил ее голову обеими руками и снова поцеловал. Его разбитые губы не просили о милосердии и не давали его. Потом прервал поцелуй и положил руки ей на талию. Он откинул назад голову и закрыл глаза, покачивая своими и ее бедрами и помогая ей найти ритм. Она сосредоточилась на своих ощущениях.
При каждом ударе в ней расцветал восторг. Она греховна, греховна и порочна и за пределами искупления. Но жар, стыд и блаженство смешались в одно огромное наслаждение.
«Наслаждение? Ах, какое бледное слово! Но да! Дай мне наслаждение! И прошу вас, милорд, вы позволите мне дать вам такое же?»
Он наполнил ее. Слабое, как растоптанные лепестки, ее тело покачивалось вместе с его, юбки скомканы вокруг талии и ниспадают вниз, на его руки. Накрепко запертая в его объятии, Энн сосредоточилась на нарастающей силе, исходившей от их соединения, пока наконец и это самозабвение не рассыпалось – и ее подхватили ужасающие, прекрасные волны экстаза…
Энн обмякла на его груди.
– Боже мой!
Энн подняла веки, отяжелевшие от волшебства. Волосы Джека темно сияли на фоне падающей воды, пряди спутались, дьявольски окрашенные красным и золотым – словно он мерцает в ореоле собственного пламени. Глаза у него еще закрыты, но лицо ясное, светлое и возвышенное – словно нет разбитого виска, синяков на челюсти и ранки в уголке рта. Сердце у нее чуть не разорвалось от любви к нему.
Энн прижалась щекой к его плечу. Ее голые ноги все еще обхватывали его талию, чулки отсырели. Кожа щиколоток и ступней розовеет сквозь ткань. Одна подвязка расстегнулась. Волосы наполовину распущены.
Она ему не нужна. В его жизни нет места для дочери диссентера, даже если он на ней женится. Он занимается с ней любовью только потому, что ему больно и в данный момент он беззащитен. Она это понимает. Ведь Джек и не притворяется, что есть что-то другое.
– Боже мой!
Она мечтательно повернула голову в сторону звука, слишком четкого, чтобы пропустить его мимо ушей на этот раз, крик большого горя, потрясения и ярости.
Спина Джек напряглась едва уловимо под ее ладонями, и жестокий жар бросился ей в лицо. И он открыл глаза и проследил за направлением ее взгляда. Унижение побежало по ее жилам. Двое мужчин стояли в дальнем конце дорожки между розами, не веря своим глазам.
Стыд слился с ужасным унижением. Их увидели! В таком положении! Энн хотелось умереть или исчезнуть, словно она никогда и не рождалась. Слезы настоящей горечи потекли, обжигая, ее покрасневшие щеки.
Но Джек не давал ей шевелиться. Он все еще был в ней. Она посмотрела на его лицо, на бешеный изгиб рта, на синяки, темно пятнавшие его кожу. Его мысли нельзя было прочесть. Что-то вроде раздражения? Что-то вроде таинственного иронического изумления? Что-то вроде ужаса?
Дикая дрожь пробежала по ее телу.
– Тише, тише, – сказал он, гладя ее по спине. – Все в порядке, они ушли.
– Ах! – От горя ее голос звучал сдавленно. – Что я наделала!
Он быстро поцеловал ее.
– Мы занимались любовью. Мы занимаемся любовью. Все в порядке. Я женюсь на вас. Женатые люди этим и занимаются.
– Но это были ваш брат и мистер Деворан! А мы… мы не в доме!
– Ги поймет. – Он ласково отвел с ее лицо спутанные пряди волос. Голос у него был теплый и веселый, успокаивающий. – Хотя ради фамильной чести Райдер, наверное, в свою очередь попытается убить меня.
– Но вы не этого хотели!
– Хотел? Чтобы мой брат и кузен нашли меня в саду роз, совокупляющимся с молодой добропорядочной леди? Чтобы увидели, как порочно я обращаюсь с гостьей моей матери на краю фонтана моей бабки?
– Это не смешно!
Джек еще раз поцеловал ее и медленно снял с себя.
– Нет, смешно, хотя в данный момент и не кажется забавным. Зато наши внуки, возможно, оценят это по достоинству.
– Но вы же не… Вы все еще…
Джек поставил ее на ноги и оправил ее юбки. Потом повернулся и, наклонившись, зачерпнул рукой воды. Он плеснул водой себе в лицо и на тело, а потом оглянулся и подмигнул ей.
– Холодная вода, сударыня, вот рекомендуемое средство при большинстве мужских проблем, – с официальным видом объявил он. – Холодная вода и порка творят чудеса, охлаждая нашу взбудораженную кровь.
– Вы не испытали удовольствия, – сказала она.
Джек привел в порядок одежду, потом снова повернулся к ней, застегнутый и аккуратный, хотя все еще обнаженный выше пояса. На губах усмешка, хотя ей показалось, что в глазах отражается ужасная пустота, что-то близкое к отчаянию. Энн отвернулась, не желая видеть этого, не желая признавать то, что это может означать.
– Уверяю вас, я испытал настоящее наслаждение. Достаточное, чтобы заслужить епитимью – несколько власяниц я закажу немедленно.
– Ваш брат тоже будет вас бить? И вы позволите ему?
Поддерживая ее одной рукой за талию, он подвел ее к каменной скамье под тисом.
– Нет, наказание Райдера будет гораздо изощреннее. Энн села и устремила взгляд на сад.
– Что он сделает?
– Не знаю.
Фонтан струился, ливень бесконечно повторялся, вечно возвращаясь в широкий каменный водоем. Энн сдвинула ноги и разгладила на коленях юбку. Она знала, что похожа сейчас на аккуратную школьную учительницу, которую внезапно и неожиданно протащили через живую изгородь. Так и есть – глупая деревенская девушка поощрила герцогского сына к непристойным вольностям и должна расплачиваться до конца дней своих.
– С вами все в порядке? – спросил Джек.
– Да-да, конечно. – Энн закусила губу. – Это я во всем виновата. Я, наверное, сошла с ума.
– Нет. Напротив, – сказал он. – Вы нормальный человек, один из самых нормальных, каких я только встречал. Ради Бога, не забывайте, кто вы и что мы сделали.
Она сглотнула слезы унижения, которые грозили вот-вот обжечь ей щеки.
– Вы должны пойти и отыскать вашего брата. Идите, прошу вас! Мне лучше побыть одной.
– Позвольте мне хотя бы проводить вас в вашу комнату. Я не могу оставить вас здесь.
– Нет, можете! Почему бы и нет?
Если он не уйдет сейчас же, она открыто разразится слезами и упреками, и ее унижение станет полным. И словно поняв это, он повернулся к ней спиной.
– Тогда позвольте мне послать к вам матушку. Герцогиня, возможно, даже сумеет найти объяснение тому, что только что произошло.
– Да, – сказала она. – Идите! Все в порядке.
Джек отошел немного, чтобы взять свой жилет и фрак, и поднял с земли мокрую рубашку.
– Я немедленно напишу вашему отцу, – сказал он. Она подняла голову.
– Моему отцу?
Джек надел фрак.
– Мы должны обвенчаться по особому разрешению. Хотя я не думаю, что он не даст своего благословения, вы можете объяснить мистеру Маршу столь необычную поспешность так, как вам будет угодно.
– Нет, – сказала она, вытирая лицо платком. – В какие бы игры ни играла ваша семья, я всегда говорила отцу правду и сделаю так и на этот раз.
Джек наклонился, чтобы поднять ее шаль, упавшую в траву из ее бессильных пальцев.
– А какова правда, Энн?
– А такова, что я обманом заставила вас жениться на мне, – сказала она. – Против вашей воли и против моего здравого смысла. Я не собиралась этого делать. Вы не любите меня, и я вам не нужна.
Джек подошел и накинул ей на плечи шаль.
– Что касается того, нужны вы или нет, – сухо сказал он, – кажется, край этого фонтана может это опровергнуть.
Энн закуталась в шаль, потому что его руки только что трогали ее мягкую ткань, потому что он догадался подать ее ей. Ей не холодно. Она подхватила лихорадку, безумие, и кровь все еще жжет жилы. Она влюбилась в человека, у которого она с каждым днем будет вызывать все большее возмущение, но общество заставит их пожениться.
Она смотрела, как он уходит. Оставшись одна, Энн поставила ноги на каменную скамью, обхватила руками колени и проиграла битву с потоком слез.
Герцогиня стояла у чугунных ворот, ведущих в сад, глядя на неразвернувшиеся лепестки ранней желтой розы. Когда Джек подошел к ней, роза уронила свои золотистые лепестки, один задругам, под ее внезапно дернувшимися пальцами.
– Итак, вы не смогли удержаться от очередного блуда, – сказала она, – даже на один час?
Джек поклонился, хотя его избитое тело пожаловалось, так же тупо оно протестовало, когда он начал заниматься любовью. Артур Трент наградил его не одним впечатляющим ударом.
– Очевидно, не смог. Полагаю, вы только что встретили Райдера или Ги. Конечно, я немедленно женюсь на ней.
– Не этого я хотела бы. Ради нее, как и ради вас.
– Потому что вы считаете, что я испорчу ее, даже если уеду тотчас же? Я не знаю, я никогда не собирался причинять ей вред.
Герцогиня открыла руку, смятые желтые лепестки один за другим посыпались на траву.
– Тогда вам следует лучше разбираться в своих желаниях. Что же до Райдера, я думаю, вы разбили ему сердце.
– Он, конечно, не сказал, чему оказался свидетелем?
– Нет, этого и не требовалось. Одного взгляда на его лицо было достаточно, как и того, в какой форме он отказался встретиться со мной. Он ушел, не сказав ни слова. Так что это было? Соитие на траве?
Он закрыл глаза.
– Нет, на краю бабушкиного фонтана.
– Ги пришлось силой оттащить вашего брата. Но по крайней мере мне удалось заставить вашего кузена рассказать мне все. В противном случае вы не стояли бы теперь передо мной.
– Я сожалею, – сказал Джек.
– Сожалеете о чем? Что позволили мистеру Тренту немного наказать вас перед тем, как вновь подтвердили свою мужскую состоятельность на его нареченной?
– Думайте, как вам угодно, матушка. – Джек посмотрел ей в лицо и понял, что разъярен только на себя самого. – Я не могу объяснить этого, но уверяю вас, что я унижен этим последним событием именно так, как вам, возможно, хочется.
Тревожный взгляд матери обшарил его лицо.
– Вы ведь даже не позволили ему как следует избить вас, не так ли? И я уверена, что вы не сдерживали себя в насилии над женщиной, которое последовало.
Но он сдерживал! Он пытался сдержаться. Почему он не сделал этого раньше, тверже?
– Вы бы предпочли, чтобы я позволил ему причинить мне неисправимый ущерб?
– Почему бы и нет? – сказала герцогиня. – Ведь именно это вы причинили ему, мисс Марш, всем нам.
– Я готов принять наказание, ваша светлость, все до последней капли. Но может быть, позже? Прошу вас, пойдите сейчас к Энн. Я оставил ее на скамье у фонтана. Хорошо. – Герцогиня отвела взгляд. – В конце концов, она скоро станет членом нашей семьи.
– Я не собирался вот так возвращаться домой, – сказал Джек. – Я ни в коем случае не хотел вас обидеть.
Она оглянулась на него – зеленые глаза помягчели от слез.
– Как и я вас! Но вы ранены сильнее, чем думаете, Джонатан, и глубже, чем я могу вообразить. Как была ранена мисс Марш, узнав, что ее жених так легко от нее откажется.
– Она его не любит, – сказал Джек.
– Возможно, и нет. И будучи оба ранены, вы утешились в объятиях друг друга. Это можно понять, но это не основа для супружества.
– А что может быть основой?
Она провела пальцами по другой розе, нежному бутону лимонного и нежного оранжевого цвета, еще твердому, едва открывшемуся.
– Либо блестящие достижения на поприще общественной жизни, – сказала она. – Либо, без них, настоящая любовь. Выбирайте то или это.
– Настоящая любовь? – Джек подавил порывистое желание прикоснуться к ней, предложить – или получить? – какое-то осязаемое утешение. Предложить и быть отвергнутым? И сказал: – Вот уж совсем неожиданное признание со стороны герцогини Блэкдаун, не правда ли?
– Видит Бог, – бросила герцогиня, – для моего сына нет других приемлемых причин, чтобы жениться на незначительной женщине!
И она пошла прочь, а Джек смотрел ей вслед.
Настоящая любовь? Он даже не понимает, что это значит. Он понимал телесное желание. Он знал, хотя и не совсем понимал, глубокую, от зачатия, любовь, которую чувствовал к своей семье. Он знал в жизни восхищение женщинами и желание. Он испытывал мучительную нежность, несмотря ни на что, к Энн. Настоящая любовь? Эти слова звучали нелепо, фантастично. Он повернулся, чтобы уйти, и наткнулся на кулак брата, направленный мощно и прямо ему в челюсть.
В отличие от ударов Артура Трента, которые он – с таким усердным старанием – частично отражал, удар Райдера впервые в жизни застал его врасплох, совершенно незащищенным. В какую-то долю секунды в ответ на происходящее сработали рефлексы – он не успел совладать с ними. Его ум открылся в пустоту, он уклонился, сильно ударил ребром ладони и ногой.
Райдер упал, как срубленное дерево.
– Мое дорогое дитя, – произнес женский голос. – Возьмите мой, он сухой.
Мать Джека стояла и смотрела на нее, протягивая носовой платок.
Энн опустила ноги на землю и пригладила ладонями свои растрепанные волосы. Она знала, какой у нее вид. Стыд затопил ее, жаркий и безжалостный. Но упрямая гордость заставила выпрямиться. Она встретила взгляд старшей женщины с некоторым вызовом, хотя то, что ее лицо залито слезами, казалось еще большим унижением.
Герцогиня села и утерла лицо Энн ловкими осторожными прикосновениями своего носового платка.
– Успокойтесь! Все в порядке.
– Нет, ваша светлость, – сказала Энн. – Это не так. Из-за меня ваши сыновья превращаются во врагов.
– У меня есть еще и дочери, и я рада принять еще одну в свою семью.
– Но я не понимаю, как я могла быть такой…
– Распущенной? – сухо спросила герцогиня. – Упущение, в котором мы воспитываем наших дочерей. Мы предупреждаем их, как противостоять непристойным мужским желаниям, но никогда не учим, что делать со своими собственными. Теперь вам, конечно, придется выйти за Джонатана. Что же до моих сыновей, то они любят друг друга. Несмотря на то, чему на этом месте оказался свидетелем Райдер, вы не станете между ними. На самом деле им даже полезно выяснить отношения.
Энн прикусила губу и отвела взгляд.
– Лорд Джонатан не любит меня. Я не хотела… Должен быть способ освободить его от этого!
– Он не знает, что любит и чего хочет. Почему вы Думаете, что вы его связали?
– Не я его связала, – возразила Энн, – его связывает честь.
– Весьма рада слышать, что вы полагаете, что у него еще осталось немного чести. Хотя меня несколько успокоило то, что он не сбежал, как ему было предложено в башне Фортуны. А теперь успокойтесь! Плотская страсть – прерогатива не только мужчин. Вы ничего не уладите, терзая себя из-за того, чего нельзя изменить. Джонатану не повредит жениться, хотя в настоящий момент, я думаю, ему все равно, жить или умереть.
– Он может лишить себя жизни? – с ужасом спросила Энн.
– Нет, уверена, что нет, но мне порой кажется, что он утратил волю к настоящей заботе о нашем существовании. Так что вы не причинили моему сыну никакого вреда, хотя он причинил немалый.
– Значит, вы не хотите, чтобы я плакала ни о ком из Сент-Джорджей? – спросила Энн. – Простите, ваша светлость, я не желаю причинять вам неудобства, но кажется, я еще немного помучаю себя…
– Дорогая! А для чего же еще существуют матери?
И не сказав больше ни слова, герцогиня обняла Энн. Энн так удивилась, что опустила голову на плечо герцогини, а потом закрыла глаза от вновь потекших слез: горе от негодования или от стыда? Она не знала, но чувствовала себя такой усталой, что могла бы проспать сто лет.
Мать Джека начала тихонько напевать. Это странно умиротворяло. Мелодия была успокаивающей, как колыбельная.
Не лейте, леди, лишних слез -
Всегда мужчины лгут:
В любви клянутся не всерьез
То там они, то тут.
Уходят? Пусть!
Забудьте грусть
И пойте веселей:
Хей, нонни-нонни, хей!
– Господи, Джек! В кого же ты превратился? – воскликнул Райдер.
– Не в того, кого тебе стоило бы пытаться ударить в челюсть, когда он меньше всего этого ожидает, – сказал Джек.
Сожалею о случившемся, но очень рад, что ты пришел в себя.
– Как я здесь оказался? – Райдер лежал, распростершись на кушетке в своей спальне в крыле Уайтчерч.
Джек снова опустил полотенце в ледяную воду, которую велел принести из кухни. Он выжал полотенце и приложил его к синяку, расцветавшему на челюсти брата.
– Я тебя принес. Ты весишь целую тонну. Нет, две тонны. Райдер осторожно обвел языком губы.
– Все зубы целы, но я чувствую себя так, будто меня лягнула лошадь.
– Если бы я не понял вовремя, что это ты, мне пришлось бы заказывать тебе фоб, а не волноваться, не выбил ли я тебе зубы.
– Зачем ты капаешь ледяной водой мне на шею?
– Пытаюсь спасти то, что осталось от твоего дыхательного горла. Или, если хочешь, можешь считать мой холодный компресс изощренной восточной пыткой.
Райдер оттолкнулся от резной спинки кушетки. Он прижал руку к горлу и сглотнул, потом неуверенно усмехнулся. Джек уже снял с него галстук и расстегнул рубашку.
– Если ты велишь принести горячего бренди и меду, смогу ли я это проглотить?
Джек вручил ему холодное полотенце – пусть сам прикладывает к своей челюсти.
– Уже несут; полагаю, у тебя всего лишь ушиб. Райдер подавился кашлем.
– В таком случае мы оба хороши! Ты видел себя в зеркале?
– А ведь неплохо, а? – Джек пошел посмотреться в зеркале над камином. – Мистер Трент был умеренно основателен. И я очень рад, что ты решил, будто можешь добавить что-то еще к его побоям.
– Не очень-то честно было с моей стороны пытаться ударить тебя без предупреждения…
Джек обернулся и посмотрел на брата.
– Если ты извиняешься за это, я тебя убью. Ты был потрясен тем, что увидел в саду роз. Потом ты, вероятно, встретился с матушкой, которая, конечно, прочла на твоем лице, что именно произошло.
– Да, – сказал Райдер, тень затуманила его зеленые глаза.
– Если бы я оказался на твоем месте, я бы сделал то же самое. Точнее, я сначала сходил бы за кнутом.
– Нет, ты этого не сделал бы. Пусть твоя мораль в сексуальной сфере, как у уличной кошки, но никто с твоими боевыми умениями никогда не ударит беззащитного человека, если только не собирается его убить. Я не верю все же, что ты хладнокровный убийца или что ты склонен к братоубийству.
– Все же? Значит, ты поверил бы в это, будь у тебя больше доказательств?
– Господи, Джек! – Райдер попытался повернуть голову и поморщился от боли. – Во что мне верить, по-твоему? Ты исчез из Англии на годы. В твоих письмах нет ничего, кроме забавных анекдотов о путешествии по Персии или Индии. Твои сестры начали выдумывать фантастические истории о твоих , подвигах, истории, более подходящие для сказок «Тысячи и одной ночи». А любая легенда обрастает подробностями сама собой.
Джек отошел, чтобы выглянуть в окно. Ясный весенний вечер озарял маленький двор – еще один странный уголок, образованный бесконечными постройками и перестройками Уилдсхея за многие столетия.
– Тем временем ты слышишь нечто совершенно иное, – сказал он. – Другие рассказы циркулируют в лондонских клубах. Твой брат – извращенец: Дикий Лорд Джек, для которого ни одно чувственное приключение не кажется слишком низменным, ни один грех слишком непомерным. Он потерян для чести и пристойности. Возможно, отзвуки этого даже проникли в мои письма. Ты не хочешь верить этому, но в глубине души боишься, что это правда… и матушка тоже.
Райдер лег на спину и закрыл глаза.
– Я не верил, пока ты не обесчестил невинную англичанку…
– Только для того, чтобы снова овладеть ею в саду роз? – Джек отвернулся от окна и подошел к брату. – Да, именно это я и сделал. К чему ходить вокруг да около?
Брат ничего не сказал. Джек взял полотенце, обмакнул в ледяную воду, отжал и опять положил на шею Райдеру.
– Я не могу объяснить своего отношения к мисс Марш, – спокойно сказал он. – Я и сам этого не понимаю. Объективно я вижу, что она не грандиозная красавица, не воплощение соблазна. Это что-то вроде безумия, словно она одна обладает властью обнажать меня до мозга костей…
– Ты ее не любишь?
– Нет, – сказал Джек. – Как можно? Но я женюсь на ней, даже несмотря на то что мне сразу же придется уехать из Англии.
– Почему? – спросил Райдер, схватив сильными пальцами Джека за запястье. – Зачем тебе обязательно возвращаться в Азию? Ты должен сказать мне правду, Джек. Отцу, конечно, известны истинные причины?
Джек смотрел на руку Райдера. Он с легкостью мог бы вырваться. Но он расслабился и согласился на этот контакт, хотя ему было больно.
– Да. И еще герцог знает, что моя работа будет бесполезна, если любая из причин станет известна.
Райдер отпустил руку Джека и сглотнул.
– Ты считаешь, мне нельзя доверять?
– Я бы доверил тебе свою жизнь. Брат посмотрел Джеку в лицо.
– Наверное, мы можем сказать, что я только что доверил тебе свою. Ты – точно проклятая смертоносная машина, да? Как ты научился так драться?
– Потихоньку, полегоньку. На Востоке существует несколько видов боевых искусств. Этот поначалу был развит монахами. У них были тысячелетия, чтобы усовершенствовать тренировку и тела, и разума.
– Не христианские монахи, полагаю? Джек усмехнулся:
– Существуют куда более древние религии, чем христианство, Райдер. Этим монахам иногда приходится странствовать по землям, кишащим разбойниками. Они нашли способ обороны без оружия. Эта практика к тому же является духовным упражнением.
– А эти святые люди убивают?
– Нет, почти никогда. Я узнал об этом не сразу.
– Если это помогло тебе остаться в живых, я рад. Твоя работа, говоришь?.. Ты можешь мне рассказать о ней?
Джек сам не понимал, почему ему так не хочется вдаваться в подробности. Он полностью доверяет честности своего брата – это так. Ничто из того, что он скажет Рай – деру, никогда не выйдет за пределы этой комнаты. Но все же у него такое ощущение, будто бы он должен содрать с себя мясо и обнажить скелет – хотя добавлять себе лишней боли сейчас, конечно же, неразумно.
– Рассказывать особенно нечего, – ответил он. – Ты знаешь, что Россия и Британия ведут тайную войну без оружия за влияние в Центральной Азии? Россия хочет подчинить себе племена, угрожающие ее границам, а Британия не может позволить России завладеть перевалами, которые можно использовать для вторжения в Индию.
– Неужели это так?
Джек беспокойно заходил по комнате.
– Для нас это единственная по-настоящему серьезная опасность, что орды воинов – с помощью России или без – хлынут с севера, чтобы сокрушить жемчужину нашей империи. Но мы почти ничего не знаем о вероятных путях нападения. Все эти спорные, хотя и заманчивые, земли лежат большим белым пятном на карте.
– Другой край известного мира, – сказал Райдер. – Там есть драконы?
– Речь идет о высочайших в мире горах, а за ними о пустынях, которые вселяют в душу ужас. За каждый дюйм, хотя бы немного пригодный для жизни, борются воинственные племена, и все они не слишком дружелюбно смотрят на незваных чужаков, особенно на англичан.
– Но Индия отчаянно пытается добраться до этих земель и властвовать над ними?
– Если не мы, то это сделает Россия. Но для начала нам нужны карты. Мы должны знать, как выглядят эти земли и как легко современная армия может пройти по ним.
– Александр Великий преодолел все это, – сказал Райдер.
– Вот именно.
– И как же ты оказался замешанным в такое? Послышался осторожный стук. Джек подошел к дверям и принял поднос у лакея. Потом вернулся и приготовил для брата успокаивающее питье: мед и свежий лимонный сок, размешанные в горячей воде, плюс приличная доза бренди. Потом добавил еще один ингредиент, неизвестный Райдеру.
– Я болтался по Греции, потом бродил по Алеппо и Багдаду. За это время я немного выучился разным языкам и, кроме того, обнаружил, что обладаю даром менять внешность – полезное свойство, если хочешь свободно странствовать по Востоку. Тем временем я прочел Марко Поло, и у меня появилось увлечение – изучение непонятных древнегреческих текстов везде, где я находил их.
– Какое отношение имеет Марко Поло к классическим грекам?
– Все они путешествовали по Шелковому пути, – сказал Джек. – Некто Аристей проделал всю дорогу от Афин до границ Китая примерно двадцать пять столетий тому назад. От его записок уцелели только фрагменты, но другие сообщения подтверждают его рассказы. Он отправился искать грифонов.
– Грифонов?! Помилуй, Джек!
– Но об этих грифонах говорилось, что они устраивают свои логовища в огромных полях золота, как драконы гнездятся на сокровищах. Были также сообщения о драконах в Индии: их черепа покрыты драгоценными камнями. Мы можем отмахнуться от всего этого как от мифов, но древние скифы создавали массивные орнаменты из чистого золота с изображениями грифонов и татуировали свою кожу изображениями этих существ. Когда эти рассказы достигли ушей греков, Аристей решил сам отправиться и увидеть.
– Ты хочешь сказать, что… – пробормотал Райдер, внезапно севшим голосом, – что ты прошел по его следам и нашел золото?
– Нет. – Джек взял пустой стакан из ослабевших пальцев брата. – Я нашел кости.
Джек тихонько вышел из спальни. Теперь Райдер спал в глубоком забытье от питья с опиумом. Проснется он, наверное, без боли и – если ледяные компрессы сделали свое дело – без явных опухолей.
«Я чуть не убил брата! Немного ближе к яремной вене… Если бы я вовремя не спохватился!»
Он закрыл дверь спальни, ощущая боль, как ожог в сердце, потом задержался на мгновение в кабинете Райдера. Что-то сломанное лежало в камине. Джек подошел и наклонился поднять осколки. Он перевернул их в руке – изгиб зеленой гривы, точно зеленая пена на волне, изящные сильные копыта…
Тихий звук заставил его поднять голову. Энн стояла в тени книжных полок с побелевшим лицом.
– Матушка послала вас навестить Райдера, – сказал Джек. – Вы были здесь все это время. Вы слышали все, о чем мы говорили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь греха - Росс Джулия



Совершенно несправедливо обделенный вниманием стоящий роман на этом сайте. Я бы причислила его к интеллектуальным любовным романам. Неординарная сюжетная линия, великолепный главный герой,тонкий юмор, а сколько чувственности...Я была в восторге! Язык повествования очень яркий и живой. Этого автора однозначно посоветую почитать любителям стиля Э.Стюарт, Л.Кинсейл,Т.Медейрос. А вот поклонницам Линдсей, Гарвуд и Клейпайс роман может показаться сложным и перегруженным... Лично меня от незатейливых любовных романов со всеми их банальностями уже тошнит. Поэтому я дальше погружаюсь в творчество Дж.Росс. Браво автору!
Ночь греха - Росс ДжулияJane
4.02.2016, 10.16





Интересные образы главных героев, интересно было наблюдать за развитием их отношений, а описание семьи герцога мне было скучно читать, хотелось бросить все, но конец порадовал.
Ночь греха - Росс Джулияsasha
5.02.2016, 7.23





5/10. Мне роман не понравился. Скучно...
Ночь греха - Росс ДжулияНюша
5.02.2016, 17.42





Я тоже осталась равнодушно к роману.
Ночь греха - Росс ДжулияДана
3.11.2016, 6.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100