Читать онлайн Ночь греха, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь греха - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь греха - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь греха - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Ночь греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Чуткий к каждому звуку, исходящему от нее, Джек закрыл глаза и слушал, как затихает стук ее башмачков. В его сердце отдавался отзвук огорчения в каждом ее вдохе, каждый трепетный шелест ее платья. Дверь заскрипела на петлях. Ее шаги уходили вниз по лестнице. Она убегала от него. Боль жгла где-то в глубине, какой он не мог себе представить.
«Мне нужно, чтобы мне вернули мою жизнь, как если бы мы никогда не встречались».
Он оперся локтями о балюстраду и уронил голову на скрещенные руки. Именно этого, конечно же, хотел и он: вернуть обратно свою жизнь. Вместо этого он – чужой по сути своей – оказался в долгу, которого никогда не сможет выплатить.
Погубить девственность добропорядочной девушки – это не может пройти бесследно даже для сына герцога…
Какой дьявол овладел им? Он все еще страстно хочет ее – какая-то бешеная прихоть, настойчивое стремление снова предаться этой невинной страсти. Предаться страсти так же полно, как если бы она вложила ему в руки свою душу.
Это – именно это – заставляет его презирать себя.
«Значит, это было неконтролируемое вожделение? Или – что? Я в полной растерянности…»
Неконтролируемое вожделение? Господи, он, верно, с ума сошел! Джек откинул голову назад. Облака мчатся. Дробящийся солнечный свет разбросан по небу и танцует вместе с ныряющим полетом ласточек.
Она стояла на стене, и ветер играл с ее волосами. Изящное платье из муслина дразнило его, обрисовывая ее тело. Она обернулась, взглянула на него, лицо ее запылало, а глаза вспыхнули от страдания, отверженности, достоинства и уязвимости.
Он испытал такой сильный взрыв плотского желания, что едва смог с ним совладать.
«Ты проклятый бессовестный мерзавец!»
Но ведь она решилась прокатиться по крыше на этом деревянном корыте. Она позволила бы даже поцеловать себя.
Почему он желает эту дочь английского диссентера с такой жгучей неистовой жаждой? Даже когда он принудил себя к некоему приятному отчуждению, даже когда он заставил себя коснуться ее без заметного жара, словно успокаивая ее – или себя? – ему страшно хотелось отбросить всяческую осторожность и снова погрузиться в ее тело.
Зачем он вообще пошел ее искать? Что могли изменить его извинения или попытки объясниться? Хотел ли он испытать себя? Если так, то он проиграл. Он доказал только, что все еще вскипает, как сатир, от ее белых ножек в благоразумных чулках, от ее хорошеньких подвязок, завязанных на прелестных коленках.
Даже если в сердце своем она не предлагает ему ничего, кроме простой щедрости, он жаждет этого всеми фибрами своего существа.
Но если то, что она предлагает, всего лишь невинность, как же ему не ненавидеть себя за то, что хочет этого? Он не зеленый юнец. Он знает реальность взрослой страсти. Ему не нужны привязанности и сложности, ему не нужна английская невеста.
Но Джек понимал, как понимала и герцогиня, несмотря на ее великолепное представление в башне Фортуны, Артур Трент ни за что не женится на Энн, потому что она не сумеет его обмануть. С ее упрямой честностью она будет чувствовать себя обязанной сказать своему жениху правду. Она будет считать, что обманом вовлечет его в брак, если не скажет всей правды.
Так что Джек обязан дать ей то, что может. Он должен хотя бы помочь ей представить себе новое будущее, которое обещает какое-то счастье, когда ей придется столкнуться с одиночеством. Ибо какой англичанин сознательно поведет к алтарю женщину, отвергнутую другим мужчиной?
Ничего не видя, Энн летела вниз по лестнице и вдоль по коридору. Несколько ступеней привели ее на другой этаж, где она сразу же заблудилась. Она стояла в большой комнате с высоким потолком и множеством дверей, в комнате, которую она еще не видела. Она повернулась. Две лестницы. Энн даже не была уверена, какая из них привела ее сюда. Она прошла по начищенному полу и наугад открыла какую-то дверь.
Из высоких окон в узкую, длинную комнату, уставленную почти полностью полками с книгами, падали солнечные лучи. В середине стояли витрины со стеклянным верхом. Любопытствуя, она подошла к одному из них.
– Коллекция, – сказал за спиной у нее Джек, – Диковинок. Среди прочего здесь есть и окаменелости. Энн круто повернулась, прижав ладони к витрине за спиной.
– Понятно.
– Вы пока что наша гостья, – сказал он, – поэтому я решил, что мне, пожалуй, следует пойти за вами на тот случай, если вы потеряете дорогу.
– Я потеряла, – сказала Энн, – и до сих пор не нашла. Он подошел, взглянул на витрину, к которой она прислонилась.
– Тогда я рад, что вы обнаружили эту комнату. Мне следовало подумать о ней раньше. Вы можете заниматься здесь в свободное время, если хотите. У нас, Сент-Джорджей, была привычка без всякой необходимости убивать драконов на протяжении столетий, а потом тащить домой кости.
Значит, он стремится к бесстрастности, даже к дружбе? Энн сглотнула и попыталась соответствовать его легкому тону, отступив в область, которая казалась безопасной.
– Драконов?
– Первый Сент-Джордж заявил, что он убил ужасного змея, чтобы спасти прекрасную деву от похотливых лап зверя. А вот в Китае драконы выдыхают скорее тучи, чем огонь. Они приносят дающий жизнь дождь, а не разрушение. Китайцы считают, что драконы – создания удачи.
– И вы согласны со взглядами китайцев?
– Я точно знаю, что мы не должны жить в страхе перед тем, что символизируют драконы. Китайцы с такой силой верят в их положительные свойства, что измельчают кости драконов, используя их как лекарство.
– Но ни одна из этих костей никогда не принадлежала дракону. Это были реальные огромные ящерицы, тяжело бродившие по исчезнувшему миру.
– Без сомнения, ваш прозаический подход более приемлем. Вот та дверь, – он указал пальцем, – приведет вас обратно в коридор, который ведет в вашу комнату. А пока посмотрите! Вам это понравится.
Энн смотрела на выставку маленьких морских окаменелостей. Она не чувствует себя в безопасности. Она чувствует себя взбудораженной, полной трепета. Почему Джек решил, что должен предложить эти дружеские отношения? Не проще было бы вообще больше никогда не разговаривать?
– Но они все безымянные, – сказала она. – Сколько времени они здесь пролежали?
– Десятилетия? Столетия? Понятия не имею.
Со своей смертоносной, удивительной грацией он прошел вдоль витрин. Энн попыталась сосредоточиться на выставке. Странная смесь – камни, памятники материальной культуры, окаменелости – все, выкопанное из земли или найденное на ней, ничто толком не описано, и для любого ученого – дом сокровищ.
– Окаменелости, может быть, самые важные вещи, которые когда-либо находил человек, – сказала она. – Но они вот здесь, томятся в герцогской библиотеке, без этикеток, не изученные учеными, и им даны нелепые описания. Хотелось бы мне открыть музей и изучить их как следует.
– Тогда будьте уверены – если в конце концов вам придется выйти за меня замуж, вы сможете открыть ваш музей. Конечно, это шокирует общество и официальную церковь, но женщина из семьи Сент-Джорджей может делать, что ей заблагорассудится. – Джек остановился у последнего шкафа. – Но если ваш подход – подход ученого, почему вы все еще боретесь с идеей, что вы и я согрешили против души?
Энн глубоко вздохнула. Значит, он не даст ей никакой безопасности, это просто не в его натуре.
– Я не понимаю, что вы имеете в виду.
Джек сосредоточенно рассматривал коллекцию.
– Если мы от рождения не бываем ни злыми, ни добрыми, если мы действительно только продукты природы, значит, нам остается одно – чудовищно суровое представление о свободной воле, не так ли?
– Да, – сказала она. – Мы действительно должны совершать выбор, равно как и иметь дело с последствиями. Я очень стараюсь так и поступить, милорд. – Она подошла к нему и взглянула на огромную окаменелость, которую он рассматривал. – Это конец берцовой кости, остатки действительно огромного животного, мегалозавра, вероятно. Артур мог бы сказать.
– Да, но это животное получило свое название в 1763 году, как обозначено вот здесь. – Искреннее веселье прозвучало в его голосе, когда он оглянулся на нее. – То же название было опубликовано в одной научной работе в 1768 году неким французом. Хотя я, как ни странно, почему-то сомневаюсь, что мистер Трент согласен с этим определением.
Его глубокий юмор и интеллект отчасти были причиной того, что она пасует перед ним. Она решилась не дать себя покорить.
– Его одобрение не имеет значения. По правилам научной номенклатуры первое придуманное латинское название прилагается к таким образцам навсегда. Но мне казалось, что вы ничего не знаете об окаменелостях?
– Я и не знаю. Просто мы с Райдером подумали, что это название – большая шутка, и прочли кое-что о его истории Этот француз полагал, что его окаменелость – часть усилий природы усовершенствовать человека, поэтому он назвал е по ее сходству с определенной частью мужского тела – по край ней мере таковой она могла быть у великана, – что вызвало нас, мальчишек, истерику. Наверное, для нас будет лучше, если эта штука останется в сокрытии здесь, в Уилдсхее, и мы больше не будем говорить о ней.
Вопреки ее воле она таяла, и ей казалось, это ощущение мешает ей дышать.
Джек с чувственным ртом выглядел слишком желанным.
– Почему?
Он подмигнул с озорной серьезностью.
– Вот это название: «Scrotum humanum» – «камни мужчины». Стоит ли все виды именовать столь неловко?
Она была шокирована лишь на мгновение, и тут же волна очищающего смеха охватила ее, пузырясь, как домашний сидр. Еще мгновение – и оба громко смеялись.
Первым опомнился Джек. Он сказал, все еще усмехаясь:
– Ах, как мне нравится, когда вы смеетесь! Я знал, что вы никогда не впадете в ханжеское возмущение. Сможет ли ваш жених разделить эту шутку?
– Увы, Артур никогда не решил бы, что это смешно. – Она подавила боль при мысли об этом. – Но он никогда ведь этого не увидит?
Джек пошел к дверям, потом оглянулся с горько-сладкой улыбкой. Или это показалось, но явное желание промелькнуло под веселостью темно-лесных глаз. Пульс у нее забился тяжело, как подспудный поток, бегущий под поверхностью воды.
– Вчера Ги отправился в Лондон за мистером Трентом, – сказал Джек. – Они приедут сюда завтра, окруженные небольшим конным отрядом. Он, ваш жених, привезет Клык Дракона и, конечно, не будет осведомлен о том, что мы с вами сделали. Говорить ему или нет – это ваше дело.
Энн ждала в маленькой гостиной рядом с синим салоном. Она уселась в кресло у огня и сложила руки на коленях. Сердце у нее тяжело билось. Джек больше не разговаривал с ней после того, как накануне оставил ее наедине с окаменелостями. Она позволила ему снова очаровать себя, да? Она даже рискнула на приключение с корытом – он бросился с ней вниз в грохочущий полет, все время держа ее в объятиях, беспомощную и кричащую.
Почему она позволила ему это сделать? Если бы он попытался поцеловать ее, она его не остановила бы. Она была бы этому рада! Эта мысль наполнила ее стыдом.
Остаток дня она провела в своей комнате, куда еду ей приносила Роберте. Все ее общество состояло из серо-белого котенка, который появился в окне, осторожно балансируя на каменном выступе и жалобно мяукая.
Энн спасла крошечное создание, заманив его внутрь кусочком ветчины, а потом забыла обо всех своих неприятностях, когда котенок обнаружил, что ему необходимо поймать бахрому на краю коврика. Но Роберте унесла котенка.
– Вовсе не нужно, мисс, чтобы вас беспокоила бездомная кошка из конюшни, – сказала она без злобы. – Этому малышу необходимо быть со своей мамашей и остальными.
Конечно, всем нужно быть со своими. И совершенно ясно, что в Уилдсхее мисс Энн Марш – чужая в чужой стране. И есть ли на самом деле надежда, что Артур спасет ее от всего этого?
Дверь отворилась. Энн встала, стиснув руки на взволнованной груди.
– Мисс Марш, – сказал Артур, направляясь к ней. – Энн! Моя дорогая!
Он выглядел как обычно. Стройный, аккуратный и красивый в простом темном сюртуке и брюках, лицо открытое и простодушное. Он остановился на почтительном расстоянии и поклонился. Энн слегка присела, потом они уселись в кресла.
Знакомый, безопасный Артур! Он кажется таким понятным, сияет своими синими глазами, устремленными на ее лицо. Она знает его как доброго человека и приятного товарища, хотя его вера более строга, чем ее. Она думала раньше, что на него приятно смотреть. Он тоже молод, и путешествия в поисках окаменелостей сделали его крепким, здоровым и сильным. Раньше она никогда не осознавала этой мужской силы. Теперь оценила с трепетом, но не с желанием.
– Хорошо ли ты себя чувствуешь, мисс Марш? Ты бледна. Может быть, позвать кого-нибудь?
– Нет, – сказала Энн, с трудом сглотнув. – Я вполне хорошо себя чувствую, благодарю вас.
– Как я понял, ты претерпела некоторые неудобства, – сказал Артур. – Мистер Ги Деворан поведал мне, как ты бежала из дома тетки с лордом Джонатаном Сент-Джорджем. – Он немного подался вперед, сидя в кресле, глаза его были полны заботы. – Не захворала ли ты? Пожалуйста, позволь, я позвоню, чтобы принесли чаю.
К своему величайшему огорчению, Энн расплакалась. Она нашарила носовой платок и принялась энергично вытирать глаза. Ее жених был, конечно, слишком корректен, чтобы схватить в объятия любую плачущую женщину, утешать ее и целовать. Он только прикусил губу и опустил глаза, ему было явно не по себе.
– Может быть, позвать служанку помочь тебе?
Она справилась со слезами, сложила носовой платок и попыталась улыбнуться.
– Чай ничего не уладит, сэр. Разве мистер Деворан не рассказал вам, почему он привез вас сюда из Лондона?
– Из-за этого чудовищного зуба, конечно. Твое письмо просто ошеломило меня. – Он встал и отошел, словно ему хотелось держаться подальше от столь явного проявления женского страдания. – Это совершенно уникальная находка – Хотя мы не успели поговорить о ней при моем поспешном отъезде в Лондон, ты ведь поняла, насколько она уникальная, какой важной она может оказаться?
– Да, я поняла, вот почему я отдала ее вам.
Хотя она и понимала, какой Артур сильный и мужественный, он все же казался странно нереальным, расхаживая вот так, ударяя одной руку по воздуху.
– Представь себе существо, которое обладало таким клыком! Явно плотоядное! Если бы можно было найти достаточное количество частей его скелета – если бы только можно было увидеть череп! – это, без сомнения, произвело бы революцию в нашем понимании. Хотелось бы мне видеть работу, представленную прямо в Геологическое общество. Тогда кто смог бы отрицать, что гигантские, обитавшие на земле ящеры не ходили по земле до Потопа?
– Мистер Трент, – сказала Энн, – есть еще кое-что, сэр, о чем вам необходимо знать.
– Еще окаменелость? Лорд Джонатан ничего не сказал об этом.
Носовой платочек, смятый в комок в ладони правой руки. Энн уставилась на него.
– Вы видели его светлость?
– Да! Что за необычайно интересный человек! Он держался с очень тонким снисхождением, должен сказать, приветствуя меня в Уилдсхее. Он даже извинился, что обстоятельства вынудили его…
Она подняла глаза.
– Какие обстоятельства?
– Ну как же, конечно, клык! Я привез его с собой и отдал лорду Джонатану, как меня просили. Я правильно поступил?
Комок в горле все еще мешал, и Энн кивнула:
– Да, клык принадлежит ему. И я понимаю, что такая вещь должна иметь большое значение для нашей науки. Но не думаю, что лорд Джонатан действительно очень ею интересуется.
– Как же он может не интересоваться? Нет сомнений, что У него блестящий ум и отточенное восприятие. Он выказал истинный интерес к моим идеям. Полагаю, он не уклонился бы оттого, чтобы стать покровителем, если его попросить, …ибо у меня никогда еще не было такой внимательной аудитории. Ему хотелось знать все о том, что было открыто в Британии за последние годы, какие новейшие теории…
Не так же ли Джек слушал болтовню тети Сейли о ее покойном муже? Или не так же ли он заставил обычную Энн Марш почувствовать себя настолько свободно, что она начала болтать о своей семье и своих увлечениях? Уделил ли он Артуру столь же полное внимание, заставив ее жениха думать, что его светлость тоже является страстным геологом?
– У него иные побуждения, иные интересы, – сказала она.
– Лорд Джонатан на самом деле не интересуется окаменелостями?
– Не совсем так. Не так, как мы. – Синие и красные цвета на ковре – затейливые узоры из переплетенных растений, листьев и цветов из какой-то далекой, экзотической страны. – Но это не единственная причина, по которой вас попросили приехать сюда. Окаменелость мог бы привезти и мистер Деворан. Есть и личные причины.
Артур вернулся к своему креслу и сел.
– Личные причины?
Только трусиха продолжала бы рассматривать ковер. Энн подняла голову и встретила его взгляд, серьезный и невинный.
– Вас пригласили, чтобы я могла освободить вас от нашей помолвки, сэр, если вы того пожелаете.
Часы тикают в напряженном молчании. Артур сидит, как скала, уставясь на нее.
– Я не понимаю, – сказал он наконец. – Почему бы мне хотеть этого? Я уже говорил со своим отцом о женитьбе…
– Мне очень-очень жаль, Артур.
Его красивое лицо побелело, как штукатурка, руки, лежащие на коленях, сжались в кулаки.
– Если такова твоя воля, ты, разумеется, свободна без лишних проволочек. – Он вскочил на ноги и снова отошел. – Но могу ли я узнать причину? Мне казалось, мы подходим друг другу. Не оскорбил ли я тебя каким-либо образом?
– Нет, конечно, нет! Но я не такая, какой вы меня считаете…
Он остановился у окна, спиной к ней, стройный, прямой, корректный.
– Ты не такая?
Энн глубоко втянула воздух и ощутила странное спокойствие. «Я должен освободить вас от всех этих безумных оков». Она встала. Теперь, когда отступать уже было поздно, она чувствовала, что напряжение почти спало с нее, что она воистину стала новым человеком и могла без страха смотреть на бедственное будущее.
– Мое путешествие сюда, сэр, заняло два дня, а не один. Герцогиня готова рассказать вам, что я останавливалась у ее родственницы, некоей леди Кроуз, прежде чем отправиться в Уилдсхей на следующее утро. Этому все поверят, если мы сообща согласимся на такой обман. Но я не могу лгать вам, Артур, и при этом выйти за вас замуж.
Он заговорил, не глядя на нее, склонив голову:
– Я не понимаю, почему это имеет значение? Эта леди Кроуз, конечно же, вполне добропорядочна? Так ты провела ночь у нее?
– Нет, – сказала она. – Лорд Джонатан и я провели эту ночь вдвоем наедине. Я уже не та барышня, на которой вы намеревались жениться, сэр.
Артур резко повернулся.
– Энн!
Она встретила его взгляд не дрогнув, хотя ее сердце истекало кровью, когда она увидела явную боль в синих глазах.
– Я больше не девушка, Артур. Мне очень жаль.
Его кулак ударил и соприкоснулся с книжным шкафом.
– Его светлость обесчестил тебя? Я не могу в это поверить!
– Я понимаю, что вам больно, и я не знаю, как этого избежать, но я не достойна стать вашей женой и должна освободить вас от всех дальнейших обязательств.
– Лорд Джонатан овладел тобой?
– Да, но вам этого не понять. Я пошла на это вполне охотно. Более чем охотно. Это была моя идея. Поэтому мне остается только освободить вас от нашей помолвки.
Краска медленно возвращалась на его лицо.
– Я совершенно не в состоянии это понять. У меня такое ощущение, словно ты – незнакомый мне человек. Или как будто я схожу с ума. Неужели я совершенно не знал тебя?
– Вероятно, нет, – сказала Энн.
Он подошел к ней с искаженным лицом.
– Он сын герцога и при этом не может вести себя как джентльмен даже одну ночь? Он позорно воспользовался тем, что молодая девушка оказалась в его власти? Мне безразлично, какие у него связи и что у него за родственники, я обязан вызвать его.
Энн схватила его за рукав.
– Нет, прошу вас! Это будет против всех ваших принципов! Он убьет вас!
Впервые с того времени, как он начал за ней ухаживать, Артур сжал ее пальцы. Не от страсти, а от горя. Она смотрела на его тонкое лицо. Глаза полны слез. Артур Трент был хороший человек. Он предложил ей респектабельность и собственный дом. У них были общие интересы и идеи. Он казался ей почти так же дорог, как брат…
Брат? Разве это может быть основой брака?
Если бы она любила его, разве она не стала бы умолять его о прощении, не бросилась бы в его объятия, не сделала бы все, чтобы удержать его? Она посмотрела на его руки, сжимавшие ее пальцы. Его прикосновение казалось пустым, даже несколько неудобным.
– Он женится на тебе? – спросил он. Она высвободила пальцы и села.
– Герцог и герцогиня потребуют от него этого, чтобы не видеть его общественного позора.
Артур ударил кулаком о кулак.
– Мерзавец!
– Герцогиня на самом деле не хочет, чтобы ее сын женился на мне. Меня обязали передать вам, что она даст вам состояние, если вы все же сделаете это за него.
– Значит, они оскорбили бы меня деньгами и отпустили бы сына безнаказанным?
– Мне так жаль, Артур! Я этого не стою!
Он устремил на нее взгляд, синие глаза потемнели.
– Не хочешь ли ты, чтобы я по меньшей мере отомстил за твою поруганную честь – и за мою?
– Вы не должны вызывать его, сэр. Я видела, как Джек одолел нескольких разбойников, которые напали на нас…
– Джек! Ты зовешь его по имени?
– Разве важно, как я его зову? Он странствовал по всему свету. Он превратил свое тело в смертоносное оружие. Его ум я не могу себе представить, но вы были правы, сказав, что он блестящ… и совершенно беспощаден, полагаю. Вы не можете с ним драться, сэр. Обещайте, что вы этого не сделаете!
– Они заставят его жениться на тебе? Такой человек погубит тебя! Если бы дело было только в том, что он тебя обесчестил… Господи, помоги мне! Но ты этого хотела?
– Да, – сказала она. – Если бы нет, этого не случилось бы.
Артур положил оба кулака на каминную полку. Плечи у него дрожали.
– Это хуже, чем то, что он лишил тебя девственности, не так ли? Ты любишь его.
– Нет, – сказала она.
– Да. – Он обернулся и посмотрел на нее покрасневшими глазами. – Я вижу это по твоему лицу. Ты никогда не испытывала таких чувств ко мне.
– Вы были мне по душе, – сказала Энн. – Я уважала вас. Разве это не важнее?
– Ты знаешь, что я все равно женился бы на тебе, хотя ты обесчещена, и швырнул бы деньги герцогини ей в лицо. Если бы тобой овладели против твоей воли – и ты, несмотря на это, по-прежнему хотела бы стать моей женой, – я бы проклял того, кто это сделал, и мы обвенчались бы, как намеревались. Но это не так, верно?
– Не знаю, – сказала Энн. – Я знаю только то, что это все изменило меня. Сможете ли вы когда-нибудь простить?
– Простить тебя? Вся вина лежит только на нем. Я это вижу. Этот человек – беспринципный развратник. Он не только украл у нас наши надежды, он развратил твой ум, чистоту твоего разума. Даже если бы он надругался над тобой, ты предпочла бы стать блудницей, любовницей этого человека, чем вести достойную добропорядочную жизнь, каковой мы намеревались жить?
– Я не могу объяснить, – сказала она. – Я никогда не хотела причинить вам страдания. Если бы я могла переделать то, что сделала, если бы мы могли вернуться…
Но пути назад нет. Выхода нет, не так ли, кроме как тебе выйти за него, но я не потерплю, чтобы это произошло без… без того, чтобы я сначала потребовал сатисфакции! Где он? – И Артур направился к полукруглой двери, вид у него был решительный. Энн побежала за ним.
– Артур! Остановитесь! Не делайте этого! Насилием ничего не уладить. Ваша вера проповедует разумность и осторожность…
Дверная ручка затрещала под его рукой, когда он распахнул дверь.
– Она также проповедует честь и справедливость.
– Но он убьет вас!
В его глазах стоял туман.
– Тогда я возьму этого мерзавца с собой в ад!
– Вы желаете покарать меня, сэр?
Сердце у Энн замерло, а потом бешено забилось. Лорд Джонатан Деворан Сент-Джордж, точная копия своего отца, ждал их в прихожей. Он поклонился с бесстрастным видом. Хотя он как бы не обращал на нее внимания, головокружительное желание тут же охватило ее тело.
«Он развратил твой ум, чистоту твоего разума».
– Именно это я и сделал бы на вашем месте, – добавил Джек.
Артур был очень бледен.
– Значит, ты знал – несмотря на все планы твоей семьи, – знал, что она расскажет мне правду о твоем вероломстве?
– Я не знал этого, сэр, – сказал Джек. – Выбор сделала сама мисс Марш. Однако я подозревал, что она именно так и поступит. Хотя на ее месте я, наверное, этого не сделал бы.
Сжав губы, Артур бросился вперед и ударил его по лицу.
Глаза Джека на мгновение закрылись, но он не сделал ни одного движения, чтобы защитить себя или ответить. Он только отступил – отпечаток ладони другого человека багровел на его щеке.
– Если вы пройдете со мной в мой кабинет, сэр, мы сможем обсудить, что можно сделать.
– В твой кабинет? Что можно сделать! Я требую сатисфакции. Назовите вашего секунданта!
– В таком случае, если вы пойдете за мной, мистер Трент, – ответил Джек с ледяной вежливостью, – вы получите сатисфакцию немедленно.
– Немедленно?
– Именно так, сэр. Я в вашем распоряжении.
– Тогда приготовься, я изобью тебя до смерти!
Джек повернулся и вышел. Артур стиснул кулаки и двинулся следом.
Энн поняла, что она вот-вот упадет в обморок, словно вся ее храбрость улетела вслед за мужчинами. На мгновение она бессильно привалилась к стене, потом упала на стул в прихожей. Большой гобелен висел у нее перед глазами – святой Георгий, пронзающий сердце дракона.
Если они будут драться, Артур умрет, и Джек совершит хладнокровное убийство. Результат очевиден. Но если Джек откажется драться, ее жених – бывший жених – почувствует себя обесчещенным, опозоренным и униженным, а он этого не заслужил.
Она послужила причиной этого несчастья, она всему виной.
– Должна ли я предположить, что вы сказали мистеру Тренту правду о вашем позорном падении? – спросил женский голос.
Герцогиня стояла в дверном проеме.
Энн поднялась и сделала реверанс, потом стала против матери Джека – спина прямая, подбородок вздернут, хотя и понимала, что покрасневшие глаза выдают ее.
– Я не могла поступить иначе, ваша светлость. Я не могу выйти замуж за того, кого обманула.
– Вот именно. Значит, мой сын и ваш жених – вопреки его религиозным убеждениям, полагаю, – решили уладить свою разъяренную гордость как мужчины, полностью проигнорировав вашу деликатную женскую чувствительность.
Несмотря на боль, застрявшую в горле, Энн почувствовала, что дух ее несколько воспрянул.
– Да, ваша светлость. Герцогиня рассмеялась:
– Мой сын, мисс Марш, не причинит вреда мистеру Тренту. Лорд Джонатан, может быть, утратил большую часть нравственных норм. Я потеряла его. Но не падайте духом – хотя мой сын и стал соблазнителем, он не убийца.
Энн ничего не сказала, а герцогиня шагнула вперед – каждое ее движение было изящно и отточено.
– Ваш жених не настаивал на том, чтобы жениться на вас, несмотря на то, что произошло?
– Нет. Мистер Трент страдает, разъярен и оскорблен, но…
– Но вы не думаете, что сердце у него разбито. До этого момента вы этого не понимали, не так ли?
Энн внимательно смотрела на герцогиню. Гордости Артура и его чувству социальной чести был нанесен урон, но не его сердцу. Значит, он никогда не любил ее по-настоящему? Значит, она никогда не любила его?
– Нет, ваша светлость, – сказала она, пытаясь найти другую правду, ту, которая была странно-мучительной. – Хотя я по-прежнему считаю, что мы могли бы вполне счастливо пожениться. Мистер Трент – достойный джентльмен.
– Без сомнения. И такой, который оскорбился при первом же упоминании о деньгах. Такие честные сыновья часто бывают у простых дворян. – Герцогиня устремила взгляд на гобелен – лицо спокойно, как тихая вода, хотя глаза сверкают. – Если бы вы были обручены с сыном какого-нибудь графа либо отпрыском маркиза, любой из этих молодых лордов уцепился бы за возможность жениться на вас, все равно, запятнаны вы или нет, если свадьба избавила бы его от карточных долгов. Он решил бы добиться такого брачного контракта, который помог бы ему промотать остаток своего нового состояния как можно быстрее.
– Не знаю, – сказала Энн. – Я никогда не была знакома с сыновьями знати…
– Кроме моего, – сказала герцогиня. – И вы не можете их понимать. Вы не можете понимать никого из нас. Вы считаете, что я – жестокая мать, мисс Марш? Жизнь не всегда бывает для нас прямой, моя дорогая, но я позабочусь о вас, что бы ни сделали Джонатан или мистер Трент.
– Вы очень добры, ваша светлость.
Герцогиня провела пальцем по голове вытканного дракона. Ткань зашевелилась, словно тварь ожила под дрожащим копьем.
– Мой сын пытается бороться со мной. – Герцогиня снова повернулась к Энн. – Хотя в настоящий момент он, без сомнения, борется с мистером Трентом. Полагаю, они пошли в сад роз.
– В сад роз?
– Мы посадили розы на открытом месте внутри защитной стены у основания башни Уайтчерч. Там есть отличный участок, покрытый дерном. Джонатан жаждет, чтобы кто-то причинил ему достаточно боли за его непослушание с тех пор, как вернулся домой. Я сделала все, что могла, чтобы удовлетворить это желание. Но может быть, вам стоит пойти за ними?
Энн задумчиво присела в реверансе. Герцогиня грациозно направилась к двери в синий салон.
– Сад роз найти легко, – сказала она, – любой лакей укажет вам.
Этот сад явно был когда-то частью внешнего двора замка, теперь окультуренный фигурно подстриженными тисами и симметричными грядками с розами. Большая часть кустов были в бутонах либо еще только раскрывали листья, но там и тут, возле теплых камней, поймавших солнце, уже открывался цветок. Густые живые изгороди и местами выступы зданий разбивали сад на несколько отдельных участков.
Голоса и тупое шарканье слышались из-под одного кольца подстриженных тисов. Энн пустилась бегом, спряталась под аркой и замерла на месте. В одной рубашке с открытым воротом и брюках Джек стоял перед ее женихом на круглом куске дерна. Таким же образом раздетый Артур изготовился к драке, тяжело дыша, сжав кулаки.
Позади мужчин большой фонтан разбрызгивал воду, разбрасывая маленькие радуги, словно стайки разноцветных рыбок. Вода ниспадала в круглый каменный бассейн. Вдоль живой изгороди кругом стояли скамьи. Мирное убежище, превратившееся теперь в боксерский ринг.
– Я бы предпочел встретиться с тобой завтра на рассвете. С пистолетами, – сказал Артур.
– Вы когда-нибудь имели дело с пистолетами, мистер Трент? – спросил Джек.
– Нет, но поскольку ты не можешь вести себя как джентльмен, очевидно, джентльменское оружие не для тебя, несмотря на твою благородную кровь!
– Утром, мистер Трент, будет холодно, – отозвался Джек. – Я справедливо заслужил вашу ярость. Дайте ей разрядиться на моем теле, пока ваша кровь и день все еще пылают.
– Тебе мало досталось, значит, получишь еще, ибо ты того желаешь. Но я тебя предупреждаю – справедливость на моей стороне.
– Я это уже заметил, сэр.
Джек держался со странной, спокойной грацией, но и Артур не выглядел хилым. Он пожал плечами, словно для того, чтобы расслабить плечи, и бросился на Джека, молотя воздух. Это не была, вероятно, совершенно неравная борьба, если не считать того, что Джек где-то научился биться, как призрак ангела мести. Но сейчас он не воспользовался своим искусством. Он казался таким отчужденным, как если бы ходил в изящном танце в бальном зале, немного скучающим, даже слегка довольным.
Артур уклонился от удара и ударил сам с пылкой решимостью. С тем же холодным безразличием Джек отбил удар, но Артур нагнулся и нанес сильный удар ему в живот. Джек согнулся, Артур немедленно обрушил еще один удар, потом еще, с безжалостной силой попав Джеку в лицо.
Джек отступил к фонтану. Он улыбнулся, хотя из маленькой ранки на губе сочилась кровь.
Артур наступал и снова нанес удар, его кулак опустился с отвратительной силой на висок противника. Энн обеими руками подхватила юбки и бросилась к ним.
– Стойте! – крикнула она. – Артур! Стойте! Стойте сию же минуту!
Его синие глаза блестели торжеством, красный синяк горел на щеке, Артур оглянулся через плечо и покачал головой:
– Уходите! Я намерен стереть эту ухмылку с его лица раз и навсегда!
Когда Артур снова повернулся к нему, кулак Джека опустился с безошибочной точностью ему на плечо. Артур скривился, но два раза крепко ударил костяшками пальцев сбоку по голове Джека, а другой кулак снова пришел в соприкосновение с животом его врага.
– Вы что, не видите? – закричала Энн. – Он не отвечает вам. Лорд Джонатан уже ранен. Вы нападаете на раненого!
Артур отпрыгнул назад.
– Не думаешь ли ты, что его раны хотя бы отчасти подобны тем, что он нанес мне?
– Я уже принес свои извинения, сэр. Хотя я не могу ничего исправить, но, вероятно, теперь нам стоило бы подумать о неприятностях леди?
Энн бросилась между ними и схватила Джека за рукав.
– Вы с ним не деретесь, – сказала она. – Вы даже не защищаете лицо. Здесь кровь.
– Все в порядке, – шепнул он, осторожно беря ее за предплечья. – Пусть он сделает свое дело! Вам не следует смотреть на это.
– Уходи, Энн! – крикнул Артур. – Здесь не место для леди. Или ты утратила всякое чувство приличия?
– Видите? – сказал Джек. – Если вы не уйдете сейчас же, один из нас непременно собьет вас с ног по ошибке.
– Но вы могли предотвратить все это, – не унималась она. – Я видела, как вы дрались на лужайке, помните? Вы могли бы кончить это теперь же, если бы захотели.
– На этот раз я принял другое решение.
– Прекрасно, но если вы непременно хотите вести себя как варвары, вам придется делать это при зрителях. – И, выпрямив спину, сжав в руке носовой платок, Энн направилась к фонтану.
– Она любит тебя. – Голос Артура дрожал от напряжения. – Неужели ты этого не видишь? Неужели не достаточно, что ты играл с девичьей добродетелью? Неужели тебе необходимо разрушить также и ее сердце?
– Ее сердце?
– Да, ее сердце! Чистое, невинное сердце молодой девушки. Но тебе хотелось только осквернить ее, будь то на брачном ложе или вне оного. Неужели ты не мог найти еще кого-то для своих низменных потребностей?
Глаза у Джека потемнели, словно ночь настала в лесу. Он опустил кулаки.
– Стало быть, вы не против того, чтобы мисс Марш стала леди Деворан Сент-Джордж, при условии, что я буду осквернять ее лишь раз в году, а других женщин брать как шлюх?
Артур размахнулся и ударил изо всех сил. Ткань разорвалась. Костяшки встретились с телом с отвратительной силой. Артур отпрянул, дрожа от потрясения, произведенного его ударом, а Джек рухнул на колени, прижимая обе руки к животу.
– Хватит! – крикнула Энн. – Вы не знаете, о чем говорите, Артур. Он хочет, чтобы вы причинили ему боль. Он вас подстрекает.
Хотя его противник уже был на коленях, Артур не обратил на нее внимания и снова ударил. Улыбаясь, как святой Франциск, смотрящий на белок, Джек упал на траву – дыхание учащенное и неглубокое, глаза закрыты. Задыхаясь и кривясь, дрожа с головы до ног, Артур устремил на него взгляд.
– Он не пожелал драться на настоящей дуэли. Он сказал… он сказал, что ему придется жениться на тебе, он хочет владеть всем твоим телом. Он ясно дал понять, с какой целью! – Артур встретился с ней глазами. – Если бы это зависело от меня, мы встретились бы на лугу завтра с пистолетами, и я убил бы его.
– Но это зависело от вас. – Энн вытерла жаркие, яростные слезы – слезы возмущения, страха и гнева. – Как будто ударом кулака можно что-то уладить или изменить то, что уже сделано!
Артур вытер лицо рукавом и смотрел на нее так, словно они впервые встретились.
– Но я сделал это ради тебя!
– Вы сделали это не ради меня. Вы считаете себя человеком богобоязненным, но вы ничем не отличаетесь от любого моего брата, который считает, что кулачная драка – это забавно. Вы все страшно любите кровь и физическое напряжение. Даже вы, сэр!
Артур отвел глаза.
– Ну хорошо, я сделал это ради себя, и теперь с этим покончено. Его светлость не так уж сильно ранен. Я не стал бы надолго превращать в калеку того, за кого ты собираешься за муж, мисс Марш, как бы он того ни заслуживал.
Бросив еще один взгляд назад, Артур схватил свой сюртук и жилет со скамьи, куда он их бросил, и пошел, спотыкаясь, из сада.
Джек перевернулся и растянулся на траве на спине. Он откинул волосы со лба, потом потрогал губы сбоку кончиком пальца. Узкий след крови окрашивал уголок верхней губы. Синяки уже расцвели на его лице. Он слегка задыхался, но когда открыл глаза и встретился с ней взглядом, она поняла, что он сдерживает не ярость и не боль, а какое-то ужасное изумление.
– Вы одержимый! – сказала она, ухватившись обеими руками за каменный край бассейна у себя за спиной. – Вы сумасшедший! Зачем вы позволили ему это сделать? Если бы вы захотели, вы могли бы вывести его из строя, не причинив ему вреда, и сами не получили бы ни царапины. Это ведь правда, так?
– Увы, я с радостью попался в собственную ловушку. Пожалуйста, не говорите об этом мистеру Тренту!
– Почему вы позволили ему ранить себя?
Джек нащупал то место у себя на виске, где его ушибло деревом и куда Артур нанес еще один удар, и вздрогнул.
– Разве моя матушка вам не сказала?
– Она сказала, что вы желаете наказания.
Он сел, волосы озорно спутались над его разбитым лицом, рубашка висела, разорванная по шву у воротника.
– А вы не думаете, что я должен миру маленькую толику справедливости за то, что я сделал?
– Справедливости?
– Я должен был позволить ему это сделать, Энн, и я должен был наносить ему ответные удары ровно настолько, чтобы он не понял, что я позволяю ему победить. Но он причинил мне гораздо меньше вреда, чем я причинил ему.
В груди у нее образовался какой-то тяжкий сгусток.
– Возможно, но у вас не было власти действительно причинить ему боль, поскольку я уже сделала это.
Джек положил локоть на согнутое колено, руки расслаблены.
– Он отказался жениться на вас, даже при том, что моя мать манила его состоянием?
Она отвела глаза.
– Как он мог чувствовать или поступить иначе? Вы ведь сын герцога.
– Какая разница?
Никакой! И все же она есть для людей вроде Артура. Конечно, есть. Его будущее обязательно попадет в руки людей вроде вас, но он воспринял предложение вашей матери как оскорбление, чем оно и было.
– Она не хотела его оскорбить, – сказал Джек, – только испытать. Как испытывала меня в башне Фортуны.
Энн снова посмотрела на него, не чувствуя ничего, кроме презрения.
– Но как опасно для человека, вроде Артура, рискнуть оскорбить герцогиню!
– Мистер Трент – смелый человек и человек определенной честности. Он отбросил шанс приобрести влияние и богатство. Я уважаю его за это. Но как только он узнал, что сделали мы с вами, он обрадовался, что свободен от помолвки, да?
– У него не было выбора.
Тени появились в его глазах, словно тигр потянулся и направился в лес.
– Потому что он так ценит чистоту? Если бы я любил женщину, я не отказался бы от нее с такой легкостью.
– Я не заслуживаю такого человека, как он, – сказала Энн. – Честного, прямого, тактичного.
– Не заслуживаете? Господи! Как будто кто-то из нас получает то, что заслуживает!
– Но вы же считали, что заслужили быть побитым? – Она оттолкнулась от каменного края и заходила взад-вперед перед Джеком. – Итак, вы позволили втянуть себя в это вульгарное мужское представление и ничего не достигли.
Джек встал и подошел к фонтану. Сквозь прореху в рубашке мелькало крепкое золотистое тело. Ничего не говоря, он наклонился и стянул через голову рваную рубашку, а потом подставил тело в синяках и лицо под радугу холодной воды.
Энн уставилась на его спину – на ее силу, достоинство и порочную красоту. Она сужалась вниз от сильных плеч к стройной упругой пояснице. Что-то шевельнулось в ее сердце, то томительное, мучительное ощущение, которое привело к взрыву жаркого смятения.
«Если бы я любил женщину…»
Ей захотелось свернуться, как нераскрывшийся бутон розы, чтобы защитить себя. Ей хотелось открыться, как расцветший цветок, чтобы ею насладилось солнце. Безумие ее чувств наполнило ее яростью. Она повернулась к нему спиной.
Джек выпрямился, потряс головой, как мокрая собака, и вытерся рубашкой.
– Не станете же вы тоже утверждать, что сделали это ради меня? – спросила она.
– Ради вас? – Он усмехнулся, хотя его губа явно причинила ему боль. – Нет, это все сделано ради мистера Трента. Теперь он будет чувствовать себя гораздо лучше. Его достоинство восстановлено, и его будущее снова в его руках. Он может даже решить взять деньги моей матери и жениться на вас, в конце концов.
В сердце ее всколыхнулась боль, Энн подняла руку и изо всех сил размахнулась. Ей хотелось ударить его. На мгновение ей даже показалось, что он это позволит, но Джек перехватил ее кулак.
– Нет, – сказал он, – я был не прав. Не хочу, чтобы и вы тоже!
И он притянул ее к своей груди и обхватил обеими руками так, что ее голова нашла спокойное место в изгибе его плеча. Сердитые слезы покатились по ее лицу. Но Джек держал ее, как держал бы что-то бесконечно хрупкое и ценное.
Значит, он и своим телом тоже умеет лгать – так же радостно, так же невинно, как ангел!
– Простите меня, простите. Вы этого не заслуживаете. Я был скотиной, когда хотел, чтобы вы тоже покарали меня. Но я не могу этого исправить, хотя и пытаюсь. Что вы хотите, чтобы я сделал, Энн?
– Ничего! – сказала она. – Оставьте меня в покое! Я была безумна, решив, что могу что-то получить от вас, кроме горя.
– Тише, – сказал он. – Не нужно! Не нужно! Все это было не более чем уязвленная гордость – моя и его. Если ваш мистер Трент любит вас, вы по-прежнему будете ему желанны, несмотря на меня и мое проклятое семейство.
Энн отодвинулась и воспользовалась платком, чтобы вытереть глаза.
– Вы ничего не понимаете, лорд Джонатан! Выйти за Артура теперь совершенно невозможно.
– Почему невозможно?
– Потому что я не люблю его и никогда не любила… и он не любит меня и никогда не любил… и теперь мы оба это знаем.
Джек прислонился к краю фонтана. Лицо в пятнах, быстро меняющих цвет. Блестящая кожа на выпуклых мускулах вся в синяках, как будто его топтали лошади. Ему больно. Эта мысль наполнила ее неистовым страданием. Но Джек казался слишком крепким, слишком жилистым, чтобы потерпеть по-настоящему сильный ущерб.
Почему он попытался заставить и ее тоже ударить его?
– А, – сказал он, – тогда это нельзя исправить.
Она попыталась хоть как-то отдалиться, отделиться, отстраниться.
– Но он все равно хороший человек и искренне страдает.
– Я сделаю что могу, чтобы у него все уладилось, – сказал Джек. – После того как он победил меня в рукопашной, он, возможно, даже позволит мне это сделать. Ему нужен покровитель – в его работе с окаменелостями? Он может получить поддержку короля. Он хочет попасть в лондонское общество? Все двери будут открыты для мистера Трента. Несмотря на его религию, дорога будет ему выстелена розами, и каким бы делом он ни захотел заниматься в жизни, успех ему обеспечен.
– В таком случае для него счастлив тот день, – сказала Энн, – когда я попросила вас показать мне разницу между мужчиной и женщиной.
– Вы этого хотели, – мягко напомнил Джек. – Всего лишь один урок.
– Я не знаю, чего я хотела, но так случилось. И вам нет нужды жениться на мне. Я могу спокойно оставаться дома, или, может быть, я предпочту жить самостоятельно. Никто не узнает, почему я не вышла за Артура. На меня будут смотреть как на обманщицу, вот и все.
– Нет, уж лучше выходите за меня, – сказал он. – Хотя я не могу обещать вам ничего, кроме церемонии.
– О нет! – сказала она. – У вас опять идет кровь.
Она окунула свой носовой платок в ниспадающую воду и стала между его расставленных колен, чтобы прижать мокрую ткань к ранке на его губе.
Он закрыл глаза и позволил ей сделать это, но все его тело начало слегка дрожать, словно под кожей запылала лихорадка. Казалось, жар исходит от его кожи набегающими волнами. Энн стояла неподвижно. Он пылал – огонь разгорался в нем, как лесной пожар, – и она тоже была готова вспыхнуть, точно молодое деревцо на тропинке ада. Рука ее опустилась, носовой платок упал на траву.
– Вы больны, – сказала она. – Вам нужно вернуться в дом.
Он открыл глаза, зрачки были увеличены, словно под воздействием наркотика, но он улыбнулся.
– Я не болен, мисс Марш. Разве вы еще не узнали симптомы?
– О! – Она бросила взгляд на его брюки. – О!
Слезы щиплют ей веки. Еще можно уйти. Она не так заинтересована или не так увлечена, как и он. Она должна уйти сейчас, оставить его, оставить сад роз, пока не поздно. Но она осталась.
– Если вы не уйдете сейчас же, – сказал он, – я вас поцелую.
– Я не могу, не могу уйти. – Глядя на его лицо в синяках, она стянула с себя шаль, чтобы набросить ему на плечи. – Вам больно.
Он положил руки на ее стан, затянутый в корсет, чтобы удержать ее на расстоянии вытянутой руки.
– Прошу вас, Энн, не нужно!
Она смотрела на его губы – на маленькую ранку, которая, наверное, причиняла ему боль всякий раз, когда он говорил.
– Я знаю, что вы меня не хотите, – сказала она. – Я знаю, что это ошибка.
– Я должен вернуться в Азию. Вы должны остаться здесь, в Англии. Наши жизни пойдут по разным дорогам в разное будущее. Я не могу поцеловать вас сейчас и отвечать за последствия.
– Мне теперь все равно. Какая разница, если я уже падшая женщина? Но вам не будет больно, если вы меня поцелуете?
– Не настолько, чтобы это имело значение.
Фонтан у них за спиной висел бесконечной завесой холодной воды. Сердце у Энн иссохло от томления. Шаль выскользнула из ее пальцев и упала на траву. Ее руки легли на его голые плечи. Она наклонилась вперед, пылая так, словно солнце обнимало ее.
Она робко прижалась к нему губами, стараясь не прикоснуться к ранке в углу рта.
Лорд Джонатан ответил на ее поцелуй, но без всякой робости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь греха - Росс Джулия



Совершенно несправедливо обделенный вниманием стоящий роман на этом сайте. Я бы причислила его к интеллектуальным любовным романам. Неординарная сюжетная линия, великолепный главный герой,тонкий юмор, а сколько чувственности...Я была в восторге! Язык повествования очень яркий и живой. Этого автора однозначно посоветую почитать любителям стиля Э.Стюарт, Л.Кинсейл,Т.Медейрос. А вот поклонницам Линдсей, Гарвуд и Клейпайс роман может показаться сложным и перегруженным... Лично меня от незатейливых любовных романов со всеми их банальностями уже тошнит. Поэтому я дальше погружаюсь в творчество Дж.Росс. Браво автору!
Ночь греха - Росс ДжулияJane
4.02.2016, 10.16





Интересные образы главных героев, интересно было наблюдать за развитием их отношений, а описание семьи герцога мне было скучно читать, хотелось бросить все, но конец порадовал.
Ночь греха - Росс Джулияsasha
5.02.2016, 7.23





5/10. Мне роман не понравился. Скучно...
Ночь греха - Росс ДжулияНюша
5.02.2016, 17.42





Я тоже осталась равнодушно к роману.
Ночь греха - Росс ДжулияДана
3.11.2016, 6.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100