Читать онлайн Ночь греха, автора - Росс Джулия, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь греха - Росс Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь греха - Росс Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь греха - Росс Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Росс Джулия

Ночь греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Башня Фортуны пустила свои древние корни в сердце острова, на котором стоял Уилдсхей. Надев платье, которое воистину было соблазном мирского тщеславия, Энн пошла за лакеем, которого послали проводить ее. Ей полагалось волноваться, но она настолько измучилась, что, казалось, вообще ничего не способна чувствовать.
Лакей постучал, а потом открыл тяжелую дубовую дверь.
Аккуратная, четкая, излучающая самоуверенность мать Джека смотрела в окно. Когда лакей закрыл дверь за Энн, герцогиня повернула лицо к посетительнице.
– Притворяться нет нужды, – сказала она. – Я знаю, что сделал мой сын.
Жизнь словно взорвалась, молоты ударили в груди Энн, вызывая с каждым ударом осознание того, насколько она беспомощна в этом доме. Ни Артур, ни отец«е могли спасти ее, если бы Блэкдауны употребили свою власть, чтобы погубить простолюдинку, которая привела их семейство в такое смятение.
Герцогиня смотрела пристально, словно оценивая свою незваную гостью. Энн с достоинством ждала.
– Итак, мисс Марш, вы погибли, – сказала герцогиня. – И вы только сейчас начали осознавать, что это может означать. Вчера я надеялась, что мои страхи по поводу моего сына ошибочны. Теперь я знаю наверняка, что это не так. Мы все должны иметь дело с последствиями.
– Это моя вина! – выпалила Энн, словно за нее говорил к то-то другой. – Я начала это… я попросила его…
– Возможно, но лорд Джонатан знал, что это значит, а вы – нет. – Герцогиня шагнула вперед, легко постукивая туфельками. – Вина полностью на моем сыне.
– Осмелюсь заметить, ваша светлость, что если бы я вела себя приличнее, лорд Джонатан не… – Энн замолчала и глубоко втянула воздух. – Он действительно не хотел.
– Не хотел? Мой сын? – Герцогиня остановилась перед Энн. – Ах вы бедное, обманутое дитя!
– Наверное, я действительно не знала, что это значит, но если бы я не настаивала, не случилось бы ничего неприличного. Он не… ему было больно. Он хотел быть щедрым. Если кто-то и должен быть наказан, то лишь я одна. Вы не должны заставлять его страдать за мою ошибку.
Энн попробовала сосредоточить взгляд на гобелене, где кавалькада рыцарей в доспехах ехала через заколдованный лес, но они колыхались, как морская пена.
– Вы смелая молодая женщина, – наконец сказала герцогиня. – Я не привыкла, чтобы мне указывали, что я должна делать.
– Прошу прощения, ваша светлость, но я считаю, что должна сказать вам правду.
– Не всегда легко узнавать правду. Значит, вы считаете, что вы его поощряли?
– Да.
Глаза богини заглянули в ее глаза с некоторым сочувствием.
– Конечно, вас воспитывали иначе? Энн покачала головой.
– Мне хотелось узнать… я не могу объяснить. Это какое-то безумие. Шел дождь.
– Шел дождь? – Герцогиня выгнула изящную бровь. – А теперь вы очень боитесь того, как мы решим поступить? Идите и сядьте вот сюда. Не годится, чтобы вы упали в обморок.
Мать Джека подвела ее к двум креслам, стоявшим между двумя книжными шкафами. Она указала на одно из них, и Энн села. Неужели у нее кружится голова? Или все это про – сто слишком нереально?
– Платье моей дочери сидит на вас прекрасно, – сказала герцогиня. – Этот красивый муслин напомнит всем, что вы невинная сторона, а это может смягчить неминуемые страсти остальных членов семьи. – Она улыбнулась, хотя в мелких морщинках вокруг ее зеленых глаз было что-то похожее на большое горе. – Через несколько минут к нам присоединятся герцог и двое моих сыновей. Никто не собирается наказывать вас, но Райдерборн может немного забыться. Мой младший сын, конечно, устоит перед испытанием огнем.
– А я нет? – спросила Энн. – Я заслужила.
– Это дело взглядов. Не вы мишень, в которую мы метим, но мы не пощадим вашей чувствительности. Даже лорд Джонатан должен возмутиться из-за того, с чем вы заставили его столкнуться. Это может быть неприятно – если хотите, можете уйти.
– Если ваша светлость позволит, я предпочитаю остаться. Герцогиня отошла на несколько шагов.
– Прекрасно, – сказала она. – На кон поставлено ваше будущее, хотя не сомневайтесь – вас не выбросят в мир без поддержки. Однако та жизнь, которую вы планировали до вчерашней ночи, теперь изменилась. Вы сознаете, что одним из последствий поведения моего сына может быть беременность?
Предательский румянец пополз по шее Энн. Она кивнула и подумала, почему бы ей не убежать сейчас, пока есть возможность, но дверь уже открывалась.
В комнату вошел мужчина с лицом сокола. Герцог шел, опираясь на трость, но он также опирался о руку высокого молодого человека, который не мог быть никем иным, как только его старшим сыном. Энн встала и присела в глубоком реверансе. Взгляд лорда Райдерборна оценил ее с ног до головы, а потом он коротко кивнул в знак приветствия. Герцог не обратил на нее внимания.
Она была невидима, как прислуга.
Брат Джека помог отцу усесться в резное деревянное кресло с высокой спиной, а потом стал у камина, сложив руки за спиной. Герцогиня, шурша шелками, села у противоположной стороны камина. Сосланная в свою заводь у стены, неуместная, как незажженная свеча, Энн села.
Все молча ждали.
Когда часы на камине начали бить, дверь снова отворилась.
Чтобы войти в комнату, Джеку пришлось нагнуть голову, . потом он остановился на мгновение, обрамленный дверным проемом. Выглядел он безупречно: накрахмаленный белый батист, темный фрак, волосы аккуратно подстрижены. Падший ангел, нарядившийся джентльменом.
Его взгляд сразу устремился на Энн, но темные глаза выдавали странную пустоту, как у человека, столкнувшегося с привидением.
Кровь отхлынула у нее от лица.
Он напугал ее в доме тетки. Он выглядел устрашающе в фаэтоне своего кузена. Он заставил ее смеяться своими шутками в фермерской двуколке. Он сокрушил убийц, которые выскочили из тумана. Он стал страстным любовником на одну безумную ночь. И вот он снова совершенно незнакомый человек.
Зачем она осталась? Теперь вряд ли можно будет уйти, не произведя еще большего смятения. Одна ночь. Ошибка. Джек не думал, что будут последствия. Теперь он стоял перед гневом своей семьи и крахом своих мечтаний.
Энн опустила глаза. Что бы ни думала и ни сказала герцогиня, случившееся на самом деле не было его виной. Он должен сожалеть об этой опрометчивой сделке с невообразимой горечью. И словно она стала невидимой также и для него, Джек вышел на середину комнаты и поклонился.
– Я здесь, – заявил он, – и готов к наказанию.
– Герцогиня и я не хотим терять время на упреки, Джонатан, – сказал герцог.
– Хотя они и прозвучат, без сомнения, в какой-то момент в течение беседы, – ответил Джек.
– По вашей вине погублена добропорядочная молодая леди. Вы не можете не придать этому значения.
Джек дернулся, будто его ударили.
– Не придать этому значения! Никто в этой комнате не сознает больше, чем я, значения нанесенного мной оскорбления. Но я не допущу, чтобы мисс Марш унижали или заставляли страдать под перекрестным допросом. Чья была идея, чтобы она присутствовала ПРИ разговоре? Матушки?
– Джонатан, мисс Марш здесь по собственному желанию, – ответила герцогиня. – Вы не полагаете, что ее интересует решение?
Утреннее солнце пробилось внезапно в окно. Столб света омыл волосы и плечи Джека. Отвратительные синяки все еще виднелись на его виске и щеке, но его профиль сиял чисто и ясно на фоне темной каменной стене позади него.
– Она боится, – сказал он. – Она пытается победить свой страх.
Райдер наконец отвернулся от камина.
– Если бы ты хоть немного заботился о ее чувствах, ты бы не овладел ею.
– Но я это сделал. – В голосе Джека звучала зловещая мягкость. – Что налагает на меня определенные обязательства перед ней, ты не находишь?
– Это на всех нас налагает обязательства, – заметила герцогиня. – Сент-Джорджи не губят добропорядочных дочерей священников никаких церквей, не обеспечив последствия.
– Обычным ответом было бы немедленное венчание, – сказал Джек.
– Вы не обычный соблазнитель, – возразил герцог. Герцогиня была очень бледна, ее глаза не отрывались от сына.
– И все же вы это предлагаете?
– Брак? – Джек стоял, свободно скрестив руки за спиной, с головой, слегка наклоненной, когда он встретил взгляд матери. – Есть и другие моменты, не в последнюю очередь ее собственные пожелания, но я, разумеется, сообщаю вам, что я готов.
Герцог поджал губы, сложил ладони на верхушке своей трости, а потом оперся подбородком о руки.
– Вот как? – удивилась герцогиня. – Однако пока нет никакой надобности, чтобы вы предлагали себя в жертву. Если окажется, что мисс Марш не ждет ребенка, мы можем вернуть ее родителям с соответствующей компенсацией.
– Компенсацией, изъятой из моего личного состояния, конечно, – сказал Джек с иронией. – Не очень суровое наказание для меня. Полагаю, я вряд ли это замечу.
– Вы это заметите, – пообещала герцогиня.
Если неосязаемые струны связывали мать с сыном, то они были натянуты до предела. Почти зримое напряжение излучало вихри, Энн затошнило от страха.
– Так что она станет обладательницей недурного приданого. Увы, я считаю, что мисс Марш окажется слишком честной, чтобы скрыть правду от своего жениха или от отца.
– Если ее родители не примут ее обратно или если при данных обстоятельствах она не пожелает выйти замуж за своего жениха, мы можем найти для нее подходящее место. Финансировать это будете также вы. Как бы то ни было, ее будущее обеспечено, и больше вы ее не будете терзать.
– Изложено лаконично, ваша светлость, – сказал Джек. – А что, если будет ребенок?
– Тогда мы с сожалением будем настаивать на венчании. Герцог и я согласны на это, однако не обязательно с вами. Мы считаем, что если мы предложим ее жениху достаточную приманку, он все же согласится жениться на ней.
– Вы, очевидно, не принимаете в расчет любовь, которую мистер Трент может питать к своей нареченной. – Голос Джека был гневным. – Он, возможно, захочет жениться, несмотря на нас, а не из-за нас. Но если его привязанность недостаточна или если оба они окажутся щепетильными, мы можем использовать нашу власть и богатство, чтобы обеспечить их связь? Бедному человеку нужно обладать немалой гордостью, чтобы пойти наперекор герцогу и герцогине Блэкдаун. Мисс Марш, конечно, сразу же сдастся, если мы пригрозим погубить либо ее семью, либо ее жениха.
Райдерборн слушал, наклонив голову. Теперь он резко повернулся к брату.
– Ради Бога, Джек, никто не говорит о том, чтобы погубить ее семью.
– Да, но это подразумевается, не так ли? – сказал Джек, взглянув на него. – Матушка пытается быть вежливой, но можно не сомневаться – под бархатом скрывается сталь. Если мистер Трент не захочет растить чужого ребенка, как еще мы сможем заставить его это сделать? И если угроз и приманок все же окажется недостаточно, мы, без сомнения, найдем подходящего человека, который возьмет мисс Марш в обмен на обещание хранить все в тайне и большую часть моего состояния.
Глаза Райдера сверкнули.
– Ты собираешься настоять на том, что подходящая альтернатива – тебе самому жениться на ней?
– Я считаю, что это обычный выход из положения, когда джентльмен – даже герцогский сын – соблазняет девственницу, если только мисс Марш не решит иначе по собственной воле.
Трость отца с силой ударила в пол.
– Не может быть вопроса о том, чтобы вы оставались в Англии.
– Требует ли это дальнейших объяснений? – спросила герцогиня.
Герцог искоса взглянул на жену.
– Вы произвели на свет бродягу, сударыня. Отпустите его!
– Я все равно вернусь на Восток, как только смогу, – сказал Джек. – Но это путешествие может быть отложено ради свадьбы.
Герцог снова стукнул палкой.
– Ради Бога, сэр, вспомните, кто вы!
Поза Джека могла принадлежать танцору или убийце.
– Как я могу забыть, ваша светлость?
– Тогда вы признаете, что существует определенный диссонанс в мысли о том, что кто-то из моих сыновей будет заарканен для жизни с мисс Энн Марш из Хоторн-Аксбери!
Райдер вышел на середину комнаты.
– А как насчет последствия такого нечестивого союза для леди?
– Я не причиню ей вреда, – сказал Джек. – Я не совсем чудовище. Если ты помнишь, меня воспитывали как английского джентльмена.
– Ты уже причинил ей вред, – бросил Райдер. – Не мог не расстегивать штаны.
Кровь Энн то вскипала, то леденела, но теперь она вспыхнула, обжигая шею и лицо. Ей хотелось сглотнуть, но язык словно заполнил весь рот.
– Это не есть истинная причина вреда, – спокойно сказал Джек.
– Что ты хочешь сказать, черт побери? – Пальцы Райдера сжались в кулаки. – В глубине души ты ведь даже не считаешь, что поступил бесчестно?
Твердый взгляд Джека не дрогнул.
– Сейчас не время и не место обсуждать мою философию, Райдер.
Герцогиня разгладила рукой юбку.
– Но все тесно связано с ней, Джонатан. Пожалуйста, ответьте вашему брату.
– Хорошо. Я поступил неправильно, поставив мисс Марш в такое положение. Я поступил неправильно, причинив страдания ее жениху, человеку, которого я никогда не видел. Я поступил неправильно, неверно оценив свои желания. Однако я не согласен, что леди не должна ни в коем случае знать об эротической стороне жизни только потому, что она обвенчана с дурацким английским джентльменом.
Райдер отошел к окну. Он уперся руками в открытые ставни и наклонился, глядя из окна.
– Ты хочешь, чтобы мужчины вели себе как животные? Были добычей своих инстинктов?
– Вовсе нет. Я хочу, чтобы мы были честны относительно наших желаний. Я хочу, чтобы мы принимали страсть, а не демонизировали ее. Не знание выгнало нас из Рая, выгнал страх.
Герцог смотрел так, словно его младший сын вырос с двумя головами.
– Вы добавляете к вашим грехам богохульство, сэр?
– Я не хотел никого оскорблять, – мягко возразил Джек. – Но отрицайте естественные потребности человеческого тела во имя добродетели, допустите торжество полового пуританства – и результатом будет только лицемерие, проституция и человеческое страдание, как доказывает хотя бы одно посещение Лондона.
– Мой сын, очевидно, презирает английскую культуру. – Герцогиня встала. – Но ведь Восток не предлагает ничего лучшего, не так ли, Джонатан? Только бесконечный бег от себя, но в сердцевине лежит бесчестье, точно червоточина. Ты гонишься за пустотой. Награду, которую ты ищешь, может найти только человек с чистым сердцем.
– У вас двое сыновей, матушка, – сказал Джек. – Но вы правы, как всегда. Кто еще может заглянуть одним взглядом в каждый скрытый угол моей души и найти ее неполноценной?
Герцогиня остановилась перед ним и посмотрела ему в глаза.
– Я вырастила вас не для того, чтобы вы причиняли страдания каждой женщине, которая любит вас.
Солнце мерцало на матери и сыне, словно они были одни в комнате. Погруженный в тень герцог сидел неподвижно у огня, лицо у него окаменело. Райдер смотрел в окно пустым взглядом. Энн сжала руки на коленях, сознавая, что она ничего не понимает в подводных течениях этого страстного личного разговора.
– Потому что я уехал в Индию против вашей воли? – тихо спросил Джек. – Потому что вы не могли руководить мной и по-прежнему не можете?
– Я не настолько глупа, но мне невыносимо потерять вас.
– Значит, вас не радует, что мои обязательства перед мисс Марш дают вам возможность заставить меня остаться в Англии?
Герцогиня положила руку на рукав Джека, словно стремясь удержать его.
– Это всегда было желанием моего сердца, но теперь я готова отказаться от него.
Джек устремил взгляд на нее пальцы.
– Вы были правы, негодуя на мой отъезд из Уилдсхея несколько лет тому назад. Я поехал в Азию без какой-либо особой цели, просто очередной бесполезный отпрыск английской знати захотел увидеть мир. Но оказавшись там, я обнаружил, что в конце концов обрел нежданный дар, позволяющий следовать к некоей цели.
– Цели многосторонней, насколько я понимаю, – сказала герцогиня. – Эта цель вела вас через пустыни и горы. Но тот сын, которого я любила и хотела удержать при себе, умер, не так ли, где-то на этих высоких перевалах?
Джек стоял без движения, слегка наклонив голову. – Да.
– И так вы стали человеком, который посвятил себя откровенной погоне за чувственными наслаждениями, перемежая их дикими и смертельно опасными приключениями? Мой сын теперь ревностный поборник эротических искусств, который презирает всякие цивилизованные ограничения?
– Эротическое искусство и ограничения не являются взаимоисключающими, ваша светлость. Напротив.
– И все же вы без колебаний решили потакать своим самым основным потребностям, оставшись на одну ночь наедине с невинной девушкой, которая доверилась вам?
– Для этого у меня нет оправданий. Герцогиня опустила руку и отвернулась.
– Я думала, что, может быть, рассказы, которые я слышала, несправедливы. Я надеялась, что мой Джек вернется ко мне, старше и мудрее, возможно, но не изменившимся в глубине души. Но станете вы отрицать, что были добровольным учеником у самых бесстыдных куртизанок и наложниц? Что вы вступали в связь с каждой похотливой, экзотической женщиной от Греции до Азии, которая предлагала вам свои развратные объятия?
– Я не жду, что вы поймете, ваша светлость, но все было не так.
– Я не желаю знать, как оно было, – сказала герцогиня. – Я читала ваши письма все эти годы со все нарастающим страхом за вас. Мне нет дела до ваших эротических пристрастий, но неужели выдумали, что сможете скрыть от родной матери свою сущность? Вы будете отрицать, что Англия никогда больше не удовлетворит вас?
– Существуют иные причины, почему я должен вернуться в Азию.
– Из-за которых Уилдсхей патрулируется и охраняется от незваных гостей, пока мы разговариваем? – Райдер подошел к нему. – Какая неприятность действительно последовала за вами на родину?
На мгновение Джек встретился взглядом с отцом. Герцог покачал головой.
– Неприятность последовала за мной, когда я уехал, – сухо улыбаясь, сказал Джек. – Ты ведь не думаешь, что это я привез ее с собой?
– Каковы бы ни были твои цели, я думаю, что жалкая английская сексуальность и девственная английская невеста ничуть тебя не интересуют, – сказал Райдер. – Я думаю, что ты стал развращенным.
– Развращенным? Ни ты, ни матушка не понимаете, о чем вы говорите.
– Но факты нельзя игнорировать, – настаивала герцогиня. – А я готова отказаться от своих мечтаний. Они каким-то образом разбивались, одна за другой, с того дня, когда ты родился. В погоне за упадком ты растратил свои природные силы. Ты разрушил честь позором, не оставив в сердцевине ничего, кроме этой хрупкой, умной гордыни. Англии и этой молодой женщине будет лучше без тебя.
Испытание огнем. Под темным загаром и синяками пепел мерцал в тугих завитках его ноздрей, в глубоких, как печаль, линиях, врезавшихся по сторонам рта.
– Я не могу объяснить, – сказал ей Джек наконец. – Но я признаю свою вину перед мисс Марш. Я готов принять наказание. Единственное, чего я не стану делать, – это умолять.
Герцогиня села, расправив юбки.
– Вы полагаете, что я добиваюсь от вас именно этого, Джонатан?
– Я думаю, что это только малая часть того, чего вы хотите от меня. Все это давно превратилось в игру, не так ли?
Райдер подошел с другого конца комнаты.
– Игру?!
Джек посмотрел на брата.
– Конечно. Ее светлость хочет, чтобы я спрятал мой позор в ее юбках и молил о материнском прощении – не за то, что я сделал, но потому, что я не стал тем, кем она хотела меня видеть.
– Значит, ты не сожалеешь?
– Я преисполнен сожалений больше, чем могу выразить, но только потому, что причинил вред мисс Марш. Но ведь речь не об этом? Как бы тщательно она ни исследовала мою душу, ничто из того, что говорит матушка, не может заставить меня остаться в Англии. Понимая это, герцог и герцогиня уже пришли к единственному возможному решению, хотя по очень разным причинам.
Энн стиснула руки так, что костяшки побелели. Они что, забыли о ней? Даже Джек?
– Какому решению? – Голос Райдера был колким, как лед.
– Конечно, брак.
Райдер повернул лицо к отцу.
– Ваша светлость, конечно же, не может разрешить подобный брак!
Как вскакивает тигр, лежавший в засаде, Джек шагнул вперед, и солнце скользнуло по его спине.
– Ради Бога, Райдер, пойми причины! Какие бы слухи ни распространяла тетя Матильда, правда непременно обнаружится. Даже если я дам целое состояние мисс Марш в приданое, она все равно останется отвергнутой любовницей пресловутого лорда Джонатана Деворана Сент-Джорджа. Если Трент не женится на ней, что с ней станется? Она не может вернуться домой, ведь у нее есть незамужние сестры. Позволит ли ее отец, чтобы ее позор погубил и их будущее тоже? Или она должна начать жить самостоятельно, как падшая женщина, отрезанная от друзей и родных, став добычей каждого честного, нравственного англичанина, который считает, что любая подобная женщина годится для забавы?
– Ты думаешь, что брак с соблазнителем будет лучше?
– Времена изменились, сэр, – бросил герцог. – В наши дни мы удерживаем наше положение, только пока сохраняем уважение к средним классам, а их мораль строже, чем у нас. Если девочка не выйдет за этого Трента, она выйдет за Джонатана.
– Значит, вы больше не думаете, что для чести нашей семьи будет гибельно, если один из Сент-Джорджей будет «заарканен» дочерью диссентера? – язвительно спросил Джек. – Конечно, я всего лишь младший сын, но ваша светлость немного высокомерны в решениях насчет мисс Марш. Разве она не может иметь собственное мнение?
– Черт побери, неужели никто в этой комнате не понимает, что эта молодая женщина будет также обречена на жизнь с моим братом? – Лицо Райдера страдальчески исказилось. – Мысль о всякой невинности, попадающей в его власть, ужасает меня так же, как ужасает и матушку. Я не могу безучастно позволять моему брату и дальше развращать невинную англичанку.
– Она не будет в его власти, и она не будет его, чтобы он развратил ее, – сказала герцогиня. – Ваш брат даст мисс Марш только защиту своего имени. Будучи нашей невесткой, она сможет пользоваться богатством и его плодами и жить без скандала, будет ребенок или нет. Джек же немедленно покинет Англию. Он никогда больше ее не увидит.
– Я намереваюсь вернуться в Азию, – сказал Джек. – И не намерен умирать здесь.
Слезы замутили изумрудные глаза.
– Значит, это наше общее наказание.
– Значит, вы ходите с козырей. – Лицо у Джека стало как каменное. – Признаюсь, я ожидал большей тонкости и проницательности.
Герцогиня плачет! Он заставил свою мать плакать! Энн встала, ухватившись за край книжного шкафа. Мгновение комната кружилась, а потом гнев унес прочь это головокружение, и все стало четким и ясным.
– Нет! – крикнула она. – Нет! Я не согласна! Прекратите! Вы можете погубить меня, и вы можете погубить мою семью, но вы не можете заставить меня выйти за кого-либо замуж против моей воли.
Джек сразу же направился к двери, словно для того, чтобы дать ей как можно больше места, но остальные повернулись и потрясенно уставились на нее.
– Как вы смеете обсуждать мое будущее, словно я – часть обстановки? – с яростью продолжала Энн. – Ни один из вас ничего не знает об истинной природе любви. Что бы я ни сделала, что бы вы ни собирались сделать, мой отец никогда не бросит и не прогонит меня – и Артур тоже!
Джек положил руку на засов.
– Энн! Не нужно! Мне следовало настоять, чтобы вы ушли раньше. Прошу вас, пойдемте!
Ее сердце переполняла горечь.
– Оставьте меня в покое! Возвращайтесь в Азию ко всем этим экзотическим женщинам либо оставайтесь в Англии и женитесь на леди, которая не смутит вашу семью неподходящими связями! Мне все равно!
– Вы не можете смутить никого из Сент-Джорджей, – сказал Джек. – Мы не знаем, что такое стыд.
Он распахнул дверь, потом вернулся и стал рядом с герцогиней. Он наклонился и что-то прошептал матери на ухо. Ее зеленые глаза потемнели.
– Мы совершили ошибку, – сказала Энн, дыхание у нее прерывалось, – но она настолько же моя, насколько ваша. Возможно, человек с таким скромным происхождением не может до конца понять всех тонкостей знати, но мы понимаем честность. Я не просто жертва и сама создам свое будущее, одна, если потребуется.
– Вы предпочтете бедность и позор замужеству с моим братом? – спросил Райдерборн. – Так я и думал!
– Благодарю вас за вашу заботу, милорд. Но в бедности нет позора, как нет его и в ошибках честного сердца. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы вы и ваша семья признали, что я – независимый человек с собственным разумом и душой.
Энн кинулась к открытой двери и вылетела из комнаты.
Она бежала, ничего не видя, пока не добралась до лестницы. Она помчалась наверх, подобрав юбки обеими руками, шагая через две ступеньки. Драконы извивались и ревели на столбах винтовой лестницы. Еще одна лестница вела наверх. Лакеи и случайные служанки видели, как она бежала, лишь один молодой человек в белом парике отошел от других и последовал за ней.
– Что вы делаете? – спросила она, поворачиваясь.
– Прошу прощения, мисс, – сказал он, слегка покраснев. – Приказание герцога, ради вашей безопасности.
– А, – сказала Энн, – верно. Я ведь узница, да? Во всяком случае, идите впереди, потому что я совершенно запуталась.
Джек закрыл за ней дверь и прислонился головой к филенке.
– Ну, – сказала его мать, – у утенка растут крылья. Я подозревала, что она на это способна!
– Растут крылья? – спросил Джек. – Хотелось бы мне, чтобы мои были такими же яркими, потому что крылья мисс Марш заставили бы устыдиться зимородка.
Герцогиня подняла глаза.
– Интересно, что вы знаете о стыде, Джонатан?
– Ничего, что я впитал бы с вашим молоком, ваша светлость. В то время как я сосредоточился на том, чтобы играть в вашу славную игру в разногласия, Энн оказалась невольной жертвой, в конце концов. Я прощу вам все колючки, которые вы хотите всадить в мое тело, но я не прощу вам того, что вы подвергли ее этому, и я не могу простить себя за то, что не предотвратил это. Герцогиня встала.
– Эта рана для нее несерьезна, и это было необходимо.
– Запугивать ее? Поселить страх и смятение в ее сердце?
– Было необходимо, чтобы она поняла, насколько невозможно для нее совместное будущее с вами, прежде чем она влюбится в вас еще сильнее.
На мгновение сердце у Джека замерло, словно он неожиданно и тяжело упал с взбрыкнувшей лошади.
– А, – сказал он, – значит, колючку вогнали поглубже, и я должен закружиться, забарахтаться и, задыхаясь, просить о милосердии, о помощи?
– Ничто из того, что я могу сделать, не причинит ей такого вреда, какой уже причинили вы. Хотя это, вероятно, все же можно исправить. Если она позволит себе принять этого мистера Трента, он будет пользоваться покровительством герцога и герцогини. Они будут богаты. Ее сердце уцелеет, но не мое. Знать, что вы вели себя так бесчестно, что вы отвергли меня и все, чему я вас учила… Будь я проклята, если я позволю вам покинуть меня снова, не покарав!
– О, я готов платить, ваша светлость! Однако только моя мать в состоянии ввести такой налог, который может до самого дна вычерпать мою платежеспособность.
Джек поклонился, распахнул дверь и побежал за Энн.
Она стояла на зубчатой стене, где часть защитной стены соединялась с массивом башни Фортуны, и смотрела на далекий берег. Позади нее смущенно мялся лакей, без сомнения, стараясь соблюсти хрупкое равновесие между охранением и покушением на уединение гостьи.
Энн всячески старалась на замечать его. Облака плыли, бросая на зеленые окрестности то свет, то тень. Где-то там находится Хоторн-Аксбери: ее отец и мать, братья и сестры. Люди, которые любят ее. Люди, которые простят ее и спасут ее от этого, захочет ли Артур жениться на ней или нет.
Она не могла думать об Артуре. Если она пыталась вообразить его лицо или что-то из их разговоров, каждый приятный момент терялся в тумане самообвинений и вины. Никогда в жизни никому она не причинила такого зла. Артур ни в чем не виноват. Он любит ее.
Она погубила все.
Шаги послышались на каменных ступенях, легкая поступь приближалась.
– Славный Грейем, – сказал голос Джека, – вы можете вернуться к вашим обязанностям.
Энн вцепилась в каменный зубец обеими руками. Тяжелые ботинки лакея застучали вниз по лестнице.
– Вы будете со мной разговаривать? – спросил Джек. Легкий ветерок шевелил прядки волос вокруг его лица и цеплялся за ее муслиновую юбку. Даже одежда на ней чужая. Самозванка, в доме герцога, и она… она даже не знала таких слов. Она согрешила с сыном герцога.
Энн провела рукой по глазам и по-прежнему стояла к нему спиной. Но сознавала его присутствие.
– Я поступил неправильно, не предотвратив этого, – сказал Джек. – Я представляю себе, что вы должны чувствовать.
– Сильно сомневаюсь в этом, – отозвалась она.
– Вы преисполнены негодования – на себя, на меня. Вы думаете, что было бы лучше, если бы вы никогда не видели меня, если бы древо познания не уронило свой горчайший плод вам в руки. Еще есть горе и вина, а к тому же маленький темный страх – а вдруг вам не хватит храбрости и в конце концов моя семья одолеет вас.
Энн обернулась. Он стоит и смотрит на нее, дверь за его спиной закрыта, зубчатая стена отбрасывает тени к его ногам. Солнечный свет проходит резко по его лицу, кожа у него темно-смуглая, загорелая, его глаза – лесные тени и грех.
– Откуда вы знаете?
– Наверное, я тоже испытываю многие из этих неприятных чувств. Никто из нас не может переделать то, что случилось. – Он подошел к ней, ветер трепал его волосы. – Мне нужно знать, что вы намерены делать.
– Моя жизнь была счастливой, пока я не встретила вас. Ничто теперь не может исправить ее, если только Артур не увезет меня.
Губы его слегка сжались, он отвел глаза.
– Значит, спорить больше нет нужды? Если мистер Трент не придет вам на помощь, вы можете получить мое имя и состояние, не получая меня.
– Правда ли то, что сказала герцогиня, что вы посвятили себя… экзотическим чувственным наслаждениям?
– Да, до некоторой степени. Но не бойтесь, как только все будет улажено, я удалюсь из вашей жизни так быстро, как только смогу.
– Так о чем же все это было сейчас в башне Фортуны? Я не понимаю. Что это за семья? Вы что, все ненавидите друг друга?
– Возможно, мы, Сент-Джорджи, ценим ум больше доброты. Это не значит, что мы не любим друг друга. Это значит, что мы хорошо умеем причинять друг другу боль.
– Даже ваша матушка хочет сделать вам больно?
– Я обманул ее ожидания. Она не может этого вынести. Энн оглянулась на него, припав к грубой каменной стене.
– Я тоже обманула ожидания отца и матери. Папа будет сокрушен, но он не захочет меня наказать. Как и Артур. Любовь и доброта – две стороны одной монеты, не так ли? Как можно их разделить?
– Если бы человеческие страсти, обычно действующие во имя любви, не включали в себя гораздо большего, чем доброта, мисс Марш, мы бы с вами не оказались в нашем теперешнем затруднительном положении.
Она замолчала, вглядываясь в его глаза. Страсть пылала на его скулах, расплавляя ее решимость. Ее сердце билось тяжело, разрываемое смятением до самой сердцевины. Краткий безумный миг она надеялась, что он прижмет ее каменному парапету и поцелует, даже возьмет силой. Ей хотелось, чтобы он был побежден желанием, хотелось, чтобы он снова погрузился вместе с ней в то блаженное безумие. Нелепая, унизительная слабость. Она ее презирала.
– Я не хочу больше иметь с вами ничего общего, – сказала она. – И мне кажется, что вы видеть меня не можете.
– Кто это предположил? Герцогиня? Моя мать умна. Она не непогрешима. Хотя вряд ли имеет значение, конечно, каковы мои чувства.
– Каковы бы они ни были, – бросила она, – они достаточно поверхностны.
Джек отвел глаза.
– Не так-то просто для семьи герцога любить просто, не задумываясь. Наш ранг создает трудности, мы никак не можем избежать их.
– Даже друг с другом?
– Особенно друг с другом. – Он снова посмотрел на нее со своей резкой, иронической прозорливостью. – Давайте попробуем: немного сухой беспристрастности, и вы, может быть, поймете. – И, не дожидаясь, не глядя, идет ли она за ним, Джек двинулся по стене к полукруглой двери. Он распахнул дверь – там оказалась витая лестница. – Эта лестница приведет нас на крышу башни Фортуны.
– Для чего?
– Либо ваш праведный гнев, ваше природное любопытство, либо ваше чувство юмора поддержат вас, если только вы не боитесь высоты?
«Я не боюсь – до тех пор, пока я с вами!» Из какого-то глубокого, таинственного места Энн явилось некое язвительное веселье, хотя ярость все еще окрашивала ее чувства, как уксус, вылитый в вино.
– Нет, – сказала она, – я так не думаю. Однажды я поднялась на верх церковной башни в Хоторн-Аксбери.
– Тогда ничего, Уилдсхей ничуть не ближе к небу, чем официальная церковь.
Она прикусила губу, не зная, пытается она подавить смех или слезы, и пошла за ним.
Они вышли на самую высокую из башен. Нагромождение крыш расплескалось во все стороны, словно ребенок ударил топором по торту. Только каминные трубы и флагшток с развевающимся на нем штандартом пронзали огромную чашу неба. Открытая местность простиралась под ними.
– Вся земля, которую вы можете видеть, принадлежит Уилдсхею, – сказал Джек. – Вся эта ответственность: фермы, деревни, лавки, рынки – жизни сотен, если не тысяч людей. Вот что означает власть. Это и свод законов; это и проявление величия; это и нравственное руководство. Моим предкам это показалось бы странной мыслью, но определенный декорум – вот чего современный мир требует от герцогов. Райдер должен был быть воспитан так, чтобы он мог в один прекрасный день взять бразды правления всем этим в свои руки. Он должен мотивироваться сочувствием и справедливостью, но без сантиментов и страсти. Мой отец получил такое же воспитание.
– Без страсти? А что же еще было проявлено только что в башне Фортуны?
– Игра.
– Сердцами, как игровыми фигурами?
– Возможно. Моя семья сердится не только потому, что я их разочаровал, но потому, что они считают, что я оказался вне пределов их досягаемости. Возможно, мне слишком многое позволяли. Тогда как Райдер всегда знал, чем он должен стать, меня воспитывали только ради того, чтобы я был под рукой на случай, если понадоблюсь, чтобы занять его место. Иначе я просто бесполезен. В результате я пользовался значительной свободой.
– Что превратило вас во врага родного брата?
– Врага? – Джек отошел, и волосы его бешено взметнулись. – Райдер расстроен только потому, что он очень любит, и эта любовь заставляет его бояться меня. Когда мы были мальчиками, мы носились вместе, как варвары.
– Вы пытаетесь убедить меня, что когда-то вы были «как все люди»?
– Нет, конечно, я никогда не был как все, даже в детстве. Может быть, поэтому мне так нравится ваше общество. – Он отворил маленькую дверцу. – Боже, удивительно, что это все еще здесь!
Мускулы на его спине напряглись, когда он вытащил большое деревянное корыто из какого-то помещения вроде кладовки. Энн смотрела на него. Сердце у нее билось, как барабан. «Мне так нравится ваше общество»?
– Как я могу доверять всему тому, что вы говорите? – упрямо спросила она.
Если у вас хватит духа, я это докажу! – Джек подтащил корыто к основанию трубы и ударил по нему кулаком. Крыши уходили в разные стороны в головокружительном беспорядке. – Мы с Райдером проделывали это тысячу раз – летали на нашем деревянном драконе по шиферу до крыши большого зала. – Он уравновесил корыто, сел на него, потом развел руки, обняв пространство перед собой. – Прошу садиться! Если только вы не боитесь…
– Я не боюсь ничего, что вы можете сделать.
– Тогда доверьтесь мне!
С каким-то слепым вызовом она подошла к нему и села на корыто. Он удобно удерживал ее перед собой сильными бедрами с обеих сторон.
– А теперь, сударыня, держитесь! Полет дракона!
Корыто полетело по плоской крыше с грохотом тысячи галопирующих лошадей. У края с желобом их деревянная колесница подпрыгнула, поднявшись в воздух, словно у нее выросли кожаные крылья. Энн вскрикнула и обеими руками вцепилась в Джека. Завывая, как баньши, он привлек ее к себе, а сам откинулся назад, чтобы уравновесить их полет.
Они опустились с грохотом на вторую шиферную плоскость. Ее спина прижалась к его животу и груди. Его сильные бедра обхватили ее ноги. Мышцы его рук туго пружинили под ее руками, а его мужское радостное возбуждение звучало у нее в ушах. Ее кровь отозвалась, ее тело растаяло. Легкомыслие и беспечность вновь пели в ней. У нее захватило дух.
Корыто соскочило со второй крыши, продержав их еще одну долю секунды в свободном полете, а потом опустилось на каменную террасу, окруженную стеной с зубцами, и остановилось.
Платье задралось от ветра до колен, показав чулки и ботинки, мелькнули завязанные подвязки. Вспыхнув, Энн потянула юбки вниз и, шатаясь, встала.
– Боже мой! – Она снова села, потому что колени у нее подгибались. Ее тело превратилось в ручейки горячей меди. – Кажется, я доверила вам мою жизнь!
Мгновение Джек стоял, как прикованный к месту – что-то открытое и уязвимое было в его глазах, – потом наклонился и предложил ей руку. Энн ухватилась за его пальцы и встала. Вся ее ярость исчезла в ярком сиянии его веселья. Одно мгновение они стояли лицом друг к другу. Смех оставил глубокие морщины по обеим сторонам его рта. Она поняла с головокружительной уверенностью, что ему хочется ее поцеловать.
Если бы она заколебалась, если бы выказала хотя бы легчайшую склонность к согласию, он вновь прижался бы губами к ее губам, и она бы окончательно растаяла. Картины замелькали, как фейерверк, – этот мужчина обнаженный, его тело соединено с ее телом, это блаженство, которому суждено превратиться в горькие сожаления. Женитьба на ней означала бы для лорда Джонатана Сент-Джорджа наказание. Он все равно оставил бы ее.
Тем не менее Энн знала, что она все еще хочет этого. Хочет его. Как смешно так сердиться на человека просто потому, что он дал ей именно то, о чем она просила! Она высвободилась и отошла к краю террасы. Далеко внизу зиял двор замка. В центре его на дереве пенились цветы.
Щебечущий крик раздался над ее головой. Ветерок обрел силу, погоняя тучи и неровный полет ласточек по небу. Джек повернулся и проследил за ними взглядом, словно стремления его души были заключены в этом непрестанном полете. Письмена ее будущего не были частью его плана. Почему это причиняет такую боль, когда она уже решила, что жизнь ее потечет куда лучше, если его не будет рядом?
– Почему вы не хотите остаться здесь? – спросила она. – Вы родились во всем этом богатстве, власти и свободе. У вас, должно быть, было все, чего хотело ваше сердце.
– Не совсем. – Птицы взвились вверх со стремительной грацией.
– А чего же вы хотите на самом деле? Улететь, как ласточки? Куда они улетают каждую зиму?
– В Африку, Азию – кто знает? Все это белые пятна на карте.
Джек присел на корточки и прислонился к каменной стене.
– Хотите действительно узнать, чего мне хотелось всю жизнь?
– Путешествий? Наслаждений?
– Мне бы хотелось иметь вашу уверенность, мисс Марш. Энн искренне удивилась:
– Но я ни в чем не уверена.
– Вы уверены в вашем отце и матери. Вы даже считаете, что знаете, кто вы. Вы уверены в вашем нравственном кодексе, даже если уклонились от него. К несчастью, как я сказал недавно, для герцогов это сложнее.
Она положила руки на каменные перила, шероховатые и сырые под ее руками.
– Любить ребенка? Дать маленькому ребенку безопасность и уверенность?
– Конечно, этого хочет всякий ребенок – отца и мать, которые любили бы его или ее безоговорочно, не рассуждая и не обвиняя.
– У меня это было, – сказала Энн. – И сейчас есть. Разве вас никогда так не любили? Даже когда вы были маленьким?
– Может быть, взамен этого мне была дана жажда свободы.
– Но ваша мать не думала, что вы воспользуетесь ею?
Горсточка ласточек опустилась вниз и уселась в ряд на соседней крыше. Их вилкообразные хвосты отсвечивали на солнце сине-черным.
– Моя мать считает, что я злоупотребил ее доверием. Так оно и есть.
Ее лицо вспыхнуло.
– Овладев мной?
– Да, но она больше озабочена тем, что я принял убеждения, которые сделали это возможным. Вот чего она не может простить.
– Убеждения? – спросила она. – Убеждения относительно… любви?
Джек встал и подошел к ней так близко, что можно было его коснуться, и его двигающаяся тень спугнула птиц. Кровь побежала по ее жилам быстрее, словно прилив.
– Вот именно, – сказал он, – шокирующие иноземные убеждения. И если верить герцогине, такие, какие непременно разобьют сердце любой невинной английской леди. Герцогиня верно поняла, что по сути своей я – чужак. Вы любите меня, мисс Марш?
Энн покачала головой и отвернулась, оглушенная грохотом в ушах.
Он не хочет ее, он возвращается в Азию. Он хочет, чтобы она вышла замуж за Артура. Но глубже всего этого горя – неистовство, бешеный гнев на саму себя, что она оказалась такой глупой, что не сумела совладать со своим сердцем.
Конечно, она влюблена в него – такого блестящего и талантливого. Влюблена, как глупая юная девушка, и испытывает настоящую боль и головокружение и восторг от этих чувств. Но это не может быть настоящей любовью, той любовью, на которой можно строить брак и семейную жизнь, той любовью, которая была у ее родителей. Как будто она страдает от сновидения. Страдание настоящее, а сновидение – нет, и мисс Энн Марш, конечно же, разумна настолько, чтобы понимать разницу?
– Как могу я любить вас, – спросила она, – больше, чем вы – меня? Я люблю Артура.
– Да, – сказал он, – но если он вам откажет, мы с вами обвенчаемся.
– Это имело бы последствия для вас, даже если мы не станем жить вместе. Почему вы должны приносить в жертву все ваше будущее из-за одной ошибки? Только потому, что вы сделали однажды неправильный выбор, вам никогда больше не будет позволено выбирать свободно?
Солнце и тени менялись на его непокорных волосах. Ласточки взлетели и кружили над крышами Уилдсхея. Со своей гибкой, сильной грацией – настороженной грацией тигра, следящего за своей жертвой, – он снова отвернулся, глядя на них.
– Мы оба находимся в таком положении, не так ли? Я сожалею. Это было очень далеко от моих намерений.
– И моих, – сказала она.
К ее удивлению, он повернулся к ней и поднял ее пальцы. Его губы прижались к оборотной стороне ее костяшек, сначала одной руки, потом другой. Хотя дрожь желания прошла по ее телу, она покачала головой и отодвинулась.
– Я вам не нужен, не так ли? – спросил он.
– Нет, – солгала она. – Мне нужно, чтобы мне вернули мою жизнь, как если бы мы никогда не встречались.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь греха - Росс Джулия



Совершенно несправедливо обделенный вниманием стоящий роман на этом сайте. Я бы причислила его к интеллектуальным любовным романам. Неординарная сюжетная линия, великолепный главный герой,тонкий юмор, а сколько чувственности...Я была в восторге! Язык повествования очень яркий и живой. Этого автора однозначно посоветую почитать любителям стиля Э.Стюарт, Л.Кинсейл,Т.Медейрос. А вот поклонницам Линдсей, Гарвуд и Клейпайс роман может показаться сложным и перегруженным... Лично меня от незатейливых любовных романов со всеми их банальностями уже тошнит. Поэтому я дальше погружаюсь в творчество Дж.Росс. Браво автору!
Ночь греха - Росс ДжулияJane
4.02.2016, 10.16





Интересные образы главных героев, интересно было наблюдать за развитием их отношений, а описание семьи герцога мне было скучно читать, хотелось бросить все, но конец порадовал.
Ночь греха - Росс Джулияsasha
5.02.2016, 7.23





5/10. Мне роман не понравился. Скучно...
Ночь греха - Росс ДжулияНюша
5.02.2016, 17.42





Я тоже осталась равнодушно к роману.
Ночь греха - Росс ДжулияДана
3.11.2016, 6.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100